Краткое содержание дудинцев не хлебом единым точный пересказ сюжета за 5 минут

Не хлебом единым

Краткое содержание Дудинцев Не хлебом единым точный пересказ сюжета за 5 минут

Вы здесь

Владимир Дудинцев написал роман “Не хлебом единым”, и сюжет романа очень понравился режиссеру Станиславу Говорухину, который снял киноленту с одноименным названием (2005 год).

В центре сюжета романа учитель физики Лопаткин, который в 1948 году сделал революционное открытие в области химии, но столкнулся с большим противодействием, попав в итоге в закрытое конструкторское бюро. Предлагаем вам прочесть краткое содержание романа “Не хлебом единым”, которое представлено ниже.

Рабочий поселок в Сибири. Первый послевоенный год. Учительница Надежда Сергеевна Дроздова, Надя, высокая, молодая, красивая женщина с постоянной грустью в серых глазах, слышит от мужа о некоем полусумасшедшем Лопаткине.

Этот чудак, видите ли, изобрел машину для отливки чугунных труб и пытается внедрить ее в производство, не понимая, что время гениев-одиночек прошло. Мужа Надя слушает с доверием, — Леонид Иванович Дроздов является директором комбината, он гораздо старше и опытнее жены.

Но вскоре, проведывая свою ученицу, Надя оказывается в доме-землянке простого рабочего Петра Сьянова и здесь неожиданно встречает Дмитрия Алексеевича Лопаткина, высокого, худощавого человека с военной выправкой и серыми глазами страдальца. Он живет в крохотной комнатке без окон, проводя дни и ночи у чертежной доски.

Лопаткин рассказывает ей, как родилась у него, выпускника физико-математического факультета, бывшего фронтовика, потом — учителя, идея машины. И машина удалась. Проект одобрили в Москве и пригласили Лопаткина для разработки. уволившись с работы, он приехал в столицу, но через два месяца услышал от министерских чиновников: на разработку денег нет.

Но Лопаткин знает, что это неправда, — проект его зарубил московский профессор Авдиев, который пытается внедрить собственную машину. Лопаткин не пал духом, он продолжает работу и борьбу — пишет в разные инстанции жалобы… Надя понимает, что перед ней не сумасшедший, а настоящий герой.

Вскоре усилия Лопаткина приносят плоды — после вторичного рассмотрения вопроса в министерстве принято положительное решение. И Лопаткин едет в областной город, где в конструкторском бюро будет дорабатываться его проект. В это же время Дроздов, получив пост в министерстве, переезжает с женой в Москву.

В конструкторском бюро Лопаткин сотрудничает с инженерами-конструкторами Урюпиным и Максютенко, но вскоре обнаруживает, что конструкторы пытаются спроектировать собственную машину, воспользовавшись его идеями. Лопаткин разбивает их планы. Перед отъездом в Москву он получает письмо от Нади, из которого узнает, что на заводе начали изготавливать модель Авдиева.

Лопаткин понимает, что борьба предстоит нелегкая. И действительно, на заседании технического совета в центральном институте «Гипролито» его проект с треском проваливают приспешники Авдиева — Фундатор и Тепикин. Лопаткин привычной рукой пишет жалобу в министерство. Бесполезно. Жалоба попадает к его врагам: Дроздову и заместителю министра Шутикову.

И снова Лопаткин начинает свою борьбу — пишет письма и жалобы. Случайно Лопаткин знакомится с седым изнуренным стариком — гениальным, но таким же непризнанным и гонимым изобретателем профессором Бусько. Бусько предлагает кров и помощь. Два изобретателя начинают вести аскетичную жизнь героев-одиночек.

Встают строго по режиму, завтракают чаем с черным хлебом и принимаются за работу, ровно в двенадцать Лопаткин выходит из дома и проходит свой ежедневный восьмикилометровый маршрут, размышляя и дыша свежим воздухом; ровно в три он уже дома, и его ждет их совместный обед — чугунок вареной картошки и соленый огурец.

Иногда в дверь раздается звонок, и соседи по коммунальной квартире передают пакет из какой-нибудь высокой инстанции с очередным отказом. Небрежно глянув на бумагу, изобретатели продолжают свой труд. Деньги зарабатывают разгрузкой вагонов и тратят их предельно экономно.

Но однажды почтальон вручил им пакет с плотной пачкой сторублевок и запиской без подписи: «Деньги ваши, используйте на свое усмотрение». Теперь, когда таинственный доброжелатель дал им возможность работать, не отвлекаясь на быт, Лопаткин услышал внутренний голос, напомнивший ему, что нужно жить.

Он начал ходить в театр и консерваторию. Музыка Шопена, а потом Баха помогла ему сформулировать важные жизненные установки: человек не рожден для жирной пищи и благополучия, это радость червей. Человек должен быть кометой и светить.

«Вот моя разгадка!» Однажды в консерватории Лопаткин увидел молодую, красивую, полненькую девушку с замшевой родинкой и узнал в ней Надю. Взгляды их столкнулись, и Дмитрий Алексеевич почувствовал приятное удушье.

Из разговора с Надей он узнал, что с мужем у нее нет ничего общего, героизм Лопаткина вызывает у нее восхищение, дарителем денег была она и готова помогать дальше.

Для нее нашлось постоянное дело — писать на машинке и рассылать сразу в несколько инстанций заявления и жалобы изобретателей… И вот, наконец, многомесячный труд закончен — новый вариант машины готов, и Лопаткин решает, что пора снова появиться на поверхности. Знакомая секретарша устраивает ему встречу с министром.

А тот, выслушав Лопаткина, распорядился направить проект на отзыв научному врагу Авдиева. На новом заседании технического совета проект Лопаткина прошел на «ура». Закипела работа по подготовке к внедрению. И именно в этот момент с завода привезли трубы, отлитые машиной Авдиева. Работа останавливается. Но на помощь приходит давний доброжелатель Лопаткина кандидат наук и директор завода Галицкий.

Лопаткина приглашают для разговора в некий институт, директор которого в генеральской форме предлагает работу над секретным заказом. Лопаткин может использовать свое новое, сделанное в соавторстве с Надей изобретение. Работать он продолжает в «Гипролите», но в закрытой лаборатории. И снова, на завершающем этапе работ, появляются зловещие фигуры Авдиева и Урюпина.

Пишется донос, в котором Лопаткин обвиняется в преступной халатности: допустил к секретной документации постороннего — Дроздову. Лопаткина судят, приговор: восемь лет заключения. Бумаги лаборатории решено уничтожить. Но честный инженер Антонович спасаетчасть документов. Благодаря этим документам дело пересматривают и Лопаткина досрочно, через полтора года, освобождают.

Лопаткин снова в Москве и узнает, что по просьбе Галицкого инженеры, работавшие под руководством Лопаткина, воссоздали уничтоженные чертежи и машина уже построена, она успешно дает продукцию. Авдиев, Шутиков, Урюпин и прочие, упоенные своей победой, еще ничего не знают.

У них другие заботы: обнаружились серьезные недостатки изготовленной под руководством Авдиева машины, она перерасходует металл. И перерасход этот принес стране солидный ущерб. Урюпин предлагает Шутикову ходатайствовать об изменении стандартов расхода металла, то есть узаконить брак. В тот момент стало известно о существовании экономичной машины Лопаткина.

У обиженного изобретателя появилась возможность не только доказать свою правоту, но и обвинить Шутикова, Дроздова и прочих в сознательном вредительстве. Дроздов и компания решают перехватить инициативу.

Появляется приказ по министерству, в котором вина за случившееся возложена на Урюпина и Максютенко, которые даже пытались через изменение стандартов скрыть брак и преступную убыточность своей машины. К ответственности также привлекаются Фундатор и Тепикин. Победа Лопаткина полная. Министр предоставляет ему возможность работать в «Гипролите» и гарантирует поддержку.

На торжественном банкете в институте Лопаткин встречает своих до конца не поверженных врагов, Авдиева, Шутикова, Фундатора, Тепикина, и слышит от них предложение выпить мировую. «Нет, — с боевым задором отвечает он.

 — Мы еще с вами драться будем!» Лопаткин и Надя вышли на балкон, занесенный снегом. «О чем ты думаешь? — спросила Надя.

«О многом», — ответил Дмитрий Алексеевич, внутренним взором видя в темноте бесконечную дорогу, которая манила своими таинственными изгибами и суровой ответственностью. «Если я скажу тебе: «Пойдем дальше…»?»

Надя не ответила. Только приблизилась…

Вы прочитали краткое содержание романа “Не хлебом единым”. Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века.

Другие краткие содержания

Источник: https://reedcafe.ru/summary/ne-hlebom-edinym

Краткий пересказ романа Д. Дудинцева «Не хлебом единым» на Сёзнайке.ру

Действие происходит в одном из рабочих поселков Сибири. Муж, Леонид Дроздов – директор комбината. Он гораздо старше своей жены Надежды, которая работает простой учительницей. Супруг часто делится новостями и переживаниями о работе с женой.

Читайте также:  Краткое содержание пелевин желтая стрела точный пересказ сюжета за 5 минут

в тот вечер он рассказал об некоем Лопаткине, который придумал механизм выплавки труб из чугуна и хочет, чтоб это изобретение внедрили в производство. Но Дроздов просто-напросто называет его сумасшедшим. Советская власть сказала, что все всё делают вместе.

К чему эти желания самостоятельной славы.

Когда Надя приходит к одному из учеников домой, там оказывается и Лопаткин. Это высокий, худощавый молодой человек с печальными серыми глазами. Он рассказывает ей как долго и кропотливо шел к тому, чтоб разработать свою машину. Проект одобрили даже в Москве, но потом резко урезали финансирование.

Он понимает, что это дело рук конкурента. Надежда больше не смотрит на него как на сумасшедшего. Он стал для нее героем и гением. Лопаткин пишет во все инстанции, добивается правды, и его переводят в областной центр, где будет работать над машиной в конструкторском бюро.

В это же время в Москву переезжает и чета Дроздовых, потому что Леонид получил повышение.

Лопаткин упорно работает, но начинает замечать, что два его коллеги, Урюпин и Максютенко, хотят спроектировать аналогичную машину, взяв на вооружение идеи Лопаткина. Но Лопаткин сумел это предотвратить.

Вскоре он получает письмо от Нади, в котором она рассказывает, что на заводе уже вовсю работает подобное изобретение его конкурента Авдеева, с подачи которого и было урезано финансирование.

Завязывается опять война жалоб, но все бессмысленно.

Случайно Лопаткин знакомится со стариком-профессором и начинает жить у него. День расписан по минутам, жизнь аскетичная. Они постоянно зарабатывают себе на жизнь тем, что разгружают вагоны. На работу в науке времени катастрофически нет. Но однажды почтальон приносит пачку денег от неизвестного доброжелателя, чтоб аскеты могла работать, не думая о быте.

встречая Надю в театре, он узнает, что это именно она стала его благодетельницей и помощницей. Не без помощи знакомых, ему удается пробиться к министру. Проект машины отправляют на рецензию. Проект проходит на ура. Лопаткина переводят в секретную лабораторию.

Но со временем враги активизировались, написали донос, что к секретной разработке Лопаткин опускает постороннего. И этот посторонний – Надя. Лопаткина арестовывают и впаивают 8 лет заключения. Но коллеги спасли часть документов и через год ученого оправдали и выпустили. Практика показала, что машина Авдеева использует слишком много металла.

Ее заменяют машиной Лопаткина. Из концовки становится ясно, что Надя и Лопаткин любят друг друга.

Источник: http://www.seznaika.ru/literatura/kratkoe-soderjanie/10912——l–r

Краткое содержание: Не хлебом единым

Первый год мирного времени, небольшая рабочая деревня. Муж Надежды Сергеевны Дроздовой, сельской учительницы, рассказывает ей о некоем безумном изобретателе -Лопаткине.

Пряча грусть в глубине серых глаз, высокая стройная женщина слушает, как этот новатор придумал прибор для изготовления труб из чугуна отливным методом.

ДроздовЛеонид Иванович – ее супруг, работает на комбинате директором, поэтому Надежда с доверием относится к его словам, что прошли те времена, когда изобретатели-одиночки добивались успеха.Кроме того, супруг значительно старше, а значит, имеет достаточный жизненный опыт.

В один из дней Надежда ходила навестить одного из учеников, а в гостях у его отца находился тот самый Лопаткин, о котором она слышала от мужа. Дмитрий Алексеевич оказался высоким худощавым мужчиной с застывшей болью в глазах и военной выправкой.

Жильем мужчине служила землянка без окон, в которой он все время посвящал разработкам и чертежам. Он поведал Надежде Сергеевне, что в прошлом окончил институт, принимал участие в военных действиях и был, как и она, учителем. Поделился соображениями и на счет своей машины. Идея оказалась стоящей, ее оценили в Москве и вызвали Лопаткина для организации всех работ.

Мужчина ушел с рабочего места и уехал в Москву. Однако не прошло и двух месяцев, как представители министерства заявили ему, что финансирование приостановлено – нет денег.

Изобретатель совершенно уверен, что это ложь, так как в то же время свое изобретение пытается продвинуть другой человек -профессор Авдиев. Тем не менее, Лопаткин не сложил руки, а стал искать правды, обращаясь во все возможные инстанции.

Таким образом, Надежда поняла, что, вопреки словам мужа, видит перед собой абсолютно здравомыслящего человека.
Усилия изобретателя не пропали бесследно – в один прекрасный день он получил уведомление, что министерство приняло решение о возобновлении работ над его проектом.

Лопаткин снова отправляется в областной центр, чтобы возглавить работу. Надежда Сергеевна вместе с супругом в то же время направляются в Москву – Дроздов получил ответственный пост, связанный с переездом.

В своем ведомстве Лопаткин работает в тесном сотрудничестве с двумя инженерами – Максютенко иУрюпиным. Очень скоро он замечает, что его помощники хотят разработать собственное устройство, пользуясь его идеями. Мужчина не дал самозванцам осуществить задуманное.

Лопаткин собирается в столицу, и неожиданно получает письмо от Надежды Дроздовой, в котором она рассказывает, что машина Авдиева поставлена на поток. Мужчина понимает, что начинается нешуточная война, победить в которой будет совсем не просто. Так и вышло: на обсуждении его проект не выдержал критики Тепикина иФундатора, которые отстаивают интересы Авдиева.

Изобретатель ищет правды, пишет жалобы, но все бесполезно – они попадают к Дроздову и Шутикову – заместителю министра, которые терпеть не могут Лопаткина. Изобретатель не сдается, засыпает письмами и жалобами все возможные инстанции, но пока безрезультатно.

Однажды на его пути встречается профессор Бусько – гениальный человек, изобретения которого также никому не нужны. Он предлагает Лопаткину пожить у него, чтобы вместе найти какой-то выход из положения. Начинаются нелегкие дни.

Все по строгому режиму: завтрак, состоящий из чая с хлебом, обед из картошки с огурцами, многочасовые прогулки с размышлениями о перспективах. Периодически соседи по квартире беспокоят их, чтобы вручить очередное уведомление об отказе. Не обращая на такие вещи особого внимания, изобретатели продолжают кропотливый ежедневный труд.

Чтобы добыть денег на жизнь, мужчины разгружают вагоны, а заработанное стараются экономить всеми силами. Но в один из дней почтальон доставил изобретателям крупную сумму денег с запиской, в которой говорилось, что эти деньги они могут использовать по своему желанию. Теперь товарищи могли, наконец, целиком отдаться работе, и Лопаткин понял, что настало время жизни и решительных действий.

Мужчина стал посещать концерты, которые многое дали понять. Ему открылась истина, что человек рожден вовсе не для того, чтобы вволю есть и спать. Есть и другие ценности. Тогда изобретатель понял, какой путь уготовила ему судьба. Во время одного из посещений консерватории Лопаткин встретил полненькую девушку, которая показалась ему знакомой.

Немного приглядевшись к ее родинке, он узнал Надю Дроздову, которую так давно не видел. Теплое чувство пронзило его существо, когда мужчина понял, кто перед ним. В ходе беседы Лопаткин понял, что надежда не разделяет взглядов своего мужа и полностью находится на стороне изобретателя.

Именно она была отправителем денег, и она готова на все, чтобы помочь осуществить мечту изобретателя и добиться справедливости. Надя стала помогать мужчинам, размножая письма и жалобы на машинке и рассылая их нескольким адресатам одновременно. Однажды все разработки были завершены, и Лопаткин решил, что пора вновь заявить о себе.

Через знакомую он добился встречи с чиновником, который со вниманием отнёсся к предложениям изобретателя. Более того, все чертежи и расчеты были направлены для рассмотрения к противнику Авдиева по всем разработкам. Новое заседание прошло блестяще, и все начинают готовиться к запуску разработок в серию.

Но в это самый момент приходят трубы, произведенные по технологии Авдиева. Казалось бы, продолжать работы нет смысла, но в дело вмешивается сторонник Лопаткина, Галицкий, который полностью разделяет его интересы и является директором завода.

Галицкий организовывает встречу Изобретателя с директором секретного института, который предлагает новатору работу над секретным проектом. Теперь Лопаткин решается воплотить в жизнь новую разработку, которую создал вместе с Надеждой. Он продолжает свой труд все в том же «Гипролите», но теперь за закрытыми дверями.

Читайте также:  Краткое содержание хемингуэй острова в океане точный пересказ сюжета за 5 минут

Когда работа уже была почти закончена, в дело вновь вмешались Урюпин и Авдиев. Они донесли, что Лопаткин якобы допустил к секретной документации посторонних людей, а точнее – Надю.Суд был суров, и изобретателя лишают свободы на долгие восемь лет. Всю техническую документацию решено уничтожить.

Только благодаря стараниям Антоновича, одного из инженеров лаборатории, удалось спасти часть бумаг. Эти документы оказались решающим аргументом в пользу досрочного освобождения изобретателя. Он провел в тюрьме только полтора года, после чего снова попал в Москву.

Там его ждет новость: оказывается, Галицкий посодействовал тому, чтобы все разработки новатора были восстановлены, а машина, сделанная по его чертежам, отлично работает и дает продукцию. Противники Лопаткина по научному цеху испытывают серьезные проблемы со своим детищем: как выяснилось, прибор Авдиева расходует большое количество лишнего материала.

Урюпин предлагает выйти из положения, увеличив норму брака, что покроет нанесенный государству немалый ущерб. В это время и становится известным, что разработанная Лопаткиным машина гораздо экономичнее. Теперь, наконец, уязвленный изобретатель может полностью доказать свою правоту и уничтожить теорию Дроздова и всех его приспешников. По всему министерству издается приказ, который полностью изобличает Фундатора, Тепикина, Урюпина и Максютенко. Теперь настала пора Лопаткина, прошедшего через массу трудностей, праздновать свою победу. Даже на министерском уровне ему гарантируется полная поддержка любых разработок на «Гипролите».

В честь такого события был организован праздничный вечер. В один момент все его давние враги по науке во главе с Дроздовым предложили помириться и работать вместе. Лопаткин, однако, не согласился, пообещав неприятелям еще не одно сражение.

Немного позже Надежда и изобретатель вышли на балкон подышать воздухом. Надя спросила мужчину, какие мысли живу в его голове. Тот ответил, что думает об очень многом. Он видел перед собой длинный, не всегда ровный, путь. Лопаткин спросил у своей собеседницы, готова ли она идти с ним дальше.

Та ничего не ответила, лишь теснее прижалась.

Краткое содержание романа «Не хлебом единым» пересказала Осипова А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Не хлебом единым». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: http://biblioman.org/shortworks/dudintsev/ne-hlebom-edinym/

Владимир Дудинцев – Не хлебом единым

Здесь можно купить “Владимир Дудинцев – Не хлебом единым” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Классическая проза. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Не хлебом единым” читать бесплатно онлайн.

В романе описывается драматическая судьба изобретателя, сталкивающегося с бюрократической системой. Этот роман, впервые опубликованный в 1956 году, вызвал тогда громкий скандал – не столько литературный, сколько политический. Многие “шестидесятники” до сих пор считают, что именно с этой книги началась хрущевская оттепель.

С тех пор прошло уже почти полвека. «ЦК КПССВ начале декабря 1956 года, по указанию секретарей ЦК КПСС тт. Фурцева Е.А. и Поспелова П.Н., Отделом культуры было проверено, в каком состоянии находится вопрос об издании романа В. Дудинцева «Не хлебом единым».

Отдел докладывал тогда, что роман готовится к печати Государственным издательством художественной литературы в «Роман-газете» тиражом 500 000 экз., а также издательством «Молодая гвардия». Гослитиздату было рекомендовано отказаться от издания романа В. Дудинцева в связи с идейными недостатками этого произведения.

Издательству «Молодая гвардия» было разрешено выпустить этот роман тиражом 30–50 тыс. экз. с тем, чтобы лишить демагогических элементов поводов для утверждений о том, что роман В. Дудинцева «запрещен». Как известно, лживые утверждения об административных мерах, принятых к этому роману, распространяются сейчас реакционной печатью за рубежом…

.Записка Отдела культуры ЦК КПСС об издании романа В Дудинцева «Не хлебом единым» издательством «Молодая гвардия», 22 января 1957 г.»

В двенадцать часов дня к станции Музга, до самой вывески скрытой высокими снежными гребнями, наметенными по обе стороны полотна, подошел поезд. Проплыли белые крыши вагонов и остановились.

На платформе началась сутолока, три человека в валенках, в одинаковых полушубках телесного цвета торопливо прошагали в хвост поезда, к последнему — московскому — спальному вагону.

Поднялись в вагон, опять показались, подали вниз один чемодан в сером чехле, второй… И вдруг, словно ветер любопытства дунул по платформе, метнулся легкий шумок, и все побежало в одну сторону, тесной толпой сбилось около московского пульмана.

— Кто приехал?

— Дроздов. Сейчас будет выходить…

— Вышел уж!..

Увидеть приезжего почти никому не удалось, потому что тот, кого называли Дроздовым, был очень мал ростом. Зато все увидели мягкую меховую шапочку и лицо его спутницы — сероглазой красавицы, которая была на голову выше Дроздова.

Толпа переместилась к зданию станции, неудовлетворенно разошлась, и только те, кто успел обежать кирпичное здание, увидели, как понеслись с визгом полозьев две тройки — вдаль, к белому, снежному краю степи, из-за которого поднимались черные дымы, поднимались и сваливались на сторону, завесив полнеба грязно-серой пеленой.

Там, за далекой снежной линией, как за морским горизонтом, словно бы шла эскадра. Это дымил построенный здесь в годы войны гигантский промышленный комбинат, который со своими корпусами, цехами, складами и железнодорожными ветками растянулся на несколько километров.

В те первые послевоенные годы комбинат этот не значился на картах.

Директор комбината Леонид Иванович Дроздов, или просто Дроздов, как его называли в этих местах, по вызову министра ездил в Москву. Он взял с собой в эту поездку и молодую жену, от которой со дня женитьбы не отходил ни на шаг.

Теперь они возвращались домой. Оба были довольны: жена — сделанными в Москве покупками, а Леонид Иванович — успешным ходом всех своих дел.

Знакомый начальник главка дал Дроздову понять, что ему следует ожидать скорого переезда в Москву, а это была давняя мечта Леонида Ивановича.

Два директора, которых Дроздов хорошо знал, придерживались на этот счет иной точки зрения. Они считали, что лучше быть осью на заводе, чем спицей в колесе, хоть и столичном. Леонид Иванович не задумывался над тем, что материальная обеспеченность его на должности начальника управления будет немного меньше.

Он шел на уменьшение зарплаты, это уже было продумано. Ограничения свободы также его не смущали. «Я везде буду самим собой», думал он. Трудности большой руководящей работы не пугали, а, наоборот, манили его. На этот счет у него была даже теория.

Он считал, что нужно всегда испытывать трудности роста, тянуться вверх и немножко не соответствовать. Должность должна быть всегда чуть-чуть не по силам. В таком положении, когда приходится тянуться, человек быстро растет.

Как только ты начинаешь справляться с работой и тебя похвалили разок-другой, передвигайся выше, в область новых трудностей, и опять тянись, старайся и здесь быть не последним.

«Ну что ж, построил комбинат, — слегка прикрыв глаза, думал он под свист полозьев. — Неплохо поработали в войну, получили знамена, ордена… И сейчас от уровня передовых не отстаем. Если мне сейчас пятьдесят два… Три, четыре, пять… Лет тринадцать — это еще приличный резерв! Прили-ичный!.. Черта с рогами можно сделать за это время!»

Комбинат, похожий на большой город, постепенно вырастая, надвигался на него, охватывая степь с правого и левого флангов. Пять высоких кирпичных труб стояли в центре — стояли в ряд, все одинаковой высоты, и все пять черно дымили. Под ними внизу было видно множество мелких дымов — серых, красноватых и ядовито-желтых.

Читайте также:  Краткое содержание жуковский сказка о царе берендее точный пересказ сюжета за 5 минут

В стороне чернели башни — градирни, и от них поднимались крутые облака пара, сияющие среди черных дымов особенно чистой белизной.

Уже были слышны свистки комбинатских паровозиков-кукушек и по обеим сторонам дороги потянулись одинаковые двухквартирные домики из белого кирпича, с острыми шиферными крышами — домики соцгорода, когда Леонид Иванович, очнувшись от своих мыслей, привстал и ткнул пальцем в полушубок кучера.

— Пройдемся пешочком, Надюша! А? Гляди-ка, погодка!

Сани остановились. Жена Дроздова, подобрав мягкие полы манто, купленного шесть дней назад в Москве, сошла на чистый, неглубокий и очень яркий снежок.

— Чудо какой снег! — послышался ее счастливый, молодой голос.

Леонид Иванович немного замешкался. Прорвав дыру в большом картонном коробе, он доставал оттуда ярко-оранжевые крупные апельсины и рассовывал по карманам. Потом махнул кучеру и, грубо срывая корку с апельсина, заспешил к жене.

Та спокойно приняла очищенный и слегка разделенный на дольки плод, и они пошли, наслаждаясь солнечным зимним днем. Дроздов маленький, в кожаном глянцевом пальто шоколадного цвета, с воротником из мраморного каракуля и в такой же мраморно-сизой ушанке.

Жена — высокая, с постоянной грустью в серых глазах, без румянца, но с ярко-розовыми губами и с большой бархатной родинкой на щеке. Она была в шапочке и в манто из нежно-каштанового шелковистого меха, в широкоплечем дорогом манто, которое сидело на ней немного боком.

Она все время отставала, и Леонид Иванович поджидал ее, держа каждый раз в руке новый очищенный апельсин.

Надя была беременна. Дроздов, шагая впереди, щурился, морщил сухой, желтый лоб, чтобы скрыть радостную улыбку. Люди здоровались с ними, отступали в сугроб, смотрели в упор — навстречу и вслед. Леонид Иванович останавливал на каждом взгляд черных, усталых и счастливых глаз.

Он знал, о чем могли говорить эти люди там, сзади, выйдя из сугроба на дорогу: «Жену-то одну бросил — стара стала. Теперь девчонку молодую заимел совсем рехнулся!» — «Ну и рехнулся! — подумал он.

 — Неужели надо кривить душой и жить с женой, которую никогда не любил, и избегать встреч с той, которую любишь? Не проще ли сделать вот так?» — Он оглянулся на жену, и она улыбнулась ему из-под шапочки. “Тем более, что Шурка наша говорит: «Леониду Ивановичу на роду написано две жены иметь. У него — две макушки».

Он засмеялся, вспомнив это, и опять оглянулся на жену. «Молода!» — с радостью подумал он. Взгляды людей его не стесняли. Не чувствовал он неловкости и от того, что ростом он ей был до плеча. Правда, Надя, если шла рядом с ним, слегка сутулилась, чтобы казаться пониже, это у нее уже стало входить в привычку…

Так они шли, то сходясь, то расходясь, занимая всю улицу, кивая и раскланиваясь со знакомыми. Иногда попадались навстречу школьники с сумками и портфелями.

Те, кто постарше, отойдя в сторонку, тянули наперебой: «Здравствуйте, Надежда Сергеевна!» — Надя преподавала в школе географию. Пропустив Дроздовых и выждав еще с минуту, ребята бросались на дорогу, на оранжевые корки, затоптанные в снег.

С веселыми и удивленными криками они хватали и прятали яркое, пахучее чудо — таких корок еще никто не видывал в этом степном и недавно еще совсем глухом районе.

Дроздовы жили на соседнем, широком проспекте Сталина. Дома здесь были тоже двухквартирные, но с более затейливыми, железными крышами и с большим числом окон. В этих домах жил, как говорили в Музге, командный состав комбината. Дом Дроздова не отличался ничем от своих соседей, кроме того, что он весь был занят одним хозяином и обе его квартиры были соединены в одну.

Пропустив жену вперед, Леонид Иванович вошел в сени, затопал, закашлял. Домашняя работница — рослая деревенская девушка Шура — выглянула в дверь и тут же распахнула ее.

— Батюшки, новая шуба! Здравствуйте, Леонид Иванович! Надежда Сергеевна, с вас причитается за обнову! Чего это за мех, да какой мягкий!

— Этот мех заморский, — прищурив глаза, с важностью сказал Леонид Иванович, помогая жене снимать манто. Надя, стоя перед ним, по привычке слегка согнулась. — Мех заморский, норка называется.

Шура при этих словах с готовностью прыснула.

— Ладно смеяться. На-ка, повесь… в шифоньер.

Надя, выбирая из волос заколки и покачиваясь, пошла к себе в комнату. А Леонид Иванович без пальто, в черном костюме — худенький, с торчащими, желтоватыми ушами, напевая что-то непонятное и потирая руки, направился через весь дом, по длинному коридору, на кухню.

— Мама! — раздался его резковатый, веселый голос. — Не видишь, мы приехали!

— Вижу, вижу! — ответил ему из кухни мужской голос матери. — Что-то ты вроде раньше сроку?

— Мать! — Леонид Иванович остановился в дверях и окинул чуть насмешливым взором связки лука, развешанные на стенах, русскую печь, рядом с ней газовую плитку, работающую от баллона со сжатым газом, и у порога полузакрытый тряпкой, низенький ушат со сметаной. — Мать, — он закрыл глаза и, постояв так несколько мгновений, медленно открыл их, что было признаком сдержанного раздражения. — Ты куда дела моего Глазкова?

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

СКИДКА ДО 25% ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://www.libfox.ru/105764-vladimir-dudintsev-ne-hlebom-edinym.html

Дудинцев не хлебом единым

  И снова Лопаткин начинает свою борьбу — пишет письма и жалобы. radiokids.

com/radiokidsfm Instagram: https://instagram.

Не хлебом единым.

Русский клипер «Смелый» идет из Сан-Франциско в Гонконг.

 
– Ого! Это он сам сочинял такие вещи? – Такие вещи не сочиняют, их берут из жизни, записывают.

Герой романа – Дмитрий Алексеевич Лопаткин – учитель физики, самостоятельно освоивший конструкторское дело и придумавший машину для центробежной отливки чугунных труб.

com/radiokidsfm E-mail: [email protected]  Остается непонятным, что этим финалом хотел сказать режиссер: что в советское время инженер мог создавать что-либо новаторское только пребывая в заключении? Конечно, режиссер имеет право на собственное понимание книги.

И машина удалась.  
У обиженного изобретателя появилась возможность не только доказать свою правоту, но и обвинить Шутикова, Дроздова и прочих в сознательном вредительстве.

 
Перед отъездом в Москву он получает письмо от Нади, из которого узнает, что на заводе начали изготавливать модель Авдиева.

 
Краткое содержание романа.
 .

Главную женскую роль в фильме играет Светлана Ходченкова.

Лопаткин может использовать своё новое, сделанное в соавторстве с Надей изобретение.

Автор, правда, замечает, что оно «сидело на ней немного боком».

В центре романа – столкновение талантливого изобретателя с бюрократической системой, не допускающей ничего нового в рамках устоявшегося мировоззрения.

Владимир Дудинцев. Наше время», «Шпион, выйди вон!», «Росомаха: Бессмертный».

youtube.  
Знакомая секретарша устраивает ему встречу с министром.

Этот чудак, видите ли, изобрёл машину для отливки чугунных труб и пытается внедрить её в производство, не понимая, что время гениев-одиночек прошло.

Согласно известному поверью, «женщина на корабле — к беде», но главные герои фильма не особо в это верят и пассажирку принимают с почестями, – капитан даже уступает ей свою каюту.

Нельзя отказать роману «Не хлебом единым» и в художественных достоинствах: яркие и точные образы, безупречный стиль, речевая характеристика персонажей, научная лексика не перегружает роман – все в лучших традициях классического романа 19 века.

Дмитрий Ромендик побеседовал с патриархом о бомжах, которые летали в космос раньше Гагарина, о Юрии Мамлееве, Эдуарде Лимонове и Араме Габрелянове.

 
com/playlist?list=PL66DIGaegedqZHvAD146yYV5Fj_JbHy41 ▫️ Пешком.

На обсуждении книги в Центральном Доме литераторов Константин Паустовский сказал: «Совесть писателя должна быть в полной мере совестью народа.

com/playlist?list=PL66DIGaegedoTZjKax2Fr17xho09ugY_Q ▫️ ACADEMIA https://www.

Источник: http://sis.sayaki.com/8c0a8f

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector