Краткое содержание мериме этрусская ваза точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание Этрусская ваза Мериме

Краткое содержание Мериме Этрусская ваза точный пересказ сюжета за 5 минут

Огюста Сен-Клера не любили в так называемом “большом свете”; главная причина заключалась в том, что он старался нравиться только тем, кто приходился ему по сердцу. Он шел навстречу одним и тщательно избегал других. К тому же он был беспечен и рассеян.

Он был горд и самолюбив. Он дорожил чужим мнением. Он призвал все свои силы, стараясь научиться скрывать все то, что считалось унизительною слабостью.

В свете приобрел он вскоре печальную известность человека равнодушного и неотзывчивого. Сен-Клер не верил в дружбу.

Сен Клер был, однако ж, человек приятный в общении. Его недостатки вредили только ему лично. Редко бывало с ним скучно.

Сен-Клер отличался большой внимательностью к женщинам; он предпочитал их беседу мужской. Если такой наружно холодный человек любил кого-нибудь, предметом его страсти могла быть только – это все знали – хорошенькая графиня Матильда де Курси. Это была молодая вдова, которую посещал он с редким постоянством.

Графиня поехала на лечебные воды, а Сен-Клер вскоре отправился за ней.

После одного из свиданий он был необычайно счастлив, восторгался де Курси, радовался, что она предпочла его множеству других поклонников.

В этот же вечер Сен-Клер приходит на встречу молодых холостяков, где присутствует его знакомый Альфонс де Темин. Молодые люди обсуждают, как добиться любви хорошеньких

женщин. Стараются вывести общую формулу оригинальности, чтобы, следуя ей, нравиться всем. Сен-Клер рассказал, как бы он завоевывал красоток, будь даже горбатым: околдовал бы жалобных или эксцентричных особ.

Темин же сказал, что основным оружием он считает приятную наружность и умение со вкусом одеваться.

В качестве примера он начал говорить о той самой графине де Курси, которую когда-то охмурил некий Масиньи: “Глупейший и пустейший из людей вскружил голову умнейшей из женщин.

Скажете ли вы после этого, что с горбом можно достигнуть такого успеха? Поверьте: требуется лишь приятная наружность, хороший портной и смелость.”

Сен-Клер был взбешен. Он вспомнил об Этрусской вазе – подарке Масиньи, который де Курси бережно хранила и даже забрала с собой на воды. И каждый вечер, откалывая свою бутоньерку, графиня ставила ее в этрусскую вазу.

Беседа прерывается прибытием из Египта Теодора Невиля. Он рассказывает о тамошних обычаях. Сен-Клер потихоньку ушел домой, где стал сильно переживать по поводу того, что графиня оказалась такой же женщиной, как все, а он-то думал, что она за всю жизнь любила только его одного. Ей, думает наш герой, все равно: Масиньи или Сен-Клер. Он мучается, но все-таки снова идет к де Курси на свидание.

Она с ним невероятно ласкова, потакает ему во всех мелочах. Дарит отремонтированные часы с собственным портретом. Сен-Клер смягчается: теперь он верит, что она любит его.

Утром его радость снова омрачена. Он снова видит вазу, и она дорога де Курси. А ее портрет на его починенных часах выполнил художник, с которым ее когда-то познакомил Масиньи.

Сен-Клер уже начинает думать, стоит ли венчаться с ней или нет по истечении ее годичного траура. Погружен в мрачные мысли, едет на лошади и встречает другого всадника – де Темина. Сен-Клер настолько раздражен, что затевает пустяковую ссору, и Темин вызывавет его на дуэль.

Вечером с графиней Сен-Клер деланно весел, чем вызывает ее недовольство, ей кажется, что он злой.

Они начинают говорить о том, кто чаще попадается в ловушку ложной любви – мужчины или женщины. Графиня рассказывает ему о том, как однажды подшутила над Масиньи, который был в нее влюблен: он прислал ей признание в любви, а она тем же вечером попросила прочитать его вслух свою кузину, не называя имен. Все смеялись над его глупым и неумелым стилем, а Масиньи был повержен.

Сен-Клер понимает, что был одурачен, и графиня никогда не была влюблена в Масиньи. Он рассказывает все ей, и они счастливые обнимаются. Потом графиня разбивает этрусскую вазу.

На следующий день Темин убивает Сен-Клера на дуэли.

Три года графиня не хочет никого видеть. Потом из странствий возвращается ее кузина Жюли и увозит ее на острова. Но де Курси уже погубила себя – она протянула на курорте три-четыре месяца, а потом умерла от грудной болезни. Пересказал Фред

Вариант 2

В “большом свете” Огюста Сен-Клера не очень любили из-за того, что он хотел понравиться только тем, кто нравится ему. Идя на встречу с одним, он тщательно избегал случайных встреч с другими. Не привлекала и его рассеянность, и беспечность.

Самолюбивый и гордый Огюст Сен-Клер дорожил мнением других. Он изо всех сил старался скрыть в себе то, что считал недостойным. В конце концов, стали его считать неотзывчивым и равнодушным человеком. К слову, в дружбу Сен-Клер не верил.

Общению с мужчинами Огюст предпочитал женские компании. Если он к кому-то и имел чувства, то только к молодой вдове, Матильде де Курси, у которой часто бывал в гостях. Сен-Клер чрезвычайно гордился, что Матильда выбрала именно его среди десятков поклонников.

В один вечер Огюст отправился на встречу молодых и холостых. Собиравшиеся люди обсуждали различные схемы и тактики покорения женщин. Сен-Клер в этот раз рассказал, что мог бы покорить любую даму, даже если бы был горбатым карликом.

Его друг Темин высказал свое мнение, считая главным оружием умение хорошо одеваться и привлекательный внешний вид. В качестве примера была история о де Курси, которую охмурил некий Масиньи. Взбешенный Сен-Клер вспомнил о подарке Масиньи – Этрусской вазе. Эту вазу Матильда любила и хранила.

Придя домой, Сен-Клер начинает раздумывать о том, что Матильда на самом деле никого никогда не любила, хотя ему и казалось, что она любила лишь одного. Масиньи, Сен-Клер, кто-то еще… Огюст мучается, но все равно отправляется на очередное свидание.

Сен-Клер сомневается, стоит ли венчаться с Матильдой, когда пройдет год траура. Опустошенный Сен-Клер на пустом месте ссорится со своим другом Темином, и тот вызывает его на дуэль. Вечером оказывается, что Матильда никогда не любила Масиньи. Она разбивает вазу, и счастливые молодые люди проводят вечер вместе.

На следующий день Огюст погибает на дуэли. Никого не хочет видеть Матильда. Ее кузина Жюли увозит женщину на острова, где графиня и умирает от грудной болезни.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-etrusskaya-vaza-merime/

Книга Этрусская ваза читать онлайн бесплатно, автор Проспер Мериме на Fictionbook

Скачать на ЛитРес

Огюста Сен-Клера не любили в так называемом «большом свете»; главная причина заключалась в том, что он старался нравиться только тем, кто приходился ему по сердцу. Он шел навстречу одним и тщательно избегал других. К тому же он был беспечен и рассеян. Однажды вечером при выходе из итальянской оперы маркиза А.

обратилась к нему с вопросом: «Как пела Зонтаг?» – «Да, маркиза», – отвечал Сен-Клер, приятно улыбнувшись, но думая о другом. Такой странный ответ ни в каком случае нельзя было приписать робости с его стороны; и с знатным вельможей, и со знаменитостью, и даже с самой модной красавицей он обращался так же свободно, как если бы говорил с равным себе.

Маркиза объявила, что Сен-Клер заносчив и дерзок до невероятия.

Однажды в понедельник г-жа Б. пригласила его на обед; она долго с ним разговаривала, и, уходя, он сказал, что никогда еще не встречал более очаровательной женщины. Г-жа Б. набиралась ума в течение месяца, с тем чтобы потом израсходовать этот ум у себя дома в один вечер.

Сен-Клер встретился с ней в четверг на той же неделе. На этот раз она показалась ему скучноватой. Результат следующего за тем посещения был тот, что Сен-Клер решил не появляться больше в ее гостиной. Г-жа Б.

поспешила объявить всем и каждому, что Сен-Клер – человек совершенно невоспитанный и притом самого дурного тона.

Он родился с сердцем нежным и любящим: но в молодости, когда так еще легко воспринимаются впечатления – впечатления, отражающиеся потом на всей жизни, – его слишком пылкая натура навлекла на него насмешки товарищей. Он был горд и самолюбив. Он, как ребенок, дорожил чужим мнением.

Он призвал все свои силы, стараясь научиться скрывать все то, что, по его тогдашним понятиям, считалось унизительною слабостью. Цель была достигнута; но такая победа над собой обошлась ему дорого.

Перед людьми ему действительно удавалось скрывать ощущения нежной души своей; однако ж терзался он ими тем сильнее, чем больше замыкался в самом себе.

В свете приобрел он вскоре печальную известность человека равнодушного и неотзывчивого; когда он оставался наедине с самим собою, его встревоженному воображению представлялись страдания, тем более жгучие, что он ни с кем никогда не хотел делить их.

Сказать по правде, найти друга нелегко! Нелегко? Вернее сказать, невозможно. Существовали ли когда-нибудь два человека, не имевшие тайны один от другого? Сен-Клер не верил в дружбу, и это замечено было всеми. Он был холоден и сдержан в обществе с молодыми людьми.

Он никогда ни о чем не расспрашивал; все его мысли и большая часть его действий оставались для них загадкой. Французы вообще любят говорить о себе; Сен-Клеру приходилось иногда против воли выслушивать задушевную исповедь знакомых.

Его друзья – под этим названием надо разуметь тех, кого мы видим раза два в неделю, – законно жаловались на его недоверчивость; и в самом деле, тот, кто без повода с нашей стороны разоблачает перед нами свои тайны, обижается обыкновенно, если мы не платим ему тою же монетой.

Взаимность в разоблачении сердечных тайн считается как бы общим правилом.

Читайте также:  Краткое содержание чужая кровь шолохов точный пересказ сюжета за 5 минут

– Он всегда застегнут на все пуговицы, – говорил о нем красивый эскадронный командир Альфонс де Теми́н. – К этому проклятому Сен-Клеру нельзя питать ни малейшего доверия.

– Я думаю, что он близок к иезуитам, – возразил Жюль Ламбер. – Один знакомый клятвенно уверял меня, что дважды видел, как он выходил из церкви Сен-Сюльпис. Никто не знает его настоящих мыслей. Я, по крайней мере, в его обществе чувствую себя связанным.

Разговаривающие расстались. На Итальянском бульваре Альфонс де Темин встретил Сен-Клера, шедшего с поникшей головой и смотревшего в землю. Он остановил его, взял под руку и тут же выложил перед ним свои любовные похождения с г-жой ***, муж которой был груб и ревнив.

В тот же вечер Жюль Ламбер проиграл в экарте все свои деньги. Он стал танцевать.

Танцуя, он неумышленно толкнул какого-то господина, который, проиграв в тот вечер значительную сумму денег, был сильно не в духе. Последовал обмен резкими словами; результатом был вызов на дуэль.

Жюль Ламбер попросил Сен-Клера быть его секундантом и в то же время занял у него денег, которых так потом и не возвратил.

Сен-Клер, несмотря на все о нем сказанное, был, однако ж, человек приятный в общении. Его недостатки вредили только ему лично. Он был услужлив, часто приветлив, и редко бывало с ним скучно.

Он много путешествовал, много читал, но говорил о своих путешествиях и читанных им книгах не иначе, как когда настоятельно его к тому принуждали.

Он был высок ростом, приятной наружности; черты его отличались благородством; в них отражался ум; лицо его всегда, однако ж, дышало спокойствием; в улыбке его было что-то привлекательное.

Я забыл одно важное обстоятельство. Сен-Клер отличался большой внимательностью к женщинам; он предпочитал их беседу мужской. Любил ли он? Вопрос разрешить было трудно.

Во всяком случае, если такой наружно холодный человек любил кого-нибудь, предметом его страсти могла быть только – это все знали – хорошенькая графиня Матильда де Курси. Это была молодая вдова, которую посещал он с редким постоянством.

Предположения основывались на следующих доводах: утонченное, почти церемонное обращение Сен-Клера с графиней; то же и с ее стороны; он старался не произносить в свете имя графини; когда же он бывал к тому вынужден, то никогда не присоединял похвалы к ее имени; дальше, до того как Сен-Клер был представлен графине, он любил музыку, она выказывала тогда столько же расположения к живописи; после знакомства вкусы обоих вдруг переменились. И наконец, графиня в прошлом году отправилась на воды; шесть дней спустя Сен-Клер поспешил за нею последовать.

Обязанность историка вынуждает меня сообщить, что в одну июльскую ночь, за несколько мгновений до восхода солнца, калитка парка отворилась и пропустила человека, который вышел на дорогу, принимая такие же точно предосторожности, как вор, опасающийся быть застигнутым.

Парк и поместье принадлежали графине де Курси, человек, вышедший из калитки, был не кто другой, как Сен-Клер. Женщина, закутанная в шубку, проводила его до самой калитки; она вытянула шею и жадно следила за ним глазами, в то время как он торопливо спускался по тропинке, огибавшей стену парка.

Сен-Клер остановился, осмотрелся вокруг и рукою сделал знак женщине, чтобы она скрылась. Прозрачность летней ночи позволила ему различить на прежнем месте бледное лицо женщины. Он вернулся назад, подошел к ней и нежно обнял.

Ему хотелось уговорить ее вернуться домой, но столько еще оставалось сказать ей! Беседа продолжалась минут десять, затем в стороне послышался голос крестьянина, выходившего на работу. Торопливый поцелуй, калитка быстро захлопнулась, и Сен-Клер стал быстро удаляться.

Он шел знакомой дорогой. Он то подпрыгивал от радости, ускорял шаг и ударял по кустам палкой, то внезапно останавливался или медленно продолжал путь, оглядывая небо, начинавшее алеть на востоке. Можно было принять его за сумасшедшего, вырвавшегося на свободу.

Полчаса спустя он остановился у двери небольшого уединенного домика, снятого им на все лето. У него был ключ; он вошел. Он бросился на диван и здесь, уставив глаза в одну точку и блаженно улыбаясь, принялся размышлять и грезить наяву. Воображение рисовало перед ним картину самого полного счастья.

«Как я счастлив! – повторял он ежеминутно. – Наконец-то встретил я сердце, которое меня поняло!.. Да, я встретил свой идеал, приобрел в одно и то же время и друга, и обожаемую женщину… Какой характер!.. Какая пылкая душа!.. Нет, до меня она никого не любила!..

» Движимый тщеславием, от которого не свободны лучшие наши побуждения, он прибавлял: «Красивее женщины нет в Париже!» И воображение рисовало ему все ее прелести. «Она меня предпочла! У ее ног было избранное общество.

Гусарский полковник, красавец и храбрец, и притом совсем не фат… Молодой писатель, пишущий такие прелестные акварели, прекрасно играющий в салонных спектаклях… Наконец, тот русский ловелас, побывавший на Балканах и служивший при Дибиче.

А главное, Камилл Т*** с его умом, изящными манерами, великолепным шрамом на лбу… И ни на кого из них она не обратила внимания. А я!..» И он снова и снова повторял: «Как я счастлив, боже, как я счастлив!..» Он встал, отворил окно, он задыхался; минуту спустя он принялся расхаживать по комнате, затем снова бросился на диван.

Счастливый любовник почти всегда так же скучен, как любовник несчастливый. Один из моих друзей, находившийся попеременно то в том, то в другом положении, нашел способ заставлять меня выслушивать его: он угощал меня отличным завтраком, во время которого я разрешал ему говорить о своей любви сколько угодно, но после кофе я чувствовал настоятельную потребность переменить тему разговора.

Не имея возможности приглашать на завтрак всех моих читателей, я избавлю их от дальнейших любовных мечтаний Сен-Клера. К тому же нельзя постоянно витать в облаках. Сен-Клер был утомлен; он зевнул, потянулся, убедился, что на дворе совсем рассвело и что надо наконец подумать о сне.

Проснувшись и взглянув на часы, он увидел, что времени ему оставалось ровно столько, чтобы одеться и ехать в Париж на званый завтрак в кругу молодых приятелей.

Откупорили еще одну бутылку шампанского, число прежде выпитых предоставляю определить читателю. Достаточно знать, что общество пришло уже в то состояние, которое на завтраках в молодой холостой компании наступает довольно быстро: все говорили одновременно, и головы крепкие начали беспокоиться за слабые.

– Желательно было бы, – произнес Альфонс де Темин, не пропускавший случая поговорить об Англии, – желательно было бы ввести в Париже лондонский обычай, состоящий в том, что каждый предлагает тост в честь любимой женщины. Таким способом мы могли бы наконец узнать, о ком вздыхает наш друг Сен-Клер.

Он налил стакан вина и подлил своим соседям.

Сен-Клер, несколько смущенный, собирался ответить, но Жюль Ламбер опередил его.

– Обычай хорош, я его одобряю! – сказал он, приподнимая стакан.

– Господа! – провозгласил он. – За здоровье всех парижских модисток, исключая тридцатилетних, кривых, хромых и тому подобных.

– Уррра!.. Уррра!.. – прокричали молодые англоманы.

Сен-Клер привстал и поднял стакан.

– Господа! – сказал он. – Сердце мое не столь любвеобильно, как сердце моего друга Жюля, но оно более постоянно.

Мое постоянство тем более похвально, что я уже давно нахожусь в разлуке с дамой моего сердца.

Уверен заранее, что вы одобрите мой выбор, если только я не встречу между вами соперника… Господа, за здоровье Джудитты Паста! За скорое возвращение к нам этой первой трагической актрисы в Европе!..

Источник: https://fictionbook.ru/author/prosper_merime/yetrusskaya_vaza/read_online.html

«Этрусская ваза» Мериме в кратком изложении на Сёзнайке.ру

Огюста Сен-Клера не любили в так называемом «большом свете»; главная причина заключалась в том, что он старался нравиться только тем, кто приходился ему по сердцу. Он шел навстречу одним и тщательно избегал других. К тому же он был беспечен и рассеян.

Он был горд и самолюбив. Он дорожил чужим мнением. Он призвал все свои силы, стараясь научиться скрывать все то, что считалось унизительною слабостью.

В свете приобрел он вскоре печальную известность человека равнодушного и неотзывчивого. Сен-Клер не верил в дружбу.

Сен Клер был, однако ж, человек приятный в общении. Его недостатки вредили только ему лично. Редко бывало с ним скучно.

Сен-Клер отличался большой внимательностью к женщинам; он предпочитал их беседу мужской. Если такой наружно холодный человек любил кого-нибудь, предметом его страсти могла быть только — это все знали — хорошенькая графиня Матильда де Курси. Это была молодая вдова, которую посещал он с редким постоянством.

Графиня поехала на лечебные воды, а Сен-Клер вскоре отправился за ней.

После одного из свиданий он был необычайно счастлив, восторгался де Курси, радовался, что она предпочла его множеству других поклонников.

В этот же вечер Сен-Клер приходит на встречу молодых холостяков, где присутствует его знакомый Альфонс де Темин. Молодые люди обсуждают, как добиться любви хорошеньких женщин. Стараются вывести общую формулу оригинальности, чтобы, следуя ей, нравиться всем. Сен-Клер рассказал, как бы он завоевывал красоток, будь даже горбатым: околдовал бы жалобных или эксцентричных особ.

Темин же сказал, что основным оружием он считает приятную наружность и умение со вкусом одеваться.

В качестве примера он начал говорить о той самой графине де Курси, которую когда-то охмурил некий Масиньи: «Глупейший и пустейший из людей вскружил голову умнейшей из женщин.

Читайте также:  Краткое содержание шекспир буря точный пересказ сюжета за 5 минут

Скажете ли вы после этого, что с горбом можно достигнуть такого успеха? Поверьте: требуется лишь приятная наружность, хороший портной и смелость.»

Сен-Клер был взбешен. Он вспомнил об Этрусской вазе — подарке Масиньи, который де Курси бережно хранила и даже забрала с собой на воды. И каждый вечер, откалывая свою бутоньерку, графиня ставила ее в этрусскую вазу.

Беседа прерывается прибытием из Египта Теодора Невиля. Он рассказывает о тамошних обычаях. Сен-Клер потихоньку ушел домой, где стал сильно переживать по поводу того, что графиня оказалась такой же женщиной, как все, а он-то думал, что она за всю жизнь любила только его одного. Ей, думает наш герой, все равно: Масиньи или Сен-Клер. Он мучается, но все-таки снова идет к де Курси на свидание.

Она с ним невероятно ласкова, потакает ему во всех мелочах. Дарит отремонтированные часы с собственным портретом. Сен-Клер смягчается: теперь он верит, что она любит его.

Утром его радость снова омрачена. Он снова видит вазу, и она дорога де Курси. А ее портрет на его починенных часах выполнил художник, с которым ее когда-то познакомил Масиньи.

Сен-Клер уже начинает думать, стоит ли венчаться с ней или нет по истечении ее годичного траура. Погружен в мрачные мысли, едет на лошади и встречает другого всадника — де Темина. Сен-Клер настолько раздражен, что затевает пустяковую ссору, и Темин вызывавет его на дуэль.

Вечером с графиней Сен-Клер деланно весел, чем вызывает ее недовольство, ей кажется, что он злой.

Они начинают говорить о том, кто чаще попадается в ловушку ложной любви — мужчины или женщины. Графиня рассказывает ему о том, как однажды подшутила над Масиньи, который был в нее влюблен: он прислал ей признание в любви, а она тем же вечером попросила прочитать его вслух свою кузину, не называя имен. Все смеялись над его глупым и неумелым стилем, а Масиньи был повержен.

Сен-Клер понимает, что был одурачен, и графиня никогда не была влюблена в Масиньи. Он рассказывает все ей, и они счастливые обнимаются. Потом графиня разбивает этрусскую вазу.

На следующий день Темин убивает Сен-Клера на дуэли.

Три года графиня не хочет никого видеть. Потом из странствий возвращается ее кузина Жюли и увозит ее на острова. Но де Курси уже погубила себя — она протянула на курорте три-четыре месяца, а потом умерла от грудной болезни.

Источник: http://www.seznaika.ru/literatura/kratkoe-soderjanie/6423-etrusskaya-vaza-merime-v-kratkom-izlojenii

Проспер Мериме «Этрусская ваза» . goldenlib.ru

Проспер Мериме был, пожалуй, самым ярким представителем французского критического реализма. Перу этого замечательного писателя принадлежат талантливые повести, рассказы, романы и пьесы.

Среди всего разнообразия творчества автора следует особо выделить новеллу «Этрусская ваза», которая является одним из ярчайших произведений французской литературы XIX века.

Творчество писателя

Интерес к литературе Проспер стал проявлять ещё в студенческие годы. Тогда он в сотрудничестве с товарищем начала переводить на французский стихи английского поэта Джеймса Макферсона. Вскоре он написал и первое собственное произведение — историческую драму, проникнутую духом романтизма под названием «Кромвель».

Этот роман вызвал восторг и одобрение друзей Мериме. Но он был весьма самокритичен и считал, что книга не достаточно хороша, чтобы выставить её на суд широкой публики. Зато он привлёк к себе внимание колосса французской литературы —  Стендаля.

Стендаль не только стал с тех пор лучшим другом Проспера Мериме, но и помог его становлению как писателя. Немного позже он входит в общество французских писателей, знакомится и общается с Виктором Гюго, Эженом Делакруа и Иваном Тургеневым, который большую часть жизни провёл в Париже.

В своём творчестве Мериме не единожды прибегал к разного рода мистификациям. Некоторые из своих книг он не только подписывал именами вымышленных писателей, но даже помещал в них портреты этих личностей, который, как правило, делались на заказ с его же натуры.

К примеру, авторство одной из своих пьес он приписал некоей испанской актрисе. Он так поступил, чтобы показать и раскритиковать пороки современной ему Франции, которые якобы имели место в Испании. Его мистификации далеко не сразу могли распознать даже такие интеллектуалы как Стендаль.

Ещё после первого своего романа Мериме всерьёз увлекается историей. Со временем увлечение превращается в любимую профессию — его назначают инспектором по охране исторического наследия Франции.

По долгу службы он посещал археологические раскопки, реставраторские работы и древние архивы. Здесь он почерпнул богатый материал не только для своего литературного творчества, но и для научных работ по культурологии и истории.

Лучшие произведения Проспера Мериме:

Краткое содержание новеллы «Этрусская ваза»

Главный герой книги Огюст Сен-Клер не пользовался популярностью и уважением в свете. А всё потому, что он имел наглость и смелость общаться только с теми людьми, которые вызывали у него расположение и уважение. Сомнительных личностей он всячески избегал.

Сен-Клер был с одной стороны был весьма рассеян и беспечен, а с другой — самолюбив и горд, он был крайне чуток к чужому мнению. Юноша пытался как можно глубже скрыть свои чувства и те аспекты своего характера, которые считал недостойными и слабыми. Огюст ни коим образом не верил в возможность существования искренней дружбы между людьми.

Именно поэтому в светском обществе его считали чёрствым, скрытным и неотзывчивым. Но это не мешало ему быть великолепным и интересным собеседником, в компании которого никому не приходилось скучать.

У господина Сен-Клера была одна тайная страсть — графиня Матильда де Курси. Не к кому он так часто не ходил с дружественными визитами, как к этой очаровательной юной вдове.

После одной особо удачной и приятной встречи с графиней Огюст был окрылён тем, что Матильда оказывала ему благосклонность и явно отдавала ему предпочтение перед другими поклонниками.

В тот же вечер юноша посетил один светский салон, где у него завязалась беседа с давнишним знакомым Альфонсом де Темином. В ходе беседы Огюст узнал, что однажды графиня была весьма увлечена осень пустым и никчёмным человеком по имени Масиньи. На память о нём де Курси хранила изящную этрусскую вазу.

Сен-Клер был очень разочарован тем, что Матильда оказалась обычной женщиной, и Огюст не является единственной любовью её жизни. Но всё же он снова и снова навещает графиню, а та своим ласковым отношением вновь вызывает в сердце юноши нежность.

Но однажды ему на глаза попадается этрусская ваза, и он вновь начинает сомневаться в любви Матильды. В тот день он был очень раздражён, и, встретив случайно на улице де Темина, он затеял с ним ссору на пустом месте, из-за чего последний вызвал Сен-Клера на дуэль.

В тот же вечер между Огюстом и Матильдой происходит откровенный разговор, в ходе которого молодой человек узнаёт, что графиня не любила Масиньи и в знак этого разбивает вазу. Сен-Клер на седьмом небе от радости. Но счастью не бывать — на следующий день де Темин убивает на дуэли Огюста, а Матильда спустя три года умирает от тоски по любимому.

Читайте в нашей свободной электронной библиотеке самые лучшие произведения французской литературы, такие как роман Проспера Мериме «Этрусская ваза».

Источник: https://goldenlib.ru/blog-prosper-merime-etrusskaya-vaza-40

Читать онлайн “Этрусская ваза” автора Мериме Проспер – RuLit – Страница 5

– Торнтон был прав, – сказал Темин, – из двух смертей он избрал самую легкую. На его месте всякий поступил бы так же. Значит, вы признаете, что Масиньи был скучнейшим человеком на свете? – прибавил он, помолчав.

– Признаем! – подхватили все в один голос.

– Будем справедливы, господа, – сказал Жюль, – сделаем исключение для ***, особенно когда он излагает свои политические планы.

– Признаете ли вы также, – продолжал Темин, – что госпожа де Курси женщина на редкость умная?

Наступило минутное молчание. Сен-Клер опустил голову; ему представилось, что глаза всех присутствующих устремлены на него.

– Кто же в этом сомневается? – произнес он наконец, продолжая смотреть в тарелку с таким видом, как будто его занимали нарисованные на ней цветы.

– Я утверждаю, – сказал Жюль, возвышая голос, – что она – Одна из трех самых прелестных женщин Парижа.

– Я знал ее мужа, – сказал полковник, – он часто показывал мне женины письма: они были очаровательны.

– Огюст, – перебил Гектор Рокантен, обращаясь к Сен-Клеру, – представьте же меня графине! Вы, говорят, пользуетесь большим влиянием в ее салоне.

– В конце осени, – пробормотал Сен-Клер, – когда она вернется в Париж… Мне… мне кажется, что она никого не принимает в деревне.

– Дайте же мне наконец договорить! – вскричал Темин.

Снова наступило молчание. Сен-Клер сидел на своем стуле, как подсудимый в зале суда.

– Вы не видели графиню три года тому назад, Сен-Клер (вы были тогда в Германии), – продолжал Альфонс де Темин с убийственным хладнокровием, – и, следовательно, вообразить себе не можете, какова была в то время графиня. Прелесть! Свежа, как роза, а главное – жива и весела, как бабочка.

И знаете ли, кто из бесчисленных ее поклонников более других удостоился ее расположения? Масиньи! Глупейший и пустейший из людей вскружил голову умнейшей из женщин.

Скажете ли вы после этого, что с горбом можно достигнуть такого успеха? Поверьте: требуется лишь приятная наружность, хороший портной и смелость.

Сен-Клер страдал невыносимо. Он собрался уже обвинить рассказчика во лжи, но боязнь скомпрометировать графиню удержала его. Ему хотелось произнести несколько слов в ее оправдание, но язык не повиновался. Губы его дрожали от бешенства. Он тщетно искал косвенный предлог, чтобы придраться и начать ссору.

– Как! – вскричал Жюль с видом крайнего удивления. – Госпожа де Курси могла отдаться Масиньи? Frailty, thy name is women[11].

– Доброе имя женщины – сущий пустяк! – произнес Сен-Клер голосом резким и презрительным. – Каждому позволительно трепать его ради острого словца и…

Читайте также:  Краткое содержание неточка незванова достоевского точный пересказ сюжета за 5 минут

Пока он говорил, он вспомнил с ужасом этрусскую вазу, которую много раз видел на камине в парижском салоне графини. Он знал, что это был подарок Масиньи после возвращения его из Италии, и, словно для того, чтобы усилить подозрение, ваза последовала за графиней в деревню. И каждый вечер, откалывая свою бутоньерку, графиня ставила ее в этрусскую вазу.

Слова замерли у него на губах; он видел только одно, помнил только об одном – этрусская ваза!

«Хорошее доказательство! Основывать подозрение на такой безделице!» – скажет какой-нибудь критик.

Были ли вы когда-нибудь влюблены, господин критик?

Темин находился в слишком хорошем расположении духа, чтобы обидеться на тон Сен-Клера, Он отвечал с веселым добродушием:

– Я повторяю только то, что говорилось тогда в свете. Связь эта считалась несомненной в ту пору, когда вы находились в Германии. Впрочем, я мало знаю госпожу де Курси; скоро полтора года, как я у нее не был.

Может быть, все это выдумки и Масиньи мне солгал. Но вернемся к начатому разговору; если даже приведенный мною пример неверен, я все-таки высказал верную мысль.

Всем вам известно, что самая умная женщина во Франции[12], женщина, сочинения которой…

В эту минуту дверь отворилась, и на пороге показался Теодор Невиль. Он только что вернулся из путешествия по Египту.

– Теодор? Так скоро!..

Его засыпали вопросами.

– Ты привез настоящий турецкий костюм? – спросил Темин. – Привез арабскую лошадь и египетского грума?

– Что за человек паша?[13] – спросил Жюль. – Когда же наконец он объявит себя независимым? Видел ли ты, как с маху сносят голову одним ударом сабли?

– А альмеи[14]? – спросил Рокантен. – Красивы ли каирские женщины?

– Встречались ли вы с генералом Л.? – спросил полковник Боже. – Как сформировал он армию паши? Не передавал ли вам для меня сабли полковник С.?

– Ну, а пирамиды? Нильские пороги? Статуя Мемнона[15]? Ибрагим-паша[16]? – и т.д.

Все говорили одновременно. Сен-Клер думал только об этрусской вазе.

Теодор сел, поджав под себя ноги (привычка, заимствованная им в Египте, от которой он не мог отучиться во Франции), выждал, пока все устанут расспрашивать, и заговорил скороговоркой, чтобы труднее было перебивать его:

– Пирамиды! Поистине это – regular humbug[17]. Они совсем не так высоки, как о них думают; всего на четыре метра выше Мюнстерской башни[18] Страсбургского собора. Древности намозолили мне глаза; не говорите мне про них: мне дурно делается при одном виде иероглифа.

Столько путешественников этим занималось! Целью моей поездки было понаблюдать характер и нравы того пестрого населения, которым кишат улицы Каира и Александрии, – всех этих турок, бедуинов, коптов, феллахов, могребинов; я сделал несколько заметок, пока был в лазарете. Какая гадость этот лазарет! Надеюсь, вы не верите в заразу.

Я спокойно покуривал трубку, находясь между тремястами зачумленными. Кавалерия там хороша, полковник, хороши также лошади. Покажу вам потом отличное оружие, которое я оттуда вывез. Приобрел я, между прочим, превосходный джерид[19], принадлежавший когда-то пресловутому Мурад-бею[20].

У меня для вас, полковник, ятаган, для Огюста ханджар[21]. Вы увидите мою мечлу[22], мой бурнус и мой хаик. Знаете ли вы, что при желании я мог бы привезти с собою женщин? Ибрагим-паша прислал из Греции такое множество их, что невольницу можно купить за грош… Но из-за моей матушки… Я много говорил с пашою.

Черт возьми, он умен и без предрассудков! Вы не можете себе представить, как хорошо он разбирается в наших делах. Ему известны малейшие тайны нашего кабинета, честное слово. Из беседы с ним я почерпнул много ценных сведений о различных политических партиях во Франции. В настоящее время он очень интересуется статистикой. Он выписывает все наши газеты.

Знаете ли вы, что он заядлый бонапартист? Только и разговору что о Наполеоне. «Какой великий человек Бунабардо!» – твердил он мне. Бунабардо – так называют они Бонапарта.

– «Джурдина – это Журден»[23], – прошептал де Темин.

– Сначала, – продолжал Теодор, – Мохамед-Али был со мною настороже. Вы знаете, как вообще турки недоверчивы. Он, черт его возьми, принимал меня за шпиона или иезуита. Он ненавидит иезуитов.

Но вскоре он понял, что я просто путешественник без предрассудков, живо интересующийся обычаями, нравами и политическим положением Востока. Тогда он перестал стесняться и заговорил по душам.

На последней аудиенции – это была уже третья – я решился чистосердечно ему заметить: «Не постигаю, говорю, почему твое высочество не объявит себя независимым от Порты[24]». – «Господи! – воскликнул он.

 – Я бы рад, да боюсь, что либеральные газеты, заправляющие всем в твоей стране, не поддержат меня, когда я провозглашу Египет независимым». Очень красивый старик, прекрасная седая борода, никогда не смеется. Он угощал меня отличным вареньем. Из всего того, однако ж, что я подарил ему, больше всего приглянулась ему коллекция рисунков Шарле[25], где были изображены различные мундиры имперской гвардии.

вернуться

О женщины, вам имя – вероломство! – Слова Гамлета о его матери (д. 1, явл. 2).

вернуться

– Намек на французскую писательницу г-жу де Сталь (1766—1817).

вернуться

– Речь идет о египетском паше Мехмеде-Али (1769—1849). Его независимая в отношении Турции политика создала ему популярность в европейском обществе.

вернуться

– танцовщицы на Ближнем Востоке.

вернуться

– легендарный герой, сын богини Авроры (Зари). Согласно древнегреческим преданиям, находившаяся в окрестностях Фив колоссальная статуя была воздвигнута в честь Мемнона (в действительности сооружена в честь египетского фараона Аменхотепа).

вернуться

(1792—1848) – сын Мехмеда-Али, египетский военачальник.

вернуться

форменное надувательство

вернуться

Мюнстерская башня имеет высоту 142 м.

вернуться

– небольшой дротик.

вернуться

(1750—1801) – начальник египетских мамелюков; разбитый в 1798 году наполеоновскими войсками, перешел на сторону французов.

вернуться

– тонкий обоюдоострый кинжал.

вернуться

– плащ. Хаик – покрывало для защиты от солнца.

вернуться

– Цитата из комедии Мольера «Мещанин во дворянстве» (д. V, явл. 1).

вернуться

– официальное название султанской Турции.

вернуться

(1792—1845) – французский художник-баталист и рисовальщик, создавший большое число литографий, изображавших солдат и офицеров наполеоновской армии.

Источник: http://www.rulit.me/books/etrusskaya-vaza-read-27883-5.html

Проспер Мериме – Этрусская Ваза

Огюста Сен-Клера не любили в так называемом «большом свете»; главная причиназаключалась в том, что он старался нравиться только тем, кто приходился ему по сердцу.Он шел навстречу одним и тщательно избегал других. К тому же он был беспечени рассеян.Он был горд и самолюбив. Он дорожил чужим мнением.

Он призвал все свои силы, стараясьнаучиться скрывать все то, что считалось унизительною слабостью.В свете приобрел он вскоре печальную известность человека равнодушногои неотзывчивого. Сен-Клер не верил в дружбу.Сен Клер был, однако ж, человек приятный в общении. Его недостатки вредили только ему лично.Редко бывало с ним скучно.

Сен-Клер отличался большой внимательностью к женщинам; он предпочитал их беседумужской. Если такой наружно холодный человек любил кого-нибудь, предметом его страстимогла быть только — это все знали — хорошенькая графиня Матильда де Курси. Это быламолодая вдова, которую посещал он с редким постоянством.

Графиня поехала на лечебные воды, а Сен-Клер вскоре отправился за ней.После одного из свиданий он был необычайно счастлив, восторгался де Курси, радовался,что она предпочла его множеству других поклонников.В этот же вечер Сен-Клер приходит на встречу молодых холостяков, где присутствуетего знакомый Альфонс де Темин.

Молодые люди Обсуждают, как добиться любви хорошенькихженщин. Стараются вывести общую формулу оригинальности, чтобы, следуя ей, нравиться всем.Сен-Клер рассказал, как бы он завоевывал красоток, будь даже горбатым: околдовал быжалобных или эксцентричных особ.Темин же сказал, что основным оружием он считает приятную наружность и умениесо вкусом одеваться.

В качестве примера он начал говорить о той самой графинеде Курси, которую когда-то охмурил некий Масиньи: «Глупейший и пустейшийиз людей вскружил голову умнейшей из женщин. Скажете ли вы после этого,что с горбом можно достигнуть такого успеха? Поверьте: требуется лишь приятная наружность,хороший портной и смелость.»Сен-Клер был взбешен.

Он вспомнил об Этрусской вазе — подарке Масиньи, которыйде Курси бережно хранила и даже забрала с собой на воды. И каждый вечер, откалываясвою бутоньерку, графиня ставила ее в этрусскую вазу.Беседа прерывается прибытием из Египта Теодора Невиля. Он рассказывает о тамошнихобычаях.

Сен-Клер потихоньку ушел домой, где стал сильно переживать по поводу того,что графиня оказалась такой же женщиной, как все, а он-то думал, что оназа всю жизнь любила только его одного. Ей, думает наш герой, все равно: Масиньиили Сен-Клер. Он мучается, но все-таки снова идет к де Курсина свидание.Она с ним невероятно ласкова, потакает ему во всех мелочах.

Дарит отремонтированные часыс собственным портретом. Сен-Клер смягчается: теперь он верит, что она любит его.Утром его радость снова омрачена. Он снова видит вазу, и она дорога де Курси.А ее портрет на его починенных часах выполнил художник, с которым ее когда-топознакомил Масиньи.

Сен-Клер уже начинает думать, стоит ли венчаться с ней или нет по истеченииее годичного траура. Погружен в мрачные мысли, едет на лошади и встречает другоговсадника — де Темина. Сен-Клер настолько раздражен, что затевает пустяковуюссору, и Темин вызывавет его на дуэль.Вечером с графиней Сен-Клер деланно весел, чем вызывает ее недовольство,

ей кажется, что он злой.Они начинают говорить о том, кто чаще попадается в ловушку ложной любви — мужчиныили женщины.

Графиня рассказывает ему о том, как однажды подшутила над Масиньи, которыйбыл в нее влюблен: он прислал ей признание в любви, а она тем же вечером попросилапрочитать его вслух свою кузину, не называя имен. Все смеялись над его глупым и неумелымстилем, а Масиньи был повержен.

Сен-Клер понимает, что был одурачен, и графиня никогда не была влюбленав Масиньи. Он рассказывает все ей, и они счастливые обнимаются. Потом графиня разбиваетэтрусскую вазу.На следующий день Темин убивает Сен-Клера на дуэли.Три года графиня не хочет никого видеть.

Потом из странствий возвращается ее кузина Жюлии увозит ее на острова. Но де Курси уже погубила себя — она протянулана курорте три-четыре месяца, а потом умерла от грудной болезни.

На нашем сайте Вы найдете значение “Проспер Мериме – Этрусская Ваза” в словаре Краткие содержания произведений, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Проспер Мериме – Этрусская Ваза, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква “П”. Общая длина 57 символа

Источник: http://my-dict.ru/dic/kratkie-soderzhaniya-proizvedeniy/1398014-prosper-merime—etrusskaya-vaza

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector