Краткое содержание богомолов зося точный пересказ сюжета за 5 минут

Владимир Богомолов – Зося

Краткое содержание Богомолов Зося точный пересказ сюжета за 5 минут

Владимир Богомолов

“Зося”

Повесть

1

Был я тогда совсем еще мальчишка, мечтательный и во многом несмышленый…

После месяца тяжелых наступательных боев – в лесах, по пескам и болотам, после месяца нечеловеческого напряжения и сотен смертей, уже в Польше, под Белостоком, когда в обескровленных до предела батальонах остались считанные бойцы, нас под покровом ночи неожиданно сняли с передовой и отвели – для отдыха и пополнения в тылах фронта.

Так остатки нашего мотострелкового батальона оказались в небольшой и ничем, наверно, не примечательной польской деревушке Новы Двур.

Я проснулся лишь на вторые сутки погожим июльским утром. Солнце уже поднялось, пахло медом и яблоками, царила удивительная тишина, и все было так необычно, что несколько секунд я оглядывался и соображал: что же произошло?.. Куда я попал?..

Наш тупорылый “додж” стоял в каком-то саду, под высокой ветвистой грушей, возле задней стены большой и добротной хаты.

Рядом со мной на сене в кузове, натянув на голову плащ-палатку, спал мой друг, старший лейтенант Виктор Байков.

Еще полмесяца назад и он и я командовали ротами, но после прямого попадания мины в командный пункт Витька исполнял обязанности командира батальона, а я – начальника штаба, или, точнее говоря, адъютанта старшего.

Я спрыгнул на траву и, разминаясь, прошелся взад и вперед около машины.

Сидя на земле у заднего ската и держа обеими руками автомат, спал часовой – молоденький радист с перебинтованной головою: последнюю неделю из-за нехватки людей мы были вынуждены оставлять в строю большинство легкораненых, впрочем, некоторые и сами не желали покидать батальон.

Я заглянул в его измученное грязное лицо, согнал жирных мух, ползавших по темному пятну крови, проступившей сквозь бинты; он спал так крепко и сладко, что я не решился – рука не поднималась – его разбудить.

Обнаружив под трофейным одеялом в углу кузова заготовленную Витькиным ординарцем еду, я с аппетитом выпил целую крынку топленого молока с ломтем черного хлеба; затем достал из своего вещмешка обернутый в кусок клеенки однотомник Есенина, из Витькиного – полпечатки хозяйственного мыла и, отыскав щель в изгороди, вылез на улицу.

Мощенная булыжником дорога прорезала по длине деревню; вправо, неподалеку, она скрывалась за поворотом, влево – уходила по деревянному мосту через неширокую речку; туда я и направился.

С моста сквозь хрустальной прозрачности воду отлично, до крохотных камешков проглядывалось освещенное солнцем песчаное дно; поблескивая серебряными чешуйками, стайки рыб беззаботно гуляли, скользили и беспорядочно сновали во всех направлениях; огромный черный рак, шевеля длинными усами и оставляя за собой тоненькие бороздки, переползал от одного берега к другому.

Шагах в семидесяти ниже по течению, стоя по пояс в воде, спиной к мосту и наклонясь, сосредоточенно возились трое бойцов; в одном из них я узнал любимца батальона гармониста Зеленко, гранатометчика, только в боях на Днепре уничтожившего четыре вражеских танка. Тихонько переговариваясь, они шарили руками меж коряг и под берегом: очевидно, ловили раков или рыбу.

Около них на ветках ивняка сохло выстиранное обмундирование. Там же, на берегу, над маленьким костром висели два котелка; на разостланной шинели виднелись банка консервов, какие-то горшки, буханка хлеба и горка огурцов.

Бойцы были так увлечены, а мне в это утро более всего хотелось побыть одному – я не стал их окликать и, спустясь к речке по другую сторону дороги, пошел тропинкой вдоль берега.

День выдался отменный. Солнце сияло и грело, но не пекло нещадно, как всю последнюю неделю. От земли, от высокой сочной луговой травы поднимался свежий и крепкий аромат медвяных цветов и росы; в тишине мерно и весело, с завидной слаженностью трещали кузнечики.

Голубые, с перламутровым отливом стрекозы висели над самым зеркалом воды и над берегом; я было попытался поймать одну, чтобы рассмотреть хорошенько, но не сумел.

С удовольствием вдыхая чудесный душистый воздух, я медленно шел вдоль берега, глядел и радовался всему вокруг.

Как может перемениться жизнь человека! Просто даже не верилось, что еще недавно я, изнемогая от жары, напряжения и жажды, сидел в пулеметном окопчике на высоте 114 (я стрелял лучше других и в бою, когда мог, всегда брался за пулемет) и короткими отрывистыми очередями косил рослых, как на подбор, немцев из танковой гренадерской дивизии СС “Фельдхернхалле”, перебегавших и упрямо ползших вверх по склону.

Как-то не верилось, что совсем недавно, когда кончились патроны, не осталось гранат и десятка три немцев ворвались на высоту в наши траншеи, я, ошалев от удара прикладом по каске и озверев, дрался врукопашную запасным стволом от пулемета; выбиваясь из сил и задыхаясь, катался по земле с дюжим эсэсовцем, старавшимся – и довольно успешно – меня задушить, а затем, когда его прикончили, зарубил немца-огнеметчика чьей-то саперной лопаткой.

Все это было позавчера, но оттого, что я сутки спал и только проснулся, оттого, что это были самые сильные впечатления последних дней, мне казалось, что бой происходил всего несколько часов тому назад.

Я не удержался, раскрыл на ходу томик и начал было вполголоса читать, однако тут же решил покончить сперва со всем малоприятным, но неизбежным.

На небольшом песчаном пляжике я скинул сапоги, быстро разделся и дважды старательно выстирал грязные, пропитанные потом, пылью, ружейным маслом и чьей-то кровью гимнастерку и шаровары, ставшие буквально черными портянки и пилотку.

Затем, крепко отжав, развесил все сушиться на ветках орешника, спустился в воду и, простирнув самодельные плавки, начал мыться сам.

Я намылился и со сладостным ожесточением принялся скрести ногтями голову и долго скоблил и тер все тело песком, пока кожа не покраснела и не покрылась кое-где царапинками. Последний раз я мылся по-настоящему недели три назад, и вода около меня, как и при стирке, сразу сделалась мутновато-темной.

Потом я плавал и, ныряя с открытыми глазами, гонялся в прозрачной воде за стайками мальков и доставал со светлого песчаного дна раковины и камешки; самые из них интересные и красивые я отобрал, решив, пока мы будем здесь находиться, составить небольшую коллекцию. Дома, в Подмосковье, у меня хранился в сенцах целый сундук всяких необычных камешков и раковин – собирать их я пристрастился еще в раннем детстве.

Немного погодя я вышел на берег, ощущая бодрость и приятную легкость во всем теле и чувствуя себя точно обновленным. Перевернув на ветках орешника быстро сохнувшие гимнастерку и шаровары, я со спокойной душой взял наконец книжку.

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/7700-vladimir-bogomolov-zosya.html

краткое содержание “Зося” В. Богомолов для читательского дневника

Гость

Молодого старшего лейтенанта Гальцева, временно исполняющего обязанности командира батальона, разбудили среди ночи. Возле берега задержан мальчишка лет двенадцати, весь мокрый и дрожащий от холода.

На строгие вопросы Гальцева мальчик отвечает только, что его фамилия Бондарев, и требует немедленно сообщить о своём прибытии в штаб. Но Гальцев, не сразу поверив, докладывает о мальчике, лишь когда тот верно называет фамилии штабных офицеров.

Читайте также:  Краткое содержание аэлита толстого точный пересказ сюжета за 5 минут

Подполковник Грязнов действительно подтверждает: «Это наш парень», ему нужно «создать все условия» и «обращаться поделикатнее». Как и было приказано, Гальцев даёт мальчику бумагу и чернила. Тот высыпает на стол и сосредоточенно подсчитывает зёрнышки и хвойные иглы.

Полученные данные срочно отправляются в штаб. Гальцев чувствует себя виноватым за то, что кричал на мальчика, теперь он готов ухаживать за ним.

Приезжает Холин, рослый красавец и шутник лет двадцати семи. Иван (так зовут мальчика) рассказывает другу о том, как не мог из-за немцев подойти к ожидавшей его лодке и как с трудом переплывал холодный Днепр на бревне. На форме, привезённой Ивану Холиным, орден Отечественной войны и медаль «За отвагу». После совместной трапезы Холин и мальчик уезжают.

Спустя некоторое время Гальцев вновь встречается с Иваном. Сначала в батальоне появляется тихий и скромный старшина Катасоныч. С наблюдательных пунктов он «смотрит немца», целые сутки проводя у стереотрубы. Затем Холин вместе с Гальцевым осматривает местность и траншеи.

Немцы на другой стороне Днепра постоянно держат наш берег под прицелом. Гальцев должен «оказывать всяческое содействие» Холину, но ему не хочется «бегать» за ним.

Гальцев занимается своими делами, проверяет работу нового фельдшера, стараясь не обращать внимания на то, что перед ним красивая молодая женщина.

Приехавший Иван неожиданно дружелюбен и разговорчив. Сегодня ночью ему предстоит переправа в немецкий тыл, но он и не думает спать, а читает журналы, ест леденцы. Мальчик восхищён финкой Гальцева, но тот не может подарить Ивану нож — ведь это память о его погибшем лучшем друге.

Наконец Гальцев подробнее узнаёт о судьбе Ивана Буслова (это настоящая фамилия мальчика). Родом он из Гомеля. В войну погибли его отец и сестрёнка. Ивану пришлось пережить многое: он был и в партизанах, и в Тростянце — в лагере смерти.

Подполковник Грязнов уговаривал Ивана поехать в Суворовское училище, но тот хочет только воевать и мстить. Холин «даже не думал, что ребёнок может так ненавидеть…». А когда Ивана решили не посылать на задание, он ушёл сам. То, что может сделать этот мальчик, и взрослым разведчикам редко удаётся.

Решено, что, если после войны не отыщется мать Ивана, его усыновят Катасоныч или подполковник.

Холин говорит, что Катасоныча неожиданно вызвали в дивизию. Иван по-детски обижен: почему тот не зашёл попрощаться? На самом деле Катасоныч только что был убит. Теперь третьим будет Гальцев. Конечно, это нарушение, но Гальцев, и до того просивший взять его в разведку, решается.

Тщательно подготовившись, Холин, Иван и Гальцев отправляются на операцию. Переплыв реку, они прячут лодку. Теперь мальчику предстоит нелёгкая и очень рискованная задача: незаметно пройти в тылу немцев пятьдесят километров. На всякий случай он одет как «бездомный отрёпыш».

Страхуя Ивана, Холин и Гальцев около часа проводят в засаде, а затем возвращаются назад.

Гальцев заказывает для Ивана точно такую же финку, как та, что ему понравилась.

Через некоторое время встретившись с Грязновым, Гальцев, уже утверждённый в должности командира батальона, просит передать нож мальчику.

Но оказывается, что, когда Ивана окончательно решили отправить в училище, он самовольно ушёл. Грязнов неохотно говорит о мальчике: чем меньше людей знает о «закордонниках», тем дольше они живут.

Но Гальцев не может забыть о маленьком разведчике. После тяжёлого ранения он попадает в Берлин для захвата немецких архивов.

В найденных документах тайной полевой полиции Гальцев вдруг обнаруживает фото со знакомым скуластым лицом и широко расставленными глазами. В донесении сказано, что в декабре 1943 г.

после яростного сопротивления был задержан «Иван», наблюдавший за движением немецких эшелонов в запретной зоне. После допросов, на которых мальчик «держался вызывающе», он был расстрелян.

Источник: http://otvetytut.com/literatura/vopros-1733774

Владимир Богомолов – Зося

Краткое содержание Богомолов Зося точный пересказ сюжета за 5 минутЗдесь можно скачать бесплатно “Владимир Богомолов – Зося” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Русская классическая проза.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Зося” читать бесплатно онлайн.

Владимир Богомолов

“Зося”

Повесть

1

Был я тогда совсем еще мальчишка, мечтательный и во многом несмышленый…

После месяца тяжелых наступательных боев – в лесах, по пескам и болотам, после месяца нечеловеческого напряжения и сотен смертей, уже в Польше, под Белостоком, когда в обескровленных до предела батальонах остались считанные бойцы, нас под покровом ночи неожиданно сняли с передовой и отвели – для отдыха и пополнения в тылах фронта.

Так остатки нашего мотострелкового батальона оказались в небольшой и ничем, наверно, не примечательной польской деревушке Новы Двур.

Я проснулся лишь на вторые сутки погожим июльским утром. Солнце уже поднялось, пахло медом и яблоками, царила удивительная тишина, и все было так необычно, что несколько секунд я оглядывался и соображал: что же произошло?.. Куда я попал?..

Наш тупорылый “додж” стоял в каком-то саду, под высокой ветвистой грушей, возле задней стены большой и добротной хаты.

Рядом со мной на сене в кузове, натянув на голову плащ-палатку, спал мой друг, старший лейтенант Виктор Байков.

Еще полмесяца назад и он и я командовали ротами, но после прямого попадания мины в командный пункт Витька исполнял обязанности командира батальона, а я – начальника штаба, или, точнее говоря, адъютанта старшего.

Я спрыгнул на траву и, разминаясь, прошелся взад и вперед около машины.

Сидя на земле у заднего ската и держа обеими руками автомат, спал часовой – молоденький радист с перебинтованной головою: последнюю неделю из-за нехватки людей мы были вынуждены оставлять в строю большинство легкораненых, впрочем, некоторые и сами не желали покидать батальон.

Я заглянул в его измученное грязное лицо, согнал жирных мух, ползавших по темному пятну крови, проступившей сквозь бинты; он спал так крепко и сладко, что я не решился – рука не поднималась – его разбудить.

Обнаружив под трофейным одеялом в углу кузова заготовленную Витькиным ординарцем еду, я с аппетитом выпил целую крынку топленого молока с ломтем черного хлеба; затем достал из своего вещмешка обернутый в кусок клеенки однотомник Есенина, из Витькиного – полпечатки хозяйственного мыла и, отыскав щель в изгороди, вылез на улицу.

Мощенная булыжником дорога прорезала по длине деревню; вправо, неподалеку, она скрывалась за поворотом, влево – уходила по деревянному мосту через неширокую речку; туда я и направился.

С моста сквозь хрустальной прозрачности воду отлично, до крохотных камешков проглядывалось освещенное солнцем песчаное дно; поблескивая серебряными чешуйками, стайки рыб беззаботно гуляли, скользили и беспорядочно сновали во всех направлениях; огромный черный рак, шевеля длинными усами и оставляя за собой тоненькие бороздки, переползал от одного берега к другому.

Шагах в семидесяти ниже по течению, стоя по пояс в воде, спиной к мосту и наклонясь, сосредоточенно возились трое бойцов; в одном из них я узнал любимца батальона гармониста Зеленко, гранатометчика, только в боях на Днепре уничтожившего четыре вражеских танка. Тихонько переговариваясь, они шарили руками меж коряг и под берегом: очевидно, ловили раков или рыбу.

Около них на ветках ивняка сохло выстиранное обмундирование. Там же, на берегу, над маленьким костром висели два котелка; на разостланной шинели виднелись банка консервов, какие-то горшки, буханка хлеба и горка огурцов.

Бойцы были так увлечены, а мне в это утро более всего хотелось побыть одному – я не стал их окликать и, спустясь к речке по другую сторону дороги, пошел тропинкой вдоль берега.

День выдался отменный. Солнце сияло и грело, но не пекло нещадно, как всю последнюю неделю. От земли, от высокой сочной луговой травы поднимался свежий и крепкий аромат медвяных цветов и росы; в тишине мерно и весело, с завидной слаженностью трещали кузнечики.

Голубые, с перламутровым отливом стрекозы висели над самым зеркалом воды и над берегом; я было попытался поймать одну, чтобы рассмотреть хорошенько, но не сумел.

Читайте также:  Краткое содержание глуховский сумерки точный пересказ сюжета за 5 минут

С удовольствием вдыхая чудесный душистый воздух, я медленно шел вдоль берега, глядел и радовался всему вокруг.

Как может перемениться жизнь человека! Просто даже не верилось, что еще недавно я, изнемогая от жары, напряжения и жажды, сидел в пулеметном окопчике на высоте 114 (я стрелял лучше других и в бою, когда мог, всегда брался за пулемет) и короткими отрывистыми очередями косил рослых, как на подбор, немцев из танковой гренадерской дивизии СС “Фельдхернхалле”, перебегавших и упрямо ползших вверх по склону.

Как-то не верилось, что совсем недавно, когда кончились патроны, не осталось гранат и десятка три немцев ворвались на высоту в наши траншеи, я, ошалев от удара прикладом по каске и озверев, дрался врукопашную запасным стволом от пулемета; выбиваясь из сил и задыхаясь, катался по земле с дюжим эсэсовцем, старавшимся – и довольно успешно – меня задушить, а затем, когда его прикончили, зарубил немца-огнеметчика чьей-то саперной лопаткой.

Все это было позавчера, но оттого, что я сутки спал и только проснулся, оттого, что это были самые сильные впечатления последних дней, мне казалось, что бой происходил всего несколько часов тому назад.

Я не удержался, раскрыл на ходу томик и начал было вполголоса читать, однако тут же решил покончить сперва со всем малоприятным, но неизбежным.

На небольшом песчаном пляжике я скинул сапоги, быстро разделся и дважды старательно выстирал грязные, пропитанные потом, пылью, ружейным маслом и чьей-то кровью гимнастерку и шаровары, ставшие буквально черными портянки и пилотку.

Затем, крепко отжав, развесил все сушиться на ветках орешника, спустился в воду и, простирнув самодельные плавки, начал мыться сам.

Я намылился и со сладостным ожесточением принялся скрести ногтями голову и долго скоблил и тер все тело песком, пока кожа не покраснела и не покрылась кое-где царапинками. Последний раз я мылся по-настоящему недели три назад, и вода около меня, как и при стирке, сразу сделалась мутновато-темной.

Потом я плавал и, ныряя с открытыми глазами, гонялся в прозрачной воде за стайками мальков и доставал со светлого песчаного дна раковины и камешки; самые из них интересные и красивые я отобрал, решив, пока мы будем здесь находиться, составить небольшую коллекцию. Дома, в Подмосковье, у меня хранился в сенцах целый сундук всяких необычных камешков и раковин – собирать их я пристрастился еще в раннем детстве.

Немного погодя я вышел на берег, ощущая бодрость и приятную легкость во всем теле и чувствуя себя точно обновленным. Перевернув на ветках орешника быстро сохнувшие гимнастерку и шаровары, я со спокойной душой взял наконец книжку.

Я любил и при каждой возможности читал стихи, но Есенина открыл для себя недавно, когда в начале наступления, в развалинах на окраине Могилева, нашел этот однотомник; стихи поразили и очаровали меня.

На передовой я не раз урывками, с жадностью и восторгом читал этот сборничек, то и дело находя в нем подтверждение своим мыслям и желаниям; многие четверостишия я знал уже наизусть и декламировал их (чаще всего про себя) к месту и не к месту. Но отдаться стихам Есенина безраздельно, в покойной обстановке мне еще не доводилось.

Я начал читать, то заглядывая в книжку, то по памяти; начал с ранних, юношеских стихотворений:

…Ах, поля мои, борозды милые,

Хороши вы в печали своей!

Я люблю эти хижины хилые

С поджиданьем седых матерей.

…Ой ты, Русь, моя родина кроткая,

Лишь к тебе я любовь берегу.

Весела твоя радость короткая

С громкой песней весной на лугу.

Светлая речка в берегах, поросших ивняком, скошенный луг со стожками зеленого сена и молодыми березками на той стороне, золотистые ржи, уходящие к самому горизонту, и даже небо, светло-синее с перистыми, прозрачно-невесомыми облаками – все до боли напоминало исконную срединную Россию и больше того подмосковную деревушку, где родилась моя мать и где прошло в основном мое детство. И потому все вокруг было удивительно созвучно стихам Есенина, его восторженной любви к родному краю, к раздолью полей и лугов, к русской природе и человеку.

С волнением я читал, вернее, увлеченно декламировал, размахивал рукой и повторяя по два-три раза то, что мне более всего нравилось:

…Много дум я в тишине продумал,

Много песен про себя сложил,

И на этой на земле угрюмой

Счастлив тем, что я дышал и жил.

Счастлив тем, что целовал я женщин,

Мял цветы, валялся на траве

И зверье, как братьев наших меньших,

Никогда не бил по голове…

Ах, до чего же хорошо, до чего же здорово!.. Я читал и читал, нараспев, взахлеб, растроганный до слез и забыв обо всем

…Жизнь моя, иль ты приснилась мне?

Словно я весенней гулкой ранью

Проскакал на розовом коне…

Очарованный, я был как в забытьи, и не знаю даже, почему обернулся – сзади меж двух орешин стояла и с любопытством смотрела на меня невысокая необычайно хорошенькая девушка лет семнадцати.

Источник: https://www.libfox.ru/7700-vladimir-bogomolov-zosya.html

Владимир Богомолов, «Зося»: краткое содержание

«Очень нужны чувства большие, чистые, добрые, и прежде всего между мужчиной и женщиной…» – сказал как-то И. Богомолов. «Зося» (краткое содержание дается ниже) – повесть именно об этом. Главный герой вспоминает о встрече с девушкой, пробудившей в нем светлые, искренние чувства.

В тылу под белостоком

Действие разворачивается в годы войны на территории Польши. Остатки батальона неожиданно отправили с передовой в деревушку Новы Двур. Предполагалось, что вскоре прибудет пополнение, а пока бойцам дали время на отдых.

Исполняющим обязанности комбата на тот момент являлся Виктор Байков, а начальник штаба – герой повести, он же повествователь.

Недавно в распоряжении обоих были лишь роты, а теперь следовало организовать свободное время солдат, чтобы сохранить дисциплину и боеготовность, отмечает во вступлении Богомолов.

«Зося» (краткое содержание рассказа вы читаете) продолжается описанием июльского утра. Начштаба, проспавший два дня, позавтракал, взял томик Есенина и отправился на реку. Там впервые за три недели постирался и помылся.

Затем, дожидаясь, пока одежда высохнет, стал с удовольствием декламировать любимые стихи. Вдруг он почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. За деревьями стояла девушка с ладной фигурой, которая тут же исчезла. Герой испытал неловкость и поспешно надел шаровары.

Он поймал себя на мысли, что хочет еще раз увидеть незнакомку, но она больше не появлялась.

Приезд командира бригады

Краткое содержание повести «Зося» Богомолова продолжается описанием встречи с подполковником Антоновым. Начштаба услышал шум машины, в которой сидел командир бригады. Он сразу же вспомнил, что Витька и часовой еще спят, потому, мгновенно одевшись, помчался в деревню, надеясь поспеть раньше Антонова.

Читайте также:  Краткое содержание живая шляпа носов точный пересказ сюжета за 5 минут

Но тот встретил юношу уже во дворе. Появился и комбат, заспанный и одетый не по форме. Возмущался подполковник долго: начальство спит или стихи читает, охраны нет, солдаты сами по себе. К тому же не было плана действий на случай нападения врага и прочих бумаг – их должен был подготовить начштаба.

Витька с упреком посмотрел на помощника, но оправдываться не стал. А Антонов приказал исправить все за час и уехал. Так начался первый день отдыха батальона в произведении, которое написал Богомолов («Зося»).

Краткое содержание встречи с Антоновым можно дополнить тем, что через десять минут начштаба пытался разобраться в делопроизводстве. А Витька, отчитав часового, отправился в подразделение.

Обед у пани Юлии

Комбат вернулся около полудня, веселый и энергичный. Он сообщил, что для солдат сварили прекрасный обед, и предложил приготовить пельменей. Вскоре ординарец Семенов добыл мяса и муки, а Витька познакомился с хозяйкой двора, где они стояли, – пани Юлией. Ее дочь, Зося – так звали незнакомку – вертелась во дворе, привлекая внимание героя.

Обед получился на славу, отмечает Богомолов Иван. Зося (краткое содержание не дает подробно описать происходящее) с Семеновым и Витькой налепили пельменей. Пани Юлия нарезала салатов. А ее родственник принес бембера.

Начштаба пришел последним. За обедом говорили о жизни поляков при немцах, пили за скорейшее освобождение. Стефан, служивший в России, интересовался положением в стране – так можно передать краткое содержание рассказа.

Зося (Богомолов делает ее центральным персонажем событий) сидела напротив начштаба. Он, еще молодой и скромный от природы, побаивался на нее смотреть.

Однако хмель делал свое дело, и в какой-то момент герой решился с ней заговорить и даже стал читать стихи. Для пущей смелости выпил еще стакан самогона, после чего моментально опьянел, на улице упал с крыльца и расцарапал лицо.

В конце концов он прилег на сене и уснул. Этим заканчивает описание неудачного для героя дня Богомолов Иван.

«Зося»: краткое содержание последующих событий

Утром начштаба вновь сел за документы и проработал весь день, прерываясь лишь на обед и короткие разговоры с Витькой. Несколько часов он заполнял похоронные, вновь переживая гибель товарищей. Иногда появлялась Зося, но юноша стыдился смотреть на нее.

А вечером, когда от хаты пани Юлии стали доноситься голоса и пение под гитару, он решил остаться в одиночестве и не встречаться с гордой девушкой. А она все не выходила у него из головы, заставляя испытывать щемящее чувство в груди. Заиграла гармонь, которая влекла героя к дому пани. Не выдержав, он направился к хате, настроенный пригласить Зосю на танец.

Но юношу ждало разочарование. Улыбающаяся девушка уже танцевала с Витькой, а он ей рассказывал что-то веселое.

Герой вернулся назад и все не мог уснуть, так как чувствовал себя несчастным. «Ей нет дела до меня, и завтра она забудет о нашем знакомстве», – думал он. А утром узнал, что девушка разбила о Витьку гитару, когда он хотел ее поцеловать. Так заканчивает рассказ о втором дне в Новы Двуре Богомолов.

«Зося»: краткое содержание сцены прощания

На третий день пришел приказ идти на фронт. Свернулись быстро. Витька ходил хмурый и грозный. Отправкой командовал начштаба. Он все тянул время, надеясь в последний раз увидеть убежавшую куда-то Зосю. Она появилась, когда ждать уже было нельзя. Девушка подошла к герою, вручила ему письмо, затем крепко обняла и поцеловала. В конверте начштаба нашел фотографию Зоси с признанием в любви.

Прошли годы, но герой так и не смог забыть польскую девушку, с которой был знаком три дня, – заканчивает произведение Богомолов. Зося (краткое содержание повести вы прочитали) осталась для уже повзрослевшего мужчины символом чего-то важного и неповторимого, того, что из-за нерешительности он упустил в своей жизни.

Источник: http://utyugok.ru/article/190323/vladimir-bogomolov-zosya-kratkoe-soderjanie

«По щучьему веленью» краткое содержание

«По щучьему веленью» краткое содержание напомнит о чем сказка «По щучьему веленью» и чему учит эта сказка.

Были у мужика три сына; два умных, а третий, Емеля, — дурак и лентяй. После смерти отца, каждый из братьев получил «сто рублев». Старшие братья едут торговать, оставив Емелю дома с невестками и пообещав купить ему красные сапоги, шубу и кафтан.

Зимою, в сильный мороз, невестки посылают Емелю за водой. Он неохотно идёт к проруби, наполняет ведро… И ловит в проруби щуку. Щука обещает исполнить любое Емелино желание, если он отпустит ее. Ему достаточно будет сказать волшебные слова: «По щучьему велению, по моему хотению». Емеля отпускает щуку. И желает, чтобы ведра с водой сами домой шли. Желание Емели сбывается

Спустя некоторое время невестки просят Емелю нарубить дров. Емеля приказывает топору рубить дрова, а дровам идти в избу и ложиться в печь. Невестки в изумлении, так как и это желание сбылось.

Тогда невестки посылают Емелю в лес за дровами. Лошадей он не запрягает, сани сами едут со двора. Проезжая через город, Емеля давит множество народу. В лесу топор рубит дрова и дубинку для Емели.

На обратном пути в городе Емелю пытаются поймать и намять ему бока. А Емеля приказывает своей дубинке избить всех обидчиков и благополучно возвращается домой.

Король, услышав обо всем этом, посылает к Емеле своего воеводу. Тот хочет везти дурака к королю, но Емеляотказыается.

Вернулся воевода к царю с пустыми руками. Разозлился тогда Царь и сказал, что если воевода вернется без Емели, то лишиться головы. Второй раз отправился воевода за Дураком, стал его добрыми да ласковыми речами уговаривать. Обещая Емеле лакомства и обновы, он уговаривает его явиться к королю. Тогда дурак велит своей печи самой ехать в город.

В королевском дворце Емеля видит принцессу и желает чтобы она в него влюбилась.

Емеля уезжает от короля, а королевна просит отца, чтобы он выдал ее замуж за Емелю. Король приказывает офицеру доставить Емелю во дворец. Офицер поит Емелю допьяна, а потом связывает, кладёт в кибитку и везёт во дворец. Король велит сделать большую бочку, посадить туда свою дочь и дурака, бочку засмолить и пустить в море.

В бочке дурак просыпается. Королевская дочь рассказывает ему о том, что произошло, и просит, чтобы он вызволил их из бочки. Дурак произносит волшебные слова, и море выкидывает бочку на берег. Она рассыпается.

Емеля и принцесса оказываются на прекрасном острове. По Емелиному хотению появляется огромный дворец и хрустальный мост до королевского дворца. А сам Емеля становится умным и красивым.

Емеля приглашает короля к себе в гости. Тот приезжает, пирует с Емелей, но не узнает его. Когда Емеля рассказывает ему все, что случилось, король радуется и соглашается выдать за него замуж принцессу.

Король возвращается домой, а Емеля с принцессой живут в своём дворце.

Чему учит сказка «По щучьему велению»?

В первую очередь, сказка учит нас доброте. Что если сделать хоть и маленькое доброе дело , то тебе отплатят за него тем же самым добром. Если бы Емеля не отпустил щуку, то ничего не получил бы взамен.

Главный смысл сказки «По щучьему велению» состоит в том, что счастье человека зависит от него самого. Если не знаешь, что хочешь, то ничего и не будет. Емеля, представленный нам вначале как лентяй и дурачок, женился на принцессе и стал жить с ней в замке.

Источник: https://kratkoe.com/po-shhuchemu-velenyu-kratkoe-soderzhanie/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector