Краткое содержание жюль верн властелин мира точный пересказ сюжета за 5 минут

Лаборатория Фантастики

Краткое содержание Жюль Верн Властелин мира точный пересказ сюжета за 5 минут

Аннотация:

На дорогах США замечен таинственный автомобиль, который мчится вдвое быстрее любого гоночного автомобиля.

В морях у побережья Америки виден корабль странной обтекаемой формы, который движется без помощи силы ветра, пара или керосинового двигателя и уходит от любой погони.

В озере, изолированном от водной системы, замечено присутствие подводной лодки… Как связаны все эти события между собой и с загадочными вспышками пламени в неприступном кратере горы Грейт-Эйри?..

Примечание:

Научно-фантастическую идею аппарата, подобного описанному в романе, была подсказана писателю его братом Полем Верном – они обсуждали ее в письмах, датированных 1894 годом.

К осуществлению замысла Жюль Верн приступил в 1902 году. Роман был закончен 28 апреля 1903 года.

Первая публикация романа – в журнале Этцеля «Magasin d’Éducation et de Récréation» с 1 июля по 15 декабря 1904 года. Первое книжное издание увидело свет 10 ноября 1904 года, оно было проиллюстрировано Жоржем Ру.

Данный роман, вместе с романом «Драма в Лифляндии», вошел в состав сорокового «сдвоенного» тома «Необыкновенных путешествий» — он вышел 17 ноября 1904 года, «Властелин мира» содержал 31 иллюстрацию Жоржа Ру (некоторые иллюстрации в цвете).

В романе содержится некоторое число научных идей, общепринятых во время описания романа; позже было установлено что они являются ложными.

Например, это утверждения о том что машина движущаяся со скоростью 200 миль в час невидима невооруженному глазу, а также о том что из-за высокой скорости она теряет в весе.

Также, не существует большого и глубокого природного озера в Канзасе, описанного в романе.

Первый русский перевод романа был напечатан в журнале «Вокруг света» в №№34-49 за 1904 год, в 1905 году он вышел отдельным изданием. Впоследствии роман несколько раз переиздавался и был включен в дореволюционные собрания сочинений Жюля Верна, издававшиеся П.П. Сойкиным и И.Д. Сытиным.

© Евгений Борисов

Входит в:

Экранизации:

— «Властелин Мира» / «Master of the World» 1961, США, реж: Уильям Уитни



Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Oreon, 4 июня 2012 г.

А мне пока роман понравился больше за Робура, выглядит как-то не то чтобы динамичнее, но связнее. И иллюстрирует еще одну деталь образа писателя, которая вылезла как бы невзначай, но является одной из базисных для романа, так что теперь не выбросишь.

Я имею ввиду имперский подход, или сущность мировоззрения, с которым написан роман. Ведь Робур выступает как непризнанный гений, сумевший построить небывалую машину, которая может дать стране (в тех реалиях скорее все таки империи), сумевшей заполучить ее, неоспоримые преимущества.

Естественно начинается гонка в стремлении заполучить эту машину, за нее страны наперебой предлагают большие деньги. То есть сначала изобретателя пытаются купить. Ну а если он не хочет? Кстати свою позицию в этом вопросе он (изобретатель) предельно ясно изложил на последних страницах первой книги цикла.

Мы бы как отреагировали, если бы кто-либо изобрел кустарную атомную бомбу и включился в торг кто больше заплатит?

Ну а если изобретатель не хочет отдавать свое изобретение значит он злодей! и весь аппарат державы будет брошен на его поимку, пусть он никому пока ничего плохого и не сделал. Вот этот то подход мне и представляется имперским.

Автора нисколько не заинтересовал вопрос, имеет ли право изобретатель пользоваться своим изобретением сам, по своему усмотрению.

По автору альтернативы нет — либо купить, либо уничтожить! Попытка заключить с Робуром некий общественный договор, дабы поставить изобретателя в рамки и обезопасить общество (имею ввиду, что общество тоже должно знать, что в дальнейшем можно ожидать от изобретателя и его детища) никому даже не приходит в голову.

Далее все опять типично и идейно-сюжетно перекликается с первой частью:

Спойлер (раскрытие сюжета)
главный герой нелепейшим образом попадает на машину, где вынужден путешествовать по воде, воздуху и под водой до самой кончины аппарата (надо думать и вместе с изобретателем), конечно герой самым ожидаемым образом чудом остается жив, что и позволяет ему донести до нас эту историю…И если первая половина, повторюсь, показалась мене более интересной, то вторая вызвала чувство разочарование сходное с Робуром. Чего стоят только сам Робур и его 2 помощника, они не просто картонные, я слов подходящих не нахожу, чтоб передать весь масштаб их картонности! Они целыми днями за весь день даже несколькими словами не обмолвятся, только жесты (не надо, они не глухонемые)… Робур зачем-то шлет письма которые могут выдать его схрон с угрозами его не искать… А к концу он совершенно свихивается и начинает грозить кулаком небесам. Но право, если человек действительно образованный, талантливейший инженер и изобретатель (а по книге этот факт не вызывает сомнений), то мне сложно представить его возомнившим себя в силе грозить Богу и тягаться со вселенной… Более того, чем человек умнее тем сложнее представить его за таким занятием; скорее легче представить себе папуаса вылезшего на пальму и вообразившим себя из-за этого семи пядей во лбу, чем подобного инженера. Создав машину ее создатель как никто другой должен осознавать ее ограничения и слабости…

Ну и конечно за кадром по прежнему остаются как неограниченные источники финансирования, позволившие изобретателю носится по всему свету, как в этой так и предыдущей части, так и собственно цель всей этой канителицы — а собственно чего он пытался достичь?

Книжный червь, 24 апреля 2011 г.

Не понимаю, почему роман всем показался скучным. Это один из коротких романов Верна, читается за два дня, события описываются последовательно и чётко, без лишних отклонений. Ну и наконец идея злобного гения, увлёкшая Верна за последние годы жизни, здесь отображена очень хорошо.

Связь с «Робуром-Завоевателем» сохраняется, нельзя сказать, что я не ожидал от Робура этого. Ведь это он в прошлом романе сказал, что человечество не готово к его открытиям, вот он и возгордился. Кроче говоря, весьма удачно.

Журналистка, 2 августа 2010 г.

Из цикла прочитала только эту книгу. Мне все равно понравилось. Только в этой книги есть много «невтемных» портящих моментов, выделяющимся на общем повествовательном фоне.

Хотя читать было интересно — я сама прочитала за два дня… или если еще точнее — две ночи. Неотрывно и жадно я зачитывалась этой книгой:lol:

kkk72, 12 марта 2009 г.

Да, этот роман уступает лучшим произведениям Жюля Верна. Большинство персонажей не слишком интересны. Погоня за удивительным транспортным средством довольно увлекательна, но ничего столь уж запоминающегося в ней нет. И все же роман запомнился мне по крайней мере двумя моментами. Во-первых, образом главного героя.

Если в первой части Робур все-таки больше странный изобретатель, одержимый идеей доказать свою правоту всему миру, то во второй он — настоящий маньяк, рвущийся к мировому господству. И это, на мой взгляд, успешное и закономерное развитие его образа. Вообще, загадочные изобретатели, не признанные миром, очень типичны для творчества Жюля Верна.

Но посмотрите, какая разница между, например, капитаном Немо и Робуром! Неужели в старости автор так изменил свои взгляды?

А второй момент — уникальное изобретение Робура. Большинство смелых предположений Жюля Верна за сто лет либо опровергнуты наукой, либо воплощены в жизнь. А вот универсальное транспортное средство, способное передивгаться в любой среде, так и не построено. Так что современным инженерам до сих пор можно равняться на идеи Жюля Верна.

Сандро, 8 марта 2017 г.

Что в этом романе Жюль Верн почти точно предсказал, так это трансформеров — умей «Грозный» превращаться еще и в робота/монстра, это был бы готовый прообраз легендарного Шестизарядника.

Впрочем, вместо робота есть Робур, который тут уже потихоньку сходит с ума. К сожалению, раскрыть его личность так же ярко, как в случае с Немо, у автора вновь не получилось. Некем было брать.

«Основной» персонаж Строк оказался еще менее характерным, чем тандем дядюшки Прудента и Фила Эванса. Хороший служака, но не более, даже не супердетектив.

Да что там битва умов, даже спецоперацию на озере толком не смог устроить, все скатилось к импровизации.

В общем, от романа осталось какое-то ощущение недосказанности, хотя описанная эволюция Робура не удивила.

arina130297, 21 февраля 2013 г.

Автора порекомендовали, хотя и до этого знала, что он пишет интересные, понятные и захватывающие книги. Не знаю, почему роман так критикуют, по-моему он достаточно не плох. Правда, уже в середине книги поняла, чем все закончится. Книга на любителя, может быть, именно по-этому не всем по душе)

god54, 17 февраля 2010 г.

Читайте также:  Краткое содержание абрамов трава-мурава точный пересказ сюжета за 5 минут

Как мне кажется, автор уже тогда почувствовал всю притягательность сериальных произведений, ведь не зря второй роман заканчивается так, что нельзя ответить однозначно, что Робур погиб, а значит вполне могли быть продолжения.

В то же время образ самого Робура-завоевателя — Властелина мира, в целом не такой уж и мрачный и зловещий, ведь никаких преступлений он не совершил, а угрозы пишут многие.

И автор во многом описывает его уважительно, преклоняясь перед силой бросать вызов всем: и обществу и силам природы.

glupec, 14 апреля 2008 г.

Действительно, не лучший роман классика… В одну и ту же реку-то можно войти дважды, но вода в реке той же самой не будет… Это общая беда всех сиквелов — зачастую то, что можно сказать, уже сказано в 1й части).

Самым удачным местом в книге я считаю краткий пересказ событий «Робура-завоевателя» 😉

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: http://fantlab.ru/work7238

Жюль Верн не ошибался

Из 108 фантастических идей Жюля Верна неосуществлёнными на сегодня оказались лишь 10 идей. Таким обилием воплотившимся в жизнь идей не могут похвастаться даже учёные. Так кем же был Жюль Верн?

Послание из сундучка

Уже первый роман — «Пять недель на воздушном шаре» — принес 35-летнему Жюлю невероятную популярность. Его издатель и редактор, Пьер Эртзель, вцепился руками и ногами в неизвестного дотоле автора.

Но, получив в 1863 году вторую книгу, пришел в недоумение. «Я ожидай большего.

От вашего романа веет крайним пессимизмом», — слова, начертанные на первой странице твердой редакторской рукой, признавали книгу бездарной и абсолютно не пригодной к печати.

Времени впадать в депрессию у Верна не было: контракт предусматривал написание одного произведения в год, и этот срок был уже на исходе. Вздохнув, Жюль положил рукопись в зеленый сундук, отведенный для неудачных экспериментов, запер его на ключ и снова взялся за перо.

За пятьдесят лет автор выдал свыше шестидесяти книг, каждая из которых надолго становилась бестселлером. А зеленый сундучок потихоньку пылился на чердаке его дома в Амьене. После смерти писателя в 1905 году родственники покойного заболели тягой к перемене мест.

Семья с поразительной регулярностью начала переезжать из города в город, таская за собой вещички знаменитого дедушки. Так продолжалось почти столетие, пока один из отпрысков рода Вернов не удумал «облегчить» семейный багаж, отправив всю ненужную рухлядь на помойку.

Следует отдать должное наблюдательности чистюли: под толстым слоем паутины и пыли он умудрился разглядеть инициалы JV — Жюль Верн. «Я думал, там могут оказаться сокровища, подаренные дедушке одним из его героев», — делился впечатлениями с журналистами ошеломленный оболтус.

Звали искателя сокровищ Жан-Жаком Верном, и приходился он правнуком великому писателю. Драгоценностей и сувениров внутри не оказалось: на самом донышке деревянного ящика хранились лишь фрагменты недописанных пьес, пожелтевшие русские займы и — «непечатный» второй роман — «Париж в 1968 году».

Напророчил…

Сто лет назад Жюль Верн заслужил славу гениального фантаста. Сегодня его называют провидцем. В самом деле, научные предсказания француза сбываются одно за другим.

Уже давно вошли в нашу жизнь придуманные им скафандры для пребывания под водой, вертолеты, автоматические ружья, электромобили, подводные лодки, телевизоры, телефоны и многое другое.

Но даже скептики больше не пытаются объяснить подобные «попадания» прозаика лишь его широким кругозором и образованностью.

Да, Верн ежедневно перелистывал огромное количество научных журналов, где в том или ином виде упоминались невероятные новшества и гипотезы. Некоторые из них в последствии находили место в его книгах. Но порой романист описывал такие изобретения, до которых не додумался ни один из ученых его времени.

Разрушение материалов электрической искрой, силовой руль для морских судов, небьющееся стекло, хирургическая трансплантация — в современной Верну «серьезной» литературе нет и намеков на подобные идеи.

Например, патент на газоразрядные светильники, которые освещали каюты знаменитого «Наутилуса» в 1870-м, был выдан лишь в 1938 году, а сами неоновые лампы включены в число важнейших изобретений, сделанных в XX столетии.

Посылая пилотируемый снаряд на Луну, писатель, казалось бы, следовал технической моде XIX века. Но одной только модой не объяснить описание химической регенерации воздуха в кабине «космонавтов».

А как можно было в 1905 году предсказать сверхпроводимость, когда для самой науки шесть лет спустя это открытие явилось полной неожиданностью? До последнего времени еще можно было назвать подобные прозрения случайностью. Но тут, как черт из табакерки, объявился «Париж в 1968 году». И все поставил с ног на голову.

…или пересказал?

Герои книги раскатывают по Парижу 1960-х годов на машинах, «работающих по принципу расширения воздуха за счет сгорания газа», и метро. Огромные «электрические канделябры» на центральных улицах освещают чудовищных размеров рекламные надписи. А в домах, из стекла и серебристого металла, полным ходом идет работа.

И над городом парит ажурная башня, которую построят лишь в 1889-м.

«Машина снимает копии писем, и 500 служащих непрерывно отправляют их по адресам» — узнаете ксерокс? А вот «фотографический аппарат, который позволяет отправлять факсимиле любого текста или рисунка, подписывать векселя или контракты с партнером, находящимся на расстоянии в 5 тысяч лье» — ну чем не факс? Телефонная сеть опутала всю планету — «чтобы связаться с Америкой из Европы, требуются считанные секунды». И ни одно уважающее себя учреждение не обходится без компьютера: «Инструмент, чем-то напоминающий большое пианино. Вы нажимаете на клавиши и тотчас получаете данные любого характера, производите различные операции и расчеты» — согласитесь, достаточно подробное описание. Особенно если учесть, что сделано оно в век арифмометров… В сознании писателя словно пересеклись две реальности: размеренный 1863 год и безумный конец века 20-го. А вдруг великий француз заглянул еще дальше и подбросил нам ключик к очередной тайне? Просто мы не поняли пока, к какой именно…

Предсказания Жюль Верна

В своих произведениях он предсказал научные открытия и изобретения в самых разных областях, в том числе акваланги, телевидение и космические полёты:— Электрический стул.— Большие подводные лодки способные длительно находиться в плавании («20 000 лье под водой»).— Самолет («Властелин мира»).— Вертолёт («Робур-Завоеватель»).

— Космические корабли и пилотируемые полёты в космос, в том числе на Луну («С Земли на Луну»). Верн точно описал размеры ракеты, точное место старта (Флорида) и даже экипаж: 3 человека, как это и было впоследствии в программе NASA.— Башня в центре Европы (до строительства Эйфелевой башни) — описание весьма похоже.

— Межпланетные путешествия («Гектор Сервадак»), запуски космических аппаратов доказывают возможность межпланетных путешествий.— Видеосвязь и телевидение («Париж в XX веке»).— Строительство Турксиба («Клодиус Бомбарнак. Записная книжка репортера об открытии большой Трансазиатской магистрали (Из России в Пекин)»).

— Самолёт с переменным вектором тяги («Необыкновенные приключения экспедиции Барсака»).

— Принципиальная проходимость Северного морского пути за одну навигацию («Найденыш с погибшей «Цинтии»»)

Источник: http://www.vitamarg.com/article/people/803-jules-verne

Мечты Жюля Верна сбылись

В детстве многие зачитывались книгами непревзойденного рассказчика фантастических историй. А ведь когда он писал о необыкновенных приключениях, мало кто помышлял о том, что все это возможно

А ведь в то время, когда он писал свои истории, мало кто помышлял о том, что все это возможно. И мало кто знает сегодня, что из 108 фантастических идей этого человека, в ХХI в. нереализованными останутся лишь десять. Без ответа до сих пор остается и самый главный вопрос — «Откуда он все это знал?».

К признанию и славе на воздушном шаре

«Придет время, когда наука опередит фантазию», — уверял Жюль Верн современников. Известность пришла к нему только в 35 лет, когда свет увидел роман «Пять недель на воздушном шаре», после было написано еще 60 романов и почти в каждом — новое предсказание.

Но это вовсе не означает, что француз обладал даром ясновидения и мог предсказывать будущее — он всего лишь очень интересовался наукой, внимательно следил за передовыми достижениями того времени и постоянно общался с учеными.

И именно эта его прозорливость вкупе с хорошим воображением сделали его гениальным фантастом.

Однако «полетами на воздушном шаре» Жюль Верн ограничиваться вовсе не собирался, мысль его летела намного дальше. В романах «Властелин мира» и «Робур-Завоеватель» он описал, как должны выглядеть, самолет и вертолет, поднимающие человека в небо, а в «Необыкновенных приключениях экспедиции Барсака» поведал читателям, что такое самолет с переменным вектором тяги.

Читайте также:  Краткое содержание данте божественная комедия по частям точный пересказ сюжета за 5 минут

Самым смелым «пророчеством» писателя считается предположение о полете человека в космос, на Луну. Герои его романа «С Земли на Луну» отправились исследовать спутник Земли на «лунной пушке».

Кстати, француз не только предсказал путешествие и высадку человека на Луну, но и рассчитал приблизительную стоимость этого предприятия. Кроме того, Верн точно описал размеры ракеты, место отправления (Флорида) и даже экипаж, состоящий из трех человек.

Межгалактические путешествия описываются также в его романе «Гектор Сервадак».

Загадочный мир капитана Немо

Современники Жюля Верна утверждали, что он не любил, когда его называли предсказателем. «Это простые совпадения, и объясняются они очень просто.

Когда я говорю о каком-нибудь научном феномене, то предварительно исследую все доступные мне источники и делаю выводы, опираясь на множество фактов.

Что же касается точности описаний, то в этом отношении я обязан всевозможным выпискам из книг, газет, журналов, различных рефератов и отчетов, которые у меня заготовлены впрок и исподволь пополняются».

Именно так случилось с известной всем подводной лодкой «Наутилус» — уже в то время ученые и судостроители проводили эксперименты и пытались строить подводные суда, которые смогли бы находиться в плавании долгое время.

Более того, в то время, как Верн приступил к написанию романа «20 тысяч лье под водой», во Франции была спущена на воду первая механическая подводная лодка, окрещенная «Ныряльщиком». Писатель вовсе не скрывал, что собирал о ней все необходимые сведения.

Например, то, что судно может погрузиться на глубину не более 10 м, внутри него с трудом помещается команда из 12 человек, а подводная скорость достигает лишь 4 узла в час.

Дело оставалось за малым — полетом фантазии. «Наутилус» капитана Немо претерпел значительные изменения. Во-первых, он был просторным, словно океанский лайнер. Во-вторых, глубина его погружения исчислялась километрами, а скорость достигала 50 узлов — даже атомные субмарины ХХI в.

не способны соперничать с великим «Наутилусом». Да, Жюль Верн немного увлекся и зашел слишком далеко в своих фантазиях, но нельзя не отметить, что общие тенденции развития подводных кораблей он предугадал точно.

Кстати, первую в мире атомную подлодку ее создатели символично окрестили «Наутилусом».

Что связывает электрический стул и Эйфелеву башню?

Французский фантаст ушел из жизни в начале ХХ столетия, в 1905 г., и ужасы мировых войн были ему неведомы. Однако, как всякий разумный человек, он уже в то время задумывался о том, какой разрушительной силой обладает оружие и к каким страшным конфликтам может привести его усовершенствование и распространение.

В романе «Пятьсот миллионов бегумы» он коснулся этой темы, рассказав историю немецкого профессора по имени Шульце — одержимого националиста, жаждущего мирового господства, который изобрел гигантскую пушку, способную поражать цель на огромных расстояниях с помощью снарядов с ядовитым газом.

Очень похоже на современное химическое оружие, не правда ли? Ну а сам Шульце напоминает не кого иного, как Гитлера, приход к власти которого Жюль Верн, получается, попросту предвосхитил.

Это сегодня мы называем его гениальным фантастом, а ведь был момент, когда писателя окрестили бездарным и едва не лишили возможности заниматься любимым делом. Случилось это с его вторым романом «Париж в ХХ веке», написанным в 1863 году. В нем тогда еще малоизвестный автор нарисовал картину, как будет выглядеть мир и, в частности, Париж, спустя столетие.

Герои романа раскатывают по Парижу 1960-х на автомобилях и метро. «Электрические канделябры» на Елисейских полях освещают огромные рекламные надписи, а над городом парит ажурная башня, которую построят лишь в 1889-м. Ничего не напоминает? Неужели сам Эйфель рассказывал Верну о своей задумке построить «красавицу»?

Кроме того, там есть «Машина снимает копии писем, и 500 служащих непрерывно отправляют их по адресам», а также «фотографический аппарат, который позволяет отправлять факсимиле любого текста или рисунка, подписывать векселя или контракты с партнером, находящимся на расстоянии в 5 тысяч лье». «Чтобы связаться с Америкой из Европы, требуются считанные секунды» — это телефонная сеть опутала планету.

В «Париже будущего» высятся небоскребы и ни одно учреждение не обходится без «инструмента, чем-то напоминающего большое пианино, которое может осуществлять любые расчеты», а преступников казнят с помощью… электрического разряда. И кто знает, что бы гениальный писатель еще придумал и каких бы историй написал бы, проживи он немного дольше.

Сбывшиеся предсказания Жюля Верна

Электрический стул («Париж в ХХ веке») Подводная лодка («20 тысяч лье под водой») Самолет («Властелин мира») и самолет переменным вектором тяги («Необыкновенные приключения экспедиции Барсака») Вертолет («Робур-Завоеватель») Космические корабли и пилотируемые полеты в космос, в том числе — на Луну и межпланетные («С Земли на Луну», «Гектор Сердавак») «Кружевная» башня в центре Европы («Париж в ХХ веке») Видеосвязь и телевидение («Париж в ХХ веке») Строительство Турксиба («Клодиус Бомбарнак. Записная книжка репортера об открытии большой Трансазиатской магистрали (Из России в Пекин)») Ядерное оружие («Пятьсот миллионов бегумы») Компьютер, ксерокс и факс («Париж в ХХ веке»).

Источник: https://utro.ru/articles/2015/03/19/1238031.shtml

Насколько произведения Жюля Верна связаны друг с другом?

12-томник Верна в кожаном переплете

«Необыкновенные путешествия» Жюля Верна часто называют циклом. И хоть технически это так, подобное определение может немного сбить с толку.

Романы Жюля Верна не связаны сюжетно: каждый из них представляет собой законченное произведение, обладающее самодостаточным сюжетом. Само название «Необыкновенные путешествия», как и мысль о цикле, принадлежит издателю Верна Этцелю, который строил рекламу именно на этой основе.

Сам же писатель любил говорить, что мечтает об описании всего земного шара. Именно эта общая цель объединяет «Необыкновенные путешествия». Их герои побывали в разных частях света, исследовали Землю и даже покидали её. Путешествия героев Верна происходят в разное время, и каждое имеет собственный маршрут.

Смелые и открытые для новых впечатлений, персонажи Верна сами по себе — ещё одно основание, чтобы объединить его романы в цикл.

Три произведения обычно вызывают трудности: как классифицировать их, как о них говорить? Это «Дети капитана Гранта», «Двадцать тысяч лье под водой» и «Таинственный остров». Многочисленные попытки объединить их тематически приводят к неверным выводам.

«Трилогия о капитане Немо», «Трилогия о капитане Немо и «Наутилусе»» — искушённому читателю смешно такое слышать. Нет героя и нет события, которые бы связали все три книги: каждая из них самобытна, может  быть прочитана в любом порядке или вообще в отрыве от других.

Сюжеты сходятся в романе «Таинственный остров» — однако никакая сквозная линия не ведёт к нему. «Дети капитана Гранта», «Двадцать тысяч лье под водой» и «Таинственный остров» часто называют просто «Трилогией». Е.П.

Брандис писал о ней: «Таким образом, все три романа образуют трилогию — сияющую трёхглавую вершину в горной цепи «Необыкновенные путешествия»».

Однако разве Жюль Верн не писал настоящих циклов? Отнюдь, он их писал: пожалуй, всё-таки в порядке исключения.

Речь идёт о т.н. «Лунной дилогии» и «Дилогии о Робуре». Автор и издатель не выработали общих названий, поэтому и сейчас они не установлены. 

«Лунная дилогия» состоит из двух романов «С Земли на Луну прямым путём за 97 часов 20 минут» и прямого его продолжения «Вокруг Луны». Также к ней примыкает роман «Вверх дном»: в нём говорится о тех же героях.

Вместе их называют ещё «Трилогией о Пушечном Клубе». Однако существуют большие сомнения, корректно ли говорить о трилогии в данном случае. Ранняя двухчастная повесть о полёте на Луну имеет мало общего с поздним «Вверх дном»: изменились и герои, и мнение автора о них.

Впрочем, эти три романа и правда объединены хронологически: «С Земли на Луну», «Вокруг Луны» и «Вверх дном».

Дилогия о Робуре состоит из двух романов, которые отстоят друг от друга примерно так же, как «Вокруг Луны» от «Вверх дном». Первый роман, «Робур-Завоеватель», вселяет надежду на будущее, но написанный много лет спустя «Властелин мира» опровергает её. Жюль Верн словно спорит с самим собой, сводя историю Робура к печальному финалу.

Таковы краткие сведения о феномене циклов в творчестве Жюля Верна. О специфике «Необыкновенных путешествий» как единой вселенной мы поговорим позже.

Источник: http://j-verne.blogspot.com/2015/03/cycles.html

Жюль Верн посланец из будущего?

Не удивляйтесь: Жюля Верна, писателя-фантаста, непревзойденного мечтателя и книжного путешественника, в среде любителей фантастики кое-кто действительно считает… пришельцем.

Правда, не с других планет, а с других времен, из будущего. Или же из параллельного нам мира, это уже как кому по нраву.

Читайте также:  Краткое содержание белый клык лондона точный пересказ сюжета за 5 минут

Иначе, как он в ХІХ веке мог спрогнозировать на будущее 108 открытий: технических, научных, и даже – социальных и политических?

И немногие сегодня считаются с одной незаметной, но важной деталью творческой биографии писателя: он детский писатель. Жюль Габриэль Верн родился на острове в устье реки Луары, похожем очертаниями на корабль, плывущий в открытое море.

Как здесь не замечтаться о морских приключениях, дальних странах и вообще – о странствиях? Отец Жюля, Пьер Верн, был известным состоятельным адвокатом.

Сыну желал, как заведено, того же – закончить лицей, переехать в Париж, стать лиценциатом юридической практики и, в конце концов, заменить отца в адвокатской конторе.

Но Жюль начал образование с частных уроков, которые давала вдова капитана парусного судна, не вернувшегося из плавания. От нее услышал много романтических историй. Потом хорошо учился в семинарии, был в десятке лучших учеников, а затем – оказался в лицее парижской Школы права. Дорога в родительскую контору была открыта.

Но море! Портовый город Нант, его атмосфера, не могли не повлиять на развитие мальчишки. И повлияли! Когда ему было 11, за небольшие деньги уговорил своего друга Фройдо, который служил юнгой на одном из кораблей (его название было «Коралы»), который захватил воображение Жюля – поменяться местами и отправиться в неизвестные страны вместо него.

И так бы и произошло, если бы отец не догнал парусник на паровом катере уже на выходе в открытое море.

А затем молодой Жюль Верн оказался в Париже. Что-то там все-таки было в воздухе, в атмосфере, в этом городе, если молодые люди, получив лицейные или университетские дипломы, бросались в водоворот литературы, поэзии, театра. Так произошло и с молодым новоиспеченным юристом, которого с тщетной надеждой на адвокатские практики поддерживал средствами отец Пьер.

Поддерживал, чтобы юноша не «пустился в бега» в наполненном искушениями свободном городе, и посылал 100 франков в месяц.

Но именно в это время состоялась встреча, которая перевернула всю жизнь Жюля и определила его путь на длинные десятилетия: знакомство с самим Александром Дюма! Дюма давно уже не писал сам – это делали за него «литературные подмастерья», вот он и искал себе таких грамотных, фантазеров.

Несколько дней пробыл Жюль Верн в гостях у литературного монстра, в его замке «Монте-Кристо», а тот присматривался к гостю. И разошлись, оба удовлетворенные знакомством. «Э! – сказал себе Дюма. – Этот талантливый, с хорошим воображением парень не годится, он слишком самостоятельный.» «Э! – вскоре сказал себе Жюль Верн – если он придумал исторический роман, то и я придумаю такое, чего еще не было. Географический роман!»

Но первыми литературными попытками стали… водевильные пьески, которые Верн носил на показ Александру Дюма. Одну из них – «Сломаные соломинки» даже поставили в театре, которым владел Дюма. Но ни денег, ни славы, она не принесла.

Жюль продолжал учиться – он сообразил: если не будет это делать, хотя бы формально изображать свое стремление к адвокатской мантии, не видеть ему от отца и тех 100 франков.

Он и учился, и писал, а еще – перелистывал тонны научной и географической литературы в библиотеках и что-то старательно выписывал, начав создание своей знаменитой картотеки.

Мало того, за время, остававшееся до выхода первого романа, успел даже жениться. С вдовой Онорин, которая сначала спокойно восприняла и подъемы молодого мужа в пять утра (это осталось у него на всю жизнь), и поздние вечера при свечах с бумагами и рукописями.

А он продолжил и свои странные знакомства. То был Дюма, а здесь еще встретился старый, слепой путешественник Жак Араго, который длинными вечерами «забивал баки» молодому то ли адвокату, то ли брокеру, или может, журналисту, рассказывая о своих приключениях в неизведанных странах.

Жюль запоминал и записывал. Он начал писать – «научный» роман, даже не подозревая, что именно этим прославит себя. Потом в кругу знакомых появился знаменитый фотограф Надар, который увлекался аэронавтикой.

Его рассказы так поразили начинающего-романиста, который твердо решил: первый роман будет о путешествии на воздушной пуле!

И еще одно знакомство, которое тоже определило последующую писательскую судьбу. В Париж после длинных политических скитаний и преследований прибыл из изгнания знаменитый издатель Гетцель. Роман «Пять недель на воздушном шаре» был написан, и Жюль дрожащими руками во время первой же встречи передал его издателю.

Гетцель прочитал, и у него тоже задрожали руки: этот юноша нужен ему! Для дальновидных планов: он собирался издавать необычный для тех времен «Журнал воспитания и развлечений».

Нужны были авторы, которые умели не только описывать приключения, но и делать это интересно, увлекательно, чтобы дети не только следили за событиями, но и попадали под определение научных исследований и достижений, которые ежедневно высыпались из научных лабораторий. Это был он!

Предвидения исполнились… почти все

Жюля Верна как литературное явление породил издатель Гетцель. И не пожалел, поскольку между ним и Жюлем возникли дружеские отношения, которые никогда не переходили границу деловых. Но потом были времена, когда разбогатевший Жюль Верн выручал Гетцеля в затруднении.

Издатель сделал очень точный выбор. Уже первый роман смели с полок за несколько дней. Мало того: в этом романе начались те чудеса предвидения, которые сопровождали Верна и дальше.

И, в конце концов, дали потомкам повод заподозрить его в том, что он вообще «не из этого мира и времени».

Что можно сказать о таком описании: «Инструмент, напоминающий большое пианино. Вы нажимаете на клавиши и сразу получаете данные любого характера, выполняете разные операции и расчеты…» Это же наш компьютер, не так ли? А между прочим, написал эти строки Жюль Верн в 1863 году в романе «Париж в 1968 году».

В своем первом произведении он описал путешествие к истокам реки Нил, которые не были открыты! Там еще никто из людей не побывал, никто не видел озеро Виктория и знаменитого гигантского водопада на реке Замбези. Исследователи доберутся туда только через два года! А он – написал. И множество романов, в которых изображал такое, чего не было и вроде бы и быть не могло.

А затем, через несколько десятилетий, все исполнялось – откуда он знал?

Так предвидел появление акваланга, подводного скафандра, электромобиля, гигантских подводных лодок, космических путешествий, регенерацию воздуха во время этих путешествий, видеосвязь и телевидение, гигантскую башню в центре Европы (Эйфелева появилась через 10 лет!), строительство Турксиба, местонахождение будущего американского космодрома на мысе Канаверал. Даже электрический стул для казни преступников описал задолго до его появления.

Откуда ему это извесно? О самолетах, вертолетах, электросварках, всепланетной телефонной связи, о факсе, в конечном итоге! О космических путешествиях. Или он и в самом деле – посланец из будущего? Причем иногда все, что он описывал, так не укладывалось в головы современников, что один из рассказов, написанный по просьбе американского газетного магната Беннета, просто запретили.

И он увидел свет лишь в ХХ веке. А рассказ был очень интересным! Назывался «Один день американского журналиста в 2829 году». И описывалась там. Американская империя доллара, которая стала самой мощной в мире, и ей могли противостоять лишь Россия и Китай.

Это так напоминает сегодняшние времена, что начинаешь понимать, почему американцы спрятали рукопись этого рассказа от человеческих глаз на долгие годы.

Нет смысла анализировать все романы Жюля Верна. Но известно, что после их прочтения, причем в детстве, сотни тысяч мальчиков и девочек нашли свою профессию, увлеклись путешествиями, замечтались о подчинении космоса и подводных глубин, решили стать инженерами.

Он писал так, что издатель Гетцель уже после ознакомления со вторым романом предложил контракт на 20 лет! При условии, что писатель будет «издавать на-гора» по два романа. И выдавал! Иногда его упрекали, что как-то очень слабо прописывает «женские» (любовные) линии в своих романах.

Жюль Верн отвечал: «Дети, мои читатели, интересуются совсем другим».

Так и вышло, что детского писателя Жюля Верна и сегодня серьезно обсуждает очень взрослая литературная критика и ученые. И среди вопросов, которые они задают отныне сами себе: «Кто он и откуда, Жюль Верн»?

Из будущего? В это легко поверить. На его могиле писатель так и изображен – с рукой, протянутой к звездам. К будущему.

Источник: http://depils.com/zhyul-vern-poslanets-iz-budushhego/

Ссылка на основную публикацию