Краткое содержание толстая кысь точный пересказ сюжета за 5 минут

“Кысь”: анализ романа Толстой Т.Н

Роман «Кысь» (1986—2000) — постмодернистская антиутопия, соединяющая в себе отличительные особенности этого жанра с русским фольклором, сказкой, научной фантастикой (Взрыв отбрасывает страну в средневековье).

Действие в романе происходит почти через двести лет после Взрыва, повернувшего историю вспять, к средневековью, в городе на семи холмах — бывшей Москве, смена названий которого отражает череду исторических переворотов (Сергей-Сергеичск, Федор-Кузьмичск, Кудеяр-Кудеярычск).

Основная проблема романа — поиск утраченной духовности, внутренней гармонии — реализуется через символический образ Книги. Утраченная духовная культура, погубленная катастрофой, воплощена в книгах. Однако культура эта — мертва, ибо ее жизнь не в отвлеченных черных знаках на белом фоне — буквах, а в людских Словах, сознаниях.

В образе главного героя — Бенедикта — совмещается несовместимое, что частично обусловливается его биологическим происхождением: мать — интеллигентка в 4-м поколении, которая осталась в живых после Взрыва, а отец — родившийся в уже другом времени, другой культуре «голубчик».

Именно поэтому, с одной стороны, Бенедикт подсознательно, стихийно ищет гармонию, нечто новое в образах чужой культуры, переписывая без разбора книги (сказку о колобке, стихи М. Цветаевой, философский трактат Шопенгауэра, руководство по плетению корзин и т. п.

), испытывает просветление от соприкосновения с книгой, со Словом. Постепенно книга, так и не ставшая духовной субстанцией для героя (без проникновения в ее содержание), делается целью жизни для Бенедикта. С другой стороны, он — сын своего отца, один из многих «голубчиков».

Душа этого героя еще не развилась до постижения законов милосердия и знания.

Именно поэтому он и превращается в жестокого и яростного Санитара, поскольку Слово, Культура, оторванные от жизни, от своей истории, читателя, затронули только низменную сторону души Бенедикта — жажду любой ценой заполучить запретный плод (он соглашается на казнь Никиты Ивановича, своего друга и наставника, а также на сожжение памятника Пушкину).

Символизм Т. Толстой отразился и в названии глав романа — это буквы старославянского алфавита (значит, и мир, изображенный писательницей, пока еще осваивает культуру на уровне алфавита), и в образе Кысь, которая нигде и везде, в самом человеке, невидимая, но слышимая внутренним слухом, — образ Ужаса, парализующего волю, грань, за которой человек утрачивает в себе человека.

Источник: Русская литература: уч. пособие для 11 класса / Н.И. Мищенчук и др. – Минск: Нац. ин-т образования, 2010

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_21_veka/tolstaja_t_n/kys_analiz_romana_tolstoj_t_n/109-1-0-860

Книга «Кысь»

Книга «Кысь» завершает мой читательский июль, в связи с чем я могу сделать вывод о том, что совсем не ту книгу я выбрала для чтения летом. Возможно, осенью или зимой, когда везде серость, грязь и тлен, я прониклась бы историей полностью. А пока стоит лето с яркими красками, хорошей погодой и красивой природой, не хочется погружаться в историю о звериной сущности глупых людей.

Если охарактеризовать роман одним емким предложением, я бы сказала, что это злая, ехидная и снобистская антиутопия с русским колоритом.

Для меня в этой книге больше личности самой Татьяны Толстой, чем смысла и сюжета, тем не менее, история весьма интересная и читается легко. Если немного знать о том, что за человек Татьяна Толстая, о ее взглядах, манере поведения и речи, сложно не ассоциировать автора с этим текстом. Тот самый случай, когда кроме нее вряд ли кто другой смог бы написать подобное о русских для русских.

О сюжете

После великого Взрыва прошло много лет, и выжила лишь небольшая группка людей, которая размножается и весело деградирует на территории бывшей Москвы. Они заново изобретают коромысло и колесо, переписывают на свой лад знаменитые книги, с радостью питаются мышами, а о зайчатине лишь мечтают.

Главный герой Бенедикт, человек без цели и амбиций, вяло влюблен в коллегу по переписыванию текстов Оленьку, водит дружбу с парочкой стариков, помнящих жизнь еще до Взрыва, но питает определенную любовь к книгам. Собственно, эта любовь и становится катализатором всего, что происходит в романе позднее.

Спойлер (на самом деле нет): там не происходит ничего хорошего.

Но все же хорошего в романе достаточно:

– Стандартный сюжет антиутопии перенесен в русские реалии с русским колоритом, причем сделано это мастерски. В творческом таланте Татьяне Толстой не откажешь.

Особенно в первой части романа встречаются чудесные фишки и аллюзии к современной жизни, которые вызывают улыбку и смех над грешками людей, кем бы они ни были.

Оговорюсь, ничего русофобского в романе я не увидела, автор лишь гиперболизировала некоторые вещи и возвела глупость в абсолют.

– Развитие истории достаточно бойкое, книга маленькая и наскучить не успевает. Экшн для любителей экшна присутствует, хоть и в своеобразной старославянской манере.

– Концовка очень удачная и эпичная. Ради нее стоит прочитать этот роман даже тем, кого испугало существо на обложке книги.

Продираться сквозь стилизацию старославянского языка достаточно сложно первые страниц пятьдесят, потом появляются другие недоумения по поводу книги, и читать становится легче.

Самым значимым моментом, который повлиял на мою оценку, стало то, с какой нетерпимостью, желчностью, язвительностью, высокомерием, ненавистью к людям, в целом, написан роман.

Это сделано при помощи как сюжетных ходов, так и литературных языковых приемов. Мне не понятно для чего это сделано.

Если для того чтобы открыть читателю глаза на его пороки, так этого не произойдет, потому что тот самый читатель с пороками, описанными в романе, вряд ли вообще его начнет читать.

А если для того чтобы показать всем остальным реалии общества, так всем всё давно известно, ничего нового о русском стиле жизни или о темных сторонах души я не узнала. Во многом я с Татьяной Толстой согласна, но тон книги даже для меня оказался слишком саркастичным и яростным, хотя я совсем не нежная дева, теряющая сознание от матерных выражений в романе.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000401974-kys-tolstaya-tn

“Кысь” – пример особого жанра Татьяны Толстой

Татьяна Толстая начала свой литературный путь как автор рассказов. Однако в 2000 году совершенно неожиданным для многих стала публикация ее романа «Кысь», который сразу же вызвал множество споров.

Новый стиль написания, непохожий на ранние произведения автора, необычное название, оригинальный сюжет – легко предположить, какой эффект произвел роман на читателей.

Одни восторгались им, другие то и дело критиковали, но ясно одно – никто не остался равнодушным.

Роман «Кысь» создавался на протяжении 14 лет. Как говорит сама Татьяна, сюжет будущего произведения крутился у нее в голове долгое время. Начиная с 1986 года, автор делала кое-какие наброски, разрабатывала систему образов, продумывала сюжет до мельчайших подробностей.

И в конечном итоге все эти старания привели к потрясающему успеху – в 2000 году роман «Кысь» был опубликован, сразу же получив признание среди широкого круга читателей. Критики также обратили внимание на это произведение, отметив новизну и актуальность.

Роман был удостоен известной премии «Триумф», по нему ставили спектакли и сняли литературный сериал.

Сюжет произведения

Действие романа происходит в небольшом городке под названием Федор-Кузьмичск, жители которого оказались в весьма необычных обстоятельствах.

Они словно отброшены на несколько веков назад: в домах отсутствует электричество, лес наполнен мифическими существами, общество деградирует. Дело в том, что события разворачиваются спустя несколько столетий после ядерной катастрофы, которую все называют Взрыв.

Это событие полностью изменило жизнь, превратив ее в убогое существование. Взрыв принес множество Последствий, которые каждый испытывает на себе.

В городке управление на себя взял Наибольший Мурза, которого все уважают за то, что он принес некоторые удобства и установил порядки. На улицах можно встретить так называемых Санитаров, рыщущих в поисках ужасной Болезни. Эта Болезнь – радиация, от которой страдают не только люди, но и животные.

Жители города напоминают скорее мутантов: у одних появились жабры или щупальца, у других все тело покрыто петушиными гребешками, которые лезут даже из глаз. У кошек появился длинный нос, больше напоминающий хобот, а хвосты стали голыми. Куры теперь могут летать, а зайцы живут на деревьях.

В качестве полезного ископаемого люди используют ржавь, которая пригодна и для растопки печи, и для питья, и для курения. Есть в городе и бессмертные люди – Прежние. Они родились еще до Взрыва и практически не имеют мутаций. Хотя Никита Иванович, один из представителей Прежних, может дышать огнем.

За это его прозвали Главным истопником.

За пределами Федор-Кузьмичска никто не был, поэтому все, что остается делать жителям – составлять различные легенды и довольствоваться рассказами случайно забредших в город чужаков.

А сами голубчики (так называют жителей городка) страшно бояться дремучего леса, который окружает город со всех сторон. Ведь там живет ужасная Кысь: «…сидит она на темных ветвях и кричит так дико и жалобно…,а видеть ее никто не может.

Пойдет человек в лес, а она ему на шею-то сзади: хоп! И хребтину зубами: хрусь! – а когтем главную-то жилочку нащупает и перервет, и весь разум из человека и выйдет…»

Жанровое своеобразие

Читая роман «Кысь», представляешь дикий, непонятный мир, который населяют люди-мутанты. Можно сказать, сюжет далеко не новый. К написанию подобных произведений о жизни после катастрофы обращались многие писатели, в том числе Рей Бредбери, Войнович, Замятин, Хаскли и др.

Поэтому роман Татьяны Толстой «Кысь» большинство критиков относят к антиутопии, ссылаясь та то, что в произведение содержится предупреждение о гибели и опасности. Во-первых, в произведении явно прослеживается экологическое предупреждение.

С первой страницы романа сразу проясняется, что цивилизация погибает в результате ядерного взрыва, который и привел к страшным и необратимым последствиям. Время написания произведения совпадает с Чернобыльской катастрофой (1986), которая потрясла весь мир.

А если еще задуматься о том количестве ядерного оружия, которое сегодня содержится в разных странах, то становится совершенно очевидно, о чем предупреждает нас автор романа.

Во-вторых, можно говорить еще об одном предупреждении, возможно не столь явном, но весьма актуальном для нашего времени – о гибели культуры и языка. Толстая описывает жителей своего городка, используя иронию и сатиру. Все они – ничтожные люди, у которых отсутствуют нормы морали, ценности и здравый разум.

Жанровое своеобразие

Таким образом, роман «Кысь» по праву относят к жанру антиутопии. Однако, как отмечала Н.Иванова, в произведении присутствуют мотивы сказки и обращение к фольклору, что не характерно для данного жанра.

Особенности поэтики и стиля

Первое, что бросается в глаза при чтении произведений Толстой – сказочность. Исключением не стал и роман «Кысь», в котором писательница создала свой нереальный мир, используя фольклорные мотивы.

Читайте также:  Краткое содержание пруст в поисках утраченного времени точный пересказ сюжета за 5 минут

Жители вымышленного городка сплошь и поперек окружены легендами и сказками. Они верят в различных существ: русалок, водяных, леших.

Синтаксис романа и стиль написания также приближен к народной сказке: автор использует инверсию и простые предложения.

Татьяна Толстая также большое внимание уделяет мифам. Чтобы хоть как-то объяснить устройство мира, о котором они ничего не знают, голубчики обращаются к легендам. Один из наиболее ярких примеров использования в романе мифа – известный миф о Прометее, который писательница переосмысливает по-своему.

В качестве Прометея она использует Федора Кузьмича – того самого Наибольшего Мурзу, который не только принес людям огонь, но и изобрел колесо, сани, научил жителей шить книги.

В дальнейшем выяснится, что заслуги Федора Кузьмича на самом деле не так значительны, но пока герои наивно верят в сказку, находясь в атмосфере чуда.

Еще один отличительный признак романа – интертекстуальность. На протяжении всего произведения встречаются отрывки из стихотворений Пушкина, Блока, Цветаевой, Лермонтова, которыми зачитывается главный герой Бенедикт. Присутствуют в романе и арии из оперы «Кармен», и песни Гребенщикова, отрывки которых исполняют слепцы. Все это напрямую связано с проблематикой романа.

Главная проблема произведения «Кысь» заключается в поисках утраченной духовности и внутренней гармонии. Толстая демонстрирует нам мир, в котором царит полный хаос и неразбериха.

В этом мире духовные ценности не имеют никакого значения, культура гибнет, а люди не понимают элементарных вещей. Единственным источником знаний являются книги, однако и они находятся под запретом. А тех, кому вздумается хранить у себя старопечатные книги, ждет наказание.

Поэтому голубчикам ничего не остается делать, как слепо доверять Федору Кузьмичу, который самовольно приписал себе все заслуги.

В тексте можно встретить слова из различных пластов языка: от высокого стиля до просторечий. В романе также присутствуют авторские неологизмы, которые отражают негативные процессы, происходящие в культуре и обществе. Изменения в языке напрямую связаны с основной проблемой произведения – духовным забвением.

Источник: https://r-book.club/modern-russian-writers/tatyana-tolstaya/kys-tatyana-tolstaya.html

Толстая “Кысь” – краткое содержание

В двух словах: Сатирический сказ о своеобразном русском избяном «рае», появившемся после Взрыва в ХХ веке. Взрыв разрушил скрепы цивилизации и стал причиной мутации русского языка и самих людей.

Все главы названы буквами старорусского алфавита.

Действие разворачивается в Москве после Взрыва в двадцатом веке. С тех пор прошло более двухсот лет. Столица зовётся по имени главного начальника — Наибольшего Мурзы, сейчас Фёдор-Кузьмичск. Всё у простых голубчиков, благодаря Фёдору Кузьмичу, слава ему: придумал буквы, колесо, мышей ловить, коромысло. За ним малые мурзы стоят, над голубчиками-то.

Многие, кто родился после Взрыва, имеют Последствия: например, полтора лица, или уши по всему телу, или гребешки петушиные, или ещё что. Остались после Взрыва и Прежние — те, кто до него ещё был. Третье столетие уже живут и не стареют. Вон, как матушка Бенедикта: двести тридцать лет прожила, а всё молодая была, пока не отравилась.

Истопник главный, что в каждый дом огонь приносит, Никита Иваныч, тоже из Прежних. Он до Взрыва совсем стариком уже был, кашлял всё. А теперь дыхнёт огнём как, так и будет тепло в домах: весь Фёдор-Кузьмичск от него зависит. Бенедикт тоже хотел Истопником стать, да мать настояла, что бы в писцы сын пошёл: у неё ОНЕВЕРСЕТЕЦКОЕ АБРАЗАВАНИЕ было, пусть и Беня грамоту знает.

Отец чуть что мать за волосы таскать, «а соседи — ни гу-гу: правильно, муж жену учит».

По дороге на работу встречает Бенедикт перерожденцев: «Страшные они, и не поймёшь, то ли они люди, то ли нет: лицо вроде как у человека, туловище шерстью покрыто, и на четвереньках бегают. И на каждой ноге по валенку. Они, говорят, ещё до Взрыва жили, перерожденцы-то».

Но самое страшное — это Кысь: «Пойдёт человек так вот в лес, а она ему на шею-то сзади: хоп! и хребтину зубами: хрусь! — а когтем главную-то жилочку нащупает и перервёт, и весь разум из человека и выйдет.

Вернётся такой назад, а он уж не тот, и глаза не те, и идёт не разбирая дороги, как бывает, к примеру, когда люди ходят во сне под луной, вытянувши руки, и пальцами шевелят: сами спят, а сами ходят».

Правда, Никита Иваныч говорит, что никакой Кыси нет, мол, напридумывали по невежеству.

Ударяют в колотушку — начинается в Избе рабочий день. Бенедикт переписывает на бересте сочинения Наибольшего Мурзы, Фёдора Кузьмича, слава ему. Про Колобка или про Рябу. Или стихи какие. Рисунки рисует Оленька, краса ненаглядная, «в шубку заячью одета, в санях на работу ездит — видно, семья знатная».

Существуют и старые книги, что в Прежние времена печатались. В темноте они светятся, вроде как от радиации.

Болезнь, Боже упаси, Боже упаси, может от них быть: как прознают, что голубчик какой книгу старопечатную у себя держит, за ним Санитары на Красных Санях едут.

Санитаров все ужасти как боятся: после их лечения никто домой не вернулся. У матери Бени была книга старопечатная, да отец сжёг её.

Ударяют в Колотушку — обед. Все идут в Столовую Избу есть мышиный суп. Сотрудница — страшна голубушка с гребешками петушиными! — обедает вместе с Бенедиктом за столом. Любит искусство она, стихов много знает.

Спрашивает про «коня», который упоминается в стихах Фёдора Кузьмича — слово-то незнакомое. Это мышь, наверное, отвечает Бенедикт.

Она говорит, что у Фёдора Кузьмича, слава ему, будто разные голоса звучат в разных стихах.

Как-то приехал в Рабочую Избу Фёдор Кузьмич, слава ему. Наибольший Мурза Бене по колено — росточком мал. Оленьке на коленки — прыг! И все внимают, благоговеют. А в Избе как на грех огонь погас — нетути.

Послали за Главным Истопником. Фёдор Кузьмич, слава ему, картину свою в Избу подарил — «Демон» называется. Опосля явился Никита Иваныч — огнём хыхнул, чтобы тепло стало. Никого он не боится, а огонёк всегда при нём.

Хоть весь блин земной спалить может!

Выходит Указ Наибольшего Мурзы праздновать Новый Год 1 Марта. Бенедикт готовится: ловит дома мышей, потом меняет их на рынке на разные вкусности. Можно мышей и на книги берестовые обменять. Можно за бляшки купить.

За бляшками стоят с ночи в очередях — за работу получают. Коль кто заснул — его под микитки возьмут да в конец очереди отволокут. А проснётся — ничего не знают. Ну тут крики, драки, увечья всякие.

Потом с полученных бляшек налог государству уплатить, уже в другом окошке.

Да насладиться гостинцами не выходит: уже в избе мерещится Бене, будто бы Кысь подступает. А тут как раз Никита Иваныч стучится в двери — спасает, родимый, от Кыси.

Неделю Бенедикт проводит в лихорадке, Новый Год пропускает. Никита Иваныч всё время с ним — готовит еду, ухаживает. Эх, семья нужна Бене, баба. Чтоб на «фелософию» не отвлекаться.

Он, правда, ходит к бабам крутиться да кувыркаться. Но это не то.

Тут указ новый выходит: 8 Марта всех баб поздравлять и не колошматить. Бенедикт и поздравляет в этот день всех баб на работе, в том числе и Оленьку, просит её руки и сердца. «Беру» — отвечает лапушка согласием.

Баба с гребешками в гости зовёт. У себя в избе она показывает Бене старопечатную книгу. То, что они переписывают, не Фёдор Кузьмич сочинил, а разные прежние люди — Никита Иваныч рассказал. И нет никакой Болезни от книг-то старых. Перепуганный Бенедикт убегает.

Никита Иваныч надежды возлагает на Беню — мол, матушка образованная была, есть и у сына задатки. Просит его вытесать из дерева какого-то пушкина. Пушкин — наше всё, говорит.

Многого Бенедикт не понимает — то словами незнакомыми ругаются эти Прежние, то шутки им не нравятся. А какие игры чудесные есть! Поскакалочки, например. Один в темноте прыгает на других с печи.

Сломает кому что, а коли ни на кого не прыгнет, сам расшибётся:

Помаленьку начинает работать Беня над пушкиным-то. Обнаруживается, что у Бени хвостик есть: это что, последствие? У нормального человека его быть не должно. Приходится согласиться отрубить его.

Он знакомится с Оленькиными родителями. Выясняется, что отец её — Главный Санитар. У всего семейства когти, под столом скребут: Последствие такое.

После свадьбы он переезжает в огромный терем к родителям жены. На работу ходить перестал: а зачем? Тесть просвещает его: люди жгут печатные книги от невежества. Теперь Бенедикт пользуется огромной библиотекой старых книг и читает запоем всё подряд. «Илиада», «Попка дурак.

Раскрась сам», «Электрическая тяга», «Чёрный принц», «Чиполлино», «Пчеловодство», «Красное и чёрное», «Голубое и зелёное», «Багровый остров» — в его распоряжении.

Прочитав все книги, он приходит в ужас: что теперь делать-то?! Наконец замечает жену: неделю куролесит с Оленькой, а потом вновь начинает скучать.

Беня с тестем едет на Санитарных Санях по людям — книги изымать. Одного голубчика Бенедикт нечаянно убивает крюком. Ищет у всех. Отчаявшись, приходит Беня просить у Никиты Иваныча. Но Истопник не даёт книги: азбуку жизненную, говорит, ещё не освоил.

Тесть подбивает Бенедикта совершить революцию. Они убивают Фёдора Кузьмича, слава ему, скидывают тирана. Тесть становится начальником — Генеральным Санитаром, пишет первый указ: «Жить буду в Красном Тереме с удвоенной охраной», «На сто аршин не подходи, кто подойдёт — сразу крюком без разговоров». Город отныне будет величаться его именем. Второй указ о свободах:

Решили: будет свобода собраний — по трое, не больше. Бенедикт поначалу хочет разрешить читать голубчикам старопечатные книги, а потом передумывает: небось, листы будут вырывать или книгами кидаться. Неча!

У Оленьки рождается тройня. Один из отпрысков — комок, сразу падает и катится в какую-то щель. Так и пропадает. Бенедикт и тесть ссорятся, зять от Главного Санитара всё отсаживается: пахнет дурно у того изо рта. Тесть в отместку называет Беню Кысью. А ведь и правда: даже хвост у Бени был! И жилочку у человека нащупал!

Генеральный Санитар решает казнить Никиту Иваныча, не нужен более Истопник. Один перерожденец знает, где бензин можно добыть, Санитар из глаз искру от луча пустит — и будет огонь.

Истопника привязывают к пушкину и хотят поджечь. Но он выпускает пламя и сжигает весь Фёдор-Кузьмичск. Бенедикт спасается в яме от пожара и спрашивает: «Вы чего не сгорели-то?» — «А неохота». Никита Иваныч с товарищем из Прежних поднимаются в воздух.

Источник: http://kraidruzei.ru/kratkie-soderzhanija-proizvedenii/tolstaja-kys-kratkoe-soderzhanie.html

Татьяна Толстая – Кысь

Здесь можно купить “Татьяна Толстая – Кысь” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Современная проза, издательство Эксмо, год 2003.

Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Кысь” читать бесплатно онлайн.

«Кысь» – литературное открытие последних лет. За этот роман Татьяна Толстая была удостоена премии «Триумф».

Бенедикт натянул валенки, потопал ногами, чтобы ладно пришлось, проверил печную вьюшку, хлебные крошки смахнул на пол – для мышей, окно заткнул тряпицей, чтоб не выстудило, вышел на крыльцо и потянул носом морозный чистый воздух.

Эх, и хорошо же! Ночная вьюга улеглась, снега лежат белые и важные, небо синеет, высоченные клели стоят – не шелохнутся. Только черные зайцы с верхушки на верхушку перепархивают. Бенедикт постоял, задрав кверху русую бороду, сощурился, поглядывая на зайцев.

Сбить бы парочку – на новую шапку, да камня нету.

И мясца поесть бы неплохо. А то все мыши да мыши – приелись уже.

Если мясо черного зайца как следует вымочить, да проварить в семи водах, да на недельку-другую на солнышко выставить, да упарить в печи, – оно, глядишь, и не ядовитое.

Понятно, если самочка попадется. Потому как самец, его вари, не вари, – он все такой же. Раньше-то не знали, ели и самцов с голодухи. А теперь дознались: кто их поест, – у того на всю жизнь в грудях хрипы и булькотня. И ноги сохнут. И еще волос из ушей прет: черный, толстый, и дух от него нехороший.

Бенедикт вздохнул: на работу пора; запахнул зипун, заложил дверь избы деревянным брусом и еще палкой подоткнул. Красть в избе нечего, но уж так он привык. И матушка, покойница, всегда так делала. В старину, до Взрыва, – рассказывала, – все двери-то свои запирали. От матушки и соседи этому обучились, оно и пошло. Теперь вся их слобода запирала двери палками. Может, это своеволие, конечно.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов астрид линдгрен за 2 минуты

На семи холмах раскинулся городок Федор-Кузьмичск, родная сторонка, и шел Бенедикт, поскрипывая свежим снежком, радуясь февральскому солнышку, любуясь знакомыми улочками.

Там и сям – черные избы вереницами, – за высокими тынами, за тесовыми воротами; на кольях каменные горшки сохнут, или жбаны деревянные; у кого терем повыше, у того и жбаны поздоровей, а иной целую бочку на кол напялит, в глаза тычет: богато живу, голубчики! Такой на работу не пешедралом трюхает, а норовит в санях проехаться, кнутом помахивает; а в сани перерожденец запряжен, бежит, валенками топочет, сам бледный, взмыленный, язык наружу. Домчит до рабочей избы и встанет как вкопанный, на все четыре ноги, только мохнатые бока ходуном ходят: хы-хы, хы-хы.

А глазами так и ворочает, так и ворочает. И зубы скалит. И озирается…

Ай, ну их к лешему, перерожденцев этих, лучше от них подальше. Страшные они, и не поймешь, то ли они люди, то ли нет: лицо вроде как у человека, туловище шерстью покрыто, и на четвереньках бегают. И на каждой ноге по валенку. Они, говорят, еще до Взрыва жили, перерожденцы-то. А все может быть.

Морозец нынче, изо рта парок пыхает, и борода вся заиндевевши. А все равно благодать! Избы стоят крепкие, черные, вдоль заборов – высокие сугробы, и к каждым-то воротам тропочка протоптана.

Холмы плавно сбегают вниз и плавно подымаются, белые, волнистые; по заснеженным скатам скользят сани, за санями – синие тени, и снег хрустит всеми цветами, а за холмами солнышко встает и тоже играет радужным светом в синем небе.

Прищуришься – от солнышка лучи идут кругалями, поддашь валенком пушистый снег – он и заискрится, словно спелые огнецы затрепетали.

Бенедикт подумал об огнецах, вспомнил матушку и вздохнул: вот из-за тех огнецов и преставилась, сердешная. Ложными оказались.

На семи холмах лежит городок Федор-Кузьмичск, а вокруг городка – поля необозримые, земли неведомые. На севере – дремучие леса, бурелом, ветви переплелись и пройти не пускают, колючие кусты за порты цепляют, сучья шапку с головы рвут. В тех лесах, старые люди сказывают, живет кысь.

Сидит она на темных ветвях и кричит так дико и жалобно: кы-ысь! кы-ысь! – а видеть ее никто не может. Пойдет человек так вот в лес, а она ему на шею-то сзади: хоп! и хребтину зубами: хрусь! – а когтем главную-то жилочку нащупает и перервет, и весь разум из человека и выйдет.

Вернется такой назад, а он уж не тот, и глаза не те, и идет не разбирая дороги, как бывает, к примеру, когда люди ходят во сне под луной, вытянувши руки, и пальцами шевелят: сами спят, а сами ходят.

Поймают его и ведут в избу, а иной раз для смеху поставят ему миску пустую, ложку в руку вторнут: ешь; он будто и ест, из пустой-то миски, и зачерпывает, и в рот несет, и жует, а после словно хлебом посудину обтирает, а хлеба-то в руке и нет; ну, родня, ясно, со смеху давится.

Такой сам ничего делать не может, даже оправиться не умеет: каждый раз ему заново показывай. Ну, если жене или там матери его жалко, она его с собой в поганый чулан водит; а ежели за ним приглядеть некому, то он, считай, не жилец: как пузырь лопнет, так он и помирает.

Вот чего кысь-то делает.

На запад тоже не ходи. Там даже вроде бы и дорога есть – невидная, вроде тропочки. Идешь-идешь, вот уж и городок из глаз скрылся, с полей сладким ветерком повевает, все-то хорошо, все-то ладно, и вдруг, говорят, как встанешь. И стоишь.

И думаешь: куда же это я иду-то? Чего мне там надо? Чего я там не видел? Нешто там лучше? И так себя жалко станет! Думаешь: а позади-то моя изба, и хозяюшка, может, плачет, из-под руки вдаль смотрит; по двору куры бегают, тоже, глядишь, истосковались; в избе печка натоплена, мыши шастают, лежанка мягкая… И будто червырь сердце точит, точит… Плюнешь и назад пойдешь.

А иной раз и побежишь. И как завидишь издали родные горшки на плетне, так слеза и брызнет. Вот не дать соврать, на аршин брызгает! Право!..

На юг нельзя. Там чеченцы. Сначала все степи, степи – глаза вывалятся смотреть, – а за степями чеченцы. Посреди городка стоит дозорная башня с четырьмя окнами, и во все четыре окна смотрят стражи. Чеченцев высматривают. Не столько они конечно, смотрят, сколько болотную ржавь покуривают да в палочку играют.

Зажмет кто-нибудь в кулаке четыре палочки: три длинных, одну короткую. Кто короткую вытянет – тому щелбан. Но бывает, и в окошко поглядывают. Если завидят чеченцев, велено кричать: «Чеченцы! Чеченцы!», тогда народ со всех слобод сбежится, палками в горшки бить начнет, чеченцев стращать. Те и шуганутся подальше.

Раз так двое с юга подступили к городку: старик со старухой. Мы в горшки колотим, топочем, кричим, а чеченцам хоть бы что, только головами вертят. Ну, мы, – кто посмелей, – вышли им навстречу с ухватами, веретенами, кто с чем. Что, дескать, за люди и зачем пожаловали.

– Мы, голубчики, с юга. Вторую неделю идем, совсем обезножили. Пришли менять сыромятные ремешки, может у вас товар какой.

А какой у нас товар. Сами мышей едим. «Мыши – наша опора», так и Федор Кузьмич, слава ему, учит. Но народ у нас жалостливый, собрали по избам кто чего, выменяли на ремешки и отпустили их с Богом. После много о них разговору было: все вспоминали, какие они из себя, да что за сказки рассказывали, да зачем они к нам-то шли.

Ну, из себя они как мы, обычные: старик седой, в лаптях, старушка в платочке, глазки голубенькие, на голове – рожки. А сказки у них были долгие да печальные: хоть Бенедикт тогда мал был да глуп, но слушал во все уши.

Будто лежит на юге лазоревое море, а на море на том – остров, а на острове – терем, а стоит в нем золотая лежанка. На лежанке девушка, один волос золотой, другой серебряный, один золотой, другой серебряный. Вот она свою косу расплетает, все расплетает, а как расплетет – тут и миру конец.

Наши слушали-слушали, потом:

– Что, дескать, значит слово такое: «золотой», и что – «серебряный»?

А они:

– «Золотой» – это вроде как огонь, а «серебряный» – как лунный свет, или же, к примеру, как огнецы светятся.

Наши:

– А, ясно. Ну, еще расскажите.

А чеченцы:

– Есть большая река, отсюда пешего ходу три года. В той реке живет рыба – голубое перо. Говорит она человеческим голосом, плачет и смеется, и по той реке туда-сюда ходит. Вот как она в одну сторону пойдет да засмеется – заря играет, солнышко на небо всходит, день настает. Пойдет обратно – плачет, за собой тьму ведет, на хвосте месяц тащит, а часты звездочки – той рыбы чешуя.

Наши:

– А не слыхать, отчего зима бывает и отчего лето?

Старуха говорит:

– А не слыхивали, милые, врать не буду, не слыхивали. А тому, правда, многие дивятся: зачем бы зима, когда лето куда слаще. Видно, за грехи наши.

Но старик головой покрутил:

– Нет, – говорит, – на все доложно быть свое объяснение из природы. Мне, – говорит, – один прохожий человек разъяснял. На севере стоит дерево вышиной до самых туч. Само черное, корявое, а цветики на нем белые, ма-а-ахонькие, как соринки. На дереве мороз живет, сам старый, борода за кушак заткнута.

Вот как к зиме дело, как куры в стаи собьются да на юг двинутся, так мороз за дело принимается: с ветки на ветку перепрыгивает, бьет в ладоши да приговаривает: ду-ду-ду, ду-ду-ду! А потом как засвищет: ф-щ-щ-щ! Тут ветер подымается, и те белые цветы на нас сыплет: вот вам и снег.

А вы говорите: зачем зима.

Наши голубчики говорят:

– Да, это правильно. Это так, должно быть. А ты вот, дедуля, неужто не боишься по дорогам ходить? Как же ночью-то? Не встречал ли лешего?

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

СКИДКА ДО 25% ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://www.libfox.ru/56042-tatyana-tolstaya-kys.html

Краткое содержание “Кыси” Т. Н. Толстой

Все главы названы буквами старорусского алфавита.

Действие разворачивается в Москве после Взрыва в двадцатом веке. С тех пор прошло более двухсот лет. Столица зовется по имени главного начальника – Наибольшего Мурзы, сейчас Федор-Кузьмичск. Все у простых голубчиков, благодаря Федору Кузьмичу, слава ему: придумал буквы, колесо, мышей ловить, коромысло. За ним малые мурзы стоят, над голубчиками-то.

Многие, кто родился после Взрыва, имеют Последствия: например, полтора лица, или уши по всему телу, или гребешки петушиные, или еще что. Остались после Взрыва и Прежние – те, кто до него еще был. Третье столетие уже живут и не стареют. Вон, как матушка Бенедикта: двести тридцать лет прожила, а все молодая была, пока не отравилась.

Истопник главный, что в каждый дом огонь приносит, Никита Иваныч, тоже из Прежних. Он до Взрыва совсем стариком уже был, кашлял все. А теперь дыхнет огнем как, так и будет тепло в домах: весь Федор-Кузьмичск от него зависит. Бенедикт тоже хотел Истопником стать, да мать настояла, что бы в писцы сын пошел: у нее ОНЕВЕРСЕТЕЦКОЕ АБРАЗАВАНИЕ было, пусть и Беня грамоту знает.

Отец чуть что мать за волосы таскать, “а соседи – ни гу-гу: правильно, муж жену учит”.

Бенедикт иной раз допытывался у матушки: отчего да отчего Взрыв был? Да она толком не знала. Будто люди играли да доигрались с АРУЖЫЕМ.

По дороге на работу встречает Бенедикт перерожденцев: “Страшные они, и не поймешь, то ли они люди, то ли нет: лицо вроде как у человека, туловище шерстью покрыто, и на четвереньках бегают. И на каждой ноге по валенку. Они, говорят, еще до Взрыва жили, перерожденцы-то”.

Но самое страшное – это Кысь: “Пойдет человек так вот в лес, а она ему на шею-то сзади: хоп! и хребтину зубами: хрусь! – а когтем главную-то жилочку нащупает и перервет, и весь разум из человека и выйдет.

Вернется такой назад, а он уж не тот, и глаза не те, и идет не разбирая дороги, как бывает, к примеру, когда люди ходят во сне под луной, вытянувши руки, и пальцами шевелят: сами спят, а сами ходят”.

Правда, Никита Иваныч говорит, что никакой Кыси нет, мол, напридумывали по невежеству.

Читайте также:  Краткое содержание боккаччо декамерон точный пересказ сюжета за 5 минут

Ударяют в колотушку – начинается в Избе рабочий день. Бенедикт переписывает на бересте сочинения Наибольшего Мурзы, Федора Кузьмича, слава ему. Про Колобка или про Рябу. Или стихи какие. Рисунки рисует Оленька, краса ненаглядная, “в шубку заячью одета, в санях на работу ездит – видно, семья знатная”.

Существуют и старые книги, что в Прежние времена печатались. В темноте они светятся, вроде как от радиации.

Болезнь, Боже упаси, Боже упаси, может от них быть: как прознают, что голубчик какой книгу старопечатную у себя держит, за ним Санитары на Красных Санях едут.

Санитаров все ужасти как боятся: после их лечения никто домой не вернулся. У матери Бени была книга старопечатная, да отец сжег ее.

Ударяют в Колотушку – обед. Все идут в Столовую Избу есть мышиный суп. Сотрудница – страшна голубушка с гребешками петушиными! – обедает вместе с Бенедиктом за столом. Любит искусство она, стихов много знает.

Спрашивает про “коня”, который упоминается в стихах Федора Кузьмича – слово-то незнакомое. Это мышь, наверное, отвечает Бенедикт.

Она говорит, что у Федора Кузьмича, слава ему, будто разные голоса звучат в разных стихах.

Как-то приехал в Рабочую Избу Федор Кузьмич, слава ему. Наибольший Мурза Бене по колено – росточком мал. Оленьке на коленки – прыг! И все внимают, благоговеют. А в Избе как на грех огонь погас – нетути.

Послали за Главным Истопником. Федор Кузьмич, слава ему, картину свою в Избу подарил – “Демон” называется. Опосля явился Никита Иваныч – огнем хыхнул, чтобы тепло стало. Никого он не боится, а огонек всегда при нем.

Хоть весь блин земной спалить может!

Выходит Указ Наибольшего Мурзы праздновать Новый Год 1 Марта. Бенедикт готовится: ловит дома мышей, потом меняет их на рынке на разные вкусности. Можно мышей и на книги берестовые обменять. Можно за бляшки купить.

За бляшками стоят с ночи в очередях – за работу получают. Коль кто заснул… – его под микитки возьмут да в конец очереди отволокут. А проснется – ничего не знают. Ну тут крики, драки, увечья всякие.

Потом с полученных бляшек налог государству уплатить, уже в другом окошке.

Да насладиться гостинцами не выходит: уже в избе мерещится Бене, будто бы Кысь подступает. А тут как раз Никита Иваныч стучится в двери – спасает, родимый, от Кыси.

Неделю Бенедикт проводит в лихорадке, Новый Год пропускает. Никита Иваныч все время с ним – готовит еду, ухаживает. Эх, семья нужна Бене, баба. Чтоб на “фелософию” не отвлекаться.

Он, правда, ходит к бабам крутиться да кувыркаться. Но это не то.

Тут указ новый выходит: 8 Марта всех баб поздравлять и не колошматить. Бенедикт и поздравляет в этот день всех баб на работе, в том числе и Оленьку, просит ее руки и сердца. “Беру” – отвечает лапушка согласием.

Баба с гребешками в гости зовет. У себя в избе она показывает Бене старопечатную книгу. То, что они переписывают, не Федор Кузьмич сочинил, а разные прежние люди – Никита Иваныч рассказал. И нет никакой Болезни от книг-то старых. Перепуганный Бенедикт убегает.

Никита Иваныч надежды возлагает на Беню – мол, матушка образованная была, есть и у сына задатки. Просит его вытесать из дерева какого-то пушкина. Пушкин – наше все, говорит.

Многого Бенедикт не понимает – то словами незнакомыми ругаются эти Прежние, то шутки им не нравятся. А какие игры чудесные есть! Поскакалочки, например. Один в темноте прыгает на других с печи.

Сломает кому что, а коли ни на кого не прыгнет, сам расшибется:

Ежели мне кто член какой повредит, урон тулову причинит, …это не смешно… Но это если мне. А если другому – тогда смешно.

Помаленьку начинает работать Беня над пушкиным-то. Обнаруживается, что у Бени хвостик есть: это что, последствие? У нормального человека его быть не должно. Приходится согласиться отрубить его.

Он знакомится с Оленькиными родителями. Выясняется, что отец ее – Главный Санитар. У всего семейства когти, под столом скребут: Последствие такое.

После свадьбы он переезжает в огромный терем к родителям жены. На работу ходить перестал: а зачем? Тесть просвещает его: люди жгут печатные книги от невежества. Теперь Бенедикт пользуется огромной библиотекой старых книг и читает запоем все подряд. “Илиада”, “Попка дурак.

Раскрась сам”, “Электрическая тяга”, “Черный принц”, “Чиполлино”, “Пчеловодство”, “Красное и черное”, “Голубое и зеленое”, “Багровый остров” – в его распоряжении.

Прочитав все книги, он приходит в ужас: что теперь делать-то?! Наконец замечает жену: неделю куролесит с Оленькой, а потом вновь начинает скучать.

Беня с тестем едет на Санитарных Санях по людям – книги изымать. Одного голубчика Бенедикт нечаянно убивает крюком. Ищет у всех. Отчаявшись, приходит Беня просить у Никиты Иваныча. Но Истопник не дает книги: азбуку жизненную, говорит, еще не освоил.

Тесть подбивает Бенедикта совершить революцию. Они убивают Федора Кузьмича, слава ему, скидывают тирана. Тесть становится начальником – Генеральным Санитаром, пишет первый указ: “Жить буду в Красном Тереме с удвоенной охраной”, “На сто аршин не подходи, кто подойдет – сразу крюком без разговоров”. Город отныне будет величаться его именем. Второй указ о свободах:

…свобода слева… или снова… не разберу.

Решили: будет свобода собраний – по трое, не больше. Бенедикт поначалу хочет разрешить читать голубчикам старопечатные книги, а потом передумывает: небось, листы будут вырывать или книгами кидаться. Неча!

У Оленьки рождается тройня. Один из отпрысков – комок, сразу падает и катится в какую-то щель. Так и пропадает. Бенедикт и тесть ссорятся, зять от Главного Санитара все отсаживается: пахнет дурно у того изо рта. Тесть в отместку называет Беню Кысью. А ведь и правда: даже хвост у Бени был! И жилочку у человека нащупал!

Генеральный Санитар решает казнить Никиту Иваныча, не нужен более Истопник. Один перерожденец знает, где бензин можно добыть, Санитар из глаз искру от луча пустит – и будет огонь.

Истопника привязывают к пушкину и хотят поджечь. Но он выпускает пламя и сжигает весь Федор-Кузьмичск. Бенедикт спасается в яме от пожара и спрашивает: “Вы чего не сгорели-то?” – “А неохота”. Никита Иваныч с товарищем из Прежних поднимаются в воздух.

Краткое содержание “Кыси” Т. Н. Толстой

Другие сочинения по теме:

  1. Краткое содержание рассказа Т. Н. Толстой “Свидание с птицей” Ы Мальчик Петя живет на даче с мамой, маминым братом дядей Борей, маленьким братишкой и умирающим дедушкой. Однажды мяч Пети…
  2. Краткое содержание “Беды” Зощенко Ы Два года деревенский мужик Егор Иваныч копил деньги на лошадь. Плохо питался, бросил курить махорку, “а что до самогона,…
  3. “На золотом крыльце сидели” Т. Н. Толстой краткое содержание Детство кажется рассказчице огромным садом без конца и края. Она проводит его на даче с друзьями, такими же детьми, как…
  4. Своеобразие романа Татьяны Толстой “Кысь” Татьяна Толстая удачно придумала это слово; соединила ласково-подзывательное: кис-кис, резко-отпугивательное: кышшш! и присовокупила к этим древним словам хищную рысь и…
  5. Краткое содержание рассказа Чехова “Крыжовник” Иван Иваныч и Буркин идут по полю. Вдали виднеется село Мироносицкое. Начинается дождь, и они решают зайти к приятелю-помещику Павлу…
  6. Алексей Николаевич Толстой – писатель “большого таланта” Алексей Николаевич Толстой (1883-1945 гг.) – писатель “большого, ценного, веселого таланта”. Трудным был путь, которым пришел Толстой в советскую литературу:…
  7. “Умнейшая голова России”: Петр Андреевич Толстой Многие русские писатели живо интересовались своими предками, жизнь которых была тесно связана с историей России. Историей своего рода интересовался и…
  8. Краткое содержание повести Чехова “Каштанка” Каштанка – молодая рыжая собака, помесь таксы с дворняжкой – блуждает по улице и пытается найти своего хозяина. Ее хозяин…
  9. Л. Н. Толстой – творец русского слова Сочинение – доклад о творчестве писателя. 60-70-е годы в России – это новый этап в формировании и развитии художественно-реалистической литературы…
  10. Краткое содержание рассказа Тургенева “Лебедянь” Лет пять тому назад я попал в Лебедянь в самый разгар ярмарки. Я остановился в гостинице, переоделся и отправился на…
  11. Рассуждения над проблемой “Толстой-критик” До конца своих дней Толстой выискивал в современной литературе разнообразие вариантов проявления подлинной правдивости гуманистических начал, художественного совершенства. Его суждения…
  12. 1812 год в изображении Толстого Л. Н. Толстой 1812 год в изображении Толстого Л. Н. Толстой был участником Севастопольской обороны. В эти трагические месяцы позорного поражения русской армии…
  13. Детское и сказочное в творчестве Л. Н. Толстой Сочинение по рассказам Л. Н. Толстого. Главный персонаж детских рассказов Толстого – крестьянский ребенок (“Филипок”, “Старый дед и внучек”, “Котенок”,…
  14. Андрей Болконский и Родион Раскольников Толстой Л. Н Андрей Болконский и Родион Раскольников Анна Ахматова писала: “Вы делаете ошибку, противопоставляя Толстого Достоевскому. Неверно. Они как самые высокие башни…
  15. Какую жизнь называет Толстой настоящей? “Война и мир” – это роман о человеке и истории. Герои романа все время сталкиваются с необходимостью определить свое отношение…
  16. Образ “высокого неба” в романе Л. Н. Толстого “Война и мир” Война и мир Толстой Л. Н Образ “высокого неба” в романе Л. Н. Толстого “Война и мир” Неправда, что у человека нет души. Она есть, и…
  17. Лев Толстой – мастер изображения внутреннего состояния героев Что в мире есть прекраснее человека? Ведь он самое совершенное творение этого мира. Возможно, именно поэтому человек является объектом исследования…
  18. Краткое содержание романа Горького “Дело Артамоновых” Приехал в город Дремов Илья Артамонов – красивый статный мужчина, жителям сказал, что хочет на берегу реки построить фабрику полотна….
  19. Я люблю мысль народную вследствие войны 1812 года (Л. Н. Толстой) Поиски жизненной правды, которые ведет Пьер, неизбежно приводят его к народу и постижению народной мудрости. Он находит особый смысл во…
  20. Краткое содержание повести Быкова “Облава” Действие происходит в белорусской деревне в середине тридцатых годов. Уже прошла коллективизация, создан колхоз, раскулачены и выселены в необъятные места…

Источник: https://ege-russian.ru/kratkoe-soderzhanie-kysi-t-n-tolstoj/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector