Краткое содержание даррелл моя семья и другие звери точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание «Моя семья и другие звери» Дарелла Помощь по литературе

Из Англии на греческий остров Корфу переезжает семья Дарреллов, вдова миссис Даррелл и четверо ее детей: писатель Ларри двадцати трех лет, девятнадцатилетний любитель охоты Лесли, восемнадцатилетняя Марго и десятилетний Джерри, который с рождения увлекается животными. Страдая от климата туманного Альбиона, Дарреллы по инициативе Ларри надеются поправить свое здоровье на солнечном острове.

На Корфу Дарреллы встречают шофера Спиро, пользующегося уважением у местного населения, который становится преданным другом семьи. Спиро помогает Дареллам уладить проблемы с таможней м банком и снять небольшой дом землянично-розового цвета с садом и ванной.

Дарреллы постепенно обживаются на новом месте. Миссис Даррелл занимается хозяйством, Ларри пишет книги, Лесли охотится, Марго заигрывает с местными парнями, а Джерри со своим псом Роджером изучает природу острова. Сад становится для Джерри настоящей волшебной страной.

Целыми днями мальчик наблюдает за различными насекомыми, из окрестных рощ он слышит звон цикад. Однажды Джерри находит гнездо уховертки. Он ставит вокруг него защиту и наблюдает за ним. Но мальчику не везет: детеныши появляются ночью. Каждое утро Джерри, взяв Роджера, отправляется исследовать остров.

Местные жители приветливо относятся к мальчику, называют его «маленьким лордом», приглашают к себе в гости и угощают различными лакомствами.

Однажды Джерри покупает маленькую черепашку и называет ее Ахиллес. Домашние хорошо относятся к черепашке, пока она не начинает царапать любителей позагорать в саду. Из-за жалоб и угроз родственников Джерри приходится держать своего любимца под замком. Вскоре черепаха исчезает.

Семья находит питомца мертвым в старом колодце. Ахиллеса торжественно хоронят под кустиком земляники, которую он очень любил. Затем Джерри приобретает невероятно уродливого голубя и называет его Квазимодо. Квазимодо оказывается большим любителем музыки.

Вскоре выясняется, что это голубка, и Квазимодо улетает в лес с голубем.

Дарреллы считают, что Джерри нужно дать образование, и Ларри нанимает репетитора, своего друга-писателя. Тот старается обучить Джерри французскому языку, математике, истории, географии, но мальчика интересуют только животные.

Однажды репетитор знакомит Джерри со знаменитым ученым, доктором Теодором Стефанидесом, который увлечен зоологией не меньше, чем мальчик. Несмотря на разницу в возрасте и в знаниях, между Теодором и Джерри завязывается крепкая дружба. Теперь они вместе исследуют остров.

Мальчик поражен глубиной познаний и эрудицией своего нового друга, котрого не променяет ни за что на свете.

Наступает весна. Шофер Спиро узнает, что Марго встречается с турком, и с негодованием сообщает об этом миссис Даррелл. Мать приглашает молодого человека в гости. Дарреллы благосклонно относятся к поклоннику Марго, но когда он приглашает ее в кино, миссис Даррелл решает идти с ними. Вечер оказывается неудачным, и Марго расстается с молодым человеком.

Дарреллы ждут приезда друзей Ларри. Дом слишком мал для гостей, и семья переезжает в большой бледно-желтый особняк. Миссис Даррелл, Марго и Джерри едут в город.

В тот день выставляют мощи святого Спиридиона, покровителя острова. Толпа паломников уносит их к гробу, и Марго, которую мать не успела предупредить, страстно целует ноги святого, прося избавить ее от прыщей.

На следующий день она тяжело заболевает гриппом.

Джерри с псом Роджером осваивают новый сад. Под карнизом дома живут ласточки, и мальчик наблюдает за тем, как семьи этих птиц по-разному себя ведут.

Репетитор уезжает, и Джерри свободен, он снова целыми днями исследует остров. Однажды он видит, как черепахи выходят из под земли после зимней спячки.

Мальчик наблюдает за их брачными играми, и его коллекция пополняется черепашьим яйцом. Тем временем в дом съезжаются друзья Ларри.

В саду Джерри находит полуразрушенную стену, в трещинах которой водится множество насекомых. За ними охотятся жабы и гекконы. Но больше всего мальчика привлекают скорпионы.

Однажды он находит большую самку скорпиона с детенышами. Джерри кладет свою добычу в спичечный коробок, который открывает ничего не подозревающий Ларри.

В доме поднимается страшный переполох, Роджер кусает служанку за ногу, а у Ларри появляется страх перед спичечными коробками.

Вскоре Джерри находят учителя французского языка, бельгийского консула, большого любителя кошек.

Консул живет в бедном районе города и во время урока часто стреляет в окно из ружья, из жалости уничтожая бездомных и больных кошек, которым ничем не может помочь.

Уроки французского, на которых Джерри скучает, вдохновляют его на новые исследования с доктором Теодором, и миссис Даррелл приглашает ему еще одного учителя, студента. Чаще всего репетитор дает Джерри задание, а сам отправляется на прогулку с Марго.

Джерри приносит в дом птенца совы, которого, к удивлению мальчика, благосклонно встречают домашние. С наступлением лета вся семья купается ночью в заливе. Джерри встречает в море…стаю дельфинов. Летнее море фосфорицирует, а над ним кружатся вылетевшие из оливковых рощ светлячки.

Наступает день рождения Джерри. Семья выполняет все его заказы, особенно мальчик благодарен Лесли — он сделал для брата лодку, на которой можно обследовать расположенные недалеко от Корфу маленькие острова. Гости дарят имениннику двух щенков.

Миссис Даррелл замечает, что отношения между Марго и репетитором Джерри зашли слишком далеко, и студента рассчитывают. Марго считает, что ее жизнь разбита, а Джерри радуется, что остался без учителя.

С наступлением зимы начинается охотничий сезон. Лесли гордится своим умением метко стрелять, но Ларри считает, что большого ума на это не надо. Обиженный Лесли берет брата с собой на охоту, но тот промахивается и падает в канаву.

Простудившись, незадачливый охотник выпивает пару бутылок бренди и засыпает в комнате, где мать разожгла камин. Ночью начинается пожар.

Не вставая с кровати, Ларри дает указания, а когда пожар потушен, заявляет, что важны не действия, а работа мозга, и если бы не он, то все бы сгорели в своих постелях.

Дарреллы переезжают в маленький белоснежный дом. На новом месте Джерри изучает живущих в саду богомолов. Он наблюдает за войной между ними и гекконами. Один из гекконов поселяется в его спальне и приводит себе подругу. С очередной прогулки Джерри приносит домой двух огромных жаб, одна из которых случайно съедает самку геккона.

Миссис Даррелл находит Джерри очередного учителя, немолодого уже человека с горбом, похожего на гнома. Чтобы заинтересовать мальчика, ему сообщают, что репетитор — большой любитель птиц. Учитель приводит мальчика в огромную комнату, где все стены от пола до потолка увешаны клетками с самыми разными птицами. Джерри кажется, что он попал в рай.

Несмотря на общее увлечение, репетитор всерьез занимается с Джерри, для которого уроки мучительны и неинтересны. Мальчик оживляется только когда помогает учителю с птицами. Вскоре Джерри узнает, что его наставник живет вместе со своей матерью, которая разводит цветы и считает, что растения разговаривают, просто не каждый может их слышать.

С очередной прогулки Джерри приносит двух птенцов сороки. Ларри с Лесли настороженно относятся к новому приобретению брата, считая, что сороки воруют деньги и драгоценности. Вскоре птенцы начинают разгуливать по дому. Особенно их привлекает комната Ларри, в которую их не пускают.

Однажды в отсутствие хозяина птенцы туда проникают и переворачивают все вверх дном. Джерри решает соорудить для птенцов клетку и просит своего учителя помочь. Репетитор любит рассказывать невероятные истории, в которых он спасает некую Леди из разных бед. Рассказывая одну из историй, он признается, что владеет приемами борьбы, и Джерри просит его научить.

Пытаясь повторить прием, Джерри неудачно толкает учителя, и тот падает, ломая ребра.

Миссис Даррелл неосторожно приводит в дом терьера, невероятно глупую собаку с больной задней ногой. Нога все время выходит из сустава, и терьер издает душераздирающие крики.

Собака ходит по пятам за миссис Даррелл и воет, когда та уходит из дома. Вскоре терьер рожает щенка и разрывается между ним и своей хозяйкой.

Теперь миссис Даррелл выходит гулять в сопровождении четырех псов и служанки с щенком на подушке. Эту процессию Ларри называет «мамин цирк».

Как-то во время прогулки Джерри находит двух водяных ужей. Пытаясь их словить, он знакомится с заключенным, который убил свою жену, но за хорошее поведение может ездить на выходные домой. Он дарит мальчику свою чайку и приглашает на ночную рыбалку. Ларри приходит в ужас и от нового знакомства Джерри, и от новой птицы, считая, что это не чайка, а альбатрос, приносящий в дом несчастье.

Читайте также:  Краткое содержание осеева синие листья точный пересказ сюжета за 5 минут

Дарреллы готовятся к большому приему гостей. Джерри мечтает о новом приобретении для своего зверинца — золотых рыбках, и Спиро ловит их в пруду у королевской резиденции. Ужам от жары становится плохо, и Джерри выпускает их в прохладную ванну. Прибывают гости.

Пришедший с охоты Лесли идет принять ванну и вскоре выскакивает к гостям с душераздирающим криком «Змеи!». Ларри объясняет, что в их доме каждый коробок таит опасность, и рассказывает, как страдает от животных брата.

В подтверждении его слов кого-то из гостей кусает сидящая под столом чайка, а собаки устраивают драку из-за терьера.

Учитель сообщает миссис Дарелл, что передал Джерри все свои знания. Несмотря на то, что Джерри желает остаться полуобразованным, Дарреллы решают вернуться в Англию, чтоб дать ему образование. Плачущий Спиро, репетитор и Теодор провожают их. При виде многочисленных клеток с животными один из пограничников пишет в анкете: «Передвижной цирк и штат служащих».

Источник: http://pomosh-po-literatyre.imysite.ru/578_kratkoe_soderzhanie_moya_semya_i_drugie_zveri_darella.htm

«Моя семья и другие звери» краткое содержание

«Моя семья и другие звери» — автобиографическая повесть писателя-анималиста Джеральда Даррелла. Книга повествует о первых пяти годах (1935—1939), прожитых Дарреллом и его семьёй на греческом острове Корфу в Ионическом море

Повествование ведётся от лица десятилетнего Джерри Даррелла.

Из Англии на греческий остров Корфу переезжает семья Дарреллов, вдова миссис Даррелл и четверо её детей: писатель Ларри двадцати трёх лет, девятнадцатилетний любитель охоты Лесли, восемнадцатилетняя Марго и десятилетний Джерри, который с рождения увлекается животными. Страдая от климата туманного Альбиона, Дарреллы по инициативе Ларри надеются поправить своё здоровье на солнечном острове.

На Корфу Дарреллы встречают шофёра Спиро, пользующегося уважением у местного населения, который становится преданным другом семьи. Спиро помогает Дареллам уладить проблемы с таможней м банком и снять небольшой дом землянично-розового цвета с садом и ванной.

Дарреллы постепенно обживаются на новом месте. Миссис Даррелл занимается хозяйством, Ларри пишет книги, Лесли охотится, Марго заигрывает с местными парнями, а Джерри со своим псом Роджером изучает природу острова. Сад становится для Джерри настоящей волшебной страной.

Целыми днями мальчик наблюдает за различными насекомыми, из окрестных рощ он слышит звон цикад. Однажды Джерри находит гнездо уховёртки. Он ставит вокруг него защиту и наблюдает за ним. Но мальчику не везёт: детёныши появляются ночью. Каждое утро Джерри, взяв Роджера, отправляется исследовать остров.

Местные жители приветливо относятся к мальчику, называют его «маленьким лордом», приглашают к себе в гости и угощают различными лакомствами.

Однажды Джерри покупает маленькую черепашку и называет её Ахиллес. Домашние хорошо относятся к черепашке, пока она не начинает царапать любителей позагорать в саду. Из-за жалоб и угроз родственников Джерри приходится держать своего любимца под замком. Вскоре черепаха исчезает.

Семья находит питомца мёртвым в старом колодце. Ахиллеса торжественно хоронят под кустиком земляники, которую он очень любил. Затем Джерри приобретает невероятно уродливого голубя и называет его Квазимодо. Квазимодо оказывается большим любителем музыки.

Вскоре выясняется, что это голубка, и Квазимодо улетает в лес с голубем.

Дарреллы считают, что Джерри нужно дать образование, и Ларри нанимает репетитора, своего друга-писателя. Тот старается обучить Джерри французскому языку, математике, истории, географии, но мальчика интересуют только животные.

Однажды репетитор знакомит Джерри со знаменитым учёным, доктором Теодором Стефанидесом, который увлечён зоологией не меньше, чем мальчик. Несмотря на разницу в возрасте и в знаниях, между Теодором и Джерри завязывается крепкая дружба. Теперь они вместе исследуют остров.

Мальчик поражён глубиной познаний и эрудицией своего нового друга, котрого не променяет ни за что на свете.

Наступает весна. Шофёр Спиро узнаёт, что Марго встречается с турком, и с негодованием сообщает об этом миссис Даррелл. Мать приглашает молодого человека в гости. Дарреллы благосклонно относятся к поклоннику Марго, но когда он приглашает её в кино, миссис Даррелл решает идти с ними. Вечер оказывается неудачным, и Марго расстаётся с молодым человеком.

Дарреллы ждут приезда друзей Ларри. Дом слишком мал для гостей, и семья переезжает в большой бледно-жёлтый особняк. Миссис Даррелл, Марго и Джерри едут в город.

В тот день выставляют мощи святого Спиридиона, покровителя острова. Толпа паломников уносит их к гробу, и Марго, которую мать не успела предупредить, страстно целует ноги святого, прося избавить её от прыщей.

На следующий день она тяжело заболевает гриппом.

Джерри с псом Роджером осваивают новый сад. Под карнизом дома живут ласточки, и мальчик наблюдает за тем, как семьи этих птиц по-разному себя ведут.

Репетитор уезжает, и Джерри свободен, он снова целыми днями исследует остров. Однажды он видит, как черепахи выходят из под земли после зимней спячки.

Мальчик наблюдает за их брачными играми, и его коллекция пополняется черепашьим яйцом. Тем временем в дом съезжаются друзья Ларри.

В саду Джерри находит полуразрушенную стену, в трещинах которой водится множество насекомых. За ними охотятся жабы и гекконы. Но больше всего мальчика привлекают скорпионы.

Однажды он находит большую самку скорпиона с детёнышами. Джерри кладёт свою добычу в спичечный коробок, который открывает ничего не подозревающий Ларри.

В доме поднимается страшный переполох, Роджер кусает служанку за ногу, а у Ларри появляется страх перед спичечными коробками.

Вскоре Джерри находят учителя французского языка, бельгийского консула, большого любителя кошек.

Консул живёт в бедном районе города и во время урока часто стреляет в окно из ружья, из жалости уничтожая бездомных и больных кошек, которым ничем не может помочь.

Уроки французского, на которых Джерри скучает, вдохновляют его на новые исследования с доктором Теодором, и миссис Даррелл приглашает ему ещё одного учителя, студента. Чаще всего репетитор даёт Джерри задание, а сам отправляется на прогулку с Марго.

Джерри приносит в дом птенца совы, которого, к удивлению мальчика, благосклонно встречают домашние. С наступлением лета вся семья купается ночью в заливе. Джерри встречает в море стаю дельфинов. Летнее море фосфорицирует, а над ним кружатся вылетевшие из оливковых рощ светлячки.

Наступает день рождения Джерри. Семья выполняет все его заказы, особенно мальчик благодарен Лесли — он сделал для брата лодку, на которой можно обследовать расположенные недалеко от Корфу маленькие острова. Гости дарят имениннику двух щенков.

Миссис Даррелл замечает, что отношения между Марго и репетитором Джерри зашли слишком далеко, и студента рассчитывают. Марго считает, что её жизнь разбита, а Джерри радуется, что остался без учителя.

С наступлением зимы начинается охотничий сезон. Лесли гордится своим умением метко стрелять, но Ларри считает, что большого ума на это не надо. Обиженный Лесли берёт брата с собой на охоту, но тот промахивается и падает в канаву.

Простудившись, незадачливый охотник выпивает пару бутылок бренди и засыпает в комнате, где мать разожгла камин. Ночью начинается пожар.

Не вставая с кровати, Ларри даёт указания, а когда пожар потушен, заявляет, что важны не действия, а работа мозга, и если бы не он, то все бы сгорели в своих постелях.

Дарреллы переезжают в маленький белоснежный дом. На новом месте Джерри изучает живущих в саду богомолов. Он наблюдает за войной между ними и гекконами. Один из гекконов поселяется в его спальне и приводит себе подругу. С очередной прогулки Джерри приносит домой двух огромных жаб, одна из которых случайно съедает самку геккона.

Миссис Даррелл находит Джерри очередного учителя, немолодого уже человека с горбом, похожего на гнома. Чтобы заинтересовать мальчика, ему сообщают, что репетитор — большой любитель птиц. Учитель приводит мальчика в огромную комнату, где все стены от пола до потолка увешаны клетками с самыми разными птицами. Джерри кажется, что он попал в рай.

Несмотря на общее увлечение, репетитор всерьёз занимается с Джерри, для которого уроки мучительны и неинтересны. Мальчик оживляется только когда помогает учителю с птицами. Вскоре Джерри узнаёт, что его наставник живёт вместе со своей матерью, которая разводит цветы и считает, что растения разговаривают, просто не каждый может их слышать.

С очередной прогулки Джерри приносит двух птенцов сороки. Ларри с Лесли настороженно относятся к новому приобретению брата, считая, что сороки воруют деньги и драгоценности. Вскоре птенцы начинают разгуливать по дому. Особенно их привлекает комната Ларри, в которую их не пускают.

Однажды в отсутствие хозяина птенцы туда проникают и переворачивают всё вверх дном. Джерри решает соорудить для птенцов клетку и просит своего учителя помочь. Репетитор любит рассказывать невероятные истории, в которых он спасает некую Леди из разных бед. Рассказывая одну из историй, он признаётся, что владеет приёмами борьбы, и Джерри просит его научить.

Пытаясь повторить приём, Джерри неудачно толкает учителя, и тот падает, ломая рёбра.

Миссис Даррелл неосторожно приводит в дом терьера, невероятно глупую собаку с больной задней ногой. Нога всё время выходит из сустава, и терьер издаёт душераздирающие крики.

Собака ходит по пятам за миссис Даррелл и воет, когда та уходит из дома. Вскоре терьер рожает щенка и разрывается между ним и своей хозяйкой.

Теперь миссис Даррелл выходит гулять в сопровождении четырёх псов и служанки с щенком на подушке. Эту процессию Ларри называет «мамин цирк».

Как-то во время прогулки Джерри находит двух водяных ужей. Пытаясь их словить, он знакомится с заключённым, который убил свою жену, но за хорошее поведение может ездить на выходные домой. Он дарит мальчику свою чайку и приглашает на ночную рыбалку. Ларри приходит в ужас и от нового знакомства Джерри, и от новой птицы, считая, что это не чайка, а альбатрос, приносящий в дом несчастье.

Дарреллы готовятся к большому приёму гостей. Джерри мечтает о новом приобретении для своего зверинца — золотых рыбках, и Спиро ловит их в пруду у королевской резиденции. Ужам от жары становится плохо, и Джерри выпускает их в прохладную ванну. Прибывают гости.

Пришедший с охоты Лесли идёт принять ванну и вскоре выскакивает к гостям с душераздирающим криком «Змеи!». Ларри объясняет, что в их доме каждый коробок таит опасность, и рассказывает, как страдает от животных брата.

Читайте также:  Краткое содержание прокляты и убиты астафьев точный пересказ сюжета за 5 минут

В подтверждении его слов кого-то из гостей кусает сидящая под столом чайка, а собаки устраивают драку из-за терьера.

Учитель сообщает миссис Дарелл, что передал Джерри все свои знания. Несмотря на то, что Джерри желает остаться полуобразованным, Дарреллы решают вернуться в Англию, чтоб дать ему образование. Плачущий Спиро, репетитор и Теодор провожают их. При виде многочисленных клеток с животными один из пограничников пишет в анкете: «Передвижной цирк и штат служащих».

Источник: https://kratkoe.com/moya-semya-i-drugie-zveri-kratkoe-soderzhanie/

Читать

Так вот, иногда я успевала еще до завтрака целых шесть раз поверить в невероятное.

Белая королева.

Льюис Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье»

В этой книге я рассказал о пяти годах, прожитых нашей семьей на греческом острове Корфу. Сначала книга была задумана просто как повесть о животном мире острова, в которой было бы немножко грусти по ушедшим дням.

Однако я сразу сделал серьезную ошибку, впустив на первые страницы своих родных. Очутившись на бумаге, они принялись укреплять свои позиции и наприглашали с собой всяких друзей во все главы.

Лишь ценой невероятных усилий и большой изворотливости мне удалось отстоять кое-где по нескольку страничек, которые я мог целиком посвятить животным.

Я старался дать здесь точные портреты своих родных, ничего не приукрашивая, и они проходят по страницам книги такими, как я их видел.

Но для объяснения самого смешного в их поведении должен сразу сказать, что в те времена, когда мы жили на Корфу, все были еще очень молоды: Ларри, самому старшему, исполнилось двадцать три года, Лесли – девятнадцать, Марго – восемнадцать, а мне, самому маленькому, было всего десять лет.

О мамином возрасте никто из нас никогда не имел точного представления по той простой причине, что она никогда не вспоминала о днях своего рождения. Могу только сказать, что мама была достаточно взрослой, чтобы иметь четырех детей. По ее настоянию я объясняю также, что она была вдовой, а то ведь, как проницательно заметила мама, люди всякое могут подумать.

Чтобы все события, наблюдения и радости за эти пять лет жизни могли втиснуться в произведение, не превышающее по объему «Британскую энциклопедию», мне пришлось все перекраивать, складывать, подрезать, так что в конце концов от истинной продолжительности событий почти ничего не осталось. Пришлось также отбросить многие происшествия и лиц, о которых я рассказал бы тут с большим удовольствием.

Разумеется, книга эта не могла бы появиться на свет без поддержки и помощи некоторых людей. Говорю я об этом для того, чтобы ответственность за нее разделить на всех поровну. Итак, я выражаю благодарность:

Доктору Теодору Стефанидесу. Со свойственным ему великодушием он разрешил мне воспользоваться материалами из своей неопубликованной работы об острове Корфу и снабдил меня множеством плохих каламбуров, из которых я кое-что пустил в ход.

Моим родным. Как-никак это они все же дали мне основную массу материала и очень помогли в то время, пока писалась книга, отчаянно споря по поводу каждого случая, который я с ними обсуждал, и изредка соглашаясь со мной.

Моей жене – за то, что она во время чтения рукописи доставляла мне удовольствие своим громким смехом. Как она потом объяснила, ее смешила моя орфография.

Софи, моей секретарше, которая взялась расставить запятые и беспощадно искореняла все незаконные согласования.

Особую признательность я хотел бы выразить маме, которой и посвящается эта книга.

Как вдохновенный, нежный и чуткий Ной, она искусно вела свой корабль с несуразным потомством по бурному житейскому морю, всегда готовая к бунту, всегда в окружении опасных финансовых мелей, всегда без уверенности, что команда одобрит ее управление, но в постоянном сознании своей полной ответственности на всякую неисправность на корабле. Просто непостижимо, как она выносила это плавание, но она его выносила и даже не очень теряла при этом рассудок. По верному замечанию моего брата Ларри, можно гордиться тем методом, каким мы ее воспитали; всем нам она делает честь.

Думаю, мама сумела достичь той счастливой нирваны, где уже ничто не потрясает и не удивляет, и в доказательство приведу хотя бы такой факт: недавно, в какую-то из суббот, когда мама оставалась одна в доме, ей вдруг принесли несколько клеток.

В них было два пеликана, алый ибис, гриф и восемь обезьянок. Менее стойкий человек мог бы растеряться от такой неожиданности, но мама не растерялась.

В понедельник утром я застал ее в гараже, где за нею гонялся рассерженный пеликан, которого она пыталась кормить сардинами из консервной банки.

– Хорошо, что ты пришел, милый, – сказала она, еле переводя дух. – С этим пеликаном трудновато было управиться. Я спросил, откуда она знает, что это мои животные. – Ну, конечно, твои, милый. Кто же еще мог бы мне их прислать?

Как видите, мама очень хорошо понимает по крайней мере одного из своих детей.

И в заключение я хочу особо подчеркнуть, что все рассказанное тут об острове и его жителях – чистейшая правда. Наша жизнь на Корфу вполне бы могла сойти за одну из самых ярких и веселых комических опер.

Мне кажется, что всю атмосферу, все очарование этого места верно отразила морская карта, которая у нас тогда была.

На ней очень подробно изображался остров и береговая линия прилегающего континента, а внизу, на маленькой врезке, стояла надпись:

Предупреждаем: бакены, отмечающие мели, часто оказываются здесь не на своих местах, поэтому морякам во время плавания у этих берегов надо быть осмотрительней.

Резкий ветер задул июль, как свечу, и над землей повисло свинцовое августовское небо. Бесконечно хлестал мелкий колючий дождь вздуваясь при порывах ветра темной серой волной.

Купальни на пляжах Борнмута обращали свои слепые деревянные лица к зелено-серому пенистому морю, а оно с яростью кидалось на береговой бетонный вал.

Чайки в смятении улетали в глубь берега и потом с жалобными стонами носились по городу на своих упругих крыльях. Такая погода специально рассчитана на то, чтобы изводить людей.

В тот день все наше семейство имело довольно неприглядный вид, так как плохая погода принесла с собой весь обычный набор простуд, которые мы очень легко схватывали. Для меня, растянувшегося на полу с коллекцией раковин, она принесла сильный насморк, залив мне, словно цементом, весь череп, так что я с хрипом дышал через открытый рот.

У моего брата Лесли, примостившегося у зажженного камина, были воспалены оба уха, из них беспрестанно сочилась кровь. У сестры Марго прибавились новые прыщики на лице, и без того испещренном красными точками. У мамы сильно текло из носа и вдобавок начался приступ ревматизма.

Только моего старшего брата Ларри болезнь не коснулась, но было уже достаточно и того, как он злился, глядя на наши недуги.

Разумеется, Ларри все это и затеял.

Остальные в то время просто не в состоянии были думать еще о чем-нибудь, кроме своих болезней, но Ларри само Провидение предназначило для того, чтобы нестись по жизни маленьким светлым фейерверком и зажигать мысли в мозгу у других людей, а потом, свернувшись милым котеночком, отказываться от всякой ответственности за последствия. В тот день злость разбирала Ларри со все нарастающей силой, и вот наконец, окинув комнату сердитым взглядом, он решил атаковать маму как явную виновницу всех бед.

– И чего ради мы терпим этот проклятый климат? – спросил он неожиданно, поворачиваясь к залитому дождем окну.

 – Взгляни вон туда! И, уж если на то пошло, взгляни на нас… Марго раздулась, как тарелка с распаренной кашей… Лесли слоняется по комнате, заткнув в каждое ухо по четырнадцать саженей ваты… Джерри говорит так, будто он родился с волчьей пастью… И посмотри на себя! С каждым днем ты выглядишь все кошмарнее.

Мама бросила взгляд поверх огромного тома под названием «Простые рецепты из Раджпутаны» и возмутилась.

– Ничего подобного! – сказала она.

– Не спорь, – упорствовал Ларри. – Ты стала выглядеть как самая настоящая прачка… а дети твои напоминают серию иллюстраций из медицинской энциклопедии.

На эти слова мама не смогла подыскать вполне уничтожающего ответа и поэтому ограничилась одним лишь пристальным взглядом, прежде чем снова скрыться за книгой, которую она читала.

–Солнце… Нам нужно солнце!-продолжал Ларри.-Ты согласен, Лесс?.. Лесс… Лесс! Лесли вытащил из одного уха большой клок ваты. – Что ты сказал? – спросил он.

Читайте также:  Краткое содержание пелевин чапаев и пустота по частям точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=85628&p=1

Дарелл. “Моя семья и другие звери”. Рецензия читателей

«Моя семья и другие звери»- это произведение, которое можно читать и в юности, и в глубокой старости, и даже на смертном одре.

С первой же строчки мы ныряем вместе с семейством Даррелл в прекрасный мир острова Корфу, где раскинулись экзотические пляжи, воздух приятно пьянит ароматами цветов и душистых растений, листва олив трепещет и серебрится, словно рыбья чешуя, а в апельсиновых рощах деловито наливаются соком апельсины.

Автор весьма интересно комбинирует истории о зверятах с озорными приключениями своей неугомонной и заводной семейки. О ней стоит сказать особо.

Мама, что является самой демократичной мамой на свете, геройски переносит разнообразные увлечения своих детишек, помогая им изо всех маминых сил, ибо детские таланты развиваются только на свободе, поэтому им предоставлена возможность заниматься своими любимыми делами.

Сестра Марго – это леди, что покорила парней Корфу своим мини-бикини. Она парирует замечаниям о его величине: « Не будь такой старомодной, мамочка. Мы умираем всего лишь раз». Братья: нон-стоп охотник Ларри и Лесли.

Ларри – себялюбивый юноша, что имеет свое мнение обо всем и мечтает покорить человечество своими литературными нетленками, вскоре он черкнет отзыв о произведениях великого Джерри: «Маленький дьявол прекрасно пишет! Его стиль по свежести напоминает листья салата!».

Все они, так или иначе, стали невольными жертвами любви Джерри к животным. Ведь каждый миниатюрный спичечный коробок мог бы быть приютом для разных мерзких, на некоторый взгляд, шмелей, скорпионов и пауков, а дом превратился в кишащий живностью зоопарк.

Но хоть родственники и несколько потеснили зверят на страницах книги, главная роль отводится все же им. Увлечение ими Даррелла делает окружающий мир загадочным, обжигающим и интересным.

Животные становятся объектами наблюдения маленького Джерри, фанатично влюбленного в природу, и эта страсть передается читателю.

Да, читатель вдруг начинает чувствовать симпатию к мерзким и ужасным жабам, что усыпаны бородавками, ибо под взглядом Даррелла они трансформируются в чуть сдутые воздушные шарики, что мигают очаровательными глазенками и улыбаются робкой растерянной улыбкой; у зеленых попрыгунчиков-кузнечиков оказываются меланхолические личики; мохнатые гусеницы оборачиваются меховыми воротниками.

Животные, что стали друзьями героев и автора, это отдельный разговор. Скажем, пес Роджер “предан как собака”, он прекрасный спутник и просто незаменим в походах по розыску интересной живности.

В его компании вы сможете без устали смотреть рыцарские поединки черепах, заключая пари на победителя, который получит прекрасную даму и так как Роджер часто ошибался, к концу лета он задолжал приличную сумму.

Голубь Квазимодо, обладающий недюжинными музыкальными способностями, черепашка Ахиллес, разрываемая страстью к человеческому обществу и любовью к дикой земляничке.

Настоящая монолитная любовь к меньшим братьям словно освещает книгу изнутри, наполняя легкостью, позитивом, духовностью и душевностью и, конечно же, смеша, смеша, смеша до исступления! Да, англичане умеют шутить не хуже русских.

Однако, стоп! В ней, в этой чудной книге, есть и противопоказание для чтения. Если вы безумно любите животных, то после ее прочтения их коллекция в вашей обители увеличится вдвое, втрое и даже больше. Вы не сможете сказать: “нет”.

Источник: https://www.fabishek.com/2013/07/darell-moya-semya-i-drugie-zveri-recenziya/

Джеральд Даррелл. Моя семья и другие звери

После таких историй обязательно вспоминается что-то свое, а у меня таких воспоминаний – тьма тьмущая 🙂 Есть люди, которые не любят животных. А может, правильней будет сказать – есть люди, которых не любят животные? В любом случае, нашей семьи это не касается, скорее, – наоборот…

Мне было лет десять, когда вместо братика в доме появилась пара пушистых хомячков. Самец – Яшка – был просто красавчик. Коричневая спинка, светлое брюшко и между этими двумя расцветками белая полоска. Он очень походил на тех хомяков, которых рисуют в мультфильмах. Эдакий «мужчина-идеал».

Самочка – Дашка – тоже не отставала от современных стандартов. Она была абсолютной блондинкой. Нет, не белой! Она была круче (читай, моднее) – она была слегка розоватой. Парочка как-то сразу освоилась в доме. Им обустроили клетку, но разрешали погулять и по квартире.

Дашка, как настоящая женщина любила «прошвырнуться» по кухонному столу, а у Яшки было свое развлечение. Он любил кататься. Забирался дедушке на плечо и вниз головой съезжал по спине. И так бесконечное количество раз, пока дед не начинал ворчать, что у него уже вся спина исцарапана. Думаю, мы воспринимали их как членов семьи.

По крайней мере, когда в определенный момент Дашка перестала выходить из клетки и стала бить, кусать Яшку, едва тот пытался прошмыгнуть домой, дедушка вздохнул – ты смотри, все как у людей, поссорились – и сделал им две отдельные «спальни».

Мы очень переживали разлад в семье хомячков, подсовывали им всякие вкусности, пытаясь помирить, но все было бесполезно. А однажды я пришла со школы и заметила рядом с Дашкиной «спальней» шесть розовых червячков. Как же я испугалась… Детскому уму городской девочки представлялись картинки из фильмов ужасов. Немедленно был собран семейный совет.

Не понимаю, почему взрослым раньше не пришло в голову, что животные, живущие в паре, сделают попытку размножиться? Вот так, спустя всего какой-то месяц, хомяков в нашем доме стало восемь. Кажется, мы полюбили их еще больше. Конечно, ведь они такие славные – маленькие, разноцветные, пушистые комочки.

Жаль, но продолжалось это недолго… Каждых два месяца количество хомячков увеличивалось на шесть, семь, а то и восемь штук. В какой-то момент мы перестали давать им имена. Их было слишком много. На балконе стояли специальные ящики с одной стеклянной стенкой.

Дашка с Яшкой продолжали регулярно заниматься производством, малыши же в основном были заняты тем, что постоянно ели, а в перерывах грызли стенки ящиков. Иногда сбегали, разбредались по комнатам. Странно, но, утеряв свои имена, они стали восприниматься мной не как симпатичные хомячата, а как мыши, которых надо пугаться и, завидев, впрыгивать на диван или стол, издавая истошные вопли.

Знакомые советовали заняться продажей хомячков, даже уверяли, что это выгодно. Но в нашей семье четко поддерживался культ интеллигенции и я до сих пор испытываю стыд при слове «торговля». В итоге, мы отдали все свои ящики с тридцатью восьмью на тот момент хомячками дедушкиному коллеге, имевшему дачу.

В доме надолго восстановилась тишина и порядок, прерываемые изредка вздохами – дед мечтал о поющем кенаре. Или о собаке.

Его мечта исполнилась, когда я училась уже в институте. Мы с подругой старательно прогуливали пару по физкультуре.

Стояла осень, и было удивительно, как среди желтой листвы мы заметили на ветке желто-коричневую птичку. С полчаса мы предпринимали попытки поймать ее. А когда птичий комочек с бешено колотящимся сердцем забился в руках моей подруги, мы, забыв об опасности быть пойманными физруком, рванули почему-то именно на стадион.

Пара к тому времени уже закончилась, наши одногруппники были в раздевалке, а Герман Сергеевич, собирая инвентарь, посмотрел сначала в наши горящие глаза, потом на желтые, почти лимонные голову и хвост, торчащие из кулака моей подруги Юльки, и спокойно сказал – кенар, дальше последовала сумма стоимости кенара на рынке.

Ничего себе – прошептала Юлька. (Сумма равнялась половине нашей тогдашней стипендии!.) Кенар… – зачаровано пискнула я.

Все же дружба была в те времена сильнее, чем денежная зависимость. Кенар поселился у нас в квартире, радуя дедушку трелями в четыре колена.

Честно говоря, даже не помню как мы его назвали. Потому что история повторилась. Весной кенар стал петь меньше, часами выглядывая, как наказанный подросток, в окно. Тоскует – вздохнул дед и принес с птичьего базара канареиху.

Смешно, но она была такого же цвета, как Дашка – розоватая. И птенчики у нее появлялись так же регулярно… Сначала по четыре, потом по шесть… Мы выделили им одну лоджию. Потом стали раздавать птиц всем желающим, создавая конкуренцию зоомагазинам и птичьим рынкам. В конце концов, оставили себе самого певучего и харизматичного сыночка (вот его имя помню – Гошка).

Жизнь снова вошла в нормальное русло, но…

Но дальше были еще попугаи, кошки и собаки. Были, конечно и рыбки, но не так размножаесто. Воооот такой у нас дом. Просто страшно заводить детей :))

Источник: http://www.ListRead.ru/cofelimon/book/dzherald_darrell/moya_semya_i_drugie_zveri.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector