Краткое содержание мериме локис точный пересказ сюжета за 5 минут

Книга Локис. Автор – Мериме Проспер. Содержание – Проспер Мериме ЛОКИС

(Рукопись профессора Виттенбаха)

— Будьте добры, Теодор, — сказал профессор Виттенбах[1], — дайте мне тетрадку в пергаментном переплете со второй полки, над письменным, столом, — нет, не эту, а маленькую, в восьмушку. Я собрал в нее все заметки из своего дневника за 1866 год, по крайней мере, все то, что относится к графу Шемету.

Профессор надел очки и среди глубокого молчания прочел следующее:

с литовской пословицей в качестве эпиграфа:

Miszka su Lokiu

Abu du tokiu.[2]

Когда в Лондоне появился первый перевод на литовский язык Священного писания, я поместил в «Кенигсбергской научно-литературной газете»[3] статью, в которой, отдавая должное работе ученого переводчика и благочестивым намерениям Библейского общества, я счел долгом отметить некоторые небольшие погрешности, а кроме того, указал, что перевод этот может быть пригоден для одной только части литовского народа. Действительно, диалект, который применил переводчик, лишь с большим трудом понимается жителями областей, говорящих на жомаитском языке, в просторечии именуемом жмудским[4]. Я имею в виду Самогитский палатинат[5], язык которого, может быть, еще более приближается к санскриту, чем верхнелитовский. Замечание это, несмотря на яростную критику со стороны одного весьма известного профессора Дерптского университета, открыло глаза почтенным членам совета Библейского общества, которое не замедлило прислать мне лестное предложение принять на себя руководство изданием Евангелия от Матфея на самогитском наречии. В то время я был слишком занят изысканиями в области зауральских языков, чтобы предпринять работу в более широком масштабе, которая охватила бы все четыре Евангелия. Итак, отложив женитьбу на Гертруде Вебер, невесте моей, я отправился в Ковно с намерением собрать все лингвистические памятники жмудского языка, печатные и рукописные, какие только мне удалось бы достать, не пренебрегая, разумеется, также и народными песнями — dainos равно как и сказками и легендами — pasakos. Все это должно было дать мне материалы для составления жмудского словаря — работа, которая необходимо должна была предшествовать самому переводу.

Я имел с собой рекомендательное письмо к молодому графу Михаилу Шемету, отец которого, как меня уверяли, обладал знаменитым «Catechismus Samogiticus» отца Лавицкого[6], книгой столь редкой, что самое существование ее оспаривалось упомянутым мною выше дерптским профессором.

В его библиотеке, согласно собранным мною сведениям, находилось старинное собрание dainos, а также поэтических памятников на древнепрусском языке[7].

Я написал письмо графу Шемету, чтобы объяснить цель моего посещения, и получил от него крайне любезное приглашение провести в его замке Мединтильтас столько времени, сколько потребно будет для моих разысканий.

Письмо свое он заканчивал уверением, изложенным в самой приветливой форме, что сам он может похвалиться умением говорить по-жмудски не хуже его крестьян и что он был бы счастлив присоединить и свои старания к моим в предприятии, которое он называл великим и увлекательным.

Подобно некоторым другим из наиболее богатых землевладельцев в Литве, он исповедовал евангелическое вероучение[8], священнослужителем которого я имею честь состоять. Меня предупреждали, что граф не лишен некоторых странностей, но, впрочем, весьма гостеприимный хозяин, любитель наук и искусств и особенно внимателен к лицам, которые ими занимаются. Итак, я отправился в Мединтильтас.

У подъезда замка меня встретил графский управитель, который тотчас же проводил меня в приготовленную для меня комнату.

— Его сиятельство, — сказал он мне, — крайне сожалеет, что не может сегодня отобедать вместе с господином профессором. У него один из приступов мигрени, которой он, к сожалению, часто болеет.

Если господину профессору не угодно откушать у себя в комнате, он может пообедать с господином Фребером, доктором графини. Обед — через час; к столу не переодеваются.

Если господину профессору что-нибудь понадобится, вот звонок.

И он удалился, отвесив глубокий поклон.

Моя комната была просторна, хорошо обставлена, украшена зеркалами и позолотой. С одной стороны окна выходили на замковый сад или, лучше сказать, парк, с другой — на широкий парадный двор. Несмотря на предупреждение, что к столу не переодеваются, я счел необходимым вынуть из чемодана свой черный фрак.

Оставшись в одном жилете, я занялся разборкой своего легкого багажа, как вдруг стук колес привлек меня к окну, выходящему на двор. Туда только что въехала прекрасная коляска. В ней сидели дама в черном, какой-то господин и еще одна женщина, одетая как литовская крестьянка, столь рослая и крупная на вид, что я сначала готов был принять ее за переодетого мужчину.

Она вышла первой; две другие женщины, по виду не менее крепкие, стояли уже на крыльце. Господин наклонился к даме в черном и, к крайнему моему Удивлению, отстегнул широкий ремень, которым она была прикреплена к своему месту в коляске.

Я заметил, что волосы у этой дамы, длинные и седые, были растрепаны, а широко раскрытые глаза — безжизненны: ее можно было принять за восковую фигуру. Отвязав свою спутницу, господин снял перед ней шляпу и весьма почтительно сказал ей несколько слов, но она, по-видимому, не обратила на них ни малейшего внимания. Тогда он повернулся к служанкам и едва заметно кивнул им головой.

Три женщины, тотчас же схватили даму-в черном и, несмотря на то, что она изо всех сил цеплялась за коляску, подняли ее, как перышко, и внесли в дом. Кучка домовой челяди наблюдала эту сцену и, казалось, не видела в ней ничего необыкновенного.

Человек, руководивший всеми этими действиями, вынул часы и спросил, скоро ли будет обед.

— Через четверть часа, господин доктор, — ответили ему.

Мне нетрудно было догадаться, что передо мною был доктор Фребер, а дама в черном была графиня. По ее возрасту я заключил, что она приходится матерью графу Шемету, а предосторожности, принятые по отношению к ней, указывали достаточно ясно, что рассудок ее был поврежден.

Через несколько минут доктор вошел в мою комнату.

— Графу нездоровится, — сказал он мне, — и потому я должен сам представиться господину профессору. Доктор Фребер, к вашим услугам. Мне чрезвычайно приятно лично познакомиться с ученым, заслуги которого известны всем читателям «Кенигсбергской научно-литературной газеты». Угодно вам будет, чтобы подавали на стол?

Я ответил любезностью на любезность, прибавив, что, если время садиться за стол, я готов.

Когда мы вошли в столовую, дворецкий, по северному обычаю, поднес нам серебряный поднос, уставленный водками и солеными, очень острыми закусками для возбуждения аппетита.

— Разрешите мне в качестве врача, господин профессор, — обратился ко мне доктор, — рекомендовать вам стаканчик вот этой старки сорокалетней выдержки. Попробуйте: настоящий коньяк на вкус. Это всем водкам водка.

Возьмите дронтхеймский[9] анчоус; ничто так не прочищает и не расширяет пищевод, а ведь это один из важнейших органов нашего тела… А теперь — за стол. Отчего бы нам не разговаривать по-немецки? Вы из Кенигсберга, а я хоть и из Мемеля, но учился в Иене.

Таким образом, мы не будем стеснены, так как прислуга, знающая только по-польски и по-русски, не будет нас понимать.

1

Источник: https://www.booklot.ru/authors/merime-prosper/book/lokis/content/867487-prosper-merime-lokis/

Краткое содержание Коломба (Проспер Мериме)

Коломба делла Реббиа — дочь корсиканского дворянина, наполеоновского полковника, который после падения Наполеона вернулся на Корсику и был там убит при неясных обстоятельствах. К. уверена, что виновник преступления — враг ее семьи и адвокат Баррачини, ставший местным мэром после реставрации Бурбонов.

Не сумев доказать свою правоту в суде, она побуждает своего брата Орсо, в недавнем прошлом также офицера наполеоновской армии, отомстить за отца. Орсо долго колеблется, не будучи убежден в справедливости подозрений сестры, а та между тем всеми средствами, вплоть до прямых провокаций, разжигает вражду между двумя семействами.

Наконец, Орсо, возмущенный вызывающим поведением Баррачини, вызывает на поединок двух сыновей адвоката; те, по корсиканскому обычаю, предпочитают устроить ему засаду в лесу, однако в стычке оба погибают от его руки. В последней сцене повести адвокат Баррачини, сошедший с ума от горя, признается К.

в своем преступлении; дело происходит уже в Италии, куда уехали с Корсики Орсо с сестрой и молодой женой-англичанкой, познакомившейся с ним в разгар вендетты. Рядом со своим отважным, но слишком рассудительным братом не ведающая сомнений К. выступает как воплощение деятельности и решительности.

Орсо, которому годы службы во французской армии привили понятия европейской правовой культуры, для мщения нуждается в доказательствах вины своего врага; К. же не имеет вполне надежных улик, зато твердо знает корсиканские обычаи.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов аристофана за 2 минуты

В сельском доме делла Реббиа она создает атмосферу ненависти, и это сказывается даже в содержании песен, которые она сочиняет .

на Народный лад; с помощью живущих в лесах бандитов она срывает попытки местных властей примирить ее брата с семьей Баррачини, организует вооруженное противостояние с врагами, а после гибели его сыновей помогает Орсо спастись от преследования.

В конечном счете она устраивает и его свадьбу с попавшей на Корсику молодой англичанкой. К.

— двигатель сюжета повести, ее действенное начало, но одушевлена она злой, дикой энергией мести; ее облик отмечен этой ненавистью даже в эпилоге, когда, покончив с врагами семьи, она пытается жить в европейском светском обществе и перенимать его манеры. К.

— одно из впечатляющих воплощений романтического образа «дикаря», не добродетельно-рассудочного, как в сочинениях просветителей, а неистово-страстного, до конца отстаивающего свои варварские понятия о справедливости.

(3 votes, average: 2,33

Источник: http://school-essay.ru/kolomba-prosper-merime.html

Пересказ сюжета новеллы Проспера Мериме «Таманго»

«Таманго» Проспера Мериме – это рассказ не только о том,  как хитрые, жестокие и бессердечные белые покупали и тайком перевозили рабов, но и о том, как запуганные, бесправные, безоружные негры сумели захватить корабль работорговцев, не зная, правда, что с ним делать дальше.

Получая огромную прибыль от продажи «черного дерева», белые мало заботились о комфорте живого товара. Стремясь приобрести рабов побольше и подешевле, они набивали трюмы чернокожими – мужчинами, женщинами и детьми, многие из которых умирали во время трудного путешествия. В новелле П.

Мериме произошло нечто необычное: на корабль среди обычных запуганных и отощавших негров попал и черный работорговец Таманго – бывший знаменитый воин. За этого рослого красивого африканца капитан надеялся выручить много денег. Но вышло иначе. Таманго задумал уговорить остальных невольников взбунтоваться.

Играя на суеверности негров, он обещал, что сумеет вернуть их на родину.

Убедительные доводы, «престиж оратора, привычка невольников бояться и слушаться Таманго замечательно помогли его красноречию». Выбрав момент, чернокожие по условному сигналу обезоружили и убили часовых, а затем всех белых на корабле. Власть на корабле полностью перешла в руки бывших рабов.

Но что они могли с ней поделать? Вести корабль не мог ни один из них, а в показаниях компаса не разбирался даже Таманго. Ужас и отчаяние охватили людей, понявших всю безвыходность своего положения.

Невежественные и запуганные, даже за пределами своей родины они оставались рабами, хотя рядом не было белого человека.

Я считаю, что бунт чернокожих был заранее обречен на неудачу. Не зная, что делать, они пытались заглушить свой страх водкой, найденной в трюме. Вряд ли нашлась бы какая-нибудь сила, сумевшая вернуть их на родину. Даже те негры, о судьбе которых мы ничего не знаем (они уплыли в неизвестность на перегруженной лодке), скорее всего погибли.

Смерть в данном случае – лучший выход для бесправных, невежественных, оказавшихся вдали от родины скитальцев. Только она смогла положить конец их страданиям.

Работорговля – одно из самых больших несчастий и бед, которые принесла цивилизация человечеству, а точнее – тем народам и племенам, которые еще не знали огнестрельного оружия, не умели строить большие быстроходные корабли, не знали, что человека можно использовать, как вещь. Против бесчеловечной торговли людьми направлена новелла П. Мериме «Таманго».

Таманго – это африканский воин, узнавший власть денег и быстро привыкший к «благам» цивилизации – спиртному, оружию, предательству. Таманго такой же чернокожий, как и те, кого он продает белым.

Но воин верит, что репутация хорошего поставщика «черного дерева» сможет защитить его от любой беды. Мы знаем, что он ошибался: репутация мало помогла Таманго.

А вот знания, уверенность в себе, умение руководить спасли ему жизнь.

С ужасными вещами сталкиваемся мы, читая новеллу П. Мериме. Работорговля, запрещенная властями, приносила хитрым судовладельцам огромные деньги, поэтому они шли на все, чтобы обмануть французских таможенников и английские крейсеры.

На корабле капитана Леду было шесть больших железных ящиков, наполненных металлическими ошейниками, цепями и кандалами – для будущих рабов. Купленные негры, попав на корабль, даже не имели возможности встать, так мало было расстояние между палубами.

Не шевелясь, они сидели впритык друг к другу. В узком проходе тоже лежали чернокожие. «Гуманный» капитан считал, что на каждого негра вполне достаточно будет места, равного пяти фунтам в длину и двум фунтам в ширину.

Это было пространство, необходимое драгоценному товару для выживания в течение шестинедельного плаванья.

Однако капитан был не только гуманным, но и умным человеком. Используя принцип «сжимаемости» человеческих тел, он купил на несколько десятков рабов больше, чем планировал, потому что Таманго потребовал за них совсем уж смешную цену – бутылку или даже стакан водки.

Трагедия, случившаяся в море, кажется мне справедливым возмездием за жестокость, безнравственность и бездуховность белых. Негры погибли, потому что были обречены с самого начала. А капитан и его команда получили по заслугам, встретив смерть от руки обиженных и униженных, насильно вывезенных с родины людей.

Таманго – главный герой, именем которого названа новелла. Знакомясь с ним, мы узнаем, что Таманго – знаменитый торговец людьми. Общение с белыми сделало его хитрым, предприимчивым, деловитым, а сила, мужество, гордость, целеустремленность и умение настоять на своем характеризуют Таманго как хорошего воина.

Я считаю Таманго предателем, потому что он торгует людьми, одинаковыми с ним по цвету кожи и по духу.

Его уверенность, что работорговля поставила его вровень с белыми, обманчива, потому что капитаны, с которыми он заключает сделки, смеются над ним, обманывают и смотрят на этого рослого могучего африканца, как на товар.

Не зная, какую прибыль получит за купленных невольников капитан Леду, Таманго продает ему сто шестьдесят негров в обмен на «дрянные бумажные ткани, порох, кремни, три бочонка водки, пятьдесят плохо собранных ружей».

Мы видим, что он не слишком церемонится с товаром, который считает негодным, потому что на него не нашлось покупателя. Тех, кого Таманго не может продать даже за стакан водки, он готов убить. Вот почему я считаю справедливым то, что работорговец сам попал на судно в качестве раба.

Однако, перестав быть торговцем, Таманго на наших глазах превратился в воина – дальновидного, осторожного и хитрого. Его власть над неграми очень сильна, потому что невольниками руководит страх. Суеверные и запуганные, чернокожие готовы подчиняться Таманго, сулящего им освобождение и возвращение на родину. Таманго добился своего.

В результате бунта были перебиты все белые на корабле. Однако самому предводителю явно не хватало знаний, чтобы руководить ходом корабля. И все же Таманго верит в свою судьбу. Он не предается пьянству, как остальные негры, а держится с достоинством, запасается едой и водой. Ему удается выжить – единственному из всех людей на корабле.

Однако настоящей свободы Таманго так и не получил никогда и умер вдали от родины.

(нет оценок)
Loading…

Источник: http://sochinenienatemupro.ru/kratkie-soderzhaniya-shkolnyih-proizvedenij/pereskaz-syuzheta-novellyi-prospera-merime-tamango/

Маттео Фальконе – краткое содержание

   Если вы хотите попасть к зарослям маки, вам необходимо пройти Порт-Веккьо и ещё немного вглубь Корсики. Это место любят все, кто не считается с правосудием. Для того, чтобы получить урожай, здешние земледельцы выжигают некоторую часть леса.

Читайте также:  Краткое содержание рылеев смерть ермака точный пересказ сюжета за 5 минут

Несмотря на то, что леса сжигаются, корни всё-равно пускают новые побеги. Вот эта местность, на которой деревья не больше одного метра, имеет название Маки.

В этом месте правосудие никогда не сможет найти вас, а пастухи всегда вас накормят, но старайтесь не спускаться в город, ведь там вас может застать правосудие.

   Маттео – это мужчина возраста примерно пятидесяти лет. Он жил недалеко от Маки и считался весьма обеспеченным человеком. В его владениях находилось огромное количество стад.

Мужчина он был невысокого роста, крепкого телосложения и смуглый, у него были красивые, вьющиеся волосы и большой нос, тонкие губы и игривые глаза. Он был искусным стрелком, из-за этого все опасались его, но очень уважали.

Со всеми он жил мирно, несмотря на то, что ходили слухи, что он подстрелил врага.

   Фальконе был женат на Джузеппе, и у них было четверо детей. Дочерям он давным-давно нашел мужей, сын был еще мал, но всё-таки, он должен был стать надеждой семьи.

   В один прекрасный день с самого утра семья отправилась прогуляться по Маки, чтобы посмотреть за своими многочисленными животными. Сын решил, что он останется дома. Мальчик лежал на травке, наблюдая за солнцем и думал о выходных.

   Была тишина и вдруг прозвучал выстрел, на слух это было около равнины. Скатившись, мальчик увидел бородатого человека, он был плохо одет и носил шапку, так мальчик понял, что он горец. У горца было ранение где-то в области бедра, но он стоял на ногах хоть и опирался на свое оружие. Им оказался бандит, тот который прячется в Маки, но он решил сходить в город и запастись порохом и по пути встретил солдат.  

   Бандит Санпьеро сумел уйти. Он узнал сына Маттео и очень попросил мальчика спрятать его. Мальчик засомневался, но бандит начал угрожать выстрелом. Мальчик не испугался и сказал, что укроет Джанетто, но за это он возьмёт с него плату. Бандит дал ему несколько серебряных монет.

   Мальчик забрал деньги и предложил Санпьеро закопаться в сене. Вскоре мальчик нашёл кошку с маленькими котятами и положил их на стог, чтобы было незаметно, что там есть кто-то. Спустя некоторое время пришли солдаты, они требовали от Фортунатто сказать, не проходил ли мимо Санпьеро.

Мальчик дерзил сержанту, поэтому его дом решили обыскать. Вскоре дом был обыскан, а мальчик всё ещё сидел на стоге и гладил кошку. Сержант подошел к сену, ткнул его штыком и решив, что там никого нет, попытался подкупить мальчика.

Вытащив часы, он сказал, что отдаст их Фортунатто, как только мальчик скажет, где спрятался бандит.

   Несмотря на то, что мальчику очень хотелось эти часы, он не стал протягивать руки к ним. Солдат старался всё больше заинтересовать мальчика часами, поэтому внутри юного мальчика появилась борьба, ведь часы были почти рядом с ним, а бандит всё же был неправ. Сержант дотянулся часами до самого Фортунатто, но из рук так и не выпустил. Тогда мальчик всё-таки указал, что бандит находится в сене.

   Наконец-то часы были в руках у Фортунатто. Джанетто был найден солдатами, которые быстро раскидали сено и связали его по рукам и ногам. Когда бандит уже был арестован, мальчик отдал ему его монету, ведь он понимал, что монету он не заслужил.

Фортунатто погрузили на носилки, это была единственная возможность перенести преступника. В скором времени появился хозяин дома вместе со своей женой, он удивился, ведь он уже давно не видел солдат, поэтому испугавшись, направил свое оружие на них.

Он стал очень медленно приближаться к своему дому. Солдату тоже стало страшно, все знали, как Маттео стреляет, а его оружие было наготове. Появился Гамба родственник Маттео, он постарался выйти побыстрее, чтобы тот, увидев родственника, опустил ружье.

Солдаты сказали, что они поймали очень опасного преступника, а сын Маттео Фортунатто им очень помог. Маттео понял, что свершилось недопустимое.

   Джанетто Санпьеро увидел Маттео Фальконе вместе с его женой на пороге дома. Джанетто плюнул в них и назвал Маттео Фальконе предателем. Фальконе показал всем своим видом, что он не может выдержать вины своего ребенка за то, что тот сдал его полицейским.

Мальчик, решив немного загладить свою вину, предложил бандиту немного молока и покаянно протянул его бандиту. Бандит не принял подношение и гордо попросил у солдат воды. Сержант быстро дал флягу с водой и он оттуда отпил.

Вскоре сержант c его солдатами пошли в сторону города.

   Через несколько минут после того, как отошли солдаты, Фортунатто стоял в молчании, он не знал, что ему ожидать, поэтому смотрел и на мать, и на отца. Отец собрался с мыслями и начал разговаривать с сыном очень спокойно, но весьма устрашающе.

Мальчик очень хотел было подойти к отцу, попросить прощения, но отец начал кричать и мальчик понял свою ошибку, остановился, немного не дойдя. Мать заметила сверкающую цепочку. Она поинтересовалась, откуда она появилась у Фортунатто. Мальчик сказал, что часы ему дал один из полицейских, сержант.

Маттео Фальконе только сейчас осознал, что его сын стал первым и единственным предателем в роду.

   Мальчик очень громко плакал, отец не отводил от него глаз. Прошло несколько минут, отец взял свою ружье, положил на плечо и пошел сторону. Фортунатто был обязан пойти вместе с ним. Мать понимала, что происходит, она очень просила глазами ничего не делать, но вскоре она смогла лишь поцеловать рыдающего сына, и сама со слезами на глазах пошла домой.

   Сын с отцом дошли до небольшого оврага. Отец, не задавая лишних вопросов, предложил сыну помолиться. Фортунатто знал немного молитв, но смог прочитать их все, которые знал. Он несколько раз просил прощения у своего отца, просил его пощадить, но отец всё-таки прицелился в сторону сына и выстрелил в него.

   Мальчик умер. Подходя к дому, Маттео заметил встревоженную Джузеппе. Он сказал, что совершил правосудие. Что его мальчик умер, как христианин и что честь их семьи очищена. Он попросил своего зятя переехать жить к ним.

Источник: http://szhato.ru/merime/195-matteo-falkone.html

Краткое содержание Таманго Мериме

Капитан Леду был бравым моряком. Поступив на службу простым матросом, он спустя некоторое время стал помощником рулевого. Но в битве при Трафальгаре в пылу сражения ему раздробило кисть левой руки, которую в дальнейшем пришлось ампутировать, и некогда удалого вояку списали с корабля.

Чтобы не томиться от безделья, Леду принялся за изучение теории мореплавания, штудируя купленные на сбережения книжки и ожидая подходящего случая отправиться в море вновь. Несколько лет спустя уже сведущий в судоходном деле калека стал капитаном.

Проработав некоторое время на каперском люггере, Леду переходит на коммерческое судно, несмотря на запрет промышлять торговлей подневольных негров.

Приняв участие в столь рискованном предприятии, Леду с согласия судовладельца строит быстроходный и вместительный бриг “Надежда” – судно, спроектированное специально для транспортировки “черного дерева”.

Однорукий морской волк быстро прославился среди работорговцев, вот только недолго ему было уготовано упиваться известностью.

В один из рейсов Леду причалил к берегам Африки, чтобы купить рабов у негритянского вождя Таманго. После обмена учтивыми приветствиями и распития нескольких бутылок водки, собеседники приступили к осуществлению купли-продажи. Предложенный вождем товар не понравился капитану. Он “пожимал плечами, ворчал,

что мужчины тщедушны, женщины слишком стары или слишком молоды, и жаловался на вырождение черной расы”. За самых сильных и красивых Леду был готов заплатить обычную цену, остальных же соглашался взять лишь при большой скидке. Таманго возмутили подобные условия сделки. Они долго кричали, спорили, выпили чудовищное количество спиртного.

В итоге почти совсем охмелевший африканец уступил упертому французу. “Дешевые ткани, порох, кремни, три бочки водки и пятьдесят кое-как отремонтированных ружей – вот что было дано в обмен на сто шестьдесят рабов”.

Читайте также:  Краткое содержание кафка замок точный пересказ сюжета за 5 минут

Оставалось еще около тридцати невольников – дети, старики, больные женщины.

Не зная, что делать с этим хламом, Таманго предложил его капитану по бутылке с “огненной” водой за штуку. Хоть корабль и был до конца заполнен, все же Леду принял столь заманчивое предложение. Он взял из тридцати рабов двадцать самых худощавых. Тогда негр стал просить только по стакану водки за каждого из десяти оставшихся.

Капитан купил еще трех детей, но заявил, что не возьмет больше ни одного негра. Не в состоянии придумать ничего лучше, Таманго решил убить за ненадобностью семь хилых никому не нужных рабов. Первый выстрел из ружья свалил с ног женщину. Это была мать троих детей, которых взял Леду. Убить остальных невольников вождю помешала одна из его жен.

Разгневанный столь наглым поступком, Таманго в ярости ударил девушку прикладом и прокричал, что дарит ее французу. Туземка была молода и красива. Леду с готовностью принял столь щедрый дар. Шесть же уцелевших невольников были обменены на табакерку и отпущены.

Капитан поспешил заняться погрузкой своего товара на корабль. Таманго же прилег в тени на траву, чтобы проспаться. Когда он проснулся, бриг, уже под парусами, спускался вниз по реке. Страдая от похмелья, африканский вождь потребовал жену Айше и был несказанно удивлен и ошеломлен, узнав, что та отдана в услужение белому капитану.

Желая исправить роковую ошибку, Таманго побежал к бухте, рассчитывая найти там лодку, на которой можно подплыть к бригу. Настигнув невольничий корабль, он попросил обратно свою супругу.

“Дареное назад не отбирают”, – ответил Леду, не обращая внимания на истерику и слезы негра, который “то… катался по палубе, призывая свою дорогую Айше, то бился головой о доски, словно хотел лишить себя жизни”.

Во время спора старший помощник доложил невозмутимому капитану, что за ночь погибло три раба, освободив свои места, и посоветовал сделать подневольным того, кто не так давно сам промышлял столь неблагородным занятием, как работорговля.

“Леду рассудил, что Таманго можно легко продать за тысячу экю, что это путешествие, сулившее ему большие барыши, будет, вероятно, последним, что, раз уж он сколотил деньгу и покончил с торговлей рабами, не все ли равно, какая слава пойдет о нем на Гвинейском побережье: добрая или худая!”. Хитростью завладев ружьем Таманго, он высыпал из оружия весь заряд пороха.

Старший помощник тем временем вертел в руках саблю рыдающего мужа, и, пока тот стоял безоружный, двое дюжих матросов бросились на него, опрокинули его на спину и принялись вязать. Так неразумный племенной вождь стал живой подневольной скотиной. “Товарищи Таманго по рабству, бывшие его пленники, встретили его появление в своей среде с тупым удивлением.

Он и теперь внушал им такой страх, что ни один из них не посмел надругаться над несчастьем того, кто был причиной их собственных мучений”.

Подгоняемый попутным ветром с суши, корабль быстро удалялся от берегов Африки. Чтобы человеческий груз как можно меньше пострадал от утомительного плавания, было решено ежедневно выводить невольников на палубу.

Некоторое время рана Таманго не позволяла ему выходить наверх. Наконец он смог осуществить это маленькое путешествие.

“Гордо подняв голову среди боязливой толпы невольников, он прежде всего бросил грустный, но спокойный взгляд на огромное водное пространство, расстилавшееся вокруг корабля, затем лег, или, вернее, повалился, на доски палубы, даже не расположив поудобнее свои цепи”.

Но вид прислуживающей своему французскому господину Айше вывел Таманго из равновесия. Развенчанный вождь пригрозил супруге страшным Мама-Джумбо, карающим неверных жен. Девушка только разрыдалась в ответ.

Ночью, когда почти весь экипаж спал глубоким сном, на весь корабль раздался громкий голос Леду, выкрикивавшего ругательства, и щелканье его страшного бича.

На следующий день, когда Таманго появился на палубе, лицо его было все в кровоподтеках, но он держался также гордо, как и прежде, решив с этого момента в корне изменить сложившуюся ситуацию. Попросив Айше раздобыть напильник, вождь день и ночь убеждал негров предпринять героическую попытку вернуть себе свободу.

Авторитет оратора, привычка рабов трепетать перед ним и подчиняться ему помогли добиться желанного результата. Чернокожие даже стали торопить вождя в осуществлении бунта.

Как-то утром Айше бросила возлюбленному сухарь, в котором был спрятан маленький напильник. После долгого ожидания настал великий день мщения и свободы.

Перед одной из “прогулок” на палубе брига “невольники постарались подпилить свои цепи таким образом, чтобы это не бросилось в глаза, но чтобы при малейшем усилии они могли их разорвать”.

Подышав немного свежим воздухом, они все взялись за руки и принялись плясать, а Таманго затянул песню, пропев которую, разлегся у ног одного из матросов, словно выбившись из сил. Все заговорщики сделали то же самое. Таким образом, каждый матрос оказался окруженным несколькими неграми.

Незаметно порвавши свои цепи, Таманго издает условный крик, оповещающий о начале мятежа. Начинается драка. Матросы валятся с ног под натиском разгневанных рабов. Таманго вступает в бой с Леду и в горячке схватки раздирает ему горло зубами.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-tamango-merime/

Проспер Мериме хронологическая таблица

Проспер Мериме хронологическая таблица жизни и творчества французского писателя изложена в этой статье.

Проспер Мериме хронологическая таблица

28 сентября 1803 — родился в Париже. Закончил юридический факультет. Однако во время учёбы его больше привлекает филология – греческий, испанский, английский и русский языки и литература этих стран.

1822 – Мериме пишет первую пьесу «Cromwell».

1825 – первая публикация Мериме – книга «Театр Клары Газуль»

1827 – появляется ещё одна литературная мистификация – «перевод» иллирийского фольклора «Гюзла» (La Guzla).

1828 –  драматическая хроника «Жакерия» (Jacquerie).

1829 – «Хроника царствования Карла IX». Написана новелла «Матео Фальконе» (Mateo Falcone), «Взятие редута» (L’Enlèvement de la redoute), рассказ о торговле африканскими рабами «Таманго» (Tamango).

1831 – Мериме знакомится с Жени Дакен, письма к которой были опубликованы после смерти Мериме под заголовком «Письма незнакомке» (Lettres a une inconnue, 1874).

1833 – выходит книга «Мозаика» (Mosaïque), в которой объединены произведения 1829-1833гг.

1834 – новелла «Души чистилища» (Les âmes du purgatoire), в которой разрабатывается легенда о Дон Жуане.

1835-1840 — работая во французском адмиралтействе главным инспектором исторических памятников, Мериме много путешествует и создает описания своих путешествий (в Грецию, Испанию, Турцию и Францию), в которых проявляет себя как прекрасный историк и знаток археологии.

1837 – «Венера Илльская» (La Vénus d’Ille).

1838 – новелла «Двойная ошибка» (La double méprise)

1840 – сказание о корсиканской вендетте «Коломба» (Colomba).

1844 – публикация новеллы «Арсена Гийо» (Arsène Guillot), вызвавшая в обществе скандал.

1845 – самая  знаменитая французская новелла «Кармен» (Carmen).

1848 – Мериме участвует в подавлении июньского восстания французских рабочих.

1851 – после переворота, совершённого Луи Наполеоном Бонапартом, он назначается сенатором.

1860-ые — занимается исследовательской работой (статьи о Пушкине, Гоголе, Тургеневе, Толстом и др.; исторические работы о Борисе Годунове, Богдане Хмельницком, Степане Разине и др.

), переводами с русского языка (повести Пушкина «Пиковая дама» и «Выстрел», «Ревизор» Гоголя, повести «Призраки» и «Странная история» Тургенева и др.

) Мериме стал первым человеком, который познакомил Францию с русской литературой.

1869 – итоговое произведение Мериме – новелла «Локис» (Lokis).

23 сентября 1870 – Мериме умер в Каннах.

1871 – посмертно опубликована новелла «Голубая комната» (La chamber bleue).

1873 – посмертно опубликована новелла «Джуман» (Djoumane).

Источник: https://kratkoe.com/prosper-merime-hronologicheskaya-tablitsa/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector