Краткое содержание песнь торжествующей любви тургенева точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание “Песни торжествующей любви” Тургенева

Краткое содержание Песнь торжествующей любви Тургенева точный пересказ сюжета за 5 минут

Эту историю рассказчик вычитал в одной старинной рукописи.

В итальянском городе Феррара примерно в XVI веке жили два молодых человека: Фабий и Муций. Ровесники и близкие родственники, они принадлежали к старинным и богатым фамилиям и никогда не расставались. Муций был музыкантом, а Фабий – художником.

Имея одинаковые вкусы и наклонности, внешне они не были похожи. Фабий был высоким, голубоглазым и русоволосым, со светлой приветливой улыбкой на губах. У Муция было смуглое, серьезное и неулыбчивое лицо, черные волосы и карие глаза.

Оба друга были красивы и нравились дамам.

В то же время в Ферраре жила красавица Валерия, девица скромная, кроткая и застенчивая, дочь благородной, но небогатой вдовы. Из дома Валерия выходила только в церковь и иногда появлялась на городских гуляниях.

О, как счастлив будет тот юноша, для кого распустится наконец этот еще свернутый в лепестках своих, еще нетронутый и девственный цветок.

Фабий и Муций увидели Валерию на “пышном народном гулянии” и страстно влюбились в нее. Они решили сблизиться с девушкой и предоставить выбор ей. Проигравший покорится и уедет.

Добрая слава позволила друзьям “проникнуть в труднодоступный дом вдовы”. Они долго ухаживали за Валерией, а потом написали ей письмо с просьбой отдать руку и сердце одному из них. Девушка спросила совета у матери, и вдова посоветовала ее выбрать Фабия – она заметила, что перед ним дочь не так сильно робеет.

Фабий “узнал о своем счастье”, а Муций сдержал свое слово, срочно продал большую часть имущества и отправился в дальнее путешествие на Восток.

Молодожены поселились на прекрасной вилле Фабия, окруженной тенистым садом. Четыре года супруги жили счастливо. Достоинства Валерии раскрывались “в новом пленительном свете”, а Муций “становился значительным живописцем”. Лишь одно омрачало счастье супругов: у них не было детей.

К концу четвертого года умерла мать Валерии. Та долго горевала, но постепенно жизнь вошла в прежнее русло.

Еще через год в Феррару внезапно вернулся Муций. Фабий случайно встретил друга на улице, обрадовался и предложил ему поселиться в павильоне на своей вилле. Муций переехал туда вместе со своим слугой, “раболепно-притворным” малайцем, у которого был вырезан язык.

Муций привез с собой десятки сундуков с разными драгоценностями, собранными во время путешествий. Одно из них – роскошное жемчужное ожерелье – Муций надел на шею Валерии: “оно показалось ей тяжелым и одаренным какой-то странной теплотой… оно так и прильнуло к коже”.

Муций рассказал о своих странствиях по Персии, Аравии, Индии, до границ Китая и Тибета. Черты лица Муция не изменились, но его выражение стало другим – сосредоточенным и важным. Голос его сделался глухим, а движения рук и тела “утратили развязность”, свойственную итальянцам. В поведении Муция “проявлялось нечто чуждое и небывалое”.

За ужином Муций угостил друзей золотистым и густым ширазским вином.

Вкусом оно не походило на европейские вина; оно было очень сладко и пряно, и, выпитое медленно, небольшими глотками, возбуждало во всех членах ощущение приятной дремоты.

Наливая вино в чашу Валерии, он что-то прошептал и потряс пальцами.

Затем Муций сыграл на индийской скрипке несколько заунывных народных песен, а потом страстную мелодию-песню, услышанную им на острове Цейлоне, где ее называют песнью счастливой удовлетворенной любви.

Валерия заснула только под утро. Ей приснилось, что она вступила в богато украшенную комнату с алебастровыми колоннами. Занавес в противоположном конце комнаты откинулся, и вошел Муций. Он рассмеялся и обнял Валерию, его сухие губы обожгли ее всю, и она упала на роскошный ковер.

Валерия с трудом проснулась, разбудила мужа и сказала, что ей приснился кошмар. В это мгновение со стороны павильона зазвучала песнь торжествующей любви. Валерия так и не рассказала мужу, о чем был ее сон.

Утром Муций вышел к завтраку. Он казался довольным, веселым и рассказал, что ему снилось, будто он находится в…

богатой, украшенной алебастровыми колоннами комнате наедине с женщиной, которую любил когда-то. Женщина была так прекрасна, что он весь загорелся прежней любовью.

Проснувшись, Муций сыграл на скрипке песнь торжествующей любви. По описанию Муция испуганная Валерия узнала комнату из своего сна.

Днем Фабий попытался продолжить работу над портретом своей жены, которую начал еще до возвращения Муция, но не нашел на бледном и усталом лице Валерии того чистого, святого выражения, которое ему так нравилось.

Фабий уже раскаивался, что пригласил Муция пожить у себя. Его смущал не только изменившийся друг, но и его немой слуга. По словам Муция, отрезанный язык был жертвой, принеся которую малаец обрел великую силу.

Невесело провели этот день оба супруга. Казалось, что-то темное нависло над их головами… но что это было – они назвать не могли.

Муций, спокойный и довольный, вернулся поздно вечером. Он снова угощал супругов ширазским вином. Валерия отказалась, и Муций, словно про себя, произнес: “Теперь уже не нужно”.

Ночью Фабий проснулся и обнаружил, что Валерии в спальне нет, а затем увидел жену в ночном платье, входившую в комнату из сада. Она пробиралась к постели на ощупь “с закрытыми глазами, с выражением тайного ужаса на неподвижном лице”. Фабий бросился в сад и увидел на дорожке “следы двойной пары ног” – босых и обутых. Вдруг раздались звуки колдовской песни – это снова играл Муций.

Утром Валерия поехала к своему духовному отцу в соседний монастырь. На исповеди она рассказала все. Духовник отпустил ей невольный грех. Заподозрив “чары бесовские”, степенный монах вместе с Валерией поехал на ее виллу и посоветовал Фабию по возможности удалить гостя из дому. Духовник считал, что Муций занялся черной магией. Фабий решил последовать его совету.

К ужину Муций не вернулся, и Фабию пришлось отложить разговор на утро. Ночью Фабий увидел, как Валерия встала с кровати и пошла в сад, протянув руки и глядя перед собой безжизненными глазами. Он выбежал в другую дверь и быстро запер ту, к которой шла Валерия.

Бросившись к павильону, Фабий увидел Муция. Вытянув руки, с тусклыми глазами он шел навстречу Валерии, которая оставила попытки открыть дверь и уже выходила через высокое окно. Охваченный бешенством, Фабий ударил Муция кинжалом в бок.

Обливаясь кровью, Муций скрылся в павильоне, а Валерия упала на землю.

Отнеся Валерию в спальню, где женщина крепко уснула, Фабий отправился в павильон разведать, жив ли еще Муций. Он увидел мертвого друга и малайца, который проводил над трупом какой-то магический ритуал.

Уром дворецкий сообщил Фабию, что получил записку от малайца. Тот писал, что синьор заболел, желает переехать в город и просит дать ему в помощь людей для укладки вещей, лошадей и несколько провожатых. Проснувшаяся Валерия обрадовалась, что Муций уезжает, и велела выкинуть подаренное им ожерелье в колодец. Фабию показалось, что жемчужины на ожерелье потускнели.

Фабий был уверен, что ночью видел Муция мертвым. Он решил посмотреть еще раз и проник в павильон через заднюю дверь. Фабий увидел, что малаец надел на труп Муция дорожную одежду и пытается оживить его с помощью того же ритуала.

Веки мертвеца затрепетали, неровно расклеились, и из-под них показались тусклые, как свинец, зеницы. Гордым торжеством и радостью, радостью почти злобной, просияло лицо малайца.

Испуганный Фабий бросился бежать.

Через несколько часов малаец вывел из павильона безжизненного Муция, посадил его перед собой на лошадь, и они в сопровождении каравана груженных имуществом лошадей покинули виллу. В последний момент Фабию почудилось, что Муций взглянул на него своими мертвыми глазами.

Супруги зажили прежней жизнью. На лицо Валерии вернулось ее обычное выражение чистоты. Однажды Валерия помимо своей воли сыграла на органе песнь торжествующей любви, и в тот же миг впервые “почувствовала в себе трепет новой, зарождающейся жизни”.

Краткое содержание “Песни торжествующей любви” Тургенева

Другие сочинения по теме:

  1. Размышления И. С. Тургенева о любви и счастье Размышлениям И. С. Тургенева об извечных порывах человеческой души к любви и счастью посвящены три повести о любви, созданные в…
  2. Краткое содержание “Аси” Тургенева Н. Н., немолодой светский человек, вспоминает историю, которая приключилась, когда ему было лет двадцать пять. Н. Н. тогда путешествовал без…
  3. Краткое содержание рассказа Тургенева “Касьян с Красивой мечи” Душным летним днем я возвращался с охоты в тряской тележке. Вдруг кучер мой забеспокоился. Взглянув вперед, я увидел, что путь…
  4. Краткое содержание рассказа Тургенева “Бирюк” Я ехал с охоты вечером один, на беговых дрожках. В дороге меня застала сильная гроза. Кое-как схоронился я под широким…
  5. Краткое содержание “Песни о Роланде” Державный император франков великий Карл (тот самый Карл, от имени которого происходит самое слово “король”) семь долгих лет сражается с…
  6. Краткое содержание “Песни о Нибелунгах” Нибелунгом звали одного из двух королей, убитых Зигфридом. Затем это имя перешло к самому нидерландскому витязю и его сказочным подданным…
  7. Краткое содержание “Песни о Соколе” Горького Теплая южная ночь. Рассказчик и мудрый старик Рагим сидят у большого камня между горами и морем. За горами уже видно…
  8. Краткое содержание “Песни о моем Сиде” Руй Диас де Бивар, прозванный Сидом, по навету врагов лишился расположения своего сеньора, короля Кастилии Альфонса, и был отправлен им…
  9. Краткое содержание “Песни о Гайавате” Лонгфелло Во вступлении автор вспоминает музыканта Навадагу, когда-то в старинные времена певшего песнь о Гайавате: О его рожденье дивном, О его…
  10. Краткое содержание “Песни про купца Калашникова” Лермонтова Москва. Кремль. Уже белокаменный. Царская трапезная. За трапезой Иван IV Грозный. Позади, за спиной царя, стольники. Супротив – князья да…
  11. Краткое содержание “Любви к жизни” Лондона Двое усталых людей спустились по каменной россыпи к небольшой речке. “Их лица выражали терпеливую покорность – след долгих лишений”, а…
  12. Краткое содержание рассказа Тургенева “Свидание” Однажды осенью, в середине сентября, я сидел в березовой роще и любовался погожим днем. Незаметно для себя я заснул. Проснувшись,…
  13. Краткое содержание рассказа Тургенева “Малиновая вода” В жаркий августовский день случилось мне быть на охоте. С трудом добрался я до ключа под названием “Малиновая вода”, бьющего…
  14. Краткое содержание рассказа Тургенева “Стучит!” Дело было в десятых числах июля. Я прилег отдохнуть после удачной охоты на тетеревов, когда ко мне вошел Ермолай и…
  15. Краткое содержание рассказа Тургенева “Два помещика” Позвольте мне познакомить вас с двумя помещиками, у которых я часто охотился. Первый из них – отставной генерал-майор Вячеслав Илларионович…
  16. Краткое содержание рассказа Чехова “О любви” Иван Иваныч и Буркин проводят ночь в усадьбе Алехина, Утром за завтраком Алехин рассказывает гостям историю своей любви. Он поселился…
  17. Краткое содержание “Трех встреч” Тургенева Повествование ведется от первого лица. Летом рассказчик часто ездит на охоту в село Глинное, лежащее в двадцати верстах от его…
  18. Краткое содержание рассказа Тургенева “Ермолай и мельничиха” Вечером мы с Ермолаем отправились охотиться на вальдшнепов. Ермолай – охотник, человек лет 45, высокий, худой, с длинным носом, узким…
  19. Украинские исторические песни. Песни Маруси Чурай Цель: за предлагаемыми задачами проявить уровень полученных учениками знаний, умений и привычек из изученной темы, закрепить их; развивать внимание, логическое…
  20. Краткое содержание “Бежина луга” Тургенева Повествование ведется от лица рассказчика – заядлого охотника. В июле я охотился за тетеревами в Чернском уезде Тульской губернии. Домой…
Читайте также:  Краткое содержание платонов третий сын точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://ege-russian.ru/kratkoe-soderzhanie-pesni-torzhestvuyushhej-lyubvi-turgeneva/

Иван Тургенев — Песнь торжествующей любви

Тургенев Иван

Песнь торжествующей любви

Иван Тургенев

Песнь торжествующей любви

(MDXLII)

Посвящается памяти Гюстава Флобера

«Waqe Du zu irren und zu traiimeni»

Sthiller

[«Дерзай заблуждаться и мечтать!» Шиллер]

Вот что я вычитал в одной старинной итальянской рукописи:

1

Около половины XVI столетия проживало в Ферраре (она процветала тогда под скипетром своих великолепных герцогов, покровителей искусств и поэзии) — проживало два молодых человека, по имени: Фабий и Муций.

Ровесники годами, близкие родственники, они почти никогда не разлучались; сердечная дружба связала их с раннего детства… одинаковость судьбы скрепила эту связь. Оба принадлежали к старинным фамилиям; оба были богаты, независимы и бессемейны; вкусы, наклонности были схожие у обоих.

Муций занимался музыкой, Фабий — живописью. Вся Феррара гордилась ими, как лучшим украшением двора, общества и города.

Наружностью они, однако, не походили друг на друга, хотя оба отличались стройной юношеской красотою: Фабий был выше ростом, бел лицом и волосом рус — а глаза имел голубые; Муций, напротив, имел лицо смуглое, волосы черные, и в темно-карих его глазах не было того веселого блеска, на губах той приветливой улыбки, как у Фабия; его густые брови надвигались на узкие веки — тогда как золотистые брови Фабия уходили тонкими полукругами на чистый и ровный лоб. Муций и в разговоре был менее жив; со всем тем оба друга одинаково нравились дамам ибо недаром были образцами рыцарской угодливости и щедрости.

В одно и то же время с ними проживала в Ферраре девица по имени Валерия. Ее считали одной из первых красавиц города, хотя видеть ее можно было очень редко, так как она вела жизнь уединенную и выходила из дому только в церковь — да в большие праздники на гулянье.

Она жила с своей матерью, благородной, но небогатой вдовою, у которой не было других детей.

Всякому, кому только ни встречалась Валерия, — она внушала чувство невольного удивления и столь же невольного, нежного уважения: так скромна была ее осанка, так мало, казалось, сознавала она сама всю силу своих прелестей.

Иные, правда, находили ее несколько бледной; взгляд ее глаз, почти всегда опущенных, выражал некоторую застенчивость и даже боязливость; ее губы улыбались редко — и то слегка: голос ее едва ли кто слышал.

Но ходила молва, что он был у нее прекрасен и что, запершись у себя в комнате, ранним утром, когда все в городе еще дремало, она любила напевать старинные песни, под звуки лютни, на которой сама играла. Несмотря на бледность лица, Валерия цвела здоровьем; и даже старые люди, глядя на нее, не могли не подумать: «О, как счастлив будет тот юноша, для кого распустится, наконец, этот еще свернутый в лепестках своих, еще нетронутый и девственный цветок!»

2

Фабий и Муций увидали Валерию в первый раз на пышном народном празднике, устроенном по повелению герцога Феррарского, Эркола, сына знаменитой Лукреции Борджиа, в честь знатных вельмож, прибывших из Парижа по приглашению герцогини, дочери французского короля Людовика XII.

Рядом с своей матерью сидела Валерия посреди изящной трибуны, возведенной по рисунку Палладия на главной феррарской площади для почетнейших дам города. Оба — и Фабий и Муций — страстно в нее влюбились в тот же день; и так как они ничего не скрывали друг от друга — то каждый из них скоро узнал, что происходило в сердце товарища.

Они положили между собою: постараться обоим сблизиться с Валерией — и если она удостоит избрать кого-нибудь из них то другой безропотно покорится ее решению. Несколько недель спустя благодаря доброй славе, которой они пользовались по праву, им удалось проникнуть в трудно доступный дом вдовы; она позволила им посещать ее.

С тех пор они почти каждый день могли видеть Валерию и беседовать с нею — и с каждым днем огонь, зажженный в сердцах обоих юношей, разгорался сильнее и сильнее; однако Валерия ни одному из них не оказывала предпочтения, хотя присутствие их ей, видимо, нравилось.

С Муцием она занималась музыкой; но разговаривала больше с Фабием: с ним она меньше робела. Наконец, они решились узнать окончательно свою участь — и послали к Валерии письмо, в котором просили ее объясниться и сказать, кому она готова отдать свою руку.

Валерия показала это письмо матери — и объявила ей, что готова остаться в девицах; но, если мать находит, что ей пора вступить в брак, то она выйдет за того, на кого укажет ее выбор.

Почтенная вдова пролила несколько слез при мысли о разлуке с любимым детищем; однако отказать женихам не было причины: она считала их обоих равно достойными руки ее дочери. Но, втайне предпочитая Фабия и подозревая, что и Валерии он приходится более по нраву, она указала на него. На другой же день Фабий узнал о своем счастье; а Муцию осталось сдержать свое слово — и покориться.

Он так и сделал; но быть свидетелем торжества своего друга, своего соперника — он не мог. Немедленно продал он большую часть своего имущества — и, собрав несколько тысяч дукатов, отправился в дальнее путешествие на Восток.

Прощаясь с Фабием, он сказал ему, что вернется не прежде, чем почувствует, что последние следы страсти в нем исчезли. Тяжело было Фабию расстаться с другом детства и юности…

но радостное ожидание близкого блаженства вскоре поглотило всякие другие ощущения — и он отдался весь восторгам увенчанной любви.

Вскоре он вступил в брак с Валерией — и только тогда узнал всю цену сокровища, которым ему довелось обладать. У него была прекрасная вилла, окруженная тенистым садом, в недальнем расстоянии от Феррары; он переехал туда вместе с женою и ее матерью.

Светлое время наступило для них тогда. Супружеская жизнь выказала в новом пленительном свете все совершенства Валерии; Фабий становился замечательным живописцем — уже не простым любителем, а мастером. Мать Валерии радовалась и благодарила бога, глядя на счастливую чету.

Четыре года промчались незаметно, как блаженный сон. Одного недоставало молодым супругам; одно завелось у них горе: детей у них не было… но надежда не покидала их.

К концу четвертого года их посетило великое, на этот раз настоящее горе: мать Валерии скончалась, поболев несколько дней.

Много слез пролила Валерия; долго не могла привыкнуть к своей утрате. Но прошел еще год, жизнь опять вступила в свои права, потекла прежним руслом. И вот в один прекрасный летний вечер, никого не предупредив, в Феррару вернулся Муций.

3

Во все пять лет, прошедших с его отъезда, никто о нем ничего не ведал; всякие слухи о нем замерли, точно он исчез с лица земли. Когда Фабий встретил своего друга на одной из улиц Феррары, он чуть не закричал, сперва от испуга, потом от радости — и тотчас пригласил его в свою виллу.

Там у него в саду находился отдельный, поместительный павильон; он предложил своему другу поселиться в этом павильоне. Муций охотно согласился и в тот же день переехал туда вместе со своим слугою, немым малайцем — немым, но не глухим, и даже, судя по живости его взгляда, очень понятливым человеком… Язык у него был вырезан.

Муций привез с собою десятки сундуков, наполненных разнообразными драгоценностями, собранными им во время своих продолжительных странствований. Валерия обрадовалась возвращению Муция; и он ее приветствовал дружески-весело, но спокойно: по всему видно было, что он сдержал слово, данное Фабию.

В течение дня он успел устроиться в своем павильоне; выложил, с помощью малайца, привезенные редкости: ковры, шелковые ткани, бархатные и парчовые одежды, оружия, чаши, блюда и кубки, украшенные финифтью, золотые, серебряные вещи, обделанные в жемчуг и бирюзу, резные ящики из янтаря и слоновой кости, граненые бутыли, пряности, курева, звериные шкуры, перья неведомых птиц и множество других предметов, самое употребление которых казалось таинственным и непонятным. В числе всех этих драгоценностей находилось богатое жемчужное ожерелье, полученное Муцием от персидского шаха за некоторую великую и тайную услугу; он попросил позволения у Валерии собственноручно возложить ей это ожерелье на шею: оно показалось ей тяжелым и одаренным какой-то странной теплотой — оно так и прильнуло к коже. К вечеру, после обеда, сидя на террасе виллы, в тени олеандров и лавров, Муций принялся рассказывать свои похождения. Он говорил о виденных им далеких странах, заоблачных горах, безводных пустынях, о реках, подобных морям; говорил о громадных зданиях и храмах, о тысячелетних, деревьях, о радужных цветах и птицах; называл посещенные им города и народы… чем-то сказочным веяло от одних из имен. Весь Восток был знаком Муцию: он проехал Персию, Аравию, где кони благороднее и красивее всех других живых существ, проник в самую глубь Индии, где род людской подобен величественным растениям, достиг границ Китая и Тибета, где живой бог по имени Далай-Лама, обитает на земле во образе безмолвного человека с узкими глазами. Чудны были его рассказы! Как очарованные, слушали его Фабий и Валерия. Собственно, черты Муциева лица мало изменились: с детства смуглое, оно еще потемнело, загорело под лучами более яркого солнца, глаза казались углубленнее прежнего — и только; но выражение этого лица стало другое: сосредоточенное, важное, оно не оживлялось даже тогда, когда он упоминал об опасностях, которым подвергался, ночью, в лесах, оглашаемых воем тигров, или днем, на пустых дорогах, где путешественников караулят изуверы, которые удавливают их в честь железной богини, требующей человеческих жертв. И голос Муция стал глуше и ровнее; движения рук, всего тела утратили развязность, свойственную итальянскому племени. С помощью слуги своего, раболепно-проворного малайца, он показал хозяевам своим несколько фокусов, которым научили его индийские брамины. Так, например, он, предварительно скрыв себя занавесом, явился вдруг сидящим на воздухе с поджатыми ногами, слегка опираясь концами пальцев на отвесно поставленную бамбуковую трость, что не мало удивило Фабия, а Валерию даже испугало… «Уж не чернокнижник ли он?» — подумалось ей. Когда же он принялся вызывать, насвистывая на маленькой флейте, из закрытой корзины ручных змей, когда, шевеля жалами, показались из-под пестрой ткани их темные, плоские головки, Валерия пришла в ужас и попросила Муция спрятать поскорей этих ненавистных гадов. За ужином Муций попотчевал своих друзей ширазским вином из круглой бутыли с длинным горлышком; чрезвычайно пахучее и густое, золотистого цвета с зеленоватым отливом, оно загадочно блестело, налитое в крошечные яшмовые чашечки. Вкусом оно не походило на европейские вина; оно было очень сладко и пряно, и, выпитое медленно, небольшими глотками, возбуждало во всех членах ощущение приятной дремоты. Муций заставил и Фабия и Валерию откушать по чашечке и выпил сам. Над ее чашечкой он, наклонясь, что-то прошептал, потряс пальцами. Валерия это заметила; но так как вообще в приемах Муция, во всей его повадке проявлялось нечто чуждое и небывалое, то она только подумала: «Не принял ли он в Индии новой какой веры или у них там обычаи такие?» Потом, помолчав немного, она спросила его: продолжал ли он, во время своего путешествия, заниматься музыкой? В ответ ей Муций приказал малайцу принести свою индийскую скрипку. Она походила на нынешние, только вместо четырех струн у ней было три, верх ее обтягивала голубоватая змеиная кожа, и тонкий тростниковый смычок имел вид полукруглый, а на самом его конце блистал заостренный алмаз.

Источник: https://www.libfox.ru/56939-ivan-turgenev-pesn-torzhestvuyushchey-lyubvi.html

Краткое содержание повести «Первая любовь» Тургенева: краткий пересказ сюжета, повесть в сокращении

Зинаида Засекина.Художник Д. Боровский
Читайте также:  Краткое содержание носов дневник коли синицына точный пересказ сюжета за 5 минут

«Первая любовь» — одна из самых известных повестей выдающегося русского писателя И. С. Тургенева. 

В этой статье представлено краткое содержание повести «Первая любовь» Тургенева: краткий пересказ сюжета, повесть в сокращении.

Смотрите: 

Все материалы по повести «Первая любовь»Все материалы по творчеству Тургенева

Главным героем повести является дворянин Владимир Петрович В. Будучи уже 40-летним мужчиной, он вспоминает историю своей первой любви. Ниже предаставлена эта история.
Однажды 16-летний Владимир влюбляется в соседку по даче, 21-летнюю Зинаиду Засекину. Первая любовь вызывает в душе Владимира бурю эмоций. Юноша надеется на взаимность, но Зинаида видит в нем лишь ребенка и играет его чувствами.

Зинаида — красивая, умная и обаятельная девушка с непростым характером. У нее есть множество поклонников, но она никому не отвечает взаимностью. 

Неожиданно Зинаида влюбляется в отца главного героя, Петра Васильевича, который старше ее на 20 лет. Девушка тайно встречается с ним, несмотря на то что тот женат и имеет сына.

Ради этой любви и страсти Зинаида рискует своей репутацией. Вскоре об их отношениях узнают окружающие, в том числе юный Владимир. Эта новость потрясает мальчика, он долго не может прийти в себя.

При этом он не осуждает ни отца, ни Зинаиду.   

Семья Владимира прекращает отношения с семьей Зинаиды. Юноша не видит свою возлюбленную, и его душевная рана постепенно заживает. 

Вскоре Владимир оказывается свидетелем тайной встречи его отца с Зинаидой. Юноша понимает, что их связывают нежные чувства, к которым примешивается какой-то неразрешимый конфликт. Владимир безуспешно пытается разобраться в этих загадочных отношениях. 

Через 2 месяца Владимир поступает в университет и вся семья переселяется в Петербург. К этому времени чувства юноши к Зинаиде окончательно остывают. Спустя полгода отец Владимира умирает от удара (инсульта). Накануне мужчина получает письмо, вероятно, от Зинаиды. Письмо очень его волнует и становится причиной ссоры с женой. О содержании письма ничего неизвестно.  

Спустя 4 года Владимир заканчивает университет. Он узнает, что Зинаида вышла замуж за состоятельного господина Дольского. Спустя несколько недель Владимир наконец приходит к ней с визитом, но узнает, что 4 дня назад она умерла от родов. Ей было около 25 лет. Внезапная смерть Зинаиды потрясает Владимира и заставляет его задуматься о многом. 

Конец повести.

Источник: http://www.literaturus.ru/2017/06/kratkoe-soderzhanie-pervaja-ljubov-turgenev-pereskaz-sjuzhet-v-sokrashhenii.html

Читать

Посвящается памяти Гюстава Флобера

«Wage Du zu irren und zu träumen!»

Вот что я вычитал в одной старинной итальянской рукописи:

Около половины XVI столетия проживало в Ферраре (она процветала тогда под скипетром своих великолепных герцогов, покровителей искусств и поэзии) – проживало два молодых человека, по имени Фабий и Муций.

Ровесники годами, близкие родственники, они почти никогда не разлучались; сердечная дружба связала их с раннего детства… одинаковость судьбы скрепила эту связь. Оба принадлежали к старинным фамилиям; оба были богаты, независимы и бессемейны; вкусы, наклонности были схожие у обоих.

Муций занимался музыкой, Фабий – живописью. Вся Феррара гордилась ими, как лучшим украшением двора, общества и города.

Наружностью они, однако, не походили друг на друга, хотя оба отличались стройной юношеской красотою: Фабий был выше ростом, был лицом и волосом рус, а глаза имел голубые; Муций, напротив, имел лицо смуглое, волосы черные, и в темно-карих его глазах не было того веселого блеска, на губах той приветливой улыбки, как у Фабия; его густые брови надвигались на узкие веки – тогда как золотистые брови Фабия уходили тонкими полукругами на чистый и ровный лоб. Муций и в разговоре был менее жив; со всем тем оба друга одинаково нравились дамам – ибо недаром были образцами рыцарской угодливости и щедрости.

В одно и то же время с ними проживала в Ферраре девица по имени Валерия. Ее считали одной из первых красавиц города, хотя видеть ее можно было очень редко, так как она вела жизнь уединенную и выходила из дому только в церковь – да в большие праздники на гулянье.

Она жила с своей матерью, благородной, но небогатой вдовою, у которой не было других детей.

Всякому, кому только ни встречалась Валерия, она внушала чувство невольного удивления и столь же невольного, нежного уважения: так скромна была ее осанка, так мало, казалось, сознавала она сама всю силу своих прелестей.

Иные, правда, находили ее несколько бледной; взгляд ее глаз, почти всегда опущенных, выражал некоторую застенчивость и даже боязливость; ее губы улыбались редко – и то слегка: голос ее едва ли кто слышал.

Но ходила молва, что он был у нее прекрасен и что, запершись у себя в комнате, ранним утром, когда все в городе еще дремало, она любила напевать старинные песни, под звуки лютни, на которой сама играла. Несмотря на бледность лица, Валерия цвела здоровьем; и даже старые люди, глядя на нее, не могли не подумать: «О, как счастлив будет тот юноша, для кого распустится наконец этот еще свернутый в лепестках своих, еще нетронутый и девственный цветок!»

Фабий и Муций увидали Валерию в первый раз на пышном народном празднике, устроенном по велению герцога Феррарского, Эркола, сына знаменитой Лукреции Борджиа, в честь знатных вельмож, прибывших из Парижа по приглашению герцогини, дочери французского короля Людовика XII.

Рядом с своею матерью сидела Валерия посреди изящной трибуны, возведенной по рисунку Палладия на главной феррарской площади для почетнейших дам города. Оба – и Фабий и Муций – страстно в нее влюбились в тот же день; и так как они ничего не скрывали друг от друга – то каждый из них скоро узнал, что происходило в сердце товарища.

Они положили между собою: постараться обоим сблизиться с Валерией – и если она удостоит избрать кого-нибудь из них – то другой безропотно покорится ее решению. Несколько недель спустя благодаря доброй славе, которой они пользовались по праву, им удалось проникнуть в труднодоступный дом вдовы; она позволила им посещать ее.

С тех пор они почти каждый день могли видеть Валерию и беседовать с нею – и с каждым днем огонь, зажженный в сердцах обоих юношей, разгорался сильнее и сильнее; однако Валерия ни одному из них не оказывала предпочтения, хотя присутствие их ей видимо нравилось.

С Муцием она занималась музыкой; но разговаривала больше с Фабием: с ним она меньше робела. Наконец они решились узнать окончательно свою участь – и послали к Валерии письмо, в котором просили ее объясниться и сказать, кому она готова отдать свою руку.

Валерия показала это письмо матери – и объявила ей, что готова остаться в девицах; но если мать находит, что ей пора вступить в брак, то она выйдет за того, на кого укажет ее выбор.

Почтенная вдова пролила несколько слез при мысли о разлуке с любимым детищем; однако отказать женихам не было причины: она считала их обоих равно достойными руки ее дочери. Но, втайне предпочитая Фабия и подозревая, что и Валерии он приходится более по нраву, она указала на него. На другой же день Фабий узнал о своем счастье; а Муцию осталось сдержать свое слово – и покориться.

Читайте также:  Краткое содержание эликсиры сатаны гофман точный пересказ сюжета за 5 минут

Он так и сделал; но быть свидетелем торжества своего друга, своего соперника – он не мог. Немедленно продал он большую часть своего имущества и, собрав несколько тысяч дукатов, отправился в дальнее путешествие на Восток.

Прощаясь с Фабием, он сказал ему, что вернется не прежде, чем почувствует, что последние следы страсти в нем исчезли.

Тяжело было Фабию расстаться с другом детства и юности… но радостное ожидание близкого блаженства вскоре поглотило всякие другие ощущения – и он отдался весь восторгам увенчанной любви.

Вскоре он вступил в брак с Валерией – и только тогда узнал всю цену сокровища, которым ему довелось обладать. У него была прекрасная вилла, окруженная тенистым садом, в недальнем расстоянии от Феррары; он переехал туда вместе с женою и ее матерью.

Светлое время наступило для них тогда. Супружеская жизнь выказала в новом пленительном свете все совершенства Валерии; Фабий становился замечательным живописцем – уже не простым любителем, а мастером. Мать Валерии радовалась и благодарила бога, глядя на счастливую чету.

Четыре года промчались незаметно, как блаженный сон. Одного недоставало молодым супругам; одно завелось у них горе: детей у них не было… но надежда не покидала их.

К концу четвертого года их посетило великое, на этот раз настоящее горе: мать Валерии скончалась, поболев несколько дней.

Много слез пролила Валерия; долго не могла привыкнуть к своей утрате. Но прошел еще год, жизнь опять вступила в свои права, потекла прежним руслом. И вот в один прекрасный летний вечер, никого не предупредив, в Феррару вернулся Муций.

Во все пять лет, прошедших с его отъезда, никто о нем ничего не ведал; всякие слухи о нем замерли, точно он исчез с лица земли. Когда Фабий встретил своего друга на одной из улиц Феррары, он чуть не закричал, сперва от испуга, потом от радости – и тотчас пригласил его в свою виллу.

Там у него в саду находился отдельный, поместительный павильон; он предложил своему другу поселиться в этом павильоне. Муций охотно согласился и в тот же день переехал туда вместе с своим слугою, немым малайцем – немым, но не глухим, и даже, судя по живости его взгляда, очень понятливым человеком… Язык у него был вырезан.

Муций привез с собою десятки сундуков, наполненных разнообразными драгоценностями, собранными им во время своих продолжительных странствований. Валерия обрадовалась возвращению Муция; и он ее приветствовал дружески весело, но спокойно: по всему видно было, что он сдержал слово, данное Фабию.

В течение дня он успел устроиться в своем павильоне; выложил, с помощью малайца, привезенные редкости: ковры, шелковые ткани, бархатные и парчовые одежды, оружия, чаши, блюда и кубки, украшенные финифтью, золотые, серебряные вещи, обделанные в жемчуг и бирюзу, резные ящики из янтаря и слоновой кости, граненые бутыли, пряности, курева, звериные шкуры, перья неведомых птиц и множество других предметов, самое употребление которых казалось таинственным и непонятным. В числе всех этих драгоценностей находилось богатое жемчужное ожерелье, полученное Муцием от персидского шаха за некоторую великую и тайную услугу; он попросил позволения у Валерии собственноручно возложить ей это ожерелье на шею; оно показалось ей тяжелым и одаренным какой-то странной теплотой… оно так и прильнуло к коже. К вечеру, после обеда, сидя на террасе виллы, в тени олеандров и лавров, Муций принялся рассказывать свои похождения. Он говорил о виденных им далеких странах, заоблачных горах, безводных пустынях, о реках, подобных морям; говорил о громадных зданиях и храмах, о тысячелетних деревьях, о радужных цветах и птицах; называл посещенные им города и народы… чем-то сказочным веяло от одних их имен. Весь Восток был знаком Муцию: он проехал Персию, Аравию, где кони благороднее и красивее всех других живых существ, проник в самую глубь Индии, где род людской подобен величественным растениям, достиг границ Китая и Тибета, где живой бог, по имени Далай-Лама, обитает на земле во образе безмолвного человека с узкими глазами. Чудны были его рассказы! Как очарованные, слушали его и Фабий и Валерия. Собственно, черты Муциева лица мало изменились: с детства смуглое, оно еще потемнело, загорело под лучами более яркого солнца, глаза казались углубленнее прежнего – и только; но выражение этого лица стало другое: сосредоточенное, важное, оно не оживлялось даже тогда, когда он упоминал об опасностях, которым подвергался ночью, в лесах, оглашаемых воем тигров, или днем, на пустых дорогах, где путешественников караулят изуверы, которые удавливают их в честь железной богини, требующей человеческих жертв. И голос Муция стал глуше и ровнее; движения рук, всего тела утратили развязность, свойственную итальянскому племени. С помощью слуги своего, раболепно-проворного малайца, он показал хозяевам своим несколько фокусов, которым научили его индийские брамины. Так, например, он, предварительно скрыв себя занавесом, явился вдруг сидящим на воздухе с поджатыми ногами, слегка опираясь концами пальцев на отвесно поставленную бамбуковую трость, что немало удивило Фабия, а Валерию даже испугало… «Уж не чернокнижник ли он?» – подумалось ей. Когда же он принялся вызывать, насвистывая на маленькой флейте, из закрытой корзины ручных змей, когда, шевеля жалами, показались из-под пестрой ткани их темные плоские головки, Валерия пришла в ужас и попросила Муция спрятать поскорей этих ненавистных гадов. За ужином Муций попотчевал своих друзей ширазским вином из круглой бутыли с длинным горлышком; чрезвычайно пахучее и густое, золотистого цвета с зеленоватым отливом, оно загадочно блестело, налитое в крошечные яшмовые чашечки. Вкусом оно не походило на европейские вина; оно было очень сладко и пряно и, выпитое медленно, небольшими глотками, возбуждало во всех членах ощущение приятной дремоты. Муций заставил и Фабия и Валерию откушать по чашечке и выпил сам. Над ее чашечкой он, наклонясь, что-то прошептал, потряс пальцами. Валерия это заметила; но так как вообще в приемах Муция, во всей его повадке проявлялось нечто чуждое и небывалое, то она только подумала: «Не принял ли он в Индии новой какой веры или у них там обычаи такие?» Потом, помолчав немного, она спросила его: продолжал ли он во время своего путешествия заниматься музыкой? В ответ ей Муций приказал малайцу принести свою индийскую скрипку. Она походила на нынешние, только вместо четырех струн у ней было три, верх ее обтягивала голубоватая змеиная кожа, и тонкий тростниковый смычок имел вид полукруглый, а на самом его конце блистал заостренный алмаз.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=70824&p=1

Краткое содержание «Три встречи» Тургенева Помощь по литературе

Летом рассказчик часто ездит на охоту в село Глинное, лежащее в двадцати верстах от его деревни. Недалеко от Глинного находится и усадьба, состоящая из необитаемого господского дома, небольшого флигеля и сада.

В флигельке живет дряхлый старик Лукьяныч. От него рассказчик узнает, что усадьба принадлежит внучке старого барина Лукьяныча, вдове. Она вместе с младшей сестрой живет в городе за границей, и домой не показываются.

Однажды поздно вечером, возвращаясь с охоты, рассказчик замечает, что окна дома в усадьбе освещены, и слышит женский голос. И песня, и голос были знакомы ему: он уже слышал это исполнение два года назад в Италии, в Сорренто.

Рассказчик возвращался домой вдоль ограды, над которой был надстроен небольшой павильон. Из него доносился женский голос, исполнявший незнакомую ему песню.

«В звуках его было что-то до того призывное, он до того казался сам проникнут страстным и радостным ожиданьем, выраженным словами песни», что рассказчик остановился, поднял голову и увидел стройную женщину в белом платье. Она протянула ко нему руки и спросила по-итальянски: «Это ты?» Мужчина растерялся, но незнакомка вдруг отошла от окна.

Он почувствовал, что никогда не забудет ее голоса, больших темных глаз, гибкого стана и полураспущенных черных волос. Пока он, ошеломленный, стоял у павильона, туда вошел мужчина.

И сейчас, в одном из самых глухих уголков России, рассказчик, словно во сне, слышит тот же самый голос. Вот песня закончивается, окно растворяется, и показывается женщина, которую он сразу узнает. Это его соррентская незнакомка.

Однажды, охотясь в окрестностях Глинного, рассказчик видит всадника на вороной лошади. Ему кажется, что это мужчина, вошедший тогда в павильон в Сорренто. В деревне…от двух мужиков рассказчик узнает, что усадьба принадлежит вдове-майорше Анне Федоровне Шлыковой.

Ее сестру зовут Пелагеей Федоровной, обе они в летах и богаты. Чтобы скоротать время перед посещением усадьбы, рассказчик решает поохотиться в лесу. Вдруг на дороге, проходящей через лес, он видит «свою» красавицу и мужчину, которые едут верхом.

Она очень хороша, ее спутник — красивый мужчина с нерусским лицом.

Лукьяныч сообщает рассказчику, что барыня и ее сестра уехали в Москву. Через месяц он и сам уезжает из деревни. Следующие четыре года рассказчику ни разу не приходится побывать в Глинном. Мужчина переезжает в Петербург. Однажды на маскараде в Дворянском собрании он видит женщину в черном домино и узнает в ней свою незнакомку.

Он откровенно рассказывает ей о встрече в Сорренто и в России, о своих тщетных попытках ее отыскать. Выслушав рассказчика, незнакомка говорит, что она русская, хотя мало бывала в России. У Анны Федоровны она жила под именем ее сестры, чтобы видеться со своим любимым втайне — он был несвободен.

Когда эти препятствия исчезли, возлюбленный ее бросил.

Проследив за ее пристальным взглядом, рассказчик видит этого мужчину на маскараде. Он ведет под руку другую женщину. Поравнявшись с ними, мужчина внезапно поднимает голову, узнает ее глаза, прищуривается и дерзко усмехается.

Незнакомка смотрит вслед уходящей паре и бросается к дверям. Рассказчик не преследует ее и возвращается домой. С тех пор он больше не встречал эту женщину.

Зная имя ее возлюбленного, рассказчик может узнать, кто она такая, но не желает этого: «Эта женщина появилась мне как сновидение — и как сновидение прошла она мимо и исчезла навсегда».

Источник: http://pomosh-po-literatyre.imysite.ru/2495_kratkoe_soderzhanie_171_tri_vstrechi_187_turgeneva.htm

Ссылка на основную публикацию