Краткое содержание рассказов камю за 2 минуты

«Посторонний» Камю, краткое содержание

Краткое содержание рассказов Камю за 2 минуты

«Посторонний» Камю. Краткое содержание

Повесть «Посторонний» известного французского писателя Альбера Камю была опубликована в 1942 году. Наделав много шума в литературной среде, она и по сей день продолжает будоражить умы людей. Это попытка на примере одного человека показать всю фальшь социума.

Главный герой повести чиновник Мерсо ничем не лучше и не хуже других обывателей алжирского предместья. Единственное отличие в том, что он не хочет лицемерить. Поэтому всегда говорит правду и поступает так, как считает нужным. За что, собственно, и навлекает на себя гнев окружающих.

Общество мстит этому «бездушному» человеку.

В самом начале повествования Мерсо получает известие о смерти матери, которую несколько лет назад, из-за постоянных проблем с деньгами, отдал на попечение в одну богадельню. Мерсо берет отпуск и приезжает проститься с матерью.

Он намерен провести ночь у ее гроба. Однако на деле все выходит иначе: сын отказывается взглянуть на свою мать в последний раз, ведет пустую беседу со сторожем, спокойно курит, пьет кофе, а затем засыпает.

Не менее равнодушен Мерсо и во время похорон.

Вернувшись домой, мужчина продолжает вести обычную жизнь обывателя. Долго спит, потом идет купаться в море, где встречается с бывшей сотрудницей Мари. В эту же ночь молодые люди становятся любовниками. Это событие произошло очень буднично, практически без чувств. Мерсо понимает, что связь с Мари в сущности ничего не меняет в его однообразной жизни.

На следующий день наш герой встречает своего соседа Раймона Синтеса. Этот странный тип работает кладовщиком и слывет в округе сутенером.

Он втягивает Мерсо в неблаговидное дело: просит написать письмо своей возлюбленной арабке, чтобы заманить ее на свидание. Дело в том, что эта особа недавно изменила Раймону, и он теперь жаждет мести.

В результате Мерсо становится свидетелем ужасной ссоры Синтеса со своей пассией.

Вскоре чиновник получает предложение от своего шефа поработать в Париже. К большому удивлению патрона, который пытается вытащить молодого человека в столицу, тот отвечает отказом.

Просто Мерсо знает, что его однообразное течение жизни не в силах изменить даже Париж. Также инертно он реагирует на вопрос Мари о замужестве.

Вроде и не отказывает своей любовнице, до дает понять, что не торопится скреплять узами Гименея их отношения.

Воскресный день Мерсо, Мари и Раймон решили провести на берегу моря в гостях у некоего Массона. Эта обычная поездка в итоге обернулась настоящей трагедией. Мари и трое мужчин, прогуливаясь вдоль берега моря, встретили двух арабов, один из которых оказался братом любовницы Раймона.

После небольшой словесной перепалки завязалась драка, в которой Раймона ударили ножом. После того, как пострадавшему была оказана медицинская помощь, друзья вернулись на пляж, где продолжали находиться арабы. Мерсо берет у Раймона пистолет и направляется в их сторону. С мужчиной происходит что-то непонятное, похожее на солнечный удар или помутнение рассудка.

Как в кошмарном сне Мерсо четырьмя выстрелами отправляет араба на тот свет.

В тюрьме новоиспеченного преступника замучили допросами, чему он очень удивился. По мнению Мерсо, в его деле было все ясно. Почему же с ним так долго возятся? Однако следователь никак не может понять мотивы убийства, а потому пытается влезть в душу к арестованному. В результате узнает о том, что на похоронах своей матери Мерсо не проявил никаких сострадательных чувств.

За время следствия, которое продолжалось одиннадцать месяцев, Мерсо окончательно свыкся с тем, что его жизнь остановилась, а тюремная камера стала родным домом. Времени для воспоминаний здесь у него масса. Наконец происходят перемены — начинается судебное заседание по его делу.

В душном зале собирается много народу, но Мерсо не может узнать ни одного лица, все смешались в одну серую массу. Обвинительная речь прокурора переполнена гневом. Арестанту вспомнили все: не заплакал на похоронах матери, буквально на следующий день вступил в интимную связь с женщиной, совершил убийство без каких-либо на то оснований.

По словам прокурора, у обвиняемого нет души, а, значит, и жить не достоин. Смертная казнь – самый справедливый приговор для этого изгоя.

Речь адвоката не произвела должного впечатления на судей, и они приговаривают арестанта к публичной казни на площади. Мерсо долго не может принять неизбежность ситуации, однако в итоге смиряется с мыслью о смерти. Удалось все философски обосновать: жизнь не стоит того, чтобы за нее цепляться.

Перед казнью Мерсо не хочет ни о чем разговаривать со священником. Он вспомнил вдруг о своей маме, а затем успокоился и уже был готов «открыть свою душу ласковому равнодушию мира», который явно создан не для него.

Прочитав краткое содержание повести «Посторонний», вы несомненно пожелаете ознакомиться с другими сочинениями:

По произведению: «Посторонний»

По писателю: Камю Альберт

Источник: https://goldlit.ru/camus/154-postoronnii-kratkoe-soderjanie

Книга Посторонний , Альбер Камю: краткое содержание

В литературе есть такое понятие как «лишний человек». Используется, когда речь идет о герое, вызывающем сострадание у читателя – как правило, представителе низкого социального слоя, личности незащищенной, часто подвергающейся унижениям.

Пример «лишнего человека» в зарубежной литературе – главное действующее лицо в повести «Посторонний» Альбера Камю. Однако этот персонаж жалость не у всех читателей вызывает.

Безымянный герой из книги французского писателя Альбера Камю — посторонний, лишний, чуждый обществу человек в силу своего патологического равнодушия ко всему.

Создатель повести «Посторонний» — Альбер Камю — прозаик, эссеист, философ и лауреат Нобелевской премии по литературе. Будущий писатель родился за год до начала Первой мировой войны в алжирском местечке Мондови. Его отец работал на винодельческой ферме, 1914 году погиб в битве на Марне. Мать Камю была необразованной женщиной.

Детство будущего лауреата Нобелевской премии прошло в нищете.

Однако Альбер с ранних лет проявлял удивительные способности, а потому, в отличие от многих своих сверстников, поступил после окончания школы в лицей.

В тридцатые годы Камю изучал философию в Алжирском университете. Он много читал, вел дневник, писал эссе. Огромное влияние на формирование Камю как писателя оказали творчество Достоевского, труды Ницше.

В начале Второй мировой войны писатель работал в газете «Пари-суар». В 1940-м он завершил работу над повестью «Посторонний». Альбер Камю в 1942 году смог издать произведение, и это стало важным событием во французской литературе. В годы войны он написал также «Миф о Сизифе» и «Чуму».

Камю был человеком довольно активным. Примыкал то к одной, то к другой подпольной организации. В начале пятидесятых публиковался в анархистском журнале. За повесть «Посторонний» Альбер Камю получил Нобелевскую премию в 1957-м – за три года до смерти. Основная тема произведений французского прозаика – борьба с несправедливостью и насилием.

Краткое содержание повести передать буквально парой слов: это история странного молодого человека, совершившего убийство из-за ярких лучей солнца.

Более подробное изложение, характеристика героя и анализ произведения представлены ниже.

Особенности книги Альбера Камю «Посторонний»: повествование ведется от первого лица, герой рассказывает о событиях из своей жизни беспристрастно. Даже тогда, когда речь идет об убийстве.

Писатель однажды сказал: «В нашем обществе тот, кто не плачет на похоронах матери, может быть приговорен к смерти». В этом идея книги «Посторонний» Альбера Камю. Краткое содержание изложено по следующему плану:

  • На похоронах матери.
  • Мари.
  • Раймон.
  • Безразличие.
  • Убийство.
  • Арест.
  • В камере смертника.

Фамилия главного героя – Мерсо. Имени его автор не называет. Мерсо – мелкий чиновник, получающий небольшое жалованье. История начинается со смерти матери. Мерсо когда-то определил ее в богадельню, а теперь, взяв отпуск, едет на похороны.

Обитатели богадельни ожидают увидеть безутешного сына. Велико их удивление, когда Мерсо отказывается взглянуть на покойную, а после спокойно пьет кофе, курит и идет спать. На следующий день после похорон главный герой возвращается в Алжир.

Мари

Мерсо возвращается домой. Проспав около двенадцати часов, он отправляется на пляж, где встречает Мари Кардон — бывшую служащую его конторы. Между ними завязывается роман, который не вызывает в душе главного героя никаких эмоций. В его жизни ничего не изменилось ни после смерти матери, ни после ночи, проведенной с Мари.

На следующий день Мерсо отправляется в контору. На обратном пути встречает соседей — старика, выгуливающего собаку, и сутенера Раймона. Последний просит его о помощи. Нужно написать письмо бывшей любовнице, чтоб вызвать ее на свидание. Раймон, дабы отомстить за измену, изобьет ее. Мерсо не только соглашается, но и позже, когда на сутенера подают в суд, выступает в его защиту.

Равнодушен главный герой и к своей работе. Начальник предлагает ему повышение и перевод в офис, расположенный в столице. Мерсо отказывается. Он полагает, что новая должность не изменит его жизнь ни в лучшую, ни в худшую сторону. В тот же вечер Мари заговаривает с ним о свадьбе. Но Мерсо не стремится к изменению семейного статуса. Его ничто не интересует.

Убийство

На выходные Мерсо отправляется с Раймоном и Мари в гости к приятелю Массону. По дороге они встречают арабов.

Один из них — брат женщины, которую избил не так давно Раймон, но благодаря содействию друга был оправдан. Они приезжают к Массону. Целый день проводят на пляже.

А к вечеру снова встречают арабов и понимают, что те их выследили. Происходит драка, в результате которой Раймон получает ножевое ранение.

Спустя несколько дней они снова встретили арабов. На этот раз Раймон отдал Мерсо пистолет, а затем исчез. Страдая от невыносимого зноя, главный герой почувствовал недомогание, напоминающее состояние опьянение. Яркие солнечные лучи раздражали его и, увидев одного из арабов, он достал револьвер и выстрелил в него.

Арест

Мерсо задержали. Но ни убийство, ни арест не вызвали у него эмоций. Он полагал, что дело его очень простое. Следователь же пытался найти мотив. Но безрезультатно. Однажды он завел с Мерсо разговор о Боге, но тот признался в своем неверии.

Следствие продолжалось почти год. Он привык к тюремной камере, однажды, после того как его посетила Мари, вдруг подумал: достаточно всего одного прожитого дня для того, чтобы провести в тюрьме век. У Мерсо было достаточно воспоминаний. Он уже не тосковал по свободе. А спустя несколько месяцев пребывания в камере утратил чувство времени.

Начинается слушание дела Мерсо. В зале много народу. Мерсо здесь чувствует себя не преступником, ожидающим наказания, а посторонним, лишним. Допрашивают Мари, Раймона, Массона и даже директора богадельни, в которой провела последние годы мать подсудимого. Последний рассказывает о странном поведении Мерсо на похоронах матери.

Вырисовывается портрет убийцы.

Равнодушный, беспринципный человек, который, не всплакнув ни разу на похоронах матери, вступает на следующий же день в любовную связь с женщиной, кроме того, состоит в дружеских отношениях с сутенером.

А стреляет в человека он, пытаясь свести старые счеты. Прокурор называет Мерсо бездушной, беспринципной личностью и требует высшей меры наказания. Главного героя приговаривают к казни.

После вынесения приговора Мерсо не посещают страхи. Он не раскаивается в содеянном, не жалеет о совершенных ошибках. Он не боится смерти. Когда в камеру приходит священник, Мерсо отказывается от исповеди.

Единственное, что вызывает у него досаду, — это разговоры о вечной жизни.

Главный герой повести «Посторонний» полагает, что она не имеет смысла и не стоит тратить на разговоры о Боге последние часы своего существования.

Герой повести рассказывает о событиях своей жизни простым языком. По стилю изложение напоминает школьное сочинение, написанное не лучшим учеником: рубленые фразы, отсутствие метафор и прочих средств выразительности. Сартр назвал стиль Альбера Камю — автора «Постороннего» — детским.

Писатель дополнил свое произведение подробностями, которые читателю кажутся лишними: Мерсо зашел в кафе, заказал завтрак, оплатил, получил сдачу. Для чего все эти детали? Критики полагают, что за каждой ненужной подробностью стоит философский тезис.

В книге Камю выражена сложная система мировоззрения, основанного на абсурдности человеческого существования. Люди рождаются, получают образование, стремятся сделать карьеру. Они хотят любить и быть любимыми.

Читайте также:  Краткое содержание карамзин марфа-посадница, или покорение новагорода точный пересказ сюжета за 5 минут

Они живут по определенной схеме, существующей много столетий. Но действия или бездействие героя повести «Посторонний» не вписываются в эту схему. Мерсо равнодушен ко всему.

Идея книги заключается в последних словах героя, адресованных духовному отцу.

Альбер Камю — представитель атеистического экзистенциализма. Его воззрения можно охарактеризовать как атеистические.

Несмотря на то что в биографии французского прозаика непременно упоминается заинтересованность творчеством Достоевского, герой главной его книги не признает никаких религиозных идей, в отличие от персонажей русского писателя.

Отзывы о «Постороннем» Альбера Камю смешанные. Одних читателей восхищает необычная авторская подача. У других крайне негативные эмоции вызывает главный герой.

Источник: https://www.nastroy.net/post/kniga-postoronniy-alber-kamyu-kratkoe-soderjanie

«Посторонний» Камю сокращенно

«Посторонний» или «Чужой», также известен перевод «Незнакомец» Г. А. Адамовича — дебютная повесть французского писателя Альбера Камю (1942), классическая иллюстрация идей экзистенциализма. «Посторонний» краткое содержание по частям изложено в этой статье.

Краткое содержание 1 части «Посторонний»

Алжирец французского происхождения, живущий в пригороде, мелкий чиновник Мерсо, узнаёт о смерти матери. Несколько лет назад он отвёз её в богадельню, поскольку жалованье не позволяло её содержать. Мерсо отправляется на похороны.

В богадельне он ведёт себя явно неподобающе скорбящему сыну: побеседовав с директором, идёт ночевать к гробу матери, но даже не хочет взглянуть на её тело, разговаривает о пустяках со сторожем, спокойно пьёт кофе, курит, спит, а потом видит у гроба друзей матери из богадельни, которые явно осуждают его бесчувственность. Так же равнодушно хоронит мать и возвращается в город.

Дома долго спит, потом идёт к морю купаться и встречает бывшую сослуживицу Мари, которая очень сочувствует его потере. Вечером они становятся любовниками. Следующий день Мерсо проводит у окна, неторопливо размышляя о том, что почему-то в его жизни практически ничего не изменилось.

Вечером следующего дня Мерсо возвращается с работы и встречается с соседями: стариком Саламано и кладовщиком Раймоном, который слывёт сутенёром. У Раймона любовница-арабка, которую он хочет проучить: просит Мерсо помочь в сочинении письма, которым пригласит её на свидание, чтобы там её избить.

Мерсо видит их бурную ссору, которую пресекает полиция, и соглашается быть свидетелем в пользу Раймона.

Начальник на работе предлагает Мерсо повышение по службе с переводом в Париж. Мерсо не хочет: жизнь от этого не переменится. Потом Мари справляется у него о намерении на ней жениться, но Мерсо и это не интересует. В воскресенье Мари, Мерсо и Раймон идут на море в гости к Массону — приятелю Раймона.

На автобусной остановке их настораживает встреча с арабами, среди которых — брат любовницы Раймона. После завтрака и купания на прогулке, снова заметив арабов, друзья уже уверены, что их выследили. Завязывается драка, в которой Раймон получает удар ножом, после чего арабы убегают.

Через некоторое время, обработав рану Раймона, все трое снова идут на пляж и опять натыкаются на тех же арабов. Раймон передаёт Мерсо свой револьвер, но ссоры с арабами не получилось.

Мерсо остаётся один, одурманенный зноем и алкоголем. Снова увидев араба, ранившего Раймона, он убивает его.

Краткое содержание 2 части «Посторонний»

Мерсо арестовали и вызывают на допросы. Он думает, что дело его совсем простое, но адвокат и следователь не соглашаются. Мотивы преступления никому не понятны, а сам Мерсо испытывает лишь досаду от случившегося. Одиннадцать месяцев длится следствие.

Камера стала домом, жизнь остановилась. Воля закончилась даже в мыслях после свидания с Мари. Мерсо скучает, вспоминает прошедшее. К нему приходит понимание, что даже один день жизни может наполнить сто лет заключения в тюрьме, столько остаётся воспоминаний.

Постепенно понятие времени теряется.

Дело слушается судом присяжных. Много народу в очень душном зале. Мерсо не различает лиц. Впечатление, что он тут лишний. Свидетелей опрашивают долго, картина вырисовывается печальная.

Прокурор обвиняет Мерсо в бездушии: ни одной слезы на похоронах матери, даже не пожелал взглянуть на неё, суток не прошло, как он вступил в связь с женщиной, дружит с сутенёром, убивает без повода, ни человеческих чувств, ни принципов морали у подсудимого нет. Прокурор требует смертной казни.

Адвокат заявляет противоположное: Мерсо — честный труженик и примерный сын, который содержал свою мать, пока мог, его погубило минутное ослепление, и самая тяжкая кара ему — раскаяние и совесть.

Приговор, тем не менее, — смертная казнь. От имени всего французского народа Мерсо публично отрубят голову на площади. Он не понимает неизбежности происходящего, но всё-таки смиряется. Жизнь не так хороша, чтобы за неё цепляться. И если всё равно придётся умереть, то нет разницы, когда и как.

Перед казнью в камеру Мерсо приходит священник. Но напрасно он пытается обратить его к Богу. Для Мерсо вечная жизнь не имеет никакого смысла, он не желает тратить на Бога оставшееся ему время, поэтому он изливает на священника все накопившееся негодование.

На пороге смерти Мерсо чувствует, как из бездны будущего к нему поднимается дыхание мрака, что его избрала одна-единственная судьба. Он готов все пережить заново и открывает свою душу ласковому равнодушию мира.

Источник: http://ktoikak.com/postoronniy-kamyu-sokrashhenno/

Анализ произведения «Посторонний» Камю

Повесть построена как исповедь убийцы, ожидающего собственной казни. Главный герой не раскаивается, он лишь хочет объяснить свои поступки, причём в первую очередь — самому себе. Состоящее из двух частей, произведение словно разделено сценой убийства.

Стиль повествования в произведении один из критиков метко охарактеризовал как «нулевой градус письма».

Рассказ Мерсо разбит на многочисленные простые предложения, и такая структура позволила другому французскому писателю Жан-Полю Сартру сказать: «Между каждой фразой мир уничтожается и возрождается: слово, как только оно возникает, является творчеством из ничего; фраза „Постороннего“ — это остров. И мы прыгаем от фразы к фразе, от небытия к небытию».

Здесь почти нет сложноподчинённых предложений, одна часть которых проистекает из другой, зависит от неё либо поясняет её содержание. Такой стиль предполагает читательскую активность: именно читателю предстоит восполнить суховатость слога своими эмоциями, переживаниями.

Сюжет повести «Посторонний» Камю

В «Постороннем» не так уж много поступков, не столь много и размышлений. Мерсо получает известие о смерти матери, едет на её похороны, затем возвращается. На следующий день после возвращения он знакомится с женщиной, приглашает её в кино на кинокомедию с участием знаменитого комического актёра Фернанделя, затем они становятся близки.

Во второй части повести мы не узнаём о герое ничего нового, ровно ничего по сравнению с тем, что он сам успел о себе рассказать.

Но если первая часть предстаёт перед нами как рассказ простого обывателя о самом себе, то во второй части уже факты его жизни интерпретируются таким образом, что он предстаёт перед нами заурядным злодеем, жестоким и беспощадным. Где истина — об этом судить читателю.

Ведь суд оказывается не в состоянии установить истину: сдержанность Мерсо у гроба матери, с которой он давно утратил духовную связь, рассматривается как проявление его бессердечия; последовавшая вскоре после похорон встреча, а затем и близость с женщиной — проявление цинизма; то обстоятельство, что его сосед Раймон оказался сутенёром (а не кладовщиком, в чём он убеждал Мерсо), даёт основания обвинить главного героя в принадлежности к преступному миру. Но главное — поиск тенистого уголка в жаркий день суд трактует как преследование жертвы с последующим хладнокровным её убийством, и это становится роковым для Мерсо.

Начинается произведение «Посторонний» со смерти. Умерла мать Мерсо: «Сегодня умерла мама. А может быть, вчера — не знаю». Такое шокирующее начало говорит о том, что Мерсо совершенно не волнуют приличия, он игнорирует их.

Однако Мерсо всё же помнит о них, поэтому и начинает свой рассказ с тайным желанием шокировать читателя. Шокированный читатель быстрее поверит в отстранённость Мерсо от всех диктуемых цивилизацией приличий.

Приехав в богадельню, где умерла мать, он, оставленный провести ночь наедине с её гробом, засыпает. Ему ещё припомнят этот сон, когда будут его судить.

Мерсо живёт так, как ему живётся, он даже рассказывает словно нехотя. Камю удалось показать очень важную особенность героя: он действительно подавил в себе все социальные привычки и желания. По-настоящему он зависит только от одного: от солнца, от моря, от ветра — одним словом, от природы.

С револьвером в кармане, полученным от своего знакомого, Мерсо идёт по залитому солнцем пляжу и вдруг замечает араба, с которым он недавно подрался. Мерсо оказывается один на один с вооружённым и агрессивным человеком. Автор показывает, как жгучее солнце словно лишило Мерсо хладнокровия и рассудительности.

Это убийство, которого мирный человек Мерсо никак не мог ожидать, словно нарушает баланс сил в природе: «Сразу разрушилось равновесие дня, необычайная тишина песчаного берега, где только что мне было так хорошо. Тогда я выстрелил ещё четыре раза в неподвижное тело, в которое пули вонзались незаметно».

Когда следователь спрашивает у Мерсо, сожалеет ли он о своём поступке, тот отвечает, что испытывает не столько сожаление, сколько досаду. Следователь не понял, о какой досаде идёт речь, но досада Мерсо — это больше, чем сожаление. Разрушен его мир, нарушен образ жизни, который он вёл. Теперь он вынужден нести ответственность перед людьми, которые никогда не поймут его.

Суд над Мерсо

На суде Мерсо обращает внимание на странное обстоятельство: судят его, но сам он на протяжении всего процесса остаётся в стороне. Суд напоминает театральное действо, где актёры одеты в мантии, каждый произносит давно затверженные монологи, а публика рукоплещет удачному исполнению.

Адвокат всё время твердит Мерсо, что процесс проходит удачно, исключительно удачно.

Свидетели защиты не подводят, говорят то, что нужно, свидетели обвинения нейтрализованы своевременными репликами адвоката, вот только сам Мерсо никак не может втолковать судьям, что истинной причиной убийства стало палящее солнце… Это «солнечное затмение» разума, секундное ослепление Мерсо роковым образом отозвалось на его судьбе: суд присяжных приговаривает его к смертной казни как совершившего умышленное убийство. Но ведь убийство не было умышленным, думает Мерсо, оно было случайным, только случайным: «Я как будто постучался в дверь несчастья четырьмя короткими ударами». Однако Мерсо настолько отдалился от людей, что диалог с ними никак не складывается. Перед казнью Мерсо дважды отказывается от беседы со священником.

Кто же такой Мерсо?

У главного героя повести Камю «Посторонний» — говорящая фамилия. До «Постороннего» Камю написал несколько произведений, и в раннем романе «Счастливая смерть» герой носил фамилию Mersault (от слова Mer — море). В «Постороннем» к этой фамилии была добавлена всего лишь одна буква, но произошло трагическое изменение: Meursault состоит из двух слов — «смерть» и «солнце».

Камю был философом, сочинение романов стало для него лишь формой выражения сокровенных философских идей. Прославляя в своих философских сочинениях «абсурдного человека», он выступал против неискренности и фальши современного ему общества. Мерсо — не борец.

Он обречённый на смерть человек, который до последних минут жизни сохраняет в себе естественность и человечность. При последней встрече со священником в камере смертников он выплёскивает всё, что у него на душе, кипятится, словно боится, что его не дослушают.

Священника буквально вырывают у него из рук, и обессилевший Мерсо бросается на койку.

В своём философском эссе «Миф о Сизифе» Камю провозглашал древнего царя Сизифа счастливым человеком. А ведь Сизиф был навечно обречён богами вкатывать на вершину высокой горы камень, который, едва достигнув верхней точки, обрушивался вниз.

Но Сизиф был занят тем делом, которое не считал нужным и полезным. Мерсо отказывается притворяться и лгать. Придуманные цивилизацией игры — не для него.

Он — «абсурдный человек», а для абсурдного человека, как пишет в своём эссе Камю, угрызения совести не имеют никакого значения.

На последних страницах своего рассказа, уже в преддверии приближающейся смерти Мерсо говорит о своей тоске по природе, по жизни, и мы видим, что он — «природный человек», живущий в окружении «социальных людей».

Более того, сам автор называл Мерсо человеком, «который безо всякой героической позы соглашается умереть во имя истины».

Но в конце повести Мерсо впервые хочет обратиться к людям: «Для полного завершения моей судьбы, для того, чтобы я почувствовал себя менее одиноким, мне остаётся пожелать только одного: пусть в день моей казни соберётся много зрителей и пусть они встретят меня криками ненависти».

Читайте также:  Краткое содержание рассказов федора достоевского за 2 минуты

Ненависть других людей становится для Мерсо оправданием собственного одиночества, оторванности от окружающих. Потому-то он и отказывался от бесед со священником: милосердие и сострадание он отвергает, тем более — сострадание по должности, которое он должен принять от тюремного капеллана.

Значение повести «Посторонний» Камю

В своём романе Камю показывает равнодушных людей в равнодушном мире. Символом этого равнодушия становится маленькая «женщина-автомат», которая присутствовала в числе зрителей на суде. Впервые Мерсо встречается с ней в ресторанчике у Селеста.

«Женщина-автомат» — так и называет её затем Мерсо. А мнение автора о его главном герое выражает на суде владелец ресторанчика Селест, который ответил, что тот был человеком.

Повесть Альбера Камю «Посторонний» — это книга, направленная против равнодушия и защищающая оказавшихся в несчастье людей.

Источник (в сокращении): Литература: 9 класс: в 2 ч. Ч. 2/ Б.А. Ланин, Л.Ю. Устинова; под ред. Б.А. Ланина. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Вентана-Граф, 2016

Источник: http://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/kamju_a/analiz_proizvedenija_postoronnij_kamju/50-1-0-2188

“Посторонний” Камю в кратком содержании

Мерсо, мелкий французский чиновник, житель алжирского предместья, получает известие о смерти своей матери. Три года назад, будучи не в состоянии содержать ее на свое скромное жалованье, он поместил ее в богадельню. Получив двухнедельный отпуск, Мерсо в тот же день отправляется на похороны.

После краткой беседы с директором богадельни Мерсо собирается провести ночь у гроба матери.

Однако он отказывается взглянуть на покойную в последний раз, долго разговаривает со сторожем, спокойно пьет кофе с молоком и курит, а потом засыпает.

Проснувшись, он видит рядом друзей своей матери из богадельни, и ему кажется, что они явились судить его. На следующее утро под палящим солнцем Мерсо равнодушно хоронит мать и возвращается в Алжир.

Проспав не меньше двенадцати часов, Мерсо решает пойти к морю искупаться и случайно встречает бывшую машинистку из своей конторы, Мари Кардона. В тот же вечер она становится его любовницей. Скоротав весь следующий день у окна своей комнаты, выходящей на главную улицу предместья, Мерсо думает о том, что в его жизни, в сущности, ничего не изменилось.

На следующий день, возвращаясь домой после работы, Мерсо встречает соседей: старика Саламано, как всегда, со своей собакой, и Раймона Синтеса, кладовщика, слывущего сутенером. Синтес хочет проучить свою любовниц, арабку, которая ему изменила, и просит Мерсо сочинить для нее письмо,

с тем чтобы заманить на свидание, а потом избить. Вскоре Мерсо становится свидетелем бурной ссоры Раймона с любовницей, в которую вмешивается полиция, и соглашается выступить свидетелем в его пользу.

Патрон предлагает Мерсо новое назначение в Париж, но тот отказывается: жизнь все равно не переменишь. В тот же вечер Мари спрашивает у Мерсо, не собирается ли он жениться на ней.

Как и продвижение по службе, Мерсо это не интересует.

Воскресенье Мерсо собирается провести на берегу моря вместе с Мари и Раймоном в гостях у его приятеля Массона. Подходя к автобусной остановке, Раймон и Мерсо замечают двух арабов, один из которых – брат любовницы Раймона. Эта встреча их настораживает.

После купания и обильного завтрака Массон предлагает друзьям прогуляться по берегу моря. В конце пляжа они замечают двух арабов в синих спецовках. Им кажется, что арабы выследили их. Начинается драка, один из арабов ранит Раймона ножом. Вскоре они отступают и спасаются бегством.

Через некоторое время Мерсо и его друзья снова приходят на пляж и за высокой скалой видят тех же арабов. Раймон отдает Мерсо револьвер, но видимых причин для ссоры нет. Мир как будто сомкнулся и сковал их. Друзья оставляют Мерсо одного.

На него давит палящий зной, его охватывает пьяная одурь. У ручья за скалой он снова замечает араба, ранившего Раймона.

Не в силах выносить нестерпимую жару, Мерсо делает шаг вперед, достает револьвер и стреляет в араба, “как будто постучавшись в дверь несчастья четырьмя короткими ударами”.

Мерсо арестован, его несколько раз вызывают на допрос. Он считает свое дело очень простым, но следователь и адвокат придерживаются другого мнения. Следователь, показавшийся Мерсо неглупым и симпатичным человеком, не может понять мотивы его преступления”Он заводит с ним разговор о Боге, но Мерсо признается в своем неверии. Собственное же преступление вызывает у него лишь досаду.

Следствие продолжается одиннадцать месяцев. Мерсо понимает, что тюремная камера стала для него домом и жизнь его остановилась.

Вначале он мысленно все еще находится на воле, но после свидания с Мари в его душе происходит перемена.

Томясь от скуки, он вспоминает прошлое и понимает, что человек, проживший хотя бы один день, сможет провести в тюрьме хоть сто лет – у него хватит воспоминаний. Постепенно Мерсо теряет понятие о времени.

Дело Мерсо назначается к слушанию на последней сессии суда присяжных. В душном зале набивается много народу, но Мерсо не в состоянии различить ни одного лица. У него возникает странное впечатление, будто он лишний, словно непрошеный гость.

После долгого допроса свидетелей: директора и сторожа богадельни, Раймона, Массона, Саламано и Мари, прокурор произносит гневное заключение: Мерсо, ни разу не заплакав на похоронах собственной матери, не пожелав взглянуть на покойную, на следующий день вступает в связь с женщиной и, будучи приятелем профессионального сутенера, совершает убийство по ничтожному поводу, сводя со своей жертвой счеты. По словам прокурора, у Мерсо нет души, ему недоступны человеческие чувства, неведомы никакие принципы морали. В ужасе перед бесчувственностью преступника прокурор требует для него смертной казни.

В своей защитительной речи адвокат Мерсо, напротив, называет его честным тружеником и примерным сыном, содержавшим свою мать, пока это было возможно, и погубившим себя в минутном ослеплении. Мерсо ожидает тягчайшая кара – неизбывное раскаяние и укоры совести.

После перерыва председатель суда оглашает приговор: “от имени французского народа” Мерсо отрубят голову публично, на площади. Мерсо начинает размышлять о том, удастся ли ему избежать механического хода событий.

Он не может согласиться с неизбежностью происходящего.

Вскоре, однако, он смиряется с мыслью о смерти, поскольку жизнь не стоит того, чтобы за нее цепляться, и раз уж придется умереть, то не имеет значения, когда и как это случится.

Перед казнью в камеру Мерсо приходит священник. Но напрасно он пытается обратить его к Богу. Для Мерсо вечная жизнь не имеет никакого смысла, он не желает тратить на Бога оставшееся ему время, поэтому он изливает на священника все накопившееся негодование.

На пороге смерти Мерсо чувствует, как из бездны будущего к нему поднимается дыхание мрака, что его избрала одна-единственная судьба. Он готов все пережить заново и открывает свою душу ласковому равнодушию мира.

Источник: http://home-task.com/postoronnij-kamyu-v-kratkom-soderzhanii/

Чума (более подробная версия)

Если свободно изобразить заключения через другое заключение, то и свободно изобразить любой реально существующий предмет через нечто совершенно несуществующее.

Даниэль Дефо

Цитата:

Интересные события взяты сюжетом этой хроники, произошли 194. года в Оране. Все думают, что эти события для такого города просто-таки невероятные, поскольку было в них нечто необычное. А Оран, на первый взгляд, город обычное, некая французская префектура на побережье.

Утром шестнадцатого апреля доктор Рие, выйдя из своего жилища, споткнулся на лестничной площадке об дохлого крысы. Он рассеянно отбросил его носком ботинка и спустился по лестнице.

Но на улице его остановила мысль: чего бы это крысе валяться у него под дверью, и он вернулся предупредить вратаря. Увидев, как воспринял известие старый Мишель, он понял, какая необычная его находка.

Если врачу дохлая крыса в их доме сдался только диковинкой, то в глазах вратаря это была настоящая позор.

Заинтригованный этим случаем, Рие надумал начать свой объезд с окраины, где жили его самые убогие пациенты.

Мусор вывозили оттуда гораздо позже, чем в центре города, и машина, уезжая равными закопченными улицами, чуть не черкала своими боками о выставлены у обочины бачки с отбросами.

Только на одной такой улице, уезжая, врач насчитал полтора десятка крыс, валялись на куче лушпайок и грязного тряпья.

После обеда в тот же день, еще перед началом вечернего приема Рие принял молодого, ему уже сказано, что это газетчик и что он уже заходил утром. Звали его Раймон Рамбер. Низенький, в спортивной одежде, широкоплечий, с решительным видом и ясными умными глазами, он казался человеком самоуверенным.

Новолуние сразу приступил к делу. Пришел он от большой парижской газеты взять у врача интервью об условиях быта арабов и хотел бы также собрать материал о санитарном состоянии коренного населения. Рие сказал, что состояние такой себе.

Но пожелал узнать, прежде чем вести дальше разговор, может газетчик написать правду.

— Да, — ответил тот.

— Я имею в виду, будет ли ваше обвинение безоговорочное.

— Безоговорочное, скажу искренне, нет. Но, по-моему, для такого обвинения нет достаточных оснований.

Очень мягко Риэ сказал, что, пожалуй, действительно для такого обвинения оснований нет; ставя этот вопрос, он имел лишь одну цель: ему хотелось знать, может Рамбер свидетельствовать, ничего не смягчая.

— Я признаю только свидетельства, которые ничего не смягчают. И потому не считаю нужным подтверждать ваше свидетельство данным, которые имею.

— Язык, достойная Сен-Жуста, — улыбнулся журналист. Не повышая тона, Риэ сказал, что он не разбирается в этом, а говорит просто языком человека, устала жить в нашем мире, однако испытывает привязанность к своим ближним и положила для себя лично не мириться ни с какой несправедливостью и компромиссами. Рамбер, вобрав в плечи шею, смотрел на врача.

— Думаю, я вас понял, — наконец произнес он и поднялся. Врач проводил его до порога.

— Спасибо, что вы так смотрите на вещи. Рамбер нетерпеливо повел плечом.

— Понимаю, — сказал он, — извините, что побеспокоил вас. Врач пожал ему руку и сказал, что можно было сделать интересный репортаж о грызунов: всюду по городу разбросаны десятки дохлых крыс.

— Ого! — Воскликнул Рамбер. — Действительно интересно!

О семнадцатой, снова отправляясь в объезд, врач встретил на лестнице еще достаточно молодого человека, отяжелевшего, с массивным, но худым лицом под остриями густых бровей.

Врач изредка встречал его в испанских танцоров — те жили на последнем этаже в его каменном. Жан Тарру сосредоточенно курил, следя за последними корягами крысу, умирал на ступеньке у его ног.

Он спокойно и проникновенно посмотрел на врача серыми глазами, поздоровался и добавил, что нашествие крыс — интересная штука.

— Да, — согласился Риэ, — но в конце концов это начинает раздражать.

— Разве что с одного взгляда, доктор, только с одной. Просто мы ничего подобного не видели, да и только. Но я считаю этот факт интересен, да, бесспорно, интересным.

Тарру провел рукой по чубови, отбрасывая его назад, посмотрел снова на крысу, уже недвижимого, потом улыбнулся Риэ.

— Что ни говорите, доктор, а это уже забота для вратаря.

Двадцать восьмого апреля агентство Инфдок передало, что собрано уже около восьми тысяч крысиных трупиков, и в городе поднялся настоящий переполох.

Жители требовали принять решительные меры, винили власть во всех смертных грехах, а некоторые владельцы вилл на морском побережье заговорили уже о том, не перебраться туда.

Но на следующий день агентство объявило, что нашествие мгновенно прекратилась и служба очистки подобрала только незначительное количество дохлых крыс. Город с облегчением вздохнуло …

Перевод:

Через некоторое время оказывается, что вратарь Мишель заболел чумой. Вскоре он скончался.

Цитата:

Воротарева смерть подвела черту, если можно так выразиться, под первым периодом зловещих призвисток и положила начало второму, относительно еще более тяжелом, когда первоначальный удивление понемногу перешел в панику …

Но еще многим из нас — не одним только вратарям и беднякам — суждено пойти дорогой, на которую Мишель сделал первый. Вот с тех пор и зародился страх, а его сопровождали размышления.

Однако, прежде чем заходить в подробности о новых событиях, рассказчик считает полезным привязать мнение и другого свидетеля тех времен. Жан Тарру, с которым читатель уже столкнулся в начале этого рассказа, поселился в Оране за несколько недель перед необычными событиями и жил в одном из крупнейших отелей в центре города. Очевидно, он жил зажиточно на свои доходы …

В любом случае, его заметки содержат хронику тех тяжелых времен. Но речь идет о хронику Очень своеобразную, будто автор нарочно поставил себе целью все здрибнюваты.

Читайте также:  Краткое содержание кориолан шекспира точный пересказ сюжета за 5 минут

На первый взгляд кажется, будто Тарру то умудряется видеть людей и предметы в перевернутый бинокль. Среди общего беспорядок он, собственно, пытался стать историографом того, что вообще не имеет истории.

Видимо, можно только сожалеть об этом предвзятость и заподозрить душевную черствость.

Перевод:

Автор обращается к заметкам Жана Тарру.

Цитата:

И все же его заметки могут пополнить хронику того времени множество второстепенных подробностей, что, однако, имеют свой вес; даже больше, сама их своеобразие не позволяет нам судить по налета об этой, бесспорно, интересную фигуру .

Первые записи Жана Тарру касаются его приезда в Орана. Сначала автор выражает большую радость, что он оказался в таком мерзко городе …

В любом случае, в записных книжках Тарру есть упоминание об истории с крысами. С тех пор в записных книжках Тарру появляются чуть более подробные данные об этой таинственной лихорадку, уже посеяла среди людей тревогу.

После записи о старичка, который терпеливо и дальше совершенствует свое прицельное плевание, поскольку после исчезновения крыс снова появились коты, Тарру добавляет, что можно уже назвать с десяток случаев той лихорадки, обычно заканчивается смертью.

Документальную ценность имеет портрет доктора Рие, начертан Тарру в нескольких строках. Как на самого рассказчика, портрет этот достаточно точен.

«На вид лет тридцати пяти. Рост средний. Плечистый. Лицо почти квадратное. Глаза темные, взгляд прямой, скулы выступающие. Нос большой, правильной формы. Волосы темные, стрижется очень коротко. Рот резко очерчен, губы полные, чуть не всегда сжаты. Похоже чем сицилийского крестьянина — такой же загорелый, с синясто-черным растительностью и к тому же ходит всегда в темном, впрочем, ему идет.

Шествие прыткая. Переходит через улицу, не замедляя шага, и почти каждый раз не просто ступает на противоположный пешеход, а легко выскакивает на обочину. Машину водит рассеянно и очень часто забывает выключить стрелку поворота, даже вернув в нужном направлении. Ходит всегда без шляпы. Вид человека, который хорошо знает свое дело ».

Через несколько дней смертных случаев участилось, и тем, кто сталкивался с этой особой немощью, стало ясно, что речь идет о сущей поветрие. Именно в то время в Рие посетил Кастель, его старший коллега.

— Надеюсь, Риэ, вы уже знаете, что это такое? — Спросил он.

— Хочу дождаться следствия анализов.

— А я и так знаю. И анализов мне не нужно. Я много лет проработал в Китае, и, кроме того, лет двадцать назад наблюдал несколько случаев в Париже. Только тогда не решились назвать болезнь своим именем.

Общественное мнение — это святая святых; всякой паники. главное — без паники. А потом один коллега мне сказал: «Это вещь непостижимая, всем известно, что на Западе он совсем исчезла». Знать все знали, кроме тех, кто от нее погиб.

Да и вы, Риэ знаете это не хуже меня.

Слово «чума» прозвучало впервые. Оставим на время доктора Рие у окна его кабинета и позволим себе отступление, чтобы оправдать в глазах читателя колебания и удивление врача, тем более что первая его реакция была точно такой же, как у большинства наших сограждан, правда, с некоторыми оттенками.

Стихийное бедствие и вправду вещь довольно обычная, но пока эта беда не упадет именно на вашу голову, тяжело в него поверить. В мире было что чум, что войн. И все же и чума, и война всегда захватывают людей врасплох. Доктора Рие, как и наших сограждан, чума тоже застало врасплох, и поэтому попробуем понять его колебания.

Попробуем также понять, почему он молчал, находясь между беспокойством и надеждой. Когда начинается война, люди обычно говорят: «Ну, это не может длиться долго, такая нелепость». И действительно война — это же бессмыслица, что, кстати, не мешает ей длиться долго. Вообще глупость — вещь очень стойкая, это нетрудно заметить, если не думать все время только о себе.

С этой точки зрения наши сограждане вели себя, как и все люди, они думали о себе, иначе говоря, были гуманисты: они не верили в мор. Стихийное бедствие неумеренное с человеком, тем-то и считается, что беда — это нечто нереальное, что это дурной сон, который скоро пройдет.

Однако сон не кончается, а от одного дурного сна к другому умирают люди, и в первую очередь гуманисты, потому что они пренебрегают мерами предосторожности. С этой точки зрения наши сограждане провинились не больше, чем другие люди; просто они забыли о скромности и полагали, что все это для них возможно, тем самым полагая, что стихийные бедствия невозможны.

Они, по-прежнему обрабатывали свои дела, готовились к поездкам и имели свои собственные взгляды. Как же они могли поверить в чуму, сразу перечеркивает будущее, все поездки и споры? Они имели себя за свободных, но никто никогда не будет свободен, пока существуют бедствия.

Врач открыл окно, и в комнату хлынул городской шум. Из соседней мастерской доносилось короткое, равномерное визг циркулярки. Рие встрепенулся. Он что дает уверенность: повседневный труд. Все остальное держится на ниточке, все зависит от Того наименьшего движения. До этого не прилипишся. Главное — это хорошо делать свое дело.

Вот о чем думал доктор Рие, когда ему сообщили, что пришел Жозеф Гран. Хотя Гран служил в мэрии и занимался там всякими делами, изредка ему, уже как частному лицу, поручали составлять статистические таблицы. Так теперь он вел подсчет смертных случаев. Услужливый по натуре, он охотно согласился сам занести врачу копию своих подсчетов.

Вместе с Граням пришел и его соседа Котар. Служащий еще с порога замахал листом бумаги.

— Цифры растут, доктор, — заявил он, — одиннадцать смертей за последние сорок восемь часов.

Рие поздоровался с Котаро, спросил его, как ему ведется. Гран пояснил, что Котар сам напросился прийти с ним, хотел поблагодарить врачу и извиниться его за все причиненные хлопоты. Но Рие уже завладел списком.

Попрощавшись с Коттар, врач поймал себя на том, что все время думает о Грана. Он представил его в самом пекле чумной эпидемии — не такой, конечно, как нынешняя, не слишком грозной, а во время какого мора, вошедший в историю.

«Он из тех, кого чума милует». И сразу Рие вспомнил вычитанное где утверждение, что чума милует людей слабых, а беспощадная прежде всего к людям могучего телосложения.

Размышляя об этом, врач решил, что, судя по виду Грана, он имел свою маленькую тайну.

На первый взгляд Жозеф Гран был типичный мелкий служащий. Длинный, худощавый, в широковаты одежде, — видимо, сознательно покупает на размер больше, надеясь, что дольше будет носиться. Во рту еще сохранилось несколько нижних зубов, зато верхние прочь выпали. Когда он улыбался, верхняя губа закопилювалася к носу и рот зиял черной дырой.

Если добавить к этому портрету ходу семинариста, непревзойденное умение скользить вдоль стен и незаметно проскальзывать в дверь и еще застарелый дух подвала и табачного дыма — все навыки личности незначительной, то, сами согласитесь, трудно представить себе такого человека иначе как за письменным столом, где он пристально сверяет тариф на городские банно-душевые заведения или готовит для доклада молодому делопроизводителей материалы, касающиеся новой таксы на вывоз мусора и отбросов. Даже найнеупереджениший наблюдатель решил бы, что и родился он на свет лишь для того, чтобы выполнять скромную, но очень полезную работу на должности внештатного служащего мэрии за шестьдесят два франка тридцать су в день.

Перевод:

Вопреки противостоянию городской власти доктор Рие созывает санитарную комиссию префектуры: начинают выдвигаться противочумные мероприятия, но их недостаточно и … поздно. Чума «косит» жителей Оран.

Цитата:

Между тем из всех пригородных окрестностей на базары пришла весна. Тысячи роз вяли в корзинах, расставленных вдоль пешеходов, и над всем городом витал леденцовый дух цветов. Посмотреть — ничего бы не изменилось. И далее в часы пик трамваи были битком набиты, а днем ходили пустые и грязные. Тарру и дальше наблюдал за старичком, а старичок и дальше плевал на кошек.

Как и всегда, Гран вечерам спешил домой к своей таинственной труда. Коттар слонялся по городу, а господин Отон, следователь, муштровал свой домашний зверинец. Старый ядушник, как обычно, пересыпал свою горошек, и изредка на улицах встречали журналиста Рамбер, который спокойно и заинтересованно озирался по сторонам.

Вечерам и сама толпа высыпала на тротуары, и перед кинотеатрами выстраивались очереди. Впрочем, эпидемия, казалось, отступила, за последние дни насчитывалось лишь около десяти смертных случаев. Потом вдруг кривая смертности резко пошла вверх. В тот день, когда снова зарегистрировано тридцать смертей, Бернар Риэ перечитывал официальную депешу.

Подавая ее, префект сказал: «Перепудилися». В депеше стояло: «Официально объявите о чумной эпидемии. Город считать закрытым ».

Перевод:

Наибольшим бедствием для вспашке во время чумы стали одиночество и разлука с родными. Отец Панлю провозглашает проповеди, в которых чума называется Божьим наказанием жителям Оран за их распущенность и греховность.

Тарру и Риэ создают добровольные санитарные отряды по борьбе с чумой. В это же время журналист Рамбер пытается выбраться из зачумленного города, но совесть не позволяет ему покинуть Оран, Рие, который самоввидано борется с чумой.

Цитата:

Теперь вечерами по улицам уже не толпился народ, пытаясь растянуть прожитый день, который мог быть последний, теперь чаще случались отдельные группы людей, люди спешили вернуться домой или заглянуть в кафе, поэтому в течение недели с наступлением ранних сумерек улицы делались безлюдны, и только ветер протяжно и жалобно скулил вдоль стен. Со возмущенного и незримого отсюда моря несся дух водорослей и соли. И наша пустой город, убеленный пылью, пересякле морскими ароматами, гулкое от крика ветра, стонало, как проклятый Богом остров …

Мы не ошибемся, если скажем, что все те обстоятельства, а также стремительное ветер раздули пламя пожара и в некоторых умах. Опять ночью на городские ворота были совершены несколько набегов, но на этот раз небольшие ватаги нападавших были вооружены.

Поднялась обоюдная стрельба, были ранены, и несколько человек сумело вырваться на волю. Стражу укреплены, и любые попытки убежать перепинялися очень быстро. Тем не менее и этого было достаточно, чтобы город облетел мятежный вихрь, вследствие чего то тут, то там разыгрывались буйные сцены.

Люди бросались грабить подожжены или заперты из санитарных соображений дома. Правду говоря, трудно предположить, чтобы это делалось с заранее обдуманным намерением.

Преимущественно люди, причем люди до сих пор вполне степенные, силой непредвиденных обстоятельств допускали недостойных поступков, а их сразу же последовали вспашке. Да, бывали безумца, которые врывались в охваченную пламенем жилище на глазах у ошалевшего от горя владельца.

Именно его полное равнодушие побудила зевак следовать примеру заводил, и тогда можно было видеть, как темной улице, освещенные лишь отблесками пожарища, разбегаются по сторонам какие-то тени, неузнаваемо искажены последние вспышками огня, згорбатили от нанесенного на плечи кресла или узлы с одеждой.

Именно через эти инциденты городская власть вынуждена приравнять состояние чумы до осадного и ввести соответствующие законы. Двух мародеров расстреляли, но сомнительно, чтобы эта расправа подействовала на других, потому что среди стольких смертей какие-то две казни прошли незаметно, вот уж поистине капля в море.

Источник: http://www.1kessay.ru/brief/5155

Ссылка на основную публикацию