Краткое содержание абрамов трава-мурава точный пересказ сюжета за 5 минут

Рассказы Ф. Абрамова утверждают добро, справедливость, сердечность

Краткое содержание Абрамов Трава-мурава точный пересказ сюжета за 5 минутСочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Рассказы Ф. Абрамова утверждают добро, справедливость, сердечность!!! =>>>

Многие рассказы афористичны, поучительны.

Рассказчик ведет свою речь и одновременно как бы формирует жанр: новеллу, с ее неожиданными поворотами и развязками; сказ, веселый анекдот («Какой был нюх у Чепка»), юмореску («Не та фамилия»), бывальщину, лирическую миниатюру, повесть («Машунина жизнь») или даже маленький роман («Татьяна Васильевна», «Обедами взял»), если иметь в виду авторское толкование, и т. д. Каждый повествователь — участник событий или его герой, свидетель, художник слова. А автор? Он слушатель и мастер, владеющий искусством композиции, отбора слов, рожденных в момент рассказа и «отполированных» временем. Такое искусство исключает натуралистическую иллюстративность или стилизации «под народность». Мы не находим и архаических речений или современной скороговорки, различных упрощений, жаронизмов. Время как будто отшлифовало слово и отобрало самое ценное, самое живучее. Словно орудия труда, которым руки человека за много лет придали «красоту точеного дерева», и «золотистое сияние» (как сказано и «Деревянных конях», «крестьянские мозоли обкатывали и полировали их»).

А как объяснить превращение доброго, отзывчивого Пашки, который в голодные дни войны делился с матерью и сестрами куском хлеба (устоял перед страшным соблазном — все съесть самому!), в пьяницу, бездельника. Мать помнит всю жизнь: «… через эту-то Пашкину доброту, может, они все и спаслись в войну. Так как же ей гнать его из дома?» («Хлебная корка»). Потому и прощает она непутевого Пашку.

В рассказах, объединенных названием «Трава-мурава», содержание еще более лаконично, предельно уплотнено вокруг главных вопросов: жизнь и смерть, отцы и дети, добро и зло, истины и заблуждения, смысл жизни и предназначение человека.

Основные лейтмотивы выделены автором в названиях циклов рассказов: «Памятник», «Во крестьянстве выросла», «Сколько на Пинеге сказок», — но их содержание шире, глубже и выходит за предлагаемые рамки.

Лаконизм, тяготение к нравственно-философской проблематике, поучительность выводов, основанных на жизненном и трудовом опыте, — все это приближает рассказы «Травы-муравы» к притче.

Николай К., прозванный Котей, в войну остался без отца и матери, бедствовал и голодал, отринутый людьми и родным дядей, жившим по тем временам в достатке.

Николай не сбился с пути, отслужив в армии, вернулся в родные  места, построил  дом, обзавелся семьей и взял к себе престарелого дядю для того, чтобы непрестанно напоминать старику о своем голодном и бесприютном детстве, каждый раз поучая дядю («… а меня ворона своим крылом больше грела, чем дядя.

Понимаешь ты это своей старой-то башкой?..»). «Ровно два месяца так изо дня в день воспитывал Котя дядю, а на третий месяц дядя повесился» («Котина доброта»). Дядя, конечно виноват, поселив в душе ребенка мстительное чувство и озлобление. Но и Котя вырос человеком таким же бессердечным, каким был его дядя в молодости.

А какова истинная доброта? Способен Котя прощать, забывать, помочь упавшему или беспомощному в старости человеку? Что ожидает Котю в старости? Не отзовутся ли таким же равнодушием и ожесточением сердца его собственных детей? Подобное превращение Коти в безжалостного и жестокого человека объяснимо, возможно, тем трудным, мучительным положением ребенка — безотцовщиной, чашу которой сполна испил Котя в голодном и холодном детстве. Тогда, кажется, заледенела и заглохла его душа, так и не пробудившись к добру…

В «Траве-мураве» писатель собрал выговоренное и проверенное слушателями множество раз, что подчеркнуто эпиграфами, предпосланными рассказам: «… Где жизнь, где зелено, там и трава-мурава. Коя кустышком, коя цветочком, а коя и один стебелек, да и тот наполовину ощипан — это уж как бог даст. (Из разговора)».

Вечно зелено дерево жизни, так же вечно истинное слово народное. В содержании цикла «Трава-мурава» собрано все значительное; в нем отложились историческое время, его особые условия быта, труда, семейные отношения, ожили подлинные факты и предания, одушевленные мыслью и чувством говорящего.

Это своего рода энциклопедия народной жизни, мнений, чувств и мудрости народа. И мы постигаем глубокий смысл речения: любовь к труду, преданность земле, чувство ответственности. «Тело просит земли, а душа любви», — говорит старая, грузная тетя Катя, «только глаза молодые, полные жизни» («Тетя Катя»).

«Какие дубы пали, а я, как ивка при дороге, от каждого ветра гнусь да качаюсь, а все живу»,- говорит Татьяна о своих братьях и о себе («Братья»).

В слове и жесте, в талантливых импровизациях, в неожиданных афоризмах мы узнаем народную жизнь с ее весельем, шуткой, мудростью и печалями.

Мы узнаем необычайно много о человеке, неисповедимых путях его, о трудной судьбе, о заблуждениях и подвижничестве, потому что рассказчики — обыкновенные старики и старухи, дети и внуки их умеют сказать о себе и о других, о времени, о событиях словами выразительными, точными и емкими.

Слово рисует и лепит характер, ведет нас в далекое прошлое, оставаясь современным. Каждый рассказ несет в себе нечто неповторимое, как будто частицы души человека сохраняет в себе. В войну П. стал поэтом, когда после ранения потерял на два года зрение. «Глаза ослепли, а мозг стал глазастей.

Впервые стал думать, что к чему. И еще: всю жизнь свою увидел заново. Глаза не видят, а у меня такое зрение открылось, что каждая травинка на дворе меж булыжников ожила…» («Как П. стал поэтом»).

В цикле рассказов  «Трава-мурава» Ф.  Абрамов  решает исторические, нравственные и художественные проблемы, всегда занимавшие его: каков духовный склад современного человека, чем люди живы, из чего слагается жизнь народа, как она воплотилась в слове.

Сочинение опубликовано: 13.07.2012 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Рассказы Ф. Абрамова утверждают добро, справедливость, сердечность

Источник: http://www.getsoch.net/rasskazy-f-abramova-utverzhdayut-dobro-spravedlivost-serdechnost/

Урок по литературе по рассказам Ф.А. Абрамова “Трава-мурава”

Автор разработки: Иванова Татьяна Фёдоровна

учитель литературы МБОУ «Общеобразовательная Хетовская средняя школа»

филиал Моржегорская основная школа Виноградовского района Архангельской области

Урок по рассказам Ф.А.Абрамова

«Трава- мурава» 7 класс.

Тема урока: О вечных ценностях, ради которых и стоит жить на свете.

Знакомство со сборником рассказов Ф.А.Абрамова

«Трава-мурава»

Цели: 1.Познакомить учащихся с циклом коротких рассказов Ф.А.Абрамова,

его жанровым разнообразием.

2.Развивать умения работать в группе, давать аргументированный ответ

3. Воспитание чувства уважения к людям труда, любви к нашему

северному краю

Оборудование: -книги для выставки «Произведения писателя-земляка Ф.А.Абрамова»;

– Мультимедийный проектор

Ход урока:

1. Рассказ о писателе (презентация)

Вопрос, на который мне хотелось бы получить ваши ответы, ребята, в конце урока:

Почему основные произведения Ф.Абрамова посвящены родному Пинежью, землякам?

Вступительное слово:

Почти 30 лет работал Ф.А Абрамов над сборником «Трава-мурава».

Этот труд – результат пристального наблюдения за жизнью земляков, их речью, восторг и удивление перед их мудростью, лукавством, безграничным терпением и добротой. Федор Абрамов не отделяет себя от своих земляков.

Они единое целое. Все, чем живет родная земля, бесконечно дорого писателю. Книга Абрамова «Трава-мурава» писалась сердцем. В нее автор вложил свою душу, боль и гордость за земляков.

Здесь правда все – от первого до последнего слова.

Сборник состоит из восьми частей. Короткие произведения, входящие в него, разнообразны по жанрам: это и небольшие рассказы, и зарисовки, и сценки из деревенской жизни, и притчи. Целая часть представлена пословицами, афоризмами, которые придают всему циклу завершенность. Сотни человеческих судеб показал писатель в этом сборнике.

«Трава-мурава» составляет как бы малую энциклопедию народной жизни во всем ее разнообразии. Здесь все перемешано: радостное и горькое, смешное и трагичное, небывалое и привычное, яркое и неброское. О себе с помощью меткого народного слова, юмора, скоморошин рассказывает сам народ. Здесь целое созвездие чистых праведных душ. «Трава-мурава», по признанию самого Ф.

Абрамова, его любимый сборник. ( Знакомство со сборником, его разделами).

3. Работа над рассказами:

« О хлебе» ( читает учитель).

Вопросы для обсуждения: Как Ф.Абрамов доказывает ценность хлеба? Кто считается покровителем хлебушка? Какие пословицы о хлебе придумал народ? Чем автору не нравится современный хлеб кирпичиками? Какой завет дает Ф.А.Абрамов читателям?

Работа над пословицами о хлебе.

«Хлеб всему голова». Почему народ отводит такое важное место хлебу?

Почему так сложилось, что именно хлеб был главным продуктом на крестьянском столе? Найдите пословицы, доказывающие это.

На уроке возможна работа в группах:

Задания: – Подготовьте выразительное чтение рассказа.

На какие особенности северного говора следует обратить внимание при чтении рассказов? (оканье, твердые окончания глаголов, диалектные слова )

– Ответьте на вопросы по содержанию произведения.

– Определите жанр рассказа.

– Работа над слогом писателя, составление «Словаря героев рассказов».

Федор Александрович восторгался народной речью северян. Он не уставал вслушиваться в ее многообразие: «Чудо! Господи, приближусь ли я когда-нибудь к тому языку, которым говорят мои земляки? Какая свежесть, какая простота, безыскусственность, сердечность!»

Рассказы, предлагаемые для чтения и обсуждения.

«Памятник»

Какая память остается о человеке? ( Память о человеке зависит от тех дел, которые остались после него на земле).

Почему Пахомовне не нужен пышный памятник? ( Простая женщина не видит смысла в пышных памятниках, ей гораздо дороже плуг, который был ее главным орудием труда). Медали, ордена- знакомые награды.

А как можно было заработать именной плуг? ( Двадцать пять лет проходила за плугом Пахомовна. И люди, оценив по достоинству ее труд, отдали плуг, как награду).

«А на Севере теплее»

Чем южанина привлек Север? ( Удивительные люди, готовые отдать последнюю рубашку. Они не сравнимы с земляками агронома).

Почему суровый край оказался милее, дороже теплого, благодатного климата Украины? ( Трудная работа, тяжелые условия жизни, суровый климат -с одной стороны- и люди, по-настоящему щедрые душой, с другой, делают этот край привлекательным для южан). В чем особенность характера северян? ( Сдержанность, немногословность и душевная доброта).

«Анна Степановна и Анюша»

Уважение людей нельзя купить, а можно только заслужить. Благодаря чему девочку с детских лет называют по имени- отчеству? ( Девочка-подросток заслужила уважение земляков самостоятельностью суждений, умом, смекалкой. Возраст не имеет значения, если человек с малых лет проявляет самостоятельность и взрослость)

А как вы можете заслужить уважение окружающих? Объясните выражение : так сумела поставить себя, у ровни всегда была заводилой, взрослых купила своим умом.

«Вкус победы»

Что было важным для маленьких девчонок в то время? Почему хлеб и Победа для девочек стали синонимами? ( Голодные дети понимают Победу, как сытую жизнь. Для них хлеб олицетворяет Победу). Почему Санко называет хлеб Победой? Что он при этом имеет в виду?

«Почему ряб маленький»

Каким был рябчик в старину? Как вы понимаете значение слова ересьливый?

Кто и каким образом решил наказать ряба за его тиранство? Что приводит Ф.Абрамов в доказательстве справедливости этой притчи?

«Афанасий, соври-ко»

1. Как между собой зовут жители деревни Афанасия? Почему? Почему в очередной раз старухи поверили ему? Какие чувства вызывает эта сценка из деревенской жизни у автора?( Ф.Абрамов по-доброму смеется над находчивостью Афанасия и доверчивостью старух)

«Мартынов туес»

Как Мартын изготовлял туес? Чем украсил мастер свое изделие? Для чего люди украшают предметы быта? ( Чтобы и в повседневной жизни окружить себя красотой.)

«Расчищенный заулок»

По чему судили хороший или плохой хозяин живет в доме? Какие слова Ивана Гавриловича стоит взять каждому из нас на заметку?

4Слова в словарь героев:

Говаривала, кажной, животины, духмяный, скус, смала, ровня, девочешечки, чесанули, малоросия, «в брюхо бы запихать»,исть, ране, ересьливый,откудова и др.

5. Подведение итогов

-О каких качествах земляков-северян говорит писатель в своих рассказах?

( Любовь к земле, крестьянскому труду, скромность, простота в отношениях, терпение, находчивость, хозяйская жилка, умение видеть и творить своими руками красоту).

-Какие на ваш взгляд чувства испытывает Ф.Абрамов к героям своих рассказов?

( Уважение, переживает за судьбу деревни и ее жителей, гордость, по-доброму смеется над курьезными случаями)

– Кто герои рассказов? К чему призывает нас Федор Абрамов?

«Трава- мурава» составляет малую энциклопедию народной жизни в ее многообразии. Здесь все перемешано – радостное и горькое, смешное и трагическое. О себе рассказывает сам народ.

Читайте также:  Краткое содержание гранин иду на грозу точный пересказ сюжета за 5 минут

– Как вы думаете, почему так называется этот сборник?

ДОМА: Расспросить своих родных о жизни старшего поколения вашей семьи

и написать небольшой рассказ о каком-то случае из их жизни.

Источник: https://www.metod-kopilka.ru/urok_po_literature_po_rasskazam_f.a._abramova_trava-murava-1596.htm

Ф.Абрамов. “Трава-мурава”

Урок литературы в 10 классе по творчеству Ф.А. Абрамова.

Учитель МБОУ «Подюжская СОШ» Быкова А.В.

Тема: «Ф.А. Абрамов «Трава-мурава».

Цель: воспитывать чувство уважения и искреннего интереса к творчеству Ф.А. Абрамова как писателю Севера.

Задачи:

·  Познакомить с циклом рассказов Ф.А. Абрамова «Трава-мурава», провести работу над эмоциональным восприятием рассказов;

·  Проанализировать рассказы с применением техники критического мышления;

·  Работать над выразительностью речи учащихся при чтении художественного произведения;

·  Воспитывать интерес к литературе и культуре Севра, его языку и традициям.

Оборудование:портреты братьев Абрамовых – Фёдора и Василия; фотографии с изображением Верколы и реки Пинеги; песня «Речка Пинега» в исполнении хора д. Кеврола (запись);  распечатанные рассказы из цикла «Трава-мурава».

Ход урока.

Вступительное слово учителя. Пинежье. Деревня Веркола. Веркола В Архангельской области хорошо известна в России благодаря имени известного северного писателя.

А у нас с этой деревней связано два имени: имя известного всей России северного писателя Фёдора Александровича Абрамова и имя его брата – Василия Александровича – директора Подюжской школы в 1960-е годы.

Два брата – две судьбы, но их всю жизнь объединяло одно – любовь к малой родине – Пинежью, уважение к людям, честность, прямота, порядочность.

Сегодня мы обратимся к литературному творчеству Ф. Абрамова. С Верколой связаны его жизнь и литературная судьба. Здесь он похоронен, здесь же создан музей. Который носит его имя.

А мы можем гордиться тем, что известный писатель был четыре раза на подюжской земле – приезжал к брату в гости.

Абрамов был одним из первых, кто открыл новую эру в нашей литературе – написал рассказы, повести, романы о русской северной деревне, её тяжёлой исторической судьбе, о простых деревенских жителях с их нелёгкой судьбой.

Знакомство с циклом «Трава-мурава».

–  На  уроке наше внимание будет сосредоточено на нескольких рассказах из любимого абрамовского цикла «Трава-мурава». Более четверти века ушло на создание этого сборника (1955-1983). Около двухсот крохотных рассказов, а в них русская народная жизнь протяжённостью в 50 лет.

Для знакомства с циклом «Трава-мурава»  я выбрала несколько рассказов, в основе которых есть следующие ключевые слова: ВОЙНА, ДЕРЕВНЯ, НРАВСТВЕННОСТЬ.

Строим ассоциативные ряды.

–  Запишите в тетрадях при помощи кластеров ассоциации, которые вызывают у вас данные слова (Обучающиеся работают в тетрадях 2-3 мин., называют вслух свои ассоциации).

Стадия вызова.

– Перед тем как мы познакомимся с рассказами из цикла «Трава-мурава», поставим  вопросы перед чтением. Какие вопросы поставите для себя вы?

Ученики предлагают  свои вопросы, затем среди множества вопросов выбирают 2-3 точных, связанных с темой урока. Следующий этап: преобразование выбранных вопросов в цели.

(Например, был поставлен вопрос: «Как в рассказах из цикла «Трава-мурава» изображаются война, деревня, нравственность?».

Из вопроса вытекает цель: «Узнать для себя новое о войне,  деревне, нравственности через рассказы Ф.А. Абрамова»).

Стадия осмысления.

Работа с рассказами на тему «Война».

– Прочитайте про себя рассказ «Офимьин хлебец», при этом делая пометы в тексте. На столе лежат карточки-подсказки: «галочка» – я это знал; «плюс» – я этого не знал, меня это удивило, поразило; «минус» – я думал иначе; «вопрос» – непонятное слово (2-3 мин самостоятельной работы).

–  Прочтите рассказ  выразительно вслух. Выскажите своё мнение, прокомментируйте, используя свои пометки

Аналогично работаем с рассказом «Из войны».

Микровывод: дополните свои ассоциации к слову война. Какие новые образы у вас появились в связи с этим словом после знакомства с рассказами Ф. Абрамова?

Ученики высказывают своё мнение.

Работа с рассказами на тему «Деревня».

Аналогичная работа проводится с рассказами «Последняя страда» и «Во крестьянстве выросла». Обучающиеся читают про себя, делают пометы. После этого рассказы читаются выразительно вслух, комментируют, опираясь на пометы в тексте. Затем делают микровывод: дополняют свои ассоциации.

Работа с рассказами на тему «Нравственность».

Аналогичная работа проводится с рассказами «Как дед Семён осрамил своих детей» и «Хлебная корка». Обучающиеся читают про себя, делают пометы. После этого рассказы читаются выразительно вслух, комментируют, опираясь на пометы в тексте. Затем делают микровывод: дополняют свои ассоциации.

Вывод.

– Вернёмся к поставленным целям. Все ли цели мы достигли?

– Как вы думаете,  что ещё объединяет рассказы? Обратили ли вы внимание на родниковое северное слово? (Автор пишет так, как говорили и говорят на Пинежье, тем самым выражая любовь к родному языку, к его многообразию диалектов).

Стадия рефлексии.

– Для того чтобы вы ещё раз осмыслили прочитанные рассказы из цикла Ф.Абрамова «Трава-мурава», предлагаю завершить урок творческими работами (по выбору).

1) Сочинить синквейн на тему: «Цикл рассказов Ф.А. абрамова «Трава-мурава».

2) Написать эссе на тему «Над чем меня заставили задуматься рассказы Ф.А. Абрамова из цикла «Трава-мурава».

Ученики работают самостоятельно в течение 5-6 мин., затем в классе звучат 2-3 работы.

Заключительное слово учителя.

В любимом своём цикле писатель создал целое созвездие чистых, праведных душ. В большинстве своём – это люди рядовые, простые, незаметные. Как травка-муравка. Но вместе с тем эти люди одарены самым высоким талантом – человечностью. Добротой помыслов, любовью к земле, своему делу и, в первую очередь, высокой совестливостью, состраданием, верностью слову. Будем учиться у героев Абрамова.

Источник: http://podugaschool.ru/index.php/deyatelnost/metodicheskaya-kopilka/142-yrok/162-f-abramov-trava-murava

Архивы Абрамов краткое содержание произведений – ГДЗ, сочинения, биографии

Повесть Мамониха Федора Абрамова, созданная им восьмидесятые годы двадцатого столетия, раскрывает перед читателем судьбу одной из тысячи угасающих российских деревень. В деревне Мамонихе родился и вырос главный герой повести – Клавдий Иванович.

После армии он уехал из деревни, как и другие братья и сестра, но сейчас, спустя время, решил наведаться в отцовский дом.

На это решение повлияли и письма тетки Груни, которая в каждом письме жаловалась на то, что Мамониха погибла, дома разносят по частям, скоро и от дома Сытиных ничего не останется… Читать далее

Мишке Пряслину недолго приходилось жить дома. С осени до весны — на лесозаготовках, потом сплав, потом страда, потом снова лес. А как появится в Пекашине — бабы наваливаются: этой поправь крышу, той подними дверь. Нет мужиков в Пекашине.

В этот раз, Как всегда, дома его ждали. Мишка приехал с возом сена, расспросил о ребятах, наорал за упущения, потом достал гостинцы — Егорша Ставров, лучший друг, уступил ему свои промтоварные талоны. Читать далее

Михаил Пряслин приехал из Москвы, гостевал там у сестры Татьяны. Как в коммунизме побывал. Дача двухэтажная, квартира пять комнат, машина… Приехал — и сам стал ждать гостей из города, братьев Петра и Григория.

Показывал им свой новый дом: сервант полированный, диван, тюлевые занавески, ковёр. Мастерская, погреб, баня. Но те на все это внимания обращали мало, и ясно почему: в голове дорогая сестрица Лизавета засела.

Читать далее

Пекашинский мужик Степан Андреянович Ставров срубил дом на склоне горы, в прохладном сумраке огромной лиственницы. Да не дом — хоромину двухэтажную с маленькой боковой избой в придачу.

Шла война. В Пекашине остались старики, дети да бабы. Без догляда на глазах ветшали и разваливались постройки. Но у Ставрова дом — крепкий, добротный, на все времена. Подкосила крепкого старика похоронка на сына. Остался он со старухой и внуком Егоршей.
Читать далее

Пекашинский мужик Степан Андреянович Ставров срубил дом на склоне горы, в прохладном сумраке огромной лиственницы. Да не дом — хоромину двухэтажную с маленькой боковой избой в придачу.

Шла война. В Пекашине остались старики, дети да бабы. Без догляда на глазах ветшали и разваливались постройки. Но у Ставрова дом — крепкий, добротный, на все времена. Подкосила крепкого старика похоронка на сына. Остался он со старухой и внуком Егоршей.
Читать далее

Лето. В последний раз главная героиня Аля Амосова была в родной деревне Летовке в прошлом году, на похоронах матери.

Поэтому хочет как можно больше узнать о новостях от тётки Анисьи и Мани, которых приехала навестить. Они рассказывают ей о главном — строительстве нового клуба и замужестве Алькиной подружки.

Аля пару лет назад переехала в город и работала в столовой официанткой, куда её устроил Аркадий Семенович. Читать далее

Михаил щадил сестру и никогда не говорил ей, но сам знал, из-за чего женился на ней Егорша, — чтобы взвалить на нее, дуреху, своего старика-деда, а самому быть вольным казаком. Но она-то как его любит — стоит заговорить о Егорше, как глаза заблестят, лицо разгорится. А ведь он её предал, ушел в армию сразу после свадьбы. У него-де льгота перестала действовать. Сомнительно это. Читать далее

Источник: http://sochineniya-na5.ru/tag/abramov-kratkoe-soderzhanie-proizvedenij/

Безотцовщина

Очень кратко Пятнадца­тилетний парень-безотцовщина растёт бездельником. За его воспитание берется приехавший из города мужчина, помогает ему осознать себя и заставляет подумать о будущем.

Грибово, высокий грибовидный холм, — единственное место на реке Черемшанке, где нет комаров. Именно здесь построили избу для колхозников, работающих на сенокосе. Утром косцы уходили работать, а на хозяйстве оставался Володька Фролов, парень лет пятнадцати, со своей собакой Пухой. Володька был безотцовщиной, поэтому работать его не заставляли — жалели.

Со своими обязанностями — присмотреть за лошадями, вскипятить чайник, нарубить дров — Володька справлялся мимоходом. Остальное время он проводил у реки, рыбача и подсматривая за купающимися девушками — домохозяйками и активистками, которые приезжали помогать косцам. Особенно нравилось ему смотреть на Нюру-счетоводшу.

В тот день машина с девушками не остановилась у реки, и Володька решил её догнать. Оседлав лошадь, он догнал грузовик.

Сидевшие в нём бабы и девки посмеивались над Володькой, и тот «начинал отчаянно работать плёткой, стараясь добраться до какой-нибудь зубоскалки». Нюра, смеявшаяся громче всех, спряталась за подружками.

Добраться до неё Володька сумел на последнем повороте, перетянул девушку плетью так, что та задохнулась от боли, и получил нагоняй от её товарки.

Вернувшись к избе вечером, Володька обнаружил там не только косцов и бригадира Никиту, но и Кузьму Антипина. Этого приехавшего из города человека, который безропотно брался за самую тяжёлую работу, Володька не особенно уважал и даже немного презирал «за житейскую простоватость, за неумение схитрить». Никиту парень не боялся, но позориться перед Кузьмой ему не хотелось.

Продолжение после рекламы:

Володька подскакал к избе «этаким чёртом, которому всё нипочём», и на него обрушился целый шквал ругани за то, что он не выполнил свои обязанности. Особенно раздражало Володьку, что в пример ему ставят Кольку, который был на год старше его, но уже работал наравне со всеми. Кузьма же ничего не сказал, только велел увести лошадей и привязать самую строптивую кобылку.

Чуть позже, ужиная у костра, работники начали издеваться над Пухой, которая была слишком мала для охотничьей собаки. Язвил, подлаживаясь к бригадиру, и Колька. Издевались над верной Пухой каждый вечер, но привыкнуть Володька не мог и постоянно обижался. Кормил он собачку исправно и всё ждал, что та вырастет, но Пуха не росла, а Никита утверждал, что она уже взрослая.

Проснувшись утром, работники ждали, когда Володька подгонит лошадей, но после завтрака обнаружили, что тот пропал. Больше всех нервничал Кузьма — ему надо было отправляться на Шопотки, куда с механической косилкой никогда не ездили. Колька, отправленный за лошадьми, сообщил, что их тоже нет — видимо, Володька не потрудился их привязать.

Тут послышались выстрелы из ружья, а затем появился и сам Володька. В руке он гордо держал белку, убитую с помощью Пухи. Этой белкой и отхлестал его Кузьма по лицу. Все начали сочувствовать безотцовщине, но Володька одинаково ненавидел и сочувствующих, и обидчика.

Некоторое время Володька пролежал в избе, глотая слёзы и иногда засыпая — сказывалась бессонная ночь. Вышел он, когда Колька пригнал лошадей. На Шопотки с Кузьмой должен был ехать Колька, но, увидев притаившегося в сенях Володьку, он предложил взять его. Володька ожидал, что Кузьма воспримет это предложение как злую шутку, но тот неожиданно согласился и велел недовольному парню собираться.

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

Всю длинную дорогу на Шопотки Володька молча ехал верхом, с ненавистью глядя на широкую спину Кузьмы, ехавшего впереди на косилке, и сочиняя планы страшной мести. Парня возмущала его невозму­тимость — «съездил человеку по морде — и радуйся». А ведь Володька и всю ночь за белкой гонялся, и утром к избе спешил только ради Кузьмы.

С трудом перебравшись через заболоченную Черемшанку, Володька и Кузьма выехали к старой, скособоченной избёнке, наскоро подновили её и устроились на ночлег.

Володьке было тоскливо в этой глуши, и вспоминалась счетоводша в красном купальнике. Пшённой кашей, сваренной на ужин, Кузьма оделил не только Володьку, но и Пуху, хотя на Грибове было принято есть своё.

Читайте также:  Краткое содержание твен приключения тома сойера кратко и по главам точный пересказ сюжета за 5 минут

Володька ожидал, что, «прикормив» его, Кузьма начнёт извиняться, но тот не сказал ни слова.

Трава росла на вдающихся в реку мысах. Управлять косилкой Володька умел, хотя из-за Кольки прорваться к ней удавалось нечасто. Узнав об этом, Кузьма доверил парню нехитрый механизм, а сам тем временем расчищал соседние мысы от мусора.

Постепенно Володька начал брать с Кузьмы пример — тоже мылся в речке после работы. С тайной гордостью он заметил, что у него такие же светлые волосы, как и у высокого, ладного Кузьмы.

Косили попеременно, днём и ночью. Кузьма был строг с Володькой, заставлял прибирать за собой, мыть нехитрую утварь. Володька не обижался, признавая справед­ливость его требований.

Дней через пять, к вечеру, небо на западе посинело — собирался сильный дождь, а уборочная бригада на Шопотки до сих пор не прибыла.

Утром на шее у Кузьмы вскочили чирьи, он не мог повернуть голову, и Володька работал теперь один, жалея, что никто этого не видит.

Днём прибыл Колька. Разговаривая с Кузьмой свысока, он заявил, что работники будут только завтра, и потребовал написать сводку.

На Володьку он и вовсе не обратил внимания, а Кузьма даже не заикнулся о том, что парень работал наравне с ним.

Когда Колька уехал, Кузьма назвал его паскудным парнишкой, но Володьку эти слова не обрадовали. Он заподозрил, что Кузьма решил записать его трудодни на себя.

Оставшееся время Володька работал спустя рукава и даже притворился больным. Он знал, что в селе собираются праздновать ильин день, и на Шопотки никто не приедет. Кузьма работал один, еле ворочая распухшей шеей, а Володька с тоской слушал стрёкот косилки и понимал, что пережитое им в эти дни никогда не повторится.

Вечером началась сильная гроза. Кузьма сел писать сводку, и Володька пожалел, что притворился больным. Он мог бы отвезти сводку председателю и поучаствовать в празднике. Перестав разыгрывать больного, парень принялся седлать лошадь. Кузьма понял, что Володька его обманывал, но не ударил, а назвал дрянью и прогнал прочь. Сводку он зашил в бересту, чтобы Володька не прочитал.

Всю дорогу Володьку преследовал образ Кузьмы с перекошенным от злости и обиды лицом. Не отвлекла его даже верная Пуха, поднявшая огромного глухаря. Володька считал, что жизнь у него не складывается, даже родился он «контрабандой». У других сирот отцы на фронте погибли, а у него отца никогда не было, только отчество — Максимович.

Володька был уверен, что председатель, прочитав сводку, устроит ему головомойку, а девки и Колька на смех поднимут. Парень решил бежать. Заехав на Грибово, он собрал свои вещи, а по дороге в деревню решил вскрыть сводку. К Володькиному изумлению, Кузьма и не думал жульничать — написал в сводке только правду, даже упомянул о его притворстве.

Примчавшись в деревню вечером, Володька отдал сводку председателю, представляя, как на доске показателей, в списке косильщиков появится его фамилия — теперь-то уж Нюра перестанет над ним смеяться. Дома Володьку ждала записка от матери: у неё было ночное дежурство. Володька давно привык — такие «дежурства» случались у неё каждый праздник.

Выпив оставленный матерью «праздничный» стакан вина, Володька отправился в клуб. Центром гуляния был Колька с баяном в руках, одетый в шикарную кожаную куртку с блестящими замочками. Завели патефон, начались танцы. Володька собирался пригласить на танец Нюру, но к ней подкатил Колька, и она, «разом просияв», начала с ним кокетничать.

Не вынеся, что Нюра любезничает с таким дрянным типом, Володька схватил Кольку за блестящие замочки на куртке. Началась драка, и парня выставили из клуба. Сев на бревно у изгороди, Володька обнял не отстающую от него ни на шаг Пуху и заплакал, понимая, что он не один на свете, и есть «животина, которая любит, понимает его», и никогда не предаст, как бы груб он с ней не был.

Утреннюю тишину ещё нарушали звуки гармошки, но Володьке было уже всё равно, с кем танцует Нюра. О драке парень, однако, не жалел — он ещё всем докажет, какой Колька подлец. Володька неожиданно вспомнил, как о Кольке отзывался Кузьма, и вскочил на ноги — он тут ерундой занимается, а о Кузьме, который ждёт на Шопотках, забыл. Там же сено гниёт!

Безуспешно попытавшись растолкать смертельно пьяного бригадира Никиту, Володька схватил железную палицу и ударил о чугунный противо­пожарный брус. Чугун «тяжело охнул и набатом загремел на всю деревню».

Источник: https://briefly.ru/abramov/bezottcovshchina/

Трава-мурава

  ФЕДОР  АЛЕКСАНДРОВИЧ АБРАМОВ

ТРАВА-МУРАВА

«Трава-мурава» – это цикл коротких рассказов, над которыми Федор Абрамов работал около 30 лет (1955—1980). Короткие рассказы, включенные в книгу, знакомят читателя с яркими характерами, народной жизнью – в их трагическом звучании, в смешении героического и будничного, прекрасного и преступного, доброго и злого.

В любимом цикле писатель создал целое созвездие чистых, праведных душ. В большинстве своем – это люди рядовые, простые, незаметные, как травка-муравка. Но вместе с тем это люди не заурядные, а одаренные самым высоким талантом – человечностью, добротой, чистотой помыслов, любовью к земле, к своему делу и в первую очередь высокой совестливостью, состраданием, верностью слову.

РОДНОЕ ПЕПЕЛИЩЕ

– Куда это, Еремеевна, с чайником?

– На дачу. Не слыхал разве, у меня дача завелась?

Дача, дача… Это суседи так зовут, а я-то: татино пепелище. Три года назад Митрий переехал в середку деревни – надоело жить-то на отшибе. У нас, в верхнем конце, сам знаешь, и вода далеко – кажное ведро надоть в гору, и комары летом – заживо съедят, а зимой опять дороги к нам нету, болотом ездим. Там теперь главный-то тракт у нас, где молотилки, да пилорама, да мастерские.

Сама, сама парню-то посоветовала переехать. Буде, говорю, я помучилась, а ты давай в середку гнезда людского. Переехали. Дом Митрий построил – не знаю, есть ли лучше-то во всей деревне. Варанда, наверху избушечка, три комнаты, мне комната отведена.

“Мама, говорит, ты всю жизнь в старье жила, покрасуйся хоть на старости, хоть под конец жизни свет увидь”. А я знашь как в хоромах-то новых стала жить? Заболела. Какая-то болезнь пристала – сохну, аппетиту нету, и все на лежку, все на лежку тянет.

Митрий – не последний человек в деревне – дохтуров из района вызвал. Те наехали со всякими лекарствами. “Что, бабка? Чем болешь?” Надавали всяких порошков. Нет, не лучше. С фунт але боле за зиму выпила. Ну весны дождалась, вези, говорю, парень, матерь на старо пепелище. Хочу, говорю, перед тем, как глаза закрыть, на свое подворье поглядеть.

Ну приехали. Посидела я на бревнышке – изба раскатана, дом раскатан, потом попила водички из своего колодца. Мне и лучше. Я назавтра сама встала да и пошла. Вот с тех пор и хожу чуть ли не кажный день.

У людей как бы робить да как бы что сделать, а я с утра чай пить на свое подворье. Митрий от дождя и сараюшку поставил.

“Делай, мати, как тебе надобно, хоть каждый день ходи на свое подворье чай пить, только не помирай”.

1981

ВЗАПЯТКИ ПОСМОТРЮ

Глинковская старуха превыше всего любила лес. Люди, бывало, в церковь, а она в лес.

Под старость обезножела. Но каждый раз, когда домашние или соседи шли в лес, выходила на крыльцо проводить их. Даже сама будила их, торопила, посылала в лес пораньше, пока роса не обсохла. И при этом каждый раз приговаривала:

– Идите, идите, а я вам взапятки посмотрю.

БОБЕР-ХОЗЯИН

Идем по лесу со старым охотником. Впереди – просвет.

– Сейчас потише. Речка будет, а на речке плотина бобровая. Может, и самого бобра еще увидим. Нет, не увидим. Тихо этот бобер живет. Хозяин. Все у него в аккурат.

Да, вот как жизнь устроена. Мы думаем, только середь людей- хозяин, не хозяин. Нет, парень, и звери на разный манер.

Вот за тем мысом бобер живет. Дурак дураком. Корму – ивняка, березы было на десять – одиннадцать лет. Живи припеваючи. А он что сделал? Плотину сразу поднял на два метра – сколько поел не поел затопленного кустарника – тот обсох за год. А раз обсох – все: ищи другое место да строй новую нору.

А умный-то бобер, хозяин-то который, он до десятка лет, а то и больше одной плотиной пользуется. Как пользуется-то? А по-хозяйски объедает. Сперва маленькую плотнику поставит, чтобы вода залила берег – чуть-чуть, чтобы ровно на год еды (кустарника) хватило. Объел осинку, березу, ивняк затопленный, снова приподымал плотину, и так раз десять. Так делает-то хозяин-бобер.

То же и лось. Иной пройдет мелкий сосняк как хозяин, объест столько, сколько надо. А другой весь поломает. Шлепает, пасть не закрывши, – на все ему наплевать.

ЗА СЛОВАМИ К БАБУШКЕ

– Теперека всё к фершалице. По случаю и без случая. Чирей вскочил – к Маньке, брюхо заболело – к Маньке… А у нас, бывало, отец даже похмелялся словами. Утром проснется, голову не поднять.

– Девки, сходите за словами к Митрофановне.

Мы возьмем ведерко але ковшик – побежали.

– Бабушка, выручай тятю, голова разламывается с похмелья.

Бабушка зачерпнула водички из ушата, чего-то пошептала: идите с богом.

Тятя выпьет весь ковшик до капельки, только крякнет:

– Ну вот теперь и я человек.

1981

ЛУЧШЕЕ ЛЕКАРСТВО

Антон Егорович, великий труженик, из тех, на ком держался колхоз, заболел. Местный фельдшер и вызванный из райбольницы врач навыписывали старику кучу всяких лекарств. Да еще дочери из города прислали.

– Дедушко,- спросил маленький внучек, с которым обычно Антон Егорович коротал дома дни,- а какое лекарство всех лучше?

– Нету его здесь.

– А где оно?

– В сарае.

– В сарае? Дак давай я сбегаю.

– Не принести тебе, родимый. То лекарство работой называется, и взять его могу только я.

– Ну дак давай обопрись на меня да пойдем в сарай.

Старик попервости в шутку (надоело маяться целыми днями в душной избе) оперся на жиденькое плечико внука, потом кое-как не без его же помощи дополз до сарая, пристроился к начатым незадолго до болезни саням (он всю жизнь делал для колхоза сани), кое-как взял в руки топор и начал постукивать.

И вот, что вы думаете, полегчало старику: вечером в тот день он впервые за две недели поел, а еще через неделю и совсем поправился.

1981

КОГДА С БОГОМ НА “ТЫ”

Поля Манухина привела к своей бабушке жениха, учителя средней школы, знакомиться.

Бабушка приняла жениха любимой внучки с открытой душой, по всем правилам северного гостеприимства. Все, что в доме есть, даже бутылочку, на стол выставила, Одно не понравилось Поле: бабушка с первых же слов стала называть жениха на “ты”. Поля терпела-терпела да и решилась наконец:

– Бабушка, Виктор Викторович,- она нарочно назвала жениха по имени и отчеству, чтобы посильнее пронять бабушку,- из города, а в городе не принято людей с первого раза называть на “ты”.

– Ничего,- ответила бабушка,- стерпит. Я с малых лет с самим господом богом разговариваю на “ты”, дак уж с человеком-то, думаю, можно.

ТРЯСОГУЗКА

Не сложились у Ивана Васильевича отношения с племянником. И это до слез было обидно. Своих детей у Ивана Васильевича нет, племянник Геннадий – самая близкая родня, а вот нет душевной близости, и все тут. По этой причине Иван Васильевич и в деревню-то стал ездить не каждый год.

А было, было время, когда маленький Генка ни на шаг не отступал от дяди.

Утром дядя просыпается, невестка, мать Генки, ушла на колхозную работу, а он, мальчишечка, в избе жарко, терпеливо сидит и ждет, когда проснется дядя.

И весь день до позднего вечера, как хвостик, неотлучно таскается за ним.

И так было до тех пор, пока Ив. Вас. однажды не расстрелял трясогузку.

Трясогузочка резвилась, перебирая своими палочками, возле крыльца, на песочке вышивала свои узоры. И вот Ив. Васильевич, недолго думая, схватил в коридоре ружьишко и выстрелил.

Генка посерел, а потом вдруг закрыл ручонками глазки и с плачем, с рыданьем побежал на задворки.

Неужели вот эта трясогузочка встала между Ив. Вас. и племянником?

С тех пор, что ни делал Иван Васильевич, чтобы вернуть былую любовь племянника, но все напрасно…

АВАГОР И ШАВАГОР

– Мелкий пошел народишко. Морошка. Война подкосила людей-то. Голод-то этот затяжной. После войны ребят в армию надо брать – слезы: не вытягивают ростом. Специально на откормку ставили.

А какие раньше-то богатыри на Пинеге жили! Слыхал про Авагора-то да Шавагора? Два брата были. Один на Авой горе жил – километра два повыше Верколы. Там и доселе борозды от полей видать. А другой – у Шавой – ниже деревни два километра.

Читайте также:  Краткое содержание драгунский друг детства точный пересказ сюжета за 5 минут

И вот Авагор все к брату на лодке ездил в бане мыться. Раз шестом толкнется – лодка на сто метров вперед летит. А то опять хватится который – топора под рукой нету: “Брат, кинь-ко мне топорик!”

И кидали. С горы на гору кидали. За четыре версты.

Вот какие на нашей земле люди-то в старину жили!

ГИПЕРБОЛА
(Рассказ старого учителя)

Гимназия в провинциальном городке. Бюджет: половина от казны, половина – благотворителей.

Одним из первых благотворителей был полуграмотный купец, первый богатей города. Он любил наведываться в гимназию и с особенным удовольствием присутствовал на экзаменах.

Старому учителю, тогдашнему ученику гимназии, из бедной, в прошлом чуть ли не крепостной семьи, учившемуся на казенном коште, выпал на экзамене билет: “Животные Африки”.

Учитель заплетающимся языком перечисляет животных и в их числе называет гиппопотама (тогда бегемотом не называли).

– Этот гиппопотам живет в воде и съедает зараз воз сена.

– Ну это ты, голубчик, загнул,- говорит купец.

Учитель гимназии ему шепчет на ухо:

– Так это же, ваше сиятельство, гипербола.

– Читал, читал. Гиперболу-то я знаю. Та и три воза съест.

0ФИМЬИН ХЛЕБЕЦ

– Справедливости на земле нету. Бог одной буханкой всех людей накормил – сколько молитв, сколько поклонов. Я еще маленькой была, отец Христофор с амвона пел: и возблагодариша господа нашего, единым хлебом накормиша нас… А про меня чего не поют? Я не раз, не два свою деревню выручала. Всю войну кормила. Мохом.

Раз стала высаживать из коробки капустную рассаду на мох. Смотрю: ох какой хорошенькой мошок! Чистенькой, беленькой. А дай-ко я его высушу да смелю. Высушила, смолола. Ну мука! Крупчатка! В квашню засыпала, развела, назавтра замесила (мучки живой, ячменной горсть была), по сковородкам разлила – эх, красота!

Ладно. В обед, на пожне, достаю, ем – села на самое видное место. Женки глаза выпучили – глазами мои хлебы едят. “Офима, что это?” – “А это, говорю, мука пшенична моей выработки”.

Дала попробовать – эх, хорошо! “Где взяла? Где достала?” – “На болоте”. Назавтре все моховиков напекли – ну не те. Скус не тот. Опять: сказывай, где мох брала. Я отвела место на болоте – всю войну не знали горя.

Уродило не уродило – мы сыты.

Думаешь, мне благодарность была? Спасибо сказали? Тепере-ка клянут. У всех желудки больны. От Офимьиного хлебца, говорят. От моха.

РОДНОЕ ГНЕЗДО

Степан Григорьевич последним перебрался из С. в большое село – не стало больше сил жить на хуторе: ведь зимой только и ходу из С, что на лыжах.

Сыновья, не последние люди в районе, поставили отцу дом в самом центре села. Удобно. Все под рукой, все рядом: магазин, почта, сельсовет, медпункт. И первые две недели старик нахвалиться не мог новым житьем. А потом стали замечать: у Степана Григорьевича одна дорога каждый день – в верхний конец села.

Выйдет на крутой угор, встанет возле старой лиственницы и часами со слезой на глазах смотрит за реку, на зеленый запустевший бережок, где еще недавно стоял его родной дом, дымилась старая, еще отцом битая печь.

ЗАРОК БЛОКАДНИЦЫ

Заговорили о неустроенности, о бедах сегодняшнего бытия, о всевозможных недостатках, о болезнях, которые косят людей, — что за жизнь? Что за век?

Кое-кто вздохнул, кое-кто охнул, а кое-кто даже слезу пустил. И только одна старая Наталья Александровна невозмутимо улыбалась.

— После войны я ни разу не плакала. Грех великий плакать, кто пережил блокаду да войну.

АННА СТЕПАНОВНА И АНЮША

– Где побывала, Анна Степановна? Не у подруженьки своей?

– У нее, у Анюши, — отвечает бойко Анна Степановна.

При этом что удивительно: Анне Степановне всего четырнадцать лет, а ее подруженьке давно уже перевалило за шестьдесят.

Но это решительно никого в деревне не смущает — ни старых, ни малых. Так уж сумела поставить себя эта девчонка смала: у ровни она всегда была заводилой, а взрослых опять купила своим умом да смекалкой. Обо всем у нее свое суждение, о каждом человеке свое мнение.

Вот и отличили ее земляки, вот и величают с малых лет по имени и отчеству.

РАДИ ПАМЯТИ О СЕБЕ

75 лет. Старик. И, что называется, круглый инвалид войны, левой руки нет по локоть, на правой два пальца — большой и указательный. Вдобавок к этому еще почти совершенно слепой и абсолютно глухой.

Но что за человечище этот старик!

Вырастил восемь детей, построил дом каменный, — кажется, и этого немало. Нет, на старости лет принялся за пруд. И вот уже пять лет с весны до поздней осени делает пруд. Вручную. Лопата, цинковое корыто с лямкой — и больше ничего. Нет, еще упорство.

Каждый день с раннего утра, в любую погоду на стройке пруда.

Откуда же черпает силы этот старик?

Во-первых, силы он копит и собирает зимой. (Это как копят и собирают воду в колодцах в Великий пост.)

А во-вторых — это главное — силу старику дает мечта. А мечта у него такая — вырыть пруд, оставить по себе память.

1 2

Источник: http://bibliotechka.ucoz.com/publ/sovremennaja_literatura/abramov_f_a/trava_murava/123-1-0-1609

Федор Абрамов – Трава-мурава (избранное)

Федор Александрович Абрамов

Трава-мурава (избранное)

Хóжу я по травке, хóжу по муравке.

Мне по этой травке ходить не находиться,

Гулять не нагуляться…

Из народной песни 

– Травка-муравка что, не знаешь? Да чего знать-то? Глянь под ноги-то. На травке-муравке стоишь. Все, все трава-мурава. Где жизнь, где зелено, там и трава-мурава. Коя кустышком, коя цветочком, а коя и один стебелек, да и тот наполовину ощипан – это уж как бог даст.

Старая Пахомовна тяжело заболела. Съехались дети, стали утешать, успокаивать: поправишься, мама, а не поправишься, мы такой тебе памятник отгрохаем, какого в нашей деревне еще не видали.

– Нет, ребята, никаких памятников не ставьте, а положите мне на могилу плуг.

– Плуг?

– Плуг. В городах на памятниках про все заслуги покойника пишут, а у меня заслуга одна – плуг. После войны мне в колхозе именной плуг присвоили за то, что я двадцать пять лет бессменно за плугом выходила. А когда я по старости не замогла ходить за плугом, мне тот плуг домой привезли, за сарай поставили. Там он и сейчас стоит.

За сараем, однако, плуга не оказалось.

Дети думали-думали, как быть, и в конце концов привезли от колхозной кузницы какой-то старый, бросовый, порядком проржавевший плуг. Привезли и поставили перед окошком.

Так, глядя в окошко на этот плуг, и отошла старая Пахомовна.

– Я долго, до восьми лет, хлеб победой называла.

Как сейчас, помню. Бегаем, играем с девочешками возле нашего дома, и вдруг: «Санко, Санко приехал!» А Санко – старший брат Маньки, моей подружки из соседнего дома. Вот мы и чесанули к Маньке.

Солдат. Медали во всю грудь. С каждой за руку здоровается, у каждой спрашивает, как звать, каждую по головке гладит. А потом и говорит: «Я, говорит, Победу вам, девки, привез».

А мы, малоросия, что понимаем? Вылупили на него глаза как баран на ворота. Нам бы Победу-то в брюхо запихать, вот тогда бы до нас дошло.

Ну, догадался Санко, что у нас на уме. Достает из мешка буханку хлеба. «Вот, говорит, девки, так Победа-то выглядит». Да давай эту буханку на всех резать.

Долго я после того капризила. За стол садимся, мама даст кусок, скатанный из моха да картошки, а я в слезы: «Победы хочу…»

В Доме культуры известного на всю область совхоза – вечер встречи тружеников села с писателями.

Секретарь парткома, приветствуя гостей, по обыкновению рассказывает о трудовых подвигах, о лучших людях совхоза и с особой гордостью говорит о четырех сестрах-свинарках.

– Эта наша славная династия свинарок уже много лет занимает передовые рубежи в соцсоревновании. Три сестры отмечены высокими правительственными наградами.

У Анны Клементьевны орден Трудового Красного Знамени (аплодисменты в зале), у Марии Клементьевны орден Октябрьской Революции (аплодисменты в зале), а у Валентины Клементьевны, самой младшей из сестер, орден Ленина.

И будем надеяться, это не предел (аплодисменты в зале).

Секретарь на какое-то мгновение умолк, затем смущенно пожал плечами.

– Ну а что касается самой старшей сестры – Матрены Клементьевны, то она никаких орденов и медалей не имеет, потому как в те времена у нас был еще колхоз…

Неловкая пауза.

– Но, товарищи, – звонко, с энтузиазмом воскликнул секретарь, – Матрена Клементьевна, я считаю, награждена у нас самой высокой наградой – любовью народной и народным уважением.

Зал взрывается ликующими аплодисментами.

Идем с Марьей Ивановной по Волоку. Деревенька (с детства знаю) за эти годы изрядно потускнела – ни единой новой постройки, но молодняка полно – рослого, волосатого, разодетого по последней моде.

– Отпускники? – спрашиваю.

– А всякие есть. Есть и отпускники, и из города, и свои, деревенские тунеядцы. Страда, бывало, об эту пору стар и мал на пожне, а тут стадо жеребцов да кобыл целыми днями по деревне шатается. Не знаю, не знаю, что за времена настали. Мне, старому человеку, хуже смерти это видеть, ей-богу.

Так, за разговором, мы с Марьей Ивановной дошли до верхнего конца, и тут вдруг замечаю: суровое, мрачное лицо старухи светлеет. Да и я сам, глянув вниз, под гору, на пожню, начинаю улыбаться. Ибо то, что я увидел там, походило на позабытую сказку из 30-40-х годов. Низенький, утоптавшийся старик с косой, а за ним пять ребятишек. И все с косками – так и сверкают на солнце лезвия.

– Егор Васильевич со своими внуками. Мать у ребят три года назад умерла, самому старшему десять было, а самой малой – четыре. И отца нету – еще раньше матери себя нарушил. Спился. Как жить? Ну, ноне не старое время – детдома есть. Власти сами приехали за ребятами. А старший и говорит деду:

«Дедушко, говорит, не отдавай нас в детдом, мы потом тебя не забудем».

«Да как же в детдом не отдавать вас? Много ли дедушко с бабушкой получают – по двадцать рублей пензия. Разве нам прожить, дитятко, всемером на сорок рублей?»

А Толька – Анатолием старшего-то зовут – все уж подсчитал:

«За нас, говорит, дедушко, государство деньги платить будет (не знаю сколько, чуть ли не восемьдесят рублей за пятерых-то получают). Да мы, говорит (это Минька-то), будем прирабатывать».

И вот прирабатывают. Кажное лето с дедом на покос выходят. Весь день с утра до вечера косешками размахивают. И я кажный день хожу сюда, на их радоваться. Да, слаще мне всякой еды, всякого питья видеть вот такие виды. Сама, бывало, семи лет косу в руки взяла и люблю, когда люди работают.

Ну эти дети, – Марья Ивановна кивнула под гору, – вообще наособицу. Не знаю, откуда такие-то и берутся. Работящие – это уж ясно, не на кого надеяться. Да ведь они еще гордые. Да, такие гордецы, что я не знаю, как и сказать.

Пошли в школу. После смерти матери. Ну власти им облегченье: не платить за питанье. В интернат на все готовенькое. Дак что ты думаешь? Отказались.

«Дедушко, говорят, ты дай нам хоть сколько-нибудь денег. Хоть по десять копеек на брата (тридцать копеек стоит питанье в школе), а то нам стыдно не платить-то».

Дед только руками развел:

«Да какой стыд! Вы ведь сироты. А сиротам век подают».

«Нет, не хотим быть сиротами. Хотим, как все».

И вот настояли. Дед по десять копеек платит.

1981

Мартыну – девяносто пять лет. Но еще баню строит.

Племянник просит:

– Дядя, сделай-ко мне туес тисненый.

Сутки сидел, думал. Сперва узоры вырезал, печати сделал. (На каждый рисунок вырезается из вереска печатка. И той печаткой отбивается узор на бересте, на туесе.) Туес сделал с узорами от верха до донышка.

Источник: https://libking.ru/books/short-story/435529-fedor-abramov-trava-murava-izbrannoe.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector