Краткое содержание самоотверженный заяц салтыкова-щедрина точный пересказ сюжета за 5 минут

Герои и сюжеты сатирических сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина

Краткое содержание Самоотверженный заяц Салтыкова-Щедрина точный пересказ сюжета за 5 минут

М.Е. Салтыкова-Щедрина среди русских писателей выделяла, по словам его современника Тургенева, потрясающая «сумасшедшеюмористическая фантазия».

В искусстве применения гиперболы, гротеска, фантастики и иносказания для воспроизведения действительности ему не было равных.

Выдающимся достижением последнего десятилетия писательской деятельности Салтыкова-Щедрина стала книга «Сказки» – одно из самых ярких созданий беспощадного обличителя социальной несправедливости.

Появление сказок Салтыкова-Щедрина в первой половине 80-х годов XIX века во многом объясняется тем, что в обстановке правительственной реакции аллегорические образы и сказочная фантастика стали для писателя средством художественной «конспирации» наиболее острых замыслов.

Но это не единственная причина, почему писатель обратился к жанру сказки. Есть и другое объяснение. Сказка была близка и понятна народу.

Салтыков-Щедрин пишет свои сказки «для детей изрядного возраста» другими словами для взрослых (среди вариантов подзаголовка был и такой: «Для детей от 7 до 70 лет»).

Еще сказкам, как известно, присущи нравоучительность и сатирическая направленность. Таким образом, сам жанр отвечал художественным замыслам писателя. К тому же приближение формы сатирических произведений к народной сказке делало их доступными для простого народа.

В сатире Щедрина можно выделить несколько основных тем: обличение правительственных верхов, изображение жизни народных масс в царской России, разоблачение индивидуалистической морали, обличение обывательской психологии.

Поведение либералов «в пределах» и «применительно к подлости», психология «среднего» обывателя, запуганного правительственными преследованиями, бессмысленность самого мира обывателей нашли отражение в ставших знаменитыми образах премудрого пискаря, самоотверженного зайца, здравомыслящего зайца, вяленой воблы.

В «Премудром пискаре» писатель выставил на публичный позор ту часть интеллигенции, которая в годы политической реакции поддалась панике. Изобразив жалкую участь обезумевшего от страха героя сказки, пожизненно замуровавшего себя в темной норе, сатирик высказал свое презрение к тем, кто покорился инстинкту самосохранения, ушел в мир личных интересов.

Он высмеивает премудрого пискаря, который всю жизнь думал лишь о том, как бы щука его не съела, а потому сто лет просидел в своей норе, подальше от опасности. Каждый день счастливый оттого, что жив, пискарь восклицал: «Слава тебе, господи! жив!» Он жил и дрожал -только и всего. Пискарь «жил дрожал – и умирал дрожал».

Сатирик заставляет своего «мудреца» перед лицом смерти понять бессмысленность прожитой жизни. При всем комизме этой сказки финал ее глубоко трагичен. Мы слышим голос самого Щедрина в тех вопросах, которые перед смертью задает себе пискарь.

За этими вопросами четко просматривается позиция писателя: «Вся жизнь мгновенно перед ним пронеслась. Какие были у него радости? Кого он утешил? Кого приютил, обогрел, защитил? Кто слышал об нем? Кто об его существовании вспомнит? И на все эти вопросы ему пришлось отвечать: никому, никто».

Так писатель придумал для героя самую страшную кару: позднее бесплодное прозрение, осознание перед лицом смерти, что жизнь прожита зря.

Здравомыслящий заяц был хоть и обыкновенный, но тоже премудрый. Премудрость его состояла в том, что он любил пофилософствовать о том, что «всякому зверю свое житье предоставлено. Волку – волчье, льву – львиное, зайцу – заячье.

Доволен ты или недоволен своим житьем, никто тебя не спрашивает: живи, только и всего».

В оправдание существующего порядка вещей он вспоминал о статистике, находил положительное в таком устройстве заячьей жизни: «Нет, мы, зайцы, даже очень хорошо прожить можем».

Однажды этот заяц-соглашатель попал в лапы лисе. Он пытался заговорить лису своими рассуждениями, разжалобить ее, чтобы не быть съеденным, но пощады от лисы, конечно, не дождался. «Вместо зайца остались только клочки шкуры да здравомысленные его слова: “Всякому зверю свое житье: льву – львиное, лисе – лисье, зайцу – заячье”».

Подобную же покорность судьбе, оправдание существующим порядкам высмеивает писатель в сказке «Самоотверженный заяц». Не сидеть, как самоотверженный заяц, на привязи перед логовом волка, не ждать его милости призывает писатель, потому как хищники не милуют своих жертв и не внемлют призывам к великодушию.

Гибнут все, кто пытался, избегая борьбы, спрятаться от неумолимого врага или расжалобить его. Такова судьба и наивного мечтателя карася, верящего в возможность морального перевоспитания хищной щуки, и вяленой воблы, вроде бы «лишних» мыслей, чувств и совести не ведавшей, не в свое дело носа не совавшей.

Уже в первых своих сказках «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и «Дикий помещик», используя приемы остроумной сказочной фантастики, Щедрин показал, что источником материального благополучия дворян и их культуры является труд мужика.

Генералы-паразиты, привыкшие жить чужим трудом, очутившись на необитаемом острове без прислуги, обнаружили полное свое невежество, неприспособленность к жизни, повадки голодных диких зверей, готовых пожрать друг друга.

Ничего-то они не умеют: ни определить, где восток, а где запад, ни залезть на дерево, где полно всяких плодов висит, ни рыбу поймать, ни дичь в лесу добыть. Для них открытие, что человеческая пища «в первоначальном виде летает, плавает, на деревьях растет».

А они-то думали, что «булки в том самом виде родятся, как их утром к кофею подают». Одна у них надежда на спасение —'найти мужика.

И мужик, на счастье генералов, находится. Это «громадный мужичина», на все руки мастер. Он и яблоки с дерева достал, и картофель из земли извлек, и силок для рябчиков из собственных волос изготовил, и огонь добыл. И что же? Генералам собрал по десятку яблок, а себе -«одно, кислое».

Больше того, сам и веревку свил, чтобы генералы держали его ночью на привязи. А генералы еще и ругают мужика за тунеядство. Меж тем сладил он посудину, «чтоб можно было океан-море переплыть», устлал ее дно лебяжьим пухом – для генералов, и поплыли они. Генералы все ругают его за тунеядство, а он все гребет да гребет да кормит генералов селедками.

Довез-таки он генералов до дому. Такая вот сказка. Выдумка или реальность?

Трудно представить себе более рельефное и правдивое изображение жизни и нравственного состояния крестьян: каторжный труд, рабская психология, забитость, невежество. Щедрин любуется силой и выносливостью мужика, но вынужден высмеивать его рабскую покорность.

В «Диком помещике» сатирик высмеял глупого помещика, у которого всего «было довольно: и крестьян, и хлеба, и скота, и земли, и садов». Одно ему было не по сердцу: «уж больно много развелось в нашем царстве мужика».

Стал он так притеснять своих крестьян, что те взмолились Богу: лучше уж пропасть с детьми малыми, чем всю жизнь маяться. Бог услышал сиротскую просьбу, и не стало у глупого помещика крестьян. Без крестьян своих помещик одичал.

Оброс весь волосами, ногти у него сделались как железные, сморкаться он давно уже перестал, утратил даже способность произносить членораздельно звуки, ходить стал на четвереньках.

Поскольку подати платить стало некому, обеспокоенные начальники собрали совет, на котором решили мужиков изловить, а помещику, который смуту затеял, «наиделикатнейше внушить», чтобы он фанфаронства свои прекратил.

Сказка есть сказка. Объявился откуда ни возьмись оторвавшийся рой мужиков, пошла жизнь по-старому. Дикого помещика изловили, помыли, постригли, только он «тоскует по прежней своей жизни в лесах, умывается лишь по принуждению и по временам мычит».

Никогда не утихавшая боль писателя-демократа за русского мужика, вся горечь его раздумий о судьбах своего народа, родной страны с особой силой сконцентрировались в тесных рамках сказки «Коняга».

Сказка, с одной стороны, рисует трагедию жизни русского крестьянства – этой громадной, но порабощенной силы, а с другой – показывает скорбные переживания автора, связанные с безуспешными поисками ответа на важнейшие вопросы: кто освободит эту силу из плена? Кто вызовет ее на свет? Коняга бессмертен, весь смысл его существования -тяжелая, до кровавого пота работа: «Нет конца работе! Работой исчерпывается весь смысл его существования; для нее он зачат и рожден, и вне ее… никому не нужен». Болью переполнена каждая строчка этой сказки, надо признать соотносимой не только с давно ушедшим от нас временем. Из всех сказок Салтыкова-Щедрина «Коняга», как показалось мне, и сегодня ничуть не утратила своей актуальности и является на удивление очень современной.

Щедринская сказка близка народной, но не похожа на нее. Под видом повествования о животных, Щедрин обретал некоторую свободу для нападения на притеснителей и возможность говорить в забавной форме о серьезных вещах.

Да, его сказки являли читателю положительные идеалы, которые он проводил «в отрицательной форме». Но самое главное, его герои, внешне неправдоподобные, всегда по сути своей реалистичны.

А гротеск – преувеличение – лишь возможность представить уродливую, ненормальную действительность в контрастном, сатирическом освещении.

Источник: http://lit-helper.com/p_Geroi_i_syujeti_satiricheskih_skazok_M_E__Saltikova-Shedrina

Самоотверженный заяц Сказка Салтыкова-Щедрина

Самоотверженный заяц Сказка Салтыкова-Щедрина читать

Однажды заяц перед волком провинился. Бежал он, видите ли, неподалеку от волчьего логова, а волк увидел его и кричит: “Заинька! остановись, миленький!” А заяц не только не остановился, а еще пуще ходу прибавил.

Вот волк в три прыжка его поймал, да и говорит: “За то, что ты с первого моего слова не остановился, вот тебе мое решение: приговариваю я тебя к лишению живота посредством растерзания.

А так как теперь и я сыт, и волчиха моя сыта, и запасу у нас еще дней на пять хватит, то сиди ты вот под этим кустом и жди очереди. А может быть… ха-ха… я тебя и помилую!”

Сидит заяц на задних лапках под кустом и не шевельнется. Только об одном думает: “Через столько-то суток и часов смерть должна прийти”. Глянет он в сторону, где находится волчье логово, а оттуда на него светящееся волчье око смотрит.

А в другой раз и еще того хуже: выйдут волк с волчихой и начнут по полянке мимо него погуливать. Посмотрят на него, и что-то волк волчихе по-волчьему скажет, и оба зальются: “Ха-ха!” И волчата тут же за ними увяжутся; играючи, к нему подбегут, ласкаются, зубами стучат…

А у него, у зайца, сердце так и закатится!

Никогда он так не любил жизни, как теперь. Был он заяц обстоятельный, высмотрел у вдовы, у зайчихи, дочку и жениться хотел.

Именно к ней, к невесте своей, он и бежал в ту минуту, как волк его за шиворот ухватил. Ждет, чай, его теперь невеста, думает: “Изменил мне косой!” А может быть, подождала-подождала, да и с другим… слюбилась.

.. А может быть и так: играла, бедняжка, в кустах, а тут ее волк… и слопал!…

Думает это бедняга и слезами так и захлебывается. Вот они, заячьи-то мечты! жениться рассчитывал, самовар купил, мечтал, как с молодой зайчихой будет чай-сахар пить, и вместо всего – куда угодил! А сколько, бишь, часов до смерти-то осталось?

И вот сидит он однажды ночью и дремлет. Снится ему, будто волк его при себе чиновником особых поручений сделал, а сам, покуда он по ревизиям бегает, к его зайчихе в гости ходит… Вдруг слышит, словно его кто-то под бок толкнул. Оглядывается – ан это невестин брат.

Читайте также:  Краткое содержание быков круглянский мост точный пересказ сюжета за 5 минут

– Невеста-то твоя помирает, – говорит. – Прослышала, какая над тобой беда стряслась, и в одночасье зачахла. Теперь только об одном и думает: “Неужто я так и помру, не простившись с ненаглядным моим!”

Слушал эти слова осужденный, и сердце его на части разрывалося.

За что? чем заслужил он свою горькую участь? Жил он открыто, революций не пущал, с оружием в руках не выходил, бежал по своей надобности – неужто ж за это смерть? Смерть! подумайте, слово-то ведь какое! И не ему одному смерть, а и ей, серенькой заиньке, которая тем только и виновата, что его, косого, всем сердцем полюбила! Так бы он к ней и полетел, взял бы ее, серенькую заиньку, передними лапками за ушки, и все бы миловал да по головке бы гладил.

– Бежим! – говорил между тем посланец. Услыхавши это слово, осужденный на минуту словно преобразился. Совсем уж в комок собрался и уши на спину заложил. Вот-вот прянет – и след простыл. Не следовало ему в эту минуту на волчье логово смотреть, а он посмотрел. И закатилось заячье сердце.

– Не могу, – говорит, – волк не велел.

А волк между тем все видит и слышит, и потихоньку по-волчьи с волчихой перешептывается: должно быть, зайца за благородство хвалят.

– Бежим! – опять говорит посланец.

– Не могу! – повторяет осужденный,

– Что вы там шепчетесь, злоумышляете? – как гаркнет вдруг волк.

Оба зайца так и обмерли. Попался и посланец! Подговор часовых к побегу – что, бишь, за это по правилам-то полагается? Ах, быть серой заиньке и без жениха, и без братца – обоих волк с волчихой слопают!

Опомнились косые – а перед ними и волк, и волчиха зубами стучат, а глаза у обоих в ночной темноте, словно фонари, так и светятся.

– Мы, ваше благородие, ничего… так, промежду себя… землячок проведать меня пришел! – лепечет осужденный, а сам так и мрет от страху.

– То-то “ничего”! знаю я вас! пальца вам тоже в рот не клади! Сказывайте, в чем дело?

– Так и так, ваше благородие, – вступился тут невестин брат, – сестрица моя, а его невеста, помирает, так просит, нельзя ли его проститься с нею отпустить?

– Гм… это хорошо, что невеста жениха любит, – говорит волчиха. – Это значит, что зайчат у них много будет, корму волкам прибавится. И мы с волком любимся, и у нас волчат много. Сколько по воле ходят, а четверо и теперь при нас живут. Волк, а волк! отпустить, что ли, жениха к невесте проститься?

– Да ведь его на послезавтра есть назначено…

– Я, ваше благородие, прибегу… я мигом оборочу… у меня это… вот как бог свят прибегу! – заспешил осужденный, и чтобы волк не сомневался, что он может мигом оборотить, таким вдруг молодцом прикинулся, что сам волк на него залюбовался и подумал: “Вот кабы у меня солдаты такие были!”

А волчиха пригорюнилась и молвила:

– Вот, поди ж ты! заяц, а как свою зайчиху любит!

Делать нечего, согласился волк отпустить косого в побывку, но с тем, чтобы как раз к сроку оборотил. А невестина брата аманатом у себя оставил.

– Коли не воротишься через двое суток к шести часам утра, – сказал он, – я его вместо тебя съем; а коли воротишься – обоих съем, а может быть… ха-ха… и помилую!

Пустился косой, как из лука стрела. Бежит, земля дрожит. Гора на пути встренется – он ее “на уру” возьмет; река – он и броду не ищет, прямо вплавь так и чешет; болото – он с пятой кочки на десятую перепрыгивает. Шутка ли? в тридевятое царство поспеть надо, да в баню сходить, да жениться (“непременно женюсь!” ежеминутно твердил он себе), да обратно, чтобы к волку на завтрак попасть…

Даже птицы быстроте его удивлялись, – говорили: “Вот в “Московских ведомостях” пишут, будто у зайцев не душа, а пар – а вон он как… улепетывает!”

Прибежал, наконец. Сколько тут радостей было – этого ни в сказке не сказать, ни пером описать. Серенькая заинька, как увидела своего ненаглядного, так и про хворь позабыла.

Встала на задние лапки, надела на себя барабан, и ну лапками “кавалерийскую рысь” выбивать – это она сюрприз жениху приготовила! А вдова-зайчиха так просто засовалась совсем: не знает, где усадить нареченного зятюшку, чем накормить.

Прибежали тут тетки со всех сторон, да кумы, да сестрицы – всем лестно на жениха посмотреть, а может быть, и лакомого кусочка в гостях отведать.

Один жених словно не в себе сидит. Не успел с невестой намиловаться, как уж затвердил:

– Мне бы в баню сходить да жениться поскорее!

– Что больно к спеху занадобилось? – подшучивает над ним зайчиха-мать.

– Обратно бежать надо. Только на одни сутки волк и отпустил.

Рассказал он тут, как и что. Рассказывает, а сам горькими слезами разливается. И воротиться-то ему не хочется, и не воротиться нельзя. Слово, вишь, дал, а заяц своему слову – господин. Судили тут тетки и сестрицы – и те в один голос сказали: “Правду ты, косой, молвил: не давши слова – крепись, а давши – держись! никогда во всем нашем заячьем роду того не бывало, чтобы зайцы обманывали!”

Скоро сказка сказывается, а дело промежду зайцев еще того скорее делается. К утру косого окрутили, а перед вечером он уж прощался с молодой женой.

– Беспременно меня волк съест, – говорил он, – так ты будь мне верна. А ежели родятся у тебя дети, то воспитывай их строго. Лучше же всего отдай ты их в цирк: там их не только в барабан бить, но и в пушечку горохом стрелять научат,

И вдруг, словно в забытьи (опять, стало быть, про волка вспомнил), прибавил:

– А может быть, волк меня… ха-ха… и помилует!

Только его и видели.

Между тем, покуда косой жуировал да свадьбу справлял, на том пространстве, которое разделяло тридевятое царство от волчьего логова, великие беды приключились.

В одном месте дожди пролились, так что река, которую за сутки раньше заяц шутя переплыл, вздулась и на десять верст разлилась. В другом месте король Андрон королю Никите войну объявил, и на самом заячьем пути сраженье кипело.

В третьем месте холера проявилась – надо было целую карантинную цепь верст на сто обогнуть… А кроме того, волки, лисицы, совы – на каждом шагу так и стерегут.

Умен был косой; зараньше так рассчитал, чтобы три часа у него в запасе оставалось, однако, как пошли одни за другими препятствия, сердце в нем так и похолодело.

Бежит он вечер, бежит полночи; ноги у него камнями иссечены, на боках от колючих ветвей шерсть клочьями висит, глаза помутились, у рта кровавая пена сочится, а ему вон еще сколько бежать осталось! И все-то ему друг аманат, как живой, мерещится.

Стоит он теперь у волка на часах и думает: “Через столько-то часов милый зятек на выручку прибежит!” Вспомнит он об этом – и еще шибче припустит.

Ни горы, ни долы, ни леса, ни болота – все ему нипочем! Сколько раз сердце в нем разорваться хотело, так он и над сердцем власть взял, чтобы бесплодные волнения его от главной цели не отвлекали. Не до горя теперь, не до слез; пускай все чувства умолкнут, лишь бы друга из волчьей пасти вырвать!

Вот уж и день заниматься стал. Совы, сычи, летучие мыши на ночлег потянули; в воздухе холодком пахнуло. И вдруг все кругом затихло, словно помертвело. А косой все бежит и все одну думу думает: “Неужто ж я друга не выручу!”

Заалел восток; сперва на дальнем горизонте слегка на облака огнем брызнуло, потом пуще и пуще, и вдруг – пламя! Роса на траве загорелась; проснулись птицы денные, поползли муравьи, черви, козявки; дымком откуда-то потянуло; во ржи и в овсах словно шепот пошел, слышнее, слышнее… А косой ничего не видит, не слышит, только одно твердит: “Погубил я друга своего, погубил!”

Но вот, наконец, гора. За этой горой – болото и в нем – волчье логово… Опоздал, косой, опоздал!

Последние силы напрягает он, чтоб вскочить на вершину горы… вскочил! Но он уж не может бежать, он падает от изнеможения… неужто ж он так и не добежит?

Волчье логово перед ним как на блюдечке. Где-то вдали, на колокольне, бьет шесть часов, и каждый удар колокола словно молотом бьет в сердце измученного зверюги.

С последним ударом волк поднялся с логова, потянулся и хвостом от удовольствия замахал. Вот он подошел к аманату, сгреб его в лапы и запустил когти в живот, чтобы разодрать его на две половины: одну для себя, другую для волчихи.

И волчата тут; обсели кругом отца-матери, щелкают зубами, учатся.

– Здесь я! здесь! – крикнул косой, как сто тысяч зайцев вместе. И кубарем скатился с горы в болото.

И волк его похвалил.

– Вижу, – сказал он, – что зайцам верить можно. И вот вам моя резолюция: сидите, до поры до времени, оба под этим кустом, а впоследствии я вас… ха-ха… помилую!

Источник: http://www.miloliza.com/104-skazki-saltykova-shchedrina-chitat/3728-samootverzhennyj-zayats

Художественное своеобразие героев из сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина. Краткое изложение текста

В жанре сказки наиболее ярко проявились идейные и художественные особенности щедринской сатиры: ее политическая острота и целеустремленность, реализм ее фантастики, беспощадность и глубина гротеска, лукавая искрометность юмора.

“Сказки” Салтыкова-Щедрина в миниатюре содержат в себе проблемы и образы всего творчества великого сатирика. Если бы, кроме “Сказок”, Щедрин ничего не написал, то и они одни дали бы ему право на бессмертие.

Сказки как бы подводят итог сорокалетней творческой деятельности писателя.

К сказочному жанру Щедрин прибегал в своем творчестве часто. Элементны сказочной фантастики есть и в “Истории одного города”, а в сатирический роман “Современная идиллия” и хронику “За рубежом” включены законченные сказки.

И не случайно расцвет сказочного жанра приходится у Щедрина на 80-е годы XIX века.

Читайте также:  Краткое содержание фолкнер особняк точный пересказ сюжета за 5 минут

Именно в этот период разгула политической реакции в России сатирику приходилось выискивать форму, наиболее удобную для обхода цензуры и вместе с тем наиболее близкую, понятную простому народу.

И народ понимал политическую остроту щедринских обобщенных выводов, скрытых за эзоповской речью и зоологическими масками. Он создал новый, оригинальный жанр политической сказки, в которой сочетаются фантастика с реальной, злободневной политической действительностью.

В сказках Щедрина, как и во всем его творчестве, противостоят две социальные силы: трудовой народ и его эксплуататоры. Народ выступает под масками добрых и беззащитных зверей и птиц (а часто и без маски, под именем “мужик”), эксплуататоры — в образах хищников. Символом крестьянской России является образ Коняги из одноименной сказки.

Коняга — крестьянин, труженик, источник жизни для всех. Благодаря ему растет хлеб на необъятных полях России, но сам он не имеет права есть этот^слеб. Его удел – вечный каторжный труд. “Нет конца работеГ Работой исчерпывается весь смысл его существования!..” — восклицает сатирик.

До предела замучен и забит Коняга, но только он один способен освободить родную страну. “Из века в век цепенеет грозная неподвижная громада полей, словно силу сказочную в плену у себя сторожит. Кто освободит эту силу из плена? Кто вызовет ее на свет? Двум существам выпала на долю эта задача: мужику да Коняге”…

Эта сказка — гимн трудовому народу России, и не случайно она имела такое большое влияние на современную Щедрину демократическую литературу.

Обобщенный образ труженика — кормильца России, которого мучают сонмища паразитов-угнетателей, — есть и в самых ранних сказках Щедрина: (“Как один мужик двух генералов прокормил”, “Дикий помещик”).

“А я, коли видели: висит человек снаружи дома, в ящике на веревке, и стену краской мажет, или по крыше, словно муха, ходит — это он самый я и есть!” — говорит генералам спаситель-мужик. Щедрин горько смеется над тем, что мужик, по приказу генералов, сам вьет веревку, которой они его затем связывают.

Почти во всех сказках образ народа-мужика обрисован Щедриным с любовью, дышит несокрушимой мощью, благородством. Мужик честен, прям, добр, необычайно сметлив и умен. Он все может: достать пищу, сшить одежду; он покоряет стихийные силы природы, шутя переплывает “океан-море”.

И к поработителям своим мужик относится насмешливо, не теряя чувства собственного достоинства. Генералы из сказки “Как один мужик двух генералов прокормил” выглядят жалкими пигмеями по сравнению с великаном-мужиком. Особенно любопытна серия сказок “социалистической идеологии”.

Карась из сказки “Карась-идеалист” не лицемер, он по-настоящему благороден, чист душой. Его идеи социалиста заслуживают глубокого уважения, но методы их осуществления наивны и смешны.

Щедрин, будучи сам социалистом по убеждению, не принимал теории социалистов-утопистов, считал ее плодом идеалистического взгляда на социальную действительность, на исторический процесс. “Не верю… чтобы борьба и свара были нормальным законом, под влиянием которого будто бы суждено развиваться всему живущему на земле.

Верю в бескровное преуспеяние, верю в гармонию…” — разглагольствовал карась. Кончилось тем, что его проглотила щука, и проглотила машинально: ее поразили нелепость и странность этой проповеди.

“Самоотверженный заяц” и “Здравомысленный заяц”. Здесь героями выступают не благородные идеалисты, а обыватели-трусы, надеющиеся на доброту хищников. Зайцы не сомневаются в праве волка и лисы лишить их жизни, они считают вполне естественным, что сильный поедает слабого, но надеются растрогать волчье сердце своей честностью и покорностью. “А может быть, волк меня… ха-ха…

и помилует!” Хищники же остаются хищниками. Зайцев не спасает то, что они “революций не пущали, с оружием в руках не выходили”. Олицетворением бескрылой и пошлой обывательщины стал щедринский премудрый пескарь — герой одноименной сказки. Смыслом жизни этого “просвещенного, умеренно-либерального” труса было самосохранение, уход от столкновений, от борьбы.

Поэтому пескарь прожил до глубокой старости невредимым.

Но какая это была унизительная жизнь! Она вся состояла из непрерывного дрожания за свою шкуру. “Он жил и дрожал — только и всего”. Эта сказка, написанная в годы политической реакции в России, без промаха била по либералам, пресмыкающимся перед правительством из-за собственной шкуры, по обывателям, прятавшимся в своих норах от общественной борьбы.

На многие годы запали в душу мыслящих людей России страстные слова великого демократа: “Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пескари”.

Таких “пескарей”-обывателей Щедрин показал и в романе “Современная идиллия”.

Все сказки Щедрина подвергались цензурным гонениям и многим переделкам. Многие из них печатались в нелегальных изданиях за границей. Маски животного мира не могли скрыть политическое содержание сказок. Перенесение человеческих черт — и психологических и политических — на животный мир создавало комический эффект, наглядно обнажало нелепость существующей действительности.

Язык щедринских сказок глубоко народен, близок к русскому фольклору.

Сатирик использует не только традиционные сказочные приемы, образы, но и пословицы, поговорки, присказки (“Не давши слова — крепись, а давши — держись!”, “Двух смертей не бывать, одной не миновать”, “Уши выше лба не растут”, “Моя хата с краю”, “Простота хуже воровства”).

Диалог действующих лиц красочен, речь рисует конкретный социальный тип: властного, грубого орла, прекраснодушного карася-идеалиста, злобную реакционерку воблушку, ханжу попа, беспутную канарейку, трусливого зайца и т. п.

Образы сказок вошли в обиход, стали нарицательными и живут многие десятилетия, а общечеловеческие типы объектов сатиры Салтыкова-Щедрина и сегодня встречаются в нашей жизни, достаточно только попристальнее вглядеться в окружающую действительность и поразмыслить.

‹ Символическое значение образов животных в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина Вверх Что делает Иудушку Головлева «вечным типом» (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы».) ›

    М. Е. Салтыков-Щедрин Рефераты и сочинения

Источник: http://www.sochuroki.com/xudozhestvennoe-svoeobrazie-geroev-iz-skazok-m-e-saltykova-shhedrina-kratkoe-izlozhenie-teksta/

Анализ сказки Салтыкова-Щедрина “Здравомысленный заяц”

/ Сочинения / Салтыков-Щедрин М.Е. / Разное / Анализ сказки Салтыкова-Щедрина “Здравомысленный заяц”

  Скачать сочинение
Тип: Идейно-художественный анализ произведения

    Сказки Салтыкова-Щедрина нередко называют политическими сказками-сатирами. В этих коротких произведениях писатель с помощью метафорических образов и намеков показывал пороки самодержавного строя. Всего Салтыковым-Щедриным было создано более 30 сказок, большинство из них – в 80-е годы 19 века.

Форма сказки была наиболее удобна для обхода цензуры в период политического разгула и наиболее близка и понятна для простого русского человека. И народ понимал остроту «щедринской» сатиры, скрытой за незамысловатой речью и зоологическими масками.

Писатель создал новый, оригинальный жанр сказки, в которой фантастика сочетается с реальной, злободневной политической действительностью. В основе сюжетов сказок Салтыкова-Щедрина лежит сатирическая ситуация, но за ней всегда угадываются реальные общественные отношения. Образы героев по сути дела представляют собой воплощения типов людей России конца 19 века.

    В большинстве сказок Салтыкова-Щедрина главными действующими лицами выступают звери: пескари, воблы, медведи… Одним из сатирических произведений на «звериную» тему является «Здравомысленный заяц».     Здравомысленный заяц — герой одноименной сказки, который «так здраво рассуждал, что и ослу впору».

Он считал, что «всякому зверю свое житье предоставлено» и что, хотя зайцев «все едят», он «не привередлив» и «всячески жить согласен». В пылу этого философствования заяц был пойман Лисой, которой наскучило слушать умные речи, и хищница, не задумываясь, съела говорливого зверя.

Герои произведения являются типичными действующими лицами во многих народных сказках, где Заяц и Лиса противопоставлены друг другу. Однако, эта сказка – не очередное сказание о лисьей хитрости и заячьей глупости и трусости. Изображая животных, автор хотел, чтобы обыватель, читая сказку, перенес содержание на себя, понял содержащийся в ней скрытый смысл.

    Прототипом главного героя в «Здравомысленном зайце» является не благородный и умный идеалист-философ, а обыватель-трус, надеющийся на доброту угнетателей. Зайцы не сомневаются в праве волка и лисы лишить их жизни, они считают вполне естественным, что сильный поедает слабого, но надеются растрогать волчье сердце своей честностью и покорностью: “А может быть, волк меня…

ха-ха… и помилует!” Хищники же остаются хищниками. Зайцев не спасает то, что они “революций не пущали, с оружием в руках не выходили”.     Основная мысль сказки, на мой взгляд, заключается в том, что не всегда разумные и «здравомысленные» размышления способны разрешить проблемную ситуацию.

В большинстве случаев нужно действовать, а не разглагольствовать, а в случае с Зайцем – бежать, спасать жизнь, а не надеяться на жалость и благородство Лисы. Рассуждения Зайца нельзя назвать бессмысленными и не относящимися к делу, он имеет свою точку зрения и высказывает свои мысли.

Но здравомыслие, приправленное чрезмерной болтливостью и хвастовством, не спасло трусливую шкуру Зайца.     В большинстве своих сказок, в том числе и в «Здравомысленном зайце» Салтыков-Щедрин использовал прием гротеска – изображение жизни, при котором отрицательное рисуется в обнаженном, преувеличенном виде. Также в этой сказке автор прибег к аллегории: в образе Зайца он нарисовал трусливого обывателя, в образе Лисы – представителей угнетающего класса. Читать произведения легко и интересно из-за множества народных поговорок, пословиц, иносказаний, которые метко передают смысл и вызывают у читателя ироническую улыбку.

    В заключении хочется добавить, что высказанные писателем в сказках мысли современны и сегодня. Сатира Салтыкова-Щедрина проверена временем и особенно остро она звучит в период социальных неурядиц, подобных тем, которые переживает сегодня Россия.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Салтыков-Щедрин М.Е. / Разное / Анализ сказки Салтыкова-Щедрина “Здравомысленный заяц”

Смотрите также по разным произведениям Салтыкова-Щедрина:

Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00010001184864232331

Анализ и краткое содержание. «Самоотверженный заяц» (М. Е. Салтыков – Щедрин)

В основу сказки легла революционная идея, где высмеиваются обыватели, которые выше всего ставят свое личное благополучие. О чем же говорит краткое содержание? «Самоотверженный заяц» – это сказка о поработителях с повадками хищников и об их жертвах, слепых в своей покорности.

Самоотверженный заяц угодливо отдает себя на растерзание волку.

Так Салтыков-Щедрин высмеивает «благонамеренную» интеллигенцию, которая, отказавшись от активных методов борьбы, надеется на мирную договоренность с самодержавием, где «заяц» – главный герой и не благородный идеалист, надеющийся на доброту коварных хищников-«волков».

Салтыков – Щедрин: «Самоотверженный заяц», краткое содержание

Как-то раз провинился заяц перед волком, потому как бежал мимо волчьего логова. Волк закричал на него и заставил остановиться, однако тот не послушал и, что есть сил, побежал еще быстрее. Но хищник в три прыжка поймал его и приговорил к смертной казни через растерзание живота его.

Однако так как он с волчихой и волчатами были сыты, и у них были еще некоторые запасы, то волк решил отложить трапезу на пять дней.

Зайцу же повелел сидеть в кустах и ждать, когда придет за ним очередь, и если он будет вести себя смирно, тот может его помиловать (после таких слов волк усмехнулся).

Об этих событиях лишь немного и повествует краткое содержание. «Самоотверженный заяц» дальше рассказывает о том, как сидит бедный заяц в кустах, страх присутствует в его душе как никогда раньше, и жизнь становится дороже все больше и больше.

Читайте также:  Краткое содержание сказка про храброго зайца мамин-сибиряк точный пересказ сюжета за 5 минут

Невеста

Но на этом не закончился сюжет сказки «Самоотверженный заяц». Краткое содержание повествует о том, как бежал он к своей невесте, которую высмотрел у вдовы-зайчихи, а тут его волк за шиворот и ухватил. Заяц подумал, что теперь она сидит и думает, что, наверное, ее жених изменил ей, раз не пришел, а может она другого косого нашла, или еще хуже – волк ее слопал.

Думает он обо всем этом, а сам слезами заливается от горя. Были у него свои заячьи мечты, он хотел жениться на молодой зайчихе и даже самовар купил, чтобы с ней вечерами чай с сахаром пить, а вместо этого…

На этом месте заяц задремал, и увидел он неприятнейший сон, что волк сделал его важным чиновником, а сам стал к его зайчихе в гости ходить.

И вдруг бедного зайца кто-то толкнул сильно в бок, он соскочил и увидел возле себя невестиного брата, который рассказал ему, что его невеста от тоски помирает, совсем ослабла, только и мечтает перед смертью проститься с женихом своим.

«Земеля»

Очень интересно описывает дальше события краткое содержание. «Самоотверженный заяц» в сюжете открывает честное и покорное сердце зайца, которое буквально разрывалось на части.

Задумался он над тем, чем же мог он такую участь заслужить, ведь жил он открыто, революций не желал, оружие в руках не держал, и вот, на тебе – теперь смерть для него может наступить в любую минуту.

Смерть – слово-то какое! И сам умрет, и заинька его погибнет из-за того, что всем сердцем полюбила его. Как бы он ее сейчас приголубил и расцеловал…

Вдруг его сородич предложил ему бежать. Но тот не захотел нарушить приказа волка. А волк с волчицей, между тем, слышат этот весь разговор и умиляются верности и благородству зайца. Волк подумал: «Были бы у меня такие солдаты…». Ну, а волчиха восхитилась любовью зайца к своей зайчихе.

Свадьба

В общем, волк его за это помиловал, разрешил ему навестить свою невесту, и дал ему двое суток, чтобы проститься, но в залог родственничка себе оставил. И пообещал, что если тот все выполнит, то землячка отпустит, а его съест или обоих помилует, при этих словах волк опять хитро ухмыльнулся.

Когда зайчишка прибежал к своим, радости не было предела. Невеста сразу про хворь забыла, родственников полный дом собралось, не знают, куда зятька родного посадить, а тот ни живой, ни мертвый. Рассказал он им свою историю о том, что ему срочно назад надо воротиться. Тетки и сестрицы посочувствовали ему, но сказали, чтобы слово свое держал, потому что в роду их зайцы никогда не обманывают.

Казнить или помиловать

И вот, приближается к концу краткое содержание. «Самоотверженный заяц» описывает, как свадебку сыграли. Утром косой, простившись с женой молодой и дав ей наставления на счет воспитания детей на случай, если его съедят, он оправился в путь.

Но как будто вся природа была против него, и поэтому всякого рода катаклизмы мешали ему в дороге, поэтому он чуть не опоздал.

Еле-еле добравшись до места, он с горки кинулся кубарем к волку, который хотел было уже разодрать живот земляка косого. Волк обрадовался, похвалил его и сказал, что зайцам верить можно.

И решил, чтобы они оба сидели под кустом до поры, до времени, а потом, может быть, он их и помилует. И тут же весело и игриво рассмеялся.

Вот так закончил свое произведение великий писатель Салтыков. «Самоотверженный заяц» краткое содержание свое заканчивает многоточием, потому что это не просто сказка, а целая философия, и иногда, как подумаешь, так и непонятно становится, что для человека лучше – покорность или непримиримая борьба?

Источник: http://dayswoman.ru/article/242206/analiz-i-kratkoe-soderjanie-samootverjennyiy-zayats-m-e-saltyikov—schedrin

Герои и сюжеты сатирических сказок Салтыкова-Щедрина

В сказках Салтыкова-Щедрина отображены основные социальные, политические, идеологические и моральные проблемы, которыми характеризовалась русская жизнь второй половины XIX века. В сказках показаны все основные классы общества — дворянство, буржуазия, интеллигенция, трудовой народ.

Сатира, бичующая правительственные верхи самодержавия, наиболее остро выделяется в трех сказках: «Медведь на воеводстве», «Орел-меценат» и «Богатырь».

В сказке «Медведь на воеводстве» Салтыков-Щедрин рисует трех Топтыгиных. Они по очереди заступают на место воеводы.

Первый Топтыгин съел чижика, второй задрал у мужика лошадь, корову, свинью, а третий вообще «жаждал кровопролитья».

Всех их постигла одна участь: мужики расправились с ними после того, как их терпение кончилось. В этой сказке Салтыков-Щедрин призывает на борьбу против самодержавия.

В сказке «Орел-меценат» Орел выступает в роли чиновника-просветителя, который при своем дворе завел искусства и науки. Но роль мецената ему скоро наскучила: он загубил соловья-поэта, заточил в дупло ученого дятла и разогнал ворон. Автор делает вывод, что наука, просвещение, искусство должны быть только свободными, независимыми от разного рода орлов-меценатов.

В сказке «Богатырь» автор показывает в образе Богатыря самодержавие, которое спит и не способно помочь людям. Люди страдают от войн и нашествий. Суть царизма раскрывается в словах «супостатов»: «А ведь Богатырь-то гнилой».

Салтыков-Щедрин осуждает бездействие народа, его пассивность и долготерпение. Народ так привык к рабской покорности, что даже не задумывается над своим бедственным положением, кормит и поит бесчисленных дармоедов и позволяет себя же за это наказывать. Это наглядно отражено в сказке «Повесть о том, как мужик двух генералов прокормил».

Два генерала, прослужившие всю жизнь в какой-то регистратуре, которую позже упразднили «за ненадобностью», попали на необитаемый остров. Они никогда ничего не делали и теперь полагают, что «булки в том самом виде родятся, как нам их утром к кофею подают». Не окажись под деревом мужика, генералы съели бы друг друга от голода.

«Громадный мужчина» для начала накормил голодных генералов. Нарвал яблок и дал им по десятку, себе взял одно — кислое. Накопал из земли картофеля, разжег огонь, наловил рыбы.

А дальше поистине чудеса стал творить: силок для рябчиков из собственных волос свил, веревку сделал, чтобы было чем генералам его к дереву привязывать, и даже суп в пригоршнях готовить наловчился.

Сытые и довольные генералы размышляют: «Вот как хорошо быть генералами — нигде не пропадешь!» По возвращении в Петербург генералы «денег загребли», а мужику выслали «рюмку водки, да пятак серебра: веселись, мужичина!». В этой сказке автор показывает долготерпение народа и его результат: сытые помещики и никакой благодарности мужику.

О том, что может случиться, если мужика под рукой не окажется, говорится в сказке «Дикий помещик». Жил помещик «глупый, читал газету «Весть» и тело имел мягкое, белое и рассыпчатое». Действие происходит после отмены крепостного права, поэтому крестьяне «освобожденные».

Правда, от этого им живется ничем не лучше: «куда ни глянут — все нельзя, да не позволено, да не ваше». Помещик боится, что мужики у него все проедят, и мечтает от них избавиться: «Одно только сердцу моему непереносно: очень уж много развелось в нашем царстве мужиков».

Мужикам тоже житья от помещика нет, и они Бога молят: «Господи! легче нам пропасть и с детьми малыми, нежели всю жизнь так маяться!» Бог услышал молитву, и «не стало мужика на всем пространстве владений глупого помещика».

А что же помещик? Его теперь не узнать: оброс волосами, отрастил длинные ногти, ходит на четвереньках и на всех рычит — одичал.

Салтыков-Щедрин пишет иносказательно, то есть использует «эзопов язык». Каждая сказка Салтыкова-Щедрина имеет свой подтекст. Например, в сказке о верном Трезоре купец Воротилов, чтобы проверить бдительность пса, наряжается вором. Свое богатство купец нажил именно воровством и обманом. Поэтому автор замечает: «Удивительно, как к нему этот костюм шел».

В сказках наряду с людьми действуют звери, птицы, рыбы. Всех их автор ставит в необычные условия и приписывает им те действия, которые они не могут совершать на самом деле.

В сказках удивительным образом переплелись фольклор, иносказание, чудеса и действительность, что придает им сатирическую окраску. Пескарь Салтыкова-Щедрина может разговаривать и даже где-то служит, вот только «жалованья не получает и слуги не держит».

Карась не только умеет говорить, но и выступает в роли проповедника, вяленая вобла даже философствует: «Тише едешь, дальше будешь; маленькая рыбка лучше, чем большой таракан… Уши выше лба не растут». В сказках много преувеличений, гротеска.

Это тоже придает им сатирическую окраску и комичность. Дикий помещик стал похож на зверя, одичал, мужик готовит суп в пригоршне, генералы не знают, откуда появляются булки.

Почти во всех сказках употребляются фольклорные элементы и традиционные зачины. Так, в сказке «Дикий помещик» присутствует сказочный зачин: «В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик…» и реальность: «Он читал газету “Весть”».

В сказке «Богатырь» сам Богатырь и баба-яга являются сказочными персонажами: «В некотором царстве Богатырь родился. Баба-яга его родила, вспоила, вскормила и выхолила».

В сказках много присказок: «ни пером описать, ни в сказке сказать», «по щучьему велению», «долго, ли коротко», есть такие сказочные персонажи, как царь Горох, Иванушка-дурачок, устойчивые словосочетания: «путем-дорогою», «судили-рядили».

Рисуя хищных животных и птиц, Салтыков-Щедрин часто наделяет их такими несвойственными им чертами, как мягкость и способность прощать, что усиливает комический эффект.

Например, в сказке «Самоотверженный заяц» Волк обещал помиловать зайца, другой волк однажды отпустил ягненка («Бедный волк»), Орел простил мышь («Орел-меценат»).

Медведь из сказки «Бедный волк» тоже урезонивает волка: «Да ты бы хоть полегче, что ли», а тот оправдывается: «Я и то… сколько могу, облегчаю… прямо за горло хватаю — шабаш!»

Салтыков-Щедрин высмеивал в своих сказках социально-политический строй царской России, изобличал типы и нравы, мораль и политику всего общества.

Время, в которое жил и писал сатирик, для нас стало историей, но его сказки живы по сей день. Герои его сказок живут рядом с нами: «самоотверженные зайцы», «вяленые воблы», «караси-идеалисты».

Потому что «всякому зверю свое житье: льву — львиное, лисе — лисье, зайцу — заячье».

(2 votes, average: 5,00

Источник: http://school-essay.ru/geroi-i-syuzhety-satiricheskix-skazok-saltykova-shhedrina.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector