Краткое содержание никитин хождение за три моря точный пересказ сюжета за 5 минут

“Хождение за три моря”: краткое содержание, автор и герои

Краткое содержание Никитин Хождение за три моря точный пересказ сюжета за 5 минут

Сведения об авторе “Хождения за три моря”, Афанасии Никитине, скудны. Книжник, внесший «Хождение…» в летопись, записал, что “Офонас Тверитин купец” “был в Ындее 4 года”, «Смоленьска не дошед умер». Купцы привезли его «тетрати» «к Мамыреву Василью, к дияку великого князя на Москву».

Время, в которое происходило путешествие, по различным соображениям и деталям, датируют двояко: 1466—1472 гг. (И.И. Срезневский, Н.В. Водовозов, Н.И. Прокофьев) и 1471—1475 гг. (Л.С. Семенов, Я.С. Лурье).

Летописец же сообщает, что ему неизвестно, когда путешествовал Афанасий, он знает только, что началось его путешествие одновременно с поездкой Василия Папина с кречетами послом от великого князя, причем он за год до казанского похода пришел из Орды.

Иначе говоря, проблема хронологии путешествия до сих пор остается открытой. «Хождение за три моря» дошло в семи списках (один из которых содержит лишь отрывки из произведения) и трех редакциях.

“Хождение за три моря”: краткое содержание

Произведение начинается кратким вступлением, упоминающим названия морей, через которые прошел повествователь.

Если сравнивать его со вступлением к «Хождению игумена Даниила», сразу становится ясным различие двух разновидностей жанра.

От авторского самоуничижения в тексте Афанасия остается лишь сочетание «грешное хождение», полностью отсутствуют рассуждения о цели произведения и ссылки на библейские тексты.

В структуре произведения выделяется несколько различных по объему повествовательных частей. Первая, следующая непосредственно за вступлением, — о путешествии Афанасия из Твери до Дербента.

В ней необычайно подробно и живо рассказывается о трудностях, встретившихся путешественникам, многие из которых, как и сам автор, потеряли в пути все товары, приготовленные для торговли в Персии, поскольку суда были захвачены татарами. В деталях повествуется и о том, как ширваншах вызволил из плена людей, ехавших к нему.

Эта часть отличается особой живостью рассказа благодаря перечислению действий всех персонажей и передаче их речи в формах как прямой, так и косвенной.

Вторая часть, рассказывающая о пути из Дербента в Индию, схематична. Главным образом ее содержание сводится к перечислению географических пунктов, через которые прошел Афанасий.

Изредка в этот перечень вставляются краткие замечания о природных явлениях (“А в Гурмызе есть солнце варно, человека сожжет”), о бытовых объектах, удивляющих русского человека (“…

а фуники кормять животину, батман по 4 алтыны”), о временных рамках путешествия (“А в Гурмызе был есми месяць”).

Третья, центральная часть, самая пространная, посвящена странствию Афанасия Никитина по Индии.

Здесь, как и в предыдущей части, автор приводит рассказы о городах, в которых он побывал, указывая время, необходимое для перехода от одного пункта до другого, и время, которое он провел в том или ином месте (“А от Пали до Умри 10 дни”, “А зимовали есмя в Чюнере, жили есмя два месяца”). Путевые очерки, посвященные разным пунктам, неоднородны по составу и содержат впечатления путешественника от самых разнообразных явлений чужеземной жизни. Так, повествуя о Чюнере (Джуннаре), Афанасий упоминает о правителе Асатхане, его военной силе, обычаях, подробно рассказывает о зиме, прожитой им в этом городе, о земледельческих работах и особенностях скотоводства. Привлекли внимание путешественника обычай поселять купцов по подворьям и зимняя одежда жителей.

Самый драматичный эпизод этого очерка — рассказ о том, как у Афанасия хан забрал жеребца, которого тот хотел выгодно продать, и о чудесном спасении самого автора от перехода в мусульманство и возвращении ему жеребца на Спасов день.

Содержатся в очерке и сведения торгового характера: Афанасий, которого купцы в Персии уверяли, что в Индии есть что купить для продажи на Руси, убедился, что это неверно, все товары подходят только для местной торговли, возить их на Русь невыгодно и опасно. Состав очерка типичен для всей этой части.

Из тех составляющих, которые не вошли в него, но есть в других очерках, нужно отметить рассказы о войске, его вооружении и средствах передвижения, об обычаях знатных людей, их жилищах, о кастах, существовавших в буддистской части Индии, о божествах и верованиях, о еде, о месторождениях драгоценных камней, полезных растениях, непривычных для Руси, о климате различных мест; легенды (их всего две, и связаны они с местными индийскими источниками).

Четвертую часть произведения “Хождение за три моря” (краткое содержание) составляет рассказ о пути Афанасия из Индии на родину. Он соединяет в себе особенности первой и второй частей.

С одной стороны, здесь присутствует живой рассказ о длительном путешествии по морю до Эфиопии, а с другой — автор кратко упоминает основные пункты по дороге оттуда в Трапезунд, указывая время, которое затратил на переезды в них.

Рассказ о путешествии из Трапезунда в Кафу наполнен бытовыми подробностями приключений многострадального автора, которого приняли за шпиона «из орды Асанбега» и «обыскали все — что мелочь добренкая, ини выграбили все».

В заключение «Хождения за три моря» следует упоминание о трех пройденных морях и молитва на смеси восточных языков. Таким образом произведение получает завершенную кольцевую композицию.

Преобладающим принципом повествования в «Хождении за три моря» становится хронологический: Афанасий указывает расстояние между пунктами в днях пути и по существу отказывается от строгого следования топографии, заметив еще во второй части: “А то есмы городы не все писал, много городов великих”. Следовательно, тенденция, проявившаяся уже в «Хождении Игнатия Смольнянина», получила свое завершение в первом полностью светском купеческом «хождении».

Образ автора и героев “Хождения за три моря”

Образ повествователя в «Хождении…» также отличается новыми чертами. Круг предметов, интересующих путешественника, значительно расширяется, одновременно увеличивается количество людей, с которыми он встречается и о которых рассказывает читателю.

Ему приходится приспосабливаться к условиям тех мест, где он проходит, иногда даже изменяя имя (в Индии он называл себя на мусульманский лад — «Хозя Исуф Хоросани»). При этом Афанасий проявляет удивительную терпимость к чужим обычаям и нравам, по большей части не осуждая и не восхваляя их.

В отличие от паломников по святым местам, он находился в иноверческой среде, и это доставляло ему постоянные нравственные страдания. Хотя путешественник нигде не высказывал своего отрицательного отношения к иным верованиям и даже пристально наблюдал за религиозными обрядами мусульман и индуистов, все же эти верования оставались для него чужими.

Ограбленный в самом начале своего пути, он утратил книги, которые помогли бы ему ориентироваться во времени христианских праздников, поэтому на протяжении всего произведения он сетует, что не вовремя исполняет обряды.

Глубокую печаль ощущает путешественник от сознания, что он отступил от правил своей веры, хотя в этом и не виноват, и неоднократно обращается с молитвами к Богу, прося простить его.

Афанасию Никитину свойственна не только приверженность православию, но и гордость за него.

Так, находясь на буддистской территории, он открыл индийцам, что он не мусульманин, а христианин, и они перестали скрывать от него свой быт.

Образ родины постоянно присутствует в размышлениях повествователя “Хождения за три моря”. Он не только вспоминает о Руси, сравнивая обычаи чужестранцев со своими, но и думает о судьбе родной земли, записывая, например, на смеси восточных языков: «Русская земля да будет Богом хранима!»

Так повествователь в “Хождении за три моря” становится фактически главным героем произведения, предстающим перед читателем не просто как наблюдатель, как это было в паломнических «хождениях», но как самобытная личность, чей образ раскрывается не только в действиях и поступках, но и в молитвах и размышлениях. Такое изменение в изображении человека отвечает духу эпохи и сходно с теми процессами, которые происходили в других жанрах.

Источник: http://classlit.ru/publ/drevnerusskaja_literatura/khozhdenie_za_tri_morja/khozhdenie_za_tri_morja_kratkoe_soderzhanie_proizvedenija/90-1-0-480

Афанасий Никитин «Хождение за три моря» – краткое содержание – Русская историческая библиотека

Афанасий Никитин «Хождение за три моря» – краткое содержание

«Хождение за три моря Афанасия Никитина» (см. его полный текст) – описание русским человеком XV века своего путешествия в далёкую Индию.

https://www.youtube.com/watch?v=R5IYtpdhL9o

Афанасий Никитин был тверским купцом. В 1466 году он присоединился к посольству великого князя Ивана III, ехавшему в азербайджанскую Шемаху.

Никитин отправился в Шемаху с торговыми целями, однако по дороге он был ограблен татарами, которые отняли у него все, даже Библию, с которой, как человек очень религиозный, он никогда не расставался.

Тогда он решил попытать счастье и ехать дальше торговать: ему не хотелось с пустыми руками возвращаться домой. Так он и совершил свое путешествие «за три моря» (Каспийское, Черное и Индийское), и попал сухим путем в Индию раньше известного мореплавателя Васко да Гама.

За три моря. Путешествие Афанасия Никитина. Мультфильм для детей

Афанасий Никитин был одним из первых европейцев, которого увидели индусы: – «аз хожу куда, ино за мною людей много, дивятся белому человеку», пишет он.

В городе Чунере, по дороге в Индию, Афанасий Никитин был арестован местным ханом, который, узнав, что он не магометанин, отнял у него его коня и грозился казнить его, если он не примет мусульманской веры.

Никитин был тверд в своей вере. Он говорит, что Господь смиловался над ним, не допустил погибнуть и совершил чудо: Афанасий был помилован и выпущен в самый день Преображения Господня; коня ему вернули.

Трудно было оставаться христианином в «бесерменской» земле, но Никитин был глубоко верующим человеком.

Не имея никаких священных книг, он по солнцу рассчитывал дни года, праздники, соблюдал посты; Великим постом разрешал себе есть только хлеб и пить воду два раза в день. Он провел в Индии больше пяти лет.

«Уже прошли четыре Великих дня (4 Пасхи) в Бесерменской земле, – пишет он, – а христианства я не оставил».

Подробно рассказывает Афанасий о религии индусов. «Всех вер, – говорит он, – в Индии 84». Вероятно, он принял за разные «веры» – касты, которых в Индии много и которые живут очень обособленно друг от друга; – «вера с верой ни ест, ни пьет, ни женятся между собою». Наивно говорит он, что «все веруют в Адама, а зовут его Бут (Будда)».

В городе Первота видел он капище Будды «с пол-Твери» величиной.

Описывая идола Будды, Никитин говорит: «Бут вырезан из камня, вельми велик, да хвост у него через него, да руку правую поднял высоко, да простер, аки Устьян (Юстиниан), царь Цареградский, а в левой руце у него копие», – «а виденье (лицо) обезьянино». – «А перед Бутом стоит вол вельми велик, а вырезан из камени из черного, а весь позолочен, а целуют его в копыто, а сыплют на него цветы, и на Бута сыплют цветы».

Читайте также:  Краткое содержание помпадуры и помпадурши салтыков-щедрин точный пересказ сюжета за 5 минут

Карта маршрута путешествия Афанасия Никитина

Наблюдая молитву индусов, Никитин заметил, что они молятся всегда на восток и кланяются, как наши монахи, касаясь руками земли: «они се кланяют по-чернешски, обе руки дотычут до земли». Никитин описывает похоронный обряд в Индии: тела умерших сжигают, а пепел сыплют в воду.

Поразила его природа Индии, но в рассказах его есть некоторые фантастические сведения: так, например, говорит он о птице Гугук, у которой, если кто-нибудь хочет ее убить, изо рта выходит огонь; если же Гугук сядет на крышу дома, то в этом доме будет покойник.

Никитин видел змей длиной в две сажени. Он описывает, как индусы употребляют на войне слонов. Поразили его обезьяны – «мамоны».

Он уверяет, что у них есть свой «обезьянский князь», у которого своя «рать» – «кто их (обезьян) занимает, они ся жалуют князю своему, и он посылает на того свою рать; и они пришедши на град и дворы разваляют и людей побьют. А рати их сказывают вельми много, и язык их есть свой».

Афанасий Никитин пробыл больше пяти лет в Индии, но никакого состояния себе не составил. «Меня залгали псы бесермены, а сказывали много всего нашего товара, ано нет ничего на нашу землю, все товар белый на Бесерменскую землю, перец да краска, – той дешево; ино возят морем, и они пошлины не дают, а нам пошлины великие».

В конце концов его взяла тоска по родине, и он решил ехать обратно. В сочинении Никитина чувствуется глубокая любовь к России. «Да сохранит Бог землю Русскую», говорит он в одном месте: «Боже, сохрани! В сем мире нет подобной ей земли. Да устроится Русская земля! О, Боже, Боже!» Слово «Боже» он повторяет пять раз, на арабском, персидском, татарском и два раза на русском языках.

Афанасий Никитин не доехал до своей Твери: он умер по дороге (в 1472 году) в Смоленске. Его записки были доставлены купцами в Москву.

Никитин был несомненно выдающейся личностью; это – глубоко верующий, умный, наблюдательный и предприимчивый человек, горячо любящий свою родину.

Сочинение его, во-первых, очень интересно, во-вторых, – замечательно тем, что он рассказывает об Индии на четверть века раньше Васко да Гама, который совершил свое морское путешествие в Индию в 1498-м году.

Имя Васко да Гамы известно всей Европе, но мало кто там знает нашего Афанасия Никитина и его интересное «Хождение».

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5388-afanasij-nikitin-khozhdenie-za-tri-morya-kratkoe-soderzhanie

Краткое содержание “Хождение за три моря” Никитина

Действие произведения разворачивается предположительно в 1458 году. Афанасий Никитин, купец, пускается в плавание из Твери, в которой он родился и вырос, в землю Ширванскую (находившуюся на территории сегодняшнего Азербайджана).

Никитин имеет при себе путевые грамоты, подписанные архиепископом Тверским Геннадием и Великим князем Тверским Михаилом Борисовичем. Афанасий с другими купцами держат путь по Волге, занимая все вместе два судна. Суда их проходят мимо Клязьминского монастыря, Углича, и прибывают к Костроме.

Кострома в те времена принадлежала землям Ивана III, чей наместник позволяет судам следовать далее.

Афанасий собирался присоединиться к послу Великого князя в Ширване, Василию Панину, однако судно Панина уже спустилось вниз по Волге. Никитин решает дождаться посла ширваншаха татарского по имени Хасан-бек, который везет девяносто кречетов от Великого князя Ивана. В ожидании Хасан-бека Никитин проводит пару недель, а затем продолжает свой путь, уже вместе с послом.

Путь Афанасия неблизкий, по дороге он пишет заметки о своем “хождении за три моря”. По-персидски “море” называется “дарья”, поэтому записи делятся на дарью Хвалисскую, которая означает первое море – Дербентское (оно же – Каспийское), дарью Гундустанскую, означающую второе – Индийское море, и дарью Стамбульскую, то есть море Черное – третье.

Казань караван судов миновал благополучно. Также беспрепятственно прошли Орду и Услан, Сарай и Березань. Однажды купцы получают предупреждение о том, что татары поджидают караван в засаде. Посол Хасан-бек благодарит осведомителей дарами с тем, чтобы они помогли провести караван безопасной дорогой.

Однако полученные подарки не помешали неверным известить татар о приближении судов, которые настигли караван на отмели волжского устья, в Богуне. Завязавшаяся перестрелка принесла потери и той, и другой стороне. Татары разграбили судно, груженое товарами Никитина, как и второе судно, побольше, которое село на мель в море, а четверо русских с его борта оказались в татарском плену.

Прочие были отпущены с пустыми руками и в слезах в открытое море, а, выйдя на берег, тут же попали в плен.

По прибытии Дербент, Афанасий Никитин обращается за помощью, к послам – Василию Панину, благополучно дошедшему к Каспию, и Хасан-беку. Он просит их заступиться за плененных русских и помочь вернуть груз.

Долгие хлопоты приводят к тому, что люди отпущены, однако товары вернуть не удается, потому что пришедшее с моря считается собственностью того, кому принадлежит побережье. Пришлось купцам уйти ни с чем.

Люди оказались кто где – одни отправились искать работу в Баку, другие задержались в Шемахе. Никитин решает направиться к Дербенту, после него – к Баку, а оттуда – за море, в Чапакур, где остается на полгода. Из Чапакура он держит путь в Сари, где проводит месяц, еще один месяц живет в Амале.

О Рее Афанасий рассказывает, что тут сложили головы потомки Мухаммеда, который наложил проклятье, разрушившее семьдесят городов. Еще месяц Никитин живет в Кашане, еще один – в Езде, о которой говорит, что здесь “скот домашний кормят финиками”. Многие города в его записях остаются неназванными.

Афанасий добирается морским путем в Ормуз, на остров, где так жарко, что, наверно, можно сгореть, здесь он в первый раз своими глазами наблюдает приливы и отливы.

Месяц спустя он плывет на индийском судне, у которого нет верхней палубы, называемом “тава”, за Индийское море, оттуда идет до Камбея, а потом добирается до Чаула.

https://www.youtube.com/watch?v=PvLHxkgNkDg

Никитин проявляет интерес ко всему, связанному с торговлей и следит за состоянием рынка. Он разочарован тем, что, хотя ему и ему сказали, что есть разный товар, а на самом деле оказалось совсем не так: “для нашей земли ничего нет”.

С собой в “Индийскую землю” Никитин привозит коня, купленного за сто рублей, однако, этого коня отнимает у него хан. Хан объясняет это тем, что Афанасий русин, а не мусульманин, а коня положено иметь только мусульманину. Он говорит, что готов вернуть Афанасию коня в том случае, если тот примет…

ислам в ближайшие четыре дня. Срок приходился на Успенский пост – Спасов день, однако в канун в городе объявился казначей Мухамед, вроде как хорасанец – из тех мест, “откуда приходит солнце”, который заступился за Никитина и коня русскому купцу вернули.

Афанасий называет это “чудом господним, случившимся на Спасов день”, он уверен, что Господь сжалился над ним, грешным, не оставив его своей милостью.

Оказавшись в Бидаре, Афанасий вновь проявляет интерес к товару; он пишет о том, что продается на торгу: жеребцы, ткани, шелка, разные товары для черных рабов, все – “гундустанское”. Из продовольствия – только овощи, а “для нашей земли” тут тоже нет ничего.

Афанасий вдается в описания нравов и обычаев тех народов, которые заселяют Индию: он рассказывает, что люди из простого народа здесь все черные, что они ходят нагими, с непокрытой головой и голой грудью, а волосы они заплетают в косу. Отмечает, что многие брюхаты и ежегодно родят детей, которых тут очень много. Пишет, что, куда бы он ни шел – везде за ним множество народа, дивящегося на белого человека.

Любознательному русскому путешественнику, интересующемуся всем, здесь открывается многое: сельское хозяйство, армия, военная наука.

Никитин пишет о том, что бои ведутся преимущественно на слонах, воины одеты в доспехи, так же как и лошади.

Головы и бивни слонов вооружены огромными коваными мечами, на самих слонах – булатные доспехи, а также башенки, в которых размещается дюжина человек, и у каждого из них – пушки и стрелы.

Особый интерес у Никитина вызывает религиозная тема.

Он договаривается отправиться вместе с индусами в Парват, о котором рассказывает, что это для них то же, что Иерусалим, то же, что Мекка – для “бесермен”.

Ему удивительно то, что в Индии сосуществуют семьдесят четыре разных веры, и что люди, принадлежащие к разным верам, вместе не едят, не пьют, не женятся друг на друге (здесь он говорит о кастах).

Никитина печалит то, что он сбился со своего родного – русского – церковного календаря, так как священные писания он утратил в тот день, когда его судно было разграблено.

Он расстроен тем, что не соблюдает христианские праздники – Пасху, Рождество Христово, и тем, что не держит постов по средам и пятницам. Он говорит, что уповает лишь на молитвы к Богу о спасении себя, живя в кругу иноверных.

Афанасий пытается определить день, на который придется Пасха, пытаясь читать звездное небо. С “пятой Пасхой” он принимает решение вернуться на родину, на Русь.

Вновь и вновь Никитин ведет записи о том, что довелось ему повидать, а также он записывает различные сведения, получаемые им от сведущих людей, о портах и торгах, какие есть от Египта и до самого Дальнего Востока.

Он делает отметки о том, в каких местах “родятся алмазы”, а в каких “родится шелк”, а также предостерегает тех путешественников, которым доведется прочесть его заметки, о том, какие трудности могут им встретиться на пути, описывает междоусобицы, происходящие у соседствующих народов.

Еще целых полгода Афанасий скитается по разным городам, и, наконец, прибывает в порт – город Дабхол. Заплатив два золотых, Никитин отплывает на корабле через Эфиопию в Ормуз. с эфиопами удалось договориться и судно избежало ограбления.

Из Ормуза Никитин идет по суше в направлении Черного моря, добираясь этим путем в Трабзон. За один золотой он отправляется в Кафу (Крым) на корабле. Начальник городской охраны, посчитав Никитина шпионом, грабит его.

Читайте также:  Краткое содержание бажов горный мастер точный пересказ сюжета за 5 минут

Переход моря осложнен осенней непогодой и ветрами, которые заносят их судно, как пишет Афанасий, к самой Балаклаве. оттуда они идут в сторону Гурзуфа, где делают остановку на пять дней.

Афанасий пишет, что добрался он до Кафы милостью Божьей за девять дней до поста Филиппова, это радует его, он восславляет Господа-Творца, чьей милостью прошел он три моря. Об остальном, как он говорит, “ведает лишь Бог-покровитель, аминь!”.

Источник: http://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-xozhdenie-za-tri-morya-nikitina/

Краткое содержание “Хождения за три моря” Никитина

В 1458 г. предположительно купец Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (на территории теперешнего Азербайджана).

У него с собой путевые грамоты от великого князя тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. С ним еще купцы – всего идут на двух судах.

Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях Ивана III. Его наместник пропускает Афанасия далее.

Василий Панин, посол великого князя в Ширване, к которому Афанасий хотел присоединиться, уже прошел вниз по Волге. Никитин ждет две недели Хасан-бека – посла ширваншаха татарского. Едет он с кречетами “от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто”. Вместе с послом они двигаются дальше.

В пути Афанасий делает записи о своем хождении за три моря: “первое море Дербентское (Каспийское), дарья Хвалисская; второе море – Индийское, дарья Гундустанская; третье море Черное, дарья Стамбульская” (дарья по-перс. – море).

Казань прошли без препятствий. Орду, Услан, Сарай и Берензань прошли благополучно. Купцов предупреждают, что караван подстерегают татары. Хасан-бек дает подарки осведомителям, чтобы они провели их безопасным путем. Неверные подарки взяли, однако весть об их приближении подали.

Татары настигли их в Богуне (на отмели в устье Волги). В перестрелке были убитые с обеих сторон. Меньшее судно, на котором была и поклажа Афанасия, разграблено. Большое судно дошло до моря и село на мель. И его тоже разграбили и четверых русских взяли в плен. Остальных отпустили “голыми головами в море”.

И они пошли, заплакав… Когда путники вышли на берег, и тут их взяли в плен.

В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина, который благополучно дошел до Каспия, и Хасан-бека, чтоб заступились за людей, захваченных в плен, и вернули товары. После долгих хлопот людей отпускают, а больше ничего не возвращают. Считалось, то, что пришло с моря, – собственность владельца побережья. И разошлись они кто куда.

Иные остались в Шемахе, другие пошли работать в Баку. Афанасий же самостоятельно идет в Дербент, затем в Баку, “где огонь горит неугасимый”, из Баку за море – в Чапакур.

Здесь он живет полгода, месяц в Сари, месяц в Амале, о Рее он говорит, что здесь убили потомков Мухаммеда, от проклятия которого семьдесят городов разрушились. В Кашане он живет месяц, месяц в Езде, где “домашний скот кормят финиками”.

Многие города он не называет, потому как “много еще городов больших”. Морем добирается до Ормуза на острове, где “море наступает на него всякий день по два раза” (впервые видит приливы и отливы), а солнечный жар может человека сжечь.

Через месяц он, “после Пасхи в день Радуницы”, направляется на таве (индийское судно без верхней палубы) “с конями за море Индийское”. Доходят до Комбея, “где родится краска и лак” (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем идут до Чаула.

У Афанасия ко всему, что касается торговли, живой интерес. Он изучает состояние рынка и досадует, что солгали ему: “говорили, что много нашего товара, а для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска”.

Афанасий привез жеребца “в Индийскую землю”, за которого заплатил сто рублей. В Джуннаре хан отбирает у Афанасия жеребца, узнав, что купец… не мусульманин, а русин. Хан обещает вернуть жеребца и еще дать тысячу золотых в придачу, если Афанасий перейдет в мусульманскую веру.

И срок назначил: четыре дня на Спасов день, на Успенский пост. Но накануне Спасова дня приехал казначей Мухамед, хорасанец (личность его до сих пор не установлена). Он заступился за русского купца. Никитину возвратили жеребца.

Никитин считает, что “случилось Господне чудо на Спасов день”, “Господь Бог сжалился… не оставил меня, грешного, милостью своей”.

В Бидаре он опять интересуется товаром – “на торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет”…

Живо описывает Никитин нравы, обычаи народов, живущих в Индии.

“И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, и все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины, и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много – дивятся белому человеку”.

Все доступно любознательности русского путешественника: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: “Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи… да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами”.

Особенно интересуют Афанасия вопросы веры. Он сговаривается с индусами пойти в Пар-ват – “то их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка”. Он дивится, что в Индии семьдесят четыре веры, “а разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся…”.

Афанасий горюет, что сбился с русского церковного календаря, священные книги пропали при разграблении корабля. “Праздников христианских – ни Пасхи, ни Рождества Христова – не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных, я молю Бога, пусть он сохранит меня…”

Он читает звездное небо, чтобы определить день Пасхи. На “пятую Пасху” Афанасий решает возвращаться на Русь.

И снова он записывает то, что видел своими глазами, а также сведения о разных портах и торгах от Египта до Дальнего Востока, полученные от знающих людей. Отмечает, где “родится шелк”, где “родятся алмазы”, предупреждает будущих путешественников, где и какие их поджидают трудности, описывает войны между соседними народами…

Скитаясь по городам еще полгода, Афанасий добирается до порта – города Дабхола. За два золотых он отправляется до Ормуза на корабле через Эфиопию. Удалось поладить с эфиопами, и судно не ограбили.

Из Ормуза Афанасий посуху идет к Черному морю и добирается до Трабзона. На корабле он договаривается за золотой дойти до Кафы (Крым). Приняв за шпиона, его грабит начальник охраны города. Осень, непогода и ветры затрудняют переход моря.

“Море перешли, да занес нас ветер к самой Балаклаве. И оттуда пошли в Гурзуф, и стояли мы тут пять дней. Божиею милостью пришел я в Кафу за девять дней до Филиппова поста. Бог творец! Милостию Божией прошел я три моря.

Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь!”

Краткое содержание “Хождения за три моря” Никитина

Другие сочинения по теме:

  1. “Хождение за три моря” тверского купца Афанасия Никитина “Хождение за три моря” тверского купца Афанасия Никитина – памятник, стоящий особняком в литературе XV в. Своими внешними чертами этот…
  2. “Пегий пес, бегущий краем моря” краткое содержание Действие повести происходит на берегах Охотского моря во времена Великой Рыбы-женщины, прародительницы человеческого рода. Мифологические мотивы органично вплетены в общую…
  3. Краткое содержание повести Дубова “Мальчик у моря” Бездна Родители Сашука вместе с рыболовецкой бригадой собираются на море. Мальчика берут с собой, а его любимого щенка – нет….
  4. Бог моря Посейдон и его сын Тритон Посейдон и его сын Тритон. Брат Зевса, колебатель земли Посейдон, получил в свое ведение морские пучины. Глубоко под водой расположен…
  5. Да устроится Русская земля и да водворится в ней правда “Хожения за три моря” “Путешествие” заканчивается лирическим размышлением автора: “После многих помышлений я опечалился и сказал себе: горе мне, окаянному. Я сбился с истинного…
  6. Лирический герой и образ моря в поэтике Жуковского и Пушкина Многие поэты обращались к образу моря в своих произведениях. Впервые море воспели античные авторы. Стихотворный размер гекзаметр, пришедший из Древней…
  7. Краткое содержание “Повести о Карпе Сутулове” Ы Жил богатый купец Карп Сутулов с красавицей женой, которую звали Татиана. Супруги очень любили друг друга. У Карпа был…
  8. Краткий пересказ произведений Гюго “Отверженные” и “Тружениках моря” С апреля 1862 года в Париже начинают выходить первые тома десятитомного издания “Отверженных”. Роман имеет потрясающий успех, его буквально рвут…
  9. Роман Гюго “Труженики моря” “Труженики моря” – роман, пронизанный дыханием океана. Бури, пенистые гребни волн, острые скалы и рифы, полная тревог и опасностей жизнь…
  10. Краткое содержание повести Гоголя “Старосветские помещики” Старики Афанасий Иванович Товстогуб и жена его Пульхерия Ивановна живут уединенно в одной из отдаленных деревень, называемых в Малороссии старосветскими….
  11. Краткое изложение повести “Старосветские помещики” Старики Афанасий Иванович Товстогуб и жена его Пульхерия Ивановна живут уединенно в одной из отдаленных деревень, называемых в Малороссии старосветскими….
  12. Краткое содержание “Кавказа” Бунина Чтобы встретиться с ней, он приехал в Москву и остановился “в незаметных номерах на Арбате”. Она прибегала к нему тайком,…
  13. Краткое содержание рассказа Станюковича “Максимка” Русский военный паровой клипер “Забияка” быстро идет на юг. Матросы убирают, моют, скребут и чистят палубу: на военном судне начинается…
  14. Краткое содержание рассказа Астафьева “Родные березы” Ы Рассказчик заболевает. Ему дают путевку в южный санаторий. Какое-то время он бродит по набережной “с радостью первооткрывателя”, и его…
  15. Краткое содержание былины “Садко” Садко – молодой гусляр из Великого Новгорода. В начале рассказа он беден, горд и самолюбив. Его единственное достояние – яровчатые…
  16. Краткое содержание романа Клычкова “Сахарный немец” Первая мировая война. Солдаты двенадцатой роты – вчерашние мужики из села Чертухино. Миколай Митрич Зайцев, сын чертухинского лавочника, молодой парень,…
  17. Краткое содержание рассказа Серафимовича “В бурю” Ы На море рыбачат в лодке дед Агафон и мальчик Андрейка. Они вытаскивают рыбу, попавшуюся в сети. Мальчик нечаянно выпускает…
  18. Краткое содержание рассказа Бунина “Холодная осень” Рассказчица вспоминает о женихе. Он всегда считался в семье своим человеком: его покойный отец был другом и соседом отца. В…
  19. Краткое содержание рассказа Нагибина “Эхо” Рассказ ведется от лица мальчика Сережи. Действие происходит в местности под названием Синегория. Мальчик Сережа собирает камни на берегу моря….
  20. Краткое содержание драмы “Плата за добро” Ы Вождь повстанцев из Ляншаньбо Сун Цзян рассказывает, что он послал на разведку одного из своих сподвижников, Гуань Шэна. Прождав…
Читайте также:  Краткое содержание мериме этрусская ваза точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://ege-russian.ru/kratkoe-soderzhanie-xozhdeniya-za-tri-morya-nikitina/

Хождение за три моря

23865

Хождение за три моря

Доклад

Литература и библиотековедение

Купцов предупреждают что караван подстерегают татары.Хасанбек дает подарки осведомителям чтобы они провели их безопасным путем. В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина который благополучно дошел до Каспия и Хасанбека чтоб заступились за людейзахваченных в плен и вернули товары. Считалось то что пришло с моря собственность владельца побережья.

Русский

2013-08-05

16.74 KB

1 чел.

Хождение за три моря

Краткое содержание книги.

Читается за 5–10 мин.

В 1458 г. предположительно купец Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (на территории теперешнего Азербайджана).

 У него с собой путевые грамоты от великого князя тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия.С ним ещё купцы — всего идут на двух судах.

 Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы,находившейся во владениях Ивана III. Его наместник пропускает Афанасия далее.

Василий Панин, посол великого князя в Ширване, к которому Афанасий хотел присоединиться, уже прошел вниз по Волге. Никитин ждет две недели Хасан-бека — посла ширваншаха татарского. Едет он с кречетами«от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто». Вместе с послом они двигаются дальше.

В пути Афанасий делает записи о своем хождении за три моря: «первое море Дербентское (Каспийское), дарья Хвалисская; второе море — Индийское, дарья Гундустанская; третье море Черное, дарья Стамбульская» (дарья по-перс. — море).

Казань прошли без препятствий. Орду, Услан, Сарай и Берензань прошли благополучно. Купцов предупреждают, что караван подстерегают татары.Хасан-бек дает подарки осведомителям, чтобы они провели их безопасным путем. Неверные подарки взяли, однако весть об их приближении подали.

Татары настигли их в Богуне (на отмели в устье Волги). В перестрелке были убитые с обеих сторон. Меньшее судно, на котором была и поклажа Афанасия, разграблено. Большое судно дошло до моря и село на мель.И его тоже разграбили и четверых русских взяли в плен. Остальных отпустили «голыми головами в море».

 И они пошли, заплакав… Когда путники вышли на берег, и тут их взяли в плен.

В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина, который благополучно дошел до Каспия, и Хасан-бека, чтоб заступились за людей,захваченных в плен, и вернули товары. После долгих хлопот людей отпускают, а больше ничего не возвращают. Считалось, то, что пришло с моря, — собственность владельца побережья. И разошлись они кто куда.

Иные остались в Шемахе, другие пошли работать в Баку. Афанасий же самостоятельно идет в Дербент, затем в Баку, «где огонь горит неугасимый», из Баку за море — в Чапакур.

 Здесь он живет полгода, месяц в Сари, месяц в Амале, о Рее он говорит, что здесь убили потомков Мухаммеда, от проклятия которого семьдесят городов разрушились.В Кашане он живет месяц, месяц в Езде, где «домашний скот кормят финиками».

 Многие города он не называет, потому как «много ещё городов больших». Морем добирается до Ормуза на острове, где «море наступает на него всякий день по два раза» (впервые видит приливы и отливы), а солнечный жар может человека сжечь.

 Через месяц он, «после Пасхи в день Радуницы», направляется на таве (индийское судно без верхней палубы) «с конями за море Индийское». Доходят до Комбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем идут до Чаула.

У Афанасия ко всему, что касается торговли, живой интерес. Он изучает состояние рынка и досадует, что солгали ему: «говорили, что много нашего товара, а для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска».

 Афанасий привез жеребца«в Индийскую землю», за которого заплатил сто рублей. В Джуннаре хан отбирает у Афанасия жеребца, узнав, что купец не мусульманин, а русин.Хан обещает вернуть жеребца и ещё дать тысячу золотых в придачу, если Афанасий перейдет в мусульманскую веру.

 И срок назначил: четыре дня на Спасов день, на Успенский пост. Но накануне Спасова дня приехал казначей Мухамед, хорасанец (личность его до сих пор не установлена).Он заступился за русского купца. Никитину возвратили жеребца.

 Никитин считает, что «случилось Господне чудо на Спасов день», «Господь Бог сжалился… не оставил меня, грешного, милостью своей».

В Бидаре он опять интересуется товаром — «на торгу продают коней,камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет»…

Живо описывает Никитин нравы, обычаи народов, живущих в Индии.

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, и все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины, и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду,за мной людей много — дивятся белому человеку».

Все доступно любознательности русского путешественника: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи… да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами».

Особенно интересуют Афанасия вопросы веры. Он сговаривается с индусами пойти в Пар-ват — «то их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Он дивится, что в Индии семьдесят четыре веры, «а разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся…».

Афанасий горюет, что сбился с русского церковного календаря,священные книги пропали при разграблении корабля. «Праздников христианских — ни Пасхи, ни Рождества Христова — не соблюдаю,по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных, я молю Бога,пусть он сохранит меня…»

Он читает звездное небо, чтобы определить день Пасхи. На «пятую Пасху»Афанасий решает возвращаться на Русь.

И снова он записывает то, что видел своими глазами, а также сведения о разных портах и торгах от Египта до Дальнего Востока, полученные от знающих людей. Отмечает, где «родится шелк», где «родятся алмазы»,предупреждает будущих путешественников, где и какие их поджидают трудности, описывает войны между соседними народами…

Скитаясь по городам ещё полгода, Афанасий добирается до порта — города Дабхола. За два золотых он отправляется до Ормуза на корабле через Эфиопию. Удалось поладить с эфиопами, и судно не ограбили.

Из Ормуза Афанасий посуху идет к Черному морю и добирается до Трабзона. На корабле он договаривается за золотой дойти до Кафы(Крым). Приняв за шпиона, его грабит начальник охраны города. Осень,непогода и ветры затрудняют переход моря.

 «Море перешли, да занес нас ветер к самой Балаклаве. И оттуда пошли в Гурзуф, и стояли мы тут пять дней. Божиею милостью пришел я в Кафу за девять дней до Филиппова поста. Бог творец! Милостию Божией прошел я три моря.

 Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь!» 

Источник: http://5fan.ru/wievjob.php?id=23865

«Хождение за три моря» Никитина в кратком изложении на Сёзнайке.ру

В 1458 г. предположительно купец Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (на территории теперешнего Азербайджана).

У него с собой путевые грамоты от великого князя тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. С ним ещё купцы — всего идут на двух судах.

Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях Ивана III. Его наместник пропускает Афанасия далее.

Василий Панин, посол великого князя в Ширване, к которому Афанасий хотел присоединиться, уже прошел вниз по Волге. Никитин ждет две недели Хасан-бека — посла ширваншаха татарского. Едет он с кречетами «от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто». Вместе с послом они двигаются дальше.

В пути Афанасий делает записи о своем хождении за три моря: «первое море Дербентское (Каспийское), дарья Хвалисская; второе море — Индийское, дарья Гундустанская; третье море Черное, дарья Стамбульская» (дарья no-перс. — море).

Казань прошли без препятствий. Орду, Услан, Сарай и Берензань прошли благополучно. Купцов предупреждают, что караван подстерегают татары. Хасан-бек дает подарки осведомителям, чтобы они провели их безопасным путем. Неверные подарки взяли, однако весть об их приближении подали.

Татары настигли их в Богуне (на отмели в устье Волги). В перестрелке были убитые с обеих сторон. Меньшее судно, на котором была и поклажа Афанасия, разграблено. Большое судно дошло до моря и село на мель. И его тоже разграбили и четверых русских взяли в плен. Остальных отпустили «голыми головами в море».

И они пошли, заплакав… Когда путники вышли на берег, и тут их взяли в плен.

В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина, который благополучно дошел до Каспия, и Хасан-бека, чтоб заступились за людей, захваченных в плен, и вернули товары. После долгих хлопот людей отпускают, а больше ничего не возвращают. Считалось, то, что пришло с моря, — собственность владельца побережья. И разошлись они кто куда.

Иные остались в Шемахе, другие пошли работать в Баку. Афанасий же самостоятельно идет в Дербент, затем в Баку, «где огонь горит неугасимый», из Баку за море — в Ченокур.

Здесь он живет полгода, месяц в Сари, месяц в Амале, о Рее он говорит, что здесь убили потомков Мухаммеда, от проклятия которого семьдесят городов разрушились. В Кашане он живет месяц, месяц в Езде, где «домашний скот кормят финиками».

Многие города он не называет, потому как «много ещё городов больших». Морем добирается до Ормуза на острове, где «море наступает на него всякий день по два раза» (впервые видит приливы и отливы), а солнечный жар может человека сжечь.

Через месяц он, «после Пасхи в день Радуницы», направляется на таве (индийское судно без верхней палубы) «с конями за море Индийское». Доходят до Комбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем идут до Чаула.

У Афанасия ко всему, что касается торговли, живой интерес. Он изучает состояние рынка и досадует, что солгали ему: «говорили, что много нашего товара, а для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска».

Афанасий привез жеребца «в Индийскую землю», за которого заплатил сто рублей. В Джуннаре хан отбирает у Афанасия жеребца, узнав, что купец не мусульманин, а русин. Хан обещает вернуть жеребца и ещё дать тысячу золотых в придачу, если Афанасий перейдет в мусульманскую веру.

И срок назначил: четыре дня на Спасов день, на Успенский пост. Но накануне Спасова дня приехал казначей Мухамед, хорасанец (личность его до сих пор не установлена). Он заступился за русского купца. Никитину возвратили жеребца.

Никитин считает, что «случилось Господне чудо на Спасов день», «Господь Бог сжалился… не оставил меня, грешного, милостью своей».

В Бидаре он опять интересуется товаром — «на торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет»…

Живо описывает Никитин нравы, обычаи народов, живущих в Индии.

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, и все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины, и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много — дивятся белому человеку».

Все доступно любознательности русского путешественника: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи… да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами».

Особенно интересуют Афанасия вопросы веры. Он сговаривается с индусами пойти в Пар-ват — «то их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Он дивится, что в Индии семьдесят четыре веры, «а разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся…».

Афанасий горюет, что сбился с русского церковного календаря, священные книги пропали при разграблении корабля. «Праздников христианских — ни Пасхи, ни Рождества Христова — не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных, я молю Бога, пусть он сохранит меня…»

Он читает звездное небо, чтобы определить день Пасхи. На «пятую Пасху» Афанасий решает возвращаться на Русь.

И снова он записывает то, что видел своими глазами, а также сведения о разных портах и торгах от Египта до Дальнего Востока, полученные от знающих людей. Отмечает, где «родится шелк», где «родятся алмазы», предупреждает будущих путешественников, где и какие их поджидают трудности, описывает войны между соседними народами…

Скитаясь по городам ещё полгода, Афанасий добирается до порта — города Дабхола. За два золотых он отправляется до Ормуза на корабле через Эфиопию. Удалось поладить с эфиопами, и судно не ограбили.

Из Ормуза Афанасий посуху идет к Черному морю и добирается до Трабзона. На корабле он договаривается за золотой дойти до Кафы (Крым). Приняв за шпиона, его грабит начальник охраны города. Осень, непогода и ветры затрудняют переход моря.

«Море перешли, да занес нас ветер к самой Балаклаве. И оттуда пошли в Гурзуф, и стояли мы тут пять дней. Божиею милостью пришел я в Кафу за девять дней до Филиппова поста. Бог творец! Милостию Божией прошел я три моря.

Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь!»

Источник: http://www.seznaika.ru/literatura/kratkoe-soderjanie/6338-hojdenie-za-tri-morya-nikitina-v-kratkom-izlojenii

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector