Краткое содержание быков волчья стая точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание «Сотников»

Краткое содержание Быков Волчья стая точный пересказ сюжета за 5 минут

Повесть «Сотников» Быков написал в 1969 году. Первоначальное название произведения – «Ликвидация».

В повести Быков поднимает экзистенциальные проблемы героизма и предательства, влияния обстоятельств на человека.

Автор обнажает борьбу добра и зла в душах героев, исследует психологическое состояние людей во время войны. Быков не дает окончательных оценок персонажам, оставляя это право за читателем.

На сайте можно читать онлайн краткое содержание «Сотникова» по главам. Краткий пересказ поможет подготовиться к уроку литературы, заполнить читательский дневник.

Сотников  – бывший командир артиллерийского батальона, до войны закончил учительский институт; красноармеец, партизан; был повешен полицаями.

Рыбак  – бывший старшина пехоты; красноармеец, партизан; чтобы избежать смерти, согласился стать полицаем.

Петр Качан – староста села Лясины, поневоле стал прислуживать немцам.

Авгинья Демчиха – мать четырех детей; спрятала Сотинкова и Рыбака, из-за чего попала к полицаям и была повешена.

Портков – следователь у полицаев, который допрашивал пленников.

Рыбак и Сотников шли лесом, «по глухой, занесенной снегом дороге». Сотников едва тащился: он был сильно простужен, кашлял. Рыбак спросил, почему тот согласился идти на задание. Сотников ответил: «Потому и не отказался, что другие отказались».

Глава 2

После недавнего перехода шоссе, когда Рыбаку и Сотникову выпало прикрывать отход отряда, красноармейцы сблизились и последние дни держались вместе.

Глава 3

Мужчины вышли к деревне. Женщина, жившая в крайней избушке, сказала, что деревня называется Лясины и показала, где живет местный староста – Петр Качан. Рыбак и Сотников, не стучась, зашли в дом старосты.

Хозяин не был удивлен. На вопрос Рыбака служит ли он немцам, Качан ответил, что «приходится». На стене в доме висела фотография сына старосты, который ушел на фронт.

Рыбак отметил, что староста опозорил своего сына, боровшегося против немцев.

Жена старосты накрыла на стол. Сотников отказался есть, он чувствовал себя очень плохо. Рыбак же с охотой поел. Красноармейцев удивило, что в доме старосты была Библия.

Глава 4

Рыбак сказал хозяину выйти с ним на улицу. Хозяйка начала причитать, но Сотников не поддавался на это. Красноармеец помнил, как в прошлом году «чрезмерная доверчивость к такой же вот тетке едва не стоила ему жизни»: та женщина предложила его накормить, и пока солдат ел, позвала полицаев.

Рыбак забрал у старосты овцу.

Глава 5

Мужчины выдвинулись обратно. У Рыбака появилось легкое недовольство напарником: без него он бы ушел далеко. Мужчины долго шли по полю, но нужной дороги все не было.

Рыбак заметил приближающихся людей и скомандовал Сотникову бежать. Рыбак не успел сориентироваться и оказался на той дороге, по которой ехали полицаи.

С овцой на спине он еще быстрее побежал вперед, преодолел пригорок, оставив Сотникова позади.

Преследователи начали стрелять. Рыбак спешил вперед, но в последний момент опомнился, бросил овцу и решил вернуться к товарищу.

Глава 6

Сотников, пытаясь убежать, был подстрелен в бедро. Сев на снегу, мужчина начал стрелять в преследователей, пытаясь их задержать. Он не боялся смерти – «страшно было стать для других обузой». Сотникову становилось все хуже, как он неожиданно услышал рядом голос Рыбака.

Глава 7

Рыбак и Сотников поползли к кустарнику. Рыбак, помогая товарищу, сам начал выбиваться из сил. Они едва вышли к дороге и направились в сторону рощи.

Глава 8

Сотников не чувствовал стопы, бедро мучительно болело, но он продолжал идти. Мужчины вышли к деревенскому кладбищу, зашли в ближайшую избу. Дома были только четверо детей. Дочь хозяйки сказала, что мамы Демчихи нет дома, угостила мужчин картошкой и огурцами.

Глава 9

Рыбак злился на Сотникова, так как не мог оставить раненого товарища на детей, и приходилось ждать прихода хозяйки. Вернувшись домой, Демчиха сердилась на незваных гостей, но увидев, что Сотников ранен, сделала ему перевязку. Рыбак заметил в окно троих полицаев. Демчиха сказала партизанам спрятаться на чердаке.

Когда полицаи обыскивали избу, Сотников начал громко кашлять. Партизанам пришлось сдаться.

Глава 10

Сотников не боялся, что его могут убить, но «мучительно переживал оттого, что так подвел Рыбака да и Демчиху». За то, что женщина спрятала «бандитов» полицаи ее тоже арестовали. По дороге Рыбак «проклинал себя за неосмотрительность». Он «уже отчетливо сознавал, что, если бы не Сотников, не его простуда, а затем и ранение, они наверняка добрались бы до леса».

Глава 11

«В том, что они пропали, Сотников не сомневался ни на минуту». Сотникова отвели к следователю Портнову, начали допрашивать. Пленник понял, что полицаи знают об их визите к старосте. Несмотря на напор следователя, Сотников отказался давать сведения о своем отряде. Тогда Портков вызвал Будилу – «здешнего полицейского палача».

Глава 12

Рыбака и Демчиху заперли в подвале. В камере, куда посадили красноармейца, находился староста Петр. Рыбак старался придумать способ если не избежать, то хотя бы оттянуть наказание.

Рыбака вызвали на допрос. Он начал правдоподобно врать, назвав фамилию капитана другого отряда и сказав, что якобы их отряд находится в лесу. Довольный допросом Портнов сказал, что возможно помилует Рыбака, поможет ему вступить в полицию и служить Германии.

Глава 13

«Сотникова спасала его немощность: как только Будила начинал пытку, он быстро терял сознание». Пленному ломали кости рук, срывали ногти. Через полчаса пыток Сотникова бросили в камеру к старосте и Рыбаку. Рыбак подумал, что «если Сотников умрет, то его шансы значительно улучшатся. Он сможет сказать что вздумается».

Рыбак попытался договориться с Сотниковым о том, чтобы они давали одинаковые показания, но тот отказался. Сотников, понимая, что товарища зовут в полицию, сказал: «Это же машина! Или ты будешь служить ей, или она сотрет тебя в порошок!».

Глава 14

После допроса Петр рассказал, что его просили выведать у Рыбака и Сотникова про отряд, но он отказал. После допроса к ним в камеру бросили еврейскую девочку и Демчиху.

Глава 15

Рыбак начал понимать, что «теперь выхода не было», хотя «всегда и всюду он ухитрялся найти какой-нибудь выход». «Нет, на гибель он не мог согласиться, ни за что он не примет в покорности смерть».

Глава 16

Сотников решил, что «завтра он скажет следователю, что ходил в разведку». Ему приснился отец, который, как показалось Сотникову, цитировал Библию.

Глава 17

Утром пятерых пленников вывели на улицу. Сотников крикнул вышедшему начальству: «Я партизан. Это я ранил вашего полицая. Остальные ни при чем. Берите одного меня». Но полицаи никак не отреагировало на его слова.

Рыбак заметил среди начальства Портнова и лично обратился к нему со словами, что ни в чем не виноват. Портнов подозвал Рыбака к себе, спросил, согласен ли он вступить в полицию. Рыбак согласился. «Сволочь!» – крикнул Сотников.

Портнов распорядился вести пленных дальше, Рыбаку сказал «подсобить» Сотникову.

Глава 18

Сотникову было обидно за то, что он собирался спасти других.

На перекладине уличной арки висело «пять гибких пеньковых петель». По одному пленников «начали разводить вдоль виселицы». Сотников взошел на стоявший под петлей чурбан. Рыбак придерживал в это время подставку. Полицай накинул ему на шею петлю, радом громко плакала Демчиха. Рыбак сказал товарищу: «Прости брат!» – «Пошел к черту! – коротко бросил Сотников».

Глава 19

«Рыбак выпустил подставку и отшатнулся – ноги Сотникова закачались рядом, сбитая ими шапка упала на снег». После казни немцы начали расходиться «в бодром, приподнятом настроении, как после удачно оконченного, интересного занятия».

Увидев стоящего на тротуаре Рыбака, старший полицай приказал ему стать в строй. На минуту смешавшись, Рыбак присоединился к колонне. Он понял, что «из этого строя дороги к побегу уже не было» и «этой ликвидацией его скрутили надежнее, чем ременной супонью». «Теперь он всем и повсюду враг. И, видно, самому себе тоже».

Во время перекура Рыбак зашел в нужник, надеясь повеситься на ремне, но только сейчас вспомнил, что ремень забрали еще перед допросом. Вчерашняя мечта стать полицаем обернулась для него катастрофой. «Такова судьба. Коварная судьба заплутавшего на войне человека».

В повести «Сотников» Василь Быков противопоставляет двух главных героев – Рыбака и Сотникова. С первых глав кажется, что активный, хитрый Рыбак более приспособлен к условиям войны, чем болезненный малоинициативный Сотников.

Однако с раскрытием персонажей становится понятно, что Сотников обладает большей нравственностью, духовной силой. До самой смерти он остается верен своим принципам, в отличие от Рыбака, который становится врагом самому себе.

Рекомендуем не ограничиваться кратким пересказом «Сотникова», а прочесть полный вариант повести.

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Источник: https://obrazovaka.ru/books/bykov/sotnikov

Василий Быков – Волчья стая

Здесь можно скачать бесплатно “Василий Быков – Волчья стая” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Советская классическая проза, издательство Литагент ФТМ77489576-0258-102e-b479-a360f6b39df7.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Волчья стая” читать бесплатно онлайн.

Книги, созданные белорусским прозаиком Василем Быковым, принесли ему мировую известность и признание миллионов читателей.

Пройдя сквозь ад Великой Отечественной войны, прослужив в послевоенной армии, написав полсотни произведений, жестких, искренних и беспощадных, Василь Быков до самой своей смерти оставался «совестью» не только Белоруссии, но и каждого отдельного человека вне его национальной принадлежности.

Василь Владимирович Быков

Волчья стая

1

С трудом протиснувшись в людском потоке через распахнутые железные ворота, Левчук очутился на просторной, запруженной автомобилями привокзальной площади. Здесь толпа пассажиров из только что пришедшего поезда рассыпалась в разных направлениях, и он замедлил свой и без того не слишком уверенный шаг.

Он не знал, куда направиться дальше – по уходящей от вокзала улице в город или к двум желтым автобусам, поджидавшим пассажиров на выезде с площади. В нерешительности остановившись, опустил на горячий, в масляных пятнах асфальт неновый, с металлическими уголками чемоданчик и осмотрелся. Пожалуй, надо было спросить.

В кармане у него лежал помятый конверт с адресом, но адрес он знал на память и теперь присматривался, к кому бы из прохожих обратиться.

Читайте также:  Краткое содержание приваловские миллионы мамин-сибиряк точный пересказ сюжета за 5 минут

В этот предвечерний час людей на площади было немало, но все проходили мимо с видом такой неотложной поспешности и такой занятости, что он долго и неуверенно вглядывался в их лица, прежде чем обратиться к такому же, наверно, как сам, немолодому человеку с газетой, которую тот развернул, отойдя от киоска.

– Скажите, пожалуйста, как попасть на улицу Космонавтов? Пешком или надо ехать автобусом?

Человек поднял от газеты не очень довольное, как Левчуку показалось, лицо и сквозь стекла очков строго посмотрел на него.

Ответил не сразу: то ли вспоминал улицу, то ли присматривался к незнакомому, явно нездешнему человеку в сером примятом пиджаке и синей рубашке, несмотря на жару, застегнутой до воротника на все пуговицы.

Под этим испытующим взглядом Левчук пожалел, что не завязал дома галстук, который несколько лет без надобности висел в шкафу на специально для того вбитом гвоздике.

Но он не любил да и не умел завязывать галстуки и оделся в дорогу так, как одевался дома по праздникам: в серый, почти еще новый костюм и первый раз надетую, хотя и давно уже купленную, сорочку из модного когда-то нейлона. Здесь, однако, все были одеты иначе – в легкие, с короткими рукавами тенниски или по случаю выходного, наверно, в белые рубашки с галстуками. Но не большая беда, решил он, сойдет и попроще – не хватало ему забот о своем внешнем виде…

– Космонавтов, Космонавтов… – повторил человек, вспоминая улицу, и оглянулся. – Вон садитесь в автобус. В семерку. Доедете до площади, там перейдете на другую сторону, где гастроном, и пересядете на одиннадцатый. Одиннадцатым проедете две остановки, потом спросите. Там пройти метров двести.

– Спасибо, – сказал Левчук, хотя и не очень запомнил этот непростой для него маршрут. Но он не хотел задерживать, видно, занятого своими делами человека и только спросил: – Это далеко? Наверно, километров пять будет?

– Каких пять? Километра два-три, не больше.

– Ну, три можно и пешком, – сказал он, обрадовавшись, что нужная ему улица оказалась ближе, чем ему показалось сначала.

Не спеша он пошел по тротуару, стараясь своим чемоданчиком не очень мешать прохожим. Шли по двое, по трое, а то и небольшими группками – молодые и постарше, все заметно торопясь и почему-то все навстречу ему, в сторону вокзала.

Возле попавшегося ему на пути продуктового магазина народу было и еще больше, он взглянул в блестящие стекла витрины и удивился: у прилавка, словно пчелиный рой, гудела плотная толпа покупателей.

Все это было похоже на приближение какого-то праздника или городского события, он прислушался к обрывкам торопливых разговоров рядом, но что-либо понять не смог и все шел, пока не увидел на огромном щите оранжевое слово «футбол».

Подойдя ближе, прочитал объявление о намеченной на сегодня встрече двух футбольных команд и с некоторым удивлением понял причину оживления на городской улице.

Футболом он мало интересовался, даже по телевизору редко смотрел матчи, считая, что футбол может увлекать ребятишек, молодежь да тех, кто в него играет, а для пожилых и здравомыслящих – занятие это малосерьезное, детская забава, игра.

Но горожане, наверно, относились к этой игре иначе, и теперь по улице трудно было пройти. Чем меньше времени оставалось до начала матча, тем заметнее торопились люди.

Переполненные автобусы едва ползли возле тротуаров, из незакрытых дверей гроздьями свисали пассажиры. Зато в обратном направлении большинство автобусов катило пустыми.

Он ненадолго остановился на углу улицы и молча поудивлялся этой особенности городского быта.

Потом он долго и не спеша шел по тротуару. Чтобы не надоедать прохожим расспросами о дороге, посматривал на углы домов с названиями улиц, пока не увидел на стене одного из них синюю табличку с долгожданными словами «Ул. Космонавтов».

Номера, однако, тут не было, он прошел к следующему зданию и убедился, что нужный дом еще далеко. И он пошел дальше, приглядываясь по дороге к жизни большого города, в котором никогда прежде не был и даже не предполагал быть, если бы не обрадовавшее его письмо племянника.

Правда, кроме адреса, племянник ничего больше не сообщил, даже не разузнал, где и кем работает Виктор, что у него за семья. Но о чем мог разузнать студент-первокурсник, который случайно наткнулся на знакомую фамилию в газете и по его просьбе раздобыл в паспортном столе адрес.

Вот теперь сам обо всем узнает – за этим ехал.

Прежде всего ему радостно было сознавать, что Виктору удалось пережить войну, после которой судьба, надо полагать, отнеслась к нему благосклоннее. Если живет на такой видной улице, то, наверное, не последний человек в городе, может, даже какой-либо начальник.

В этом смысле самолюбие Левчука было удовлетворено, он чувствовал, что тут ему почти повезло.

Хотя он понимал, конечно, что достоинство человека не определяется только его профессией или должностью – важен еще ум, характер, а также его отношение к людям, которые в конце концов и решают, чего каждый стоит.

Присматриваясь к огромным, многоэтажным, из светлого кирпича фасадам со множеством балконов, заставленных у кого чем – лежаками, раскладушками, старыми стульями, легкими столиками и ящиками, разным домашним хламом, опутанным бельевыми веревками, – он старался представить себе его квартиру, тоже конечно, с балконом где-нибудь на верхнем этаже дома. Он считал, что квартира тем лучше, чем выше она расположена – больше солнца и воздуха, а главное – далеко видать, если не до конца, то хотя бы до половины города. Лет шесть назад он гостил у сестры жены в Харькове, и там ему очень понравилось наблюдать до вечерам с балкона, хотя тот и был не очень высоко – на третьем этаже десятиэтажного дома.

Интересно все же, как его примут…

Сперва, конечно, он постучит в дверь… Не очень чтоб громко и настойчиво, не кулаком, а лучше кончиком пальца, как перед отъездом наставляла его жена, и, когда откроется дверь, отступит на шаг назад.

Кенку, пожалуй, лучше снять раньше, может, еще в подъезде или на лестнице. Когда ему откроют, он сперва спросит, здесь ли живет тот, кто ему нужен.

Хорошо, если бы открыл сам Виктор, наверно, он бы его узнал, хотя и прошло тридцать лет – время, за которое мог до неузнаваемости измениться любой. Но все равно, наверно, узнал бы. Он хорошо помнил его отца, а сын должен хоть чем-нибудь походить на отца.

Если же откроет жена или кто из детей… Нет, пожалуй, дети еще малые. Хотя вполне могут открыть и дети. Если ребенку пять или шесть лет, почему бы не открыть дверь гостю. Тогда он спросит хозяина и назовет себя.

Тут, чувствовал он, наступит самое важное и самое трудное. Он уже знал, как это радостно и тревожно – встретить давнего своего знакомого.

И воспоминание, и удивление, и даже какое-то чувство неловкости от того странного открытия, что ты знал и помнил вовсе не этого стоящего перед тобой незнакомого человека, а другого, навечно оставшегося в далеком твоем прошлом, воскресить которое не в состоянии никто, кроме твоей не мутнеющей с годами памяти… Потом его, наверно, пригласят в комнату и он переступит порог. Само собой, квартира у них хорошая – блестящий паркет, диваны, ковры, – не хуже, чем у многих теперь в городе. У порога он оставит свой чемоданчик и снимет ботинки. Обязательно надо не забыть снять ботинки, говорят, в городе теперь повелся такой обычай, чтобы обувь снимать у порога. Это дома он привык в кирзе или резине переться прямо от порога к столу, но здесь он не дома. Значит, перво-наперво снять ботинки. Носки у него новые, купленные перед поездкой в сельмаге за рубль шестьдесят шесть копеек, с носками конфуза не будет.

Потом пойдет разговор, конечно, разговор будет нелегкий. Сколько он ни думал, не мог представить себе, как и с чего они начнут разговор. Но там будет видно.

Наверно, его пригласят за стол, и тогда он вернется за своим чемоданчиком, в котором всю дорогу тихонько булькает большая бутылка с заграничной наклейкой и дожидается своего часа кой-какой деревенский гостинец.

Хотя и в городе теперь сытно, но кольцо деревенской колбасы, баночка меду да пара копченых лещей собственного улова, наверно, окажутся не лишними на хозяйском столе.

Источник: https://www.libfox.ru/627052-vasiliy-bykov-volchya-staya.html

Обелиск – краткое содержание

   Однажды осенью журналист из районного издания узнал о смерти учителя Миклашевича, который жил в селе Сельцо. Тому было всего тридцать шесть лет. Ужасное чувство вины обрушилось на газетчика и он принял решение ехать туда. Водитель проезжавшего мимо грузовика взял нашего попутчика.

   На одной из учительских конференций Миклашевич обратился к журналисту за помощью. В военное время он был связан с партизанами, а пять его одноклассников убили немцы. Благодаря стараниям мужчины в их честь установили памятник. И ему нужна была какая-то помощь в одном сложном деле. Газетчик пообещал, что поможет – не успел.

   За поворотом стал виден обелиск. Журналист вышел и побрел к зданию школы. Тут приехал зоотехник с ящиком водки и показал, где поминают. Газетчик присел с пожилым человеком с орденской планкой. Тем временем принесли пару бутылок и наступило заметное оживление. Слово предоставили заведующему районо Ксендзову.

   Начальник стал поднимать стакан и рассказывать, какой покойный был активный общественный деятель и верный коммунист. Далее он начал говорить о великолепных успехах советского народа в экономических, научных, культурных областях… 

   Но Ксендзова резко прервал ветеран. – К чему говоришь про успехи?! Человек умер! Пьем тут, а Мороза никто и не вспоминает, хотя его имя должен бы знать каждый, – возмущался старик.

   Окружающие понимали, о чем речь, а вот для журналиста все оставалось загадкой. Он узнал, что ветеран – это бывший учитель Ткачук Тимофей Титович.

Читайте также:  Краткое содержание пикуль мальчики с бантиками точный пересказ сюжета за 5 минут

   Старик стал уходить. Журналист пошел следом. Ткачук присел на листву, а газетчик направился к обелиску. Сделан он был из бетона и огражден штакетником. Выглядело сооружение скромно, но было ухожено. На табличке из металла было дописано белой краской еще одно имя – Мороз А. И.

   К дороге приблизился ветеран и предложил добираться вместе. Журналист стал интересоваться, давно ли тот знал Миклашевича. Оказалось, с детства. Он считал его хорошим человеком и отличным преподавателем, – ребята очень любили. Когда покойный был маленьким, то и сам бегал за Морозом. Газетчик не знал о Морозе и ветеран поведал ему одну историю.

   Осенью в 1939 году была воссоединена Западная Белоруссия и Белорусская ССР. Ткачука отправили на запад для организации школ и колхозов. Молодой Тимофей заведовал районо и преподавал в школах.

В усадьбе Сельцо Мороз для ребят открыл школу. С ним работала полька Подгайская, которая не говорила по-русски, немного знала белорусский.

Женщина жаловалась на методы морозовского воспитания, Ткачук ездил с проверкой.

   Во дворе школы было полно детей. Они трудились – упало большое дерево, теперь его распиливали. С дровами было сложно, другие школы жаловались Ткачуку на нехватку топлива, а тут инициативу взяли в свои руки. Молодой парень направился к руководителю. Он хромал, что-то было с ногой. Алесь Иванович Мороз, – представился незнакомец.

   Преподаватель родился в Могилевщине. После учебы пять лет преподавал. Проблемы с ногой – с рождения. Мужчина сказал, что дети раньше посещали польскую школу и освоить белорусскую программу пока не просто. Учитель мечтал, чтобы ребята выросли достойными людьми и пытался служить примером.

   В январе 1941 года Тимофей Титович заехал в школу погреться. Дверь отворилась и он увидел мальчика лет 10-ти. Юноша сообщил, что учитель ушел проводить сестер. Вскоре прибыл замерзший Мороз.

Он пояснил, что раньше их провожал Коля Бородич, но сегодня он не появился и пришлось ему. Мать девочек в школу не пускала – не было обуви, тогда Алесь Иванович купил каждой ботинки.

Юношу, что открыл дверь, Мороз оставил в школе, потому что дома его избивал отец. Это и был Миклашевич Павлик.

   Вскоре местный прокурор Сивак сказал отдать Миклашевича отцу. Мороз отправил парня с родителем. Тот повел Павла и стал бить ремнем по дороге. Алесь Иванович выскочил и выхватил у Миклашевича-старшего ремень, мужчины чуть не затеяли драку. Вскоре пошли судебные разбирательства и преподаватель смог добиться, чтобы Павлика отдали в детдом. Но Мороз это решение выполнять не собирался..

Война изменила все. Шло немецкое наступление, советских же войск не видели.

   К концу третьего дня фашисты были уже в селе. Ткачук и другие думали, что немцев скоро выгонят. Четырехлетней войны не ожидали… Было много предателей из местных.

   Учителя примкнули к отряду казака Селезнева, позже добавился Сивак. Начали рыть окопы и готовиться к холодам. Было решено налаживать связи с местными селами и своими людьми. Селезнев отправил бойцов за информацией.

   Сивак вместе с Ткачуком зашли в Сельцо. Друг прокурора стал полицаем, а Мороз преподавал и дальше. Руководитель районо от Алеся такого не ожидал! Сивак все нудел, что зря его не репрессировали тогда..

   Ночь. Ткачук встретился с Алесем, а Сивак ждал на улице. Мороз объяснил, что маскируется  и не для того в ребят душу вкладывал, чтобы оккупанты их захватили. Вместе друзья приняли решение, что преподаватель будет докладывать партизанам о происходящем в селе.

   Мороз активно помогал. Он тайно слушал приемник и записывал военные сводки, распространяя их по селу и передавая партизанам. Зимой наши сидели в укрытиях: холод, еды мало – лишь почта поднимала настроение.

   Поначалу все было нормально. Фашисты и полицаи Алеся не трогали. Но однажды его заподозрили..

Полицай Лавченя, которого прозвали Каином прислуживал немцам. Раньше был обычным юношей, но на войне сразу переметнулся на вражью сторону. И вел себя также – убивал, грабил, насиловал. Как-то полиция ворвалась в здание школы. Обыскали книги, портфели и стали допрашивать Мороза.

Бородич задумал Каина убить, но Алесь Иванович запретил.

   Миклашевичу Павлу было 15 лет. Николай Бородич был старше всех, ему шел девятнадцатый год. В этой группе были еще Остап и Тимур Кожаны, однофамильцы Андрюша Смурный и Коля Смурный – всего шесть. Младшему Коле было 13 лет. И вот друзья придумали как обезвредить Каина.

   Каин часто бывал у отца, где развлекался и пил с немцами или коллегами. Все произошло неожиданно. Пришла весна, стал сходить снег. Тимофей Титович был назначен комиссаром. Однажды часовой привел неизвестного храмого. Это был Алесь. Учитель присел и сказал, что ребят схватили.

   Выяснилось, что Бородич подговорил других. Ночью хлопцы подпилили столбы у мостика, рассчитывая, что машина Каина угодит в овраг. Смурный и старший товарищ наблюдали в кустах, другие ушли. Автомобиль Каина, в котором помимо него были пассажиры и скот на мосту упал под мост. Но все, кроме немца уцелели и быстро выбрались наружу.

   Парни побежали в село, но их заметили. Вскоре все Сельцо знало об этом. Мороз искал Бородича, но парень исчез. Тогда Павел Миклашевич все рассказал преподавателю. Ночью полицай пришел к Алесю и сказал, что ребят поймали, а он – следующий.

   Мороз остался в отряде. На нем словно лица не было. Вскоре прибыла Ульяна – связная, которая приходила лишь в крайних случаях. Фашисты потребовали выдачи Мороза, грозились повесить детей. Ночью их матери прибежали к связной и молили о помощи.

   Алесь случайно подслушал и вызвался идти. Казак и Ткачук начали кричать, что фашисты не отпустят ребят, поубивают и его и их. Селезнев предложил продолжить разговор позже, но Мороз пропал! Что было потом узнавали от Гусака, а спустя время – от Миклашевича.

   Хлопцы сидели в амбаре, их допрашивали, пока ждали Мороза. Вначале дети не признавались, но во время пыток Бородич все рассказал и взял вину на себя. Думал, что других выпустят. Пришел Алесь Иванович, его скрутили и затащили в хату.

   Всех собрали. Ребятня, услышав голос учителя пала духом. Никто не думал, что Мороз сам пришел. Вечером всех семерых отвели на улицу. Кожанов Ваня выбежал к немцу и спросил, почему не отпускают их, говорили же, что им нужен только преподаватель. Фашист ударил парня по зубам, Иван стукнул его ногой. Мальчишку убили.

   Пленники шли по той тропе, где был мост. Алесь и Паша впереди, сзади остальные. Их сопровождали семеро полицаев и четверо немцев. Говорить было нельзя, руки крепко связаны за спинами.

   У моста Мороз прошептал Павлу, чтобы когда он крикнет – тот бежал к кустам. Виднелся лес. Вдруг Алесь Иванович громко вскрикнул и смотрел налево, как будто там кто-то был. Все оглянулись, даже Миклашевич, но потом парень побежал. В Павла стреляли, затем притащили и кинули в воду. Мороза побили так, что он не вставал уже.

   Ночью мальчишку нашли. Остальных увезли и издевались пять дней. В первый пасхальный день всех повесили. Первыми были учитель и Бородич, других вешали рядом. Так тела провисели пару дней. Зарыли у кирпичного завода, а потом перезахоронили ближе к селу.

   В 1944 году нашли гестаповские и полицейские бумаги. Среди них – рапорт Каина о Алесе Морозе. Там сообщалось, что он схватил главаря партизанской банды Мороза. Это вранье было выгодно и немцам и Каину.

С Селезнева требовали отчет о потерях. Он написал, что Мороз попал в плен, при том, что “партизаном” был два дня. И вот собралось два документа на учителя, которые опровергнуть было нереально.

Но Миклашевичу это удалось.

   Павел очень болел, лечился ежегодно. Простреленная насквозь грудь, начавшийся туберкулез из-за долгого пребывания в канаве напоминали о себе. Вроде удалось вылечить легкие, но остановилось сердце.

   Мимо ехал автомобиль Ксендзова, он согласился взять попутчиков. Далее начался спор, начальник районо говорил, что Мороз не герой, так как немцев не убивал, детей не спас.

А Миклашевич в живых остался случайно. Ветеран разозлился и стал доказывать водителю обратное, ведь Алесь жизнь отдал, чтобы такие как он, Ксендзов, знали о войне лишь по фильмам.

И пока он жив все узнают о подвиге учителя.

Наступила тишина. Машина подъезжала к городу..

Источник: http://szhato.ru/bykov/114-obelisk.html

Краткое содержание “Обелиск” Быкова В.В

Умер в белорусской деревне Сельцо не старый еще учитель Миклашевич.Еще подростком принимал он участие в партизанских делах. Его друзья-школьники расстреляны немцами в сорок втором. Миклашевич добился, чтобы в их честь поставили небольшой памятник в Сельце. На обелиске — пять имен школьников. И масляной краской неумело дописано: «Мороз А.И.».Вот и на поминках вспоминают Мороза.

Кто он — Мороз?Рассказывают о Морозе разные люди, а повествователь как бы «собирает картинку».Учитель. Ребята за ним «табуном ходили». Один из этих ребят — Миклашевич. Тоже стал учителем и тоже притягивал к себе детей как магнит.

На Мороза, учителя старой закалки, жаловались: «не поддерживает дисциплины, как равный ведет себя с учениками, учит без необходимой строгости, не выполняет программ наркомата…»

Мороз Алесь Иванович жил в боковушке при классе в школе, открытой в бывшем панском доме. В Гродненском районе многие говорят по-польски, а с белорусским и русским — проблемы. Но Мороз считает: «Главное, чтобы ребята теперь поняли, что они люди, не быдло, не ка-кие-то там вахлаки, какими паны привыкли считать их отцов, а самые полноправные граждане».

Учил детей на собственном примере. Вместе с учениками порубил на дрова огромное упавшее дерево. Учительница старой школы, пани Ядя, считает, что этим можно уронить свой авторитет.«В том, что мы сейчас есть как нация и граждане, главная заслуга сельских учителей ».У Мороза было много конфликтов.

Читайте также:  Краткое содержание данте божественная комедия по частям точный пересказ сюжета за 5 минут

Так, он позволил детям держать при школе собак, одна из которых ковыляла на трех лапах. А потом появился школьный скворец — тоже из доходяг. Был там и кот, жалкое такое создание, слепое, ничего не видит, а только мяукает — есть просит. На деле учил Мороз детей доброте.

По вечерам Мороз сам провожает девчушек из школы через лес, да еще и задерживается — помогает их матери с коровой, которой вздумалось растелиться. Этим же девочкам Мороз со скудной своей учительской зарплаты купил по паре ботинок, потому что мать решила их в морозы в школу не пускать.

Мальчика Павлика (Миклашевича) оставил жить у себя при школе, потому что пьяница-отец бил его.Отец обратился к прокурору с заявлением. По закону ребенок должен жить в семье. А мальчик как увидел отца — съежился, будто зверек, близко не подходит.Миклашевич-старший стал сына хлестать ремнем на виду у всей школы.

Тогда Мороз чуть ли в драку не полез, не дал негодяю забрать парнишку. Судебная комиссия в конце концов решила передать парня в детдом. Мороз с этим не спешил.Очень заботился учитель о том, чтобы дети читали. Книги для школьной библиотеки добывал, где только можно. Из старой усадьбы носил книги через реку по льду.

Провалился у самого берега под лед, простудился — и целый месяц провалялся больной. Но и больной, лежа у себя в каморке, читал детям вслух Толстого. Говорил, что две страницы этого великого учителя важнее всей классики.Крестьяне со всей округи смотрели на Мороза как на своего заступника.

Он разъяснял, давал советы, ездил хлопотать в район или в Гродно — на попутках, хромой человек с палочкой.И тут — война.Через три дня в Сельце уже были немцы.Мороз остался в школе, правда, не в усадьбе (немцы устроили там свою управу), а в сельской избе. Некоторые считали его немецким прихвостнем.

«Если вы имеете в виду мое теперешнее учительство, то оставьте ваши сомнения. Плохому я не научу. А школа необходима. Не будем учить мы — будут оболванивать они. А я не затем два года очеловечивал этих ребят, чтобы их теперь расчеловечили. Я за них еще поборюсь. Сколько смогу, разумеется».

«Хоть и под немецким контролем, но наверняка не на немцев работает Мороз. Если не на наше нынешнее, так на будущее», — так рассуждает бывший начальник учителя, а теперь партизан.Для партизан Мороз стал самым драгоценным помощником, приемник достал. Записывал, что услышал. Главное — сводки Совинформбюро. И отряд, и вся округа ими пользовалась.

У лесной сторожки висела дуплянка на сосне, туда пацаны их клали, а ночью партизаны забирали. Большой радостью была эта почта, особенно когда немцев из-под Москвы шибанули.Было в Сельце два полицая. Один, Лавченя, хоть и пошел в полицаи, но много добра в этом звании людям сделал. А другому дали кличку Каин, и он ее заслужил: осенью раненых командиров, прятавшихся в лесу, расстрелял, усадьбу партизанского связного спалил, а его родителей, жену с детьми — всех расстреляли. Над евреями в местечке издевался, облавы устраивал.

Каин все-таки что-то заподозрил вокруг Морозовой школы. Устроили обыск, допрос.-.Ученик-переросток Бородич намекнул своему учителю, которого он очень уважал, что есть возможность пристукнуть Каина. Но учитель запретил самовольничать.

К весне сорок второго года вокруг Мороза в Сельце сложилась небольшая, но преданная ему группа ребят. Павлу Миклашевичу шел тогда пятнадцатый год. Коля Бородич был самым старшим, ему подбиралось уж к восемнадцати. Еще были братья Кожаны — Тимка и Остап. Смурный Николай (самый младший, тринадцати лет) и Смурный Андрей — однофамильцы.

И вот эти отчаянные хлопцы в тайне от учителя решили все-таки уничтожить жестокого полицая.Ночью учитель явился в партизанский отряд: «Хлопцев взяли… » Сам Мороз еле вырвался — его предупредил полицай Лавченя.Бородич все-таки подбил ребят подстеречь Каина. Полицай на немецкой машине с немцем-фельдфебелем, солдатом и еще двумя полицаями прикатил на отцовский хутор.

В Сельце забрали свиней, похватали по хатам с десяток кур.Ребята все разведали и додумались подпилить мостик, по которому Каин и прочие должны были возвращаться в местечко. Машина полицая перевернулась, но погиб только один придавленный ею немец. Остальные увидели убегающую фигурку — это был мальчишка.

Лавченя постучал в дверь к учителю ночью и выпалил: «Удирай, учитель, хлопцев забрали, за тобой идут».Немцы и полицай вычислили, кто из ребят мог решиться на диверсию — и вычислили правильно.Мороз укрылся у партизан. Но прибежала связная Ульяна: «Фашисты требуют учителя, иначе расстреляют учеников!»Ясно, что и мальцов не отпустят, и учителя убьют.

«Пропали, видно, хлопцы. Это так. Но каково матерям? Им ведь еще жить надо».Партизаны удерживают Мороза, но тот идет сдаваться.Командир партизанского отряда считает необходимым изменить местоположение лагеря, ведь Мороз может под пытками выдать, где находятся партизаны.Бывший начальник учителя говорит, что Мороз ни за что никого не выдаст.

Ребят заперли в амбар, таскают на допросы, бьют, истязают. И ждут Мороза. «По селу распустили слух, что вот-де как поступают Советы:

чужими руками воюют, детей на заклание обрекают. Матери голосят, все лезут во двор к старосте, просят, унижаются, а полицаи их гонят. Николая Смурного мать, как самую горластую, тоже забрали за то, что на немца плюнула».В разгар пыток является сам Мороз. Немцы скрутили ему руки.

Каин написал своему начальству рапорт, что схватили главаря партизанской банды — Мороза. Так подлецу было выгодно.Повели ребят на смерть, связав руки за спиной. Иван, старший брат близнецов, кинулся: «Отпустите! Вы же обещали!» Фашист дал ему парабеллумом по зубам, Иван не стерпел — ударил того ногой в живот.

Его тут же расстреляли.Мороз знал, что Павлик Миклашевич хорошо бегает, и шепнул ему: «Как я закричу — беги!» Криком Мороз отвлек внимание фашистов, и Павлик побежал. Но попытка оказалась неудачной: беглеца подстрелили. Однако сочли его мертвым и сбросили в талую воду.

Там его и подобрала ночью та самая бабка, у которой квартировал Мороз. Бабка повезла мальчика к отцу — тому самому, что когда-то безжалостно стегал его ремнем. Отец привез из города доктора, лечил, прятал, сам натерпелся, а сына вынянчил.

Шестерых смертников продержали еще несколько дней, а в воскресенье, как раз на первый день Пасхи, повесили.Из семерых чудом уцелел один Миклашевич. Но болел постоянно: грудь прострелена навылет, да еще столько времени в талой воде пролежал. Начался туберкулез.

А потом неожиданно прихватило сердце — и умер не старый еще человек.И вот после похорон его разгораются споры: совершил Мороз подвиг или нет? Убил ли он хоть одного немца?«Он сделал больше,.чем если бы убил сто. Он жизнь положил на плаху. Сам. Добровольно».

Учитель — за своих учеников.

Источник: http://lit-helper.com/p_Kratkoe_soderjanie_Obelisk_Bikova_V_V

Шукшин «Волки» – краткое содержание – Русская историческая библиотека

Шукшин «Волки» – краткое содержание

Рассказ Василия Шукшина «Волки» представляет собой короткую, живую зарисовку напряжённого жизненного момента, где опасность ярко выявляет суть двух разных человеческих характеров: мелкого, корыстного – и широкого, смелого.

Иван Дегтярёв и его тесть, нудный, хлопотливый стяжатель Наум Кречетов, воскресным зимним утром отправляются на двух запряжённых санях в лес за дровами.

Отъехав уже далеко от деревни, они внезапно видят на пригорке пять волков, поджидающих добычу. Наума охватывает страшная паника. Он разворачивает своего коня и с криками «Грабю-ут!» пускается наутёк.

Волки с горы бросаются догонять людей и лошадей.

Василий Шукшин, автор рассказа «Волки»

Молодой, неопытный конь Ивана чуть мешкает и отстаёт. Волки быстро приближаются к саням Дегтярёва. Ивану грозит верная гибель, но он сохраняет самообладание. Вожак волчьей стаи, страшный и лютый, с палёной мордой, уже почти настигает его. Иван начинает стегать волка кнутом.

Оба приготовленных для рубки дров топора лежат в санях у тестя. С их помощью можно отбиться от волков, но Наум, не заботясь о зяте, спешит спасать собственную жизнь. «Дай топор!» – несколько раз кричит ему Иван, которого волки уже обходят с обеих сторон.

Откликнувшись, наконец, на громкие призывы зятя, Кречетов выбрасывает один топор на обочину дороги, но сам продолжает удирать. Иван выпрыгивает из саней и хватает топор, оказываясь один среди голодных хищников. Но как раз в этот момент вожак стаи кидается на его лошадь и задирает её.

Остальные волки тоже подбегают рвать и пожирать внутренности коня. Спеша насыщаться, они обращают мало внимания на человека, и это спасает Ивану жизнь.

Дегтярёв пешком уходит от них по лесной дороге. За поворотом он встречает тестя, который бросил его на растерзание волкам. Иван чувствует страшную ярость. Чтобы как-то освободиться от неё, он бросается было бить предателя.

Дегтярёв хочет в лесу сорвать справедливую злобу на тесте и потом никому не рассказывать про его подлый поступок.

Однако Наум, нахлёстывая коня, уезжает в деревню, ещё и стыдя Ивана тем, что он, «чёртов оглоед», «голый» пролез в их богатую родню.

Художественный фильм «В профиль и в анфас» (1977) по рассказам Василий Шукшина «Волки», «Чередниченко и цирк» и «Берега»

Вернувшись домой один, Иван выпивает стакан водки и идёт к Кречетовым разбираться. Тесть, теща и жена уже ждут его с милиционером. Иван бранит Наума, едва сдерживаясь, чтобы не броситься на него.

Но суетливый Кречетов ничуть не раскаивается, он наоборот при милиционере обвиняет зятя в намерении «недовольство своё показывать и людей возбуждать». Милиционер уже знает всю случившуюся в лесу историю. Желая помочь Ивану, он уводит его из дома Кречетовых – от греха подальше.

Чтобы Дегтярёв на пьяную голову сам не вернулся туда и не устроил драки, милиционер предлагает ему сесть на ночь в сельскую кутузку, где они вдвоём сыграют в шахматишки.

Автор текста

на нашем сайте вы можете прочесть и ПОЛНЫЙ ТЕКСТ рассказа Василия Шукшина «Волки». Читайте также краткие содержания сразу многих рассказов Василия Шукшина в одной статье

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/2996-shukshin-volki-kratkoe-soderzhanie

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector