Краткое содержание лондон сын волка точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание рассказа Сетона-Томпсона «Лобо»

Краткое содержание Лондон Сын волка точный пересказ сюжета за 5 минут

В основу рассказа «Лобо» лег случай, который произошел с писателем в 1893 году. Фитц Рандольф, один из его знакомых, пригласил Сетона-Гомпсона на свою ферму в Нью-Мексику на охоту.

Фермер предложил опытному охотнику сделку: Сетон-Томпсон должен был поделиться своим охотничьим опытом с местными ковбоями в обмен на шкуры убитых хищников. Долина Курумпо считалась лучшей в животноводческом районе штата. А там где скота много, много и волков.

Самым известным вожаком стаи был огромный волк, обладавший умом и силой. Сетон-Томпсон решил поохотиться на этого зверя.

История жизни Лобо, рассказ об охоте на него и является основой сюжета рассказа.

Композиционно оно поделено на три части. (Подробный пересказ «Лобо»)

В первой части автор подает историю стаи Лобо (на испанском языке — «волк»). Всего за несколько лет хищники уничтожили несколько тысяч голов домашних животных, причем выбирали они самых лучших представителей стада. А одной ночью задрали ради развлечения двести пятьдесят овец. За голову Лобо было назначено вознаграждение тысячу долларов — неслыханная премия за волка.

На него охотились и разъяренные фермеры с ковбоями, и охотники, которых прельстила обещанная награда. Но сложность была в том, что, увидев или услышав человека, стая всегда убегала, тоесть подстрелить Добо было невозможно.

А на капканы или любые приманки с ядом кого-то из стаи было также невозможно поймать, потому что чувствительный нюх Лобо предупреждал о наличие запаха яда или человека, а есть, вожак позволял стае только убитых ими же животных.

Охотились на него и с помощью стаи великолепных волкодавов, и с помощью нового яда, и с помощью специальных заклинаний, потому что считали Лобо за оборотня.

Во второй части рассказчик (по ним достаточно легко угадывается сам Сетон-Томпсон) рассказывает о собственные попытки подстрелить Лобо.

Чего он только не делал, какие смеси ядов не выдумывал, какой сорт мяса не брал, капканы не попробовал — безрезультатно.

Лобо собирал мясо с ядом в кучку, и гадил на него, находил в темноте капканы, разгребал вокруг них землю и забросал капканы камнями, пока не срабатывали пружины.

В третьей части речь идет о том, как поймали Лобо. В его стае была волчица Бланка (на испанском языке — «белая»). Подруга вожака, она нарушала строй, отрывалась от стаи, была опрометчивой. Через это и пострадал.

Рассказчик, рассчитывая на ее легкомыслие, устроил ловушку возле головы, зарезанной телки, куда она и попала. Лобо, тоскуя за своей подругой, везде разыскивал ее, потерял осторожность и угодил в капкан. Его захватили живьем и отвезли к ранчо.

Сожаленья Лобо за подругой поразило не только рассказчика, который «никогда бы даже не поверил, что будет испытывать к нему такое острое чувство жалости», но и строгих и сдержанных ковбоев. Волк отказался от еды, воды, не вздрагивал, когда к нему прикасались, только смотрел вдаль, широкую и бескрайнюю.

На следующее утро его уже обнаружили мертвым. «Рассказывают, что лев, который потерял силы, орел, лишенный свободы, и голубь, которого разлучили с подругой, не могут больше жить от разбитого сердца.

Также можно было надеяться, что сердце этого непокоренного зверя стерпит тройной удар? Он практически в один миг потерял свободу, силу и подругу. Когда начало рассветать, Лобо лежал спокойно, как и раньше, словно отдыхая. Но старый предводитель уже был мертв».

В предисловии к сборнику «Из жизни тех, кого преследуют» Эрнест Сетон-Томпсон

Источник: https://www.lang-lit.ru/2016/08/kratkoe-soderzhanie-rasskaza-lobo.html

Читать

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2008, 2011

Никакая часть данного издания не может быть скопирована или воспроизведена в любой форме без письменного разрешения издательства

– Кармен не протянет, пожалуй, и пары дней. – Мэсон выплюнул ледышку и с сожалением посмотрел на собаку. Потом снова взял ее лапу в рот, продолжая обкусывать намерзший между пальцами лед.

– Никогда, знаешь, я не видел, чтобы собака с благородным именем была на что-нибудь годна!.. – сказал он, кончая работу и отбрасывая животное в сторону. – Они все какие-то чахлые и дохнут от излишней ответственности. Разве заболевают собаки с простенькими именами вроде Кассияр, Сиваш или Хески? Вот, посмотри на Шукума, – он…

Тррах! Скелетообразный зверь сделал страшный прыжок, и его белые зубы промелькнули у самой глотки Мэсона.

– А-а, чтоб тебя… – Затрещина по уху, удар кнута – и животное уже лежало в снегу, слабо взвизгивая, а желтая пена бежала у него изо рта.

– Так вот, я говорю: Шукум – сам-то он как будто еле волочит ноги, а увидишь, он съест эту Кармен. Не пройдет и недели, как съест.

– A y меня предложение как раз обратное, – отвечал Мельмут Кид, поворачивая замерзший хлеб, поставленный к огню. – Давайте-ка съедим лучше Шукума, пока он еще чего-нибудь не предпринял. Что ты скажешь на это, Руфь?

Индианка поставила чай на обломок льда и перевела глаза с Мельмут Кида на мужа и потом на собак. Она не сказала ничего. Все это было настолько банально, что и говорить не стоило.

Впереди двести миль непрерывного пути с жалким шестидневным запасом для них самих, а для собак – ничего. А другого выхода нет. Двое мужчин и женщина сгрудились у огня и принялись за еду.

Собаки лежали в упряжи – это была дневная передышка – и с жадностью следили за каждым проглатываемым куском.

– Сегодня последний завтрак, больше не будет, – заметил Мельмут Кид. – И я вам скажу, держите ухо востро с собаками, они становятся подозрительными. Что им стоит, в самом деле, при удобном случае перервать кому-нибудь глотку?

– А я был когда-то председателем в Эйварее и преподавал в воскресной школе!..

 – Выпалив это, Мэсон погрузился в задумчивое созерцание своих дымящихся мокасинов и очнулся только тогда, когда Руфь поставила перед ним кружку чая.

 – Вот хорошо, что у нас еще есть кирпичный чай! А я ведь видел, как он растет, – там, в Теннесси. Что бы я дал сейчас за горячий кусок пирога! Не беда, Руфь: больше ты голодать не будешь. И мокасинов носить тоже не будешь.

Женщина вся засветилась при этих словах, и в глазах ее заструилась и поплыла большая любовь к белому господину – первому белому человеку, какого она знала, и первому человеку вообще, который относился к ней – женщине – несколько лучше, чем к вьючному животному.

– Да, Руфь, – продолжал ее муж, переходя на тот невообразимый жаргон, на котором они только и могли объясняться между собою. – Погоди только, пока мы это все обделаем! Мы отправимся тогда По Ту Сторону. Мы возьмем лодку Белого Человека и поедем на Большую Соленую Воду. Да, скверная вода, тяжелая вода – целые горы – вверх и вниз, вверх и вниз, все время.

И такая большущая, и такая длинная… Очень далеко. Ты десять раз ляжешь спать, и двадцать раз ляжешь спать, и сорок раз ляжешь спать (для наглядности он подсчитывал по пальцам). И все время вода, скверная вода. А потом мы приезжаем в большую деревню. Народу тьма – вот как москитов в прошлое лето.

А вигвамы… о, какие высокие вигвамы – десять елок, двадцать елок… Ха-йу?

Он беспомощно остановился, бросив умоляющий взгляд на Мельмут Кида. Потом на языке знаков добросовестно подытожил двадцать елок – точка в точку. Мельмут Кид улыбался несколько насмешливо, а у Руфи глаза стали совсем широкие от изумления и удовольствия. Ей показалось даже, что он шутит, и такая снисходительность особенно радовала ее бедное женское сердце.

– А потом ты влезаешь, ну, в коробку и – поехала! – Для иллюстрации он подбросил кверху свою пустую кружку и, ловко поймав ее, продолжал: – Пфф! Приехала вниз! О великие ученые люди! Ты едешь в Форт-Юкон, я еду в Северный Город – двадцать пять ночей и длинный шнурок между ними, все время шнурок.

Я беру шнурок и говорю: «Алло, Руфь! Как вы там поживаете?», а ты мне: «Это мой милый муж?» А я отвечаю: «Да». А ты говоришь: «Не могу испечь хлеба, соды нет». А я тебе: «Посмотри-ка в шкафчике, под мукой». А потом – «до свиданья». Ты смотришь в шкафчик и находишь массу соды.

И все время ты – в Форт-Юконе, я – в Северном Городе!

Руфь была настолько бесхитростно восхищена этой волшебной историей, что оба мужчины расхохотались. Собачий рев сразу оборвал все чудеса По Ту Сторону, и пока удалось разнять визжащих и рычащих псов, женщина снарядила сани и все было готово к отъезду.

– Пшли! Черти! Хи-и! Пшли же! – Масон заработал кнутом, и когда собаки налегли, он сам сдвинул упряжку, подпирая ее шестом.

Руфь последовала со второй упряжкой, оставляя с последней Мельмут Кида, который помог ей сдвинуться.

Сильный и грубый, способный свалить быка ударом кулака, Мельмут Кид не мог привыкнуть бить измученных собак и всячески старался ободрять их, что погонщики делают весьма редко. Он даже чуть не плакал…

– Ну-ну! Пойдем, пойдем, бедные вы, колченогие бестии! – бормотал он после нескольких неудачных попыток самому сдвинуть сани. И в конце концов терпение его было вознаграждено, и с кряхтеньем и оханьем они поторопились догонять товарищей.

Разговоров больше не было: напряженная работа не допускала такой роскоши. Ибо из всех смертельно тяжелых работ северные переезды – самая тяжелая. Счастлив тот, кто может проделать свой дневной путь по наезженной дороге, хотя бы и ценой молчания!

Ибо из всех изнуряющих работ самая тяжелая – пробивать след по снегу. На каждом шагу тяжелые плетеные лыжи проваливаются так, что снег приходится на уровне козел.

Теперь вверх, совершенно перпендикулярно вверх, так как уклонение на один дюйм в сторону грозит настоящей катастрофой: лыжа должна быть поднята до самой поверхности и ни за что не зацепиться. Теперь вперед, то есть вниз, – и другая нога осторожно поднимается перпендикулярно на расстоянии полуярда.

Всякий, кто первый раз пробует такой способ передвижения, – если ему даже посчастливится спасти лыжи и не растянуться самому при неверном шаге, – через какую-нибудь сотню ярдов совершенно выбьется из сил.

И всякий, кто вынесет целый дневной переезд наравне с собаками, залезает на ночь в свой меховой мешок столь довольный собой и гордый, что и словами не рассказать. А тот, кто может сделать переезд в двадцать ночевок, несомненно, достоин зависти богов.

Читайте также:  Краткое содержание дюрренматт визит старой дамы точный пересказ сюжета за 5 минут

Послеобеденное время тоже прошло с тою серьезностью и почти жутью в душе, какая рождается в Белом Безмолвии, – безмолвные путники тянули свою лямку.

У природы много различных способов убедить человека в его смертности и ничтожестве – безостановочное движение моря, бешеная сила бури, толчки землетрясений, долгие перекаты небесной артиллерии, но самым поразительным, поражающим до отупения, является воздействие Белого Безмолвия.

Всякое движение останавливается, небо безоблачно и точно вылито из свинца; малейший шепот кажется святотатством, и человек становится робким и пугается звука собственного голоса. Он – единственный знак жизни среди призрачной пустыни этого мертвого мира, и он пугается своей дерзости и чувствует себя несчастным червяком, ничем больше.

Так тянулся день. В одном месте река делала крутую петлю, и Мэсон захотел скосить путь через перешеек. Но собаки не могли взять высокий берег. Один раз, другой – и хотя Руфь и Мельмут Кид подпирали сани, собаки не брали. Тогда налегли из последних сил.

Несчастные животные, ослабевшие от голода, старались как могли. Еще, еще – и сани вскарабкались по крутому подъему. Но передняя собака забрала слишком вправо и запутала в веревки мэсоновские лыжи.

Результат оказался самый плачевный: Мэсон был сбит с ног, одна из собак упала, и сани поползли вниз, таща все за собою.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=188112&p=1

Сын Волка. Джек Лондон

Мужчина редко понимает, как много значит для него близкая женщина, — во всяком случае, он не ценит ее по-настоящему, пока не лишится семьи. Он не замечает тончайшего, неуловимого тепла, создаваемого присутствием женщины в доме; но едва оно исчезнет, в жизни его образуется пустота, и он смутно тоскует о чем то, сам не зная, чего же ему недостает.

Если его товарищи не более умудрены опытом, чем он сам, они с сомнением покачают головами и начнут пичкать его сильно действующими лекарствами.

Но голод не отпускает — напротив, мучит все сильней; человек теряет вкус к обычному, повседневному существованию, становится мрачен и угрюм; и вот в один прекрасный день, когда сосущая пустота внутри становится нестерпимой, его наконец осеняет.

Когда такое случается с человеком на Юконе, он обычно снаряжает лодку, если дело происходит летом, а зимою запрягает своих собак — и устремляется на юг. Несколько месяцев спустя, если он одержим Севером, он возвращается сюда вместе с женою, которой придется разделить с ним любовь к этому холодному краю, а заодно все труды и тяготы.

Вот лишнее доказательство чисто мужского эгоизма! И тут поневоле вспоминается история, приключившаяся с Бирюком Маккензи в те далекие времена, когда Клондайк [приток Юкона, где в 1896 году были найдены богатейшие россыпи золота] еще не испытал золотой лихорадки и нашествия чечако [новички] и славился только как место, где отлично ловится лосось.

В Бирюке Маккензи с первого взгляда можно было узнать пионера, осваивателя земель. На лицо его наложили отпечаток двадцать пять лет непрерывной борьбы с грозными силами природы; и самыми тяжкими были последние два года, проведенные в поисках золота, таящегося под сенью Полярного круга.

Когда щемящее чувство пустоты овладело Бирюком, он не удивился, так как был человек практический и уже встречал на своем веку людей, пораженных тем же недугом. Но он ничем не обнаружил своей болезни, только стал работать еще яростнее.

Все лето он воевал с комарами и, разжившись снаряжением под долю в будущей добыче, занимался промывкой песка в низовьях реки Стюарт. Потом связал плот из солидных бревен, спустился по Юкону до Сороковой Мили и построил себе отличную хижину. Это было такое прочное и уютное жилище, что немало нашлось охотников разделить его с Бирюком.

Но он несколькими словами, на удивление краткими и выразительными, разбил вдребезги все их надежды и закупил в ближайшей фактории двойной запас провизии.

Как уже сказано, Маккензи был человек практический. Обычно, чего-нибудь захотев, он добивался желаемого и при этом по возможности не изменял своим привычкам и не уклонялся от своего пути.

Тяжкий труд и испытания были Бирюку не в новинку, однако ему ничуть не улыбалось проделать шестьсот миль по льду на собаках, потом плыть за две тысячи миль через океан и, наконец, еще ехать добрую тысячу миль до мест, где он жил прежде, — и все это лишь затем, чтоб найти себе жену. Жизнь слишком коротка.

А потому он запряг своих собак, привязал к нартам несколько необычный груз и двинулся по направлению к горному хребту, на западных склонах которого берет начало река Танана.

Он был неутомим в пути, а его собаки считались самой выносливой, быстроногой и неприхотливой упряжкой на Юконе. И три недели спустя он появился в становище племени стиксов с верховий Тананы. Все племя пришло в изумление, увидев его. О стиксах с верховий Тананы шла дурная слава; им не раз случалось убивать белых из-за такого пустяка, как острый топор или сломанное ружье.

Но Бирюк Маккензи пришел к ним один, и во всей его повадке была очаровательная смесь смирения, непринужденности, хладнокровия и нахальства. Нужно большое искусство и глубокое знание психологии дикаря, чтобы успешно пользоваться столь разнообразным оружием; но Маккензи был великий мастер в этих делах и хорошо знал, когда надо подольститься, а когда метать громы и молнии.

Прежде всего он засвидетельствовал свое почтение вождю племени Тлинг-Тиннеху, преподнес ему несколько фунтов черного чаю и табаку и тем завоевал его благосклонность.

Затем свел знакомство с мужчинами и девушками племени и в тот же вечер задал им потлач [пиршество, на котором хозяин оделяет гостей подарками]. В снегу была вытоптана овальная площадка около ста футов в длину и двадцать пять в ширину.

Посредине развели огромный костер, по обе его стороны настлали еловых веток. Все племя высыпало из вигвамов, и добрая сотня глоток затянула в честь гостя индейскую песню.

За эти два года Бирюк Маккензи выучился языку индейцев — запомнил несколько сот слов, одолел гортанные звуки, затейливые формы и обороты, выражения почтительности, частицы и приставки.

И вот он стал ораторствовать, подделываясь под их речь, полную первобытной поэзии, не скупясь на аляповатые красоты и корявые метафоры.

Тлинг-Тиннех и шаман отвечали ему в том же стиле, потом он оделил мужчин мелкими подарками, вместе с ними распевал песни и показал себя искусным игроком в их любимой азартной игре «пятьдесят два».

Итак, они курили его табак и были очень довольны. Однако молодежь племени держалась по-иному — тут чувствовались и вызов и похвальба; и нетрудно было понять, в чем дело, — стоило прислушаться к хихиканью молодых девушек и грубым намекам беззубых старух. Они знавали не так уж много белых людей — Сыновей Волка, — но эти немногие преподали им кое-какие уроки.

При всей своей кажущейся беззаботности Бирюк Маккензи отлично это замечал. По правде сказать, забравшись на ночь в спальный мешок, он все обдумал еще раз, обдумал с величайшей серьезностью и немало трубок выкурил, разрабатывая план кампании.

Из всех девушек только одна привлекла его внимание, и не кто-нибудь, а сама Заринка, дочь вождя. Она резко выделялась среди своих соплеменниц; черты ее лица, фигура, осанка больше отвечали представлениям белого человека о красоте.

Он добьется этой девушки, он возьмет ее в жены и назовет… да, он будет звать ее Гертрудой! Придя к этому решению, Маккензи повернулся на бок и уснул — истинный сын рода победителей.

Это была нелегкая задача, она требовала времени и труда, но Бирюк Маккензи действовал хитро, и вид у него при этом был самый беспечный, что совсем сбивало индейцев с толку. Он постарался доказать мужчинам, что он превосходный стрелок и бесподобный охотник, и все становище рукоплескало ему, когда он уложил лося выстрелом с шестисот ярдов.

Однажды вечером он посетил вождя Тлинг-Тиннеха в его вигваме из лосиных и оленьих шкур; он хвастал без удержу и не скупился на табак. Не упустил он случая оказать ту же честь и шаману, он ведь хорошо понимал, как прислушивается племя к слову колдуна, и хотел непременно заручиться его поддержкой.

Но сей почтенный муж держался до крайности надменно, не пожелал сменить гнев на милость, и Маккензи уверенно занес его в список будущих противников.

Случая поговорить с Заринкой не представлялось, но Маккензи то и дело поглядывал на нее, давая понять, каковы его намерения.

И она, разумеется, отлично поняла его, но из кокетства окружала себя целой толпой женщин всякий раз, как мужчины были далеко и Бирюк мог бы к ней подойти.

Но он не торопился; притом он знал, что она поневоле думает о нем, — так пусть подумает еще денек-другой, это ему только на руку.

Наконец однажды вечером он решил, что настало время действовать; внезапно поднявшись, он вышел из душного, прокуренного жилища вождя и быстро прошел в соседний вигвам.

Заринка, по обыкновению, сидела, окруженная женщинами и молодыми девушками; все они были заняты делом: шили мокасины или расшивали бисером одежду.

Маккензи встретили взрывом смеха, посыпались шуточки по адресу его и Заринки; но он без церемоний, одну за другой, вышвырнул женщин из вигвама прямо на снег, и они разбежались по становищу, чтобы всем рассказать о случившемся.

Он весьма убедительно изложил Заринке все, что хотел сказать, на ее родном языке (его языка она не знала) и часа через два собрался уходить.

— Так, значит, Заринка пойдет жить в вигвам белого человека? Хорошо! Сейчас я поговорю с твоим отцом, может быть, он еще и не согласен. Я дам ему много даров, но пусть он не спрашивает лишнего. А вдруг он скажет «нет», говоришь ты? Что ж, хорошо! Заринка все равно пойдет в вигвам белого человека.

Он уже поднял шкуру, которой был завешен вход, но тут девушка негромко окликнула его, и он тотчас вернулся. Она опустилась на колени на устилавший пол медвежий мех; лицо ее сияло тем светом, каким светятся лица истинных дочерей Евы; она робко расстегнула тяжелый пояс Маккензи. Он смотрел на нее с недоумением, опасливо прислушиваясь к каждому шороху снаружи.

Но следующий жест девушки рассеял его подозрения, и он улыбнулся, польщенный. Она достала из мешка, где лежало ее рукоделие, ножны из шкуры лося; на них были вышиты бисером яркие фантастические узоры. Вытащила большой охотничий нож Маккензи, почтительно поглядела на острое лезвие, осторожно потрогала его пальцем и вложила в новые ножны.

Потом надела их на пояс и сдвинула на обычное место — у левого бедра.

Право же, это было совсем как сцена из далекой старины: дама и ее рыцарь. Маккензи поднял девушку на ноги и коснулся усами ее алых губ — для нее это была незнакомая, чуждая ласка, ласка Волка. Так встретился каменный век с веком стали.

* * *

Когда Бирюк Маккензи с объемистым свертком под мышкой вновь появился на пороге шатра Тлинг-Тиннеха, вокруг чувствовалось необычайное оживление. Дети бегали по становищу, стаскивали сучья и хворост для потлача, болтовня женщин стала громче, молодые охотники сходились кучками и мрачно переговаривались, а из жилища шамана доносились зловещие звуки заклинаний.

Вождь сидел один со своей женой, смотревшей прямо перед собой тусклыми, остановившимися глазами, но Маккензи тотчас понял, что то, о чем он собирается говорить, тут уже известно. Он передвинул вышитые бисером ножны на самое видное место — в знак того, что обручение совершилось, и немедля приступил к делу.

Читайте также:  Краткое содержание лев толстой казаки точный пересказ сюжета за 5 минут

— О Тлинг-Тиннех, могучий повелитель племени стиксов и всей страны Танана, властелин лосося и медведя, лося и оленя! Белого человека привела к тебе великая цель. Уж много лун жилище его пусто, и он одинок.

Сердце его тоскует в тиши и томится о женщине — пусть сидит рядом с ним в его жилище, пусть встречает его, когда он возвращается с охоты, разводит огонь в очаге и готовит пищу. Белому человеку чудились странные вещи, он слышал топот маленьких мокасин и детские голоса. И однажды ночью ему было видение.

Ворон — твой предок, великий Ворон, отец племени стиксов — явился ему и заговорил с ним.

И вот что сказал Ворон одинокому белому человеку: «Надень мокасины, и стань на лыжи, и нагрузи свои нарты припасами для многих переходов и богатыми дарами, предназначенными вождю Тлинг-Тиннеху, ибо ты должен обратиться лицом в ту сторону, где прячется за край земли весеннее солнце, и держать путь в края, где охотится великий Тлинг-Тиннех. Туда привезешь ты щедрые подарки, и сын мой — Тлинг-Тиннех — станет тебе отцом. В его вигваме есть девушка, в которую я для тебя вдохнул дыхание жизни. Эту девушку возьмешь ты в жены». Так говорил великий Ворон, о вождь. Вот почему я кладу эти дары к твоим ногам. Вот почему я пришел взять в жены твою дочь.

Старый вождь царственным жестом плотнее завернулся в свою меховую одежду, но медлил с ответом. В это время в шатер проскользнул мальчишка, сообщил, что вождя ждут на совет племени, и тотчас исчез.

— О белый человек, которого мы назвали Грозой Лосей, известный также под именем Волка и Сына Волка! Мы знаем, ты происходишь из великого племени; мы горды тем, что ты был нашим гостем; но кета не пара лососю. Так и Волк не пара Ворону.

— Неверно! — воскликнул Маккензи. — Я встречал дочерей Ворона в лагерях Волка — у Мортимера, у Треджидго, у Бэрнеби, — в его жилище скво [женщина (на языках североамериканских индейцев)] вошла два ледохода назад; и я слышал, что есть еще и другие, хоть и не видел их собственными глазами.

— Ты говоришь правду, мой сын, но это дурные браки: все равно что брак воды с песком, снежинки с солнцем. А встречал ли ты человека по имени Мэйсон и его скво? Нет? Он первым из Волков пришел сюда, десять ледоходов тому назад. С ним был великан, могучий, как медведь гризли, и стройный, как побег ивы, с сердцем, точно полная луна летом. Так вот, его…

— Да это Мэйлмют Кид! — прервал Маккензи, узнав по описанию личность, хорошо известную всем на Севере.

— Это он, великан. Но видел ли ты когда-нибудь скво Мэйсона? Она родная сестра Заринки.

— Нет, вождь, я не видел ее, но слышал о ней. Далеко-далеко на Севере обрушилась под тяжестью лет вековая сосна и, падая, убила Мэйсона. Но любовь его была велика, и у него было много золота.

Женщина взяла золото, взяла сына, которого оставил он ей, и пустилась в долгий путь, и через несчетное множество переходов прибыла в страну, где и зимой светит солнце… Там она живет до сих пор, там нет свирепых морозов, нет снега, летом в полночь не светит солнце, а зимой в полдень не царит мрак.

Источник: http://smartfiction.ru/prose/the_son_of_the_wolf/

Краткий обзор произведений Джека Лондона

Сочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Краткий обзор произведений Джека Лондона!!! =>>>

Критики с завидным единодушием встречали появление нового таланта.

Лондон выразил потребность в той тематике, тех героях, которую ощущали миллионы его читателей. Это предопределялось ходом литературного развития США на изломе столетий. Явным образом ослабло влияние т.н.

«традиции утонченности», представленной литераторами, которые изображали американскую жизнь апологетически, в розовых красках, избегая всего острого и вызывающего. Как противовес им укреплялись позиции реализма и натурализма. Последний представляли Ф. Норрис, Г. Гарленд, С.

Крейн, отчасти Т. Драйзер, который дебютировал романом «Сестра Керри» (1900).

Лондон по-своему полемизировал с тезисом об неотвратимой обреченности человеческой судьбы. На страницах его «северных» рассказов действуют люди, которые утверждают себя благодаря энергии, изобретательности и смелости. Они будто вырваны из понурых мещанских будней.

Этот доминирующий характер, который часто называют «джеклондоновским», писатель, безусловно, наделил близкими ему автобиографическими чертами. Он нередко оказывался в экстремальных обстоятельствах, сталкивался со смертельной опасностью, когда необходимо напряжение всех физических и духовных сил, выявление настоящей человеческой сути.

В его характеристике редко есть полутона, краски заметно сгущены, линии даны рельефно. Это в чем-то исключительные герои — реальные и вместе с тем немного возвышенные.

С первых же шагов в литературе проявились характерные особенности художественной методологии Лондона. Он — сторонник реализма, но не «приземленного», основанного исключительно на бытовом правдоподобии, а наоборот, вдохновленного романтикой, которая будто возносит читателя над хмурой повседневностью.

Это, условно говоря, поэтический, романтический реализм. Новеллы Лондона, по обыкновению, остросюжетны и динамичны. В них много действия, драматических событий. Яркие описания северной природы, с которой сталкиваются герои, добавляют им неповторимый романтический колорит.

В них можно выделить несколько определяющих тем и мотивов.

Л. вдохновенно писал о бескорыстии, дружбе, солидарности, которые так ярко проявлялись в условиях Севера. Носителем этих качеств был Мейлмют Кид, «сквозной» герой нескольких новелл Лондона («Белое безмолвие», «Северная Одиссея» и др.).

Он предан друзьям, доброжелателен к индейцам; когда гибнет его товарищ Мейсон, раздавленный деревом, неожиданно упавшим на него, Мейлмют Кид берет на себя заботу о его вдове. Благороден и Хичкок из новеллы «Там, где расходятся пути».

Он призывает своих друзей-золотоискателей не допустить ритуального жертвоприношения индейской девушки. Но те не желают вмешиваться, опасаясь за свою жизнь, не хотят бросать золотоносный участок, который дает большую прибыль.

Тогда Хичкок своими силами спасает девушку, а его спутники гибнут от рук индейцев, которые решили, что они приняли участие в похищении.

Героям Лондона приходится одолевать ледовую пустыню («Мудрость снежной тропы»), переживать близкую смерть на острове, будучи отрезанными от материка ледоходом, который только начался («Возле края радуги»).

Пафосом человеческого мужества одухотворен знаменитый рассказ «Воля к жизни». Его герой, изможденный, ослабевший человек, ползет из последних сил по голой ледовой равнине, а рядом с ним — умирающий волк.

В жестоком поединке человек выходит победителем.

Среди героев Лондона немало женщин, самоотверженных, а то и просто героических. Они терпят наравне с мужчинами все злоключения. Пассук ради спасения возлюбленного мужчины идет на все, жертвует и родным братом, и собой («Мужество женщины»). Напоминает Пассук и Лабискви из рассказа «Тайны женской души». Не уступает мужеством и волей мужчине Акселю Гундерсону Унга из «Северной Одиссеи».

Это люди, наделенные чувством собственного достоинства. Дочка вождя одного из племен отказывается стать женой вождя соседнего племени Киша, поскольку тот проявил трусливость («Корзина, сын Киша»). По той же самой причине Уна не желает признать своим мужем Негору («Трус Негор»). Все препятствия одолевает Едит Нелсон, добиваясь того, чтобы отдать убийцу в руки правосудия («Неожиданное»).

Остро звучит в новеллах и социальная тема. Писатель симпатизирует индейцам, которые гибнут под давлением «белой» цивилизации («Лига стариков»).

Он противопоставляет героическое прошлое индейских племен, когда-то сильных, могущественных, и приниженное настоящее («Покинутый вождь», «Смерть Лигуна»).

Ке Гальбрейс, со
стоящий в браке с индианкой, имеет от нее сына, однако разгульная жизнь в салунах засасывает этого неплохого от природы мужчину, который, наконец, бросает семью («Жена короля»). Но индейцы в рассказах Лондона далеко не всегда смиряются со своей судьбой.

В уже упомянутом рассказе «Лига стариков» (сам Лондон причислял его к лучшим своим произведениям) герои клянутся освободить свою землю от «злого племени» зайд, бьются с «закованной в сталь» белой расой и гибнут один за другим. Но гибель становится их моральной победой.

Вместе с тем Лондон трезво смотрит на вещи, видя историческую обреченность индейцев. В рассказе «Сын волка «золотоискатель Скрафф Маккензи приходит к индейцам, чтобы забрать лучшую девушку и сделать ее «северной женой». При этом он демонстрирует свое право силы, ведь олицетворяет «время стали», которое встретилось с «каменным веком».

Перед лицом соблазнов богатства, которые обещает Север, оказываются такие отрицательные качества людей, как жадность, трусливость, вероломность. Джекоб Кент из рассказа «Человек со шрамом» возникает как маньяк накопления, а золото представляет объект его страсти.

Герои новеллы «В далекой стране» Картер Везерби и Перси Катферт обособляются от общества, побоявшись опасной дороги, остаются на зимовку в утепленной хижине. Завистники и бездельники, они не привыкли трудиться, их терзает страх перед снежной пустыней, боязнь друг друга.

Одичав, они вступают в смертельную схватку и оба гибнут.

Заметное место в новеллистике Лондона занимает спортивная тема. Она была близка писателю, который увлекался боксом, фехтованием, верховой ездой. Среди его «хрестоматийных» новелл отличается «Кусок мяса». Ее герой — Том Кинг, ветеран, чье здоровье подорвано. Но он еще бьется на ринге, чтобы раздобыть денег и содержать семью.

В решающем поединке с молодым боксером Том Кинг был близок к победе, ему оставалось нанести решаю��ий удар и послать соперника в нокаут. Но у него не хватило сил для этого удара, не хватило потому, что перед боем у него не было денег, чтобы купить и съесть кусок мяса, необходимый для поддержания формы.

В итоге Том Кинг терпит поражение…

Запоминается и юноша Фелипе Ривера из новеллы «Мексиканец», написанной уже в поздний период творчества Лондона, в 1912 г. Он фанатически отдан революционному делу, народу. Повстанцам нужны винтовки, нужны деньги для их покупки, и, чтобы заработать их, юноша выходит на ринг, отчаянно бьется с профессиональным боксером Дневные и побеждает.

Лондон был одним из основателей анималистской литературы, с любовью и знанием дела показывал мир животных, их поведение и привычки. Главными героями его анималистских книг стали собаки, верные друзья человека в условиях Севера. В повести «Зов предков» речь идет о собаке Бека.

Победив в стычке со Шписом, он верховодит в собачьей упряжке, будучи беспредельно преданным своему хозяину Торнтону. Но после смерти хозяина в нем побеждает «зов предков», и он убегает на волю к волкам.

Завидным мастерством в изображении животных отличается и не менее знаменитая повесть «Белый Клык» («White Fang». 1906). Интересный пес с «голубой кровью» в позднем романе « Джерри-Островитянин» («Jerry ofthe Islands», 1917).

Гуманность и доброта как залог успеха в дрессировке — один из мотивов романа «Майкл, брат Джерри». («Michael Brother of Jerry», 1917).

Сочинение опубликовано: 11.02.2011 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Читайте также:  Краткое содержание вам привет от бабы леры васильева точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткий обзор произведений Джека Лондона

Источник: http://www.getsoch.net/kratkij-obzor-proizvedenij-dzheka-londona/

Краткое содержание «Белый Клык» Джека Лондона

Двое путешественников едут в собачьей упряжке по северным землям. Путь непрост, тем более что за ними непрестанно следует стая голодных волков, дожидаясь, когда путники настолько устанут, что станут легкой добычей. Неожиданно у товарищей начинают одна за другой пропадать собаки: их уводит волчица, напоминающая огромную собаку не только внешностью, но и повадками.

Мужчины приходят к выходу, что, вероятнее всего, раньше эта волчица проживала у людей вместе с собаками. Постепенно все собаки упряжки гибнут и объектом охоты волчьей стаи становятся сами путники. К несчастью, до одного из них волки все же успевают добраться. Второму путешественнику на помощь приходят индейцы, благодаря которым он остается в живых.

Кичи – волчица, которая следовала за путешественниками, действительно раньше жила у индейцев вместе с их собаками. Однажды она убежала от людей, прибилась к волчьей стае и осталась с ними.

Вскоре после случая с нападением на путешественников стая, в которой жила волчица, распадается, и она остается вместе со старым одноглазым волком. Вместе они продолжают охотиться и добывать себе пищу.

В скором времени у пары рождается потомство, однако из-за постоянной нехватки еды из 5 рожденных волчат в живых остается только один. В попытке найти добычу старый волк вступает в схватку с рысью, которая заканчивается для него трагически: он погибает.

Волчонок с матерью остаются вдвоем. Первое время малыш не высовывается из пещеры, однако вскоре любопытство берет верх над осторожностью и волчонок начинает изучать окружающий мир. Вместе с матерью он ходит на охоту, добывая себе пропитание. Маленький волчонок очень быстро учится всему благодаря своей сообразительности, ловкости и неиссякаемой энергии.

Во время одной из своих вылазок из пещеры у ручья волчонок обнаруживает неизвестных ему существ – людей. Инстинкты подсказывают ему, что нужно спасаться, но, в то же время малыш испытывает доселе неизвестное чувство покорности и желание подчиниться.

После того как человек протягивает руку к волчонку, тот кусает его в ответ, за что получает чувствительный удар по голове. На жалобный вой маленького волка, прибегает мать, готовая во что бы то ни стало защитить своего ребенка.

Однако случается неожиданное: один из индейцев узнает Кичи, окликает ее, и та идет к нему с покорностью домашней собаки. Так, Кичи и ее малыш, которому дают имя Белый Клык, обретают хозяина.

Жизнь в стойбище индейцев дается Белому Клыку очень непросто: собаки из стаи относятся к нему очень враждебно, законы людей порой бывают жестокими.

Внезапная разлука с матерью очень расстраивает маленького волчонка, но постепенно приводит к сближению с хозяином – Серым Бобром.

Ненависть со стороны сородичей и людей приводит к тому, что волчонок учится быть хитрым и изворотливым, не нуждаясь больше в ласке и доброте.

Проходит время и Белый Клык становится во главе упряжки собак, что еще больше вызывает ненависть со стороны стаи. Но непреклонное повиновение правилам и преданность хозяину являются для юного волка единственными значимыми факторами.

Серый Бобр отправляется в Форт Юкон для того, чтобы торговать мехами, Белый Клык следует вместе с ним. Основным развлечением местных жителей являются драки, происходящие между местными собаками и собаками, прибывшими с хозяевами на пароходе. Любая собака, подвернувшаяся Белому Клыку, в таком бое была заранее обречена.

Особое удовольствие данное зрелище доставляло одному из местных жителей – Красавчику Смиту. Он сразу обратил внимание на силу и смелость Белого Клыка, и решил заполучить его себе. Попытка купить волка у Серого Бобра не увенчалась успехом, поэтому Красавчик идет на подлость. Он спаивает индейца и обменивает пса на алкоголь.

Белый Клык испытывает к новому хозяину неприкрытую ненависть, несколько раз пытается сбежать от него, однако хозяин всегда возвращает его обратно и подвергает жестокому наказанию.

С помощью побоев Красавчик Смит добивается повиновения обретенного питомца и делает его участником собачьих боев. Белый Клык неизменно становится победителем данных состязаний, пока однажды, едва не погибает в схватке с бульдогом.

Из челюсти бульдога пса спасает приезжий инженер, который выкупает обессилевшего волчонка у хозяина-тирана.

Первоначально Белый Клык относится к Уидону Скотту очень недружелюбно, однако терпение и ласка нового хозяина заставляют пса испытать давно забытые чувства доверия и преданности.

Частые отъезды инженера вызывают у волка состояние тоски и ощущение потери, а его возвращение – безграничную радость.

Когда Уидон собирается возвращаться в Калифорнию и принимает решение не брать пса с собой, тот вырывается из закрытого дома и прибегает на пристань к отчаливающему пароходу. У мужчины не остается выбора, кроме как взять любимого питомца с собой.

Непривычные условия Калифорнии вскоре становятся для пса родными, а овчарка Колли – лучшей подругой. В попытке спасти жизнь судьи Скотта Белый Клык получает огнестрельные ранения, перелом лапы и нескольких ребер.

Доктора не верят в то, что пес выживет, но он в очередной раз показывает свою силу и желание жить. После долгих мучительных недель борьбы со смертью Белый Клык все же выигрывает эту схватку и начинает поправляться.

Победив болезнь, пес выходит во двор, где его с радостью ожидают обитатели Сиерра-Висты, верная подруга Колли и недавно рожденные щенки.

(7 votes, average: 4,00

Источник: http://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-belyj-klyk-dzheka-londona.html

«Снап» Э. Сетон-Томпсон краткое содержание

Краткое содержание рассказа «Снап» Эрнест Сетон-Томпсон Вы можете прочитать за 6 минут.

«Снап» краткое содержание

Одному довольно опытному охотнику кто-то прислал посылку с сюрпризом. В посылке оказался маленький, беленький, миленький, пушистенький щеночек. Но когда охотник открыл посылку, этот «щеночек» настолько решительно бросился на него, что мужику пришлось срочно спасаться на столе. Там, на столе, он и просидел весь день, пока щенок не уснул.

Ну что же, охотник отлично знал, как надо воспитывать подобное существо. Щенок оказался запертым в комнате без еды на два дня. И хоть он расцарапал там всю дверь и изгрыз всю мебель, охотник не сдавался и не выпускал щенка, потому что знал, что скоро всё будет хорошо, и они со щенком подружатся. Так и случилось.

Когда охотник выпустил щенка, тот бросился не на него, а на миску с угощением. Щенок вполне оценил поступок своего нового хозяина, и после этого даже перестал кусать его по ночам. Охотник назвал щенка «Снап». Все мужчины в этих местах часто собирались вместе и устраивали охоту на волков, которые уничтожали стада овец . Охотник стал брать с собой своего маленького Снапа.

Однако, он держал его в седле и не позволял присоединиться к охоте. Так продолжалось, пока Снап не подрос. Однажды, свора взяла след небольшого шакала и бросилась за ним. Снап впервые принял участие в охоте и бросился вперёд вместе со сворой. Борзые быстро догнали шакала, окружили его, лаяли и не позволяли ему уйти. Вскоре подоспели волкодавы, и расправа над шакалом длилась недолго.

В этой огромной мешанине собак, собравшихся вокруг бездыханного шакала, никто не мог разглядеть маленький, белый комочек по имени Снап. Его просто не было видно за спинами огромных, породистых животных. «Ну что же», —сказали другие охотники хозяину Снапа.

—«От твоего плюшевого щенка не оказалось никакого проку! Ну, ладно! Если хочешь, пусть он и впредь бегает вместе с остальными собаками. По крайней мере, он никому не мешает». Однако, хозяин Снапа был совершенно иного мнения о нём.

Он только улыбнулся и спокойно сказал остальным: «Вы обязательно узнаете — на что он способен! Только немного погодите, пусть представится случай! » На следующей охоте свора взяла след молодого волка. Это было уже нечто посерьёзнее, чем трусливый шакал. Борзые снова догнали хищника, окружили его и лаяли. Тут подоспели волкодавы.

Но что это? Они не спешат набрасываться на волка, потому что тот не собирался сдаваться, а, наоборот, лязгнул зубами и укусил одного из нападавших.

Но ничего, сейчас подоспеют королевские доги! А вот и доги! Но нет, они не стали бросаться на волка сразу! Они сначала полают на волка, окружив его, наберутся сил …а уж потом волку пощады не видать! Охотники видят всё в бинокль, и немного разочарованы. В этой ситуации им надо будет немного отогнать свору и пристрелить волка. Но тут произошло что-то непонятное.

Из кустов выскочил маленький, белый комочек, молча пробежал сквозь собравшуюся свору и не останавливаясь к своему хозяину прибежал счастливый Снап. Что же, хозяину пришлось посадить Снапа в седло и показать ему волка. Но он спрыгнул с седла и побежал вслед за сворой. Борзые сразу оценили силу этого чудовища.

На всякий случай встав подальше от него, они старались лаять не слишком сильно. Всё-таки, они понимали, что опасно злить такого противника. И вдруг, в этот момент из кустов выскочил маленький, белый комочек. Стал ли он останавливаться, чтобы полаять и напугать волка? Не останавливаясь, молча, он пробежал сквозь кольцо и бросился к волку. Волк среагировал мгновенно. Он резко ударил Снапа всеми своими клыками. Снап отлетел в сторону с прокусанным боком. Но что он делает? Он встаёт и, так же молча, снова бросается на волка, целясь ему в нос. И волк на мгновение дрогнул. Этого мгновения хватило Снапу, чтобы вцепиться волку в нос мёртвой хваткой. и когда битва наконец закончилась, на земле лежали волк — могучий гигант — и вцепившаяся в его нос маленькая белая собачка.

Он слегка заворчал, как видно, на прощание, лизнул хозяину руку и умолк навсегда.

Источник: https://kratkoe.com/snap-e-seton-tompson-kratkoe-soderzhanie/

Ссылка на основную публикацию