Краткое содержание медведь на воеводстве салтыков-щедрин точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание “Медведь на воеводстве” Салтыкова-Щедрина М.Е

Краткое содержание Медведь на воеводстве Салтыков-Щедрин точный пересказ сюжета за 5 минут

«Злодейства крупные и серьезные нередко именуются блестящими и, в качестве таковых, заносятся на скрижали Истории». А мелкие злодейства даже современники бранят.

Топтыгин 1-йТоптыгин первый так хотел попасть на скрижали Истории, что забыл о том, что умел берлоги строить, а «все на одно поворачивал: «Кро-вопролитиев… кровопролитиев… вот чего нужно!» Лев за эту жажду крови произвел медведя в майорский чин и отправил в дальний лес воеводой. Только прибыл — решил назавтра кровопролитие учинить.

А в ожидании выпил ведро водки и улегся на полянке спать. На беду летел мимо Чижик, принял медведя за чурбан, сел на него и запел. Медведь с похмелья и не разобрался, что это за «внутренний супостат», а просто взял и съел Чижика.За это чересчур уж мелкое злодейство стал Топтыгин посмешищем всего леса.

И ворона, и лягушка, и даже комар дразнили его из-за кустов: «Дурень ты, дурень! Чижика съел!» Медведь, чтобы оправдаться в глазах начальства, разрушил ночью типографию, а «произведения ума человеческого в отхожую яму закопал». Но было уже поздно…

Лев не поверил, что способен на такие подвиги тот самый Топтыгин, «которой маво Любимова Чижика сиел!» (автор воспроизводит безграмотную орфографию Льва).

Топтыгин 2-й

В другой лес был послан другой воевода, тоже Топтыгин. Тот решил начать с крупных злодеяний, но не было в том лесу ни типографии, ни университета, ни академиков — всех уже до Топтыгина уничтожили. Чем же отличиться? Забрался медведь во двор к мужику, задрал лошадь, корову, свинью, пару овец и полез на крышу.

Гнилая крыша провалилась — попался медведь! Облапил обломок бревна и ревет — упасть боится.

Мужики собрались и прикончили медведя: «Ишь, анафема! Перед начальством выслужиться захотел, а мы через это пропадать должны!»С тех пор в лесной Истории подразделение злодейств на блестящие и срамные (по величине) упразднилось, и все злодейства стали считаться срамными.

Топтыгин 3-й

Третий Топтыгин был поумней: он уразумел, что ни больших, ни малых злодеяний совершать не разрешается. Прибыл в лес и залег в берлогу, о правах рассуждает: «Даже у белки, и у той нынче права! Дробину тебе в нос — вот какие твои права!» Так размышляя, он на деле в управление не вступал — и все в лесу шло своим чередом. Кто-то ел, кого-то ели — происходили «натуральные» злодейства.

Осознав, что и без него «злодейство само собой сделается», медведь решил выходить из берлоги только «для получения присвоенного содержания». Порядки в лесу ни разу за это время нарушены не были. Лев производил Топтыгина все в более высокие чины: в подполковники, в полковники и наконец…

Явились мужики с рогатиной, выгнали медведя из берлоги в поле.

« И постигла его участь всех пушных зверей ».

Источник: http://lit-helper.com/p_Kratkoe_soderjanie_Medved-_na_voevodstve_Saltikova-Shedrina_M_E

Медведь на воеводстве

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XIX ВЕКА

«Злодейства крупные и серьезные нередко именуются блестящими и, в качестве таковых, заносятся на скрижали Истории». А мелкие злодейства даже современники бранят.

Топтыгин 1-й

Топтыгин первый так хотел попасть на скрижали Истории, что забыл о том, что умел берлоги строить, а «все на одно поворачивал: «Кровопролитиев… кровопролитиев… вот чего нужно!» Лев за эту жажду крови произвел медведя в майорский чин и отправил в дальний лес воеводой.

Только прибыл — решил назавтра кровопролитие учинить. А в ожидании выпил ведро водки и улегся на полянке спать. На беду летел мимо Чижик, принял медведя за чурбан, сел на него и запел.

Медведь с похмелья и не разобрался, что это за «внутренний супостат», а просто взял и съел Чижика.

За это чересчур уж мелкое злодейство стал Топтыгин посмешищем всего леса.

И ворона, и лягушка, и даже комар дразнили его из-за кустов: «Дурень ты, дурень! Чижика съел!» Медведь, чтобы оправдаться в глазах начальства, разрушил ночью типографию, а «произведения ума человеческого в отхожую яму закопал».

Но было уже поздно… Лев не поверил, что способен на такие подвиги тот самый Топтыгин, «которой маво Любимова Чижика сиел!» (автор воспроизводит безграмотную орфографию Льва).

Топтыгин 2-й

В другой лес был послан другой воевода, тоже Топтыгин. Тот решил начать с крупных злодеяний, но не было в том лесу ни типографии, ни университета, ни академиков — всех уже до Топтыгина уничтожили.

Чем же отличиться? Забрался медведь во двор к мужику, задрал лошадь, корову, свинью, пару овец и полез на крышу. Гнилая крыша провалилась — попался медведь! Облапил обломок бревна и ревет — упасть боится.

Мужики собрались и прикончили медведя: «Ишь, анафема! Перед начальством выслужиться захотел, а мы через это пропадать должны!»

С тех пор в лесной Истории подразделение злодейств на блестящие и срамные (по величине) упразднилось, и все злодейства стали считаться срамными.

Топтыгин 3-й

Третий Топтыгин был поумней: он уразумел, что ни больших, ни малых злодеяний совершать не разрешается. Прибыл в лес и залег в берлогу, о правах рассуждает: «Даже у белки, и у той нынче права! Дробину тебе в нос — вот какие твои права!» Так размышляя, он на деле в управление не вступал — и все в лесу шло своим чередом.

Кто-то ел, кого-то ели — происходили «натуральные» злодейства. Осознав, что и без него «злодейство само собой сделается», медведь решил выходить из берлоги только «для получения присвоенного содержания». Порядки в лесу ни разу за это время нарушены не были.

Лев производил Топтыгина все в более высокие чины: в подполковники, в полковники и наконец…

Явились мужики с рогатиной, выгнали медведя из берлоги в поле. «И постигла его участь всех пушных зверей».

Комментарий. В сказке «Пропала совесть» писатель показывает падение морали в буржуазно-дворянском обществе. В этом обществе жить и богатеть возможно, только лишившись совести.

Деморализация зашла настолько далеко, что те, кто не обманывает и не берет взяток, вызывают насмешки среди тех, кто привык находиться под гнетом власть имущих.

Интересен финал сказки, где писатель выражает веру в новые поколения, которые способны бороться за светлые идеалы, руководствуясь именно совестью.

Сказка «Премудрый пискарь» написана вскоре после разгрома народовольцев. Интеллигенцией овладели малодушие и трусость. Сатирическая критика писателя обращена против этого малодушия, против тех, кто прячется в норы от действительности. Но звучание сказки и до сих пор актуально — таким «пискарем» выглядит всякий, кто отказывается бороться со злом, кто живет по принципу «моя хата с краю».

В сказке «Медведь на воеводстве» выведены последовательно три Топтыгина — злой, ретивый и добродушный. На примере двух первых сатирик показал, какой неограниченный простор для злоупотреблений открывала правительственная система самодержавия.

Третий Топтыгин в дела не вмешивался, хотя от дани не отказывался, но ничего в лесу существенным образом не изменилось. Выходит, дело не в злоупотреблениях властью, а в самом принципе самодержавной системы, при которой народ просто обречен на страдания.

Комментаторы отмечают, что в тексте содержится ряд злободневных намеков — так, в образе безграмотного Льва угадывается личность Александра III.



Читайте также:  Краткое содержание тихое утро казакова точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://scribble.su/short/all/176.html

Краткое содержание Медведь на воеводстве Салтыков-Щедрин

Послал Лев – царь зверей первого Топтыгина воеводой в дальний лес, наградив майорским чином. Топтыгин этот о большом кровопролитии мечтал, и планировал на новом месте что-то подобное совершить. Всполошились лесные жители, когда узнали, что им предстоит.

Прежде чем начинать свою службу, решил Топтыгин отметить свой день рождения. Выпил знатно и улегся на полянке отдыхать. Мимо пролетал Чиж и уселся на тушу, приняв ее за бревно. Не успел запеть, как Топтыгин его проглотил.

Свидетелями столь неподобающего поступка стали многие птицы и звери. Все они в один голос кричали, что Топтыгин дурак, чижика съел! Воевода пытался наглецов поймать, но те оказались проворными.

Молва о таком глупом поступке разошлась по всему лесу. Но не это было самое страшное. Топтыгин боялся, что Осел доложит Льву – вот тогда горе. Стал он кровопролитием заниматься, типографию уничтожил, чтобы вину искупить, но не помогло. Отправил его Лев в отставку. Кто же знал, что Чиж был его любимцем.

В иной лес послал Лев второго Топтыгина. Тот был предупрежден ослом, что дела свои нужно начинать с типографии. Прибыв на службу, не нашел медведь никакой типографии. Даже захудалой академии не было. Но решив, что только большими делами будет заниматься, Топтыгин отправился на ближайший хутор.

Забрался в хлев и уничтожил там всю живность, даже последних

баранов. Этого показалось мало, ведь изба мужицкая осталась в целости. Забрался Топтыгин на крышу и понял, что сейчас провалится. Ухватился за бревно и заревел.

Прибежали мужики и убили зверя. Не спасло великое злодейство от позорной кончины.

Тем временем Лев ознакомил с историей третьего Топтыгина с тем, чтобы тот учел ошибки предшественников. Прибыл в свою чащобу медведь и решил не усердствовать, а хорошенько поразмыслить.

С такими мыслями залег в берлоге и стал лапу сосать. Как быть ему, чтобы не опозориться и уцелеть? И порешил, что ничего не будет делать. А зачем? Порядок в лесу и так давно установлен. Одни летают, другие ползают, третьи бегают. Кто-то на кого-то охотится, а значит, злодеяния происходят и без него.

Так он проводил свои дни в берлоге. Мужики приносили ему дань, и Топтыгин пробыл в этой чаще воеводой не один год. Но однажды прибыли в его владения охотники, выгнали бедолагу из берлоги в поле и убили, как обычную дичь.

(Пока оценок нет)
Loading…Краткое содержание Медведь на воеводстве Салтыков-Щедрин

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-medved-na-voevodstve-saltykov-shhedrin/

Анализ сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве»

/ Сочинения / Салтыков-Щедрин М.Е. / Медведь на воеводстве / Анализ сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве»

  Скачать сочинение
Тип: Идейно-художественный анализ произведения

    Сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина – это произведения скорее для взрослых, чем для детей. В подзаголовке к ним писатель так и указал: «сказки для взрослых». Почему Салтыков-Щедрин выбрал именно этот жанр? Мне кажется, что для его резких сатирических высказываний, мыслей эзопов язык сказки был самой подходящей формой.

    В «Сказках» Салтыков-Щедрин развивает свои «коронные темы», которые в полной мере воплотились в «Истории одного города». Это, с одной стороны, резкая критика и сатира на российскую власть, а с другой – на русский народ.     Сказка «Медведь на воеводстве» была написана в 1884 году.

Она состоит из трех коротких рассказов, представляющих собой подражание, пародию на историческую хронику. Рассказам о службе трех воевод Топтыгиных предшествует небольшое «вступление», обозначающее тему, связывающую все три рассказа. По мысли Щедрина, история состоит из списка крупных и кровавых злодеяний, совершенных правителями над своим народом.

Мелкие же, иронизирует писатель, не считаются достойными внимания летописца и Истории.     Первая новелла повествует о «служаке-звере», который был направлен на воеводство «в дальний лес». Появившись в своей вотчине, медведь тут же решил устроить кровопролитие.

Щедрин так пишет об этом: «Что заставило его принять такое решение – неизвестно: ибо он, собственно говоря, не был зол, а так, скотина». Таким образом писатель отзывается о натуре всех властьпридержащих – не то, чтобы злодей, но скотина порядочная.     Но планам Топтыгина Первого не суждено было сбыться.

Свою карьеру и репутацию он разрушил самым решительным образом. По случайности, со сна, Топтыгин съел Чижика, приняв его за «внутреннего супостата». Этот Чижик был умной, но «мелкой пташкой». Такое «злодеяние» погубило Топтыгина. Все и каждый считали своим долгом указать воеводе на это.

    Но за что упрекали Топтыгина? За то, что он погубил невинную душу? Вовсе нет. Самое страшное, правителя обвиняли в том, что он «не оправдал надежд» народа: «Вот так скотина! добрые люди кровопролитиев от него ждали, а он Чижика съел!» Эти слова скворца показывают отношение народа к власти.

Он настолько привык ко всяким зверствам со стороны начальства, что покорно ожидает от него именно этого. Кроме того, если никаких жестокостей не получается, то народ даже разочарован.

    В начале рассказа русский народ показан как пассивная, расхлябанная, надеящаяся на «авось» масса: «Понимали мужики, что их за это не похвалят, но сами собой остепениться уж не могли. «Вот ужо приедет майор, – говорили они, – засыплет он нам – тогда мы и узнаем, как Кузькину тещу зовут!»     Карьера Топтыгина была окончательно загублена.

Не помогли даже кровопролития, которые он учинил, чтобы загладить свою «вину». Начальство, Лев и Осел, не смогли забыть «грех» воеводы. В итоге его разжаловали: «Так и остался Топтыгин 1-й майором навек».     Второй Топтыгин был умнее первого. Он заранее составил план своей «кампании». Но, прибыв на место, выяснил, что все разгромили уже до него.

В его вотчине не было ни типографии, ни университетов. Что же оставалось делать бедному медведю, как прославиться? Топтыгин решил уничтожать своих подопечных физически. Но такой поворот дела не понравился мужикам. Они примерно наказали Топтыгина – содрали с него шкуру.     Удивительно, но и народное терпение, оказывается, имеет свои пределы.

Случай со вторым Топтыгиным указывает на это.     «Что же делать воеводам?! – вопрошает писатель. – Как им продвинуться по службе?» Топтыгин Третий нашел самый верный способ. Он решил, что самые «лучшие» кровопролития – это кровопролития «натуральные». Этот воевода весь свой век проспал в берлоге, пустив жизнь народа на самотек.

В ней совершались «натуральные» происшествия, были жертвы, но все это шло «в копилку» воеводе. Лежа у себя в берлоге, он не только получал поощрения от начальства, горестно замечает Щедрин. Но и народ, зная обычай, нес и нес подати своему «хозяину», чтобы он их не трогал.     Все было бы тихо и смирно, с одной стороны, и беспросветно, с другой. Но третья новелла заканчивается знаменательной фразой: «Но тут явились в трущобу мужики-лукаши, и вышел Топтыгин 3-й из берлоги в поле. И постигла его участь всех пушных зверей». В этой фразе, на мой взгляд, заключены скорее надежды писателя, чем истина, реальность. Это и чаяния Щедрина и, в то же время, его призыв к действию. Он призывает русский народ бороться за свои права и свою жизнь.

Читайте также:  Краткое содержание линдгрен мио, мой мио точный пересказ сюжета за 5 минут

    Безусловно, что под личинами Топтыгиных скрываются люди. Эта сказка описывает проблемы и вопросы российского общества конца 19 века, которые волновали Салтыкова-Щедрина.

С помощью сатиры, иронии, иносказания он пытается раскрыть глаза русскому обществу на самые актуальные, на взгляд Салтыкова, проблемы. Кроме того, писатель дает свой рецепт, выход из сложившейся ситуации.

Я думаю, что Салтыков-Щедрин, несомненно, призывает в своей сказке к революции.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Салтыков-Щедрин М.Е. / Медведь на воеводстве / Анализ сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве»

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00156841214464895736

Сочинение по произведению Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве»

Сатирическое изображение господствующих классов и различных социальных типов ярко выразилось в сказочной форме в произведении «Медведь на воеводстве».

Уже в начале сказки писатель уведомляет читателя, что речь пойдет о злодействах. Далее вводится герой произведе­ния — Топтыгин 1-й.

Уже сам порядковый номер служит на­меком на первое лицо в государстве.

Этот намек подчеркива­ется и в дальнейшем рассказе о Топтыгине 1-м, когда автор подчеркивает, что герой желает попасть «на скрижали Исто­рии» и всему прочему предполагает блеск кровопролитий.

Однако уже во втором абзаце, видимо, из-за стремления пройти цензурные препоны М.Е. Салтыков-Щедрин отмечает: «За это Лев произвел его в майорский чин и, в виде временной меры, послал в дальнейший лес, вроде как воеводой, внутрен­них супостатов усмирять».

Социальный аспект повествования подчеркнут лексическим строем: «майорский чин», «торгов­ля», «промышленность», «челядь», «вольница». Насущные общественные проблемы также выражены в сказке иносказа­тельно. «Звери — рыскали, птицы — летали, насекомые — ползали; а в ногу никто маршировать не хотел».

Назначенный воеводой Топтыгин, однако же, стоит всего своего хозяйства. Вместо того, чтобы навести в лесу порядок, он напился пья­ным и лег спать на полянку.

Осторожно, будто бы просто к слову пришлось, автор спешит обмолвиться, что у Льва, который теперь уже стано­вится прообразом главы государства, в советниках состоит Осел: мудрее никого в сказочном государстве не нашлось.

В то же время на арене событий появляется новый персо­наж — чижик. Его и считают все птицы, то есть народ, обще­ственность, настоящим мудрецом. Возмущенный тем, что чи­жик сел петь прямо на него, воевода сгреб его в лапу и съел с похмелья.

А потом только и спохватился, понимает, что глу­пое дело сделал.

Поговорки («Первый блин всегда комом») и крылатые фразы («Делай знатные дела, от бездельных же сте­регись») привносят с атмосферу произведения необходимое для жанра сказки дидактическое начало.

М.Е. Салтыков-Щедрин продолжает использовать как сред­ство сатирическою обличения лексическую игру: от традици­онных для сказки синтаксических конструкций («сидит себе да дивится».

«Топтыгин уж тут как тут»), придающих повествова­нию разговорный оттенок, он переходит к сниженной лексике («Думал-думал, но ничего, скотина, не выдумал».

«…Ежели даже самую невинную птицу сожрать, то и она точно так же в майорском брюхе сгниет, как и самая преступная»), то к офи­циально-деловой («Увы! не знал, видно, Топтыгин, что в сфере административной деятельности первая-то ошибка и есть самая фатальная, что, давши с самого начала административному бегу направление вкось, оно впоследствии все больше и больше бу­дет отдалять его от прямой линии…». Данный контраст под­черкивает, что на ответственных государственных постах нахо­дятся люди бездеятельные, безответственные, не способные проводить правильную политику.

Топтыгин утешает себя лишь одной мыслью: мыслью о том, что его никто не видел. Однако нашелся скворушка, ко­торый и закричал на весь лес о том. что медведь наделал.

В отдельно прописанных репликах персонажей-птиц также со­держится искрометная сатира на правящие круги. «Дурак! его прислали нас к одному знаменателю приводить, а он чижика съел!» — восклицает скворец.

Глядя на него, осмеливается поддерживать его и ворона.

Скворец, в отличие от доверчивого чижика не стал для медведя легкой добычей. Информация распространилась с огромной скоростью: через час уже весь лес знал о том, что на­творил Топтыгин: «Всякий куст, всякое дерево, всякая кочка, словно живые, дразнятся.

А он слушай!» Чтобы подчеркнуть, как ползут слухи, и расширяется информационное поле для сплетен, М.Е. Салтыков-Щедрин вводит в текст повествова­ния все новых и новых героев. Это и филин, и воробьи, и еж, и лягушки, комары, мухи.

Постепенно о глупости Топтыгина узнает все болото, весь лес.

Возникает парадоксальная ситуация: стремясь попасть в историю, Топтыгин не учел, что «история только отменнейшие кровопролития ценит, а о малых упоминает с оплеванием». В контексте повествования чижик становится символом расправы над свободомыслящей интеллигенцией.

Не случайно образ его ассоциируется с образом безвременно ушедшего из жизни в результате навязанной ему дуэли поэта А.С.

Пушки­на, это сопоставление напрашивается после прочтения фразы: «И дикий тунгуз, и сын степей калмык — все будут говорить: «Майора Топтыгина послали супостата покорить, а он, вместо того, чижика съел!» В ней содержится прямая отсылка к тек­сту знаменитого пушкинского стихотворения «Я памятник се­бе воздвиг нерукотворный…»: «Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, И назовет меня всяк сущий в ней язык, И гор­дый внук славян, и финн, и ныне дикой Тунгус, и друг степей калмык».

Параллельно с этим М.Е. Салтыков-Щедрин рисует гневно обличающую картину того, что, собственно, ожидает простой народ от царского наместника. Идеи стадо коров перерезать, целую деревню воровством обездолить, избу у полесовщика по бревну раскатать — все это выступает в произведении как типичные шаги и методы тех, кто наделен государственной властью.

Кульминацией нарастающего чувства авторского возмущения сложившейся политической ситуацией в стране является основанное на гиперболе восклицание: «Сколько по­требуется генеральных кровопролитий учинить, чтоб экую па­кость загладить! Сколько народу ограбить, разорить, загу­бить!» Здесь вновь вспоминается ключевая для произведения фраза о том, что история только «отменнейшие» кровопроли­тия ценит.

Тонкой иронией пронизано в сказке упоминание о том, что вместе с рапортом отослал Медведь Ослу кадочку с медом в презент. За эту услугу получил он особый ценный совет: за­гладить ту мелкую пакость, которую учинил, крупным зло­деянием.

В перечне дальнейших подвигов Михаила Иваныча пере­межаются события, достойные традиционных сказочных сю­жетов (стадо баранов перерезал, бабу в малиннике поймал и лукошко с малиной отнял, и жестокие реалии эпохи, рисую­щие типичную картину расправы над российской демократи­ческой печатью («забрался ночью в типографию, станки раз­бил, шрифт смешал, а произведения ума человеческого в отхожую яму свалил»). Таким образом, Топтыгин 1-й прохо­дит путь от единичной расправы над свободолюбивым поэтом (чижом) до масштабной реакционной политики (борьбы с де­мократической печатью). Едко звучат финальные строки пер­вой части сказки: « Так и остался Топтыгин 1-й майором навек. А если б он прямо с типографий начал — быть бы ему теперь генералом».

Во второй главе рисуется параллельный сюжет: в другую трущобу посылает Лев Топтыгина 2-го с тем же заданием. В этом фрагменте сказки М.Е. Салтыков-Щедрин критикует по­литику правительства по отношению к учебным заведениям и науке. Оказалось, что в этой трущобе все пребывают окутан­ные мраком времен, «не зная ни прошедшего, ни настоящего и не заглядывая в будущее».

Топтыгин 2-й приезжает с желанием начать с какого-либо масштабного злодеяния. Однако тут выясняется, что уже при M.Л. Магницком (M.Л.

Магницкий (1778-1855) — попечитель Казанского университета в по­следние годы царствования Александра I) был сожжен печат­ный станок, университет в полном составе поверстан в линей­ные батальоны, а академиков в дупла заточили, где они в летаргическом сне пребывают.

Читайте также:  Краткое содержание журавлёнок и молнии крапивина точный пересказ сюжета за 5 минут

Сатирически звучит наукооб­разная афористичная фраза по латыни в контексте следующе­го высказывания: «Рассердился Топтыгин и потребовал, чтобы к нему привели Магницкого, дабы его растерзать («similia similibus curantur») [клин клином вышибают (лат.)], но полу­чил в ответ, что Магницкий, волею божией, помре».

Во второй главе произведения возникает образ стихийного народного протеста, итогом которого становится расправа над воеводой: «сбежались на рев мужики, кто с колом, кто с …, а кто и с ро­гатиной. Куда ни обернутся — кругом, везде погром. Загород­ки поломаны, двор раскрыт, в хлевах лужи крови стоят. А по­среди двора и сам ворог висит». Эта сцена служит своеобразным предупреждением властям о грядущей эпохе народных революций. По отношению к будущему она звучит провидчески.

Как известно, для русской сказки характерен в компози­ционном отношении троекратный повтор. В этой связи в про­изведении закономерным представляется появление Топтыги­на 3-го.

Этот герой выбирает средние злодеяния: его правление не привносит в общественную жизнь особых пере­мен, а сам он напоминает «пустое место».

Во вверенном ему сказочном пространстве в это время процветает обычная, ус­тоявшаяся в обществе социальная иерархия: «Ежели исстари повелось, что волки с зайцев шкуру дерут, а коршуны и совы ворон ощипывают, то, хотя в таком «порядке» ничего благо­получного нет, но так как это все-таки «порядок» — стало быть, и следует признать его за таковой. А ежели при этом ни зайцы, ни вороны не только не ропщут, но продолжают пло­диться и населять землю, то это значит, что «порядок» не вы­ходит из определенных ему искони границ».

Политика социальных контрастов воплощена у М.Е. Салтыкова-Щедрина в полярных образах: крик одних представляет собой агонизирующий вопль, а крик других — победный клик. Эта реалистическая ситуация оформляется у Топтыгина в теорию неблагополучного благополучия. Здесь М.Е.

Салтыков-Щедрин вновь прибегает к стилистическому контрасту как обличительному средству: «Главное в нашем ремесле — это: laisser passer, laisser faire! (позволять, не ме­шать! (фр.), предоставление со стороны государства полной свободы действий частному предпринимательству!)].

Или, по-русски выражаясь: «Дурак на дураке сидит и дураком погоняет)». Однако в финале Топтыгина 3-го постигает та же участь, что и Топтыгина 2-го. Сказка М.Е.

Салтыкова-Щедрина явля­ется ярким воплощением стихийного социального протеста передовой части русской интеллигенции против гнета и пора­бощения народа и свободомыслия в России.

Источник: http://vsesochineniya.ru/sochinenie-po-proizvedeniyu-saltykova-shhedrina-medved-na-voevodstve.html

Краткое содержание: “Медведь на воеводстве” Салтыкова-Щедрина М.Е

В сказке «Медведь на воеводстве», краткое содержание которой приведено ниже, М. Салтыков-Щедрин пишет о безудержном мракобесии чиновников различных рангов.

В своем стремлении выслужиться перед властью, которую в произведении олицетворяют Лев – проявление силы, и Осел – символ глупости, они ни перед чем не останавливаются.

Притеснение народа, борьба с просвещением, злодеяния – вот результат подобного правления.

Вступление: краткое содержание

«Медведь на воеводстве» Салтыкова-Щедрина начинается с рассуждения автора о злодействах и их роли в обществе. Крупные или блестящие хранятся в скрижалях Истории. А малые называются срамными и никакой хвалы не получают.

Рассказ о Топтыгине I

Это был опытный служака, который непременно желал попасть в скрижали Истории. Потому когда Лев произвел его в майоры и назначил воеводой в какую-то трущобу, Топтыгин I решил сразу же устроить в ней кровопролитие. Лесные жители, привыкшие к вольной жизни, прослышали о приезде правителя, и приготовились к новшествам. Но на деле вышла совсем другая история. Вот ее краткое содержание.

Медведь на воеводстве – Салтыков-Щедрин каждого из трех героев называет Топтыгиным – начал совсем не так, как планировал. Приехав на место, он решил отпраздновать именины. Выпив лишнего, заснул на поляне, так как берлоги своей еще не было. А в ту пору пролетал мимо прославившийся умом Чижик.

Сам Лев мечтал, чтобы он у него в когтях спел. Видит птичка: что-то лежит на поляне. Решила, что это чурбан, уселась на него и запела. А медведь почувствовал, как по нему кто-то прыгает, и, не разобравшись, проглотил Чижика.

На этом его карьера и закончилась, так как по лесу моментально слух нехороший разнесся.

«Воевода-дурак вместо того, чтобы кровопролитие устраивать, съел Чижика», – кричали лесные жители. И ничем этого пятна уж смыть было нельзя. Долго мучился Топтыгин, слыша в свой адрес сначала негодование, а потом и насмешки. Наконец, известие дошло и до Льва.

Написал медведь рапорт, дал взятку Ослу, который посоветовал какое-нибудь кровопролитие учинить. Топтыгин тут же и баранов перерезал, и бабу напугал, и типографию разгромил, и лес весь переворотил. Однако поздно было. Не поверил Лев в его храбрость и приказал отчислить.

Так и остался в чине майора из-за глупой истории, как дает понять ее краткое содержание, Медведь на воеводстве Салтыкова-Щедрина.

Рассказ о Топтыгине II

Но порой и блестящее злодеяние заканчивается плохо. Так было с другим медведем, которого Лев также назначил воеводой. В отличие от Топтыгина I, он заранее обдумал план своей будущей деятельности. Но на месте не оказалось ни типографии, ни академии, которые можно было бы уничтожить.

А раз душу у жителей погубить нельзя, нужно браться за шкуру. Решив так, воевода отправился ночью к мужику. Но и для этого Топтыгина правление закончилось быстро и плохо. Перерезав всю живность, он взобрался на крышу, желая избу по бревнам раскатать. Провалился и завопил так, что сбежались мужики со всей округи.

Посадили они зверя на рогатину и шкуру содрали. Вскоре от него и следа не осталось. Так закончил свое правление второй, вроде бы неглупый, как показывает начало административной деятельности и ее краткое содержание, Медведь на воеводстве.

Салтыкова-Щедрина же в связи с этим заинтересовала появившаяся в Истории поправка, что даже блестящие злодеяния могут плачевные последствия иметь.

Рассказ о Топтыгине III

Зато для третьего медведя все закончилось благополучно. Узнав о судьбе своих предшественников, он задумался: «Как же править? Резолюции правильной по этому поводу не дают. Мало ли напакостишь, много ли, а результат один». И хотел уж было отказаться от должности, да вспомнил о больших деньгах, что при этом полагались.

Прибыв в свои трущобы, воевода забрался в берлогу, да так там весь срок правления и пролежал. Мужики в назначенное время приносили дань, а Топтыгин выбирался только за тем, чтобы поесть. В лесу с его приездом ничего не изменилось. А сам медведь, рассуждая от безделья о благополучии, пришел к мысли, высказанной ему еще Ослом.

Главное в административном деле – все позволять и никому не мешать. Тогда нужные злодейства сами собой сделаются. Правителю же остается только сидеть и ждать. Подобное поведение оказалось самым разумным, и третий Топтыгин в конечном итоге получил чин генерала.

Так заканчивается сказка (вы читали ее краткое содержание) «Медведь на воеводстве» Салтыкова-Щедрина.

Источник: http://4responsible.ru/article/190611/kratkoe-soderjanie-medved-na-voevodstve-saltyikova-schedrina-m-e

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector