Краткое содержание подпоручик киже тынянов точный пересказ сюжета за 5 минут

Вопросы и ответы к рассказу Ю. Н. Тынянова «Подпоручик Киже»

Краткое содержание Подпоручик Киже Тынянов точный пересказ сюжета за 5 минут

  1. Прочитайте рассказ «Подпоручик Киже».

    По­чему его относят к историческим произведениям? Чем интересен этот рассказ?

  2. Рассказ «Подпоручик Киже» относят к историческим произведениям потому, что в нем с большой точностью воспроизведены особенности быта и нравов эпохи.

    При этом не только описаны конкретные предметы и обычаи, но и те ситуации, ко­торые порождены особенностями време­ни. Бюрократическая неразбериха, харак­терная эпохе, породила даже сам анекдот, от которого идет название рассказа.

  3. Какие последствия имели сделанные новым полковым писарем ошибки?
  4. Ошибка полкового писаря вызвала по­явление в списках нового человека, что и создало комическую и даже трагическую ситуацию в воинской части.

  5. Расскажите «биографию» подпоручика Киже. Почему стало возможным его «существование»?
  6. «Существование» подпоручика Киже на­чалось с описки писаря, и его «биография» с момента возникновения этой фамилии была полностью подчинена всем циркуля­рам и всем перемещениям, которые были неизбежны в любой воинской части той по­ры. Приказы «имели не смысл, не значе­ние, а собственную жизнь и власть». Так получилось, что подпоручик был наказан и даже прогнан сквозь строй, сослан в Си­бирь, затем прощен и произведен в поручи­ки, капитаны, полковники, генералы.

  7. В чем трагизм судьбы Синюхаева?
  8. Как по ошибке возник подпоручик Ки­же, так и Синюхаев по ошибке писаря оказался в числе умерших. Он как че­ловек, свято веривший в приказы решил, что ему жить не должно, и умер.

  9. Каким предстает в рассказе Павел I?
  10. Главным организатором всего этого подчиненного циркулярам пространства был Павел I. В рассказе он — одна из главных фигур в этой странной и фантас­тической игре.

  11. В рассказе использованы авторская ирония и гротеск. Найдите в тексте авторскую иронию и гротеск. Какова роль гротеска в рассказе? В каком произведении вы уже встречались с гротеском?
  12. В рассказе «Подпоручик Киже» ирония и гротеск есть уже в его названии. Ведь этот несуществующий подпоручик возник от случайной ошибки писаря: из сочета­ния «подпоручики же…» возник «подпо­ручик Киже».

    Так из насмешки над неиз­бежными ошибками чиновников возник­ла не забавная путаница, а трагическая ситуация, точно отражавшая судьбы и ин­тересы многих людей.

    Ирония над несо­вершенством системы сочетается с гро­тескным изображением результатов од­ной единственной ошибки. Материал с сайта //iEssay.ru

  13. Если бы вам предложили составить киносце­нарий по рассказу «Подпоручик Киже», какие бы кадры вы включили в него? Какой бы авторский текст дали?
  14. Все могло бы зависеть от того, какой фильм предполагается создать.

    Если бы это был короткометражный фильм, то можно было бы дать кадры, которые рису­ют ошибку писаря, и несколько эпизодов, рисующих последствия этой ошибки.

    Например, приказы о ссылке в Сибирь, о помиловании, затем о присвоении оче­редных чинов, которые бедные чиновни­ки не знают, кому вручать и как исполь­зовать, чтобы не навлечь на себя гнев на­чальства.

    Если предполагается более обстоятель­ный фильм, то в сценарий можно вклю­чить и поручика Синюхаева, который, на­оборот, числился умершим, хотя был не только жив, но даже и здоров. Авторский текст сценария должен помогать понять, как удавалось чиновникам изображать су­ществование несуществующего человека и таким образом избегать наказаний.

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/t/tynyanov/kontrolnye-voprosy-s-vyborochnymi-otvetami/podporuchik-kizhe/kontrolnye-voprosy-s-vyborochnymi-otvetami-k-rasskazu-yu.-n.-tynyanova-podporuchik-kizhe

Ю.Н. ТЫНЯНОВ “Подпоручик Киже”. Анализ произведения

ActionTeaser.ru – тизерная реклама

Рассказ Ю.Н. Тынянова «Подпоручик Киже» начинается как веселый анекдот: по ошибке в приказе появилось новое лицо — подпоручик Киже, которого на самом деле в Преоб­раженском полку вовсе не было.

Император велел назначить его в караул, а потом — сослать в Сибирь. Синюхаева же тоже случайно посчитали в приказе мертвым и по службе выбыв­шим. Ю.Н. Тынянов с иронией пишет о его поведении после прочтения приказа: «Он ни разу не подумал, что в приказе ошибка.

Напротив, ему показалось, что он по ошибке, по оп­лошности жив.

Писатель гневно бичует желание слепо повиноваться при­казу, показывает, как самая откровенная чушь, обретая форму документа, наделяется силой закона.

Большое внимание уделяет Ю.Н. Тынянов в рассказе рас­крытию роли императора в создании этой системы беспреко­словного, бездумного подчинения самому нелепому приказу. Государь погружен в свой мир, где амуры и химеры, а также роскошные подарки Людвига XVI и Марии Антуанетты ста­новятся ему ближе руководства войсками.

ActionTeaser.ru – тизерная реклама

С особым вниманием описывает Ю.И. Тынянов «великий гнев» императора, от которого «рушились палки на целые полки, темною ночыо при свете факелом рубили кому-то го­лову на Дону, маршировали пешком в Сибирь случайные сол­даты, писаря, поручики, генералы и генерал-губернаторы».

Одержимый в создании материальных символов власти и бо­гатства, Павел Петрович возненавидел мать, которую восприни­мал как похитительницу всего того, что принадлежало ему по праву. Ю.Н. Тынянов показывает, как усугубляется душевный кризис императора, усиливается его страх потерять власть.

На примере описания дня поручика Сишохаева мы видим, что офицерство в полку живет однообразной, бесцельной жизнью: карты, курение. Лишь осмотр амуниции был важен для того, чтобы умело создавать видимость военной выправ­ки.

Самыми нужными вещами для офицера являются щипцы для завивки да с баночка с пудрой.

Не менее театрально вы­глядят и фрейлины при дворе Павла Петровича: они одеты пастушками, им даны новые благозвучные имена и сделаны однообразные кудрявые прически.

Дальнейшая судьба подпоручика Киже развивается в тра­дициях Салтыкова-Щедрина: все понимают, что никакого под­поручика нет, но. соблюдая устав, сопровождают его в ссыл­ку. Подобный случай является, бесспорно, дискредитацией государственной власти.

Будучи единственным законным самодержцем, Павел ощущает вокруг себя измену и пустоту, напоминая пловца, «воздымающего среди ярых волн пустые руки».

Тынянов шаг за шагом показывает, как император тщетно ищет опору, пытаясь опереться на образ мертвого отца, ждет любви и внимания.

Своеобразным двойником императора в рассказе можно считать барона Аракчеева, который сначала приказывал бить садовую девочку розгами за то, что та плохо вымела дорожки, а потом жалел и выдавал пятачок.

Курносость императора, глаза Аракчеева неопределенного цвета — все это признаки вырождения. Бездумные приказы императора приводят к тому, что живого поручика Синюхаева выгоняют как мертвого, а Киже возвращают из ссылки. Дея­тельного Суворова Павел Первый недолюбливает, зато Киже, который за всю жизнь ни о чем не попросил, получает все время царские милости.

За внешним комедийным сюжетом произведения вырисо­вывается реальная эпоха правления Павла Первого. Всю ткань произведения пронизывают образы мнимости и пустоты. Не­случайно автор упоминает о том, что император не знал тайну своего рождения.

ActionTeaser.ru – тизерная реклама

Источник: http://referat5top.ru/analiz-proizvedeniya/7197-yu-n-tynyanov-podporuchik-kizhe-analiz-proizvedeniya

Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 17

Когда поручик Киже вернулся из Сибири, о нем уже знали многие Это был тот самый поручик, который крикнул “караул” под окном императора, был наказан и сослан в Сибирь, а потом помилован и сделан поручиком. Таковы были вполне определенные черты его жизни Командир уже не чувствовал никакого стеснения с ним и просто назначал то в караул, то на дежурства.

Когда полк выступал в лагери для маневров, поручик выступал вместе с ним Он был исправный офицер, потому что ничего дурного за ним нельзя было заметить. Фрейлина, краткий обморок которой спас его, сначала обрадовалась, думая, что ее соединяют с ее внезапным любовником. Она поставила мушку на щеку и затянула несходившуюся шнуровку.

Потом в церкви она заметила, что стоит одиноко, а над соседним пустым местом держит венец адъютант.

Она хотела уже снова пасть в обморок, но так как держала глаза опущенными ниц и видела свою талию, то раздумала. Некоторая таинственность обряда, при котором жених не присутствовал, многим понравилась.

И через некоторое время у поручика Киже родился сын, по слухам похожий на него. Император забыл о нем. У него было много дел. Быстрая Нелидова была отставлена, и ее место заняла пухлая Гагарина.

Камерон, швейцарские домики и даже все Павловское были забыты.

В кирпичном аккурате лежал приземистый и солдатский С.-Петербург.

Суворов, которого император не любил, но терпел, потому что тот враждовал с покойным Потемкиным, был потревожен в своем деревенском уединении. Приближалась кампания, так как у императора были планы.

Планов этих было много, и нередко один заскакивал за другой. Павел Петрович раздался в ширину и осел. Лицо его стало кирпичного цвета.

Суворов опять впал в немилость. Император все реже смеялся. Перебирая полковые списки, он наткнулся раз на имя поручика Киже и назначил его капитаном, а в другой раз полковником. Поручик был исправный офицер. Потом император снова забыл о нем. Жизнь полковника Киже протекала незаметно, и все с этим примирились.

Дома у него был свой кабинет, в казарме своя комната, и иногда туда заносили донесения и приказы, не слишком удивляясь отсутствию полковника. Он уже командовал полком.

Лучше всего чувствовала себя в громадной двуспальной кровати фрейлина. Муж подвигался по службе, спать было удобно, сын подрастал.

Иногда супружеское место полковника согревалось каким-либо поручиком, капитаном или же статским лицом Так, впрочем, бывало во многих полковничьих постелях С.-Петербурга, хозяева которых были в походе.

Однажды, когда утомившийся любовник спал, ей послышался скрип в соседней комнате. Скрип повторился Без сомнения, это рассыхался пол. Но она мгновенно растолкала заснувшего, вытолкала его и бросила ему в дверь одежду.

Опомнившись, она смеялась над собою. Но и это случалось во многих полковничьих домах.

Источник: http://historylib.net/pereskaz-romana-tynyanova-podporuchik-kizhe-glava-17/

Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 5

Поручик Синюхаев был захудалый поручик. Отец его был лекарь при бароне Аракчееве, и барон, в награждение за пилюли, восстановившие его силы, тишком сунул лекарского сына в полк.

Прямолинейный и неумный вид сына понравился барону. В полку он ни с кем не был на короткой ноге, но и не бегал от товарищей.

Он был неразговорчив, любил табак, не махался с женщинами и, что было не вовсе бравым офицерским делом, с удовольствием играл на “гобое любви”.

Амуниция его была всегда начищена.

Когда читался приказ по полку, Синюхаев стоял и, как обычно, вытянувшись в струнку, ни о чем не думал.

Внезапно он услышал свое имя и дрогнул ушами, как то случается с задумавшимися лошадьми от неожиданного кнута.

“Поручика Синюхаева, как умершего горячкою, считать по службе выбывшим”.

Тут случилось, что командир, читавший приказ, невольно посмотрел на то место, где всегда стоял Синюхаев, и рука его с бумажным листом опустилась.

Синюхаев стоял, как всегда, на своем месте. Однако вскоре командир снова стал читать-приказ-правда, уже не столь отчетливо, – прочел о Стивене, Азанчееве, Киже и дочитал до конца. Начался развод, и Синюхаеву должно было вместе со всеми двигаться в фигурных упражнениях. Но вместо того он остался стоять.

Он привык внимать словам приказов как особым словам, не похожим на человеческую речь. Они имели не смысл, не значение, а собственную жизнь и власть.

Дело было не в том, исполнен приказ или не исполнен. Приказ как-то изменял полки, улицы и людей, если даже его и не исполняли.

Когда он услышал слова приказа, он сначала остался стоять на месте, как недослышавший человек. Он тянулся за словами. Потом перестал сомневаться. Это о нем читали. И, когда двинулась его колонна, он начал сомневаться, жив ли он.

Ощущая руку, лежащую на эфесе, некоторое стеснение от туго стянутых портупейных ремней, тяжесть сегодня утром насаленной косы, он как будто и был жив, но вместе с тем он знал, что здесь что-то неладно, что-то непоправимо испорчено. Он ни разу не подумал, что в приказе ошибка. Напротив, ему показалось, что он по ошибке, по оплошности жив. По небрежности он чего-то не заметил и не сообщил никому.

Во всяком случае он портил все фигуры развода, стоя столбиком на площади. Он даже не подумал шелохнуться.

Как только кончился развод, командир налетел на поручика Он был красен. Было настоящим счастьем, что на разводе не было по случаю жаркого времени императора, отдыхавшего в Павловском.

Командир хотел рявкнуть: на гауптвахту, – но для исхода гнева нужен был более раскатистый звук, и он уже хотел пустить на рр: под аррест, – как вдруг рот его замкнулся, словно командир случайно поймал им муху.

И так он стоял перед поручиком Синюхаевым минуты две.

Потом, отшатнувшись, как от зачумленного, он пошел своим путем.

Он вспомнил, что поручик Синюхаев, как умерший, отчислен от службы, и сдержался, потому что не знал, как говорить с таким человеком.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй – » Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 5. И в закладках появилось готовое сочинение.

Источник: http://www.studbirga.info/pereskaz-romana-tynyanova-podporuchik-kizhe-glava-5/

Юрий Тынянов. Подпоручик Киже (в сокращении)

 Кабы Бог послушал худого пастуха, так бы весь скот выдох (по частой брани его: чтоб ты издохла!).
 Дружка нет – не мил и белый свет.
 Не до шуток рыбке, коли крючком под жабру хватают.
 Не тужи: перемелется – все мука будет.

Подпоручик Киже – персонаж исторического анекдота времён царствования императора Павла I, а также повести Юрия Тынянова «Подпоручик Киже» – несуществующий офицер, появившийся в документах из-за ошибки писаря, но, тем не менее, несколько раз произведённый в новый чин императорским указом.«Поручиком Киже» иногда иронично именуют ситуацию, когда мелкая, нелепая ошибка приводит к масштабным последствиям, либо несуществующий объект, мифическую фигуру, которая из-за ошибки, недоразумения или случайного совпадения была сочтена реальной.Гостелерадиофонд.Читает Ростислав Плятт.

 Основанием для истории послужил следующий анекдот, действие которого происходит в Российской империи времён царствования императора Павла I:

Однажды придворный писарь, составляя со слов императора очередной указ о производстве в следующий чин офицеров, при написании первых двух слов фразы «прапорщики ж [такие-то] – в подпоручики» ошибся – написал «прапорщик Киж», в результате в тексте указа перед реальными фамилиями оказался вписан никогда не существовавший прапорщик Киж. Когда указ подали на подпись, император почему-то решил выделить первого из новопроизведённых подпоручиков и собственноручно дописал к указу «подпоручика Киж в поручики». Поручик Киж, видимо, запомнился императору, во всяком случае, уже через несколько дней император произвёл его в штабс-капитаны. Подобным образом Киж очень быстро рос в чине и вскоре был произведён в полковники, и на этом, последнем приказе о производстве в чин император написал: «Вызвать сейчас ко мне». Кинувшись искать полковника, военное руководство его не обнаружило. Лишь изучив все документы о производстве, удалось дойти до самого первого приказа, содержащего ошибку, и понять, в чём дело. Однако сообщить императору об истинном положении дел никто не осмелился. Вместо этого подчинённые доложили, что полковник Киж скоропостижно скончался, из-за чего прибыть на аудиенцию не может. Император вздохнул и сказал: «Жаль, хороший был офицер».В повести Киже, помимо производства в чины, был поставлен в караул, наказан за крик под императорским окном, высечен, сослан в Сибирь, прощён, дослужился до генерала, получил награды, а буквально перед кончиной ему были пожалованы императором имение и тысяча душ. В отличие от исходной истории, описывающей, по сути, лишь мелкое канцелярское недоразумение и демонстрирующей лёгкость чинопроизводства при Павле I, в повести Тынянова акцент сделан на высмеивание бюрократической системы, в которой точное следование предписанным регламентам становится важнее здравого смысла.________________________________Год выпуска: 1979Формат: MP3Продолжительность: 00:51:37Битрейт аудио: 128 kbpsРазмер: 47 Mb

Скачать для ознакомления: Юрий Тынянов. Подпоручик Киже

Если ссылка устарела, пишите – постараемся восстановить.



Свадьба наследника русского престола Петра и немецкой принцессы Софьи Анхальт-Цербской (будущей Екатерины II).
Открылась первая русская фабрика граммофонных пластинок – Апрелевский завод грампластинок.
Дата создания в Израиле службы внешней разведки «Моссад».
Начинается вторая мировая война. Фашистская Германия без объявления войны в 4.45 вторгается в Польшу после провокации в Гляйвице: 31 августа группа эсэсовцев инсценировала «нападение» поляков на радиостанцию, и Германия объявляет, что она вводит войска для ликвидации нарушений германских границ и для защиты немецкого населения в Польше.
Впервые в эфир выходит детская телепередача «Спокойной ночи, малыши!».
Наталья Кирилловна Нарышкина (1651-1694), вторая жена царя Алексея Михайловича, мать Петра I.
Иннокентий Фeдорович Анненский (1856-1909), русский поэт, критик, драматург, переводчик.
Андрей Платонович Платонов (Климентов)(1899-1951), русский писатель, поэт, критик, журналист, прозаик.

Источник: http://gorenka.org/index.php/audiospektakli/12266-yurij-tynyanov-podporuchik-kizhe-v-sokrashchenii

Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» – Глава 14

На главную > Общество > Досуг > Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» – Глава 14

Искусанный пес любил уходить в поле и лечиться там горькими травами. Поручик Синюхаев шел пешком из С.-Петербурга в Гатчину.

Он шел к отцу, не для того чтобы просить помощи, а так, может быть, из желания проверить, существует ли отец в Гатчине или, может быть, не существует. На отцовский привет он ничего не ответил, Посмотрел кругом и уже собрался уходить, как стесняющийся и даже жеманничающий человек.

Но лекарь, увидев изъяны в его одежде, усадил его и начал допытываться: – Ты проигрался или проштрафился? – Я не живой, – вдруг сказал поручик.

Лекарь пощупал ему пульс, сказал что-то о пиявках и продолжал допытываться. Когда он узнал о сыновней оплошности, он взволновался, целый час писал и переписывал прошение, заставил сына его подписать и назавтра пошел к барону Аракчееву, чтобы вместе с суточным рапортом передать его.

Сына он, однако, постеснялся держать у себя дома, а положил его в гошпиталь и написал на доске над его кроватью: Mors occasinalis Случайная смерть Барона Аракчеева тревожила идея государства. Поэтому его характер мало поддавался определению, он был неуловим.

Барон не был злопамятен, бывал иногда и снисходителен.

При рассказе какой-нибудь печальной истории он слезился, как дитя, и давал садовой девочке, обходя сад, копейку. Потом, заметив, что дорожки в саду нечисто выметены, приказывал бить девчонку розгами. По окончании же экзекуции выдавал дитяти пятачок. В присутствии императора он чувствовал слабость, похожую на любовь. Он любил чистоту, она была эмблемою его нрава.

Но бывал доволен именно тогда, когда находил изъяны в чистоте и порядке, и если их не оказывалось, втайне огорчался. Вместо свежего жаркого он ел всегда солонину. Он был рассеян, как философ.

И правда, ученые немцы находили сходство в его глазах с глазами известного тогда в Германии философа Канта: они были жидкого, неопределенного цвета и подернуты прозрачной пеленой. Но барон обиделся, когда ему кто-то сказал об этом сходстве.

Он был не только скуп, но любил и блеснуть и показать все в лучшем виде.

Для этого он входил в малейшие хозяйственные подробности. Он сидел над проектами часовен, орденов, образов и обеденного стола. Его прельщали круги, эллипсы и линии, которые, переплетаясь, как ремни в треххвостке, давали постройку, способную обмануть глаз.

А он любил обмануть посетителя или обмануть императора и притворялся, что не видит, когда кто ухитрялся и его обмануть. Обмануть же, конечно, его было трудно.

Он имел подробную опись вещам каждого из своих людей, начиная с камердинера и кончая поваренком, и проверял все гошпитальные описи При устройстве гошпиталя, в котором служил отец поручика Синюхаева, барон сам показывал, как поставить кровати, куда скамейки, где должен быть ординаторский столик и даже какого вида должно быть перо, то есть голое, без бородки, в виде римского calamus – тростника. За перо, очиненное с бородкою, подлекарю полагалось пять розог.

Идея римского государства тревожила барона Аракчеева. Поэтому он рассеянно выслушал лекаря Синюхаева, и только когда тот протянул прошение, он внимательно прочел его и сделал выговор лекарю, что бумага подписана нечеткою рукой Лекарь извинился тем, что у сына рука дрожит.

– Ага, братец, вот видишь, – ответил барон с удовольствием, – и рука дрожит. Потом, поглядев на лекаря, он спросил его: – А когда приключилась смерть? – Иуня пятнадцатого, – ответил, несколько оторопев, лекарь. – Иуня пятнадцатого, – протянул барон, соображая, – иуня пятнадцатого. А теперь уже семнадцатое, – сказал он вдруг в упор лекарю. – Где же был мертвец два дня?

Ухмыльнувшись на лекарский вид, он кисло заглянул в прошение и сказал: – Вот какие неисправности. Теперь прощай, братец, поди. Певец и статс-секретарь Мелецкий действовал на ура, он рисковал и часто выигрывал, потому что все представлял в нежном виде, под стать краскам Камерона, но выигрыши сменялись проигрышами, как в игре кадрилия. У барона Аракчеева была другая повадка.

Он не рисковал, ни за что не ручался. Напротив, в донесенииях императору он указывал на злоупотребление – вот оно – и тут же испрашивал распоряжения, какими мерами его уничтожить.

Умаление, которым рисковал Мелецкий, барон сам производил над собою. Зато выигрыш вдали мелькал большой, как в игре фаро. Он сухо донес императору, что умерший поручик Синюхаев явился в Гатчину, где и положен в гошпиталь.

Причем сказался живым и подал прошение о восстановлении в списках.

Каковое препровождается и испрашивается дальнейшее распоряжение. Он хотел показать покорность этой бумагой, как рачительный приказчик, обо всем спрашивающий хозяина.

Ответ получился скоро – и на прошение и барону Аракчееву в особенности. На прошение была наложена резолюция: Бывшему поручику Синюхаеву, выключенному из списков за смертью, отказать по той же самой причине. А барону Аракчееву была прислана записка: Господин барон Аракчеев.

Удивляюсь, что, будучи в чине генерала, не знаете устава, направляя прямо ко мне прошение умершего поручика Синюхаева, к тому и не вашего полка, которое надлежало сначала направить собственно в канцелярию полка, которого этот поручик, а не меня прямо обременять таковым прошением. Впрочем, пребываю к вам благосклонный Павел. Не было сказано: “Навсегда благосклонный”.

И Аракчеев прослезился, так как смерть не любил получать выговоры. Он сам пошел в гошпиталь и велел немедля гнать умершего поручика, выдав ему белье, а офицерскую одежду, значащуюся в описи, задержать.

  • Кем был Мюнхгаузен
  • Карл Фридрих Иероним Мюнхгаузен не является вымышленным персонажем, как считают многие. Он родился в 1720 году в семье полковника. Карл стал пятым из восьми детей. В четыре года отец мальчика умер, и его воспитанием занялась мать. В пятнадцатилетнем возрасте мальчик начинает прислуживать герцогу. Юному пажу приходится много путешествовать. Вплоть до начала 1752 года Мюнхгаузен служит герцогу. В чине ротмистра он уезжает домой для раздела имущества, где и остается до конца своих дней.

  • Сколько титулов у Михаэля Шумахера?
  • Легендарный 41-летний гонщик Формулы-1 завоевывал титул чемпиона мира 7 раз, но его карьера еще продолжается. Также в копилке немца 91 победа на гран-при. “Красный барон”, как его называют болельщики за сходство с летчиком второй мировой войны, является абсолютным рекордсменом Формулы-1 как в области титулов, так и во времени прохождения трасс. Сегодня его считают самым быстрым пилотом в истории гонок. 21-02-2010

  • На Камчатке установят надувной католический храм
  • Служба BBC сообщила, что скоро на Камчатку доставят надувной католический храм. Инициировал это священник Кшиштоф Коваль, который является настоятелем церкви святой Терезы младенца Иисуса в Петропавловске-Камчатском. Как сказал священнослужитель, на Камчатке пока не католического храма, и надувная модель может стать некоторым альтернативным помещением церкв, где возможно проводить религиозные обряды. Коваль сказал, что эта готическая церковь вызывает живой интерес. Немногие знают, что в этой местности есть католический священник, а когда люди

  • Фронтовой альбом Както
  • Фронтовой альбом Както в сапёрном батальоне История Брегмана Натана Сеньевича, Директора Конструкторского бюро, младшего лейтенанта Когда я уже служил в саперном батальоне перед прорывом блокады под Ленинградом, это было зимой, холодно, мы ночью ползли через нейтральную полосу к передовой подрывать немецкую проволоку. Нас было человек 40 во главе с замполитом. У  каждого было по две мины и, сбросив шинели, мы ползли туда метров 800. Но немцы ж не дураки, они понимали,

  • Феликс Кривин. Сказки с моралью – ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА
  • Жил-был добрый волшебник. Он мог превращать песок в сахар, а простую воду в молоко, но он ничего этого не делал, так как был убежден, что чудес на земле не бывает. Пошел он однажды на край света. Пришел, свесил ноги через край и сидит, смотрит вниз – на звезды и луну, на разные планеты. Вдруг добрый волшебник почувствовал, что рядом с ним кто-то стоит. Он скосил глаза и увидел петуха, который пристроился

Разместил: Библиотекарь и опубликовал 13 Июль 2015   В разделе: Досуг

Источник: http://www.wlgdh.com/pereskaz-romana-tynyanova-podporuchik-kizhe-glava-14/

Юрий Николаевич Тынянов, “Подпоручик Киже”: краткое содержание

В жанре исторического рассказа Юрий Тынянов создал маленький шедевр – рассказ «Подпоручик Киже».Не впервые в литературе обращаются к теме двойника. Об этом писал и Р.Л.

Стивенсон, у которого есть «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», и Е. Шварц с историей про «Тень». Можно составить длинный список. Но мы сейчас представим повесть «Подпоручик Киже».

Краткое содержание по главам позволит познакомиться с абсурдным характером императора Павла I.

Глава первая

Император дремал, сидя у отрытого окна. После обеда ему снился неприятный сон. Вообще-то он скучал. От скуки поймал муху. Кто-то под окном крикнул: «Караул».

Глава вторая

В канцелярии писал приказ молодой писарь. Его предшественник был сослан в Сибирь. Юноша волновался и делал ошибку за ошибкой, вновь переписывая документ. Если он не успеет к сроку, то его арестуют. Когда он дошел до словосочетания «подпоручики же Стивен и т. д.», то зашел офицер. Писарь отложил работу, дописав не полностью слово.

Он остановился на «подпоручик» и вытянулся перед ним, а потом сел и написал «подпоручик Киже, Стивен и т. д.», в этом же приказе он допустил еще одну ошибку: поручика Синюхаева записал умершим. До сдачи приказа оставалось десять минут. Молодой человек стал искать чистый лист. И вдруг остановился. Другой приказ, столь же важный, был написан неверно.

В распоряжении № 940 было сказано, какие слова можно употреблять, а какие нельзя. Писарь сразу забыл об ошибке в приказе и сел исправлять донесение. Прибывшему от адъютанта вестовому он передал приказ с двумя ошибками с Синюхаевым, которого он записал умершим, и придуманным поручиком Киже. Потом продолжил, дрожа, писать.

Так начинается повесть «Подпоручик Киже», краткое содержание которой излагается.

Глава третья

Адъютант в обычное время прибыл к императору с документами. Павел все так же сидел у окна спиной к вошедшему. Он гневался. Весь вчерашний день искали и не сумели найти того, кто кричал под окном «Караул».

Это было нарушением раз и навсегда заведенного порядка и означало, что нахулиганить может каждый, кому вздумается, и не будет наказан. Следовало увеличить количество караулов. Вот стриженные кусты, и неизвестно, кто в них прячется.

Не взглянув на адъютанта, император протянул руку и стал внимательно читать вложенные в нее документы.

Потом Павел Петрович вновь протянул руку, в которую аккуратно вложили перо. Подписанный лист полетел в подчиненного. Так продолжалось, пока государь не изучил все документы. Вдруг император подскочил к нему, отругал за то, что он не знает службы и подходит сзади, пообещал выбить дух Потемкина и отпустил подчиненного. У него начинался великий гнев.

Глава четвертая и пятая (судьбы Киже и Синюхаева)

У командира Преображенского полка наступило смятение, когда он получил приказ императора с требованием отправить подпоручика Киже в караул.

Сколько он не вспоминал, но не мог припомнить, кто такой подпоручик Киже. Просмотрел весь список офицеров. Такой в нем не значился.

Командир в смятении помчался к адъютанту, но тот брезгливо сморщился, приказал не доносить императору, а поручика отправить в караул.

Когда захудалый поручик Синюхаев стоял в строю, он с ужасом услышал слова приказа о том, что его следует считать умершим и выбывшим из службы. У Синюхаева все помутилось в голове. Ведь он жив, держит эфес шпаги, он даже посчитал, что по какой-то ошибке он жив.

Синюхаев стоял столбом и не шевелился и портил весь вид. На него налетел командир, захотел прикрикнуть, но вспомнил, что Синюхаева нет, и, не зная, что сказать, молча отошел. Продолжаем читать короткое произведение Тынянова «Подпоручик Киже».

Пересказ не займет много времени.

Глава шестая – император

Павел Петрович был не просто в гневе, но в великом. Он ходил по комнатам и оглядывал подарки французской королевской четы, уже обезглавленной. К ним он не прикасался. Он повелел уничтожить вещи своей матери, похитительницы его престола, но ее дух все же остался.Но в нем сидел страх.

Он не боялся никого по отдельности, но вместе все эти царедворцы, сыновья и темные люди его огромной империи, которых он не представлял, вызывали ужас. И когда гнев кончался и переходил в страх, то начинала работать канцелярия криминальных дел и заплечных дел мастера.

И потому его окружение тоже было в страхе.

Глава седьмая и восьмая – несчастный Синюхаев и подпоручик Киже

Поручик Сихюнаев осмотрелся на большой площади, на которой он стоял, припомнил, что он обычно делал и по вечерам, и перед сном, как спокойно и вольно ему жилось, и отчетливо понял, что он умер: ничего у него этого никогда не будет.

А к Павлу Петровичу зашел адъютант и доложил, что выяснили: «Караул» кричал подпоручик Киже. И кричал он по неразумению. Император приказал произвести дознание, бить плетьми и отправить в Сибирь.

Абсурд с подпоручиком – глава девятая

Необходимый расторопному адъютанту виновник страха государя был найден. Его должны теперь отправить юристам, а потом в Сибирь. В полку перед строем стояла лошадь, на которой следовало увезти подпоручика.

Командир выкрикнул его имя.Никто не вышел, а полк ушел, посмотрев, как отхлестали пустое место. Только молоденький солдат до ночи не мог этого забыть. Он даже спросил у ветерана о том, что с императором.

Помолчав, ветеран сказал, что он подменен.

Глава десятая

Бывший Синюхаев вернулся в казармы. Осмотрел комнату, в которой он жил и которая теперь ему не принадлежала. К вечеру сюда вселился молодой человек. На Синюхаева он даже не смотрел. Этот новый жилец сделал указания денщику и стал ложиться в постель.

А Синюхаев, переодевшись в старый мундир, оставил на себе только новые перчатки, так как он слышал, что перчатки означают, что он все-таки поручик, и отправился бродить по ночному Петербургу. Он подремал, присев на землю, и вышел из города.

Больше он никогда не возвращался в казармы.

Такую бессмысленную жизнь при императоре Павле показывает Юрий Тынянов.

Глава одиннадцатая

Весть о том, что найден человек, кричавший «Караул», произвела впечатление на женскую часть дворца. Одна из юных фрейлин упала в обморок. Это к ней должен был зайти приятный молодой человек, а она прижалась носом к окну, изображая курносого императора рядом.

Тогда юноша крикнул, и вот теперь его отправляют в Сибирь. Юная фрейлина рассказала Нелидовой о своем горе. Та обещала что-нибудь придумать и обратилась за помощью к могущественному при дворе человеку.

Тот ответил запиской, чтобы не беспокоились, но сам еще не знал, что сделать.

Глава двенадцатая и тринадцатая

Между тем конвоиры вели «оно», как его называли, вглубь империи по Владимирскому тракту и осознавали, что ведут важного преступника. За ними вдогонку летел приказ. Страх императора перешел в жалость сначала к себе, безродному, которого бросила мать и у которого был неизвестный отец. Он что-то смутно об этом слышал.

Он поездил по этой огромной молчаливой стране, попил воды из Волги, угрюмо спросил мужиков, зачем смотрят на него. И все вокруг него опустело. Больше он никуда не ездил. Вокруг была пустота и измена.

Когда ему сановник доложил о случае с криком «караул», император развеселился и приказал вернуть подпоручика и женить на той фрейлине.

Глава четырнадцатая и пятнадцатая

Синюхаев пришел пешком в Гатчину к отцу-лекарю. Рассказал свою историю, и тот постеснялся держать его дома и положил в госпиталь и повесил табличку «Случайная смерть». Но поехал с прошением к Аракчееву.

Барон рассеянно выслушал старика, спросил, где два дня находился мертвый, и отпустил ни с чем. Он доложил императору, что Синюхаев жив. Однако Павел наложил резолюцию, что следует выключить Синюхаева из списков полка по причине смерти.

Барон лично зашел в госпиталь и велел отобрать у Синюхаева мундир и выгнать из палаты вон.

Глава семнадцатая

Вернувшись из ссылки, поручик Киже исправно несет службу, ходит и в караулы, и на дежурства. Он даже женится. Фрейлина, когда заметила, что в церкви адъютант держит венец над пустым местом, чуть не упала в обморок, но опустив глаза и обратив внимание на округлившийся животик, раздумала.

Венчание благополучно состоялось. Жених не присутствовал, и многим такая таинственность понравилась. Вскоре у Киже родился сын. Ходили слухи, что он похож на него. Император о Киже совсем забыл.

Но как-то раз, перебирая полковые списки, он натолкнулся на его фамилию и назначил капитаном, а затем и полковником, поскольку он был хорошим офицером. Он теперь командовал полком. Все привыкли, что его часто нет на месте. Лучше всех было жене.

Ее одинокую жизнь скрашивали встречи с военными и статскими лицами, и сын подрастал. Так менялась жизнь удачливого офицера в рассказе, который написал Тынянов, «Подпоручик Киже».

Глава восемнадцатая и девятнадцатая

Поручик Синюхаев бродил по чухонским деревням и никому не смотрел в глаза. Через год он вернулся в Петербург и стал бродить по нему кругами.Лавочники считали, что он приносит несчастье, и гнали его прочь. Бабы, чтобы откупиться от него, давали калач.

По городу ходили слухи, что государю скоро конец. Люди шептались об этом и на улицах, и во дворце. Страшно было и Павлу Петровичу. Он менял комнаты и не знал, куда спрятаться, хоть в табакерку бы, мечтал император. И решил приблизить к себе простого человека.

Глава двадцатая

Безропотный, который не лез на глаза, Киже внезапно был произведен в генералы. Император вспомнил с улыбкой любовную историю с криком “караул”, улыбнулся и решил, что именно сейчас нужен человек, который в нужную минуту закричит.

Он пожаловал генералу 1000 душ и имение. О нем стали говорить. Император не велел давать ему дивизию, он потребуется для более важных дел. Все стали припоминать его родословную и решили, что он из Франции. Так продолжает повесть Ю. Н.

Тынянов «Подпоручик Киже».

Глава двадцать первая и двадцать вторая

Когда генерала вызвали к императору, то было сказано, что он заболел. Павел потребовал положить в госпиталь и вылечить. Но через три дня генерал скончался.Его похороны помнили долго. Шел полк и нес свернутые знамена, за гробом, ведя ребенка за руку, шла вдова. Павел Петрович смотрел из окна на процессию и обронил: «Так проходит слава мира».

Глава последняя

Так пошла жизнь генерала, наполненная любовными приключениями и молодостью, опалой и милостью императора, завистью придворных. В ней было все. А имя Синюхаева забыто, он исчез, как будто и не существовал вовсе.

Император умер, по слухам, от апоплексии в марте того же года, что и генерал Киже. Так заканчивается рассказ «Подпоручик Киже». Краткое содержание не передает очарования авторской речи.

Также, к сожалению, оно не дает почувствовать историческую атмосферу.

Книга «Подпоручик Киже» была экранизирована. Музыку к фильму написал С. Прокофьев. Он переработал ее в сюиту, по которой был поставлен одноименный балет.

Источник: http://myupy.ru/article/246343/yuriy-nikolaevich-tyinyanov-podporuchik-kije-kratkoe-soderjanie

Книга Подпоручик Киже читать онлайн бесплатно, автор Юрий Тынянов на Fictionbook

Скачать полностью

Император Павел дремал у открытого окна. В послеобеденный час, когда пища медленно борется с телом, были запрещены какие-либо беспокойства. Он дремал, сидя на высоком кресле, заставленный сзади и с боков стеклянною ширмою. Павлу Петровичу снился обычный послеобеденный сон.

Он сидел в Гатчине, в своем стриженом садике, и округлый купидон в углу смотрел на него, как он обедает с семьей. Потом издали пошел скрип. Он шел по ухабам, однообразно и подпрыгивая. Павел Петрович увидел вдали треуголку, конский скок, оглобли одноколки, пыль. Он спрятался под стол, так как треуголка была – фельдъегерь. За ним скакали из Петербурга.

– Nous sommes perdus…[1]

1
  Мы погибли (фр.).

[Закрыть]

– закричал он хрипло жене из-под стола, чтобы она тоже спряталась.

Под столом не хватало воздуха, и скрип уже был там, одноколка оглоблями лезла на него.

Фельдъегерь заглянул под стол, нашел там Павла Петровича и сказал ему:

– Ваше величество. Ее величество матушка ваша скончалась.

Но как только Павел Петрович стал вылезать из-под стола, фельдъегерь щелкнул его по лбу и крикнул:

– Караул!

Павел Петрович отмахнулся и поймал муху.

Так он сидел, выкатив серые глаза в окно Павловского дворца, задыхаясь от пищи и тоски, с жужжащей мухой в руке, и прислушивался.

Кто-то кричал под окном «караул».

2

В канцелярии Преображенского полка военный писарь был сослан в Сибирь, по наказании.

Новый писарь, молодой еще мальчик, сидел за столом и писал. Его рука дрожала, потому что он запоздал.

Нужно было кончить перепиской приказ по полку ровно к шести часам, для того чтобы дежурный адъютант отвез его во дворец, и там адъютант его величества, присоединив приказ к другим таким же, представил императору в девять. Опоздание было преступлением.

Полковой писарь встал раньше времени, но испортил приказ и теперь делал другой список.

В первом списке сделал он две ошибки: поручика Синюхаева написал умершим, так как Синюхаев шел сразу же после умершего майора Соколова, и допустил нелепое написание: вместо «Подпоручики же Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются» написал: «Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются». Когда он писал слово «Подпоручики», вошел офицер, и он вытянулся перед ним, остановясь на к, а потом, сев снова за приказ, напутал и написал: «Подпоручик Киже».

Он знал, что, если к шести часам приказ не поспеет, адъютант крикнет: «взять», и его возьмут. Поэтому рука его не шла, он писал все медленнее и медленнее и вдруг брызнул большую, красивую, как фонтан, кляксу на приказ.

Оставалось всего десять минут.

Откинувшись назад, писарь посмотрел на часы, как на живого человека, потом пальцами, как бы отделенными от тела и ходившими по своей воле, он стал рыться в бумагах за чистым листом, хотя здесь чистых листов вовсе не было, а они лежали в шкапу, в большом аккурате сложенные в стопку.

Но так, уже в отчаянии и только для последнего приличия перед самим собою роясь, он вторично остолбенел.

Другая, не менее важная бумага была написана тоже неправильно.

Согласно императорского приложения за N 940 о неупотреблении слов в донесениях, следовало не употреблять слова «обозреть», но осмотреть, не употреблять слова «выполнить», но исполнить, не писать «стража», но караул, и ни в коем случае не писать «отряд», но деташемент.

Для гражданских установлений было еще прибавлено, чтобы не писать «степень», но класс, и не «общество», но собрание, а вместо «гражданин» употреблять: купец или мещанин.

Но это уже было написано мелким почерком, внизу распоряжения N940, висящего тут же на стене, перед глазами писаря, и этого он не читал, но о словах «обозреть» и прочая он выучил в первый же день и хорошо помнил.

В бумаге же, приготовленной для подписания командиру полка и направляемой барону Аракчееву, было написано:

Обозрев, по поручению вашего превосходительства, отряды стражи, собственно для несения пригородной при Санкт-Петербурге и выездной служб назначенные, донесть имею честь, что все сие выполнено

И это еще не все.

Первая строка им же самим давеча переписанного донесения изображена была:

Ваше превосходительство Милостивый Государь.

Для малого ребенка уже было небезызвестно, что обращение, в одну строку написанное, означало приказание, а в донесениях лица подчиненного, и в особенности такому лицу, как барон Аракчеев, можно было писать только в двух строках:

Ваше Превосходительство

Милостивый Государь,

что означало подчинение и вежливость.

И если за обозрев и прочая могло быть ему поставлено в вину, что он не заметил и вовремя не обратил внимание, то с Милостивым Государем напутал при переписке именно он сам.

И, уж более не сознавая, что делает, писарь сел исправить эту бумагу. Переписывая ее, он мгновенно забыл о приказе, хотя тот был много спешнее.

Когда же от адъютанта прибыл за приказом вестовой, писарь посмотрел на часы и на вестового и вдруг протянул ему лист с умершим поручиком Синюхаевым.

Потом сел и, все еще дрожа, писал: превосходительства, деташементы, караула.

3

Ровно в девять часов прозвонил во дворце колокольчик, император дернул за шнурок. Адъютант его величества ровно в девять часов вошел с докладом к Павлу Петровичу. Павел Петрович сидел во вчерашнем положении, у окна, заставленный стеклянною ширмою.

Между тем он не спал, не дремал, и выражение его лица было также другое.

Адъютант знал, как и все во дворце, что император гневен. Но он равным образом знал, что гнев ищет причин, и чем более их находит, тем более воспламеняется. Итак, доклад ни в коем случае не мог быть пропущен.

Он вытянулся перед стеклянной ширмой и императорской спиной и отрапортовал.

Павел Петрович не повернулся к адъютанту. Он тяжело и редко дышал.

Весь вчерашний день не могли доискаться, кто кричал под его окном «караул», и ночью он два раза просыпался в тоске.

«Караул» был крик нелепый, и вначале у Павла Петровича был гнев небольшой, как у всякого, кто видит дурной сон и которому помешали досмотреть его до конца. Потому что благополучный конец сна все же означает благополучие. Потом было любопытство: кто и зачем кричал «караул» у самого окна.

Но когда во всем дворце, метавшемся в большом страхе, не могли сыскать того человека, гнев стал большой. Дело оборачивалось так: в самом дворце, в послеобеденное время, человек мог причинить беспокойство и остаться неразысканным. Притом же никто не мог знать, с какою целью было крикнуто: «караул».

Может быть, это было предостережение раскаявшегося злоумыслителя.

Или, может быть, там, в кустах, уже трижды обысканных, сунули человеку глухой кляп в глотку и удушили его. Он точно провалился сквозь землю.

Надлежало… Но что надлежало, если тот человек не разыскан.

Надлежало увеличить караулы. И не только здесь.

Павел Петрович, не оборачиваясь, смотрел на четырехугольные зеленые кусты, такие же почти, как в Трианоне. Они были стриженые. И, однако же, неизвестно, кто в них был.

И, не глядя на адъютанта, он закинул назад правую руку. Адъютант знал, что это означает: во времена большого гнева император не оборачивается. Он ловко всунул в руку приказ по гвардии Преображенскому полку, и Павел Петрович стал внимательно читать.

Потом рука опять откинулась назад, а адъютант, изловчившись, без шума поднял перо с рабочего столика, обмакнул в чернильницу, стряхнул и легко положил на руку, замарав себя чернилами. Все у него заняло мгновение. Вскоре подписанный лист полетел в адъютанта. Так адъютант стал подавать листы, и подписанные или просто читанные листы летели один за другим в адъютанта.

Он стал уже привыкать к этому делу и надеялся, что так сойдет, когда император соскочил с возвышенного кресла.

Маленькими шагами он подбежал к адъютанту. Лицо его было красно, и глаза темны.

Он приблизился вплотную и понюхал адъютанта. Так делал император, когда бывал подозрителен. Потом он двумя пальцами крепко ухватил адъютанта за рукав и ущипнул.

Адъютант стоял прямо и держал в руке листы.

– Службы не знаешь, сударь, – сипло сказал Павел, – сзади заходишь.

Он щипнул его еще разок.

– Потемкинский дух вышибу, ступай.

И адъютант задом удалился в дверь.

Как только дверь неслышно затворилась, Павел Петрович быстро размотал шейный платок и стал тихонько раздирать на груди рубашку, рот его перекосился, и губы задрожали.

Начинался великий гнев.

4

Приказ по гвардии Преображенскому полку, подписанный императором, был им сердито исправлен. Слова: Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются император исправил: после первого к вставил преогромный ер, несколько следующих букв похерил и сверху надписал: Подпоручик Киже в караул. Остальное не встретило возражений. Приказ был передан.

Когда командир его получил, он долго вспоминал, кто таков подпоручик со странной фамилией Киже. Он тотчас взял список всех офицеров Преображенского полка, но офицер с такой фамилией не значился. Не было его даже и в рядовых списках.

Непонятно, что это было такое. Во всем мире понимал это верно один писарь, но его никто не спросил, а он никому не сказал. Однако же приказ императора должен был быть исполнен.

И все же он не мог быть исполнен, потому что нигде в полку не было подпоручика Киже.

Командир подумал, не обратиться ли к барону Аракчееву. Но тотчас махнул рукой. Барон Аракчеев проживал в Гатчине, да и исход был сомнителен.

А как всегда в беде было принято бросаться к родне, то командир быстро счелся родней с адъютантом его величества Саблуковым и поскакал в Павловское.

В Павловском было большое смятение, и адъютант сначала вовсе не хотел принять командира.

Потом он брезгливо выслушал его и уже хотел сказать ему черта, и без того дел довольно, как вдруг насупился, метнул взгляд на командира, и взгляд этот внезапно изменился: он стал азартным.

Адъютант медленно сказал:

– Императору не доносить. Считать подпоручика Киже в живых. Назначить в караул.

Не глядя на обмякшего командира, он бросил его на произвол судеб, подтянулся и зашагал прочь.

5

Поручик Синюхаев был захудалый поручик. Отец его был лекарь при бароне Аракчееве, и барон, в награждение за пилюли, восстановившие его силы, тишком сунул лекарского сына в полк.

Прямолинейный и неумный вид сына понравился барону. В полку он ни с кем не был на короткой ноге, но и не бегал от товарищей.

Он был неразговорчив, любил табак, не махался с женщинами и, что было не вовсе бравым офицерским делом, с удовольствием играл на «гобое любви».

Амуниция его была всегда начищена.

Когда читался приказ по полку, Синюхаев стоял и, как обычно, вытянувшись в струнку, ни о чем не думал.

Внезапно он услышал свое имя и дрогнул ушами, как то случается с задумавшимися лошадьми от неожиданного кнута.

«Поручика Синюхаева, как умершего горячкою, считать по службе выбывшим».

Тут случилось, что командир, читавший приказ, невольно посмотрел на то место, где всегда стоял Синюхаев, и рука его с бумажным листом опустилась.

Синюхаев стоял, как всегда, на своем месте. Однако вскоре командир снова стал читать приказ, – правда, уже не столь отчетливо, – прочел о Стивене, Азанчееве, Киже и дочитал до конца. Начался развод, и Синюхаеву должно было вместе со всеми двигаться в фигурных упражнениях. Но вместо того он остался стоять.

Он привык внимать словам приказов как особым словам, не похожим на человеческую речь. Они имели не смысл, не значение, а собственную жизнь и власть. Дело было не в том, исполнен приказ или не исполнен. Приказ как-то изменял полки, улицы и людей, если даже его и не исполняли.

Когда он услышал слова приказа, он сначала остался стоять на месте, как недослышавший человек. Он тянулся за словами. Потом перестал сомневаться.

Это о нем читали. И, когда двинулась его колонна, он начал сомневаться, жив ли он.

Ощущая руку, лежащую на эфесе, некоторое стеснение от туго стянутых портупейных ремней, тяжесть сегодня утром насаленной косы, он как будто и был жив, но вместе с тем он знал, что здесь что-то неладно, что-то непоправимо испорчено. Он ни разу не подумал, что в приказе ошибка.

Источник: https://fictionbook.ru/author/yuriyi_nikolaevich_tiynyanov/podporuchik_kije/read_online.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector