Краткое содержание санаев похороните меня за плинтусом точный пересказ сюжета за 5 минут

Павел Санаев: похороны за плинтусом

Краткое содержание Санаев Похороните меня за плинтусом точный пересказ сюжета за 5 минут

Проект «Полный метр», созданный при поддержке FIVE REACT рассказывает о режиссерах русского авторского кино, в числе которых — пять участников «Эксперимента 5IVE», зафиксировавших уникальность человеческих ощущений в пяти абсолютно разных короткометражных лентах.

Молодой автор фильмов категории «Б», вся жизнь которого крутится вокруг кино, но всесоюзную известность получивший благодаря книге.

Родом из актерской семьи (дед, мать и отчим — все известные актеры), Павел Санаев никогда особо к игре не стремился. Зато получалось писать — сначала под гнетом требовательного отчима, Ролана Быкова, а потом и как-то само собой.

Павел поступил на сценарный факультет ВГИКа, где писанины было так много, что желание творить пером по бумаге постепенно отвалилось, уступив место давней страсти — видео. Еще в школе будущий режиссер занимался переписыванием кассет, продолжал этот бизнес и во время учебы в институте, а после диплома плавно переквалифицировался в переводчика.

В начале-середине девяностых профессиональным дубляжом иностранных фильмов студии практически не занимались, и во всех телевизорах страны звучали голоса представителей явления, которое потом назовут «авторским переводом» — Володарского, Михалева, Гаврилова и других.

Со временем к ним присоединился и Санаев, специализировавшийся, в основном, на комедиях. Среди самых знаменитых его работ — «Не грози Южному Централу», «Убрать перископ» и трилогия про Остина Пауэрса.

Со временем Павел вернулся к литературной деятельности, в 1996-м была закончена повесть «Похороните меня за плинтусом», опубликованная в том же году в журнале «Октябрь».

Работа получила признание критиков, но массовый интерес возбудила только в 2003-м году, после издания отдельной книгой.

Чуть позже был написан сценарий «Ретро для марсиан», переработанный уже в нулевых в картину «Нулевой километр».

«Нулевой километр», 2007 г.«Нулевой километр», 2007 г.«Нулевой километр», 2007 г.«Нулевой километр», 2007 г.«Нулевой километр», 2007 г.«Нулевой километр», 2007 г.«Нулевой километр», 2007 г.

В кино в качестве режиссера Санаев пришел с короткометражкой «Каунасский блюз», снятой в Литве историей про деда-самоубийцу. Дебют вряд ли можно назвать удачным — напыщенная фантазия про жизнь и смерть убивает все хорошие чувства уже минуте к третьей, не спасает даже игра заслуженных артистов Литовской СССР.

Но режиссера это не остановило: в следующем же году вышел «Последний уик-энд», снятый на коленке триллер с Гошей Куценко в роли Бешеного; еще через два года — «Нулевой километр», драма о покорении Москвы двумя молодыми провинциалами, снятая коренным москвичом. Оба фильма особого успеха не имели.

  «Последний уик-энд», 2005 г.«Последний уик-энд», 2005 г.«Последний уик-энд», 2005 г.«Последний уик-энд», 2005 г.«Последний уик-энд», 2005 г.«Последний уик-энд», 2005 г.

Последняя работа Павла Санаева на данный момент — дилогия «На игре», подростковый экшен про геймеров.

Тема для автора, видимо, не очень близка — название было придумано в результате интернет-конкурса, а в титрах значится специальный человек, придумавший финал.

В общем-то, неудивительно — следить за мешаниной сюжетных поворотов под силу далеко не каждому, хорошие и плохие меняются местами столько раз, что под конец уже безразлично, кто выиграет, лишь бы побыстрее все это закончилось.

Впрочем, успех среди целевой аудитории наверняка был достигнут — какому геймеру не захочется увидеть себя с модной прической, красавицей-геймершей под рукой и ключами от блестящего «хаммера» в кармане. Ну и попутно доказать маме, что пять часов «контры» в день — это далеко не такое бесперспективное занятие.

Сейчас режиссер готовится выпустить новую книгу под названием «Хроники Раздолбая», попутно набрасывая несколько сценариев для будущих проектов.

Кирилл и Глеб безуспешно избавляются от трупа Миши, своего друга и по совместительству брата бандита по кличке Бешеный.
Костя и Олег знакомятся в поезде по дороге в Москву. Один хочет стать клипмейкером, другой — бизнесменом. В Москве их ждет не то, чтобы другое, но тоже скучное.
Компания геймеров под воздействием особого диска становится бандой наемников со сверхспособностями. Действие первой части прекрасно умещается в краткий пересказ в начале второй.

Лиса Алиса и Кот БазилиоИсполнители этих ролей в фильме «Приключения Буратино» Елена Санаева и Ролан Быков — мать и отчим Павла Санаева.

Алексей МихалевНа перевод видеофильмов Павла Санаева побудило  творчество Михалева, одного из самых известных кинопереводчиков того времени, работавшего, в частности, над «Горячими головами», «Смертельным оружием», «Безумным Максом» и многими другими картинами.

«Чучело»Фильм, срежиссированный Роланом Быковым с Кристиной Орбакайте в главной роли. Повесть про жестокую травлю одноклассниками «новенькой» в обычной советской школе была одной из любимых книжек Павла. Так она и попала в руки Быкова, не понаслышке знакомому с подобной проблемой — сам Павел в младших классах считался изгоем.

«Похороните меня за плинтусом»Романтизированная автобиография детства Павла. Повесть о взаимоотношениях девятилетнего мальчика и авторитарной бабушки, не доверяющей воспитание ребенка дочке и ее новому мужу. По книге было поставлено несколько спектаклей, в 2009-м году вышла экранизация авторства Сергея Снежкина. Фильм Санаеву не понравился, так как сюжетная часть была значительно искажена.

«Рэмбо», «Кошмар на улице Вязов», «Криминальное чтиво»Фильмы, особенно повлиявшие на Павла в детстве: «Рэмбо» был первым видеофильмом в его жизни; «Кошмар на улице Вязов» окончательно укрепил осознание, что фильмы бывают не только веселыми и радостными, как советские сказки; «Криминальное чтиво» — просто самый любимый фильм.

Александр АлександровМастер Павла Санаева во ВГИКе, пропагандировавший особый метод обучения сценарному искусству: главное — постоянно писать. Он требовал конкретное количество страниц к конкретному сроку, при этом никогда не оценивал саму работу. «Чтобы научиться писать — нужно писать, ничего больше».

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/entertainment/five/122753-pavel-sanaev-pohorony-za-plintusom

«Похороните меня за плинтусом» Павла Санаева

Уже бабушкой, она разыгрывает ежедневный спектакль дома, невольными участниками которого становятся члены её семьи и просто знакомые. Если к этому еще добавить анальный вербальный садизм, слегка приукрашенный шутками и некой театральностью, и тотальный кожный контроль, то мы получим полную картину атмосферы дома

14 31387 29 Ноября 2011 в 16:51

Повесть написана Павлом Санаевым с юмором, но на самом деле перед нами разыгрывается жизненная драма. Отзывы от читателей после выхода книги Похороните меня за плинтусом говорят об удивительной жизненности книги.

Павел Санаев рассказывает об утраченных мечтах, несбывшихся надеждах… Как часто, обладая в потенциале большими возможностями, мы не умеем ими воспользоваться. Причина кроется в нашей недостаточной развитости, которая приводит к полной неспособности сделать свою жизнь счастливой.

Самое печальное, когда средством и способом решения внутренних психологических проблем и противоречий взрослых становится ребенок. Именно так происходит в повести Павла Санаева.

Повествование в повести Похороните меня за плинтусом Павел Санаев ведет от лица мальчика Саши Савельева, но все пространство повести занимает собой фигура бабушки.

Поговорим о семье бабушки и дедушки, в которой с четырех лет живет Саша. Этот брак (теперь уже немолодых людей) не был результатом вдруг вспыхнувшей страсти или романтической влюбленности. Дедушка, в то время актер МХАТа, приехал с театром в Киев на гастроли и женился «назло», на спор.

Причиной столь странного поступка послужила обида на женщину, с которой у него были отношения: «вот она еще пожалеет, прибежит…». Эта анальная обида сыграла свою роковую роль. Скоропостижный брак, как мы увидим далее в Похороните меня за плинтусом, так и не стал счастливым.

Бабушка, в свою очередь, увлеклась симпатичным на «мордашку» актером, тоже не испытывая глубокого чувства.

Анально-кожно-зрительная с опорой на кожу и малоразвитым зрительным вектором, способным наполняться лишь через непосредственную смену зрительных впечатлений.

Поэтому и хотела наша юная бабушка в большой город, где ее влекли выставки, театры, возможность покрасоваться в новом обществе. Кожное желание новизны и больших возможностей также сыграло свою роль.

Однако ее надежды не оправдались. В Похороните меня за плинтусом Санаев показывает трагедию Нины Антоновны:

В этих условиях Нина Антоновна, женщина немалого темперамента, так и не сумела реализовать свой кожно-зрительный сценарий. Не было светских вечеров, где бы она блистала в центре внимания, не было спектаклей, где она играла бы и выплескивала свои эмоции, не было признания, аплодисментов публики, внимания к ее персоне.

Так и не реализовав себя, уже бабушкой, она разыгрывает ежедневный спектакль дома, невольными участниками которого становится ее семья и просто знакомые. Если к этому еще добавить анальный вербальный садизм, слегка приукрашенный шутками и некой театральностью, и тотальный кожный контроль, то мы получим полную картину атмосферы дома.

Очень точно Павел Санаев показывает такие проявления анального вектора. В Похороните меня за плинтусом показано, что обвинения и проклятия в адрес Саши и дедушки – нередкое явление в этой семье.

«Вонючая, смердячая, проклятущая, ненавистная сволочь!» – наиболее частая характеристика внука, когда бабушка в гневе.

«Гицель проклятый, татарин ненавистный! Будь ты проклят небом, Богом, землей, птицами, рыбами, людьми, морями, воздухом!» – это пожелание дедушке.

Имея огромный нереализованный зрительный темперамент, бабушка постоянно эмоционально раскачивает себя, вовлекая в эти сцены Сашу и дедушку. Поводом может стать даже разбитый чайник:

События в повести Похороните меня за плинтусом развиваются драматически. Санаев раскрывает характер героини через череду событий. На характер Нины Антоновны наложила отпечаток и потеря первого ребенка Алеши во время войны.

Этот стресс только усугубил различные зрительные страхи и фобии Нины Антоновны.

Оказавшись в четырех стенах, Нина Антоновна чувствует себя плохо. Как кожно-зрительной самке ей тесно дома.

Не имея возможности применить себя вне дома, она мечется. В Похороните меня за плинтусом очень наглядно показано, как ее нереализованная эмоциональная амплитуда прорывается истериками и бесконечными страхами. В итоге Нина Антоновна оказывается в психиатрической больнице:

Дедушка с бабушкой так и жили, по сути, чужими друг другу людьми – по привычке, потому, что так сложилось. И если бы дедушка обладал чуть большим темпераментом, то, возможно, брак давно распался. Но он смирился, плыл по течению.

Его опора на анальность, и, как следствие, привязанность ко всему старому, нежелание изменений здесь тоже сыграли свою роль. В Похороните меня за плинтусом очень системно можно наблюдать и тапочки, и рыбалку, и гараж.

Но и дедушкиному терпению иногда приходил конец, и возникали ссоры. После очередной ссоры дедушка рассказывает приятелю:

Рожденная в конце войны дочка Оля, мама Саши, так и не стала любимой для Нины Антоновны. В Похороните меня за плинтусом системно прослеживается совершенно разное отношение к первому и второму ребенку, предпочтение сына дочери.

Автор хорошо показал, как мать ведет себя по отношению к подрастающей дочери: как настоящая кожно-зрительная самка она испытывает чувство соперничества и ревности. Анальное ощущение «недодали», сдобренное зашкаливающей эмоциональной амплитудой, лишь подливает масла в огонь.

Она винит дочь, что та лишила ее жизни, не оправдала ее надежд. Не выбирая слов, она выплескивает на нее всю свою боль.

https://www.youtube.com/watch?v=nY2CucAMAtE

В результате такого отношения со стороны матери в детстве Ольга приобрела много негативных якорей, запускающих негативные сценарии. Первый брак Оли распался. Ее замужество также не было «по любви»: Ольга вышла замуж, чтобы вырваться из-под жесткого кожного контроля матери. Она так и говорит:

Анально-кожно-зрительная Оля имела опору на анальность и была небольшого темперамента. Она боялась матери. Ей всегда сложно было противостоять материнскому давлению, и ее развод также не обошелся без вмешательства матери.

Читайте также:  Краткое содержание иван фёдорович шпонька и его тётушка гоголя точный пересказ сюжета за 5 минут

Со стороны же Нины Антоновны в деле развода было замешано много всего: кожное желание контролировать всех и вся, женская зависть, анальная месть.

«Бабка к ним на квартиру почти каждый день ходила, помогала. Пеленки стирала, готовила. Весь дом на ней был», – рассказывает дедушка: он всячески старается оправдать жену.

После развода, по словам бабушки, «тяжкой крестягой» повесила дочь ей на шею внука. На самом деле Нина Антоновна сделала все, чтобы Саша жил с ней. Рождение внука стало в каком-то смысле для нее спасательным кругом. Она, по словам дедушки, даже «вроде успокоилась». Во внуке она увидела, наконец, цель, применение своим силам и желаниям, свою реализацию.

«Да ты и не курва даже, ты вообще не женщина. Чтоб твои органы собакам выбросили за то, что ты ребенка родить посмела», – кричит она в ссоре своей дочери. Рационализируя тем, что ребенок часто болеет, ему нужен особый уход, который дочь не может обеспечить, Сашу практически силой забирают у мамы.

Автор Похороните меня за плинтусом рисует глубину привязанности бабушки ко внуку. Нина Антоновна обрушивает на него весь свой темперамент. Большая доля страха в зрении дополняется сверхзаботой в анальности. Любовь ее принимает уродливые формы:

Это – настоящий эмоциональный вампиризм. На самом деле, кроме отторжения, такая любовь ничего не вызывает. Своим «воспитанием» бабушка взращивает страхи Саши, не дает ему окрепнуть, тормозит его развитие. Стараясь привязать мальчика к себе, она манипулирует его болезнями, вынуждает его чувствовать себя больным, испытывать страх смерти, страх потери мамы…

В повести Похороните меня за плинтусом отношения бабушки и Саши сложны. Павел Санаев показывает, какой отклик такая нездоровая любовь вызывает в мальчике. Неудивительно, что Саша не любит бабушку.

С бабушкой Саша не чувствует себя в безопасности, что так важно для ребенка, особенно зрительного. Напротив, она постоянно внушает ему, что он очень болен и все с ним очень плохо:

Саша говорит:

Оказывая на Сашу такое колоссальное негативное давление, Нина Антоновна уверена, что всю жизнь посвящает ему и любит только его. Рационализация и самообман бабушки в Похороните меня за плинтусом – пример того, как можно жить в собственной иллюзии и не видеть страданий, причиной которых становишься. Павел Санаев ярко показывает это в своей повести.

Царивший в семье жесткий кожный контроль Нины Антоновны дополняет картину семейного уклада. Все подчинялось ее распорядку и указаниям. То, как выражает себя стрессующая нереализованная кожа, доходит до абсурда. Подозрительность, страсть к накопительству, припрятывание и перепрятывание на черный день.

Бабушка всегда следовала кожному правилу «слово – серебро, а молчание – золото» и учила этому Сашу. Лгала по-кожному легко, будучи уверена, что иначе нельзя:

Вся жизнь Саши ограничена запретами на развлечения и игры, обычные для других детей. Бесконечной чередой проходят приемы лекарств, сдача анализов и походы по врачам. Несколько раз уже мама пыталась забрать Сашу, но каждый раз его возвращали обратно. Только встречи с мамой становятся для него настоящим праздником.

Но Саша вынужден жить с бабушкой: она никогда не отпустит его, свое единственное наполнение и отдушину. Его зрение наполняется страхами, не имея возможности развиваться. Он сопротивляется как может, но он еще мал, ему сложно противостоять давлению. Фантазии зрительного ребенка начинают вращаться вокруг смерти.

Общение с мамой, как тоненькая ниточка, выводит Сашу из страха в любовь, дает ему возможность развиваться. Саша любит маму, она единственная дает ему жизненно необходимое чувство безопасности, с ней у него настоящая, спасительная для мальчика, эмоциональная связь.

Только благодаря своему большому темпераменту Саша не сломался. Несмотря на негативное давление бабушки, он смог выдержать и преодолеть ее влияние. Да, он боялся, но сумел выстоять и научился любви благодаря маме, ее поддержка давала ему силы.

Нина Антоновна при огромном потенциале всю жизнь бьется в рамках собственной неразвитости… Имея от природы большие возможности, она не сумела воспользоваться ими, не сумела прожить счастливую жизнь. Сжигаемая собственными нереализованными желаниями, она страдала сама и была причиной страданий других – печальный итог…

Заключительная сцена повести Похороните меня за плинтусом описывает похороны бабушки. Саша останется жить с мамой и ее новым мужем Анатолием, анально-зрительным театральным художником.

По портрету, представленному в повести, видно, что он сможет стать мальчику хорошим отчимом. Мама счастлива с ним, и в этой семье совсем другая атмосфера. Отсутствует страх, и есть любовь, родство душ и взаимопонимание.

Саше только семь лет, еще есть время для его развития, и мы надеемся, что пережитые негативные моменты оставят в его жизни минимальный след.

Повесть «Похороните меня за плинтусом» – почти полностью системное произведение. И отзывы реальных людей перекликаются с жизнью, описанной Павлом Санаевым в книге Похороните меня за плинтусом.

Павел Санаев описывает жизнь, такую, какая она есть, порой точнейшим образом отражая системность характеров и формирование жизненных сценариев.

Глубокое осмысление происходящего с каждым из нас и всеми в целом можно получить на тренинге по системно-векторной психологии Юрия Бурлана – новой науке о человеке. Зарегистрироваться на бесплатные онлайн-лекции можно здесь.

Статья написана по материалам тренинга Системно-векторной психологии

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/pavel-sanaev-pokhoronite-menya-za-plintusom

Заметки о повести Павла Санаева “Похороните меня за плинтусом»

   Повесть Павла Санаева (1994 г.) не оставляет равнодушным ни одного читателя, прикоснувшегося к ней. Это произведение о судьбе ребенка, которого делят между собой его родственники.

Повествование ведется от лица второклассника Саши Савельева, он откровенно рассказывает о сложных взаимоотношениях своей бабушки Нины и матери Оли.

В произведении все события даны в восприятии ребенка, но в его высказываниях постоянно звучат выражения взрослых, стремящихся сформировать свою концепцию событий: “Меня зовут Савельев Саша. Я учусь во втором классе и живу у бабушки с дедушкой.

Мама променяла меня на карлика-кровопийцу и повесила на бабушкину шею тяжкой крестягой. Так я с четырех лет и вишу”. В этой цитате первые два предложения — реплики самого Саши, вторые два — высказывания бабушки, постоянно повторяемые в ее квартире в присутствии ребенка.

  
   Маленький герой не по-детски все понимает, комментирует события, выражает к участникам драмы свое отношение: “Вам, наверное, покажется странным, почему сам не мылся. Дело в том, что такая сволочь, как я, ничего самостоятельно делать не может. Мать эту сволочь бросила, а сволочь еще и гниет постоянно, вот так и получилось. Вы, конечно, уже догадались, что объяснение это составлено со слов бабушки”.

   Произведение состоит из нескольких глав: “Купание”, “Утро”, “Цемент”, “Белый потолок”, “Лосося”, “Парк культуры”, “День рождения”, “Железноводск”, “Похороните меня за плинтусом”, “Ссора”, “Чумочка”.

В сильной позиции текста, в конце — глава, в название которой вынесено прозвище мамы, данное самим Сашей: “Чумочкой мы с бабушкой называли мою маму. Вернее, бабушка называла ее бубонной чумой, но я переделал это прозвище по-своему, и получилась Чумочка. (…) Я любил Чумочку, любил ее одну и никого, кроме нее.

Если бы ее не стало, я безвозвратно расстался бы с этим чувством, а если бы ее не было, то я вовсе не знал бы, что это такое…”

   Это реалистическая проза, где в художественной форме воспроизведена трагедия не одной семьи: так убедительно и детально изображается ситуация конфликта “отцов и детей”, в которой ребенок становится разменной монетой.

   Меня поразило название произведения, глубинный смысл которого можно постичь, лишь прочитав последние строки. Это признание мальчика в любви к маме, которая, несмотря ни на что, является для маленького героя самым близким и дорогим существом.

“— Мама!— испуганно прижался я. — Пообещай мне одну вещь. Пообещай, что, если я вдруг умру, ты похоронишь меня дома за плинтусом.

— Что?— Похорони меня за плинтусом в своей комнате. Я хочу всегда тебя видеть. Я боюсь кладбища! Ты обещаешь?”

   По страницам всей повести рассыпаны признания в любви мальчика Саши к матери: “Я вспомнил, как бежал ночью на его крики, и вдруг представил, что было бы, если бы так же расшиблась мама. От этой мысли у меня сжалось горло. Я всегда готов был заплакать, если представлял, что с мамой случилась беда.

И тут в памяти моей зазвучали дедушкины слова о том, что я люблю не его, а его подарки. Неужели это действительно так?! Я подумал и решил, что, конечно, люблю не подарки, а дедушку, но просто намного меньше, чем маму. А любил бы я маму, если бы она мне ничего не дарила?
   Почти все, что у меня было, подарила мне мама.

Но я любил ее не за эти вещи, а эти вещи любил, потому что они были от нее. Каждая подаренная мамой вещь была словно частицей моей Чумочки, и я очень боялся потерять или сломать что-нибудь из ее подарков.

Сломав случайно одну из деталей подаренного ею строительного набора, я чувствовал себя так, словно сделал маме больно, и убивался весь день, хотя деталь была не важная и даже часто оставалась лишней”. По сути, название повести — это своеобразный крик: “Дайте мне быть рядом со своей мамой!” 

   Автору удалось показать, как сложно приходится маленькому человеку разобраться в хитросплетении интриг, как трудно сохранить свою душу в ситуации, когда нужно приспосабливаться к странностям характера бабушки и просто выживать.

   Произведение представляет собой мозаику эпизодов жизни маленького героя, который лишен радости и свободы: деспотичная бабушка, страдающая от того, что не смогла реализоваться в жизни как профессионал, как актриса, разыгрывает перед внуком историю жертвенной любви. Естественно, по-своему она любит Сашу, но ее чувство искажено эгоизмом и жаждой власти, это яркий образ семейного деспота, который стремится главенствовать хотя бы дома.

   Конфликт в произведении — столкновение бабушки Нины Антоновны и матери героя Оли, противостояние беззащитности и деспотизма. Это одновременно и противостояние ребенка бабушке-узурпатору, что выражается в нарушении запретов (глава “Цемент”).

 Этот внешний конфликт порождает в душе ребенка внутренний протест, который он просто боится выражать: он целиком и полностью зависит от причуд своеобразной бабушки.

В произведении образ этой героини неоднозначен: казалось бы, он должен вызывать только отрицательную оценку, но ведь именно Нина Антоновна взяла на себя заботы о ребенке в трудный период жизни дочери, как смогла, заботилась о внуке.

Но, конечно же, нельзя оправдать ее грубость и жестокость по отношению к Саше, на которого она выплескивает свою ненависть по отношению к дочери. В произведении не совсем понятны причины такого отношения героини к Оле. Разве за то, что ребенок не оправдал возложенных на него когда-то надежд, стоит так мстить?

   Из воспоминаний героев мы узнаем, что Нина Антоновна всегда была жестока по отношению к дочери: “Я тебе не ломала ноги! Я тебя стукнула, потому что ты изводить начала! Идем с ней по улице Горького, — стала рассказывать мне бабушка, смешно показывая, какая капризная была мама, — проходим мимо витрин, манекены какие-то стоят. Так эта как затянет на всю улицу: “Ку-упи! Ку-упи!” Я ей говорю: “Оленька, у нас сейчас мало денежек. Приедет папочка, мы тебе купим и куклу, и платье, и все что хочешь…” “Ку-упи!” Тогда я и стукнула ее по ноге. И не стукнула, а пихнула только, чтоб она замолчала” (Гл. “Чумочка”).

Источник: http://elena-isaeva.blogspot.com/2011/02/blog-post.html

Рецензии на книгу Похороните меня за плинтусом

«Книга, в которой гомерически смешно и изощренно зло пародируется сама идея счастливого детства.»

Читайте также:  Краткое содержание бунин сны чанга точный пересказ сюжета за 5 минут

Эта фраза написана на обложке книги и у меня возник вопрос — тот, кто написал эти слова вообще читал книгу? Где он нашёл, что книга «гомерически смешная»? По моему, в книге нет ничего, кроме ненависти — всё вокруг срывают зло от неудавшейся жизни друг на друге и в особенности, на маленьком мальчике, который является главным героем произведения.

Наверное, я не с того начал. Это автобиографичная книга и всё, что происходит в ней, происходило на самом деле. Маленький мальчик Саша Савельев (прототип — Павел Санаев) живет у своих бабушки (Лидия Санаева) и дедушки (Всеволод Санаев), которые забрали ребенка у нерадивой матери (Елена Санаева), которая вышла замуж за алкоголика и карлика-кровопийцу (Ролан Быков).

Из-за большого количества положительных отзывов, а так же из-за того, что книга номинировалась на Букеровскую премию, ожидания от этой книги были очень высоки.

И я вроде бы уже большой мальчик, должен был догадаться, что не всегда награды и хвалебные рекомендации критиков на обложке являются гарантами качества книги, но я всё снова и снова наступаю на те же грабли и периодически вляпываюсь в подобную литературу.

Но сначала попробую рассказать о достоинствах книги. Когда её читаешь, то действительно создаётся ощущение, что перед нами рассказ маленького восьмилетнего мальчика. И построение фраз, и мышление главного героя как бы говорят о том, что это не воспоминание взрослого человека о своём детстве.

В этом произведении нет размышлений о правильности или неправильности тех или иных поступков персонажа, нет сожалений, анализа того времени, т.е. обычный рассказ маленького мальчика о том, что происходит вокруг и о своём более раннем детстве.

За то, что Санаев преподнёс это историю не как анализ взрослого о своём загубленном детстве, а как простой рассказ мальчика, его стоит похвалить.

Так же Санаев в своей книге поднимает вопрос о чрезмерной опеке над ребенком, граничащей с манией быть ВСЕГДА рядом с ребенком. Это не нормально. Это травмирует психику ребенка и отучает его быть самостоятельным.

Понятно, что за детей беспокоятся их родители (в данном произведении — бабушка), но ведь стоит им хотя бы немного доверять и давать свободу.

Легко, конечно, заковать ребенка в цепи и не выпускать его из дома, но кому от этого будет лучше? Не помню, кто это сказал, но к таким случаям очень подходит фраза: «Корабли будут всегда целые, если будут находится в порту, но ведь их не для этого строили».

И так же как я не приемлю чрезмерную заботу и тотальный контроль за всеми действиями ребенка, так же я не понимаю, как можно столько орать на ребенка.

Если ему постоянно твердить, что он дебил, идиот, неумеха, больной, тварь и чтобы он поскорее сдох, то ребенок быстро привыкнет к этому и у него разовьётся огромное количество самых разных комплексов.

Ладно ещё, бывает, что человек под горячую руку попадает и можно всяких гадостей наговорить ему, но когда круглосуточно и постоянно орать на ребенка и обзывать его всеми известными ругательствами — это не приемлемо.

Санаев очень умело повествовует от лица ребенка, поднял в книге проблемы чрезмерной заботы и тотального контроля, а так же вызвал к своему персонажу жалость и ненависть к его бабушке, которая орала на него постоянно по поводу и без. Это всё можно отнести к достоинствам книги. Теперь перейдем к недостаткам.

В первой главе бабушка орёт на мальчика, а так же нам рассказывают немного предыстории о том, почему так вышло. Во второй главе бабушка орёт на мальчика и нам рассказывают ещё немного предыстории. В третьей глава бабушка снова орёт на мальчика…

То есть, при прочтении этой книги создаётся ощущение, что ты попал в День Сурка — каждая глава повествует об одном и том же, только немного разными словами, но по одной формуле: бабушка орёт на мальчика > мальчик вспоминает о прошлом > нам рассказывают немного о жизни бабушки и дедушки > мальчик вспоминает маму > бабушка орёт на мальчика из-за того, что он любит свою мать больше, чем её.

И так постоянно, от первой до последней страницы, с добавлением некоторых деталей о походе мальчика в школу или к врачу, или о игре с ребятами во дворе и о поездке в лагерь. Скучно постоянно читать одно и то же. Да, мальчика жалко. Да, Санаев нам рассказывает о своём детстве без прикрас и ему тяжело жилось. Но это всё понятно было и с первого раза.

Подсократить бы эту повесть до размеров небольшого рассказа, тогда бы произведение и надоесть не успело, и обошлось бы без самоповторов и пережёвывания одной и той же темы по несколько раз.

Так же мне не понравилось, что в эту книгу были введены предыстория о молодости бабушки и дедушки.

Ладно бы ещё, если бы они больше любили внука и меньше на него кричали, тогда бы я ещё понял, что история их сложной жизни может служить оправданием их некоторых вспышек ярости и ненависти ко всему окружающему.

Но когда они себя ведут так, как в этой повести и пытаются оправдать это тем, что жизнь их не пожалела, то вообще непонятно, зачем нужны эти истории об их не легкой жизни.

Может, правда, для того, чтобы раскрыть характеры их персонажей, мол, меня жизнь помотала, теперь я всем имею право нервы мотать. Однозначно ответить на этот вопрос я не могу. Но если эти плаксивые истории были нужны для того, чтобы действительно оправдать бабушку и дедушку, то я этого не понимаю, потому что, по моему, у всех жизнь не легкая, но это не значит, что поэтому её можно портить окружающим.

Не могу не заметить и то, что мне не совсем понравилось, как автор изобразил своих родных. Да, у него была сумасшедшая и всегда орущая бабушка и дедушка, который проводил много времени на работе и он их в этой книге поливает грязью. Да, может быть, они не воспитывали его в атмосфере любви и радости, но эти люди тебя содержали, кормили, поили.

Мать свою он тоже изобразил не самым лицеприятным образом и хотя, судя по книге, она тоже не подарок, но эта женщина его родила и так же содержала и воспитывала до нескольких лет, проведенных у бабушки и дедушки и после, когда она забрала ребенка у них.

В книге же она предстает довольно легкомысленной женщиной, которая про ребенка совсем не думает, хотя, если бы она про него не думала, она бы не стала его забирать у бабушки, т. е. своей матери. А ведь бабушка и мать так же воспитывала, в такой же атмосфере и ей наверняка стоило большой смелости пойти на такой шаг.

Ну и не могу забыть, что книга посвящается Ролану Быкову, а его в этой книге бабушка называет карликом-кровопийцей и алкоголиком, а сам мальчик называет его довольно неприятным типом, который ему не нравится. Отличное посвящение! Хорошо хоть, на его надгробии так не написали.

Может быть, правда, причина такого изображения в том, что рассказ как бы ведется от лица маленького восьмилетнего мальчика и такими он видел окружающих в детстве. Но тогда бы после завершения повествования было бы логично принести слова извинения за такое вот отношения к вырастившим тебя людям.

В общем, достоинства у книги есть, но на фоне недостатков они меркнут. Может быть Санаев исправился и во второй части книги исправил огрехи, но читать её как-то совсем не хочется. Я ожидал от книги большего.

Источник: http://readly.ru/book/57615/reviews/

Подборка интервью об экранизации книги

– Ваша повесть “Похороните меня за плинтусом” уже несколько лет держится в списке бестселлеров. А 3 декабря на экраны выходит фильм Сергея Снежкина с одноименным названием.

Почему собственную повесть не экранизировали вы сами?
– Я хотел снимать “Похороните меня за плинтусом”, написал сценарий и передал его студии “Глобус”.

Но когда пришло время запуска, я понял, что мне до ужаса неинтересно второй раз пересказывать уже рассказанную однажды историю. Я просто не смогу рассказать ее хорошо, потому что у меня нет на это драйва. И когда наступил момент выбора – или-или, я выбрал “На игре”.

Непростой был момент, но сейчас я нисколько не жалею об этом, кто бы что ни говорил. Как бы не оценили фильм “На Игре” зрители и критики, для меня это был колоссальный режиссерский опыт.

– И как вам фильм Снежкина?
– Ну… Это, конечно, совсем не то, про что я написал повесть. Из нее сделали какую-то чернуху, в которой бабушка ненавидит внука и всячески сживает его со свету. Читавшим “Похороните меня за плинтусом” людям не надо объяснять, что в повести это совсем не так.

Бабушка там все-таки личность многогранная, а прекрасная актриса Светлана Крючкова, к сожалению, играет ее на одной ноте – давит и давит. Лично мне хотелось бы, чтобы фильм снимал Андрей Прошкин (режиссер “Солдатского Декамерона” и “Миннесоты”), либо Лариса Садилова (режиссер фильма “Ничего личного”).

И чтобы картина была ближе к тому сценарию, который я изначально писал. Прочитать его можно на сайте книги plintusbook.ru (здесь). Но ирония судьбы! Когда Андрей Прошкин три года подряд просил меня дать ему повесть для экранизации, я держал ее для себя.

А когда я сам позвал его – он был уже занят другим фильмом.

– То есть если фильм будет успешным и популярным, вас это не обрадует?
– Отчего же? Даже если эта картина мне не нравится, это не поделка какая-нибудь, а серьезная профессиональная работа. И чем больше людей посмотрят это кино, тем больше заинтересуются книгой. Будут обсуждать, сравнивать.

***

“Российская газета”

Я слышала, что фильм Сергея Снежкина по вашей книге “Похороните меня за плинтусом” вам не понравился? Не очень. У меня есть к картине конкретные претензии. Во-первых, бабушка в книге – более многогранный персонаж. Она – символ уродливой, но любви. Мы должны увидеть, как бабушка любит.

И в книге есть сцены, где она лечит мальчика во время болезни, где она его совершенно искренне называет “котик”, “любонька”, обращается “дай я тебе ноженьки вытру”, “кашки поешь”, и говорит соседке теплые слова про него. И в этот момент она его действительно любит. Потом ее переклинивает, она начинает его контролировать и тиранить. Это и есть проблема.

В фильме мы видим только тиранию. Причем, на одной ноте. Бабушка там реальный монстр. Любви у нее нет ни грамма, она – чудовище без других граней. Дальше. В книге бабушка умирала оттого, что мальчика забрали. Был ее монолог под дверью со словами: “Оставь его, путь будет воздух мне”. И мы не могли ее в тот момент не простить за все, что она сделала до этого.

Читайте также:  Краткое содержание сетон-томпсон домино точный пересказ сюжета за 5 минут

И окончательно она все искупала своей смертью, потому что забрали мальчика, забрали воздух, забрали возможность любить. В фильме она просто начала бегать вокруг стола, ее хватил удар, она умерла. В книге был персонаж Толя – человек мудрый, сильный, пусть неустроенный, но он пытался как-то исправить семейную ситуацию, вмешаться в нее.

В фильме – абсолютно замухрыжный персонаж. Непонятно что с ним делает эта красивая женщина, которую играет Шукшина. Получается: привела абсолютного забулдыгу, и я понимаю родителей, которые недовольны. Я бы тоже был недоволен, если бы моя красивая дочь такого привела. И четвертый пункт.

В конце книги мальчик обретал счастье жизни с матерью – проходило воссоединение. А в фильме выходит так, что главное для него – возьми у бабушки 25 рублей спрятанные там-то.

Мне такие вольности с книгой не очень понятны. Я могу понять какие-то авторские режиссерские отступления, когда они продиктованы желанием что-то привнести.

В питерском спектакле (постановка “Балтийского дома”) есть свои вольности, там, извините, мальчика вообще играет взрослый мужчина. Но там сохранен дух книги и там бабушка, которую играет Эра Зиганшина – вот этот тот образ, который был написан.

Заметьте, я сейчас не говорю – вот та бабушка, которая похожа на мою. Я говорю – тот образ, который был написан в книге. Бабушка в красноярском спектакле (постановка Красноярского драматического театра имени А.С.Пушкина) – эта та, которая была написана в книге.

И там есть сцена их разговора с матерью, сделанная настолько точно актерски и режиссерски, как если бы я сам это снимал. Я бы точнее сделать не мог.

***

Дневник Кинотавра

– Павел, я знаю, вы писали сценарий к этой картине. Этого сценария придерживались создатели фильма “Похороните меня за плинтусом”? – Сценарий, который написал я, по разным причинам не смогли реализовать.

По финансовым, по срокам, потому что сценарий охватывал достаточно большой период… Там были зима, весна, лето, то есть три сезона; предполагалась компьютерная графика. Например, когда ребенок играет в свои игрушки – в железную дорогу, солдатиков, – они оживают при помощи компьютерной графики, и он видит маму в вагоне своего игрушечного поезда.

Потом вся эта история была по сценарию привязана к 80-му году, в который произошла не только Олимпиада, но и еще очень много знаковых событий – это смерть Высоцкого, смерть Джона Леннона.

Дедушка, который крутит старую спидолу, слушая голос Америки, узнает об этом, и мы слышим эти песни, слышим эту музыку, слышим из телевизора песню из олимпиады, которую мы знаем – “будет в небесах жарко, сложат о героях песни”. Была сцена, когда бабушка с мальчиком смотрят закрытие Олимпиады, и улетает этот медведь.

И, самое главное, что в сценарии, который мной был написан, был совершенно другой финал, поскольку в книге эта точка “хоронили бабушку” визуально очень сильно выстреливает: мы понимаем, что бабушка искупила своей смертью все то, что она делала. Но в фильме мне все-таки хотелось, чтобы был другой финал, более светлый.

Поэтому в моем сценарии есть такой нюанс: когда бабушка пугает все время мальчика адом и говорит, что в аду его будут черви заживо есть, а он не сможет их отогнать, он в ужасе всего этого боится. И он у нее спрашивает: “хорошо, а что такое рай тогда?”.

И она, отмахнувшись от него, нарезая какую-то там морковку, выглядывает в окно, видит, что там ребята качают на качелях кого-то из приятелей. И говорит: “тебя ангелы будут на качелях качать”.

И когда в финале бабушку опускают в могилу и мальчик смотрит вдаль, его взгляд как бы проходит через облака и мы видим образ, как бабушку качают на качелях ангелы. Через это видим ее искупление. Вот такая была история.

– Вы смотрели фильм? Прокомментируете?
– Ну, во-первых, Толя у меня в сценарии был не алкоголик, который ни на что не годен, а действительно талантливый человек, который бьется и не может пробиться, и который во всем этом паноптикуме – самая вменяемая сила. И второе, что самое главное – и книга, и мой сценарий все-таки были о любви.

О том, что люди любят друг друга, но так как каждый сам в себе накопил из-за своей прошлой жизни какое-то количество неровностей и неправильностей – они все превратились в такие кривые зеркала, которые прямое кривят. Вот о чем была книга и сценарий.

Мы в итоге историю, где никто никого не любит, где все чудовищные, плохие люди, включая дедушку, маму и самого мальчика, чего в сценарии не было. В фильме Толя – забулдыга, с которым вообще непонятно что делает эта прекрасная женщина и который предлагает матери бросить ее собственного ребенка.

Мальчик вместо того чтобы испытать наконец счастье сближения с мамой думает на похоронах бабушки, как достать деньги из бабушкиной заначки. Вот что получилось в итоге – все плюсы поменялись на минусы. Поэтому я бы сказал, что эта картина не имеет к книге практически никакого отношения, поэтому там нет моего имени в титрах, только “по мотивам книги”.

Но я бы не сказал однозначно, что картина плохая, потому что я знаю, что многим она нравится, многие ее смотрели и относятся к ней положительно, считают ее сильной, пронзительной. Но если говорить именно о моей оценке, то мне бы хотелось, чтобы все это выглядело по-другому, и было бы реализовано на другом уровне и техническом, и на уровне истории.

Когда мы в свое время обсуждали с оператором как можно сделать эту историю, то брали в качестве ориентиров “Амели” и “Жизнь прекрасна”. В итоге ни “Амели”, ни “Жизнь прекрасна” нет близко.

– Почему же Вы сами не сняли этот фильм?
– Так получилось, что меня позвали на другой проект, который стал мне интересен. Я думал эти два проекта совместить, но в итоге они наложились один на другой, и пришлось выбирать.

И вот в этот момент я почувствовал, что делать историю, которую я уже один раз рассказал, мне не так интересно. Я интуитивно почувствовал, что надо выбирать проект “На игре”, а вот с этой историей будь что будет.

У меня есть 2 примера, когда абсолютно без моего участия люди в театре поставили спектакль по моей повести – на сцене Балтийского дома и на сцене Красноярского театра.

Я видел эти постановки, и в обоих случаях есть моменты, которые поставлены и сыграны точнейшим образом, я надеялся, что и с экранизацией будет все в порядке. Но в фильме в итоге сама суть истории переиначена.

– Каким образом?
– Понимаете, история была о неправоте всех правых и правоте всех неправых. В картине этого нет совсем. Линия бабушки сделана в одну ноту. Она в основном кричит, давит, всех грузит и в ней как-то не видно никаких полутонов.

И в спектаклях, и в повести бабушка умирала, когда у нее забирали единственную любовь, внука, то, чем она жила. В фильме она умирает от инфаркта или инсульта, просто бегая вокруг стола, вырывая этого мальчика у матери. В фильме ни любви нет, ни жалости, потому что мне эту бабушку в итоге не жалко. По фильму.

Ну – умерла и умерла. Хотя, есть, я знаю, люди плакали и переживали.

– Я знаю, создатели картины говорят о том, что не последнюю роль в психологии героев играет советская действительность, вот эти пыльные квартиры, безысходность…
– А я считаю, что эта история абсолютно вечная, потому что и сегодня есть огромное количество таких бабушек. Вы знаете, смешно, когда сегодня художники продолжают бороться с совком.

Они сегодня продолжают воевать с ветряными мельницами 20-летней давности. В ситуации с бабушкой и в ситуации с этой семьей – это не от совка, это от неумения любить, не подчиняя себе другого человека. И эта история тоже на самом деле была про победу, про то что любовь в этой истории победила, что мальчик все-таки из этого вырвался, что мама его забрала.

Да, была принесена жертва-бабушка, которая своей смертью все искупила. Но в итоге разум и любовь победили. И мальчик говорит, что наконец-то счастье стало жизнью. И единственное, что ему мешало это окончательно признать – это то, что он предавал мать, пока жил с бабушкой. И он в финале просит прощения за то свое предательство, свидетелем которого мама не была.

И вот об этом эта история, а не о том, что, вот, мама, возьми у бабушки деньги из книги.

– Как вам актерские работы?
– Актерские работы не могли быть плохими, потому что не могут хорошие, замечательные актеры, такие как Алексей Петренко или Светлана Крючкова, плохо сыграть. Другой вопрос, местами были неточности, но это вопрос к режиссеру.

Например сцена с мышонком. На самом деле, когда бабушка видит перебитого мышонка, ей в этот момент должно быть его искренне, до разрыва сердца жалко. А в фильме это просто еще один повод попилить дедушке мозги.

То есть, там нет искренней боли бабушки, которая за счет своей болезни – как обнаженный нерв и отсюда все у нее происходит. Ей сегодня мышонка до боли жалко, завтра – ребенка. Вот как должно быть! А мы видим только монстра. Образ Толи мне вообще непонятен.

Дочь которая показывает отцу грудь – нонсенс. Хорошо, на мой взгляд, сделан только монолог бабушки о своей жизни.

– Ну, а образ мамы?
– У меня опять же вопрос. “Муковисцидоз” – нечто совершенно непонятное, страшное, пугающее, какая-то чуть ли не смертельная болезнь. Вот представьте, что вы узнали, что у вашего сына сию секунду обнаружилось что-то страшное – вы будете танцевать? В зимнем кафе с выпившим своим сожителем.

Это все так же нарочно, как придумка, что мальчик с клизмой побежал на улицу и обделался. С клизмой нельзя убежать никуда. Если ее поставили, то она через секунду извергается обратно. Это факт.

И такие нарочные придумки в сочетании с переменой знаков плюс на знак минус дают в итоге фильм, не имеющий почти никакого отношения к книге. И самое неприятное: книга на сто шагов ушла от реальной истории семьи Санаевых. Фильм на тысячу шагов ушел от книги.

Разница с реальностью тысяча сто шагов, но некоторые зрители смотрят фильм и говорят – вот, посмотрите, народный артист Санаев жил именно так. Быков писал ему на машину. Вот это огорчает меня в фильме больше всего.

Источник: http://plintusbook.ru/aboutscreenversion

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector