Краткое содержание беккет в ожидании годо точный пересказ сюжета за 5 минут

В ожидании годо

Краткое содержание Беккет В ожидании Годо точный пересказ сюжета за 5 минут

Эстрагон сидит на холмике и безуспешно пытается стащить с ноги башмак. Входит Владимир и говорит, что рад возвращению Эстрагона: он уж думал, что тот исчез навсегда. Эстрагон и сам так думал. Он провёл ночь в канаве, его били — он даже не заметил кто. Владимир рассуждает о том, что трудно все это вынести в одиночку.

Надо было думать раньше, если бы они давным-давно, ещё в девяностые годы, бросились с Эйфелевой башни вниз головой, то были бы среди первых, а теперь их даже наверх не пустят. Владимир снимает шляпу, трясёт её, но из неё ничего не выпадает. Владимир замечает, что, видно, дело не в башмаке: просто у Эстрагона такая нога.

Владимир задумчиво изрекает, что один из разбойников был спасён, и предлагает Эстрагону покаяться. Он вспоминает Библию и удивляется, что из четырёх евангелистов только один говорит о спасении разбойника, и все почему-то верят ему.

Эстрагон предлагает уйти, но Владимир считает, что уходить нельзя, ведь они ждут Годо, и если он не придёт сегодня, то надо будет ждать его здесь завтра Годо обещал прийти в субботу. Эстрагон и Владимир уже не помнят, ждали ли они Годо вчера, не помнят, суббота сегодня или какой-то другой день.

Эстрагон задрёмывает, но Владимиру сразу становится одиноко, и он будит товарища. Эстрагон предлагает повеситься, но они никак не могут решить, кому вешаться первым, и в конце концов решают ничего не делать, ибо так безопаснее. Они подождут Годо и узнают его мнение.

Они никак не могут вспомнить, о чем они просили Годо, кажется, они обращали к нему что-то вроде неопределённой мольбы. Годо ответил, что он должен подумать, посоветоваться с семьёй, списаться кое с кем, порыться в литературе, свериться с банковскими счетами и только после этого принять решение.

Продолжение после рекламы:

Слышен пронзительный вопль. Владимир и Эстрагон, прижавшись друг к другу, замирают от страха. Входит Лаки с чемоданом, складным стулом, корзиной с едой и пальто; вокруг шеи у него верёвка, конец которой держит Поццо. Поццо щёлкает кнутом и погоняет Лаки, браня его на чем свет стоит. Эстрагон робко спрашивает Поццо, не Годо ли он, но Поццо даже не знает, кто такой Годо.

Поццо путешествует один и рад встретить себе подобных, то есть тех, кто сотворён по образу и подобию Божьему. Он не может долго обходиться без общества. Решив сесть, он велит Лаки подать стул. Лаки ставит на землю чемодан и корзину, подходит к Поццо, раскладывает стул, затем отходит и снова берет в руки чемодан и корзину. Поццо недоволен: стул надо поставить ближе.

Лаки снова ставит чемодан и корзину, подходит, переставляет стул, затем снова берет в руки чемодан и корзину. Владимир и Эстрагон недоумевают: почему Лаки не поставит вещи на землю, зачем он все время держит их в руках? Поццо принимается за еду. Съев цыплёнка, он бросает на землю его кости и раскуривает трубку. Эстрагон робко спрашивает, нужны ли ему кости.

Поццо отвечает, что они принадлежат носильщику, но если Лаки от них откажется, Эстрагон может их взять. Поскольку Лаки молчит, Эстрагон подбирает кости и начинает их грызть. Владимир возмущается жестокостью Поццо: разве можно так обращаться с человеком? Поццо, не обращая внимания на их осуждение, решает выкурить ещё одну трубку.

Владимир и Эстрагон хотят уйти, но Поццо приглашает их остаться, ведь иначе они не встретятся с Годо, которого так ждут.

Эстрагон пытается выяснить у Поццо, почему Лаки не ставит свои чемоданы. После того как он несколько раз повторяет свой вопрос, Поццо наконец отвечает, что Лаки имеет право поставить тяжёлые вещи на землю, и коль скоро он этого не делает, значит, он этого не хочет. Вероятно, он надеется разжалобить Поццо, чтобы Поццо его не прогонял.

Толку от Лаки как от козла молока, с работой он не справляется, вот Поццо и решил от него избавиться, но по доброте душевной, вместо того чтобы просто вышвырнуть Лаки, он ведёт его на ярмарку в надежде получить за него хорошую цену. Поццо считает, что лучше всего было бы убить Лаки. Лаки плачет.

Эстрагон жалеет его и хочет утереть ему слезы, но Лаки изо всей силы пинает его ногой. Эстрагон плачет от боли. Поццо замечает, что Лаки перестал плакать, а Эстрагон начал, так что количество слез в мире всегда остаётся неизменным.

Так же и со смехом Поццо говорит, что всем этим замечательным вещам его научил Лаки, ведь они вместе уже шестьдесят лет. Он велит Лаки снять шляпу. Под шляпой у Лаки длинные седые волосы. Когда сам Поццо снимает шляпу, то оказывается, что он совершенно лыс. Поццо рыдает, говоря, что не может идти с Лаки, не может его больше выносить.

Владимир укоряет Лаки за то, что тот истязает такого доброго хозяина. Поццо успокаивается и просит Владимира и Эстрагона забыть все, что он им говорил. Поццо произносит напыщенную речь о красоте сумерек. Эстрагону и Владимиру скучно. Чтобы их развлечь, Поццо готов приказать Лаки спеть, сплясать, продекламировать или подумать.

Эстрагон хочет, чтобы Лаки сплясал, а потом подумал. Лаки пляшет, затем думает вслух. Он произносит длинный научно-заумный монолог, лишённый всякого смысла. Наконец Поццо и Лаки уходят. Эстрагон тоже хочет уйти, но Владимир останавливает его: ведь они ждут Годо.

Приходит мальчик и говорит, что Годо просил передать, что сегодня он не придёт, но обязательно придёт завтра. Наступает ночь. Эстрагон решает не носить больше свои башмаки, пусть лучше их возьмёт кто-нибудь, кому они впору. А он будет ходить босиком, как Христос. Эстрагон пытается вспомнить, сколько лет они знакомы с Владимиром.

Владимир считает, что лет пятьдесят. Эстрагон вспоминает, как он однажды бросился в Рону, а Владимир его выловил, но Владимир не хочет ворошить прошлое. Они думают, не расстаться ли им, но решают, что пока не стоит. «Ну что, пойдём?» — говорит Эстрагон. «Пойдём», — отвечает Владимир. Оба не двигаются с места.

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

Следующий день. Тот же час. То же место, но на дереве, накануне совсем голом, появилось несколько листьев. Входит Владимир, рассматривает стоящие посреди сцены башмаки Эстрагона, потом напряжённо вглядывается в даль. Когда появляется босой Эстрагон, Владимир радуется его возвращению и хочет обнять его.

Поначалу тот не подпускает его к себе, но вскоре смягчается, и они бросаются друг другу в объятия. Эстрагона снова били. Владимир жалеет его. Им лучше поодиночке, но все же они каждый день приходят сюда и убеждают себя, что рады видеть друг друга. Эстрагон спрашивает, чем им заняться, раз они так рады. Владимир предлагает ждать Годо.

Со вчерашнего дня многое изменилось: на дереве появились листья. Но Эстрагон не помнит, что было вчера, он не помнит даже Поццо и Лаки. Владимир и Эстрагон решают поговорить спокойно, раз уж они не умеют молчать. Болтовня самое подходящее занятие, чтобы не думать и не слушать.

Им чудятся какие-то глухие голоса, и они долго обсуждают их, потом решают начать все сначала, но начать — самое трудное, и хотя начинать можно с чего угодно, надо все-таки выбрать, с чего именно. Отчаиваться рано. Вся беда в том, что мысли все равно одолевают. Эстрагон уверен, что вчера они с Владимиром здесь не были.

Они были в какой-то другой дыре и весь вечер болтали о том о сём и продолжают болтать который год. Эстрагон говорит, что стоящие на сцене башмаки — не его, они совсем другого цвета. Владимир предполагает, что кто-то, кому жали башмаки, взял башмаки Эстрагона, а свои оставил. Эстрагон никак не может понять, зачем кому-то его башмаки, ведь они тоже жали.

«Тебе, а не ему», — объясняет Владимир. Эстрагон пытается разобраться в словах Владимира, но безуспешно. Он устал и хочет уйти, но Владимир говорит, что нельзя уходить, надо ждать Годо.

Владимир замечает шляпу Лаки, и они с Эстрагоном надевают по очереди все три шляпы, передавая их друг другу: свои собственные и шляпу Лаки. Они решают поиграть в Поццо и Лаки, но вдруг Эстрагон замечает, что кто-то идёт. Владимир надеется, что это Годо, но тут оказывается, что с другой стороны тоже кто-то идёт.

Боясь, что они окружены, друзья решают спрятаться, но никто не приходит: вероятно, Эстрагону просто показалось. Не зная, чем заняться, Владимир и Эстрагон то ссорятся, то мирятся. Входят Поццо и Лаки. Поццо ослеп. Лаки несёт те же вещи, но теперь верёвка короче, чтобы Поццо было легче идти за Лаки. Лаки падает, увлекая за собой Поццо.

Лаки засыпает, а Поццо пытается встать, но не может. Понимая, что Поццо в их власти, Владимир и Эстрагон обдумывают, на каких условиях стоит ему помочь. Поццо обещает за помощь сто, потом двести франков. Владимир пытается его поднять, но сам падает. Эстрагон готов помочь Владимиру подняться, если после этого они уйдут отсюда и не вернутся.

Эстрагон пытается поднять Владимира, но не может удержаться на ногах и тоже падает. Поццо отползает в сторону. Эстрагон уже не помнит, как его зовут, и решает называть его разными именами, пока какое-нибудь не подойдёт. «Авель!» — кричит он Поццо. В ответ Поццо зовёт на помощь. «Каин!» — кричит Эстрагон Лаки.

Но отзывается снова Поццо и снова зовёт на помощь. «В одном — все человечество», — поражается Эстрагон. Эстрагон и Владимир встают. Эстрагон хочет уйти, но Владимир напоминает ему, что они ждут Годо. Подумав, они помогают Поццо встать. Он не стоит на ногах, и им приходится поддерживать его.

Глядя на закат, они долго спорят, вечер сейчас или утро, закат это или восход. Поццо просит разбудить Лаки. Эстрагон осыпает Лаки градом ударов, тот встаёт и собирает поклажу. Поццо и Лаки собираются идти. Владимир интересуется, что у Лаки в чемодане и куда они направляются. Поццо отвечает, что в чемодане песок, и они идут дальше.

Владимир просит Лаки спеть перед уходом, но Поццо утверждает, что Лаки немой. «Давно ли?» — удивляется Владимир. Поццо теряет терпение. Почему его терзают вопросами о времени? Давно, недавно… Все происходит в один прекрасный день, похожий на все остальные. В один день мы родились и умрём в тот же день, в ту же секунду. Поццо и Лаки уходят.

За сценой слышен грохот: видно, они снова упали. Эстрагон задрёмывает, но Владимиру становится одиноко и он будит Эстрагона.

Владимир не может понять, где сон, где явь: может быть, на самом деле он спит? И когда завтра он проснётся или ему покажется, что он проснулся, что он будет знать о сегодняшнем дне, кроме того, что они с Эстрагоном до самой ночи ждали Годо? Приходит мальчик. Владимиру кажется, что это тот же самый мальчик, который приходил вчера, но мальчик говорит, что пришёл впервые. Годо просил передать, что сегодня не придёт, но завтра придёт обязательно.

Эстрагон и Владимир хотят повеситься, но у них нет крепкой верёвки. Завтра они принесут верёвку и, если Годо снова не придёт, повесятся. Они решают разойтись на ночь, чтобы утром вернуться и снова ждать Годо. «Идём», — говорит Владимир. «Да, Пошли», — соглашается Эстрагон. Оба не трогаются с места.

Источник: https://briefly.ru/bekket/v_ozhidanii_godo/

Краткое содержание «В ожидании Годо» Сэмюэля Беккета

Пьесса Сэмюэля Беккета «В ожидании Годо» была написана в период с 1948 по 1949 года. Она повествует о Владимире (Диди) и Эсрагоне (Гого), которые как бы стоят на одном месте в ожидании некоего Годо. Встреча с ним, как они считают, оградит их от зла этого мира и внесет в их жизни хоть немного смысла.

Эстрагон расположился на небольшом холме, там он стягивает с себя башмак. Владимир раз, что он вернулся, ведь он уже никак не рассчитывал встретить его.

И сам Эстрагон уже подумывал о том, что у него не получится вернуться, ведь кто-то избил его и он провалялся в одной из канав. Услышав это, Владимир задумался о том, что одному такое пережить трудно.

Надо было давно прыгнуть с главной парижской башни, а сейчас их уже за такое и не возьмут наверх.

Эстрагон постоянно хочет куда-нибудь уйти, но Владимир не отпускает его, вспоминая при этом библейские сюжеты. Он говорит, о том, что они должны быть тут, так как их участь ждать Годо, который может прийти тогда, когда ему вздумается, хотя он обещал появиться в субботу. Главные герои уже и не помнят, сколько времени они провели в ожидании.

Эстрагон задремал, но его товарищ Владимир не собирается скучать один и будит его с предложением повеситься. В итоге им сложно определиться, кто это сделает первым, и поэтому отодвигают эту идею в сторону.

Вот придет их советчик и решит все, тем более они не помнят, с какой просьбой они к нему обращались. Годо сказал, что должен хорошо все обдумать и при необходимости посоветоваться с близкими.

Только тогда он примет решение.

Следующая картина представляет читателю Лаки, у него на шее веревка, за которую его ведет Поццо. Последний в свою очередь ругается и шлепает Лаки кнутом. Эстрагон пытается выяснить кто из них Годо, но когда понимает что его тут не нет, узнает не видели ли его. Поццо бродит по свету один и всегда радуется встрече хоть с кем-то.

Решив передохнуть, он приказывает Лаки установить стул, тот повинуется, но Поццо недоволен и ругает его, что тот слишком далеко празместил стул. Поццо кушает, а кости кидает на пол, Эстрагон интересуется нужны ли косточки. Он говорит, что это собственность Лаки и если тот откажется, то их можно забрать. Лаки же молчит, и Эстрагону достаются кости.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов александра солженицына за 2 минуты

Владимира возмущает поведение Паццо, как только можно с ним разговаривать? Паццо молчит и решает сделать перекур. Друзья хотят уйти, но как же Годо, которого они так долго ждут?

Эстрагона мучает вопрос, от чего Лаки постоянно с чемоданами. Хотя тот кажется довольным. Скорее всего, он просто хочет, чтобы Поццо его не бросал, но тот считает, что от Лаки нет никакого толка и поэтому он хочет продать помощника, хотя убить его куда более правильное решение.

Лаки плачет, его старается успокоить Эстрагон, но получает за это пинок ногой.

Теперь слезы льются из глаз Эстрагона, а Поццо замечает, что слезы неизменны, как и все смешное, а еще он утверждает, что всему этому его научил Лаки.

Беседа о высоком переходит в речь Поццо о сумрачной красоте, он пытается всеми силами развлечь главных героев, ждущих Годо. Наконец, гости покидают главных героев. Те же, остаются ждать.

Появляется мальчик с известием, что Годо не придет и просит подождать его до завтра. Ночью Эстрагон решается не надевать больше башмаки и как Иисус пройти путь босиком. Друзья вспоминают о том, на протяжении какого времени они уже вместе. Слишком много, может пора расстаться? Но потом сходятся, что пока еще не стоит.

Наступивший день не приносит ничего нового в жизни главных героев, снова встреча на том же месте. Эстрагона опять били. Когда друзья встречаются, то им ничего не остается, как обняться. И снова они начинают отсчет времени д появления Годо. Со вчера многое поменялось, на деревьях появились листики. Эстрагон совсем потерял память, даже про Поццо и Лаки он благополучно забыл.

Герои решают поговорить, чтобы их не одолели мысли. Но это невозможно. Эстрагон не понимает, что он вчера был на этом же месте, а еще он потерял башмаки и думает что кто-то их унес. Но хоть свои здесь оставили. И снова все повторяется он пытается уйти, но Владимир тверд в намерении дождаться Годо.

От безделья Владимир и Эстрагон постоянно ругаются, а затем мирятся.Снова появляются Лаки и Поццо, который ослеп. Он падает, все пытаются ему помочь, но вместо этого все заваливаются на пол. Поццо хочет уйти, просит разбудить, заснувшего Лаки. Владимир пытается узнать, куда идут путники, но Поццо заявляет, что Лаки глухой.

Владимир находится в прострации, ему трудно отличить, где сон, а где явь. Только одно известно наверняка, что они в ожидании кого-то по имени Годо.

Приходит вчерашний ребенок. Но он утверждает, что ни был тут раньше и не приносил известия.

Владимир и Эстрагон хотят затянуть на своих шеях петли, но вот незадача, веревки нет. Завтра они поищут ее, и если Годо снова бросит их одних, обязательно повесятся. После принятого решения, они решают разойтись, но застывают на том же месте.

(1 votes, average: 5,00

Источник: http://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-v-ozhidanii-godo-semyuelya-bekketa.html

«В ожидании Годо»: описание пьесы, сюжет и постановки

«В ожидании Годо» — пьеса Сэмюэля Беккета.

Немного об авторе

Многие исследователи театра XX в. ведут родословную новой его ветви с 5 января 1953 года, когда в парижском театре «Бабилон» состоялась премьера пьесы Беккета «В ожидании Годо» в постановке соратника Антонена Арто и Жана-Луи Барро, режиссера Роже Блена. Текст пьесы был опубликован в 1952 г. еще до премьеры, что является для Франции случаем весьма редким.

Но издательство «Ле эдитьон де минюи» уже опубликовало к тому времени два романа обосновавшегося с 1937 г. во Франции ирландского писателя («Мэрфи» 1947 г. и «Моллой» 1951 г.) и вознамерилось издавать все, что выйдет из-под его пера, увидев в нем талантливого продолжателя Кафки и Джойса. С последним Беккет был к тому же хорошо знаком и переводил его на французский.

Надо сказать, что издательские эксперты очень точно определили масштаб личности и таланта нового автора. В 1969 г. С. Беккет был удостоен Нобелевской премии по литературе. Посвятив себя почти исключительно драматургическому творчеству, писатель стал самым знаменитым (наряду с Э.

Ионеско) автором «театра абсурда», как определил это явление в конце 50-х известный английский критик Мартин Эсслин.

Завоевание «театром абсурда» мировой сцены, поначалу скандальное, а затем триумфальное, обеспечило автору славу «классика XX столетия». Пьеса «В ожидании Годо» была признана одним из его шедевров.

Сюжет и герои

В двухактной пьесе, почти лишенной внешнего действия, всего четыре персонажа. Главные герои, Владимир и Эстрагон, ждут некоего господина Годо, который должен разрешить все их проблемы.

Они одиноки и беспомощны, бесприютны и голодны; страх и отчаяние перед перспективой и дальше влачить жалкое существование не раз возвращает их к мысли о самоубийстве. Ежедневно они приходят утром на условленное место встречи и каждый вечер уходят ни с чем.

Тут они знакомятся с Поццо и Лакки, модель взаимоотношений которых (один все решает, другой беспрекословно подчиняется) может вероятно служить прообразом того, что ждет Владимира и Эстрагона, когда придет Годо. Но пьеса заканчивается новой «невстречей».

Как и Метерлинка, Беккета мало занимает внешний сюжет. Он передает состояние души, в которой даже в самые отчаянные минуты живет надежда и ожидание перемен.

«В ожидании Годо» (даже названием) перекликается с «театром ожидания» Метерлинка, и, так же как в финале знаменитой драмы Метерлинка «Слепые», нам не дано узнать, кто пришел за ними, так и у Беккета Годо не появится, оставшись недосягаемым для героев и для зрителей, а критиков повергнув в бесконечные споры о том, что этот, не облеченный в плоть и кровь, персонаж символизирует.

История создания «В ожидании Годо»

Поначалу Беккет писал свою первую пьесу как отклик на вполне конкретные события: участвуя во время войны вместе с женой во французском Сопротивлении, он вынужден был скрываться от нацистов. Мотив ожидания, бесконечные разговоры в дни вынужденного самозаточения, становились содержанием драматического произведения, одним из двух центральных персонажей которого была (как и в жизни) женщина.

Постепенно отбрасывая все конкретные детали, писатель развил ситуацию и мироощущение, связанные с определенными временными условиями, и перенес их на экзистенциальные проблемы. Так родилось одно из самых трагически-пронзительных произведений литературы XX в., в котором, несмотря ни на что, теплится надежда. Недаром Беккет говорил, что ключевые для его творчества слова — «может быть, возможно».

Постановки

Неопределенность места и времени действия, открытость финалов почти всех пьес Беккета, казалось, предоставляют их постановщикам простор для игры воображения. Но драматург столь точен и определен в своих ремарках, что свобода действий режиссера всегда оказывается ограниченной жесткими рамками.

Образная выразительность, закрепленная авторской волей, такова, что фотографии сцен из спектаклей, поставленных по пьесам Беккета, в разных странах, в разные годы, дают возможность сразу же узнать — даже если подписи под ними отсутствуют,— о какой пьесе идет речь.

Например, пустынный пейзаж с одиноким деревом и двумя мужчинами под ним — «В ожидании Годо», или засыпанная по талию песком женщина в кокетливой шляпке, да еще с зонтиком над головой — «О, прекрасные дни».

(Тем поразительнее «смелость» русского перевода «В ожидании Годо», где жанр, определенный автором нейтрально «пьеса», превратился в «трагикомедию».) Лишь небольшому количеству режиссеров удается, следуя за Беккетом, проявить свою творческую индивидуальность.

После эталонной постановки Блена, наиболее заметным явлением стал спектакль чешского режиссера Оттомара Крейчи, поставившего «В ожидании Годо» в 1979 г. с прекрасными французскими актерами, Жоржем Вильсоном, Мишелем Буке, Рюфюсом, Андре Бюртоном.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. – М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: http://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/v_ozhidanii_godo_opisanie_pesy_sjuzhet_i_postanovki/62-1-0-1224

Краткое содержание В ожидании Годо Беккет

Эстрагон сидит на холмике и безуспешно пытается стащить с ноги башмак. Входит Владимир и говорит, что рад возвращению Эстрагона: он уж думал, что тот исчез навсегда. Эстрагон и сам так думал. Он провел ночь в канаве, его били – он даже не заметил кто. Владимир рассуждает о том, что трудно все это вынести в одиночку.

Надо было думать раньше, если бы они давным-давно, еще в девяностые годы, бросились с Эйфелевой башни вниз головой, то были бы среди первых, а теперь их даже наверх не пустят. Владимир снимает шляпу, трясет ее, но из нее ничего не выпадает. Владимир замечает, что, видно, дело не в башмаке: просто у Эстрагона такая нога.

Владимир задумчиво изрекает, что один из разбойников был спасен, и предлагает Эстрагону покаяться. Он вспоминает Библию и удивляется, что из четырех евангелистов только один говорит о спасении разбойника, и все почему-то верят ему.

Эстрагон предлагает уйти, но Владимир считает, что уходить нельзя, ведь они ждут Годо, и если он не придет сегодня, то надо будет ждать его здесь завтра Годо обещал прийти в субботу. Эстрагон и Владимир уже не помнят, ждали ли они Годо вчера, не помнят, суббота сегодня или какой-то другой день.

Эстрагон задремывает, но Владимиру сразу становится одиноко, и он будит товарища. Эстрагон предлагает повеситься, но они никак не могут решить, кому вешаться первым, и в конце концов решают ничего

не делать, ибо так безопаснее. Они подождут Годо и узнают его мнение. Они никак не могут вспомнить, о чем они просили Годо, кажется, они обращали к нему что-то вроде неопределенной мольбы. Годо ответил, что он должен подумать, посоветоваться с семьей, списаться кое с кем, порыться в литературе, свериться с банковскими счетами и только после этого принять решение.

Слышен пронзительный вопль. Владимир и Эстрагон, прижавшись друг к другу, замирают от страха. Входит Лаки с чемоданом, складным стулом, корзиной с едой и пальто; вокруг шеи у него веревка, конец которой держит Поццо. Поццо щелкает кнутом и погоняет Лаки, браня его на чем свет стоит. Эстрагон робко спрашивает Поццо, не Годо ли он, но Поццо даже не знает, кто такой Годо.

Поццо путешествует один и рад встретить себе подобных, то есть тех, кто сотворен по образу и подобию Божьему. Он не может долго обходиться без общества. Решив сесть, он велит Лаки подать стул. Лаки ставит на землю чемодан и корзину, подходит к Поццо, раскладывает стул, затем отходит и снова берет в руки чемодан и корзину. Поццо недоволен: стул надо поставить ближе.

Лаки снова ставит чемодан и корзину, подходит, переставляет стул, затем снова берет в руки чемодан и корзину. Владимир и Эстрагон недоумевают: почему Лаки не поставит вещи на землю, зачем он все время держит их в руках? Поццо принимается за еду. Съев цыпленка, он бросает на землю его кости и раскуривает трубку. Эстрагон робко спрашивает, нужны ли ему кости.

Поццо отвечает, что они принадлежат носильщику, но если Лаки от них откажется, Эстрагон может их взять. Поскольку Лаки молчит, Эстрагон подбирает кости и начинает их грызть. Владимир возмущается жестокостью Поццо: разве можно так обращаться с человеком? Поццо, не обращая внимания на их осуждение, решает выкурить еще одну трубку.

Владимир и Эстрагон хотят уйти, но Поццо приглашает их остаться, ведь иначе они не встретятся с Годо, которого так ждут.

Эстрагон пытается выяснить у Поццо, почему Лаки не ставит свои чемоданы. После того как он несколько раз повторяет свой вопрос, Поццо наконец отвечает, что Лаки имеет право поставить тяжелые вещи на землю, и коль скоро он этого не делает, значит, он этого не хочет. Вероятно, он надеется разжалобить Поццо, чтобы Поццо его не прогонял.

Толку от Лаки как от козла молока, с работой он не справляется, вот Поццо и решил от него избавиться, но по доброте душевной, вместо того чтобы просто вышвырнуть Лаки, он ведет его на ярмарку в надежде получить за него хорошую цену. Поццо считает, что лучше всего было бы убить Лаки. Лаки плачет.

Эстрагон жалеет его и хочет утереть ему слезы, но Лаки изо всей силы пинает его ногой. Эстрагон плачет от боли. Поццо замечает, что Лаки перестал плакать, а Эстрагон начал, так что количество слез в мире всегда остается неизменным.

Так же и со смехом Поццо говорит, что всем этим замечательным вещам его научил Лаки, ведь они вместе уже шестьдесят лет. Он велит Лаки снять шляпу. Под шляпой у Лаки длинные седые волосы. Когда сам Поццо снимает шляпу, то оказывается, что он совершенно лыс. Поццо рыдает, говоря, что не может идти с Лаки, не может его больше выносить.

Читайте также:  Краткое содержание произведений маяковского за 2 минуты

Владимир укоряет Лаки за то, что тот истязает такого доброго хозяина. Поццо успокаивается и просит Владимира и Эстрагона забыть все, что он им говорил. Поццо произносит напыщенную речь о красоте сумерек. Эстрагону и Владимиру скучно. Чтобы их развлечь, Поццо готов приказать Лаки спеть, сплясать, продекламировать или подумать.

Эстрагон хочет, чтобы Лаки сплясал, а потом подумал. Лаки пляшет, затем думает вслух. Он произносит длинный научно-заумный монолог, лишенный всякого смысла. Наконец Поццо и Лаки уходят. Эстрагон тоже хочет уйти, но Владимир останавливает его: ведь они ждут Годо.

Приходит мальчик и говорит, что Годо просил передать, что сегодня он не придет, но обязательно придет завтра. Наступает ночь. Эстрагон решает не носить больше свои башмаки, пусть лучше их возьмет кто-нибудь, кому они впору. А он будет ходить босиком, как Христос. Эстрагон пытается вспомнить, сколько лет они знакомы с Владимиром.

Владимир считает, что лет пятьдесят. Эстрагон вспоминает, как он однажды бросился в Рону, а Владимир его выловил, но Владимир не хочет ворошить прошлое. Они думают, не расстаться ли им, но решают, что пока не стоит. “Ну что, пойдем?” – говорит Эстрагон. “Пойдем”, – отвечает Владимир. Оба не двигаются с места.

Следующий день. Тот же час. То же место, но на дереве, накануне совсем голом, появилось несколько листьев. Входит Владимир, рассматривает стоящие посреди сцены башмаки Эстрагона, потом напряженно вглядывается в даль. Когда появляется босой Эстрагон, Владимир радуется его возвращению и хочет обнять его.

Поначалу тот не подпускает его к себе, но вскоре смягчается, и они бросаются друг другу в объятия. Эстрагона снова били. Владимир жалеет его. Им лучше поодиночке, но все же они каждый день приходят сюда и убеждают себя, что рады видеть друг друга. Эстрагон спрашивает, чем им заняться, раз они так рады. Владимир предлагает ждать Годо.

Со вчерашнего дня многое изменилось: на дереве появились листья. Но Эстрагон не помнит, что было вчера, он не помнит даже Поццо и Лаки. Владимир и Эстрагон решают поговорить спокойно, раз уж они не умеют молчать. Болтовня самое подходящее занятие, чтобы не думать и не слушать.

Им чудятся какие-то глухие голоса, и они долго обсуждают их, потом решают начать все сначала, но начать – самое трудное, и хотя начинать можно с чего угодно, надо все-таки выбрать, с чего именно. Отчаиваться рано. Вся беда в том, что мысли все равно одолевают. Эстрагон уверен, что вчера они с Владимиром здесь не были.

Они были в какой-то другой дыре и весь вечер болтали о том о сем и продолжают болтать который год. Эстрагон говорит, что стоящие на сцене башмаки – не его, они совсем другого цвета. Владимир предполагает, что кто-то, кому жали башмаки, взял башмаки Эстрагона, а свои оставил. Эстрагон никак не может понять, зачем кому-то его башмаки, ведь они тоже жали.

“Тебе, а не ему”, – объясняет Владимир. Эстрагон пытается разобраться в словах Владимира, но безуспешно. Он устал и хочет уйти, но Владимир говорит, что нельзя уходить, надо ждать Годо.

Владимир замечает шляпу Лаки, и они с Эстрагоном надевают по очереди все три шляпы, передавая их друг другу: свои собственные и шляпу Лаки. Они решают поиграть в Поццо и Лаки, но вдруг Эстрагон замечает, что кто-то идет. Владимир надеется, что это Годо, но тут оказывается, что с другой стороны тоже кто-то идет.

Боясь, что они окружены, друзья решают спрятаться, но никто не приходит: вероятно, Эстрагону просто показалось. Не зная, чем заняться, Владимир и Эстрагон то ссорятся, то мирятся. Входят Поццо и Лаки. Поццо ослеп. Лаки несет те же вещи, но теперь веревка короче, чтобы Поццо было легче идти за Лаки. Лаки падает, увлекая за собой Поццо.

Лаки засыпает, а Поццо пытается встать, но не может. Понимая, что Поццо в их власти, Владимир и Эстрагон обдумывают, на каких условиях стоит ему помочь. Поццо обещает за помощь сто, потом двести франков. Владимир пытается его поднять, но сам падает. Эстрагон готов помочь Владимиру подняться, если после этого они уйдут отсюда и не вернутся.

Эстрагон пытается поднять Владимира, но не может удержаться на ногах и тоже падает. Поццо отползает в сторону. Эстрагон уже не помнит, как его зовут, и решает называть его разными именами, пока какое-нибудь не подойдет. “Авель!” – кричит он Поццо. В ответ Поццо зовет на помощь. “Каин!” – кричит Эстрагон Лаки.

Но отзывается снова Поццо и снова зовет на помощь. “В одном – все человечество”, – поражается Эстрагон. Эстрагон и Владимир встают. Эстрагон хочет уйти, но Владимир напоминает ему, что они ждут Годо. Подумав, они помогают Поццо встать. Он не стоит на ногах, и им приходится поддерживать его.

Глядя на закат, они долго спорят, вечер сейчас или утро, закат это или восход. Поццо просит разбудить Лаки. Эстрагон осыпает Лаки градом ударов, тот встает и собирает поклажу. Поццо и Лаки собираются идти. Владимир интересуется, что у Лаки в чемодане и куда они направляются. Поццо отвечает, что в чемодане песок, и они идут дальше.

Владимир просит Лаки спеть перед уходом, но Поццо утверждает, что Лаки немой. “Давно ли?” – удивляется Владимир. Поццо теряет терпение. Почему его терзают вопросами о времени? Давно, недавно… Все происходит в один прекрасный день, похожий на все остальные. В один день мы родились и умрем в тот же день, в ту же секунду. Поццо и Лаки уходят.

За сценой слышен грохот: видно, они снова упали. Эстрагон задремывает, но Владимиру становится одиноко и он будит Эстрагона.

Владимир не может понять, где сон, где явь: может быть, на самом деле он спит? И когда завтра он проснется или ему покажется, что он проснулся, что он будет знать о сегодняшнем дне, кроме того, что они с Эстрагоном до самой ночи ждали Годо? Приходит мальчик. Владимиру кажется, что это тот же самый мальчик, который приходил вчера, но мальчик говорит, что пришел впервые. Годо просил передать, что сегодня не придет, но завтра придет обязательно.

Эстрагон и Владимир хотят повеситься, но у них нет крепкой веревки. Завтра они принесут веревку и, если Годо снова не придет, повесятся. Они решают разойтись на ночь, чтобы утром вернуться и снова ждать Годо. “Идем”, – говорит Владимир. “Да, Пошли”, – соглашается Эстрагон. Оба не трогаются с места.

Вариант 2

У дерева вблизи от деревни на дороге сидит Эстрагон и безрезультатно стягивает свои ботинки. К нему подсаживается Владимир и спрашивает, где он был ночью.

Эстрагон уверяет, что в канаве, что его побили, но не сильно. Владимир заводит разговор о казни Иисуса, а Эстрагон не поддерживает разговор, говоря, что ему это неинтересно и собирается уйти.

Владимир напоминает, что они пришли сюда встретиться с Годо.

Эстрагон уточняет, когда Годо придет, во сколько, в какой день недели, но тем самым запутывает себя и Владимира. Они не помнят день недели, были ли они здесь вчера, а что если их тут вчера не было, а Годо приходил и ждал их и стоит ли вообще сюда приходить и ждать.

Эстрагон предлагает повеситься, пока они ждут Годо. Владимир соглашается, но начинают спорить, кто первый будет вешаться, кто тяжелее и на какой ветке надежнее. Эстрагон заявляет, что голоден и получает от Владимира сладкую морковь.

Вдруг слышат страшный крик и появляется Поццо с привязанным Лаки.

Лаки постоянно держит и не отпускает чемоданы, корзину и складной стул. Поццо достает еду из корзины. Он начинает есть курицу, бросая кости на землю. Закурив сигарету, он уверяет Эстрагона, что тот может догрызть куриные кости, если Лаки не будет возражать.

А так как Лаки не разговаривает, Эстрагон принимается за кости. Владимир негодует от безжалостности Поццо и намеревается забрать Эстрагона и уходить, но на этот раз Поццо напоминает, что они ожидают здесь Годо.

По просьбе Эстрагона Лаки танцует, а после они с Поццо уходят. Следом прибегает мальчишка и сообщает, что сегодня Годо не надо ждать. Завтра он точно придет. Наступает ночь.

Эстрагон принимает решение, что будет ходить босым, как Иисус, так как обувь ему мала и предлагает уйти. Владимир соглашается, но остаются сидеть на месте.

На второй день туда же приходит Владимир. Невдалеке стоят ботинки Эстрагона. Владимир орет песню во все горло. Приходит Эстрагон со следами свежих побоев. Опять не помнит кто и за что его избивал. Забыл он, что был здесь вчера, забыл о Лаки с Поццо, но хорошо помнит о куриных костях.

Хотя не уверен, что глодал их вчера. Владимир уверяет, что это было здесь и в качестве доказательства показывает обувь Эстрагона. Эстрагон уверяет, что эти ботинки ему не принадлежат. Его ботинки других цветов были. Предлагает Владимиру идти, но Владимир-то ждет Годо и не намерен уходить без него.

Дает редьку голодному Эстрагону.

Эстрагон засыпает. Во сне видит, что падает и, проснувшись, бежит. Владимир его догоняет и возвращает. Тут они замечают шляпу Лаки. По очереди примеряют ее. Появляется хозяин шляпы с Поццо. Поццо ослеп, поэтому веревка, привязанная к шее Лаки, стала короткой. Так Поццо проще идти. Лаки запинается и падает на Поццо.

Он засыпает сверху на нем со всеми вещами и чемоданами. Поццо кричит и просит о помощи. Эстрагон и Владимир думают, стоит ли ему помогать. Посоветовавшись, помогают Поццо за 200 франков. Эстрагон бьет Лаки, чтобы тот проснулся и встал. Поццо с Лаки уходят и вскоре раздается шум – они опять упали.

Эстрагон задремал, но Владимиру скучно и он разбудил Эстрагона.

Прибегает мальчишка. Владимир уверен, что это вчерашний, но парень уверяет, что здесь он впервые. И передает, что Годо сказал, что его сегодня не будет, а завтра появится.

Друзья решают, что все же надо повеситься, но на этот раз у них нет веревки. Договариваются, что завтра они подготовятся и если Годо не придет, то они обязательно вздернутся на дереве.

Владимир предлагает идти отсюда, и Эстрагон соглашается, но остаются сидеть на месте.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-v-ozhidanii-godo-bekket/

Краткое содержание “В ожидании Годо” Беккета

Главные герои пьесы “В ожидании Годо” – Владимир (Диди) и Эстрагон (Гого) словно завязли во времени, пригвожденные к одному месту ожиданием некоего Годо, встреча с которым, по их мнению, внесет смысл в их бессмысленное существование и избавит от угроз враждебного окружающего мира. Сюжет пьесы не поддается однозначному истолкованию.

Читайте также:  Краткое содержание фолкнер особняк точный пересказ сюжета за 5 минут

Зритель по своему усмотрению может определить Годо как конкретное лицо, Бога, сильную личность, Смерть и т. д.

В продолжение некоторого времени появляются еще два странных и неоднозначных персонажа – Поццо и Лакки.

Их отношения между собой определить довольно трудно, с одной стороны, Лакки является безмолвным и безвольным рабом Поцци, с другой, его бывшим учителем – но и такая трактовка сомнительна.

Проболтав и порассуждав с главными героями довольно значительное время, Поццо предлагает Лакки подумать и потанцевать, на что тот безропотно соглашается.

Монолог Лакки представляет собой остроумную пародию Беккета на ученые диссертации и популярные научные статьи, а также являет собой яркий образец литературного постмодерна.

После того как Лакки выдохся, они с Поццо уходят, а Владимир и…Эстрагон остаются ждать Годо.

Вскоре к ним прибегает мальчик – посыльный, сообщающий, что Годо придет завтра. Мальчик работает пастухом, а его брата бьет хозяин – мсье Годо.

Эстрагону все происходящее надоедает, и тот решает уйти, выбросив свои ботинки, которые ему малы.

С наступлением утра Гого возвращается побитым и сообщает, что на него напало десять человек. Они с Диди мирятся. Гого находит вместо своих старых другие ботинки, которые ему великоваты, но он оставляет их в надежде, что когда-нибудь обзаведется носками. Диди находит шляпу Лакки, примеряет ее, и они коротают время, играя и меняясь шляпами.

Вновь приходят Поццо и Лакки, сильно изменившиеся – Поццо ослеп, а Лакки онемел. Эта парочка не узнает (или делает вид, что не узнает) главных героев и продолжает свой путь.

Снова прибегает мальчик и сообщает, что мсье Годо придет завтра. Он не помнит Владимира и того, что приходил вчера.

Герои решают отправиться на поиски веревки, чтобы повеситься, если мсье Годо не придет и завтра. Но пьеса заканчивается словами “они не двигаются с места”.

(Пока оценок нет)
Loading…Вы сейчас читаете сочинение Краткое содержание “В ожидании Годо” Беккета« Анализ стихотворения Ахматовой “Памяти 19 июля 1914 года”Анализ стихотворения Гумилева “Нежно-небывалая отрада” »

Источник: http://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-v-ozhidanii-godo-bekketa/

БЕККЕТ. «В ожидании Годо»

Сэмюэл Беккет (1906-89) – англо-французский драматург и романист, родился в городе Дублин. Беккет учился и преподавал в Париже до оседания на постоянной основе в 1937 году. Он писал в основном на французском языке, часто сам переводил свои произведения на английский язык. Первым опубликованным романом в биографии Сэмюэла Беккета является «Мёрфи» (Murphy, 1938).

Произведение служит типичным примером его последующих работ по устранению традиционных элементов сюжета, героев, и окружающей обстановке. Вместо этого, Сэмюэл Беккет описывает время ожидания и борется с наполняющим чувством бесполезности.

Страдания от упорства в бессмысленном мире активизируются в последующих новеллах Беккета, включая «Уотт» (Watt, 1942-1944), трилогию «Моллой» (Molloy,1951), «Маллон умирает» (Malone Dies,1951), «Безымянный» (The Unnamable,1953), «Как оно есть»( How It Is, 1961) и «Потерянные» (The Lost Ones, 1972).

В этом театре абсурда Беккет сочетает горький юмор с подавляющим чувством боли и утраты. Наиболее известными и спорными его драмами являются «В ожидании Годо» (Waiting for Godot, 1952) и «Конец игры» (Endgame, 1957), которые были исполнены по всему миру. В 1969 году Сэмюэл Беккет был награжден Нобелевской премией в области литературы.

Другие работы Беккета, например, – крупное исследование «Пруст» (Proust, 1931), «Последняя лента Краппа» (Krapp’s Last Tape,1959) и «Счастливые дни» (Happy Days, 1961); киносценарий к фильму (1969).

Также автор написал ряд коротких историй, – «Дыхание» (Breath, 1966) и «Без» (Lessness, 1970); сборник прозы еще более короткой «Stories and Texts for Nothing» (1967), «No’s Knife» (1967), и «Собрание короткой прозы» (The Complete Short Prose, 1929-1989, отредактированное в 1996 годе С.

Гонтарски), сборники накопленных произведений, «Больше лает, чем кусает» (More Pricks than Kicks,1970) и «Первая любовь» (1974) и Поэмы (1963). Его собрания сочинений (16 томов) были опубликованы в 1970 году, а затем скомпонованы в общее издание (5 томов) и опубликованы в 2006 году. Первые произведения Беккета в области художественной литературы и драматургии были опубликованы посмертно, роман «Мечты о женщинах, красивых и так себе» (Dream of Fair to Middling Women, 1932) опубликована в 1992 году, а пьеса «Eleutheria» (1947) в 1995.

Беккет был секретарем у Джойса и учился у него писать. “В ожидании Годо” – 1 из базовых текстов абсурдизма. Энтропия представлена в состоянии ожидания, причем это ожидание – процесс, начала и конца которого мы не знаем,т.е. нет смысла. Состояние ожидания – доминанта, в которой существуют герои, при этом не задумываясь нужно ли ждать Годо.

Они находятся в пассивном состоянии. У героев (Владимир и Эстрагон) до конца нет уверенности, что они ждут Годо в том самом месте, где надо. «В ожидании Годо» – повлияло на облик театра ХХ в. в целом. Отказывается от какого-либо драматическ. конфликта, привычной сюжетности. Советовал первому режиссеру, ставивш. пьесу заставить зрителя скучать.

Жалоба Эстрагона «ничего не происходит, никто не приходит, никто не уходит, ужасно!» – квинтэссенция мироощущения персонажей, формула, обозначившая разрыв с предшеств. театр. традиц. Персонажи пьесы (Диди, Гого) похожи на 2х клоунов, от нечего делать развлекающих себя и зрителей. Они не действуют, но имитируют какое-то действ.

Этот перфоманс не нацелен на раскрытие психологии персонажей. Действ. развивается не линейно, а движется по кругу, цепляясь за рефрены («мы ждем Годо», «что теперь будем делать?», «пошли отсюда»), которые порождает одна случайно оброненная реплика. Повторяются не только реплики, но и положения. Принцип. отличие пьесы Б. от предшествующих драм, порвавших с традиц.

психологического театра, закл. в том, что ранее никто не ставит своей целью инсценировать «ничто». Б. позволяет развиваться пьесе слово за слово, притом что разговор начинается ни с того ни с сего, и ни к чему не приходит, словно персонажи изначально знают, что договориться ни о чем не получится, что игра слов – единств. вариант общения и сближения.

Диалог становится самоцелью. Но в пьесе есть и определенная динамика. Все повторяется, изменяясь ровно настолько, чтобы подогревать зрительское ожидание каких-то изменений. В начале 2 акта дерево, единств. атрибут пейзажа, покрывается листьями, но суть этого события ускользает от персонажей и зрителей. Это не примета весны, поступательного движения времени.

Скорее подчеркивает ложность ожиданий. Использование одной и той же тематики. Она почти повторяется почти во всех его произведениях: отношение времени и человека, выраженное или поиском чего-либо, или ожиданием. Но этот поиск тем более изнурителен, так как большая часть героев – если можно говорить о героях, – его театра неспособны к любому общению.

Они говорят, так как нужно провести время, содержание речи неважно, основное – поток слов или его отсутствие. Жизнь, какой она кажется Беккету, похожа бесконечный монолог, напоминающий монолог Луки, когда ему приказывают говорить и никто его не слушает. Люди, берущие слово у Беккета, не слишком красивы: бездомные, старики, клоуны…

Обитатели кулис человечества назначили встречу на сцене. И если их вид и одежда свидетельствуют об их физическом состоянии, это не значит, что они лишены психологии и прошлого.

Кто может сказать, кем на самом деле являются Владимир и Эстрагон, как не двумя потерянными людьми, существующих лишь в ожидании некоего Годо, который никогда не приходит? Поццо, хозяин, тоже не избалован. Существование этого персонажа настолько обусловлено другими людьми, что он хочет предвидеть воздействие, которое его будущий поступок произведет на них.

Так же и Луки, его раб, ему более полезен в качества существа, придающего ему ценность, нежели в качестве слуги-носильщика чемоданов. Из этого можно даже вывести, что Луки не существует, когда он один с хозяином; его роль заключается в том, чтобы придавать тому ценность в присутствии постороннего.

Владимир и Эстрагон и являются этими третьими лицами, появившимися из ниоткуда. Все, чем они являются, содержится в смутной дружбе, которую они не осознают. Они ничем не определены, кроме проходящего времени и “оживляющей” их надеждой. Беккет по существу не является пессимистом. Он не очерняет человека, он показывает его без прикрас, таким, какой он есть, лишенным чувств, пытающимся жить, хотя и в ожидании.

Образ дерева – образ распятья. Герои ждут Бога, истину. Эти двое – это все люди. Мы устали бороться. Мы ведем абсурдное существование. 2 дня – это на самом деле годы. Люди зависят не только от вещей, но и друг от друга тоже. Вещи: башмаки, чемодан с песком, шляпа.

Поцио и Лаки – модель иерархического социального общества. Беккет признался, что каждую пару персонажей олн списал с себя и его жены. Имена героев интернациональные, чтобы подчеркнуть, что имеются ввиду люде вообще. В произведении присутствует амбиентный диалог – диалог в пустоту.

В то время в комедии происходили перемены. В театр проникли открытые приемы клоунады. Клоун – это пародия на культуру. Беккет назвал свою пьесу трагикомедией. Театр абсурда показывает человека не привязанного ни к чему – вне времени, вне культуры, вне эпохи.

Это попытка показать, что человек – марионетка в руках судьбы. Комедия стала вбирать в себя и трагедию и мелодраму. Существует 2 трактовки конца:

1) ницшеанское, т.е. бог умер. Они не дождутся годо. Человек сам несет за себя ответственность.

2) Человек все время в ожидании. Но мы уверены, что будущее сулимт нам только хорошее. Для каждого Годо – свой. Мальчик – это символ надежды, ожидание, однако, никогда не кончится. Оно бесконечно.

8. «новый роман” во франции: теоретические основания.

Новый роман (или “антироман”) – понятие, обозначающее художественную практику французских писателей поставангардистов 1950 – 1970-х гг. Лидер направления – французский писатель и кинорежиссер Ален Роб-Грийе. Основные представители Н. р. – Натали Саррот, Мишель Бютор, Клод Симон.

Писатели Н. р. провозгласили технику повествования традиционного модернизма исчерпанной и предприняли попытку выработать новые приемы повествования, лишенного сюжета и героев в традиционном смысле. Писатели Н. р. исходили из представления об устарелости самого понятия личности как оно истолковывалось в прежней культуре – личности с ее переживаниями и трагизмом.

Основой художественной идеологии Н. р. стали “вещизм” и антитрагедийность.

«Неороманисты» исходят из мысли о принцип ной несовместимости истинной природы современного человека его общественной роли. Поэтому-то нередко в новом романе традиционный романический сюжет – «история» героя – уступает место его духовной «предыстории».

Перестройка структуры прозы привела к появлению новых объектов и новых способов их изображения – так возник «вещизм» А. Роб-Грийе, «тропизмы» Н. Саррот, полифонический мифологизм М. Бютора.

Для отечественной критики все это служит основанием рассматривать «новый роман» как разновидность «модернизма», где в противовес традиционному романическому повествованию культивируется бесстрастное исследование особых общезначимых, но безликих средств жизни».

На художественную практику Н. р. оказала философия французского постструктурализма, прежде всего Мишель Фуко и Ролан Барт, провозгласившие “смерть автора”.

Писатели Н.р. отталкивались от так или иначе понятого традиционного романа, который обычно связывался с реалистическим наследием, поэтому в основном критиковались и пересматривались особенности реалистического повествовалния. Статья Натали Саротт «Эра подозрения». Реалистическое повествование подозревалось в излишней условности, надуманности и произвольности.

Клод Мориак «Современная литература»:самым интересным является изучение условий возможности существования самого искусства. Искусство выражает только само себя, поглощено само собой. Всё остальное- социально-исторический довесок. Но их взгляды были слишком радикальны, и к концу 70-х это направление перестало существовать. Появилось даже новое течение – новый новый роман.

Источник: https://megaobuchalka.ru/9/33523.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector