Краткое содержание майков елисей, или раздражённый вакх точный пересказ сюжета за 5 минут

Ирои-комическая поэма В. И. Майкова «Елисей, или раздраженный Вакх». Пародийный аспект сюжета

Краткое содержание Майков Елисей, или Раздражённый Вакх точный пересказ сюжета за 5 минут

Первая бурлескная русская поэма Василия Ивановича Майкова «Елисей или раздраженный Вакх» родилась на волне литературной полемики, перешедшей в новое поколение писателей 1770 гг. по наследству от Ломоносова и Сумарокова.

Майков был поэтом сумароковской школы: в его поэме содержится чрезвычайно лестная характеристика Сумарокова: «Другие и теперь на свете обитают, // Которых жительми парнасскими считают», – к этим стихам Майков сделал примечание: «Каков г. Сумароков и ему подобные»[101].

Непосредственным поводом к созданию поэмы «Елисей, или раздраженный Вакх» стала опубликованная в начале 1770 г. первая песнь «Энеиды» Вергилия, перевод которой был выполнен поэтом ломоносовской школы Василием Петровым.

Как справедливо отмечает В. Д. Кузьмина, «перевод этот, несомненно, был инспирирован кругами, близкими Екатерине II. Монументальная эпическая поэма была призвана сыграть в России XVIII в.

примерно ту же роль, какую она сыграла при своем появлении в Риме во времена Августа; она должна была прославить верховную власть»[102] — тем более что в 1769 г., как мы помним, была опубликована «Тилемахида» Тредиаковского, отнюдь не представлявшая собою апологию русской монархии. По предположению В. Д.

Кузьминой, первая песнь «Энеиды» в переводе Петрова, отдельно от контекста всей поэмы, была аллегорическим восхвалением Екатерины II в образе мудрой карфагенской царицы Дидоны[103].

Поэма Майкова «Елисей, или раздраженный Вакх» первоначально была задумана как пародия на перевод Петрова, причем литературная форма борьбы, пародия, стала своеобразной формой борьбы политической. В этом плане бурлескная поэма Майкова оказалась сродни пародийным публикациям в журнале Н. И.

Новикова «Трутень», где для пародийной перелицовки активно использовались тексты Екатерины II.

Таким образом, в политический диалог власти и подданных героическая и бурлескная поэма оказались вовлечены наряду с сатирической публицистикой, и не в последнюю очередь этим обстоятельством обусловлены новаторские эстетические свойства русской ирои-комической поэмы.

Сюжет поэмы «Елисей, или раздраженный Вакх» сохранил очевидные следы своего изначального пародического задания. Первые же стихи травестируют канонический эпический зачин, так называемые «предложение» – обозначение темы и «призывание» – обращение поэта к вдохновляющей его музе, причем это не просто зачин эпической поэмы, но зачин «Энеиды» Вергилия; в современном переводе он звучит так:

Битвы и мужа пою, кто в Италию первым из Трои –

Роком ведомый беглец, к берегам приплывал лавинийским ‹…›

Муза, поведай о том, по какой оскорбилась причине

Так царица богов, что муж, благочестием славный,

Столько по воле ее претерпел превратностей горьких ‹…›[104] .

В переводе Петрова «предложение» и «призывание» звучали следующим образом:

Пою оружий звук и подвиги героя ‹…›

Повеждь, о муза, мне, чем сильно божество

На толь неслыханно подвиглось суровство ‹…›

И вот зачин поэмы Майкова:

Пою стаканов звук, пою того героя,

Который, во хмелю беды ужасны строя,

В угодность Вакхову средь многих кабаков

Бывал и опивал ярыг и чумаков. ‹…›

О Муза! Ты сего отнюдь не умолчи,

Понеждь, или хотя с похмелья проворчи,

Коль попросту тебе сказати невозможно ‹…› (230).

Особенно текст первой песни поэмы Майкова насыщен пародийными реминисценциями из перевода Петрова и личными выпадами в его адрес.

Описание «питейного дома названием Звезда» – «Сей дом был Вакховой назначен быть столицей; // Под особливым он его покровом цвел» (230) – дословно совпадает с описанием любимого Юноной города Карфагена в переводе Петрова: «Она намерила вселенныя столицей // Сей град произвести, коль есть на то предел: // Под особливым он ее покровом цвел».

В первой песне содержится и так называемая «личность» – сатирический выпад уже не столько в адрес текста, сколько в адрес его создателя. Описывая занятия Аполлона, окруженного сборищем бездарных писателей, Майков помещает в эту группу и своего литературного врага:

Не в самой праздности нашел и Аполлона ‹…›

Он у крестьянина дрова тогда рубил

И, высунув язык, как пес, уставши, рея,

Удары повторял в подобие хорея,

А иногда и ямб, и дактиль выходил;

Кругом его собор писачек разных был ‹…›

И, выслушавши все удары топора,

Пошли всвояси все, как будто мастера; ‹…›

Иной из них возмнил, что русский он Гомер,

Не зная, каковой в каких стихах размер,

Другой тогда себя с Вергилием равняет,

Когда еще почти он грамоте не знает ‹…› (234).

И весь сюжет поэмы «Елисей, или раздраженный Вакх» сохранил на себе следы первоначального пародийного замысла Майкова: основные сюжетные ситуации «Елисея» представляют собой очевидные бурлескные перелицовки сюжетных ситуаций «Энеиды».

Эней Вергилия явился причиной ссоры богинь Юноны и Венеры – подобно ему майковский герой становится орудием разрешения спора между богиней плодородия Церерой и богом вина Вакхом по поводу того, как нужно использовать плоды земледелия – печь хлеб или гнать водку и пиво.

Венера укрывает Энея от гнева Юноны в Карфагене, внушив карфагенской царице любовь к Энею и окутав его облаком, которое делает его невидимым.

У Майкова этот сюжетный ход переосмысляется следующим образом: по поручению Вакха Гермес похищает Елисея из тюрьмы и, спрятав под шапкой-невидимкой, укрывает от полиции в Калинкинском работном доме (исправительное заведение для девиц легкого поведения), где Елисей проводит время с влюбившейся в него пожилой начальницей и рассказывает ей историю своей жизни, где центральное место занимает своеобразный батальный эпос – повествование о битве жителей двух соседних деревень, Валдая и Зимогорья, за сенокосные луга. Нетрудно заметить, что этот эпизод является бурлескной перелицовкой знаменитого рассказа Энея о разрушении Трои и последней битве греков и троянцев. Эней покидает Дидону, следуя начертаниям своей судьбы – он должен основать Рим; а безутешная Дидона после отплытия Энея бросается в костер. Майковскому Елисею охоту уйти от начальницы Калинкинского работного дома внушает Вакх, и Елисей бежит под шапкой-невидимкой, оставив в спальне начальницы «свои и порты, и камзол», и начальница, обиженная на Елисея, сжигает его одежду в печке. Здесь пародийный план поэмы Майкова окончательно выходит на поверхность текста:

Как отплыл от сея Дидоны прочь Эней,

Но оная не так, как прежняя, стенала

И с меньшей жалостью Елесю вспоминала:

Она уже о нем и слышать не могла.

Портки его, камзол в печи своей сожгла,

Когда для пирогов она у ней топилась;

И тем подобною Дидоне учинилась (242).

И если вспомнить, кто был прообразом мудрой карфагенской царицы для Петрова – переводчика «Энеиды», то здесь возникает весьма рискованная параллель: в поэме Майкова Дидоне соответствует сластолюбивая начальница Калинкинского дома: вариация на тему «устарелой кокетки» новиковских журналов.

[101]Русская литература XVIII века. Л., 1970. С.231. Далее текст поэмы цитируется по этому изданию с указанием страницы в скобках.

[102]История русской литературы. М.; Л., 1947. Т. 4. 4.2. С.210.

[103]История русской литературы. М.; Л., 1947. Т. 4. 4.2. С.211.

[104]Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида. М., 1979. С.137.

Оглавление
← Бурлеск как эстетическая категория литературы переходного периода и форма словесного творчества
→ Условно-фантастический и реально-бытовой планы сюжетосложения

Источник: http://mirror6.ru.indbooks.in/?p=304748

Краткая биография Майков В. И

Василий Иванович Майков родился в 1728 году в Ярославле. Будучи сыном помещика, он не получил законченного образования и, в отличие от значительного большинства дворянских писателей, не знал ни одного иностранного языка, хотя происходил из старинного дворянского рода.

Как писатель он был близок Сумарокову сатирико-обличительными тенденциями своего творчества и вниманием к реалиям быта. Это особенно проявилось в баснях Майкова и его ирои-комических поэмах, хотя последние и знаменовали отход от классицизма.

Для своих басен, написанных в живой разговорной манере, подчас грубоватых и натуралистичных, Майков брал не только сюжеты из басен Эзопа, Федра, Лафонтена, но и мотивы из древнерусской литературы и русских народных сказок. В 1766—1767 гг.

были изданы “Нравоучительные басни и сказки” в двух частях.

Как и Сумароков, Майков ополчается на невежественных и спесивых дворян, взяточников, подьячих и др. Однако дворянский либерализм Майкова и в этих баснях был весьма ограничен: сословное неравенство ему представлялось незыблемым.

В свое время Майков, служивший в Семеновском полку с 19-летнего возраста и вышедший в отставку в 1761 г. (с этого времени он является членом кружка Хераскова), приветствовал восшествие на престол Екатерины II, написав в ее честь ряд восторженных од.

В 1767 г. он принимает деятельное участие в комиссии по составлению нового Уложения. Майков пробует писать в разных жанрах: басни, похвальные оды и “философские” (в последних он следовал за Херасковым) поэмы, трагедии, но особенно прославился он своими шуточными ирои-комическими поэмами “Игрок Ломбера” (1763) и “Елисей, или Раздраженный Вакх” (1771).

Во французской литературе различались два вида комических поэм: бюрлескная и ирои-комическая. Бюрлеск — шуточная поэма, в которой возвышенная тема излагается пародийно. Родоначальником бюрлескной поэмы был французский поэт XVII в.

Скаррон, рассказавший в “Переодетом Вергилии” о похождениях Энея в “низких” бытовых тонах (пересказав известную поэму римского поэта Вергилия “Энеиду”, Скаррон заставил в своем бюрлеске говорить богов языком базарных торговок). Вслед за Скарроном появилось много таких перелицованных поэм.

Возмущенный скарроновской поэмой, снижавшей высокие мотивы классической поэзии, Буало предложил новый тип поэмы, в которой, напротив, обыденные события излагались высоким слогом героической эпопеи. Примером такой классической поэмы Буало явилась поэма “Налой” (1674).

Читайте также:  Краткое содержание ерофеев москва - петушки точный пересказ сюжета за 5 минут

Сумароков в своем “Письме о стихотворстве” узаконивает оба типа комических поэм.

Эти оба типа поэмы объединил, и в этом было его новаторство, Майков в своей поэме “Елисей, или Раздраженный Вакх” (1771).

Однако раньше он написал ирои-комическую поэму “Игрок Ломбера” (1763), в которой вслед за Буало рассказал в пародийно-торжественных тонах о похождениях картежника высоким слогом героической поэмы.

“Игрок Ломбера” имел большой успех, тем более что в нем затрагивалась одна из злободневных тем в жизни русского общества — карточная игра, ставшая серьезным злом, разорявшим дворянские семьи.

Поэма “Елисей, или Раздраженный Вакх”

Однако истинный успех принес Василию Майкову “Елисей” — поэма, в которой сочеталось несовместимое в пределах одного жанра столкновение высокого и низкого. В парадоксальном переплетении жанровых канонов ирои-комической и бюрлескной поэм и заключалась сущность комизма.

Завязкой живой, яркой поэмы “Елисей, или Раздраженный Вакх” (двойное название как бы подчеркивает двуплановость поэмы) служит повышение цен на водку откупщиками.

Факт этот имел место в действительности, и Майков вслед за Сумароковым выступает противником системы откупов, которая обогащала отдельных лиц ценой разорения широких народных масс.

Бог вина Вакх рассердился на откупщиков за то, что они подняли цены на вино и пьяных стало меньше. В питейном доме Вакх находит ямщика Елесю, которого и выбирает орудием мести. В шутливо-иронической манере рассказывает Майков о похождениях пьяницы и драчуна Елеси.

“Детина взрачный, картежник, пьяница, буян, боец кулачный” разоряет погреба откупщиков, бесчинствует, скандалит до той поры, пока Зевс, собрав совет богов, не решает отдать его в солдаты.

В поэме купцы, откупщики, сапожники, портные, крестьяне, женщины вольного поведения, воры действуют вместе, с мифологическими божествами, о которых говорится в низких тонах. Боги занимаются в поэме обыденными делами:

Плутон по мертвеце с жрецами пировал,

Вулкан на Устюжке пивной котел ковал.

Вместо лиры автор просит музу настроить ему гудок или балалайку и сделать так:

Чтоб Зевс мой был болтун,

Ермий — шальной детина,

Нептун — как самая преглупая скотина,

И словом, чтоб мои богини и божки

Изнадорвали всех читателей кишки.

В поэме много грубых слов: “шальной детина”, “Нептун — преглупая скотина”, “друг друга в рыло бьют”, “расквашены” носы и т. д.

В “Елисее” Майкова обильно представлен бытовой материал, острые зарисовки действительности. Быт городской жизни стал в поэме Майкова впервые предметом художественной разработки. Правда, многие картины даны натуралистически.

Майков несколько свысока относится к своим героям из низов общества, он не преследует каких-либо социальных целей, его задача — посмешить читателя. Вместе с тем в поэме много народно-поэтических элементов.

Все это вместе с картинами “низменного” быта, взятыми из действительности, способствовало разрушению классицизма и развитию реалистических тенденций.

Многим дворянским писателям претил низкий дух поэмы Майкова, которого поддерживали Сумароков и Новиков. Так, Хемницер писал о Майкове:

Он сколько не писал,

Нигде не возвышался.

По мнению современников, Майков имел “не высший, особый круг читателей”. Интересно, что А. С.Пушкин защищал поэму Майкова в письме А. А. Бестужеву от 13 июня 1823 г. На слова Бестужева о том, что Майков “оскорбил образованный вкус своею поэмою “Елисей”, Пушкин отвечал: “Зачем обижать Майкова. “Елисей” истинно смешон. Ничего не знаю забавнее обращения поэта к порткам:

Я мню и о тебе, исподняя одежда,

Что и тебе спастить худа была надежда!

А любовница Елисея, которая сжигает его штаны в печи,

Когда для пирогов она у ней топилась:

И тем подобною Дидоне учинилась.

А разговор Зевса с Меркурием, а герой, который упал в песок

И весь седалища в нем образ напечатал.

И сказывали те, что ходят в тот кабак,

Что виден и поднесь в песке тот самый знак —

все это уморительно”.

Пародийная поэма Майкова была и фактом литературной полемики с “карманным” одописцем Екатерины В. Петровым.

В поэме Майкова “Елисей, или Раздраженный Вакх” в целом ряду эпизодов (история любви Елисея и начальницы Калинкина дома, в который сажали распутных жен, история любви Энея и Дидоны и т. д.

) ощущается полемика с Петровым.

Майков пародируем приключения Энея, а образ распутной начальницы Калинкина дома мог восприниматься как намек на Екатерину II, аллегорически прославленную Петровым в образе Дидоны.

“Елисей, или Раздраженный Вакх” был написан в пору либерализма автора, сотрудничавшего вместе с Новиковым в сатирических журналах. Однако пугачевское восстание испугало Майкова. Он отошел от дворянского либерализма, и это отразилось на его литературном творчестве, которое стало постепенно угасать.

В 1777 г. Майков написал комическую оперу — “Деревенский праздник, или Увенчанная добродетель”, в которой представил идиллические отношения между крепостными крестьянами и помещиками. Его последние произведения — философски-религиозные оды написаны в мистическом, масонском духе.

Василий Иванович Майков скоропостижно скончался 17 (28) июня 1778 года в Москве.

Источник: http://dp-adilet.kz/kratkaya-biografiya-majkov-v-i/

Майков «Елисей, или Раздраженный Вакх» – краткое содержание и анализ – Русская историческая библиотека

Майков «Елисей, или Раздраженный Вакх» – краткое содержание и анализ

Эпопеи-пародии на героическую «псевдоклассическую поэму», появившиеся в эту эпоху на русском языке, тоже доказывают, что классицизм не был у нас особенно популярен.

Уже в «Душеньке» Богдановича звучат насмешки над почитаемыми поклонниками классицизма богами древности. Поэмы Василия Ивановича Майкова «Игрок Ломбера» (1763) и «Елисей, или раздраженный Вакх» (1769), поэмы Осипова, Котельницкого «Энеида, вывороченная наизнанку» (travesti), «Похищение Прозерпины» – представляют собою наиболее известные русские произведения этого типа.

Содержание самой остроумной из этих поэм – «Елисей» – следующее:

Поэма эта – «пародия» на классические поэмы (Илиаду). Но её действие происходит не в Древней Греции, а в русской деревне.

Бог Вакх, рассерженный на то, что откупщики подняли цены на вино, мстит им при помощи пьяного Елисея, ямщика из Зимогорья, который разносит их погреба. Зевс гневается на бесчинного ямщика, – и, согласно его решению, Елисей отдан в солдаты.

Валдайцы и зимогорцы изображают собою греков и троян; кулачные бои и поединки за сенокос, гнев Елисея, напоминающий гнев Ахилла в начале «Илиады», соблюдение ложноклассических правил и выражений («пою», обращение к «лире»), – все это делает произведение Майкова удачной пародией на серьезные поэмы.

Олимпийцы представлены в грубовато-карикатурном виде. Юпитер, например, жалуется, что все на земле спились до того, что «винный дым» –

Восходит даже к сим селениям моим И выкурил собой глаза мои до крошки, Которы, сам ты знаешь, будто плошки! А ныне, видишь ты, уж стали, как сморчки,

И для того-то я ношу теперь очки!

Бог Гермес, «как гончий пес», летит собирать олимпийцев на совет, между тем, боги разбрелась и занялись каждый своим делом:

Плутон по мертвеце с жрецами пировал,
Вулкан на Устюжне пивной котел ковал.

Геркулес увлекся с деревенскими мальчишками игрой в «суки». Нептун утешался тем, что своим трезубцем –

Мутил от солнышка растаявшую лужу
И преужасные в ней волны воздымал.

Ценна поэма Майкова сильною примесью народно-поэтического элемента. Сказки, былины и песни, очевидно, хорошо знакомы автору, так как оттуда он заимствует целые картины. Сам писатель на это указывает. Так, по его словам, наряд героя взят им из народной песни:

Персидский был кушак, а шапочка соболья, Из песни взят убор, котору у приволья Бурлаки волжские, напившися, поют,

А песенку сию «Камышенкой» зовут!

Драка пьяного Елисея изображена словами былины:

Где с нею он пройдет, – там улица явится!
А где повернется, – там площадь становится!

Тяготея к народным образам и картинам, Майков зло вышучивал те высокопарные и деланные образы, которыми богат был псевдоклассицизм.

Пародируя однажды такие стихи, Майков прибавил, что, «хотя в них смысла мало», но он все-таки поместил их в свою поэму, для показания, как «естество» себя «хитро в них изломало». Эта защита естества, т. е.

художественной естественности, правды, привела Майкова и многих других русских писателей, с одной стороны, к пародиям на псевдоклассицизм, – с другой, приучило внимательнее относиться к простому, бесхитростному творчеству народа.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5710-majkov-elisej-ili-razdrazhennyj-vakkh-kratkoe-soderzhanie-i-analiz

Анализ политических моментов поэмы «Елисей, или раздраженный Вакх»

Содержание обширной — в пяти песнях — поэмы составляет авантюрные, зачастую излагаемые в манере фацеции и наших повестушек XVII— XVIII вв. похождения силача-ямщика Елисея.

В основе завязки поэмы лежит злободневный политический момент. Майков продолжает сумароковскую линию борьбы с ши­роко практиковавшейся российским самодержавием системой «от­купов», непомерно обогащавших отдельных лиц ценой обремене­ния и разорения широких народных масс.

Как раз в это время откупщики резко повысили цены на спиртные напитки. Бог вина Вакх чрезвычайно раздражен этим: ненавистное ему «племя злых откупщиков» богатеет, а его верных служителей-пьяниц, которые не в силах покупать вздорожавшие пития, становится все меньше.

Он решает отомстить откупщикам и с этой целью внушает «красе» ямщиков — картежнику, пьянице, буяну и знаменитому кулачному бойцу Елисею — мысль разгромить один из наиболее крупных петербургских питейных домов. Елисей производит страшный дебош, но является полиция и забирает его в тюрьму.

Обескураженный Вакх возносится на небеса и приносит жалобу на откупщиков своему отцу, царю богов Зевесу. Тот посылает на помощь Елисею небесного «посла и вора» Ермия (Гермеса).

Читайте также:  Краткое содержание шекспир ричард 3 точный пересказ сюжета за 5 минут

Ермий является в полицейский дом, где и обретает спящего креп­чайшим сном Елисея бок о бок с растерзанной и пьяной «молод­кой» Ермий переодевает Елесю в ее платье и переносит его в Калинкин дом — работный дом для «распутных жен».

Очнув­шийся там через некоторое время Елеся спьяна принимает ра­ботный дом за женский монастырь, девиц — за монахинь, а их начальницу — за игуменыо; с последней Елеся быстро заводит роман, но в самый неподходящий момент неожиданно появляется также плененный начальницей «командир стражи», и Елисея снова забирают в тюрьму. Ермий опять освобождает его и на этот раз снабжает шапкой-невидимкой. С помощью последней

Елисей проникает в дом к откупщику, весело проводит время с его женою, опустошает винные погреба купцов, наконец вме­шивается в кулачный бой между купцами и ямщиками. Но Зевес решает положить конец его «подвигам»: во время боя кто-то сшиб с Елеси «ненароком» шапку-невидимку. Его снова схваты­вают, ведут «в военную» и отдают в солдаты.

И в самом сюжете «Елисея», и в характере разработки его Майков, на первый взгляд, словно бы прямо следует предписа­ниям, которые выдвигал Сумароков для составления «смешной геройческой поэмы» типа «Налоя» Буало:

  • Таких поэм искусному творцу
  • Велит перо давать дух рыцарский борцу.
  • Поссорился буян: не подлая то ссора,
  • Но гонит Ахиллес прехраброго Гектора.
  • Замаранный кузнец в сем складе есть Вулкан,
  • А лужа от дождя не лужа — океан.
  • Ребенка баба бьет: то гневная Юнона.
  • Плетень вокруг гумна: то стены Илиона.

В «Елисее» имеем и подробное описание кулачных боев, и «буяна» — героя-ямщика, в развязке поэмы приравниваемого к Ахиллесу. Однако в разработке «низких дел» Майков идет гораздо дальше, причем в объеме показа им «низкой» действи­тельности становится в прямое противоречие с требованиями Буало.

Восхваляя в «Искусстве поэзии» произведения француз­ского сатирика конца XVI — начала XVII в. Ренье, Буало вместе с тем прибавлял: «О если б он в стихах с их солью и огнем || Не так бы часто муз водил в публичный дом».

Майков в своей поэме как раз ведет музу в запрещенные законодателем классицизма места: почти все время дает грубо-натуралистические описания быта и нравов петербургских кабаков, полицейского участка, «монастыря» «распутных жен».

Наконец, что самое главное, взяв содержанием своей поэмы «низкие дела», Майков отнюдь не опи­сывает их, как то требовал Сумароков, «высокими словами». Больше того, поэма Майкова прямо полемически направлена про­тив «высоких слов», «кудреватого слога».

Например, описывается кулачный бой Елеси с купцами:

  • О бой, ужасный бой! Без всякия корысти,
  • Ни силы конские, ни мужеские лысти
  • Не могут быстроты геройския сдержать…
  • Все хочется словам высоким подражать.
  • Уймися, мой гудок, ведь ты гудишь лишь вздоры,
  • Так надобны ль тебе высоких слов наборы?
  • Посредственная речь тебе теперь нужна,
  • И чтобы не была надута, ни нежна.
  • Ступай своим путем, последуя Скаррону…

«Следовать Скаррону» — это и было одним из художественных заданий майковского «Елисея». Поэма Майкова прямо откры­вается призывом к тому же Скаррону помочь поэту в его начи­нании:

  • А ты, о душечка, возлюбленный Скаррон!..
  • Приди, настрой ты мне гудок иль балалайку,
  • Чтоб я возмог тебе подобно загудить,
  • Бурлаками моих героев нарядить;
  • Чтоб Зевс мой был болтун,
  • Ермий — шальной детина,
  • Нептун — как самая преглупая скотина,
  • И словом, чтоб мои богини и божки
  • И надорвали всех читателей кишки.

Написанный стихотворным размером эпопеи, оснащенный ее обязательными формулами (зачин, обращение к лире и т. п.), перемешивающий события реальной жизни с «чудесным» (вмеша­тельство в земные дела и происшествия греческих богов), «Ели­сей» представляет собой явную пародию на классический антич­ный эпос.

Элементы пародирования имеются и в ряде отдельных эпизодов поэмы (гнев Вакха на откупщиков, лежащий в основе сюжетной завязки «Елисея», пародийно соответствует знамени­тому гневу Ахиллеса в «Илиаде», играющему такую же сюжето- образующую роль, и т. п.).

Мало того, как мы уже знаем, у Май­кова имелся более непосредственный и весьма злободневный объект для пародирования — «Эней» В. Петрова.

Так, весь эпизод с пребыванием Елисея в Калинкином доме, его «роман» с начальницей, его рассказ ей о драке зимогорцев с валдайцами, его последующее бегство и отчаяние начальницы пародируют один из наиболее прославленных эпизодов «Эне­иды» — роман Энея с Дидоной.

Сама любострастная старуха-на­чальница представляет собой не что иное, как «перелицованную» Дидону. Пародируется Майковым и ряд других стихов, мотивов, традиционных формул «Энея». Но только литературной пародией Майков не ограничивается.

Пародия в «Елисее» имела опреде­ленный политический смысл, притом даже еще более дерзкий, чем нападение Правдулюбова в «Трутне» на «бабушку» сатирических журналов, плохо владеющую русским языком. Петров компли­ментарно примерял Дидону своего «Энея» к Екатерине II.

Май­ков дает пародийную параллель этого образа в лице любостраст­ной распутницы — начальницы Калинкина дома.

Выбор Майковым в герои «Елисея» простого ямщика, обиль­ное введение в поэму жанровых эпизодов из жизни представи­телей общественных низов, почти социального дна — колодни­ков, пьяниц, проституток — было отнюдь не выражением демо­кратической настроенности Майкова, а литературным приемом, своего рода литературной игрой поэта-дворянина в демократизм.

Несмотря на это, поэма Майкова била дальше поставленной себе автором цели. Объективно в высокую атмосферу од, трагедий и эпопей классицизма вместе с могучим удальцом-ямщиком Май­кова, которым сам автор, несмотря на иронически-снисходитель­ное к нему отношение, не может порой не любоваться, вливалась некая новая и народная струя.

В описании рукопашного боя зи- могорцев с валдайцами Майковым использована былина о Васи­лии Буслаеве. Буйным новгородским молодцом Васькой Буслае­вым выглядит в какой-то мере и сам майковский Елеся, который в то же время, несомненно, сродни и кучеру Ваньке из фонвизин- ского «Послания к слугам моим».

Вообще замечательной чертой майковской поэмы является фольклорная расцветка ряда ее мест, так же как и тесная ее связь с нашей «низовой» повествователь­ной рукописной литературой. Близость к фольклору ощущается и в некоторых других произведениях Майкова, в особенности в его баснях, которые после ирои-комических поэм являются наиболее значительным разделом его творчества.

Некоторые из басен представляют собой просто пересказ народных сказок (та­кова, например, басня «Крестьянин, медведь, сорока и слепень») или основаны на мотивах, широко распространенных в народном эпосе (басня «Повар и портной», некоторые стихи которой пере­фразируют слова народной песни, и др.).

Характерно, что наряду с традиционно — «ломоносовской» торжественной одой, написанной Майковым на повторное взятие русскими войсками в 1769 г. кре­пости Хотина, он начал было складывать стихи на тот же сюжет в форме народной исторической песни. С элементами фольклора неоднократно сталкиваемся и в «Елисее».

Так, среди всякого рода мифологических имен и атрибутов в поэме несколько неожи­данно фигурирует шапка-невидимка наших народных сказок. В другом месте поэмы (песнь первая), выряжая своего Вакха в «персидский кушак» и «соболью шапочку», Майков специально оговаривает, что он заимствует этот наряд из «привольной» бур­лацкой песни.

  • Из песни взят убор, котору у приволья
  • Бурлаки Волгские напившися поют,
  • А песенку сию Камышенкой зовут,—
  • Река, что устьецом в мать-Волгу протекает,
  • Искусство красоты отвсюду извлекает.

Особенно примечательно, что эта «песенка Камышенка» является не чем иным, как одной из цикла песен, связанных со Степаном Разиным: «Что пониже было города Саратова, || А повыше было города Царицына, || Протекала река-матушка Камышенка».

Майков извлекает «красоты» для своей поэмы действительно «отвсюду» — из самых разнообразных, в том числе подчас прямо запретных, с точки зрения классицизма, источников. Ряд любов­ных эпизодов «Елисея» восходит к рукописным повестям XVII— XVIII вв. (о Фроле Скобееве, о лукавых женах), к народным игрищам.

Описывая во второй песне крепкий сон своего Елисея, Майков с добродушной шутливостью обращается к «преславным творцам Венецияна, Петра Златых Ключей, Бовы и Еруслана», т. е.

безыменным авторам тех популярных рукописных повестей, которые так презрительно третировал его учитель Сумароков и вообще писатели-«классики».

Весьма оригинален и грубоватый комизм поэмы, который в наиболее удавшихся ее местах сквозит подлинным народным юмором. «Забавный» юмор «Елисея» был полностью оценен Пуш­киным. «Елисей истинно смешон», — писал ссыльный поэт, зачитывавшийся поэмой Майкова еще в лицейских стенах, как это видно из его собственного признания в черновых строфах «Онегина»:

  • В те дни, когда в садах лицея
  • Я безмятежно расцветал,
  • Читал охотно Елисея,
  • А Цицерона проклинал…

Эту «уморительную», задорно-смешную народную веселость «Елисея» Пушкин не случайно противопоставлял «Цицерону», т. е. школьным прописям традиционной морали. Правда, созда­вая свою поэму, Майков отнюдь не собирался выступать против поэтики классицизма вообще.

Читайте также:  Краткое содержание журавлёнок и молнии крапивина точный пересказ сюжета за 5 минут

Наоборот, на протяжении всей своей литературной деятельности он стремился работать именно как поэт-«классик», преданный ученик и продолжатель Сумаро­кова. И все же классицизм в его поэме независимо от желания автора в ряде существенных моментов приходил к своему соб­ственному отрицанию. Это было немаловажным симптомом в ис­тории развития русского классицизма.

Кумиры его стояли еще на своих местах, но прежнего суеверно-благоговейного отношения к себе со стороны своих адептов они уже не вызывали.

Источник: http://waldorf.in.ua/analiz-politicheskix-momentov/

Особенности литературного процесса первых десятилетий 18 века

Врусском литературном процессе 18в.принято выделять 4 периода: первый (конец 17 и первые десятилетия 18в., лит-ра петровского времени), второй (30-50е гг, утверждение классицизма), третий (60-80егг., расцвет сатиры, кризис классицизма), четвертый (90е гг., утверждение сентиментализма)

Первый период вошел в историю литературы под названием «Литература петровского времени». Это переходный период как в жизни общ-ва, так и в лит-ре, на которую наложили отпечаток преобразования Петра*. Он хар-ся борьбой старых и новых тенденций, которые особенно выражены в публицистике.

Особенности периода:

1. Первый период – скорее подготовительный этап, т.к. крупных произведений не было создано. Заложены осн.темы, идеи, жанров, в дальнейшем получивших распространение.

2. Пестрый стиль произведений. Объясняется тем, что сочетается новизна содержания и старые традиционные формы =>

Перед лит-рой стояли 2 важные задачи, кот-рые решались на протяжении всего 18в.:

– создание русского литературного языка

– создание новой художественной формы, которая была бы адекватна содержанию

3. Первое время традиционное развитие лит.жанров. Переписываются:

– бытовые повести конца 17в.(Савва Грудцын, Фрол Скобеев)

– переводные

– нравоучительно-авантюрного хар-ра

– антицерковная сатира («Калязинская челобитная»)

– сатирические (о Ерше Ершовиче, Шемякин суд)

Развивается виршевое силлабическое стихосложение, «школьная драма»

4. НО происходит резкое отделение духовной лит-ры от светской.

Пока что лит-ра светского хар-ра распространяется рукописно(кроме басен Эзопа, издававшихся при Петре в силу нравоучительного хар-ра)

5. Короче, главная тенденция – поиск новых жанров и форм для выражения нового содержания ( в первую очередь) + остатки прошлого

Главные произведения и их особенности:

Лирика: усиливается развитие стихотворства. В дух.академиях – старое силлабическое стихотворство(равносложность), школьные вирши (главное там – графическое выделение). Развитие панегирич.стихов(«Кант на взятие Нарвы», «Кант на победу Меншикова»: канты – предшественники од.

НО канты пишутся и на бытовые темы(«Буря море вздымается» – про трудности морской службы) + модными считались стихотворные вставки в светских повестях + народное тв-во про Петра (как плачи, так и хвалебные песни) + появление *омг* любовной лирики.

Повести: наиболее распространены анонимные повести («гистории») Интерес к личности обыкновенного человека, роль любовной интриги, занимательность сюжета.

Яркий пример: «Гистория о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли» Сюжет типичный: Вася, сын бедного дворянина, решает выбраться из «скудности» и стать матросом «Российской Европии». Вместе с др.дворянами отправляется в Голландию, где, благодаря своим природным способностям(уму), быстро водвигается на первые места.

Показатель того, что главное – личные дарования, а не порода(св-но петр.времени). Далее любовно-авантюрная повесть: по пути в «РЕ» кораблекрушение, плен на разбойничьем о-ве, где Вася спасает пленницу королевну Ираклию, бежит с ней, теряет ее, долго странствует и, победив вероломство соперника-адмирала, женится на Ираклии, став после смерти тестя Флоренским королем.

Хэппи эндJ Любоф тут идеальное чувство, и Вася умеет галантно, как «учтивый кавалер», обращаться с девушками. Язык повести: как слова из народного тв-ва(«удалой молодец»), славянизмы(«слышав»), варваризмы петровск.времени(«арфа»)

+ не забываем про театр и драматургию и Феофана Прокоповича с «Владимиром» из 5го билета

*На всякий пожарный: влияние преобразований Петра

– процесс европеизации, надо было создавать культуру общеевропейского типа (про раз-е книгопечатания (открытие новых типографий), новые уч.заведения все мы помним) Книгопечатание теперь преимущественно светской лит-ры. Особое внимание Петя уделял переводной(научной и технической) 15 декабря 1702г.- указ Петра об издании 1й рус.газеты

– «воспитание» дворянства (издание книг воспитательного хар-ра «Приклады, како пишутся комплименты разные»(1708) и «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению»(1717)

10. Майков. Бурлескная поэма “Елисей, или раздраженный Вакх”.

Майков Василий Иванович(1728-1778):ученик Сумарокова, член лит.кружка Хераскова. Из старинного дворянского рода, но не законченное образование. В тв-ве отразился кризис классицизма, сатирико-обличительные тенденции.

Писал басни, кот-е в 1766-1767гг. были изданы в 2х частях «Нравоучительных басен и сказок». Ополчается на спесивых, невежественных дворян, взяточников и т.д.

Главное достижение – бурлескная поэма «Елисей…» и ирои-комическая поэма «Игрок Ломбера».

Во франц.лит-ре различались 2 вида комических поэм: бюрлескная и ирои-комическая:

1. Бюрлеск– шуточная поэма, в кот-й возвышенная тема излагается пародийно. Родоначальник – фр.поэт 17в. Скаррон, рассказавший в «Переодетом Вергилии» о похождениях Энея в «низких» тонах.

2. Возмутившись Скарроном, Буало предложил новый тип поэмы, в кот-й, наоборот, обыденные события излагались высоким слогом героической эпопеи (ирои-комическая)

Новаторство Майкова – в объединении 2х видов в поэме «Елисей, или раздраженный Вакх»(1771)Ранее М.написал ирои-комическую комедию «Игрок Ломбера»(1763), где рассказывает о похождениях картежника высоким слогом героической поэмы.

В «Елисее» сочетается высокое с низким, сущность комизма – в переплетении канонов бурлеска и ирои-комической поэмы. Двойное название подчеркивает двуплановость поэмы.

В поэме крестьяне, пьяницы, воры действуют вместе с мифологическими божествами, о которых говорится в низких тонах. Много грубых слов(«друг друга в рыло бьют»), обильно представлен быт, народно-поэтические элементы(шапка-невидимка).

Разрушение, классицизма, развитие реалистических тенденций. Многим не понравился Елисей из-за низкого духа поэмы. Пушкин защищал «Елисея», писал, что «все это уморительно».

«Елисей, или раздраженный Вакх»

Краткий подробный пересказ:

Песнь первая: Вакх, бог вина, разозлился на откупщиков за то, что цены на вино, пиво, мед поднялись и теперь пьяных меньше. Идет в питейный дом, где видит ямщика Елисея, кот-й просит чумака налить ему вино в пивную чашку. Пьет и устраивает в кабаке драку, его увозят в полицию.

Вакх понимает, что Елисей нужен ему для мести. Идет к Зевсу попросить осовбодить Елисея из караула. Но к Зевсу как раз приходила Церера, жаловалась на то, что крестьяне спились и земледелие прекратилось, катила бочку на Вакха.

Зевс приказывает Ермию собрать всех богов на Олимп, чтобы решить спор между Вакхом и Церерой, а потом отправиться в караул и освободить Елисея.

Песнь вторая: Ермий приходит в тюрягу, переодевает Елисея в женское платье и переносит в Калинкинский дом, где под караулом сидели распутные девки.

Елисей просыпается, в шоке, думает, что он в монастыре. Приходит начальница, будит всех, понимает, что Елисей не девка, ведет его в особый покой. Е.

говорит, что он ямщик и рассказывает о побоище зимогорцев с валдайцами за сенокос.

Песнь третья:Любовь начальницы с Елисеем. Зевс мирит Вакха и Церера(прочитав им пламенную лекцию ни о чем). Когда Елисей готовиться «ночевать» с начальницей, приходит начальник стражи. Принимает Е.

за пришлую девку, спрашивает, почему ее нет в реестре. Начальница пытается оправдаться, но начальник строгий и берет Е. под караул, откуда его опять спасает Ермий. Ермий дает ему шапку-невидимку и Е. «ходит» к начальнице несколько месяцев.

Но потом она ему наскучивает и уходит. Нач-ца тоскует

Командир в самое то время входит и видит оставшие после Елисея вещи, гневается на нее, хочет ее сечь; но скоро, «провором ее быв улещен», с нею помирился.

Песнь четвертая:Елисей идет в город ложится спать в лесу. Просыпается от крика женщины, кот-ю грабят 2 вора. Спасает ее и узнает в ней свою жену.Он ее отпускает в город, а сам остается в лесу. Является Силен(от Вакха) и ведет его в дом одного богатого откупщика, чтоб он тут пил сколько хочет. Елисей нечаянно заходит в баню, где парятся откупщик с женой.

Выгоняет их, парится, надевает платье откупщика, шапку-невидимку и ложится под кровать откупщика. Откупщик ночью встает из-за грозы, Елисей ложится спать с его женой*омг* По окончании грозы откупщик, увидев странное движение «жены», думает, что ее давит домовой, хочет наутро посылать по ворожею, которая бы выгнала вон из его дома черта.

Ямщик боится ворожеи, выходит из палат и ищет погреба.

Песнь пятая: Елисей, забравшись в погреб, обретает в нем много напитков и радуется. Является Вакх с своею свитою. Все вместе громят погреб, уходят пустошить др.погребы.Наутро откупщик посылает ворожею.

Она приходит, а в это время прибегает его ключник, рассказывает о опустошении погреба. Откупщик просит ворожею, чтоб она чертей из дома его выгнала. Та обещает сделать; но потом они ссорятся и он выгоняет ворожею вон.

Между тем Зевс видит, что Елисей многих откупщиков разоряет, призывает богов и вершит над ним суд. Наконец решает отдать его в солдаты, что и происходит с Елисеем.

11. Новые черты литературного процесса 1790-х (демократизация, сентиментализм). “Ябеда” Капниста.



Источник: https://infopedia.su/10×6405.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector