Краткое содержание ремарк искра жизни точный пересказ сюжета за 5 минут

Рецензии на книгу Искра жизни – Readly.ru

Для меня всегда жутко начинать читать книги о войне, ведь для меня война – это что-то непостижимое, что невозможно понять и осознать, но, что сложно не прочувствовать.
Но возможно именно из-за этого такие книги и становятся у меня порой самыми любимыми…

Действия книги происходят в концлагере в конце войны. С одной стороны, заключенные.

Кроме основного рабочего лагеря, в рейхе существует так называемый “Малый лагерь” – место, куда отправляют доживать всех тех, кто уже даже не способен работать. Большинство из этих “существ” абсолютно истощены и физически и морально.

Но есть среди них и “ветераны”. Они провели в лагере уже по 10-12 лет и смогли каким-то образом сохранить себя.Один из них, главный герой – 509й.

Человек без имени, только номер, только истощенный скелет, мечтающий хотя бы о куске хлеба.

С другой стороны, управляющие лагерем ЭСЭСовцы.Надсмотрщики и офицеры со своей “работой” и со своей сытой жизнью, которые вообще не считают узников за людей, а считают их исключительно как “рабочие единицы”.

Кто-то пытает узников и получает от этого удовольствие, кто-то ставит на них опыты, а кто-то старается не делать ничего, прикрывая свой тыл.

Вот так и идет вся история: с одной стороны умирающие заключенные, с другой стороны обжирающиеся надсмотрщики.

Но при всей, казалось бы, ясности картины, ты не можешь разделить эти две стороны на “добро” и “зло”. Ты не можешь сказать, что все фашисты были извергами и убийцами, которых ненавидишь с первой страницы.

Ремарк показывает многих из них как обычных людей, у которых есть свои заботы и свои страхи.

К тому же, встречаются и фашисты, пытающиеся помочь узникам. А есть и узники, которые гнобят и убивают своих же “товарищей”.

И именно в этом одна из главных прелестей книги – ведь она не о лагере и смерти, она о людях и жизни. О самых разных и самых непохожих людях.

И о самых разных и самых непохожих надежде, и отчаянии.

К моему огромному удивлению книга читалась довольно легко (если можно так вообще о ней говорить). Во-первых, конечно же, благодаря надежде!

Неуловимая, сперва едва проскальзывающая среди строк книги, как и через судьбы самих героев, она постепенно набирает обороты и выступает главным стимулом выжить. Именно та надежда, которая дана в самый нужный момент времени, чтобы открыть жажду к жизни, но не потерять рассудок от лишних ожиданий.

А во-вторых, благодаря отстранённости.Я считаю, что в подобных историях можно либо переживать каждое событие, пропускать через себя каждую смерть, заливаясь слезами, и потихоньку сходя с ума от всей этой жути.Либо отстраниться от этого ужаса настолько, что немного потерять свою человечность, но сохранить свой разум.

И мне кажется Ремарк пошел именно этим путём.Это моя первая книга Ремарка и меня поразило, с какой “простотой” что-ли, он описывает все происходящие события. Нет ни нагнетания, ни осуждения, ни лишних размышлений.

Вот просто жизнь, как она есть – у кого-то она на последнем издыхании, у кого-то её уже нет вовсе, а у кого-то она идет полным ходом и состоит лишь из забот о своем богатстве и имидже.

Мне кажется очень редко вообще в нашем мире можно встретить настолько приятную “отстранённость” и беспристрастность, как-будто порядочный журналист передает историю без прикрас и без лишнего трагизма. И именно в этом вся её прелесть!

Я наверное никогда раньше не читала настолько пронзительных и одновременно настолько легких книг. Точно отправляется на полку любимых!

#свояигра (Книги, где человек идет против системы за 40)

Источник: http://readly.ru/book/12669/reviews/

Эрих Мария Ремарк – Искра жизни

“Нет, мы не вправе это забывать. Однако, мы не должны делать из этого культ. Иначе мы навсегда останемся в тени этих проклятых башен.” (Э.М.Ремарк “Искра жизни”)

“Нет, мы не вправе это забывать. Однако, мы не должны делать из этого культ.

Иначе мы навсегда останемся в тени этих проклятых башен.”

(Э.М.Ремарк “Искра жизни”)

Вторая мировая война. Концентрационные лагеря. Голод, доходящий до безумия. Муки, которые невыносимо терпеть. Смерть, как освобождение. Надежда, дающая силы жить дальше. Дружба, проверенная временем и испытаниями. Ненависть, разрушающая изнутри. Жизнь, как единственная ценность. Обо всем этом с точными подробностями я прочитала в романе “Искра жизни”.

В романе до мельчайших деталей, до тошноты описано существование (я не могу назвать это жизнью) узников концлагеря. День за днем, год за годом они ведут нескончаемую борьбу со смертью, всячески пытаясь ее перехитрить. И единственное, что остается – это верить. Верить в окончание войны.

Ждать, сжимая все силы в кулак: только бы выжить, только бы продержаться еще немного, только бы дождаться спасения, и не забыть. Только бы не забыть!

Для меня это книга, которая с одной стороны читалась на одном дыхании, но с другой стороны давалась очень тяжело.

Я с ужасом пыталась понять, каким образом и откуда возникло столько ненависти, столько нечеловеческой жестокости? Да, они действовали по приказу, они были лишь марионетками, они сами были узниками системы.

Но отличие одних узников от других было не в наличии власти. Власть может решить оперативные задачи, но только надежда помогает выстоять до конца:

“Значит, будем жрать надежду, если нет ничего другого, – сказал Пятьсот девятый. – Будем жрать все остатки надежды, которые только сможем наскрести”.

Безумное количество человеческих жизней и еще больше человеческих смертей. Это целый мир, сузившийся до размеров концлагеря, тесного, ужасного, забытого, мрачного, единственный луч света в котором – это едва заметная искра жизни. И так жаль, что у многих эта искра погасла раньше времени. Меня до глубины души зацепил отрывок, на мой взгляд выражающий всю скорбь человеческой смерти:

– Странно, – произнес он через некоторое время. – Иногда умирают сотни, и ты ничего не чувствуешь. А тут – один единственный, которого даже не знаешь, а такое чувство, будто умирают тысячи.

509-й кивнул.

– Наше воображение не умеет считать. И цифры не действуют на чувство – оно не становится от них сильнее. Оно умеет считать лишь до одного. Но и одного достаточно, если действительно чувствуешь.

Читая конец романа уже сложно сдерживать слезы, в груди давит чувство утраты по тем людям, которые не смогли дожить до окончания войны. И в то же время наворачиваются слезы облегчения от того, что вымученные души не потеряли своей глубины и света. Да, они никогда не забудут, но они найдут в себе силы начать все с начала.

– Так, наверное, и нужно начинать, – думал Бухер. – С самого начала. Не с воспоминаний, ожесточения и ненависти, а с самого простого. С чувства, что ты живешь. Живешь не вопреки чему-то, как в лагере, а просто живешь.

Источник: https://KnigoPoisk.org/books/erikh_mariya_remark_iskra_zhizni

Книга Искра жизни. Автор – Ремарк Эрих Мария. Содержание – Эрих Мария Ремарк Искра жизни

Скелет под номером пятьсот девять медленно приподнял голову и открыл глаза. Он не понимал, забытье это или просто сон. Здесь между ними особой разницы не было. И то и другое означало погружение в глубинные трясины, из которых, казалось, уже ни за что не выбраться наверх: голод и изнеможение давно уже сделали свое дело.

Пятьсот девятый лежал и настороженно прислушивался. Это было старое лагерное правило; никто не мог знать, с какой стороны надвигается опасность, но пока ты замер, всегда есть шанс, что тебя не заметят или примут за мертвого. Простой закон природы, по которому живет любая букашка.

Он не услышал ничего подозрительного. Перед ним — полусонные охранники на башнях с пулеметами, сзади него — тоже все спокойно. Он осторожно повернул голову и оглянулся.

Концлагерь Меллерн мирно дремал под солнцем. Большой плац для переклички, который эсэсовцы в шутку называли «танцплощадкой», был пуст.

Только на мощных деревянных сваях-крестах висели четверо с завязанными за спиной вывернутыми руками. Их так высоко подвесили на веревках, что ноги не касались земли.

Два кочегара крематория забавлялись, кидая в них из окна кусочками угля. Но ни один из четырех вот уже полчаса не подавал признаков жизни.

Бараки трудового лагеря выглядели безлюдными. Внешние коммандос еще не вернулись. По улице сновало только несколько дневальных. Слева, у больших входных ворот, перед бункером для штрафников сидел, потягивая кофе, шарфюрер СС Бройер. Ему специально поставили на солнце круглый столик и плетеное кресло. Весной 1945 года хороший кофе в зернах был редкостью.

Только что Бройер удушил двух евреев, которых шесть недель гноили в бункере. Пожилой еврей его просто раздражал, а тот, что помоложе, оказался упорнее — он еще довольно долго брыкался и кряхтел. Бройер посчитал свой поступок филантропическим деянием, заслуживающим компенсации.

Дежурный передал ему к кофе еще тарелку с пирожными «баба». Бройер ел медленно, с удовольствием. Больше всего он любил изюм без косточек, которым обильно было нашпиговано тесто. Вяло усмехнувшись, Бройер прислушался к угасавшим звукам лагерного оркестра, который репетировал за садами.

Звучали «Розы с юга», любимый вальс коменданта лагеря оберштурмбанфюрера Нойбауэра.

Пятьсот девятый находился на противоположной стороне лагеря, у деревянных бараков — от большого трудового лагеря их отделял забор из колючей проволоки. Эти бараки называли Малым лагерем. Здесь держали узников, которые настолько ослабели, что не могли больше работать. Они попадали туда, чтобы умереть.

Поэтому бараки всегда были переполнены. Нередко умирающие лежали друг на друге даже в коридорах или же издыхали под открытым небом. В концлагере Меллерн не было газовых камер, что являлось предметом особой гордости коменданта. Он с радостью подчеркивал, что в Меллерне люди умирают естественной смертью.

Официально Малый лагерь назывался щадящим отделением. Однако лишь немногие узники находили в себе силы, чтобы продержаться в этом «щадящем» режиме более одной-двух недель.

Такая немногочисленная, но упорная группа обитала в двадцать втором бараке. С некоторой долей мрачного юмора они называли себя ветеранами. Пятьсот девятый был в их числе.

Четыре месяца назад его доставили в Малый лагерь, и ему самому казалось чудом, что он все еще жив.

Черный дым тянулся над крематорием. Ветер гнал его в направлении лагеря, и клубы медленно опускались над бараками. Они пахли чем-то жирным и сладковатым, вызывая тошноту. Даже после десяти лет пребывания в лагере Пятьсот девятый так и не сумел привыкнуть к этому запаху.

Сегодня в этих клубах дыма среди прочих был и прах двух ветеранов — часовщика Яна Сибельского и университетского профессора Йоеля Буксбаума. Оба умерли в двадцать втором бараке. У Буксбаума не было трех пальцев на руке, семнадцати зубов, ногтей пальцев на ногах и части полового члена.

Всего этого он лишился в ходе «перевоспитания в полезного человека». На культурных вечерах в казарме СС идея насчет полового члена вызывала дикий хохот. Она пришла в голову недавно прибывшему в лагерь шарфюреру Гюнтеру Штейнбреннеру.

Просто, как все великие затеи, укол высокопроцентной соляной кислотой — вот и все. В результате Штейнбреннер сразу снискал себе уважение коллег.

Мартовский послеобеденный час оказался мягким, пригревало ласковое солнышко, но Пятьсот девятый никак не мог согреться, хотя кроме собственных на нем были вещи трех других — куртка Йозефа Бухера, пальто старьевщика Лебенталя и драный свитер Йоеля Буксбаума, который удалось перехватить в бараке, прежде чем забрали труп. Но когда рост метр семьдесят восемь, а вес — менее семидесяти фунтов, не согревают и самые теплые меха.

Пятьсот девятый имел право полежать под солнцем еще полчаса. Потом надо вернуться в барак, чтобы уступить взятые «напрокат» вещи вместе с собственной курткой тому, кто дожидался своей очереди. Такая была договоренность между ветеранами. С окончанием холодов некоторые в этом больше не нуждались.

Они были настолько измождены, что после страданий зимой желали только одного — спокойно умереть в бараках. Но старший по команде Бергер следил за тем, чтобы теперь каждый, кто еще мог ползать, хоть некоторое время провел на свежем воздухе. Следующим шел Вестгоф, за ним — Бухер.

Лебенталь отказался; у него было более важное дело.

Пятьсот девятый снова посмотрел назад. Лагерь находился на возвышенности, поэтому сквозь колючую проволоку сейчас видно весь город.

Это был древний город со многими храмами и валами, с липовыми аллеями и извилистыми переулками, над лабиринтом крыш возвышались колокольни церквей.

На севере расположилась новая часть с более широкими улицами, центральным вокзалом, густонаселенными домами, фабриками, меде— и железоплавильными заводами, на которых работали лагерные коммандос. Дугой извивалась река с отражавшимися в ней мостами и облаками.

Пятьсот девятый опустил голову. Даже мгновение было тяжело держать ее высоко. Вид дымящихся фабричных труб в долине только обострял чувство голода.

Причем не только в желудке, но и в голове. Желудок на протяжении многих лет был приучен к этому постоянному ощущению, утратив любое другое, кроме непроходящего глухого желания поесть. Голод в мозгу еще страшнее.

Он никогда не смягчался, вызывал галлюцинации, терзал человека даже во сне. Так Пятьсот девятому потребовалось целых три зимних месяца, чтобы изгнать воспоминание о жареной картошке. Он везде ощущал ее запах, даже в вонючем бараке-сортире.

Читайте также:  Краткое содержание булгаков бег точный пересказ сюжета за 5 минут

Теперь его преследовали сало и глазунья на сале.

Он бросил взгляд на никелевые часы, которые лежали рядом с ним на земле. Их одолжил Лебенталь. Они были ценным достоянием барака. Поляк Юлий Зельбер, который давно умер, несколько лет тому назад нелегально пронес их в лагерь. Пятьсот девятому оставалось еще десять минут. Но он решил ползти обратно в барак. Ему не хотелось больше дремать: никогда не знаешь, проснешься или нет.

Он еще раз внимательно осмотрел лагерную улицу. Но и теперь ничего не бросилось в глаза, что могло предвещать опасность. Впрочем, он и не думал о ней. Осторожность была скорее привычкой старого лагерного «волка», нежели проявлением настоящего страха. Из-за вспышки дизентерии в Малом лагере был объявлен не очень строгий карантин, поэтому эсэсовцы появлялись здесь довольно редко.

В последнее время был значительно ослаблен контроль. Война все больше давала о себе знать, поэтому части войск СС, которые героически пытали и уничтожали беззащитных узников, были отправлены на фронт. Сейчас, весной 1945 года, в лагере оставалась лишь треть прежней численности войск СС.

Внутреннее управление давно почти полностью осуществлялось самими заключенными. В каждом бараке были староста блока и несколько старших по помещениям. Рабочие коммандос подчинялись бригадирам и мастерам, а весь лагерь — лагерным старостам. Причем все они были из числа заключенных.

Их действия контролировались начальником лагеря, начальниками блоков и начальниками отрядов. Это были обязательно эсэсовцы.

1

Источник: https://www.booklot.ru/authors/remark-erih-mariya/book/iskra-jizni/content/816760-erih-mariya-remark-iskra-jizni/

Концепты «жизнь» и «смерть»

Смысловую структуру романа «Время жить и время умирать» составляют концепты «жизнь» и «смерть», которые автор мастерски обыгрывает на протяжении всего произведения. Жизнь как форма существования материи (т. е.

человека) и смерть как прекращение жизнедеятельности организма являются прямо противоположными реалиями. Однако эти полюсарные начала находятся в постоянном взаимодействии друг с другом. Жизнь, по утверждению французского философа Мишеля де Монтеня, отделена от смерти всего лишь мгновением.

Когда кто-то живет и рождается, кто-то другой умирает и ожидает смерти.

Название романа

Антитеза «жизнь–смерть» заявлена еще в символичном заглавии «Время жить и время умирать». На неразрывную связь, в которой находятся эти понятия, указывает соединительный союз «и», неслучайно выбранный автором.

Концепты «жизнь» и «смерть» реализуются Ремарком повсеместно. Он начинает роман с детального, очень натуралистичного описания солдатских трупов, которые появляются из-под растаявшего снега. Главный герой Эрнст Гребер, недавно вернувшийся из Африки, сравнивает смерть в песках со смертью в России. Там, на экваторе смерть была сухая, в России же смерть липкая и зловонная.

Сегодня смерть перестала быть чем-то интимным, предназначенным для узкого круга посвященных. Война выставила таинство смерти напоказ. Главный герой то и дело сталкивается с ее жуткими картинами.

Расстрелянная русская партизанка, солдаты в братских могилах, незнакомцы на улицах, маленькая девочка, проткнутая железным штырем во время бомбежки, – Гребер видел мертвецов сотнями, и теперь все они таращат свои страшные глаза их прошлого.

Поразительно, но во время умирать главный герой выкраивает немного времени, чтобы пожить. Он встречает свою любовь, создает семью и нащупывает смысл, без которого не бывать жизни.

Исход Гребера трагичен. Он погибает. Но принципиально важно, что главный герой гибнет, проявив милосердие. Он нарушил гнусные правила войны и вышел из игры.

Смерть Гребера – это надежда на то, что мир восстановится.

Символичным в этом плане является образ цветка, который тянется к небу. Кто знает (автор намеренно об этом умалчивает), может быть, Элизабет, жена Эрнста, сейчас носит под сердцем ребенка, который станет воплощением своего отца в новом, изменившемся мире.

Эрих Мария Ремарк «Искра жизни»: краткое содержание

Роман «Искра жизни» посвящён сестре писателя – Эльфриде Шольц. Ещё в 1931 году Ремарк был вынужден покинуть Германию. На писателя начались гонения со стороны пришедшей к власти Национал-социалистической партии. Новое правительство лишило Ремарка немецкого гражданства, которое писателю так и не удалось восстановить. В 1933 году книги Ремарка были запрещены на территории Германии.

https://www.youtube.com/watch?v=LJdwFB9P3aU

Не имея возможности расправиться с самим писателем, нацисты решил «отыграться» на его сестре. Эльфрида не имела никакого отношения ни к политике, ни к литературе. Она была простой портнихой. Одна из клиенток оклеветала Эльфриду перед нацистскими властями.

В 1943 году женщина была арестована. Её обвинили в попытке подорвать обороноспособность Германии. Эльфрида была приговорена к обезглавливанию. Сестру Ремарка казнили осенью 1943 года.

А в конце 1970-х годов одну из улиц Оснабрюке, родного города Эльфриды, назвали её именем.

История создания

Ремарк никогда не был в концлагере, поэтому не мог опереться на личный опыт. Писателю пришлось проделать огромную работу по сбору материала. Основным источником информации стали архивные документы и свидетельства очевидцев. Работа над романом значительно затянулась: изучая свидетельства, Ремарк впал в глубокую депрессию.

Концепция романа была готова уже к 1944 году. Однако к работе над книгой автор приступил только в 1946 году, после того, как ему стало известно о трагической гибели сестры от рук нацистов.

Писатель прекрасно понимал, что затрагивать подобные темы недопустимо, однако это не смогло его остановить. В швейцарском издательстве «Шерц» Ремарку отказали. С писателем расторгли договор.

В начале 1952 года роман всё-таки был издан.

ОТЗЫВЫ КРИТИКОВ

Отзывы о новом романе Ремарка были неоднозначными. В Соединённых Штатах книга пользовалась успехом. Немецкие критики приняли роман слишком холодно. В Германии книгу по достоинству оценили только бывшие жертвы концлагерей.

На родине Ремарка роман покупали очень плохо. В Советском Союзе «Искра жизни» не смогла пройти цензуру. Советские критики обвинили Ремарка в том, что он провёл параллель между фашизмом и коммунизмом.

На русском языке роман был издан только в 1992 году.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Ни города, ни концлагеря, о которых идёт речь в романе, на самом деле никогда не существовало. В вымышленном городе Меллерн нетрудно узнать черты Оснабрюке, города, в котором родился автор. Чтобы максимально правдоподобно описать концлагерь, Ремарк изучил огромное количество документальных свидетельств о Бухенвальде.

На страницах романа предстают жуткие сцены из жизни обитателей концлагеря. Автор стремится к тому, чтобы показать огромное количество судеб самых разных людей.

Читатель видит еврейскую девушку, изнасилованную фашистами, одиннадцатилетнего мальчика, который большую часть жизни провёл в стенах концлагеря. Мальчик выжил только благодаря тому, что не брезговал питаться трупами. Одних заключённых пытки и мучения уподобили фашистам.

Другие же не потеряли своего нравственного облика, несмотря ни на что. Кроме этого, автор рассказывает о личной жизни коменданта Бруно Нойбауэра.

Источник: https://megaobuchalka.ru/3/6277.html

Эрих Ремарк “Искра жизни” (1952)

Средний отрезок творчества Эриха Ремарка ознаменовался шокирующими читателя первыми страницами произведений.

Если где-то перемешаны в кучу тела убитых войной людей, то “Искра жизни” начинается с пробуждения безымянного человека с номером на груди, практически умершего от истощения, но продолжающего пребывать в сонном состоянии, покуда лучше оказаться спящим, нежели проснувшимся.

Ремарк никогда не был узником концлагеря, он был эмигрантом, поэтому ему хорошо удавались произведения про страдания людей, вынужденных бродить по Европе от одной границы до другой, поскольку они никому не были нужны.

Но вот Ремарк взялся показать ужасы пребывания людей в концлагере, причём не только со стороны узников, но и со стороны начальника, чья жизнь отнюдь не отличается благополучием. Всюду Ремарк стремится показать людей, создавая обезличенных персонажей, под которыми каждый может узнать самого себя. Только всё происходящее лишь вызывает трепетный ужас перед кощунственным отношением к человеческой плоти, но не является чем-то уникальным в плане литературы, сводя сюжет от животрепещущих тем к совсем уж малоправдоподобным выдумкам.

Человек – это пыль, которую можно использовать в качестве искусственного удобрения, посыпать дороги зимой вместо песка; человек – это подопытное животное: такие образы создаёт Ремарк, показывая действительную сторону власти одних людей над другими. Удивительно, но Ремарк никого не обвиняет, сокрушаясь только над заложенными природой в человека качествами.

Дай кому-то возможность быть выше остальных, разреши ему делать абсолютно всё, закрой ему глаза на моральные принципы и помести в герметичную обстановку, где он будет властелином, а другие – пустотелыми существами, тогда в человеке проснётся неистовый демон, чья душа уже никогда не вернёт прежний блеск, а руки будут обагрены кровью.

В этом деле не может быть исключений – так считает Ремарк – каждый станет жестоким, утратив человечность. Не может быть доброго начальника и не может быть восстающих за справедливость подчинённых – они все заражены спорами власти, их делом отныне является только пуск газа в камеры и разжигание огня в крематории, ведь другого им уже не дано.

Это покажется читателю сомнительным.

Желая создать должную атмосферу, писатели легко забывают о реальности. Обелять можно бесконечно, придумывая различные оправдывающие причины.

Но стоило ли развивать повествование в те годы, когда Германия практически потерпела поражение в войне? Безусловно, с таким раскладом дел легче подвести героев к благополучному завершению их пути, а не обречь на мучительную смерть, выстраданную неделями и месяцами истязаний.

Ремарк мог не кормить, мог не поить, мог не сообщать узникам никакой информации, сообщая читателю при этом, что концлагерь никогда не испытывает нехватки в заключённых, поскольку с воли постоянно пребывают новые волны осуждённых и евреев, которые в последующем становятся глухонемыми свидетелями творимых бесчинств, не открывая рта и не сообщая никому важной информации, что надо набраться терпения и ждать скорейшего освобождения. Ремарк просто не в силах дать надежду людям от самих людей, заставляя узников сжигать драгоценные спички, чтобы прочитать удачно подобранный отрывок газеты, где содержится именно та информация, что не даёт угаснуть искре жизни окончательно. Свет в конце тоннеля действительно может присутствовать, и не обязательно, если под ним подразумевается жадный огонь крематория.

Перед обстоятельствами, против которых человек бессилен, Ремарк не раз призывает придти к смирению с неизбежным. Лучше покориться воле сильного, тогда можно будет дожить до счастливого конца. Однако, не всё так радужно на самом деле.

Сперва Ремарк показывает читателю пример яростного неповиновения служителям науки, желая таким образом обосновать разумное противление насилию, чтобы следом похвалить дерзкое отношение угнетённого, дабы потом этот храбрый человек призывал всех к благоразумию и порицал любые акты сопротивления: противоречия на противоречиях. Конечно, за ужасами будних дней концлагеря это не должно приковывать чьё-либо внимание. Однако, надо быть последовательным до конца. Стоит признать, что у Ремарка вышел не тот концлагерь, который должен был получиться. Не те события и не в том месте происходят, это приходится признать.

Художественной ценности в “Искре жизни” минимум, но быт концлагеря описан превосходно.

Дополнительные метки: ремарк искра жизни критика, ремарк искра жизни анализ, ремарк искра жизни отзывы, ремарк искра жизни рецензия, ремарк искра жизни книга, Erich Maria Remarque, Der Funke Leben, Spark of Life

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Лабиринт | ЛитРес | Ozon | My-shop

Это тоже может вас заинтересовать:
– Станция на горизонте
– На Западном фронте без перемен
– Три товарища
– Возлюби ближнего своего
– Триумфальная арка
– Время жить и время умирать
– Чёрный обелиск
– Жизнь взаймы
– Ночь в Лиссабоне
– Тени в раю
– Гэм
– “Благоволительницы” Джонатана Литтелла

Источник: http://trounin.ru/remarque52/

Искра жизни, Эрих Мария Ремарк – отзыв

Я не люблю писать отзывы на книги, предпочитаю “втихую” читать и никому ничего не рекомендовать. Каждый сам должен понять что ему читать. Но вот искру жизни не могу пропустить и ставлю ей тройку. Объясню, почему

Да простят меня фанаты Ремарка, но простить ему “англичане и американцы выиграли войну” и сквозь всю книгу красной нитью идет именно этот факт, и факт того, что в концлагере русских и не было(кроме пары “мусульман” – так в книге названы полумертвые ничего не ощущающие узники).

Очень жаль, что этому писателю никто не напомнил о потерях СССР в этой войне и количество славян, сгноенных в тех самых лагерях. 40 миллионов человек.

40 МИЛЛИОНОВ русских погибло, а войну по мнению Ремарка выиграли американцы и англичане (на минуточку, для тех кто не знает историю – сша и англия ввели свои войска в войну в 44м году! погибших около пары десятков тясяч.

Это несоизмеримо с потерями нашей страны, наших людей, это мы воевали, мы выиграли! Стыд и позор Ремарку за наглую ложь! Это исторический факт и чем больше времени проходит, тем меньшее количество людей помнит подвиг нашего народа, весь мир думает, что сша выиграло войну! Во многом благодаря таким вот самородкам.

Меня с детства воспитывали в уважении и любви к тем, кто выиграл. Очень много читала документальных книг, ходила с детства по музеям ВОВ, смотрела фильмы. Я уважаю подвиг нашего народа, а Ремарк мне просто плюнул в лицо! Он плюнул в лицо всем русским людям и это я никогда не смогу простить.

Описание: в романе идет рассказ о людях, которые по 10 лет провели в концлагере, они почти смертники – настолько слабы, что им выделен отдельный барак и там они умирают.

Но некоторые сохранили волю к жизни и чувствуя приближение конца войны они всей душой жаждут дожить до того дня, когда смогут выйти из лагеря свободными людьми.

Прекрасно описаны и душевные и физические страдания заключенных, их быт, их мысли их желания…

Кого не смущает наглая ложь – обязательно прочитайте! Эта книга наполнена болью, страданиями, но в ней есть надежда – очень много надежды, которую сохранили узники трудового концлагеря времен Великой Отечественной Войны. Роман очень сильный, при прочтении чувствуется рука творческого человека.

Читайте также:  Краткое содержание чехов драма на охоте точный пересказ сюжета за 5 минут

Я прочитала, но из-за вышеприведенных фактов перечитывать не буду, у меня просто не хватает злости, когда так откровенно лгут читателю. Пара фраз, разбросанных по всему роману и вот он безнадежно испорчен, для меня. Хотя это художественная литература, но та война – не место для лжи и лицемерия.

☞ Подписывайтесь на мои новые бесконечно идиотские отзывы, ставьте yes ,если отзыв понравился, если не понравился – можно полить какашками в комментах=).

Всем Бобра! Ежуська)

Источник: http://irecommend.ru/content/remark-iskazhaet-fakty

Лаборатория Фантастики

Аннотация:

Весной 1945 года дни немецкой армии были сочтены. Тем не менее в концентрационном лагере Меллерн всё идёт своим чередом и ничто не предвещает скорого окончания войны. Однако это обманчивое спокойствие было разрушено гулом разорвавшейся неподалёку бомбы.

Входит в:

— журнал «Нева» № 1, 1993», 1993 г.



Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Yargaro, 17 июля 2016 г.

«Искра жизни»:

Мой шестой роман Ремарка, впечатляющий не меньше, чем остальные. И снова писатель возвратился к военной тематике, только это для меня первое его произведение, действие которого происходит во время Второй мировой Войны, а не Первой.

1945 год, война близка к завершению, но еще сотни и сотни тысяч людей будут убиты и ранены. Судьба главных героев этой книги очень тяжела, длительное заключение в концентрационном лагере.

На протяжении многих лет они испытывали ужасные пытки, побои, голод, жажду, лишения, болезни, издевательства, унижения и прочие жестокие вещи.

Герои книги — люди, ставшие жертвами войны, люди, которые забыли, каково это быть людьми, они забыли свои прежние жизни, которые стали казаться им иллюзиями, они забыли свои собственные имена, заменив их порядковыми номерами, что вытатуированные или выжженные у них на телах, они забыли даже собственные лица, вместо которых они видят теперь изуродованные шрамами, изможденные голодом и болезнями, туго обтянуты кожей черепа.

Признаюсь, впервые читаю подобное, не смотря на другие книги Ремарка и прочие произведения о войне. Читая это, создается впечатления, что Ремарк может описать все с умопомрачительной точностью, достоверностью и непередаваемой чувствительностью.

Поэтому, когда читаешь эту книгу, остается лишь удивляться и восхищаться, как писательскому мастерству автора, так и жаждой к жизни героев и тому, на что они способны, на что готовы ради того, чтобы сохранить едва потухший огонек человеческой души, чтобы потом из этой маленькой искорки снова раздуть пламя жизни!

Илориан, 9 июля 2014 г.

https://www.youtube.com/watch?v=MqCJY4tdWMw

Сколько надо было времени, чтобы зверь (если верить господину Дарвину, конечно) превратился в человека? Миллионы лет. А сколько надо, чтоб случилось обратное? За сколько лет лет человек может превратиться в зверя?

Ремарк попытался дать ответ на этот вопрос. Описания лагерной жизни шокирующи и мерзки. Но всё же автор пощадил читателя. Не смотря впечатляющие картины нечеловеческой жестокости и унижения, книгу не настолько тяжело читать, как, например, Шаламова или Солженицина.

Потому что Ремарк как бы оставляет в стороне эмоциональную составляющую своих персонажей. Мы видим страдания масс, боль толпы, но не видим отдельного героя. Не знаю, возможно, в этом и состоял замысел автора, чтобы таким образом показать полное обезличивание человеческого «я» страданием.

Но любые чувства, вправду, начисто стёрты со страниц этой книги.

К тому же «ветераны»-арестанты выглядят очень уж нормальными. Просто не верится, что человек может 10 лет прожить в аду и сохранить такое греческо-философское здравомыслие. Даже эсэсовцы кажутся несколько потерявшими разум по сравнению с заключёнными. Нереально это как-то.

Но в целом, если не вдаваться в детали, «Искра жизни» — это замечательное произведение о человечности, которую удалось сохранить в аду. О том, что живя с волками, не обязательно выть по волчьи. Читайте — это актуально всегда.

soler, 21 мая 2018 г.

Тяжелый роман, показывающий изнутри жизнь заключенных в концлагере! Одна первая строка уже сразу обрушивает на тебя все тяготы такой жизни («Скелет номер 509 медленно приподнял голову и открыл глаза»).

«Искра жизни» — невероятное верное название романа! Жить в лагере на волоске, каждый день слышать унижения, получать телесные повреждения, постоянно голодать и все равно внутри у некоторых не угасает та самая искра, та самая надежда, что они выберутся отсюда, что их освободят.

Интересно было наблюдать за изменениями в характере начальника лагеря, за его «переживаниями» над заключенными, когда стало понятно, что войну они не выиграют.

Практически каждый роман автора, с которым я ознакомился, показывает всю нелюбовь, все отвращение автора к нацисткой Германии.

Профессор, 16 сентября 2017 г.

Очень сложное чтиво, которое далось мне с большим трудом. После прочитанных мною «Триумфальная арка» и «Жизнь взаймы» очередная книга Ремарка далась крайне тяжело. Конечно причиной стало то, что книга повествует о военном времени, да к тому же о жизни в концлагере. Как и в предыдущих прочитанных мною книгах Ремарка скажу про потрясающий язык повествования.

Да, то что происходит в лагере это страшно, в тоже время при прочтении проникаешься чувствам к героям книги так, что злишься на все происходящее и подобно героям которые борются за свою жизнь и не хотят ее терять, я не хотел закрывать книгу и читать ее, несмотря на то, что это было сложно и больно.

В тоже время в этой книги Ремарк показывает не одну сюжетную линию, а две, опускает много подробностей, да к тому же очень плохо прописаны главные герои, коих было полно и в которых постоянно теряешься, потому как нет четкого представления и описания о них.

Пожалуй данная книга написана для тех кто испытал подобную жизнь в концлагере, а мне многое оказалось непонятным. Может быть просто военная тематика — это не мое.

Пожалуй мне повезло, что я начал знакомство с Ремарком не с этой книги. Потому как при всех приведенных мною недостатках этой книги, язык у него потрясающий, в чем я уже убедился. Поэтому продолжу чтения этого автора в дальнейшем.

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: http://fantlab.ru/work283577

Краткое содержание «Три товарища» Ремарка

Это произведение Ремарка, одно из самых лучших, которые были написаны его рукой. Вообще Ремарк очень искусно и точно раскрывал в своих произведениях всю ту боль и переживания людей, которые прошли через огонь Первой Мировой войны, а теперь оказались снова в мире и брошены на произвол судьбы.

Действие в романе происходит в после военной Германии, где три товарища-Роберт Локамп, Отто Кестер, Готтфрид Ленц, которые прошли войну и остались живи, пытаются заняться чем-то в жизни, чем-то обычным, но им очень трудно это сделать, так как они только привыкли выживать и убивать других людей на фронте.

Война очень сильно меняет людей, она не оставляет ни капельки от человека, которым ты был до войны, его просто сметает ветром разрывающихся снарядов и всего того ужаса, что там творится.

Ремарк очень точно и красиво росписывает в своем романе все переживания вот этих главных актёров, как они не могут найти себя в такой беззаботной казалось бы жизни, им было гораздо проще на фронте, потому что там была одна задача – выжить… ну вот всё это немного меняет, вот такую гнилую реальность, вот такую тяжёлую жизнь, девушка, с которой в главного героя Робби завязывается роман, звали её – Патриция Хольман.

Далее по роману рассказывается, как их чувства только разгораются и становятся сильнее, друзья Робби с радостью принимают Пат в свою дружную очень компанию.

Кстати, компания-то у парней в этом романе была очень дружная, они не раз выручали и помогали друг другу, в романе это всё подробно описано, что в который раз показывает нам, что фронтовая дружба в те времена была гораздо сильнее, чем то, что мы видим в наше время.

Ребята зарабатывали себе на жизни, работая в авто мастерской. Вот после очень удачной сделки, Робби и Пат решают взять отпуск и поехать к морю, где и произойдёт вся кульминация этого романа.

Пат резко заболела там на море. Оказывается, у девушки была болезнь, о которой она никогда не рассказывали Робби, в итоге Патриция умирает. В этот момент чувствуешь на себе всю трагедию человека, которого и так уничтожила война, забрала у него всё и скинула его в самую глубокую яму жизни.

Когда этот человек пытается хоть за соломинку взяться ради своего, возможно, хоть немного счастливого конца, девушка умирает.

Ремарк точно описывал и называл вот такое поколение, которое пришло с фронта потерянным. Мне кажется, что это очень точно подмечено. Вот такая история трех фронтовых товарищей.

Источник: http://sochinyalka.ru/2014/09/kratkoe-soderzhanie-tri-tovarischa-remarka.html

Краткое содержание: Три товарища, Ремарк

ТРИ ТОВАРИЩА

Главный герой, Роберт Локамп, приходит на работу рано утром и видит неуклюже танцующую старуху, уборщицу Матильду Штосс. Застает он ее в таком виде не первый раз и знает, что причина танцев — оставленный на виду вечером коньяк. Но у него сегодня день рождения, и, вместо того что­бы отругать старуху, Локамп угощает ее гавайским ромом.

Обрадованная тем, что ее грешок забыт, старуха благодарит его и, прославляя именинни­ка, уходит. Локамп садится за стол, достает лист бумаги и пытается записать то, что было с ним за тридцать лет. Чувство у него такое, что ему одно­временно шестнадцать лет и шестьдесят. Настоя­щая жизнь для него началась с восемнадцати лет, когда он стал новобранцем.

Война, революция, голод, путч, смерть матери. Сейчас он работает в «Аврема» — «Авторемонтной мастерской Кестера и Ко». Прошлое, по словам Роберта, иногда вдруг нака­тывает и впивается в него своими мертвыми гла­зами, но для этих случаев есть водка. Приходят Ленц и Кестер, фронтовые товарищи и компаньо­ны Локампа.

Готтфрид Ленц преподносит другу гороскоп и амулет, шесть бутылок рома «вдвое старше» именинника решено распить на природе. Отработав день, друзья садятся в свой старенький гоночный автомобиль «Карл» и едут развлекать­ся. Главное развлечение на дороге — пользуясь неприглядным видом машины, провоцировать других водителей на обгон, в результате оставляя их с носом.

Ленц, называющий себя последним ро­мантиком, утверждает, что «Карл» играет воспи­тательную роль: учит ценить творческое начало, заключенное в неприметной оболочке. На этот раз Отто Кестер обгоняет «бьюик». Когда товарищи ос­танавливаются у ресторации, водитель «бьюика», Биндинг, нагоняет их. Выходит из машины его мо­лодая спутница Патриция Хольман.

Пассажирку в пылу азарта товарищи просто не заметили. Пос­ле знакомства решено поужинать вместе. Биндинг рассматривает «Карла», дискутирует об автомо­билях с Кестером, поет солдатские песни в бесед­ке с Ленцем.

За столом остаются Отто, Роберт и Пат. Робер­та притягивает девушка, но он не может привлечь ее внимание.

Зато проходит утренняя грусть, и Ло­камп впадает в удивительное состояние: «Казалось, все безразлично, лишь бы быть живым». Новыми глазами он смотрит на Пат, и ему не хочется так просто отпускать ее.

Сказав, что он беспокоится, как нетрезвый Биндинг доедет до дома, он спрашива­ет у девушки номер телефона.

Следующим утром, в воскресенье, Роберт нето­ропливо собирается и выходит из пансиона фрау Залевски. Пансион стоит рядом с кладбищем, луна-парком, кафе «Интернациональ», где ожидают клиентов проститутки, и залом собраний Армии спасения.

Там Роберт живет уже много лет, его со­седи — одинокие, неустроенные в жизни люди, они или уже потеряли работу, или живут в страхе по­терять ее. Это постоянно ссорящиеся из-за безде­нежья супруги Хассе, секретарша Эрна Бениг, рус­ский граф Орлов — наемный партнер для танцев; студент Георг Блок, не находящий работы, чтобы оплатить учебу.

Круг общения Роберта невелик: фронтовые товарищи и проститутки из кафе, счи­тающие его своим другом.

Весь день Робби бесцельно ходит по городу. Ве­чером приходит в мастерскую, помогает Отто с ре­монтом «кадиллака», который они намерены затем выгодно продать. Отказавшись идти на бокс, Ро­берт возвращается в пансион и навещает соседа.

Решившись наконец позвонить Патриции, он заста­ет ее дома. Раздражение и недовольство исчезают. Роберт интересуется, как вчера доехали, и пред­лагает Пат встретиться послезавтра. После, пере­думав, идет на бокс.

Теперь все окружающее ка­жется ему уютным.

Во вторник утром «кадиллак» готов. Друзья со­чиняют объявление о продаже и тут же получают новую работу: нужно восстановить «форд», попав­ший в аварию. Полупьяный булочник врезался на нем в кирпичную стену, его беременная жена по­гибла от потери крови, он же не скорбит, а стре­мится извлечь из страховки большую выгоду.

Свидание с Пат назначено на пять часов в ка­кой-то дамской кондитерской, им в ней неуютно, Роберт предлагает пройти в бар.

Там привычная атмосфера: сослуживец Валентин Гаузер, ежед­невно отмечающий то, что остался жив; вышко­ленный бармен Фред, полумрак и прохлада.

Пат ка­жется герою неприступной амазонкой, существом из другого мира. Он давно не общался с девуш­ками и просто утратил навык общения наедине.

Кафе слишком шумное, в тишине бара непринуж­денный разговор не получается. Тогда Роберт за­казывает ром, и он развязывает ему язык. Проводив Пат, Робби ужасается: чего он только ей не набол­тал, к тому же ничего не помнит! Поскандалив с прохожим, он возвращается в бар и напивается до зеленых чертиков. Друзьям о встрече с Пат Ро­берт не рассказывает.

Читайте также:  Краткое содержание брэдбери мальчик-невидимка точный пересказ сюжета за 5 минут

Вечером в кафе «Интернациональ» чествуют Лилли, проститутку из отеля. Она выходит замуж и прощается с товарками. Так везет не каждой. Роза Железная Кобыла осталась с ребенком одна, дочь отдала в приют.

У Мими муж погиб на войне от воспаления легких, а не в бою, поэтому никакой пенсии за него не дали, и женщина была вынуж­дена пойти на панель. Локамп приглашен как до­рогой гость этих женщин, потерявшихся в жизни. По словам Роберта, в мире «все распадалось, про­питывалось фальшью и забывалось.

А если ты не умел забывать, то тебе оставались только бесси­лие, отчаяние, равнодушие и водка. Торжествова­ли дельцы. Продажность. Нищета». Одинокого че­ловека нельзя покинуть, у него нет ничего, кроме одиночества, — полагает Локамп.

И поэтому он не решается на серьезные отношения с Пат, боясь привязаться к девушке: «Обладание — это уже утрата». Но утром он отправляет ей большой бу­кет роз, она благодарит его по телефону.

Авторемонтная мастерская пытается удержать­ся на плаву. Друзья ищут покупателя на отремонти­рованный «кадиллак». Кестер добивается в финан­совом управлении снижения налогов. Привозят на ремонт «форд».

Ленц, Кестер и художник Ферди­нанд Грау, пишущий портреты покойников, назы­вают себя потерянными людьми; жизнь их разби­та, и склеить осколки невозможно. Все они. как и Роберт, прошли через войну.

Но Роберт, по их мне­нию, еще не погиб.

Отношения с Пат развиваются. Роберт катает ее на «кадиллаке», который позже ему удается выгодно продать. Знакомит с друзьями, приводит к себе в комнату. Там молодые люди впервые це­луются.

Но о влюбленности не говорят, наоборот, утверждают, что не влюблены, пытаясь убедить себя, что между ними нет серьезных отношений, хотя и проводят вместе ночь.

Они ходят в привыч­ные для Локампа места, часто обедают у Альфон­са, друга Ленца и владельца пивной, девушка быст­ро становится в компании своей.

Друзья покупают на аукционе такси и начинают заниматься извозом, Роберт осваивает профессию таксиста. «Форд» отремонтирован, и хозяин, бу­лочник, его забирает. В аварии погибла его бере­менная жена. Несмотря на то что около него уже вьется другая женщина, вдовец заказывает пор­трет погибшей супруги художнику Грау.

Роберт впервые приходит в гости к Патриции и удивляется богатой, по его меркам, обстановке. Оказывается, Пат живет в своей бывшей кварти­ре, где снимает две комнаты, и мебель у нее своя. Девушка говорит временами о плохом самочувст­вии, о том, что год проболела, не выходя на улицу, но больше об этом не распространяется.

Говорит о предстоящей работе — по протекции знакомого, Бройера, она может работать продавщицей пате­фонов, у нее музыкальное образование. Робби ос­матривает комнату и спальню, Пат угощает его специально купленным ромом — о нем еще так не заботились.

Он чувствует, что становится сенти­ментальным, и впервые напивается не с горя, а от радости. По-обедав с товарищами, он возвращает­ся к девушке и чувствует, как исчезает его ско­ванность и появляется ощущение, что ничего в их отношениях не может быть фальшивым. Они ве­селятся с друзьями Роберта.

Идут в театр и там встречают Бройера, который приглашает их в рес­торан. Рестораны и старые знакомые Пат сменяют друг друга, а Роберт начинает ревновать ее к про­шлому. К тому же Патриция любит танцевать, а Ро­берт не умеет. Она танцует с Бройером, и Локамп только злится и пьет ром.

Когда Бройер развозит их по домам, Роберт даже не прощается с Пат, а сам просит высадить его у бара. Но опьянение не при­ходит, а чувства обостряются. Он испытывает бе­зумную тоску по Пат. Вернувшись домой, он обна­руживает замерзшую девушку у своей двери.

Поняв, чем было для нее это возвращение, ожидание, Роб­би приходит в смятение. Он согревает Пат чаем, она остается у него до следующего вечера. «Настоя­щая любовь не терпит посторонних», — говорят они друг другу.

Тем временем новая пассия булочника подби­вает его на покупку «кадиллака». Он приходит в мастерскую, где узнает, что машина продана. Уви­дев возможность перепродажи, Локамп договари­вается с предыдущим покупателем и совершает сделку с выгодой для всех.

Взяв двухнедельный отпуск, Роберт везет Пат­рицию на море. Они наслаждаются красотой при­роды и уединением, но вдруг происходит несчастье. У Пат внезапно начинается легочное кровотечение. Выясняется, что она уже давно больна туберкуле­зом.

Роберт часто замечал, что жизнерадостность Пат резко сменяется усталостью, но девушка скры­вала болезнь от Роберта, думая, что он станет ее опасаться. Местный врач делает все, что может, но нужна помощь постоянного доктора Пат.

Роберт звонит друзьям, и Кестер привозит профессора

Жаффе на своем «Карле» за немыслимо короткое время. Кровотечение останавливается, Пат понем­ногу приходит в себя. Вердикт профессора — ехать домой, здешний климат девушке не подходит.

Уезжая, Роберт думает, что все было просто пло­хим сном. Мечтает перевезти Пат в пансион, там как раз освобождается соседняя с ним комната. Тогда Роберт сможет постоянно ухаживать за боль­ной девушкой.

Но Пат не желает, чтобы ее считали больной Прия­телям приходится быть изобретательными и за­менять ингредиенты в коктейле на безалкогольные, показывать, что они уходят из кафе не в числе пер­вых и относятся к ней, как обычно. Неожиданно для Робби Пат соглашается переехать к нему. Чтобы девушка не скучала днем, когда он на работе, Ро­берт дарит ей щенка ирландского терьера.

https://www.youtube.com/watch?v=vOsu8c5kaPc

Выручка от извоза у товарищей небольшая, к то­му же рабочие моменты иногда приходится разре­шать кулаками. Герою нужно теперь зарабатывать вдвое больше, а безработица растет, и близится не­выгодная для авторемонтной зима.

Локамп встречается с врачом Патриции. Жаф­фе рассказывает ему, что два года назад девушка прошла полугодовой курс лечения в санатории, после чего ее состояние улучшилось. Надо снова ехать на лечение в горы. В городе Пат оставаться нельзя: оба легких поражены.

Неизвестно, чего ожи­дать, улучшения или ухудшения. Видя состояние Роберта, Жаффе проводит его по палатам.

Жен­щина без носа, мужчина в агонии, парализован­ный, ребенок-калека, женщина с ампутированной грудью, рабочий с раздавленными почками — не­скончаемая цепь страданий завершается взглядом одной больной, в котором Роберт читает мужест­венность и спокойствие.

«Было бы бессмысленно успокаивать вас словами, — говорит Жаффе, — многие из этих людей страдают сильнее, чем Пат, но большинство выживает. Смертельно больной может пережить здорового».

У самого профессора девять лет назад умерла от гриппа двадцатилетняя жена. Роберту он дает совет не показывать своего беспокойства и осенью отправить Пат в санаторий.

С деньгами все хуже. Случайный выигрыш на скачках немного спасает финансовое положение Робби. Цветы для любимой он вынужден не поку­пать, а обрывать в парке и церковном садике.

Ма­шина, восстановленная после аварии, оказывается принадлежащей банкроту, ее продают с молотка, мастерская лишается возможного заработка. «Карл», технически улучшенный, участвует в гонках и при­ходит первым, но этих денег хватит ненадолго.

Жизнь сводится к борьбе за существование. На фо­не этого счастье любви кажется ошеломляющим.

Но все вокруг говорит о том, что любви недо­статочно для того, чтобы выжить. От соседа Хассе уходит жена, она нашла мужчину побогаче. Про­исходит это как раз тогда, когда супруг добивается долгожданной прибавки к зарплате. Не в силах пе­режить уход жены, Хассе сводит счеты с жизнью — вешается. Многие уходят таким образом от нераз­решимой проблемы — безработицы.

Роберт и Пат идут в музей на выставку персидских ковров и ви­дят довольно много посетителей, но, по словам сто­рожа, сейчас люди приходят в музей по бесплат­ным дням не от тяги к прекрасному, а оттого, что им нечего делать; зимой же, замерзнув, заходят согреться.

«Человечество создало бессмертные про­изведения искусства, но не сумело дать каждому из своих собратьев хотя бы вдоволь хлеба», — раз­мышляет Локамп.

В середине октября доктор Жаффе говорит Ро­берту, что Патриции пора ехать на лечение. Для девушки устраивают прощальный ужин у Альфон­са. Роберт отвозит ее. В поезде они знакомятся с попутчиками, многие едут на лечение не в первый раз.

Роберт успокаивает себя: глупо тревожиться, люди же вернулись оттуда и прожили дома це­лый год. И Пат вернется. Санаторий больше по­хож на отель. Неделю Робби проводит во флигеле для гостей, но нужно ехать домой, зарабатывать деньги на лечение, пока оплаченное до января. Пат предстоит пробыть в горах до мая.

Локамп должен зарабатывать больше, чем до сих пор, но слишком много неудач свалилось на мастерскую.

В начале ноября товарищи вынуждены продать «ситроен». На эти деньги еще можно было содер­жать мастерскую, но положение ухудшается с каж­дой неделей. Роберту предлагают подрабатывать в кафе «Интернациональ», играя на пианино. Пат пишет письма.

После сочельника начинаются демонстрации, люди требуют работы и хлеба. Полиция разгоняет демонстрантов, есть жертвы. Кестер и Локамп идут искать Ленца, он на одном из политических со­браний. Находят его друзья как раз вовремя, вы­таскивают из драки и уходят за считанные мину­ты до приезда полиции.

Готтфрид задерживается около уличного астролога и получает предсказа­ние: он будет жить до восьмидесяти лет. Букваль­но через несколько минут Ленц гибнет — в него стреляет прохожий. Кестер решает сам наказать преступника. Убийцу выслеживают, но он прячет­ся. Наконец друзья встречают его в кафе, Кестер преследует его, но Альфонс опережает Отто. Он отомстил за друга сам.

Мастерская выставлена на продажу. Кестер идет работать гонщиком в фирме.

Робби по-прежнему играет в кафе для проститу­ток. В пансион приходит телеграмма от Пат с про­сьбой поскорее приехать. Роберт звонит в санато­рий, ему говорят, что у девушки несколько дней назад было небольшое кровотечение. Кестер при­возит друга на «Карле». О смерти Ленца Патри­ции не говорят.

Она радуется встрече, ведет дру­зей в бар, они катаются на «Карле», подъезжают к шоссе, по которому Кестер поедет домой. Пат с тоской смотрит вдаль, и все понимают, что обрат­но она не приедет. Врач дает неутешительные прогнозы. Девушка просит, чтобы Роберт остался с ней. Отказать он не может, но нужны деньги па лечение.

Кестер уезжает и обещает помочь.

Робби получает разрешение поселиться и со­седней с Пат комнате. Знакомится с некоторыми обитателями санатория. Ведут они себя по-разно­му, но нет ощущения, что это тяжелобольные лю­ди.

К одной из пациенток приезжает муж и гром­ко восхищается, как ей здесь здорово и хорошо. «Да нехорошо мне!» — не выдерживает женщина, уже два года заточенная в горах.

Особенно тяжело обитателям санатория, когда дует ветер фен и на­ступает «лихорадочная погода».

Больные катаются на лыжах, устраивают ве­чера и незлобно разыгрывают счастливчиков, ко­торые выписываются здоровыми.

Последний счастливчик — Рот, два года назад ему обещали, что он умрет, но неожиданно насту­пает выздоровление. Проблема Рота в том, что он растратил деньги за эти два года, и теперь он мрач­но шутит, что умрет точно по предсказанию вра­чей, но от пули. Роберт готов убить его, если бы это спасло Пат.

Есть среди них и влюбленные — пожилой рус­ский и восемнадцатилетняя испанка Рита. За ее внимание своеобразно борется скрипач, как бы со­ревнуясь с русским: кто выживет — тот победит. Но умирает Рита, состояние которой было менее опасным, чем у Пат. Патриция начинает панико­вать, запрещает Робби пить с ней из одной рюмки и целовать ее, боясь, что он заболеет.

Она говорит, что хочет, чтобы он был здоров, женился и имел детей. Но ироничная жизнь переворачивает си­туацию. Роберт простудился и становится опасен для Пат, его изолируют. Простуда быстро прохо­дит, но этим он развеселил девушку. Оба приходят к одной мысли: «У нас все удалось, только длилось слишком недолго». Снова дует фен.

Пат уже не вста­ет с постели и слабеет с каждым днем. Особенно стра­шится она последнего часа между ночью и утром. Роберт переносит свою кровать в комнату любимой и каждую ночь сидит рядом с ней, рассказывая все, что может вспомнить, приносит радиоприем­ник.

Единственное, по словам Пат, о чем она дума­ет, — о жизни и смерти: «Лучше умереть, когда еще хочешь жить, чем умереть, когда и впрямь хочешь смерти. Когда еще хочется жить, то это значит, что есть у тебя что-то любимое. Так, конечно, тяжелее, но вместе с тем и легче… я благодарна судьбе за то, что у меня был ты».

Каждое утро девушка встре­чаете облегчением: не умерла. Роберт знает: ей уже не встать. Пат тает на глазах, не хочет, чтобы Ро­берт видел ее, истощенную болезнью. Тиканье ча­сов ее пугает, Робби разбивает их о стену, «разорвав время на самой середине». Умирает Пат мучитель­но, именно в тот час, которого боялась. До послед­него Роберт держит любимую за руку.

Затем сам смывает с тела кровь, причесывает Пат, кладет на свою кровать, накрывает одеялом и, не сводя с нее глаз, сидит у постели до утра. «Потом настало утро, а ее уже не было».

Здесь искали:

  • ремарк три товарища краткое содержание
  • анализ первой главы три товарища

Источник: http://sochineniye.ru/kratkoe-soderzhanie-tri-tovarishha-remark/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector