Краткое содержание лермонтов тамбовская казначейша точный пересказ сюжета за 5 минут

Тамбовская казначейша

Вы здесь

Поэму Тамбовская казначейша написал в 1838 году Михаил Лермонтов. Опубликована она была не позднее января того же 1838 года, а работать над поэмой Тамбовская казначейша Лермонтов начал во второй половине 1837 года.

Поэма Тамбовская казначейша показывает, что Лермонтов продолжил традицию Александра Пушкина повести в стихах. Сам Лермонтов подчеркивал связь своего произведения с поэмой “Евгений Онегин”, поскольку их объединяет не только 14-строчная строфа, но и лирические отступления, а также изображение нравов провинциального дворянства.

Читайте ниже краткое содержание поэмы Тамбовская казначейша.

Это при царе Алексее Михаиловиче в степные сии края ссылали бродяг да фальшивомонетчиков, а как погубернаторствовал на опальной Тамбовщине Гаврила Державин, в ту пору полуопальный, приосанился Тамбов, на многих картах имперских кружком отметился и мостовыми обзавелся.

Полвека минуло, а не окривели три главные улицы, певцом Фелицы спрямленные, и будочники, как и при нем, в будках торчат, и трактиры, с нумерами, благоденствуют: один «Московский», а другой — «Берлин». Одна беда — скука: невесты в избытке, в женихах — недостача.

А ежели кого и просватают, как раскрасавицу Авдотью Николавну — за господина Бобковского, казначея, — так разве ж везение это? Лыс благоверный, стар да угрюм, и тот еще черт: картежник — и преудачлив.

Играет — и по-крупному — в собственном доме, колоды, по слухам, крапленые, со всех уездов понтеры к Бобковским слетаются, иные — на хозяйку заглядываются: «прелакомый кусок»! Флирту «вприглядку» казначей не препятствует, за женой — в оба следит, ревнив, да сам же ее и учит, «как бросить вздох иль томный взгляд»; чем крепче, дескать, «влюбчивый понтер» втюрится, тем скорее проиграется. Скуп между тем несносно! С юных лет при казне состоит, а жену «довольно просто» содержит: ни чепцов тебе из Москвы, ни шляпок из Петербурга. Но казначейша, душенька, и в самостроке тамбовском чудо как хороша, и на судьбу, похоже, не ропщет: ступает плавно, держится гордо и смотрит спокойно. Даже известие чрезвычайное, весь «круг дворянский» всполошившее — «полк-де, уланский, в Тамбове зимовать будет», — сердечного покоя «красавицы в осьмнадцать лет» не нарушает. Даже и вступление в славный городок жданно-желанных улан не подымет ленивицу с жарких перин.

На весь Тамбов полковая музыка гремит, кони вороные ржут, девы губернские к пыльным окнам прилипли, а у Авдотьи Николаевы — «час лучший утреннего сна».

Кузина мадам Бобковской, тоже, заметим, замужняя, — от страсти нездешней к красавцу улану горит-пылает; чуть свет прилетела, сорокой трещит: и конь у него что картинка!..

Жаль, что всего лишь корнет… Казначейша сестрицыной тайне тихо сочувствует, очей незабудковых от вечной канвы не подымая…

Однако ж и Дунечка — не Диана, крепилась-крепилась, не устояла. Муж, как почаевничали, — в присутствие, а жена с рукодельем — к окошку, да как раз к тому самому, что на трактир «Московский» выходит. Глядит — и — о, Господи! — «окно в окно» с ее опочивальней — улан, мужчина и без… Нет-нет, улан, то бишь штаб-ротмистр Гарин, вполне одет.

И даже приодет: архалук персидский, ермолка цвета спелой вишни «с каймой и кистью золотой», и чубук особенный — узорный, бисерный. Хоть живописцу позируй. Но — увы! У тамбовчанок, а тем паче хорошеньких, свои, тамбовские, о приличиях понятия.

Мужчина в нумерах — и без мундира?! Какой позор и срам! Окошко — стук! — захлопывается, занавесочка опускается.

Впрочем, улан доволен: начало есть! Мужчина он холостой, вольный, свет повидавший, не волокита, но и не промах, в женских душах не хуже, чем в лошадях, разбирается. И прав оказывается: дня через два бело-розовая казначейша опять появляется в окне, на этот раз «в заботливом наряде».

Гарин же, чтобы проучить провинциалочку, встает — и едет со двора, и до утра не возвращается. И так — три дня подряд. И представьте — не взбрыкнула кобылка, хоть и с норовом, — наоборот, присмирела, а вскорости и осмелела.

Крутят наши герои роман вприглядку да через улицу, пока Тамбов почивает, а казначей в казначействе с казенной суммой живет как с собственной казной!

Время меж тем течет-утекает, Дуне амурных посиделок у окошка вроде как и достаточно, да Гарину уж очень не терпится — не сказонный же он персонаж, чтобы молча вздыхать, — «пора к развязке». Наконец посчастливилось.

На именинных торжествах у губернского предводителя улана и казначейшу ничего не подозревающие хозяева усаживают рядышком за обеденным столом. И уж тут-то штаб-ротмистр не теряется, благо на балконе вовсю наяривают полковые трубачи, а соседи по столу отчаянно гремят ножами-вилками-тарелками.

Дуня в немом восторге, а все-таки в обмен на страстное признание обещает лишь нежную дружбу (таков обычай деревенский).

Нежной дружбой улан наш сыт по горло, да и какой настоящий мужчина обращает внимание на женский лепет? Особенно ежели видит, что сердце красавицы колотится-трепещет, плененное и взором его могучим, и пылом зрелым, тридцатилетним, и мягкими кудрями.

Кое-как скоротав ночь, утречком, еле дождавшись, пока старый ревнивый муж отъедет в присутствие, штаб-ротмистр заявляется к Бобковским. Слуги дрыхнут. Авдотья Николавна еще у себя, в спальне.

А что делает жена, когда мужа нет дома? Не одеваясь и не причесываясь, в «шлафоре», сном беспокойным (уланы… сабли… шпоры) измятом, берется душенька за рукоделие и предается мечтам.

Сие приятное занятие прерывает Гарин, распахивает дверь и с места в карьер— по-улански — изъясняет ситуацию: либо Дуня отдается ему здесь и сейчас, либо он — и тоже здесь и сейчас — «умрет от пистолета», то есть застрелится на глазах у жестокой.

Растерявшаяся поначалу (Гарин совсем было поверил: «через минуту для него любви наступит торжество»), Авдотья Николавна вдруг вспыхивает от стыда и отталкивает нетерпеливца: ступайте, дескать, вон, а не то кликну слуг! Сообразив, что это не притворство, а упорство, и тамбовскую твердыню наскоком-приступом не возьмешь, улан — о верх всех унижений! — опускается на колени и уже не требует, не угрожает — «молит жалобно». И кто знает, может, и сжалилась бы Дуня над бедолагой, да дверь опять распахивается настежь: казначей! Сумрачно взглянув друг другу в глаза, соперники расходятся, не проронив ни слова. Вернувшись к себе в нумер, штаб-ротмистр срочно снаряжает пули и пистолет. Как бы не так! Вместо приличного вызова на дуэль казначей присылает обидчику неприличное приглашение «на вистик».

Гарин в раздумье: нет ли здесь какого подвоха? Но наступает вечер, и, глянув в окно, он видит, что у соседа и впрямь гости: «дом полон, что за освещенье!» Встречает улана сама хозяйка — холодно, как чужого, об утренней сцене ни слова.

Обескураженный, Гарин проходит дальше, в кабинет, где его ждет еще один сюрприз: казначей — сама любезность, потчует обидчика вареньем, собственноручно подносит шампанское. Игра между тем набирает обороты, из благоразумной становится азартной.

Проигравшие бледны, рвут карты, кричат, счастливцы же звонко чокаются стаканами, а казначей-банкомет мрачнее тучи: впервые в жизни удача выскальзывает из рук, и, взбесившись, он спускает все, дочиста: собственный дом и «все, что в нем или при нем» (мебель, коляску, лошадей, хомуты и даже Дунечкины сережки).

Время, однако, позднее, свечи догорают, скоро и светать начнет, понтеры выдохлись — не разойтись ли по домам? — да и проигравшийся банкомет в трансе. Пора, пора закругляться! И вдруг казначей, словно очнувшись, просит игроков не расходиться и позволить ему еще одну, последнюю «талью», чтоб отыграть именье — «иль проиграть уж и жену».

Понтеры в ужасе — какое злодейство! — один лишь Гарин принимает злодейское условье. Авдотья Николавна, забившись в кресло, ни жива ни мертва, но собравшимся не до переживаний несчастной красавицы, ведь идет нешуточная битва. Улан играет отчаянно, и судьба, посмеявшись напоследок, окончательно отворачивается от старика Бобковского — «жребий выпал час настал».

В тишине, ни единого слова не произнося, «медленно и плавно» подходит к игорному столу проигранная казначейша — ни слез, ни истерики, ни упреков! Молча смотрит на мужа и молча бросает ему в лицо свое венчальное кольцо. И — в обморок. Улан, не будь дурак, не мешкая, хватает выигрыш в охапку и отправляется восвояси, благо нести недалеко, да и не тянет ноша, ежели своя.

Читайте также:  Краткое содержание еврипид ипполит точный пересказ сюжета за 5 минут

А что потом, спросите? А ничего. С недельку посудачили, девы губернские улана осудили, казначей попробовал найти защитников и, кажется, нашел нескольких, но ни дуэли, ни доброй ссоры за сим не последовало. Тамбов, милостивые государи, это Тамбов. В Тамбове все спокойно.

Вы прочитали краткое содержание поэмы Тамбовская казначейша. Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Обращаем ваше внимание, что краткое содержание поэмы Тамбовская казначейша не отражает полной картины событий и характеристику персонажей. Рекомендуем вам к прочтению полную версию поэмы.

Новиков В. И., Кандахсазова Д. Р, “Все шедевры мировой литературы в кратком изложении, сюжеты и характеры, русская литература XIX века”. Энциклопедическое издание.

Другие краткие содержания

Источник: https://reedcafe.ru/summary/tambovskaya-kaznacheysha

Краткое содержание Тамбовская казначейша в сокращении (Лермонтов М. Ю.)

(1838г.)

При царе Алексее Михайловиче на Тамбовщину ссылали фальшивомонетчиков и бродяг. А после того как губернатором на опальной Тамбовщине стал Гаврила Державин, эти края приосанились, облагородились.

Полвека минуло, а Тамбов преобразился: мостовые, трактиры – все как положено. Только скука здесь стоит неописуемая, невест много, а женихов недостает.

Местную раскрасавицу Авдотью Николаевну просватали за господина Бобковского, старого и угрюмого казначея.

Бобковский – удачливый картежник, играет в собственном доме, по-крупному и, говорят, краплеными колодами. Понтеры со всех уездов съезжаются в дом к Бобковским, не столько поиграть, сколько на казначейшу хорошенькую поглазеть.

А старый скряга Бобковский, хоть и ревнивый жутко, а флирту жены с гостями не препятствует. Чем сильнее понтер втюрится, тем быстрее все проиграет. Жену Бобковский подарками не балует, но она, кажется, всем довольна и на жизнь не жалуется.

Известие о том, что в Тамбове будет зимовать уланский полк, всполошило всю женскую часть населения, кроме Авдотьи Николаевны. Она равнодушно воспринимает любовные переживания своей замужней кузины, которая горит от страсти к красавцу-корнету. Но все же, и Дунечка не устояла.

Как-то, сидя с рукоделием у окна, которое выходит как раз на трактир “Московский”, она заметила улана-красавца (штаб-ротмистра Гарина) без мундира, хотя

и очень прилично одетого. У тамбовчанок свои понятия о приличии, и казначейша быстрее закрывает окошко, подальше от такого срама.

Улан доволен, начало положено. Их встречи одними взглядами через окошко продолжаются, но Гарину, конечно, этого мало. При первом же удобном случае он объясняется ей в любви.

Она предлагает свою нежную дружбу, но зрелому, тридцатилетнему, холостому красавцу нужно совсем другое. В отсутствие Бобковского, ранним утром Гарин пробирается в спальню к казначейше и грозит самоубийством, если она не отдастся ему тут же.

В это время появляется муж, Гарин молча уходит. Он ждет вызова на дуэль, а получает приглашение на игру.

Вечером Гарин в доме у Бобковских. Игра набирает обороты. Но удача отвернулась от старого картежника, и Бобковский проиграл все. Чтобы отыграться, он ставит на кон молодую жену, вызов принимает Гарин и выигрывает. Авдотья Николаевна подходит, швыряет обручальное кольцо в мужа и падает в обморок. Гарин не растерялся, подхватил выигрыш и отправился восвояси.

А что дальше? Ничего. Посудачили немного и опять в Тамбове все спокойно.

Пересказ для Вас подготовила Nadezhda84

(Пока оценок нет)

Источник: http://ege-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-tambovskaya-kaznachejsha-v-sokrashhenii-lermontov-m-yu/

Тамбовская казначейша – краткое содержание. Лермонтов М.Ю

Это при царе Алексее Михаиловиче в степные сии края ссылали бро­дяг да фальшивомонетчиков, а как погубернаторствовал на опальной Тамбовщине Гаврила Державин, в ту пору полуопальный, приосанил­ся Тамбов, на многих картах имперских кружком отметился и мос­товыми обзавелся.

Полвека минуло, а не окривели три главные улицы, певцом Фелицы спрямленные, и будочники, как и при нем, в будках торчат, и трактиры, с нумерами, благоденствуют: один «Мос­ковский», а другой — «Берлин». Одна беда — скука: невесты в из­бытке, в женихах — недостача.

А ежели кого и просватают, как раскрасавицу Авдотью Николавну — за господина Бобковского, каз­начея, — так разве ж везение это? Лыс благоверный, стар да угрюм, и тот еще черт: картежник — и преудачлив.

Играет — и по-крупно­му — в собственном доме, колоды, по слухам, крапленые, со всех уездов понтеры к Бобковским слетаются, иные — на хозяйку загля­дываются: «прелакомый кусок»! Флирту «вприглядку» казначей не препятствует, за женой — в оба следит, ревнив, да сам же ее и учит, «как бросить вздох иль томный взгляд»; чем крепче, дескать, «влюб­чивый понтер» втюрится, тем скорее проиграется. Скуп между тем несносно! С юных лет при казне состоит, а жену «довольно просто» содержит: ни чепцов тебе из Москвы, ни шляпок из Петербурга. Но казначейша, душенька, и в самостроке тамбовском чудо как хороша, и на судьбу, похоже, не ропщет: ступает плавно, держится гордо и смотрит спокойно. Даже известие чрезвычайное, весь «круг дворян­ский» всполошившее — «полк-де, уланский, в Тамбове зимовать

276

будет», — сердечного покоя «красавицы в осьмнадцать лет» не нару­шает. Даже и вступление в славный городок жданно-желанных улан не подымет ленивицу с жарких перин.

На весь Тамбов полковая музыка гремит, кони вороные ржут, девы губернские к пыльным окнам прилипли, а у Авдотьи Николае­вы — «час лучший утреннего сна».

Кузина мадам Бобковской, тоже, заметим, замужняя, — от страсти нездешней к красавцу улану горит-пылает; чуть свет прилетела, сорокой трещит: и конь у него что кар­тинка!.. Жаль, что всего лишь корнет…

Казначейша сестрицыной тайне тихо сочувствует, очей незабудковых от вечной канвы не поды­мая…

Однако ж и Дунечка — не Диана, крепилась-крепилась, не устоя­ла. Муж, как почаевничали, — в присутствие, а жена с рукодельем — к окошку, да как раз к тому самому, что на трактир «Московский» выходит. Глядит — и — о, Господи! — «окно в окно» с ее опочи­вальней — улан, мужчина и без… Нет-нет, улан, то бишь штаб-рот­мистр Гарин, вполне одет.

И даже приодет: архалук персидский, ермолка цвета спелой вишни «с каймой и кистью золотой», и чубук особенный — узорный, бисерный. Хоть живописцу позируй. Но — увы! У тамбовчанок, а тем паче хорошеньких, свои, тамбовские, о приличиях понятия.

Мужчина в нумерах — и без мундира?! Какой позор и срам! Окошко — стук! — захлопывается, занавесочка опус­кается.

Впрочем, улан доволен: начало есть! Мужчина он холостой, воль­ный, свет повидавший, не волокита, но и не промах, в женских душах не хуже, чем в лошадях, разбирается. И прав оказывается: дня через два бело-розовая казначейша опять появляется в окне, на этот раз «в заботливом наряде».

Гарин же, чтобы проучить провинциалоч­ку, встает — и едет со двора, и до утра не возвращается. И так — три дня подряд. И представьте — не взбрыкнула кобылка, хоть и с норовом, — наоборот, присмирела, а вскорости и осмелела.

Крутят наши герои роман вприглядку да через улицу, пока Тамбов почивает, а казначей в казначействе с казенной суммой живет как с собствен­ной казной!

Время меж тем течет-утекает, Дуне амурных посиделок у окошка вроде как и достаточно, да Гарину уж очень не терпится — не ска-

277

зонный же он персонаж, чтобы молча вздыхать, — «пора к развязке». Наконец посчастливилось. На именинных торжествах у губернского предводителя улана и казначейшу ничего не подозревающие хозяева усаживают рядышком за обеденным столом.

И уж тут-то штаб-рот­мистр не теряется, благо на балконе вовсю наяривают полковые тру­бачи, а соседи по столу отчаянно гремят ножами-вилками-тарелками. Дуня в немом восторге, а все-таки в обмен на страстное признание обещает лишь нежную дружбу (таков обычай деревенский).

Нежной дружбой улан наш сыт по горло, да и какой настоящий мужчина об­ращает внимание на женский лепет? Особенно ежели видит, что сердце красавицы колотится-трепещет, плененное и взором его могу­чим, и пылом зрелым, тридцатилетним, и мягкими кудрями.

Читайте также:  Краткое содержание продавец воздуха беляева точный пересказ сюжета за 5 минут

Кое-как скоротав ночь, утречком, еле дождавшись, пока старый ревнивый муж отъедет в присутствие, штаб-ротмистр заявляется к Бобковским. Слуги дрыхнут. Авдотья Николавна еще у себя, в спаль­не. А что делает жена, когда мужа нет дома? Не одеваясь и не при­чесываясь, в «шлафоре», сном беспокойным (уланы… сабли…

шпоры) измятом, берется душенька за рукоделие и предается мечтам. Сие приятное занятие прерывает Гарин, распахивает дверь и с места в карьер — по-улански — изъясняет ситуацию: либо Дуня отдается ему здесь и сейчас, либо он — и тоже здесь и сейчас — «умрет от писто­лета», то есть застрелится на глазах у жестокой.

Растерявшаяся поначалу (Гарин совсем было поверил: «через минуту для него любви наступит торжество»), Авдотья Николавна вдруг вспыхивает от стыда и отталкивает нетерпеливца: ступайте, дескать, вон, а не то кликну слуг! Сообразив, что это не притворство, а упорство, и тамбовскую твердыню наскоком-приступом не возьмешь, улан — о верх всех унижений! — опускается на колени и уже не требует, не угрожа­ет — «молит жалобно». И кто знает, может, и сжалилась бы Дуня над бедолагой, да дверь опять распахивается настежь: казначей! Сум­рачно взглянув друг другу в глаза, соперники расходятся, не проронив ни слова. Вернувшись к себе в нумер, штаб-ротмистр срочно снаря­жает пули и пистолет. Как бы не так! Вместо приличного вызова на дуэль казначей присылает обидчику неприличное приглашение «на вистик».

Гарин в раздумье: нет ли здесь какого подвоха? Но наступает

278

вечер, и, глянув в окно, он видит, что у соседа и впрямь гости: «дом полон, что за освещенье!» Встречает улана сама хозяйка — холодно, как чужого, об утренней сцене ни слова. Обескураженный, Гарин проходит дальше, в кабинет, где его ждет еще один сюрприз: казна­чей — сама любезность, потчует обидчика вареньем, собственноручно подносит шампанское.

Игра между тем набирает обороты, из благо­разумной становится азартной.

Проигравшие бледны, рвут карты, кричат, счастливцы же звонко чокаются стаканами, а казначей-банко­мет мрачнее тучи: впервые в жизни удача выскальзывает из рук, и, взбесившись, он спускает все, дочиста: собственный дом и «все, что в нем или при нем» (мебель, коляску, лошадей, хомуты и даже Дунечкины сережки).

Время, однако, позднее, свечи догорают, скоро и светать начнет, понтеры выдохлись — не разойтись ли по домам? — да и проигравшийся банкомет в трансе. Пора, пора закругляться! И вдруг казначей, словно очнувшись, просит игроков не расходиться и позволить ему еще одну, последнюю «талью», чтоб отыграть име­нье — «иль проиграть уж и жену».

Понтеры в ужасе — какое зло­действо! — один лишь Гарин принимает злодейское условье. Авдотья Николавна, забившись в кресло, ни жива ни мертва, но собравшимся не до переживаний несчастной красавицы, ведь идет нешуточная битва.

Улан играет отчаянно, и судьба, посмеявшись напоследок, окончательно отворачивается от старика Бобковского — «жребий выпал час настал». В тишине, ни единого слова не произнося, «медленно и плавно» подходит к игорному столу проигранная казна­чейша — ни слез, ни истерики, ни упреков! Молча смотрит на мужа и молча бросает ему в лицо свое венчальное кольцо. И — в обморок. Улан, не будь дурак, не мешкая, хватает выигрыш в охапку и отправ­ляется восвояси, благо нести недалеко, да и не тянет ноша, ежели своя.

А что потом, спросите? А ничего. С недельку посудачили, девы гу­бернские улана осудили, казначей попробовал найти защитников и, кажется, нашел нескольких, но ни дуэли, ни доброй ссоры за сим не последовало. Тамбов, милостивые государи, это Тамбов. В Тамбове все спокойно.

А. М. Марченко

Источник: http://myessay.ru/2015-05-13-18-15-43/12737-2017-08-03-21-51-21.html

Лермонтов «Тамань» – краткое содержание – Русская историческая библиотека

Лермонтов «Тамань» – краткое содержание

«Тамань» – третья повесть «Героя нашего времени» (см. его краткое содержание и полный текст по главам), и первая, чьё содержание заимствовано из «дневников Печорина».

Автор романа пишет в предисловии: узнав, что Печорин, возвращаясь из Персии, умер, я получил право печатать его записки и решил это сделать, потом что заинтересовался тем, с какой беспощадной искренностью автор выставляет в них наружу собственные слабости и пороки.

История души человеческой, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она – следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление.

Будучи на военной службе, Печорин раз ночью приехал по казённой надобности в захудалый городишко Тамань. Казачий десятник долго не мог найти ему хату для постоя: все были заняты. Свободна оказалась лишь одна, но десятник загадочно предупредил, что «там нечисто».

Лермонтов. Герой нашего времени. Максим Максимыч, Тамань. Художественный фильм

Эта хата стояла на обрыве моря. На стук дверь не сразу отперли, но наконец из дома вышел слепой мальчик лет 14-ти, с бельмами в обоих глазах. Хозяйки дома не было. Слепой мальчик, сирота, жил у нею из милости.

Войдя в хату, Печорин со слугой-казаком легли спать на лавках. Казак быстро заснул, но Печорин долго не мог сомкнуть глаз – и вдруг увидел быстро мелькнувшую за окном тень. Он встал, вышел из хаты и увидел, как слепой мальчик с каким-то свёртком идёт к пристани, наощупь находя дорогу.

Печорин тихо пошёл за ним. У морского берега рядом со слепым появилась женщина. Они стояли, разговаривая, пока вдали, среди волн, не показалась лодка.

По обрывкам разговора Печорин понял, что в лодке плывёт контрабандист Янко. На море был шторм, но Янко, умело гребя вёслами, счастливо причалил к берегу. Втроём со слепым и женщиной они начали вытаскивать из лодки какие-то узлы и уносить их куда-то. Не став больше следить за ними, Печорин пошёл спать.

Утром вернулась старая хозяйка хаты. На попытки Печорина заговорить, эта старуха прикидывалась глухой. В досаде он взял слепого за ухо, спрашивая: «Ну-ка, слепой чертенок, говори, куда ты ночью таскался с узлом!» Тот в ответ только хныкал.

Выйдя посидеть у забора, Печорин вдруг увидел на крыше хаты красивую девушку – по всей вероятности, дочь хозяйки.

Одетая в полосатое платье, с распущенными косами, она была похожа на русалку и пела песню о лодке, которая в бурю плывёт по морю, а правит ею «буйная головушка». По голосу Печорин понял, что именно она ночью стояла со слепым на берегу.

Девушка стала, как бы играя, пробегать рядом с ним, пристально глядя в глаза. Эти её шалости продолжались до конца дня.

Под вечер Печорин остановил резвую красавицу в дверях, сказав ей, сам не зная почему: «Я знаю, что вчера ночью ты ходила на берег. Что если б я вздумал донести об этом коменданту?» Девушка лишь хохотала, и Печорин не предвидел, что эти слова будут иметь для него весьма важные последствия.

Когда вечером он сел пить чай, внезапно вошла «русалка», села напротив, нежно глядя на него – и вдруг обняла и поцеловала в губы. Он хотел обнять её, но девушка ловко выскользнула, шепнув: «Нынче ночью, как все уснут, выходи на берег».

Поздно вечером Печорин отправился к морю. Девушка встретила его у воды, повела к лодке, села с ним в неё и оттолкнулась от берега. В лодке она стала обнимать и целовать его, но потом неожиданно перегнула через борт – и попыталась сбросить в море.

Между ними закипела отчаянная борьба. Девушка толкала Печорина в воду, повторяя: «Ты видел, ты донесёшь!» Из последних сил он вырвался и скинул в волны её саму. Мелькнув раза два, «русалка» пропала из виду.

Печорин догрёб до пристани и побрёл к хате, но издалека опять увидел девушку: она доплыла до берега и теперь выжимала мокрые волосы. Вскоре подплыл Янко на вчерашней лодке.

Девушка сказала ему: «Всё пропало!». Появился слепой мальчик. Янко объявил ему, что сейчас уплывёт с девушкой, ибо им двоим больше нельзя здесь оставаться.

Читайте также:  Краткое содержание гримм мальчик с пальчик точный пересказ сюжета за 5 минут

Слепой просился с ними, но Янко прогнал мальчика, бросив ему какую-то мелкую монету.

Этот странный и опасный случай не вызвал в душе Печорина ничего, кроме тягостного недоумения. Он думал: «На что судьба закинула меня к ним? Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие и, как камень, едва сам не пошел ко дну!»

Утром Печорин уехал из Тамани. Он так и не узнал, что стало со старухой и слепым. «Да и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих!»

Читайте на нашем сайте краткие содержания других частей «Героя нашего времени»: «Бэла», «Максим Максимыч», «Княжна Мери», «Фаталист» – и краткую биографию М. Ю. Лермонтова.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/3711-lermontov-taman-kratkoe-soderzhanie

Поэма Беглец. Тамбовская казначейша. – художественный анализ

Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова .— Точная дата написания поэмы не установлена. В прижизненном сборнике стихотворений Лермонтова 1840 г. «Песня…» датирована 1837 г. (по свидетельству родственника и друга Лермонтова А. П.

Шан-Гирея, она была написана несколько ранее). Как вспоминал издатель и журналист А. А. Краевский (1810—1889), Лермонтов «…набросал ее от скуки, чтобы развлечься во время болезни, не позволяющей ему выходить из комнаты». Сюжет поэмы построен на материале русского средневековья.

(Данный материал поможет грамотно написать и по теме Поэма Беглец. Тамбовская казначейша.. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.

) Конкретные факты могли быть почерпнуты в «Истории государства Российского» И. М. Карамзина, зафиксировавшей ряд бытовых эпизодов, относящихся к эпохе Ивана Грозного; к их числу принадлежит, например, рассказ о казненном чиновнике Мясоеде Вислом и о его красавице жене, обесчещенной опричниками.

Исторический материал в поэме теснейшим образом переплетается с фольклорным; фольклорными источниками Лермонтову могли служить песни о Мастрюке, записанные Киршей Даниловым и П. В. Киреевским (из варианта Киреевского, возможно, была взята и фамилия героя — дети Кулашниковы, братья Калашнички, Калашниковы).

Воздействие фольклорной традиции определило и лермонтовскую концепцию образа Ивана IV —поэт восстановил облик царя таким, каким сохранила его народная память.

Поэма была напечатана без имени автора (подпись «-въ») в 1838 г. в «Литературных прибавлениях к «Русскому Инвалиду» (№ 18, 30 апреля) — благодаря хлопотам В. А. Жуковского после долгой борьбы с цензурой, протестовавшей против публикации стихов опального поэта.

Поэма Лермонтова была высоко оценена читателями и критикой, и прежде всего В. Г.

Белинским, который видел важнейшее достоинство этого подлинно народного произведения в его связи с актуальными проблемами современности (та же демонстрация и осмысление связи времен минувшего и настоящего, что и в стихотворении «Бородино»).

Иногда песню стремились даже связать с реальными, современными событиями, относящимися ко времени написания поэмы, например, с историей похищения гусаром жены московского купца; видели в «Песне…» и отражение семейной драмы Пушкина.

На высокое место лобное…— Лобное место — круглый каменный помост с парапетом на Красной площади в Москве, построенный в 1534 г. В XVI—XVII вв. с него оглашались царские указы. Около лобного места находились специальные сооружения, где иногда совершались казни.

Тамбовская казначейша .— Поэма создавалась между апрелем 1837 г.— началом 1838 г.; уже 15 февраля 1838 г. Лермонтов сообщал М. А. Лопухиной (о ней см. в примечании к стихотворению «Что толку жить!., без приключений…» с. 673), что был у Жуковского и передал ему рукопись «Тамбовской казначейши», которую предполагал печатать в «Современнике».

Поэма была опубликована в третьем номере журнала за 1838 г. под заглавием «Казначейша», без подписи, с купюрами и искажениями, с заменой названия города «Тамбов» буквой Т с точками. Лермонтов был крайне возмущен бесцеремонным вмешательством цензуры. Как вспоминал писатель И. И. Панаев, присутствовавший при разговоре Лермонтова с редактором А. А.

Краевским, поэт даже «покушался» «разодрать» тоненькую книжечку «Современника»: «— Это черт знает что такое! позволительно ли делать такие вещи!—говорил Лермонтов, размахивая книжечкою…

— Это ни на что не похоже!» Он подсел к столу, взял толстый красный карандаш и на обертке «Современника», где была напечатана его «Казначейша», набросал какую-то карикатуру».

В основе сюжета поэмы — бытовой анекдот из провинциальной жизни. Материал для точного описания города, для изображения быта и нравов его обитателей Лермонтову могло дать посещение Тамбова, куда он заезжал по дороге в Тарханы в декабре 1835 г.

Пишу Онегина размером…— Лермонтов использовал в поэме 4-стопный ямб и 14-стишную строфу.

Он прежде город был опальный…— Автор опубликованной в «Историческом вестнике» (1884, № 10) статьи «Тамбовский край в конце XVIII и в начале XIX столетия» И. Дубасов писал: «Все местные старожилы помнят

Короче, славный городок.— Этой строке, по свидетельству П. А. Висковатова, ссылавшегося на А. П. Шан-Гирея, предшествовал следующий текст: «Там зданье лучшее острог». Указание Висковатова ничем не подтверждается, и потому приведенная им вставка (так же, как и ряд указанных ниже) не может быть введена в основной текст.

Роскошно золотит Аврора…— В римской мифологии Аврора — богиня утренней зари. Как синоним утренней зари употребляется в образной и поэтической речи.

Играли марш из «Двух слепых».— «Два слепых из Толедо» (1806)—во времена Лермонтова популярная в России опера французского композитора Этьена Меполя (1763—1817).

Как жаль, что не было детей…— Как сообщал П. А. Ви-сковатов со слов А. П. Шан-Гирея, после этой строки шел текст: У них! —о том причины скрыты; Но есть в Тамбове две кумы, У них, пожалуй, спросим мы.

Он не терялся никогда.— После этой строки шел следующий текст (указано П. А. Висковатовым):

И не смущен бы был и раем, Когда б попался и туда.

Шутя и сам он лег бы в гроб…— После этой строки Висковатов вставлял стих: «Чтоб от кнута избавить вора». Другой издатель сочинений Лермонтова, историк и библиограф П. А. Ефремов, предлагал свой вариант: «Иль стал душою заговора». Указания эти не вполне достоверны, и потому названные строки в текст поэмы не введены.

Амфитрион был предводитель…— В греческой мифологии Амфитрион — царь Тиринфа, муж Алкмены, матери Геракла. На сюжет мифа об Амфитрионе Мольер (Жан Батист Поклен, 1622—1673) написал пьесу «Афмитрнон»; благодаря его трактовке этого образа имя Амфитрион стало нарицательным и употребляется как синоним гостеприимного, хлебосольного хозяина.

О, скоро ль мне придется снова Сидеть среди кружка родного… И скоро ль ментиков червонных Приветный блеск увижу я…— Сосланный на Кавказ Лермонтов мечтал о возвращении в свой лейб-гвардии Гусарский полк (расшитый золотом красный ментик, короткая куртка, опушенная мехом,— форма лейб-гусаров).

Амур прилежно помогал.— Далее следовала строка (указано П. А. Висковатовым):

Увы! молясь иной святыне.

Блюститель нравов, мирный сплетник…— Далее следовал текст (указано П. А. Висковатовым):

За злато совесть и закон Готов продать охотно он.

Признайтесь, вы меня бранили? Вы ждали действия? страстей? •— Эти строки и следующие содержат поэтическую декларацию Лермонтова, заявившего об отказе от эстетических канонов романтической поэзии; здесь же, по-видимому, можно увидеть и полемический отклик Лермонтова на обращенный к поэтам призыв издателя «Северной пчелы» Ф. Булгарина: «Давайте действия, давайте страстей».

Беглец .— Написано, по указанию П. А. Висковатова, не позднее 1838 г.; вероятнее всего, после поездки Лермонтова на Кавказ в 1837 г. Подзаголовок «горская легенда» указывает на связь с кавказским фольклором.

Черкесская песня о юноше, вернувшемся в родной аул из похода против русских, в котором погибли его товарищи (за предательство был приговорен к изгнанию из страны), упоминается в книге Тетбу де Мариньи «Путешествие в Черкессню» (Брюссель, 1821).

Не исключено влияние неоконченной поэмы Пушкина «Тазит», которая в 1837 г. была напечатана в седьмом томе «Современника» под названием «Галуб».

Месяц плывет…— Эта песня, с изменениями, перенесена в текст «Беглеца» из поэмы «Измаил-Бей»

Источник: http://www.testsoch.info/poema-beglec-tambovskaya-kaznachejsha-xudozhestvennyj-analiz/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector