Краткое содержание апдайк кентавр точный пересказ сюжета за 5 минут

Книга «Кентавр»

Краткое содержание Апдайк Кентавр точный пересказ сюжета за 5 минут

Вокруг апдайковского “Кентавра” я нарезаю круги уже без малого два года. То не попадал в настроение, то глаза слипались где-то на моменте, когда Питер Колдуэлл лениво просыпается в заледеневшем доме под перебранку отца и матери.

Но в этот раз я оказалась в несколько подвешенном состоянии после “Кракена” Мьёвиля, не знала, чего мне хочется, потерянно перебирала книжные полки в поисках этого чего-то и “Кентавр” опять попался мне на глаза.
В процессе я почитала комменты, с удивлением обнаружила, что людей выворачивает от описаний псориаза и общей безнадёги жизни семьи Колдуэлл.

Стало очень любопытно, потому что на тот момент никаких жуткостей в тексте не было.) На самом деле, они не появились и дальше, так что делаю вывод, что у комментатора была исключительно тонкая душевная организация.

Ещё были претензии по поводу того, что подача текста скачет от первого к третьему лицу и обратно, а также непонимание соприкосновений образа затюканного сельского учителя и кентавра Хирона. В общем, после такого многообещающего негатива я просто обязана была эту книгу дочитать.)

И оказалось, что «Кентавр» – увлекательная история.

Она долго раскачивалась, но перейдя стостраничный порог, я вдруг поймала себя на мысли, что мне действительно интересно читать про издёрганного, больного учителя из глубинки, окруженного злобными духами школьных проблем и мелких жизненных подлостей.

Джордж Колдуэлл – яркий пример людей, которым неравнодушие обходиться очень дорого, из тех, кто наживает себе рак, переживая даже самые мелкие неурядицы как трагедию мирового масштаба. Из тех, кто отдаёт слишком многое, не позволяя заботиться о себе в ответ.

С такими людьми тяжело жить, тяжело общаться, тяжело принимать их любовь, сопряженную с вечным самобичеванием и самоуничижением, из-за которых объект заботы чувствует себя вечно обязанным, вечно в долгу, разрывающимся между ненавистью, жалостью и любовью.

Сам того не осознавая, мистер Колдуэлл душит своей нервической активностью окружающих, становится деспотом для семьи. Но, даже понимая это, читатель сочувствует этому нескладному человеку, у которого всё выходит как-то не так.

Ведь он действительно искренен во всех своих начинаниях, действительно желает добра, но никак не может подстроиться, влиться в ритм жизни; выбивается из сил, но результат никогда не равняется затраченным усилиям.

Будучи знакомым или родственником, такой человек выпивал бы всю вашу энергию при каждой случайной встрече, раздражая безмерно суетливостью и въедливостью. Он не смог бы удержать ваш интерес и только отпугнул своими проблемами. Вы никогда не задумались бы о возможности узнать его по-настоящему.

Поэтому то, как бережно Апдайк раскрыл этот образ, и преподнес его читателю, без особой романтизации, но с теплотой и уважением, очень ценно. Отдавая Джорджу Колдуэллу всё своё внимание, он целенаправленно показывает те стороны личности, которые мы никогда не смогли бы увидеть в реальном человеке.

По поводу подачи текста и фабуляции. Мне всегда казалось, что существует всего два типа книг: написанные хорошо и написанные плохо. И истории бывают интересными и не особо.

И самое главное во время чтения – получать удовольствие, а не искать глубинный смысл и ковыряться в приёмах, которые автор использовал. Потому что, если книга вам понравилась, все эти штуки просто добавят монет в копилку хорошего настроения и продлят знакомство с ней.

В противном случае – текст может буквально лопаться от смыслов и всё равно оставит в недоумении.
Мне «Кентавр» понравился.

) И в смешении вымышленного с реальным, я вижу не попытку облагородить персонажа, а скорее отдушину, помогающую читателю пройти мучительный путь, который представляет из себя жизнь Джорджа Колдуэлла. И придти, наконец, к предопределённому финалу, чтобы получить долгожданный покой.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000592887-kentavr-dzhon-apdajk

Краткое содержание: Кентавр

Действие разворачивается на протяжении нескольких январских дней в городке Олинджер, штат Пенсильвания. 1947 год. 1«Колдуэлл отвернулся, и в тот же миг лодыжку ему пронзила стрела». Класс заливается смехов, а Колдуэлла-кентавра пронзает острая боль, которая «взметнулась по тонкой сердцевине голени, просверлила извилину колена и, разрастаясь, бушуя, хлынула в живот».

Колдуэлл – учитель биологии. В тот самый момент, когда стрела проткнула ему ногу, он писал на земле цифру – 5 миллиардов лет. Примерно настолько стара наша с вами земля. Дети продолжали смеяться, и кентавр никак не мог «остаться в болью наедине, измерить её силу, прислушаться, как она будет замирать, тщательно препарировать её».

Через секунду боль уже «запустила щупальца в череп», и Колдуэллу казалось, что он становится «огромной птицей, встрепенувшейся ото сна». Боль продолжала разливаться по телу учителя. Ученики уже вскочили с парт и продолжили травить учителя. Колдуэлл выходит из класса.

Пока он тяжело ступает по коридору, он уже полностью чувствует себя кентавром, оперение стрелы задевает пол, скребёт его, шуршит и тревожит рану. Учителя тошнит. Перед глазами маячат черные круги.

Колдуэлл добирается до свежего воздуха. Он выходит на улицу, спускается по ступенькам, задевая их стрелой, и идёт к гаражу Гаммела. Гаммел – бывший член школьного совета. Его рыжая молодая жена, Вера, до сих пор работает в школе детским учителем физкультуры. Гараж Гаммела очень популярен среди учителей и учеников: почти половина из них – его клиенты.

Кентавр показывает механику свою кровоточащую ногу, из которой торчит стрела. Осмотрев её, Гаммел приходит к выводу, что она стальная и глубоко вошла в ногу. У него не получается перерезать её, так как она оказывается не полой. Тогда стрелу размягчают ацетиленовой горелкой, остужают её тряпкой и наконец-то вытаскивают.

Гаммел нюхает наконечник чтобы определить, не отравлен ли он. Колдуэлл очень спешит и просит поскорее сказать сумму, которую он должен за стрелу. Механик говорит, что эта помощь – бесплатна. Он сам получил удовольствие, вытаскивая стрелу – не каждый день выпадает такое развлечение! И добавляет, что Колдуэлл – один из немногих в его жизни, кто не отравляет ему существование.

Колдуэлл досадует на себя, что никогда не сможет по-настоящему отблагодарить механика.

В кармане учитель нащупывает стрелу.Механик посоветовал Колдуэллу не замалчивать происшествие, а как можно скорее обратиться к директору школы Зиммерману. Однако учитель не уверен в собственных силах и предлагает Гаммелу пожаловаться самому – «может, вас он послушает».

Гаммел спрашивает, не тяжело ли Колдуэллу каждый день ездить в школу из пригорода, на электричке, в такой ранний час. Но для Колдуэлла дорога в школу и обратно – единственная возможность остаться наедине с сыном. Колдуэлл смотрит на часы – он уже прилично опаздывает.

Ещё раз предложив деньги, он встречает мягкий, но уверенный отказ. Ему неприятен такой тон: «эти олинджеровские аристократы всегда так. Денег ни за что не примут, зато любят принимать высокомерный тон. Навяжут одолжение и чувствуют себя богами». На полу остался кровавый след.

В ботинке учителя чавкала кровь. Гаммел посоветовал ему как можно скорее обратиться к доктору, и Колдуэлл пообещал, что сходит к нему на перемене. Мысль об отравленном наконечнике преследовала его, но он надеялся, что рана очистится сама.

На подходе к школе он увидел Фола, своего коллегу, который высунулся в окно, любопытничая, почему Колдуэлл не в классе. Он театрально захромал.

В класс он решил идти через подземный ход, боясь наткнуться на директора Зиммермана. Капая на пол кровью, он с досадой представляет, как будет извиняться перед уборщиками. Учитель радостно отвечает на приветствия кухарки – простые люди всегда были близки ему. Это напоминало учителю о его детстве в Нью-Джерси, когда его отец был бедным священником в бедном приходе.

Около школьной раздевалки на него нападают полувымышленные воспоминания о Вере (Венере). Она вышла из душа нагая, в одном полотенце, и когда Хирон по её просьбе начал рассказывать о богах, она смеялась над каждый по очереди, ставя из вровень с обычными людьми.

Посейдона, бога моря, она сравнивает с полоумным стариком-матросом, который красит волосы в синий цвет и от которого несёт тухлой рыбой.

Венера рассказывает Хирону что тот был зачат, когда Крон в обличии коня овладел Филирой. И после того, как родился кентавр, получеловек-полуконь, Филира устыдилась его и попросила богов превратить её в липу, чтобы избежать страданий. Хирон вспоминает то ощущение одиночества и страха, когда он, новорожденный, лежал под открытом небом.

И как позже, уже став юношей и возмужав, он искал среди лип образ матери. Он пытался как-то оправдать её поступок и простить её. В шуме веток лип ему чувствовалась материнская радость и гордость возмужавшим сыном.

Потом Вера сняла полотенце и предстала перед своим племянником обнажённой. Предложила ему провести с ней ночь.

Опасаясь гнева богов за прелюбодеяние, Хирон не мог ответить ей согласием, и она исчезла.

Подойдя к классу, Колдуэлл насторожился: за дверью было подозрительно тихо. Может, в классе находится директор? Так оно и было. Он с иронией попросил класс поаплодировать учителю, который всё-таки соизволил явиться.

Когда Колдуэлл пытался оправдаться, подняв штанину и показав директору рану, он больше обратил внимание на неодинаковые носки, чем на саму рану. Он сказал нескольно ироничных шуток, и класс дружно засмеялся. На стрелу Зиммерман тоже не обратил внимание, назвав её прекрасным громоотводом.

Директор сел на заднюю парту, писать ежемесячный отчёт, который, как всегда, будет плохим и испортит настроение учителю.

Корчась от боли, учитель начал свой урок с вопроса, что означает цифра 5 000 000 000 на доске. Руку подняла Джудит Лэнджел, дочь выскочки-торговца, который считал, что все обязаны любить его дочь просто потому, что её отец очень богатый человек. Джудит была достаточно глуповатой девочкой и, как всегда, ответила неправильно. Он поправил её и задал следующий вопрос.

Читайте также:  Краткое содержание прощание с матёрой распутина точный пересказ сюжета за 5 минут

Джудит опять подняла руку, все остальные ученики отмалчивались. Зиммерман на задней парте заигрывал с Ирис Осгуд. Колдуэлл искал взглядом своего сына, пока не вспомнил, что тот придёт только к седьмому уроку.

Когда Джуди опять подняла руку, Колдуэлл мысленно пожелал ей, чтобы она перестала лезть из кожи вон, чтобы порадовать своего отца, а просто тихо вышла замуж: умницей ей всё равно не стать.

Пока Колдуэлл писал на доске массу Земли и других планет, описывал возникновение вселенной, внимание класса переключилась на флирт Зиммермана с Ирис. Колдуэлл просит детей представить, что возраст всей Вселенной – всего три дня.

В понедельник произошёл великий взрыв, и в ту же ночь образовались другие галактики с газовыми шарами. Во вторник на небе уже сверкали звёзды. К обеду во вторник наша планета покрылась земной корой. До полудня следующего дня Земля бесплодна, и только к вечеру среды на ней зародилась микроскопическая жизнь.

В ночь со среды на четверг появились почти все биологические виды животных и растений, кроме хордовых. К восьми утра по земле расплодились и земноводные.

И тут начинаются превращения. Мел в руках учителя стал головастиком, самолётик на полу превращается в белый красивый цветок, который по-детски плачет весь урок.

Один из учеников гладит дурнушку Бетти по подбородку, спускаясь по шее вниз. От прыщей другого ученика загорается стена, завязывается драка, во время которой Зиммерман начинает обнимать Ирис, подсаживаясь к ней вплотную. Из учебника биологии посыпались трилобиты. Девочка с носом, похожим на клюв, начинает клевать их.

Хилого ботаника-диабетика начинают бить и валять по полу. По звонку все дежурные выбегают из класса, топча распустившийся самолётик, который издаёт жалобный писк. Директор расстёгивает блузку и лифчик Ирис. Дейфендорф, гладящий шею Бетти, задрал ей юбку и прижал лицо к парте.

Увидев это, учитель рассверипел и хлёстко ударил Дейфендорфа по голой спине. «Парочка распалась, как сломанный цветок». Дейфендорф начал плакать, а Бетти, как ни в чём не бывало, поправляла юбку.

2

Источник: http://biblioman.org/shortworks/apdike/kentavr/

Кентавр

Страница 1 из 4

Кентавр

Действие происходит в течении нескольких январских дней 1947 года в городке Олинджер, штат Пенсильвания.

Первая глава  Роман начинается со слов «Колдуэлл отвернулся, и в тот же миг лодыжку ему пронзила стрела». Класс смеется, а Колдуэллу-кентавру тем временем не до смеха, он чувствует пронзительную боль, которая «взметнулась по тонкой сердцевине голени, просверлила извилину колена и, разрастаясь, бушуя, хлынула в живот».

 Колдуэлл—учитель биологии, в тот момент, когда в ногу вонзилась стрела, он написал на доске предполагаемый возраст земли—5 миллиардов лет. Класс продолжал смеяться, не давая кентавру «остаться с болью наедине, измерить ее силу, прислушаться, как она будет замирать, тщательно препарировать ее».

В это время боль уже «запустила щупальца в череп», и учителя показалось, что он «огромная птица, встрепенувшаяся ото сна». Боль распространялась еще дальше. Она «мохнатыми лапами теснила сердце и легкие; вот она подобралась к горлу, и ему теперь казалась, будто мозг его—это кусок мяса, который он поднял высоко на тарелке, спасая от хищный зубов».

Ученики вскочили на сидения парт и продолжали «травить» учителя. Он покидает класс.

Пока учитель бредет по коридору, он уже полностью ощущает себя кентавром, а оперение стрелы скребет по полу, бередя рану. Его тошнит, голова кружится. Из классных комнат доносится французская речь, урок истории, пение.

Он выходит на свежий воздух, задевая стрелой ступеньки. Он направляется в гараж Гаммела. Прежде Гаммел был членом школьного совета, а его молодая рыжеволосая жена Вера до сих пор преподает там физкультуру девочкам. Многие учителя и ученики—клиенты этого гаража. Старшеклассники чинят здесь свои потрепанные машины, а ьмладшие школьники накачивают баскетбольные мячи.

Кентавр показывает Гаммелу стрелу, торчащую из ноги. Механик говорит, что она стальная и прошла насквозь. Он пробует разрезать ее резаком, но она оказывается не полой, как он думал. Он раскаляет стрелу ацетиленовой горелкой. Механик и его помощник остужают стрелу тряпкой, прежде чем вытащить.

Гаммел нюхает наконечник, боясь, как бы он не был отравлен. Колдуэлл спрашивает, сколько с него и говорит, что опаздывает на урок, что директор с него «голову снимет». Гаммел говорит, что рад был помочь, денег не возьмет и что не каждый день приходится перерезать стрелу в ноге.

Колдуэлл настаивает на оплате, но Гаммел говорит, что, по словам его жены, он «один из немногих, кто не отравляет ей жизнь». Колдуэлл благодарит механика и досадует на себя за то, что «не умеет поблагодарить человека по настоящему.

Всю жизнь прожил в этом городе, привязался к здешним людям, а сказать не осмеливается».

Механик отдает учителю стрелу, наконечник Колдуэлл еще раньше положил в карман.

Механик советует рассказать об этом происшествии директору школы Зиммерману, но учитель говорит «Сами пожалуйтесь, может, вас он послушает».

Гаммел просит передать привет жене учителя Хасси, и спрашивает, не надоело ли Колдуэллу каждый день ездить на работу из пригорода, но учитель даже рад этому, потому как по дороге он имеет возможность поговорить с сыном, тогда как, когда они жили в городе, он «почти не видел» сына.

Колдуэллы переехали на ферму в 10 милях от Олинджера. Тогда автомобиль стал им просто необходим, и Гаммел подыскал им старый «бьюик» по низкой цене (375 $).

Колдуэлл чувствует, что опаздывает, еще раз предлагает деньги, но когда механик отказывается, учитель думает: «Эти олинджеровские аристократы всегда так. Денег ни за что не примут, зато любят принимать высокомерный тон. Навяжут одолжение и чувствуют себя богами».

Тут подмастерья-механики загоготали, указывая на пол, след от ботинка Колдуэлла пропитан кровью. Гаммел советует сходить к доктору, но Колдуэлл говорит, что сходит лучше на перерыве. «Мысль о яде не оставляла его. Рана очистится».

Он возвращается в школу, выразительно хромая, чтобы показать своему коллеге Фолу, выглядывающему из окна, почему он не в классе.

Он выбирает путь через подземный ход, боясь идти мимо кабинета Зиммермана. Он оборачивает посмотреть, не остались ли кровавые следы, так и есть: теперь ему придется извиняться перед уборщиками.

Он идет через кафетерий, где кухарка машет ему рукой, он радуется, машет в ответ.

Ему всегда приятно в компании простых людей, таких, какие были вокруг него во времена его детства, в Нью-Джерси, где его отец служил бедным священником в бедном приходе.

Поднимется по лестнице, идет мимо женской раздевалки. Он вспоминает о полуреальной встрече с Верой (Венерой).

Он вышла из душа в одном полотенце и попросила Хирона рассказать обо всех богах, и над каждым она смеялась, низводя до обычных людей: «Посейдон— властитель белогривого моря» —«Старый полоумный матрос. Он красит волосы в синий цвет.

От его бороды воняет тухлой рыбой. У него целый сундук африканских порнографических картинок. Мать его была негритянка— белки глаз его выдают»

Она напомнила Хирону, что он был зачат, когда Крон в конском обличии овладел Филирой. После рождения получеловека-полуконя, Филира, стыдясь его, умолила богов превратить ее в липу.

Хирон вспоминает, как он, «мохнатый и скользкий комок, покинутый, объятый страхом» лежал на островке, не больше сотни шагов в длину под открытым небом; как он, будучи юношей, приходил смотреть на липы, пытаясь воссоздать образ матери.

Ему почти казалось, что в шуме и прикосновении веток он чувствует радость видеть сына взрослым, он пытался как-то оправдать и простить ее. Но все равно он жалел ее и ненавидел одновременно.

Потом Вера скинула полотенце и, несмотря на то, что Хирон приходится ей племянником, предложила переспать с ней. Опасаясь гнева Зевса, ее отца (Зиммерман), Хирон пребывал в нерешительности, и она скрылась.

Колдуэлл вернулся в класс. За дверью стояла зловещая тишина, как он и опасался, в его кабинете стоял директор. Зевс-громовержец метнул в него взгляд, похожий на молнию, а тишина, которая стояла в классе, была оглушительнее грома.

Он иронично попросил учеников поприветствовать аплодисментами учителя, который соизволил придти. Когда Колдуэлл приподнял штанину, чтобы показать рану, Зиммерман съязвил что-то начет неодинаковых носков, и отпустил еще несколько
 замечаний, на которые класс отозвался дружным смехом.

На стрелу он тоже смотреть не стал, назвав ее прекрасным громоотводом.

Директор сел на заднюю парту, так как итак уже нарушил свою утреннюю программу, а раз в месяц он должен посещать урок Колдуэлла и писать отчет. Обычно отчеты были плохими, и это портило настроение учителю на целые недели.

Страдая от боли, учитель начал урок. Директор сел на заднее сидение, и начал флиртовать с Ирис Осгуд. Колдуэлл задал вопрос, что означает цифра 5 000 000 000, написанная на доске.

Джудит Лэнджел, дочь богатого торговца недвижимостью («выскочки», которому кажется, что его дочь должна быть лучшей ученицей и любимицей только потому, что он богат), как всегда ответила неверно. Учитель ответил на свой вопрос сам.

Он задал еще вопрос, но Джуди опять ответила неверно, а остальные молчали. Учитель поискал взглядом своего сына, но вспомнил, что тот будет на 7 уроке. Зиммерман подмигнул Ирис. На примере национального дохода страны он объясняет, что такое миллиарды.

Когда Джуди опять ответила неправильно, он начал мысленно ей внушать, чтобы она «не поддавалась отцу», «не лезла из кожи вон», а просто вышла поскорее замуж, ибо она глупа, как пробка.

Пока Колдуэлл писал на доске астрономически огромные цифры и объяснял, что это масса Земли, Солнца, и т. д., а Зиммерман в это время что-то шептал на ухо Ирис, глазами раздевая ее, возбуждение передавалось классу, внимание угасало, учитель начал описывать, как возникла вселенная.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов киплинга за 2 минуты

Колдуэлл для упрощения попросил представить, что Вселенная существует всего 3 дня. Сегодня четверг. В понедельник произошел великий взрыв. В первую ночь образовались протогалактики, а в них газовые шары, которые уплотнялись и вспыхивали. К утру вторника засияли звезды.

К полудню второго дня образовалась земная кора. От полудня вторника до полудня среды Земля остается бесплодной. От полудня до вечера среды жизнь оставалась микроскопической. В четверг в 3.30 утра появились уже все биологические виды, кроме хордовых.

К 8 часам уже существовали земноводные.

Пока учитель объясняет, начинаются метаморфозы. Мел в руках учителя превращается в головастика, самолетик, упавший на пол, распускается белым цветком и до самого конца урока плачет, как ребенок; один из учеников кладет руки на плечи замарашке Бетти и начинает ласкать ей шею под подбородком.

Один из учеников вскакивает, и от его пламенных прыщей загорается стена, начинается драка, директор пересаживается к Ирис и обнимает ее. Как только Колдуэлл  упоминает трилобита, на пол высыпают несколько трилобитов, похожих на мокриц. Одна из девочек, похожая на попугая, начинает клевать трилобита под партой.

Хилого мальчка-диабетика швыряют на пол, а когда он пытается встать, еще раз ударяют об пол. Раздается 1 звонок, дежурные кидаются вон из класса, наступив на цветок-самолетик, который жалобно пищит. Директор расстегивает Ирис блузку и лифчик, и ее грудь «круглилась над партой». В лицо учителя полетела гроздь шариковых подшипников.

Дейфендорф, один из учеников, выволок Бетти в проход, а она хихикала, вырываясь из его волосатых рук. «Скомканная юбка девушки была задрана. Беки изогнулась, прижатая лицом к парте, а Дейфендорф неистово бил копытами в узком проходе».

Колдуэлл рассвирепел, и хлестнул стрелой Дейфендорфа по голой спине. «Это ты мне решетку [на машине] сломал». «Парочка распалась, как сломанный цветок». Дейфендорф заплакал, девушка равнодушно поправляла волосы. Директор что-то лихорадочно чиркал на листке.

Продолжая аналогию о возрасте вселенной с 3 календарными днями, Колдуэлл закончил урок словами: «Минуту назад, с отточенным кремнем, с тлеющим прутом, с ьпредвидением смерти появилось новое животное, с трагической судьбой…имя которому— человек». 

Источник: http://reshebnik5-11.ru/kratkie-soderzhaniya/apdajk-d/107-kentavr

Миф и реальность в романе Джона Апдайка “Кентавр”

Роман Д. Апдайка “Кентавр” принадлежит одновременно к мифологическому и вместе с тем растущему из земли искусству.

Как пересказать самое дорогое воспоминание? Как воссоздать для любимой девушки свой мальчишеский мир? Как это сделать, если прошлое, как и настоящее, зыбко, неустойчиво, очертания их расплываются и едва уловима грань между тем, что было, и тем, что кажется, между порядком и хаосом?

Именно таков мир в романе “Кентавр”. Художник Питер Колдуэлл разговаривает со своей возлюбленной, рассказывает ей о себе, о детстве, о своем отце, думает о настоящем, возвращается в прошлое.

Не сразу понимаешь, когда происходит действие: в 1947 году или пятнадцать лет спустя, или вообще во времена кентавров.

Можно, конечно, попытаться пересказать книгу в хронологической последовательности, прозаически “вытянуть” ее в том порядке, в котором происходили события, отобрав только эпизоды реальные, отбросив мифологию.

Но упорядочивать роман Апдайка таким способом нельзя: в искусстве от перемены мест слагаемых сумма всегда меняется. Мир в романе “Кентавр” — это мир, в котором причудливо смешаны вчера и сегодня. Но книга Апдайка не ребус, рассчитанный лишь на изощренную сообразительность и специальные знания.

Ее можно воспринимать как сказку, и тогда не покажется странным, что герой романа все еще живет и действует после того, как мы прочитали посвященный ему некролог, что в учителя стреляют не из традиционной рогатки, а его ранят настоящей стрелой. Много в книге причудливого вымысла. А боль от ранения — истинная.

Для чего живет человек? Об этом всегда спрашивали герои Апдайка, об этом тоскливо спрашивают представители семьи Колдуэллов в трех поколениях.

Что же противостоит хаосу? Той черной пропасти, в которую неизбежно попадает рано или поздно и в которую сегодня ежеминутно может быть повержено все человечество? Что защищает, что ограждает человека от хаоса, что же дает силу жить?

Может быть, спасет религия? Но она не спасла и деда-священника, так тосковавшего на смертном одре. Его печальный опыт закрыл путь к религии для его сына и внука.

Множество людей защищает от хаоса другая вера — вера в возможность преобразования общества. Но у героев Апдайка, да и у него самого, ее нет.

От хаоса могут спасти и разные виды человеческих ощущений; причастности к родине, городу, заводу, школе, а также осознание связи с другими людьми. Но герой Апдайка одинок. Не может помочь ему и любовь. Жена уже плохо слышит своего мужа. Возникшее было чувство к Вере Гаммел ближе к миру фантастическому, чем к реальности.

Но все-таки мир и человек в романе Апдайка не тонут в хаосе. Опора Джорджа Колдуэлла — доброта.

Он — странный человек, ведет себя странно. Даже его уродливая, найденная в ящике для утиля шапочка, столь ненавистная сыну, — это ведь, по сути, шутовской колпак, только что без бубенцов.

По реакции на мир, по интонациям речи герою уже не шестнадцать, а пятьдесят, и все равно он нисколько не повзрослел.

Он чувствует свою ответственность за всех людей. Доброта Колдуэлла, однако, не вознаграждается. Герой обречен, потому что он беспомощен, добр и жалок.

Его доброта не достается сыну в наследство. Питер и не пытается подражать отцу. Он из другого теста. Он по-иному противостоит хаосу. С детства он воспринимает мир в зримых очертаниях, в красках. Питер становится художником.

Запечатлеть на полотне ускользающие мгновения, удержать этот свой мир. Ведь больше никто, ни один человек на земле так не увидит, не изобразит маленькую ферму близ городка Олинджер в штате Пенсильвания.

И тогда крошечный этот мирок тоже канет в Лету вслед за другими бесчисленными мирами и мирками.

Но писатель Апдайк вовсе не подчиняется природе. Он ее преобразует, он властно творит свой мир.

Мифология — при всех снижающих подробностях о жизни богов — все же сохраняет в романе значение нормы, образца, гармонии.

Стремление к гармонии, к эстетическому порядку у Апдайка глубоко противоречиво: он хочет дать слепок той части хаоса, в которой и живут его герои, то есть неизбежно впустить хаос на свои страницы. Но вместе с тем и обуздать его, удержать ускользающее, странное, причудливое.

Если полностью довериться писателю, его реальность и фантазия предстают во все более стройном, единственном в своем роде сочетании.

В первой же главе ясно, как сочетаются разные планы у Апдайка. Учителя ранило стрелой. Ему больно, а класс смеется. Смех противный, он переходит “в визгливый лай”. У самого учителя видения одно страшнее другого: то ему кажется, что он — огромная птица, то, что его мозг — кусок мяса, который он спасает от хищных зубов. Он бежит из класса, закрывая дверь, “под звериный торжествующий рев”.

Столь же отвратительно и возвращение в класс. Колдуэлл боится. И не зря. Потому что в класс пришел директор школы Зиммерман. Он одновременно и Зевс-громовержец. Стрела Колдуэлла — громоотвод.

Класс ведет себя подло, подыгрывает директору, а Колдуэлл позволяет издеваться над собой.

С огромным трудом учитель заставляет себя продолжить урок. Он делает это увлеченно, талантливо, но его никто не слушает. И герою невольно кажется, что учитель он плохой, и жизнь прожита зря. Вот та реальность, что встает за фантасмагорией мыслей, ощущений, поступков в первой сцене романа.

Раненый Колдуэлл бежит из класса, из школы в гараж Гаммела, где ему вынимают стрелу.

Вокруг еще реалии города Олинджера, — школа, трамвай, склад, ящик из-под кока-колы… Но эти реалии уже вытесняются мифологическими, Колдуэлл уже цокает копытами, при разговоре о современных детях он вспоминает своих учеников — Ахилла, Геракла, Ясона, гараж похож на пещеру, а когда он уходит, вслед ему гогочут циклопы.

Все это напоминает какой-то хаос. Однако и хаосу и страху все-таки противостоит человек.

Вот как скажет об этом учитель, заканчивая тяжелый урок: “Минуту назад, с отточенным кремнем, с тлеющим трутом, с предвкушением смерти появилось новое животное с трагической судьбой, животное…” — зазвенел звонок, по коридорам огромного здания прокатился грохот; дурнота захлестнула Колдуэлла, но он совладал с собой…

Переходы из одного художественного мира в другой у Апдайка не всегда плавны, подчас они головокружительны. Тогда сбивается настройка на одну волну, и все мертвеет, обнажается конструкция, за блистательной сценой видны пыльные задники декораций. Автор сам это чувствует, ведь Питер недаром говорит: “Последнюю грань мне не преодолеть”.

Источник: http://vip-gdz.ru/mif-i-real-nost-v-romane-dzhona-apdajka-kentavr/

Роман Джона Апдайка «Кентавр»

“Если взрослый совсем забудет ребёнка в себе,

Он превратится в машину для еды,

Удовольствия, добывания денег”.

Д. Апдайк

Будем ли мы помнить детство так отчётливо, как сейчас? Какие моменты запомнятся на всю жизнь, а какие навсегда исчезнут из нашей памяти? Может, только через годы смогу понять, как время меняет степень важности происходящего. Об этом думаю я, когда читаю книгу Д. Апдайка “Кентавр”.

В романе художник описывает свой мальчишеский мир. Питер Колдуэлл пытается объяснить возлюбленной, какой он. Молодой человек вспоминает три дня своего детства.

Читайте также:  Краткое содержание платонов любовь к родине или путешествие воробья точный пересказ сюжета за 5 минут

Главный герой воспоминаний – его отец, учитель естествознания Джордж Колдуэлл. Как в “Войне и мире” Л.

Толстой рассказывает о годах молодости декабристов, чтобы объяснить, почему именно эти люди вышли на Сенатскую площадь, так и Д. Апдайк показывает нам истоки жизни героя.

В этих воспоминаниях причудливо переплетаются правда и вымысел, вчера и сегодня, действие из абсолютно реальной школы перемещается на зелёные холмы Олимпа, которым становится городок Олинджер. Мне кажется, что в коридорах любой школы живёт наша буйная фантазия, наши мечты, что и подчёркивает автор.

Джордж Колдуэлл ранен стрелой, выпущенной учеником. Он идёт по коридору, стрела скребет по полу, цокают копыта – и вот перед нами мудрый Хирон, учитель Ахилла, Ясона, Прометея. Он идёт к Гефесту (Гаммелу), чтобы тот помог ему избавиться от стрелы. Вымысел? Но боль-то настоящая! Унижение, которое терпит он от учеников, – настоящее.

А ведь Колдуэлл – прекрасный учитель. Он знает свой предмет, умеет ярко и интересно излагать его, полон доброты к детям, помнит ребёнка в себе.

Питеру приятно слышать одобрительные отзывы мальчишек-старшеклассников о нём, даже перед Зиммерманом сын защищает отца. А сам всё время ловит себя на чувстве стыда.

Тинэйджерам всегда кажется, что родители недалёки, нелепы, делают всё не так, говорят не то.

Джордж смешон в этой дурацкой вязаной шапочке, всегда плохо одет. Питера раздражает, что отец подбирает на зимней дороге бродягу, восхищается им, жалуется на собственное несовершенство, делает ради него крюк в три мили, опаздывает в школу.

Бродяга же не только не благодарит Джорджа, но и крадёт перчатки, подаренные Питером. В ответ на едкое замечание сына он говорит: “Значит, ему они нужнее”. Старший Колдуэлл пытается понять каждого, он доверчив, потому что сам всегда искренен.

А Питер чуть не лопается от злости: ну почему он торопится раскрыть свою душу каждому встречному-поперечному?

Разговоры Джорджа Колдуэлла с учениками так необычны! Он говорит абсолютно искренне, соглашается с их точкой зрения, оправдывает их поступки, а собственную деятельность называет бессмысленной. “Ты, Питер, не беспокойся, что он про твою кожу узнал. Он забудет. Уж кому, как не учителю это знать: люди забывают, что им ни скажи… Никакого следа не остаётся в головах у этих ребят”.

Вот разговор с Дейфендорфом. Питеру кажется, что парень насмешливо смотрит на отца, презирает его за слабохарактерность. Отец признаётся в нелюбви к ученику. А через 14 лет, встретив Дейфендорфа в родном городке, Пит узнаёт, что тот стал учителем.

И тот разговор представляется бывшему ученику совсем иным: “Пит, я часто вспоминаю, что твой отец говорил о призвании учителя. Это нелегко, но ни от чего на свете не получаешь такого удовлетворения”.

И тогда понимаешь, что пытается втолковать нам автор: Джордж Колдуэлл напрасно печалился о своей бесполезной жизни.

Колдуэлл не был счастлив в своей профессии, мучился глупостью учеников, дико боялся громовержца Зевса – директора школы Зиммермана. Дома он тоже не знает покоя.

Дом неуютен, в нём гуляет ветер, не чувствуется теплоты человеческих отношений. А всё-таки понятно: Джордж очень любит сына и жертвует своим счастьем ради его будущего. Жертва эта не напрасна.

Питер (Прометей) принесёт радость людям.

Герои романа Апдайка мучаются, сомневаются, много думают о смысле жизни. Это нормально, потому что чем глупее человек, тем он более склонен возвышать себя и принижать других.

Главный вопрос, который всё время задают в романе и отец Джорджа, и сам Джордж, и Питер: для чего живёт человек? Почему так устроено, что человек живёт, накапливает опыт, умнеет.

И вот когда он уже близок к постижению смысла жизни, он умирает.

Мне кажется, Апдайк хотел, чтобы мы поняли: мы должны работать, искать себя, сомневаться, получать тумаки, быть счастливыми и несчастными, то есть жить. Смысл жизни в ней самой и заключается.

Источник: http://www.sochuroki.com/roman-dzhona-apdajka-kentavr/

Переказ скорочено Кентавр (Джон Апдайк)

Короткий переказ твору Кентавр (Джон Апдайк)

Короткий переказ твору Кентавр (Джон Апдайк)

Дія відбувається в перебігу декількох січневих днів 1947 року в містечку Олинджер, штат Пенсільванія

Перший розділ

Роман починається зі слів «Колдуелл відвернувся, і в ту ж мить кісточку йому пронизала стріла». Клас сміється, а Колдуелл-кентаврові тим часом не до сміху, він відчуває пронизливий біль, яка «зметнулася по тонкій серцевині гомілки, просвердлили звивину коліна і, розростаючись, буяє, ринула у живіт».

Колдуелл – вчитель біології, в той момент, коли в ногу встромилася стріла, він написав на дошці передбачуваний вік землі – 5 мільярдів років. Клас продовжував сміятися, не даючи кентаврові «залишитися з болем наодинці, виміряти її силу, прислухатися, як вона буде завмирати, ретельно препарувати її».

У цей час біль вже «запустила щупальця в череп», і вчителі здалося, що він «величезний птах , Стрепенувшись від сну ». Біль розповсюджувалася далі.

Вона «волохатими лапами тіснила серце і легені, ось вона дібралася до горла, і йому тепер здавалася, ніби мозок його – це шматок м'яса, який він підняв високо на тарілці, рятуючи від хижий зубів». Учні схопилися на сидіння парт і продовжували «травити» вчителя. Він залишає клас.

Поки вчитель бреде по коридору, він вже повністю відчуває себе кентавром, а оперення стріли шкребе по підлозі, роз'ятрюючи рану. Його нудить, голова паморочиться. З класних кімнат доноситься французька мова, урок історії, спів.

Він виходить на свіже повітря, зачіпаючи стрілою сходинки. Він прямує в гараж Гаммела. Перш Гаммел був членом шкільної ради, а його молода рудоволоса жінка Віра досі викладає там фізкультуру дівчаткам. Багато вчителів і учні – клієнти цього гаража. Старшокласники лагодять тут свій порваний машини, а молодші школярі накачують баскетбольні м'ячі.

Кентавр показує Гаммелу стрілу, що стирчала з ноги. Механік говорить, що вона сталева і пройшла наскрізь. Він пробує розрізати її різаком, але вона виявляється не порожнистої, як він думав. Він розпалює стрілу ацетиленового пальником.

Механік і його помічник остуджують стрілу ганчіркою, перш ніж витягти. Гаммел нюхає наконечник, боячись, як би він не був отруєний. Колдуелл запитує, скільки з нього і каже, що спізнюється на урок, що директор з нього «голову зніме».

Гаммел каже, що радий був допомогти, грошей не візьме і що не кожен день доводиться перерізати стрілу в нозі. Колдуелл наполягає на оплаті, але Гаммел говорить, що, за словами його дружини, він «один з небагатьох, хто не отруює їй життя».

Колдуелл дякує механіка і нарікає на себе за те, що «не вміє подякувати людини по справжньому. Все життя прожив у цьому місті, прив'язався до тутешніх людей, а сказати не наважується ».

Механік віддає вчителю стрілу, наконечник Колдуелл ще раніше поклав у кишеню.

Механік радить розповісти про цю подію директорові школи Зіммерманн, але вчитель говорить «Самі поскаржтеся, може, вас він послухає».

Гаммел просить передати привіт дружині вчителя Хассі, і питає, чи не набридло Колдуелл кожен день їздити на роботу з передмістя, але вчитель навіть радий цьому, тому як по дорозі він має можливість поговорити з сином, тоді як, коли вони жили в місті, він «майже не бачив» сина.

Колдуелл переїхали на ферму в 10 милях від Олинджер. Тоді автомобіль став їм просто необхідний, і Гаммел підшукав їм старий «бюїк» за низькою ціною (375 $).

Колдуелл відчуває, що спізнюється, ще раз пропонує гроші, але коли механік відмовляється, вчитель думає: «Ці олінджеровскіе аристократи завжди так. Грошей ні за що не приймуть, зате люблять приймати зарозумілий тон. Нав'яжуть послугу і відчувають себе богами ».

Тут підмайстри-механіки загелготали, вказуючи на підлогу, слід від черевика Колдуелла просочений кров'ю. Гаммел радить сходити до лікаря, але Колдуелл каже, що сходить краще на перерві. «Думка про отруту не залишала його. Рана очиститься ».

Він повертається до школи, виразно кульгаючи, щоб показати своєму колезі Фолу, виглядає з вікна, чому він не в класі.

Він вибирає шлях через підземний хід, боячись йти повз кабінету Зіммермана. Він обертає подивитися, чи не залишилися криваві сліди, так і є: тепер йому доведеться вибачатися перед прибиральниками.

Він йде через кафетерій, де куховарка махає йому рукою, він радіє, махає у відповідь.

Йому завжди приємно в компанії простих людей, таких, які були навколо нього за часів його дитинства, в Нью-Джерсі, де його батько служив бідним священиком у бідному приході.

Підніметься по сходах, йде повз жіночої роздягальні. Він згадує про полуреальном зустрічі з Вірою (Венерою). Вона вийшла з душу в одному рушнику і попросила Хірона розповісти про всі богів, і над кожним вона сміялася, зводячи до звичайних людей:

«Посейдон – володар Білогриве моря» – «Старий недоумкуватий матрос. Він фарбує волосся в синій колір. Від його бороди смердить тухлою рибою. У нього цілий скриню африканських порнографічних картинок. Мати його була негритянка – білки очей його видають »

Вона нагадала Хирону, що він був зачатий, коли Крон в кінському обличчі опанував Філіри. Після народження напівлюдини-полукони, Філіра, соромлячись його, вблагала богів перетворити її в липу.

Хірон згадує, як він, «волохатий і слизький клубок, покинутий, сповнений жахом» лежав на острівці, не більше сотні кроків у довжину під відкритим небом, як зробив він, будучи юнаків, приходив дивитися на липи, намагаючись відтворити образ матері.

Йому майже здавалося, що в шумі і дотику гілок він відчуває радість бачити

Сторінки: 1 2 3 4 5 6 7 8

Источник: http://referatu.net.ua/referats/7526/143024

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector