Краткое содержание солоухин черные доски точный пересказ сюжета за 5 минут

Время собирать камни Владимир Солоухин Краткое содержание произведения

Краткое содержание Солоухин Черные доски точный пересказ сюжета за 5 минут

В одной из своих книг, символически названной «Волшебная палочка», Владимир Алексеевич Солоухин сказал точно и ясно: «Не нужно твердить, разумеется, на каждом шагу: „О любимая земля! “, „О люди, как я вас люблю! “ Но если вы действительно любите, то любовь независимо даже от сознания осветит и согреет страницы, написанные вами. Она подскажет вам слова, даст краски, навеет музыку. И что самое главное – ее обязательно почувствует читатель». Мне кажется, что именно это утверждение, за которым стоит очень многое, и дает нам возможность приблизиться к самой сути творчества Владимира Солоухина.

Писатель создает свою обостренно-характерную прозу, где с точностью и объемностью передачи впечатлений, философичностью и вниманием к поэтической детали сочетается яркая публицистичность, четко выраженная гражданская направленность, а часто и бесстрашие в отстаивании своей точки зрения.

(Данный материал поможет грамотно написать и по теме Время собирать камни Владимир Солоухин. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.

) Четкая, выстраданая позиция русского художника и нашего современника-гражданина видна и когда пишет Солоухин о милой ему Владимирщине, по дорогам и тропам, деревням и лесам которой провел он читателей в книге «Владимирские проселки»; и когда знакомит нас с жителями своей родной деревни («Капля росы»); и когда поднимает острейшие, наболевшие проблемы спасения и восстановления гибнущих памятников отечественной истории и культуры («Время собирать камни». «Письма из Русского музея», «Черные доски», «Продолжение времени» и др. ); и когда пишет о природе, затрагивает вопросы экологии, рисует картины среднерусской полосы… Огромный труд литератора-исследователя, проникающего в самую суть той или иной проблемы, изучившего ее досконально, очевиден в каждом из этих произведений Солоухина. И потому привлекает его работа и специалиста и самого широкого читателя.

Достаточно лишь одного примера, чтобы доказать это. Многие писали о Шахматове, небольшой, ныне разрушенной усадьбе, где жил великий русский поэт А. Блок. Лучшим же по глубине проникновения в суть вопроса, широте охвата материала, поэтичности и точности выводов остается очерк-исследование Солоухина «Большое Шахматове».

Вообще то, что писал и пишет Солоухин о памятниках старины, не только необычно интересно, но и крайне важно. Работа писателя превращается здесь в настоящее, гражданское, патриотическое служение.

Увы, не просто бывает достучаться до равнодушных сердец тех, от кого порой зависит восстановление усадьбы Блока или Аксакова, спасение обреченного на снос дома, связанного со славными событиями русской истории, или памятника архитектуры многовековой давности.

Но писателю дает силу любовь к России, родной земле, любовь не созерцательная, но действенная, и созидающая. Сила созидающей любви – великая сила. И если художнику посчастливилось и он ею владеет, то можно говорить о том, что книги его выдержат самую суровую проверку – временем.

В книге очерков «Продолжение времени», имеющем подзаголовок «Письма из разных мест», Солоухин развивает традиционную для него тему «уважения к преданию», которой посвятил он и давние, еще несколько наивные «Письма из Русского музея» и отточенные, публицистически и исторически выверенные исследования-эссе в книге «Время собирать камни».

В ней он обратился к печальной судьбе мест, связанных с именами замечательных представителей русской культуры. Очерк о Званке Г. Р.

Державина на реке Волхове; селе Аксакове под Оренбургом; уже упоминавшийся нами очерк о блоковском Подмосковье – «Большое Шахматове»; исследование об Оптиной пустыни, связанной с именами Гоголя, Достоевского, Толстого, поднимали проблему отношения к культурному наследию народа.

Не только просветительская идея движет писателем, с редкой настойчивостью продолжающего стучаться в одну и ту же дверь, но и стремление к действенному изменению создавшегося положения в отношении культурного наследия народа – старой архитектуры, живописи, музыки, сложившегося ландшафта.

«С одной стороны, государство с самого начала стоит на страже всего этого. Ленинские декреты, личные высказывания В. И. Ленина, указания, недавнее создание Всероссийского общества по охране памятников истории и культуры, наши Русские законы, наша Конституция наконец, где это записано черным по белому.

Но с другой стороны, почему же утрачено так много бесценных архитектурных памятников? Почему же до сих пор на местах мы встречаемся с очевидным небрежением по отношению к историческим и духовным ценностям? »

И это отнюдь не риторический вопрос. Мы не случайно назвали работы Солоухина исследованиями. В его очерках естественно сочетается взгляд художника, видящего и чувствующего острее, чем обычные люди, и позиция аналитика общественных, социологических и нравственных проблем нашей действительности.

Продуманные, аргументированные выступления писателя порой влекут за собой и конкретные решения компетентных организаций. Яркий тому пример – Постановление Совета Министров РСФСР о создании в Подмосковье Государственного заповедника Александра Блока.

Немалую роль в принятии этого решения сыграл очерк-исследование Владимира Солоухина.

В произведениях писателя явственно прослеживается мысль о необходимости спасти то, что еще можно спасти.

Конечно, невозможно восстановить сказочное средневековое Зарядье, на месте которого поднялась давящая махина гостиницы «Россия», но, показав то, что мы потеряли, уничтожив московский старый город, древнейшую часть столицы, ради здания банальной гостиницы, место для которой легко можно было найти хотя бы на Юго-Западе Москвы, Солоухин предупреждает новые ошибки, новые безвозвратные потери, в конечном счете играющие пагубную роль в духовном, нравственном воспитании людей, ибо прагматически-категорические решения судьбы памятников истории теми, кто считает их лишь обреченным к сносу ветхозаветным хламом, «вытравляют из сознания народа уважение к величию человеческого духа». Судьба Зарядья, исследованная в очерке «Знаменский собор», показательна еще и тем, что здесь, пишет Солоухин, «получилось, как и во многих подобных случаях, по Ивану Андреевичу Крылову: „А Васька слушает, да ест“. Сколько спорили, писали, шумели, организовывали „круглые столы“, разводили дискуссии, высказывали единодушное мнение, а Зарядья меж тем нет, и гостиница, которую называли „тяжеловесной“, „громадой железобетона“, „подавляющей“ и „оскорбляющей эстетические чувства“, – гостиница эта между тем построена, существует». И орошено еще одно зерно для размышления.

Очерки Солоухина поднимают много проблем.

Волнует писателя и судьба восстановленной «Триумфальной арки» и пока не возрожденных «Красных ворот» и знаменитой Сухаревой башни; он размышляет о вечных культурных ценностях, которые составляют основу духовной жизни человечества, и видит немало настораживающих факторов в небрежении этими ценностями. «Можно быть спокойным, никто не позволит переписать (поближе к Пикассо) Сикстинскую Мадонну Рафаэля», и люди всегда будут видеть эту картину такой, какой она создана, какой видело ее до нас не одно поколение людей.

Но, оказывается, в уставах соответствующих органов нет параграфов, а в соответствующих законах нет статей, сохраняющих от последующих вмешательств памятники литературы и музыки.

К сожалению, видимо, действительно необходим закон, чтобы преградить поток вопиюще вульгарных, искажающих смысл и форму первоисточника вариантов классических произведений на теле– и киноэкранах, театральных, балетных и даже эстрадных подмостках.

Что же, как не подрыв духовных основ, нравственных и эстетических критериев, разного рода «экспериментальные» интерпретации Чехова, Толстого, Достоевского, Островского и т. д. , все эти микрофонопоющие, пляшущие, искаженные, неузнаваемые образы героев классической литературы и театра.

Истинная культура неразрывно связана с почитанием того, что сделано художниками предшествующих поколений, и ценности эти негоже пускать на распыл в угоду ветрен-ной моде и дурному вкусу. Но коль скоро находятся любители спекуляций на классическом наследии, стремящиеся погреть на ней руки, то и защищать его следует, видимо, законом, государственно.

Все эти проблемы теснейшим образом связаны с нравственным воспитанием людей, ведь небрежение историей своей земли, наплевательское отношение к прошлому в конечном счете обездоливает человека, ожесточает его душу.

Гибнущие по глухому чиновничьему равнодушию памятники культуры, забытые могилы предков, исчезающие изделия народных промыслов – многие неразрешенные и назревшие конкретные проблемы поднимает в этих очерках Солоухин. Созидательный пафос очерков в высокой духовности героев Солоухина – художника Павла Корина, просветителя Алексея Кулаковского и, конечно, Марии Клавдиевны Тенишевой, создательницы Талашкина, одной из тех, кто, как писал Н. Рерих, «слагал ступени грядущей культуры». Жаль, конечно, что порушились эти выложенные на смоленской земле ступени, но горький урок, который преподает на примере судьбы Талашкина В. Солоухин, в высшей степени поучителен.

В очерке о Корине есть отличная мысль: «В отстаивании своих принципов настоящий художник может пойти на костер, на плаху – вовсе не потому, что он такой уж бесчувственный и прирожденный храбрец, но просто потому, что это для него наиболее естественная линия поведения. Он и не догадывается, что можно вести себя иначе».

Да, часто художнику требуется гражданское, личное мужество.

И в последовательной, аргументированной, твердой позиции Солоухина по отношению к судьбам культурного наследия, теме, прошедшей через многие его произведения, видится следование лучшим гражданским традициям русской литературы, всегда бравшей на себя решение проблем общественных, нравственных и остроактуальных.

Как-то В. Солоухин сказал, что относится к типу художников, у которых «документ, факт стоят… впереди фантазии». Проще говоря, описывает он то, что видит. Но все дело в том, как он это делает. И об этом можно написать весьма серьезное исследование.

Несомненно, многим обязан Солоухин-прозаик Солоухину-поэту. Но это особый, специальный разговор. Подчеркнем здесь лишь, что точность выбора слов, дисциплина формы да и сама личность прозы Солоухина, несомненно, восходят к стихам, значительной ипостаси его творчества.

Завершая «Венок сонетов» (отметим, что поэт достиг многого в этой строгой форме, что свидетельствует об отличной школе и незаурядном мастерстве), Владимир Солоухин писал:

Эти слова могут стать девизом его творчества.

Читайте также:  Краткое содержание боккаччо декамерон точный пересказ сюжета за 5 минут

Владимир Енишерлов

В данном случае мы не за кресты как атрибут православия, но за кресты как архитектурное завершение здания.

Показывать прекрасный старинный архитектурный памятник (церковь), лишив его таких завершающих деталей как кресты, это все равно что демонстрировать красивых женщин, обрив их наголо, а то и без головы.

Кстати сказать, кресты с их огромным разнообразием были целой областью интереснейшего прикладного искусства (как, скажем, чугунные решетки), и если бы издать альбом, показав многие ажурные, литые, кованые кресты, мы увидели бы бездну мастерства, разнообразия, художественного вкуса, красоты…

Недавно я перелистывал один антирелигиозный словарь и наткнулся на словечко «радение». Вот что там говорилось о радениях сектантов (хлысты, скопцы, пятидесятники и др.

): «…обряд, во время которого верующие с помощью особых песнопений, пляски, кружения, беганья, прыганья и др.

до изнеможения приводят себя в состояние религиозного экстаза… разрушительно действует на нервную систему их участников, нередко приводя и психическим расстройствам и заболеваниям».

Может, только то было общее в их живописной судьбе, что и тот и другой в определенные, критические моменты своей жизни оставили главную свою дорогу (тот свою, а этот свою) и стали писать и тот и другой портреты современников.

Однако Нестеров пришел к портретной живописи уже будучи Нестеровым, то есть сказав уже свое нестеровское слово, Корина же долгие годы публика знала лишь по его портретам да второстепенным вещам, не подозревая о главном запасе, хранящемся в мастерской художника.

П. Д. Корин тоже был представлен, но это было совпадение. Его выставка была персональной в связи с его семидесятилетием.

За цикл портретов современников: Р. Н. Симонова, М. С. Сарьяна, Кукрыниксов, Р. Гуттузо.

Известен курьез, происшедший с Кориным в Италии (последняя, третья поездка) во время работы над портретом современного итальянского художника Ренато Гуттузо.

После первого сеанса, когда Корин, естественно, сделал лишь беглый набросок будущей картины, присутствовавшие там другие художники и сам позирующий стали наперебой восхищаться: «Какая законченность! », «Какая полнота красок! », «Какая проработка! » Павел Дмитриевич слушал похвалы с недоумением: как могут художники-профессионалы принимать набросок за законченное произведение? Предстояло еще много сеансов, прежде чем Корин поставил под работой свою подпись.

Цит. по монографии: Михайлов А. Павел Корин.

Подобная режиссура не выдумка. Попытка такой постановки «Бориса Годунова» имела место в начале тридцатых годов.

В русской поэзии есть превосходный пример. Стихотворение Гейне «На севере диком» перевели и Лермонтов и Тютчев. Можно сравнить.

Конечно, это сравнение невозможно было бы у нас, ибо у нас гусыня непременно домашняя птица и символизирует совсем другое. Но глаз якута видит красоту и изящество в природе, там, где мы их уже отучились видеть. Насколько банальнее было бы сравнить красавицу с лебедыо, лебедицей, в духе нашей поэзии.

Впрочем, все стихотворения А. Кулаковского я скорее называл бы небольшими поэмами, хотя у него есть и большие (длинные) поэмы.

Некрасов Н. А. «Мороз, Красный нос».

Но потом, когда удалось увидеть другие картины Васильева, оказалось все же, что не сестра. Есть у него портрет Лены Асеновой. Нетрудно увидеть, что она и служила художнику моделью для многих картин. А портрет сестры тоже существует. Молодая девушка изображена с собакой. Но на этой выставке в подмосковном совхозе ни того, ни другого портрета не было.

Характерно при этом, что словечко «русское» во всех этих случаях, как и во многих других (русская икра, русская водка, русские меха, русская икона), говорит об особенном качестве предмета, об особенной его ценности и как бы гарантирует качество и ценность. В то время как стоит сказать «американское золото» или даже «американский бриллиант», как получаем представление об упрощенности предмета, о его как бы «псевдо».

Судьба перечисленных построек такова. Здание театра сгорело. «Скрыня» цела, хотя вид у нее теперь совершенно непотребный. В ней размещается пункт по приему молока. Малютинский дом не уцелел. «Школа» цела, но пустует и приходит в полную негодность. «Общежитие» цело, в этом доме живут несколько семей.

В литературе о Талашкине чаще всего употребляется слово «фрески», но все же это были не фрески (то есть не роспись красками по сырой штукатурке), а другая техника. На стены был наклеен холст, который потом загрунтовали. По этому-то загрунтованному холсту и шла роспись.

Когда я, стараясь уточнить, спросил у теперешнего музейного работника, у, так сказать, «хозяйки» Талашкина Лидии Ивановны Кудрявцевой, точно ли это были не фрески, она сказала: «Сомневаться не приходится.

Я сама трогала руками этот холст, когда он клочьями, уже обсыпавшийся, свисал со стен».

Основатель Исторического музея в Москве.

Источники: Солоухин В. Время собирать камни / Предисл. В. Енишерлова; Ил. В. Лукашова.— М.: Правда, 1990.- с. 688

Аннотация:

В книгу Владимира Алексеевича Солоухина вошли художественные произведения, прошедшие проверку временем и читательским вниманием, такие, как «Письма из Русского Музея», «Черные доски», «Время собирать камни», «Продолжение времени».В них писатель рассказывает о непреходящей ценности и красоте памятников архитектуры, древнерусской живописи и необходимости бережного отношения к ним.

Источник: http://www.testsoch.info/vremya-sobirat-kamni-vladimir-solouxin-kratkoe-soderzhanie-proizvedeniya/

Лики и лица (о книге в. солоухина «черные доски»)

УДК 821.161.1

Л. Г. Дорофеева

ЛИКИ И ЛИЦА (О КНИГЕ В. СОЛОУХИНА «ЧЕРНЫЕ ДОСКИ»)

Главным предметом изображения в книге «Черные доски» является русская история ХХ века и духовное состояние общества. Икона рассматривается в связи с русской историей, прошлой и современной, ее сюжетная функция — вернуть сознание соотечественника в жизнь Предания.

The article considers the 20th century Russian history and the spiritual state of the society as the main subjects of the book. The author outlines the connection between the icon and the ancient and contemporary history of Russia, arguing that its function is to bring the mind of a Russian back to the Christian tradition.

Ключевые слова: Солоухин, икона, традиция, православие, жанр.

Keywords: Soloukhin, icon, tradition, Orthodoxy, genre.

Книгу В.

Солоухина «Черные доски» единодушно относят к художественной публицистике и оценивают ее прежде всего с точки зрения влияния на общественное сознание, считая основной ее мыслью «ответственность человека за сохранение духовных богатств перед грядущими поколениями» (курсив наш. — Л. Д.

) [2, c. 392 — 393], а главной целью писателя — «спасти иконы и сделать их со временем народным достоянием» [3, с. 705]. Таким образом, задачу автора ограничивают собиранием и сохранением икон как художественной и исторической ценности, что, на наш взгляд, не вполне верно.

Причина здесь в том, что, как правило, исследователи публицистических книг Солоухина не отделяют образ автора от образа повествователя [4, с. 662], на основании слов которого и делают вывод об авторской задаче. Между тем нужно учитывать особенности жанровой формы «Записок начинающего коллекционера», избранной писателем, т. е.

художественных очерков, общими чертами которых являются автобиографичность, установка на факт, единство идеи и особая, все скрепляющая роль образа повествователя. Как верно заметил В. Н.

Запевалов, «Солоухин возродил форму повествования от первого лица», где «повествователь подвергался самотипизации, становился литературным образом, в котором угадывались черты современности» [2, с. 392].

Поэтому в повествовательной структуре изучаемого текста следует разделять слово собственно авторское и слово повествователя, который уже является литературным образом, героем-собирателем. Причем образ собирателя должен быть «своим» для читателя, его современника.

Автор разделяет современников на четыре категории по их отношению к иконе: «богомольцы и богомолки», «иконоборцы», «никогда не задумывающиеся» об иконе и «собиратели, коллекционеры» [1,

Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. 2009. Вып. 8. С. 83 — 86.

с. 197]. Наиболее многочисленной является третья категория — люди, для которых икона с детства находилась «вне закона», была «заранее несуществующей».

Но именно они способны сразу откликнуться на ее красоту, зажечься интересом и буквально «за час, за 15 минут» стать «совсем другими» [Там же]. К ним-то и направлена эта книга.

Ее внешний сюжет организован идеей собирания и образом собирателя, выстраивается в хронологической линейной перспективе, содержит большой конкретно-исторический, эстетический и психологический материал.

А внутренний сюжет располагается в движении внутрь и к обретению себя в духовном пространстве, где абсолютная реальность — Христос, Богоматерь, святые, мир Горний, который выразил себя в формах красоты — храмах, колокольнях, иконах, книгах и пр. В этом контексте икона прочитывается уже в своем изначальном смысле.

Какой же смысл иконы является для автора основным, в чем ее главное предназначение и ценность? Нужно помнить, что тема иконы в книге «Черные доски» рассматривается автором обязательно в связи с темой России.

И образы иконописные — лики — даны в сочетании и в окружении разных лиц, современников автора, — председателей колхозов, работников культуры, учителей, колхозников и др.

, то есть жителей деревни, которые уже сами осознают себя не крестьянами, а именно жителями деревни или колхозниками.

Сам факт необходимости собирания икон осмысливается как путь собирания России в ее историческое целое, разорванное революцией. Начинается этот путь в мастерской художника, где произошло открытие иконы в прямом и переносном смысле — как произведения искусства древности и как откровение об ином мире.

Предваряется это описание рассуждением о двух началах в иконе: религиозном («атрибут религии») и художественном, историческом, национальном [Там же, с. 115].

Читайте также:  Краткое содержание островский бешеные деньги точный пересказ сюжета за 5 минут

Автор вначале актуализирует историческую и культурную память современника, его причастность понятию «русский», для чего выстраивает ряд национальных культурных ценностей: «Ты можешь быть инженером, партийным работником, химиком, комбайнером…

но если ты русский человек, ты должен знать, что такое Пушкин, что такое “Слово о полку Игореве”, что такое Достоевский, что такое поле Куликово, Покрова на Нерли, Третьяковская галерея, рублевская “Троица”, Владимирская Божья Матерь» [Там же, с. 117]. И уже после этого, сняв почти мистический страх у предполагаемого читателя перед культовой принадлежностью иконы, он ведет читателя к ее тайне, к пониманию ее духовной красоты и священного смысла.

Один из главных мотивов в книге — мотив встречи, и это встреча во внешнем сюжетном движении собирателя — с иконой, с разными типами людей-современников, с прошлым России, ее историей.

Каждая встреча включает: 1) образ повествователя, 2) образ России, причем всегда данный в сопоставлении времен, 3) образ конкретного героя-совре-менника, определенный его тип и 4) сам образ иконный.

При этом всегда присутствует невидимый план изображаемого, связанный с внутренним движением героя-повествователя и духовной реальностью жизни иконы и человека. Так, во встрече собирателя с первой своей

иконой соединяются: он сам, собиратель, находящийся в начале пути своего преображения и вхождения в Предание; дядя Никита — простой русский мужик, добрый, но потерявший свое лицо (встречаем его в состоянии «после запоя»), из категории безразличных к вере, церкви, иконе, но способных к духовному и нравственному преображению (все же из разрушенной церкви, алтарной ее части, взял икону домой, она тогда «пооглядистей была», и хранил); образ иконы, отражающей духовное состояние героя. И наконец, явлен здесь и образ России распятой — в разрушенных храмах, поруганных иконах, из которых «ящики для картошки сколачивали» гвоздями [Там же, с. 130].

Вообще чернота иконы, как правило, связана в тексте с духовным состоянием героя, отражает его слепоту души и безблагодатность: пьянка ли это, унылость существования и всегда безликость…

Так, в маленькой церкви-складе рассыпан овес, по которому ходит «женщина с суровым лицом», а окно заколочено иконой [Там же, с. 259]. Таково же содержание и образа Верухи Кузьминой, сверстницы матери героя, равнодушно отдающей иконы, хранившиеся в чулане [Там же, с. 135].

Автор фиксирует и ту подмену, которая произошла в сознании людей за годы советской жизни: в доме избача (он занимается «клубными делами») вместо иконы в «золоченную иконную раму был вставлен плакат “Счастливое материнство” — розовощекая женщина с мальчиком-карапузом на руках. По внешнему сюжету — как “Богородица взыгра-ние младенца”» [Там же, с. 250].

Но в ценностном плане главное место занимают образы людей, хранящих и иконы и веру.

Начиная от старух родного села, держащих в красном углу иконы, старухи Анны Дмитриевны, молящейся у иконы Бориса и Глеба о спасении души своего внука, утонувшего «по пьяне», до монахини Евлампии, которой «Бог поручил» хранить иконы, и она «теплит негасимые лампадки» и молится перед ними в одной из подвальных келий закрытого Волосовского монастыря [Там же, с. 201], или тети Дуни, ни за что не желающей «перемениться» и отдать икону, тем самым уподобившись Иуде [Там же, с. 248]. Одна из таких старух «из дома Захаровых», в котором когда-то хранился древний образ «Воскресения», сказала ключевую фразу об иконе: «Икона дошла из света веков, а теперь. ее поглотила тьма неизвестности. она свет, она огонечек, и тянет вас на этот ее огонечек» [Там же, с. 171].

Важнейшее место в книге занимает сюжет об иконе Бориса и Глеба.

Убийство Святополком святых страстотерпцев Бориса и Глеба внутренне связано с историей России ХХ века, где гражданская война — та же междоусобица, в которой пока побеждает на «земном» плане современный Святополк Окаянный.

Но Священное Предание живет в сердце хранящей икону женщины — и передается герою-повествователю как жизнь души. Так оказываются внутренне и провиденциально в русской истории связанными между собой лики и лица, судьбы икон и судьбы русских людей.

Список литературы

1. Солоухин В. А. Собр. соч.: в 5 т. М., 2006. Т. 3.

2. Запевалов В. Н. Солоухин В. А. // Русские писатели ХХ века: биографический словарь: в 2 т. / под ред. Н. Н. Скатова. М., 1998. Т. 2.

3. Лепахин В. В. Икона в русской художественной литературе. М., 2002.

4. Литвинов М. В. Солоухин В. А. // Русские писатели ХХ века. Биографический словарь / гл. ред. и сост. П. А. Николаев. М., 2000.

Об авторе

Л. Г. Дорофеева — канд. филол. наук, доц., РГУ им. И. Канта, slav-phil@newmail.ru

Author

Dr. L. Dorofeyeva — Associate Professor, IKSUR, slavphil@newmail.ru

Источник: https://psibook.com/literatura/liki-i-litsa-o-knige-v-solouhina-chernye-doski.html

Солоухин, «Черные доски»: краткое содержание. Послесловие

Понятные для читателей истории рассказывает Солоухин. Черные доски» (краткое содержание этого произведения мы рассмотрим в данной статье) представляют собой одно из наиболее важных произведений писателя. Солоухин в этой вступительной части называет себя собирателем, человеком, душа которого пронизана любовью к прекрасному.

Множеством историй спешит поделиться с читателями Солоухин Владимир. В третьей главе он подробно описывает все пять первых икон своей будущей коллекции. В 13-й главе Солоухин с грустным смехом воспоминает, как деревенские бабы боялись отдавать ему иконы, считая, что он их берет на поругание.

В девятой главе Солоухин продолжает рассказ о своих приключениях. Черные доски» (краткое содержание 7-й, 8-й и 9-й глав произведения представлено ниже) – это книга о том, что каждый человек может осуществить свою мечту. Мечтою писателя стало собирательство.

Нами было изучено произведение «Черные доски» (краткое содержание). Солоухин Владимир Алексеевич в послесловии говорит о том, что времена постепенно меняются, и люди перестают выбрасывать или сжигать иконы, видя в них художественную ценность. А это вселяет некоторый оптимизм, позволяющий надеяться, что искусство древних иконописцев будет хотя бы частично сохранено.

Итак, мы познакомились с произведением «Черные доски». Краткое содержание (Солоухин называл свою книгу возвращением к истокам) этой повести было рассмотрено нами в этой статье.

Поражает удивительные знания Солоухина того, о чём он пишет и на что ссылается, хотя сам он напоминает читателям, что в вопросах живописи он не профессионал, а обычный любитель. Точнее будет сказать: я «беседовала» с ним.

Не смотря на всё перечисленное, я допускаю, что многим книга покажется скучной, непонятной, занудной.

Это тот случай, когда находишь СВОЕГО писателя, СВОЮ книгу. Во-первых, Солоухина на Владимирской земле считают своим писателем, хотя он много лет жил в Москве.

Поэтому его очерки, записки-путешествия по Владимирским местам с такими знакомыми названиями, где я много раз бывала (Петраково, Олепино, Кишлеево, Ставрово…) кажутся близкими и дорогими. Во-вторых, мне очень знакомы и интересны увлечения Солоухина: коллекционирование и живопись.

Поражает удивительные знания Солоухина того, о чём он пишет и на что ссылается, хотя сам он напоминает читателям, что в вопросах живописи он не профессионал, а обычный любитель.

Книги Владимира Солоухина всегда являлись классическим образцом русской прозы. Написанные живым языком, посвященные актуальным темам, они привлекали внимание современников. То есть, нельзя сказать, что я «читала» Солоухина. Все это относится и к произведению под названием «Черные доски».

Краткое содержание Солоухин Черные доски для читательского дневника

Солоухин Владимир Алексеевич (1924-1997) – Самый ярчайший представитель деревенской прозы, автор множества стихов, поэзий. Обладатель таких орденов как Трудового Красного Знамени, Дружбы народов и нескольких других.

В последних главах своего произведения автор подводит итоги повествованию. Так, в 10-й главе он рассказывает о своем путешествии за древними иконами к старушке-монашке, которая взяла на себя роль их хранительницы. В 11-й главе Солоухин, делая лирическое отступление, рассказывает читателям об особенностях древнерусской иконописи, перечисляя известнейшие образы.

Произведение было опубликовано в 1969 году. Оно состоит из 15 частей, послесловия автора и примечаний. Поэтому он ищет в старых и часто никому не нужных вещах свое сокровище.

Солоухин. Краткие пересказы

В этом небольшом прозаическом произведении автор рассказывает о том, что однажды в его жизнь пришла страсть к коллекционированию. Разъезжая по этим деревням он узнает много интересных исторических подробностей.

Узнает о мародерстве или даже богохульстве, творившемся в то Советское время. Автора притягивает не только коллекционирование, но еще и реставрация бесценных искусств.

Страсть к коллекционированию величайших произведений Древней Руси, а в частности икон у автора просыпается благодаря известному русскому художнику, имя которого в произведении не упоминается.

В-третьих, мне хотелось отметить, что страсть собирателя может быть совсем безыдейной (какая уж там идея – птичьи яйца) и тем не менее владеть человеком, как владеет им всякая страсть. Я знаю в Москве одного страстного, неутомимого собирателя.

Конечно, собирать все – тоже своего рода идея, тем более если собирать все, что касается старины. Если бы я заикнулся про старинный стеклянный бокал, был бы мне старинный стеклянный бокал.

Если бы я заикнулся про арабскую резную шкатулку, была бы мне арабская резная шкатулка. Если бы я заикнулся про старинный русский ларец, был бы мне старинный русский ларец.

Если бы я заикнулся про фарфоровую тарелку, была бы мне фарфоровая тарелка.

Читать книгу Черные доски Владимира Солоухина

Приход состоит из села (202 двора) и деревень: Добрынина, Шелдякова, Ермонина, Богатищева, Фомина.

Белого двора, Филина, Монакова, Еросова, Остафьева, Пестерюгина, Толпухова, Рыжкова, Высокого, Сулукова, Ягодного, Лучинского, Новоселки и Тетеринова. Деревни стоят от церкви не далее пяти верст. Особых препятствий для причта и сообщений с ними не имеется.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов брэдбери за 2 минуты

Приход состоит из села (202 двора) и деревень: Добрынина, Шелдякова, Ермонина, Богатищева, Фомина.

Всех дворов в приходе 867; душ мужского пола 2758, а женского пола – 2952; сверх того, раскольников-поповцев пять дворов в деревне Монакове и шесть дворов в деревне Высокове.

Успенская церковь – теплая; престолов в ней три: в честь успения Божьей Матери, святого пророка Ильи и преподобного Сергия чудотворца Радонежского.

Ну, пусть не Пушкина – Дельвига или Батюшкова. Конечно, автографы этих поэтов имеются у других людей и в государственных музеях.

Черные доски (отрывок)

Описание и краткое содержание “Черные доски” читать бесплатно онлайн. Огрудные образы, как я сказал бы теперь, шесть лет спустя.

Мы остановились около иконы, необыкновенной по форме. Это была узкая горизонтальная доска. На ней были нарисованы семеро святых.

Источник: http://ledofernol.ru/Soloukhin-CHernye-doski-kratkoe-sode/

Солоухин, “Черные доски”: краткое содержание по главам

Книги Владимира Солоухина всегда являлись классическим образцом русской прозы. Написанные живым языком, посвященные актуальным темам, они привлекали внимание современников. Все это относится и к произведению под названием «Черные доски».

Много интересного рассказывает своим читателям Солоухин. «Черные доски» (краткое содержание этого произведения мы рассмотрим в данной статье) представляют собой одно из наиболее важных произведений писателя.

В своей повести автор обращает внимание на то, что в советскую эпоху в результате идеологической борьбы подверглись уничтожению или забвению бесценные памятники древнерусского искусства – иконы старинного письма, значимость которых огромна.

О чем рассказывает произведение «черные доски»? краткое содержание по главам

В этом небольшом прозаическом произведении автор рассказывает о том, что однажды в его жизнь пришла страсть к коллекционированию. Однако это было не простое коллекционирование марок или монеток, он собирал работы мастеров древней Руси, чтобы передать новому поколению традиционное народное миропонимание и красоту изделий религиозного быта.

Произведение было опубликовано в 1969 году. Оно состоит из 15 частей, послесловия автора и примечаний.

Содержание первой части произведения

Много интересное раскрывает перед читателями Солоухин Владимир. «Черные доски» (краткое содержание первой части будет рассмотрено ниже) – это повествование о том, как один человек пытается сохранить уникальное наследие Древней Руси.

Предваряется рассказ своеобразным лирическим вступлением. Автор вспоминает истории о собирателях и коллекционерах – странных, в общем-то, людях, которые жили и живут в нашем мире.

Всем известны собиратели марок или филателисты, однако автору их занятие кажется скучным, ведь марка – это только кусочек бумаги, часто не представляющей собой никакой художественной ценности. Часто люди играют с марками в определенную игру, платя за редкие из них баснословные деньги.

Мы рассмотрели первую часть произведения «Черные доски» (краткое содержание). Солоухин в этой вступительной части называет себя собирателем, человеком, душа которого пронизана любовью к прекрасному.

Поэтому он ищет в старых и часто никому не нужных вещах свое сокровище. Пусть это будет старая открытка или рукописная книга и т. д. Сам писатель признается, что в детстве его страстью было собирательство яиц диких птиц.

Сейчас Солоухина интересуют русские иконы древнего стиля письма.

Автор о своем необычном собирательстве

Во второй части автор говорит о том, что в его детстве часто случались массовые сожжения икон как чуждых идеологических артефактов. Пионеров, которые тайком от родителей сжигали домашние иконы, даже хвалили в школе, как героев.

Однако, по мнению писателя, иконы представляют собой не только образ религиозного поклонения, но и произведение древнерусского искусства, к которому просто необходимо относиться очень бережно. Автор подробно рассказывает о работе двух своих знакомых художников-реставраторов, которые возвращали черным доскам, уцелевшим во время уничтожения икон, первоначальный вид.

И что это была за красота, когда черный слой копоти и грязи снимался с икон и на реставраторов смотрел лик 16 или даже 15 века!

Содержание произведения в 4-й и 5-й главах

Множеством историй спешит поделиться с читателями Солоухин Владимир. «Черные доски» (краткое содержание по главам предлагается вашему вниманию в данной статье) – это целостное произведение о том, как писатель стал собирать свои первые иконы – те самые почерневшие от времени доски у своих односельчан. В третьей главе он подробно описывает все пять первых икон своей будущей коллекции.

В четвертой главе писатель рассказывает о том, как стал искать иконы в древнем селе Снегиреве, принадлежавшем когда-то князьям Салтыковым. Для этого он посетил старую церковь села. В этой церкви служил отец Иоанн – человек уважаемый и сильный духом.

Даже в 30-е годы прошлого века он не отказался от священничества, хотя его к этому принуждали, но вместе с иконами держал на стене портрет Сталина, искренно почитая и этого земного вождя вместе с чтимым им Богом. Ко времени, когда Солоухин стал собирать иконы, священник уже давно был похоронен, но в селе продолжала жить его внучка, у которой автор намеревался попросить старые иконы.

Кроме икон, у внучки священника удалось взять на время два справочника, которые были посвящены описанию храмов центральных губерний Российской империи.

Организация спасательной экспедиции: обзор 5-й и 6-й глав

Понятные для читателей истории рассказывает Солоухин. «Черные доски» (краткое содержание следующей части под названием «Ставрово» рассматривается нами ниже) – это гимн старой русской жизни.

После небольшого вступления автор в пятой главе повествует о селе, расположенном под городом Владимиром. По-гречески «ставрос» – крест, отсюда происходит и название этого места.

Село это необычно тем, что с 17 века принадлежало оно либо царственным особам, либо церкви, поэтому здесь было построено два больших и красивых храма со всем необходимым для церковных служб.

Однако с тех пор многое изменилось: при советской власти оба храма стали использоваться под нужды сельского хозяйства, в результате такого использования один из храмов был уничтожен, а другой – превратился в жалкое зрелище.

В пятой главе Солоухин рассказывает, как он вместе со своим другом-художником решил организовывать экспедиции по разным селам, чтобы спасать старинные иконы. Сам он называл эти экспедиции спасательными.

В шестой главе автор продолжает свой рассказ. Он говорит, что спасательная экспедиция привела его в село, где долгие годы стоял монастырь. В селе они с другом сходили к председателю колхоза и объявили ему, что собирают все старинное. Им стали приносить много вещей, в том числе и черные доски икон.

Обзор 7-й, 8-й и 9-й глав

Много русских икон древнего письма собрал Солоухин. «Черные доски» (краткое содержание 7-й, 8-й и 9-й глав произведения представлено ниже) – это книга о том, что каждый человек может осуществить свою мечту. Мечтою писателя стало собирательство.

В подтверждение этого следует в произведении рассказ о том, что автор все сильнее привязывался к своему увлечению. Он уже по ночам думал о старинных иконах и строил планы их спасения. Однако не все было просто. Часто богомольные люди боялись показывать и отдавать в руки автора и его друга иконы, которые они с огромным трудом уберегли от уничтожения.

В восьмой главе автор продолжает рассказ о том, что церковные люди, как старенький глухой и слепой сторож разоренной, но не снесенной церкви, боятся рассказывать о старых иконах, считая, что их хотят уничтожить.

Солоухин описывает свое посещение одной из заброшенных церквей, в которых хранилось много икон, пришедших в полную негодность и сгнивших. Мерзость запустения вызывает у него самые грустные размышления.

В девятой главе Солоухин продолжает рассказ о своих приключениях. В этот раз он решил войти в закрытую церковь, прихожане которой, опасаясь ее разорения, нарочно спрятали от нее ключи. Автору с большим трудом удалось уговорить набожных женщин показать ему содержимое церкви.

Автор подводит итоги произведения

Итак, мы познакомились с произведением «Черные доски». Краткое содержание (Солоухин называл свою книгу возвращением к истокам) этой повести было рассмотрено нами в этой статье.

В последних главах своего произведения автор подводит итоги повествованию. Так, в 10-й главе он рассказывает о своем путешествии за древними иконами к старушке-монашке, которая взяла на себя роль их хранительницы.

В 11-й главе Солоухин, делая лирическое отступление, рассказывает читателям об особенностях древнерусской иконописи, перечисляя известнейшие образы.

В 12-й главе автор описывает печальные результаты своих поисков, которые в очередной раз закончились безрезультатно, потому что иконы, которые он нашел на скотном дворе одного из колхозов, погибли от плесени и сырости.

В 13-й главе Солоухин с грустным смехом воспоминает, как деревенские бабы боялись отдавать ему иконы, считая, что он их берет на поругание. В 14-й главе автор рассказывает, как пытался спасти икону, которая была прибита в избе как обычная доска, а суровая хозяйка ни за что не хотела ее отдавать. В 15-й главе он описывает спасение им последней иконы – «Спаса в силах» – и восстановление ее древнего облика.

Солоухин, «Черные доски»: краткое содержание. Послесловие

Послесловие является композиционным финалом произведения, в котором автор, последний раз обращаясь к читателям, вновь повторяет ключевые моменты своей повести.

Нами было изучено произведение «Черные доски» (краткое содержание). Солоухин Владимир Алексеевич в послесловии говорит о том, что времена постепенно меняются, и люди перестают выбрасывать или сжигать иконы, видя в них художественную ценность. А это вселяет некоторый оптимизм, позволяющий надеяться, что искусство древних иконописцев будет хотя бы частично сохранено.

Источник: http://4responsible.ru/article/220027/solouhin-chernyie-doski-kratkoe-soderjanie-po-glavam

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector