Краткое содержание вергилий энеида точный пересказ сюжета за 5 минут

Энеида

Краткое содержание Вергилий Энеида точный пересказ сюжета за 5 минут

Когда на земле начинался век героев, то боги очень часто сходили к смертным женщинам, чтобы от них рождались богатыри. Другое дело — богини: они лишь очень редко сходили к смертным мужам, чтобы рождать от них сыновей. Так от богини Фетиды был рождён герой «Илиады» — Ахилл; так от богини Афродиты был рождён герой «Энеиды» — Эней.

Поэма начинается в самой середине пути Энея. Он плывёт на запад, между Сицилией и северным берегом Африки — там, где как раз сейчас финикийские выходцы строят город Карфаген. Здесь-то и налетает на него страшная буря, насланная Юноной: по ее просьбе бог Эол выпустил на волю все подвластные ему ветры.

«Тучи внезапные небо и свет похищают у взгляда, / Мрак на волны налёг, гром грянул, молнии блещут, / Неизбежимая смерть отвсюду предстала троянцам. / Стонут канаты, и вслед летят корабельщиков крики.

 / Холод Энея сковал, вздевает он руки к светилам: / «Трижды, четырежды тот блажен, кто под стенами Трои / Перед очами отцов в бою повстречался со смертью!..»

Энея спасает Нептун, который разгоняет ветры, разглаживает волны. Проясняется солнце, и последние семь кораблей Энея из последних сил подгребают к незнакомому берегу.

Это Африка, здесь правит молодая царица Дидона. Злой брат изгнал ее из далёкой Финикии, и теперь она с товарищами по бегству строит на новом месте город Карфаген.

«Счастливы те, для кого встают уже крепкие стены!» — восклицает Эней и дивится возводимому храму Юноны, расписанному картинами Троянской войны: молва о ней долетела уже и до Африки.

Дидона приветливо принимает Энея и его спутников — таких же беглецов, как она сама. В честь их справляется пир, и на этом пиру Эней ведёт свой знаменитый рассказ о падении Трои.

Продолжение после рекламы:

Греки за десять лет не смогли взять Трою силой и решили взять ее хитростью. С помощью Афины-Минервы они выстроили огромного деревянного коня, в полом чреве его скрыли лучших своих героев, а сами покинули лагерь и всем флотом скрылись за ближним островом.

Был пущен слух: это боги перестали помогать им, и они отплыли на родину, поставив этого коня в дар Минерве — огромного, чтобы троянцы не ввезли его в ворота, потому что если конь будет у них, то они сами пойдут войною на Грецию и одержат победу. Троянцы ликуют, ломают стену, ввозят коня через пролом.

Провидец Лаокоон заклинает их не делать этого — «бойтесь врагов, и дары приносящих!» — но из моря выплывают две исполинские Нептуновы змеи, набрасываются на Лаокоона и двух его юных сыновей, душат кольцами, язвят ядом: после этого сомнений не остаётся ни у кого, Конь в городе, на усталых от праздника троянцев опускается ночь, греческие вожди выскальзывают из деревянного чудовища, греческие войска неслышно подплывают из-за острова — враг в городе.

Эней спал; во сне ему является Гектор: «Троя погибла, беги, ищи за морем новое место!» Эней взбегает на крышу дома — город пылает со всех концов, пламя взлетает к небу и отражается в море, крики и стоны со всех сторон.

Он скликает друзей для последнего боя: «Для побеждённых спасенье одно — не мечтать о спасенье!» Они бьются на узких улицах, на их глазах волокут в плен вещую царевну Кассандру, на их глазах погибает старый царь Приам — «отсечена от плеч голова, и без имени — тело».

Он ищет смерти, но ему является мать-Венера: «Троя обречена, спасай отца и сына!» Отец Энея — дряхлый Анхис, сын — мальчик Асканий-Юл; с бессильным старцем на плечах, ведя бессильного ребёнка за руку, Эней покидает рушащийся город.

С уцелевшими троянцами он скрывается на лесистой горе, в дальнем заливе строит корабли и покидает родину. Нужно плыть, но куда?

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

Начинаются шесть лет скитаний. Один берег не принимает их, на другом бушует чума. На морских перепутьях свирепствуют чудовища старых мифов — Скилла с Харибдой, хищные гарпии, одноглазые киклопы.

На суше — скорбные встречи: вот сочащийся кровью кустарник на могиле троянского царевича, вот вдова великого Гектора, исстрадавшаяся в плену, вот лучший троянский пророк томится на дальней чужбине, вот отставший воин самого Одиссея — брошенный своими, он прибивается к бывшим врагам.

Один оракул шлёт Энея на Крит, другой в Италию, третий грозит голодом: «Будете грызть собственные столы!» — четвёртый велит сойти в царство мёртвых и там узнать о будущем. На последней стоянке, в Сицилии, умирает дряхлый Анхис; дальше — буря, карфагенский берег, и рассказу Энея конец.

За делами людей следят боги. Юнона и Венера не любят друг друга, но здесь они подают друг другу руки: Венера не хочет для сына дальнейших испытаний, Юнона не хочет, чтобы в Италии возвысился Рим, грозящий ее Карфагену, — пусть Эней останется в Африке! Начинается любовь Дидоны и Энея, двух изгнанников, самая человечная во всей античной поэзии.

Они соединяются в грозу, во время охоты, в горной пещере: молнии им вместо факелов, и стоны горных нимф вместо брачной песни. Это не к добру, потому что Энею писана иная судьба, и за этой судьбою следит Юпитер. Он посылает во сне к Энею Меркурия: «Не смей медлить, тебя ждёт Италия, а потомков твоих ждёт Рим!» Эней мучительно страдает.

«Боги велят — не своей тебя покидаю я волей!..» — говорит он Дидоне, но для любящей женщины это — пустые слова. Она молит: «Останься!»; потом: «Помедли!»; потом: «Побойся! если будет Рим и будет Карфаген, то будет и страшная война меж твоими и моими потомками!» Тщетно.

Она видит с дворцовой башни дальние паруса Энеевых кораблей, складывает во дворце погребальный костёр и, взойдя на него, бросается на меч.

Ради неведомого будущего Эней покинул Трою, покинул Карфаген, но это ещё не все. Его товарищи устали от скитаний; в Сицилии, пока Эней справляет поминальные игры на могиле Анхиса, их жены зажигают Энеевы корабли, чтобы остаться здесь и никуда не плыть. Четыре корабля погибают, уставшие остаются, на трёх последних Эней достигает Италии.

Здесь, близ подножья Везувия, — вход в царство мёртвых, здесь ждёт Энея дряхлая пророчица Сивилла. С волшебной золотою ветвью в руках сходит Эней под землю: как Одиссей спрашивал тень Тиресия о своём будущем, так Эней хочет спросить тень своего отца Анхиса о будущем своих потомков. Он переплывает Аидову реку Стикс, из-за которой людям нет возврата.

Он видит напоминание о Трое — тень друга, изувеченного греками. Он видит напоминание о Карфагене — тень Дидоны с раной в груди; он заговаривает: «Против воли я твой, царица, берег покинул!..» — но она молчит. Слева от него — Тартар, там мучатся грешники: богоборцы, отцеубийцы, клятвопреступники, изменники. Справа от него — поля Блаженных, там ждёт его отец Анхис.

В середине — река забвенья Лета, и над нею вихрем кружатся души, которым суждено в ней очиститься и явиться на свет. Среди этих-то душ Анхис указывает сыну на героев будущего Рима: и Ромула, основателя города, и Августа, его возродителя, и законодателей, и тираноборцев, и всех, кто утвердит власть Рима над всем миром.

Каждому народу — свой дар и долг: грекам — мысль и красота, римлянам — справедливость и порядок: «Одушевлённую медь пусть выкуют лучше другие, / Верю; пусть изведут живые из мрамора лики, / Будут в судах говорить прекрасней, движения неба / Циркулем определят, назовут восходящие звезды; / Твой же, римлянин, долг — полновластно народами править! / Вот искусства твои: предписывать миру законы, / Ниспроверженных щадить и ниспровергать непокорных».

Это — дальнее будущее, но на пути к нему — близкое будущее, и оно нелёгкое. «Страдал ты на море — будешь страдать и на суше, — говорит Энею Сивилла, — ждёт тебя новая война, новый Ахилл и новый брак — с чужеземкой; ты же, беде вопреки, не сдавайся и шествуй смелее!» Начинается вторая половина поэмы, за «Одиссеей» — «Илиада».

В дне пути от Сивиллиных Аидовых мест — середина италийского берега, устье Тибра, область Лаций. Здесь живёт старый мудрый царь Латин со своим народом — латинами; рядом — племя рутулов с молодым богатырём Турном, потомком греческих царей.

Сюда приплывает Эней; высадившись, усталые путники ужинают, выложив овощи на плоские лепёшки. Съели овощи, съели лепёшки. «Вот и столов не осталось!» — шутит Юл, сын Энея. «Мы у цели! — восклицает Эней. — Сбылось пророчество: „будете грызть собственные столы“. Мы не знали, куда плывём, — теперь знаем, куда приплыли».

И он посылает послов к царю Латину просить мира, союза и руки его дочери Лавинии. Латин рад: лесные боги давно вещали ему, что дочь его выйдет за чужестранца и потомство их покорит весь мир.

Но богиня Юнона в ярости — враг ее, троянец, одержал верх над ее силой и вот-вот воздвигнет новую Трою: «Будь же война, будь общая кровь меж тестем и зятем! Если небесных богов не склоню — преисподних воздвигну!»

В Лации есть храм; когда мир — двери его заперты, когда война — раскрыты; толчком собственной руки распахивает Юнона железные двери войны. На охоте троянские охотники по ошибке затравили ручного царского оленя, теперь они латинам не гости, а враги.

Царь Латин в отчаянии слагает власть; молодой Турн, сам сватавшийся к царевне Лавинии, а теперь отвергнутый, собирает могучую рать против пришельцев: тут и исполин Мезенций, и неуязвимый Мессап, и амазонка Камилла.

Эней тоже ищет союзников: он плывёт по Тибру туда, где на месте будущего Рима живёт царь Евандр, вождь греческих поселенцев из Аркадии. На будущем форуме пасётся скот, на будущем Капитолии растёт терновник, в бедной хижине царь угощает гостя и даёт ему в помощь четыреста бойцов во главе со своим сыном, юным Паллантом.

А тем временем мать Энея, Венера, сходит в кузницу своего мужа Вулкана, чтобы тот сковал ее сыну божественно прочные доспехи, как когда-то Ахиллу.

На щите Ахилла был изображён весь мир, на щите Энея — весь Рим: волчица с Ромулом и Ремом, похищение сабинянок, победа над галлами, преступный Катилина, доблестный Катон и, наконец, торжество Августа над Антонием и Клеопатрой, живо памятное читателям Вергилия. «Рад Эней на щите картинам, не зная событий, и поднимает плечом и славу, и судьбу потомков».

Но пока Эней вдалеке, Турн с италийским войском подступает к его стану: «Как пала древняя Троя, так пусть падёт и новая: за Энея — его судьба, а за меня — моя судьба!» Два друга-троянца, храбрецы и красавцы Нис и Евриал, идут на ночную вылазку сквозь вражеский стан, чтобы добраться до Энея и призвать его на помощь.

В безлунном мраке бесшумными ударами пролагают они себе путь среди спящих врагов и выходят на дорогу — но здесь на рассвете застигает их неприятельский разъезд. Евриал попадает в плен, Нис — один против трёхсот — бросается ему на выручку, но гибнет, головы обоих вздеты на пики, и разъярённые италийцы идут на приступ.

Турн поджигает троянские укрепления, врывается в брешь, крушит врагов десятками, Юнона вдыхает в него силу, и только воля Юпитера кладёт предел его успехам. Боги взволнованы, Венера и Юнона винят друг друга в новой войне и заступаются за своих любимцев, но Юпитер мановением их останавливает: если война начата, «…

пусть каждому выпадет доля / Битвенных бед и удач: для всех одинаков Юпитер. / Рок дорогу найдёт».

Тем временем наконец-то возвращаются Эней с Паллантом и его отрядом; юный Асканий-Юл, сын Энея, бросается из лагеря на вылазку ему навстречу; войска соединяются, закипает общий бой, грудь в грудь, нога к ноге, как когда-то под Троей.

Пылкий Паллант рвётся вперёд, совершает подвиг за подвигом, сходится, наконец, с непобедимым Турном — и падает от его копья. Турн срывает с него пояс и перевязь, а тело в доспехах благородно позволяет соратникам вынести из боя.

Эней бросается мстить, но Юнона спасает от него Турна; Эней сходится с лютым Мезенцием, ранит его, юный сын Мезенция Лавс заслоняет собою отца, — гибнут оба, и умирающий Мезенций просит похоронить их вместе. День кончается, два войска хоронят и оплакивают своих павших.

Но война продолжается, и по-прежнему первыми гибнут самые юные и цветущие: после Ниса и Евриала, после Палланта и Лавса приходит черёд амазонки Камиллы. Выросшая в лесах, посвятившая себя охотнице Диане, с луком и секирою бьётся она против наступающих троянцев и погибает, сражённая дротом.

Видя гибель своих бойцов, слыша скорбные рыдания старого Латина и юной Лавинии, чувствуя наступающий рок, Турн шлёт гонца к Энею: «Отведи войска, и мы решим наш спор поединком».

Если победит Турн — троянцы уходят искать новую землю, если Эней — троянцы основывают здесь свой город и живут в союзе с латинами. Поставлены алтари, принесены жертвы, произнесены клятвы, два строя войск стоят по две стороны поля. И опять, как в «Илиаде», вдруг перемирие обрывается.

В небе является знамение: орёл налетает на лебединую стаю, выхватывает из неё добычу, но белая стая обрушивается со всех сторон на орла, заставляет его бросить лебедя и обращает в бегство. «Это — наша победа над пришельцем!» — кричит латинский гадатель и мечет своё копье в троянский строй.

Войска бросаются друг на друга, начинается общая схватка, и Эней и Турн тщетно ищут друг друга в сражающихся толпах.

А с небес на них смотрит, страдая, Юнона, тоже чувствуя наступающий рок. Она обращается к Юпитеру с последней просьбой:

«Будь что будет по воле судьбы и твоей, — но не дай троянцам навязать Италии своё имя, язык и нрав! Пусть Лаций останется Лацием и латины латинами! Троя погибла — позволь, чтоб и имя Трои погибло!» И Юпитер ей отвечает: «Да будет так». Из троянцев и латинов, из рутулов, этрусков и Евандровых аркадян явится новый народ и разнесёт свою славу по всему миру.

Эней и Турн нашли друг друга: «сшиблись, щит со щитом, и эфир наполняется громом». Юпитер стоит в небе и держит весы с жребиями двух героев на двух чашах. Турн ударяет мечом — меч ломается о щит, выкованный Вулканом. Эней ударяет копьём — копье пронзает Турну и щит и панцирь, он падает, раненный в бедро.

Подняв руку, он говорит: «Ты победил; царевна — твоя; не прошу пощады для себя, но если есть в тебе сердце — пожалей меня для моего отца: и у тебя ведь был Анхис!» Эней останавливается с поднятым мечом — но тут взгляд его падает на пояс и перевязь Турна, которые тот снял с убитого Палланта, недолгого Энеева друга.

«Нет, не уйдёшь! Паллант тебе мстит!» — восклицает Эней и пронзает сердце противника; «и объятое холодом смертным / Тело покинула жизнь и со стоном к теням отлетает».

Так кончается «Энеида».

Источник: https://briefly.ru/vergilij/eneida/

«Энеида» Вергилий краткое содержание по песням

«Энеида» составлена из двух больших частей (12 песен): первые шесть её песней повествуют о приключениях Энея на пути от Трои до Италии, а следующие шесть – о войнах троянских пришельцев с итальянскими племенами. Первая половина «Энеиды» как бы соответствует гомеровской «Одиссее», а вторая – «Илиаде».

Читайте также:  Краткое содержание островский бешеные деньги точный пересказ сюжета за 5 минут

Вергилий при жизни не успел целиком завершить её. Некоторые стихотворные строки остались неоконченными, события части эпизодов противоречат друг другу. Не желая публиковать «Энеиду» в необработанном виде, Вергилий перед смертью завещал сжечь её. Но император Август распорядился, чтобы этот прославлявший Рим и соперничавший с поэмами Гомера эпос был издан.

Вергилий «Энеида», песнь I – краткое содержание

Песнь I «Энеиды» рассказывает о преследовании Энея враждебной ему богиней Юноной (она соответствовала в греческой мифологииГере, ненавистнице Геракла) и о морской буре, которую по просьбе Юноны наслал на эскадру троянцев бог ветров Эол. Лишь с помощью владыки моря Нептуна от этого урагана спасаются семь кораблей Энея.

Они приплывают в африканский Карфаген. Мать и покровительница Энея, богиня Венера, просит Юпитера помочь Энею добыть царство в Италии, и Юпитер соглашается на это. В Карфагене Энея ободряет сама Венера, явившаяся ему в виде охотницы. Бог Меркурий склоняет карфагенян гостеприимно принять Энея.

Тот приходит к карфагенской царице Дидоне, которая даёт в честь гостя богатый пир. Слава о Дидоне идёт по всем окрестным странам. Ранее она жила в финикийском городе Тире и была дочерью его царя, Муттона. Умирая, Муттон завещал, чтобы Дидона и её брат Пигмалион совместно властвовали над Тиром.

Но Пигмалион после смерти отца убил мужа Дидоны, а ей самой едва удалось бежать по морю на запад в сопровождении многих тирийских жителей.

Дидона приплыла в Северную Африку, во владения нумидийского царя Гиарба. На одном из холмов она увидела крепость. Дидона купила у Гиарба столько земли, сколько может объять воловья шкура.

Заключив такой договор, Дидона разрезала шкуру на тонкие ремешки и опоясала ими весь холм с вышеупомянутой крепостью. Крепость она назвала Бирсой, что значит — шкура.

Вокруг крепости вскоре возник славный Карфаген (по-финикийски – «Новый город»).

Вергилий «Энеида», песнь II – краткое содержание

В песни II Эней на пиру у Дидоны рассказывает о гибели Трои. Он живописует коварство греков, пошедших после долгой и изнурительной войны на знаменитую хитрость с деревянным конем.

Спрятавшиеся внутри коня ахейские герои ночью вышли оттуда и напали на спящих троянцев.

Эней излагает драматический эпизод, когда троянский жрец Лаокоон, убеждавший сограждан не вносить в город сделанного греками коня, был вместе с двумя сыновьями задушен огромными змеями, выползшими из моря.

В момент нападения вышедших из коня греков Энею явился во сне погибший Гектор, который сказал, что Трою уже не спасти и что тем троянцам, которые могут бежать, надо искать за морем новое прибежище.  Во время ночного пожара Трои Эней геройски бился с врагами, на его глазах был убит старый царь Приам и взята греками в плен знаменитая пророчица Кассандра.

Погибла и жена Энея, Креуса. Под конец богиня Венера убедила Энея прекратить безнадёжную схватку, чтобы спасти остаток троянского народа. Забрав городские пенаты, своего сына Аскания, взвалив на плечи старого отца Анхиза, Эней вместе с немногими троянцами скрылся из горящего города, спрятавшись на соседней горе Иде.

За зиму ему и его спутникам вскоре удалось построить 50 кораблей.

Вергилий «Энеида», песнь III – краткое содержание

В песни III Эней продолжает рассказ о своих злоключениях. Отплыв от Трои, он вначале пристал к фракийскому берегу и хотел построить новый город там.

Но когда Эней и его спутники стали рубить молодые деревца для украшения божественных алтарей, с их корней закапала кровь. Оказалось, что на этом месте была могила убитого фракийцами Полидора, сына троянского царя Приама.

Об этом возвестил голос Полидора, раздавшийся из земли. Эней счёл это дурным предзнаменованием, и его эскадра, покинув Фракию, поплыла дальше к югу.

Вскоре троянцы прибыли на Делос — священный остров бога Аполлона. Оракул святилища Аполлона повелел Энею плыть в страну, которая была древней матерью всех троянцев, но имени этой страны не назвал. Троянские беженцы поначалу сочли ею остров Крит, откуда некогда переселился в Малую Азию их предок, Тевкр.

Эней и его спутники добрались до Крита, высадились на его берегу и начали строить город Пергам. Но вдруг появился губительный мор, страшная жара спалила всю растительность.

Явившиеся Энею боги возвестили, что троянцы ошиблись и что им надо оставить Крит и плыть в Италию: именно оттуда вышел родоначальник их народа, Дардан.

В Ионическом море флот Энея подвергся ужасной буре и с трудом пристал к одному из Строфадских островов. На нём паслись без пастухов стада быков и коз. Троянцы убили несколько животных и стали жарить их, но отовсюду вдруг слетелись ужасные гарпии — полудевы, полуптицы, издававшие невыносимое зловоние.

Оказалось, что гарпии загнездились тут после того, как аргонавты прогнали их с острова Финея. Гарпии растерзали и изгадили всю приготовленную людьми Энея еду. Троянцы стали рубить их мечами.

Гарпия Целена, усевшись на скалу, в озлоблении изрекла пророчество: перед основанием себе нового города спутникам Энея придётся терпеть такой голод, что они съедят даже собственные столы.

Беженцы поплыли дальше. Достигнув Эпира, они узнали, что там царствует сын их бывшего царя Приама, женившийся на Андромахе, вдове своего погибшего брата Гектора. Гелен несколько дней угощал у себя Энея и его товарищей.

Обладая даром прорицателя, он сообщил, что предназначенная им новая родина находится на западном берегу Италии, у реки Тибр. Покинув Эпир, флот Энея пристал к восточному берегу Сицилии, где скитальцы увидели ослеплённого Одиссеем циклопа Полифема. Слепой гигант услышал, как троянцы отчаливают от берега, и стал издавать ужасный рёв.

На него сбежалось множество других циклопов, однако флот Энея счастливо ускользнул от них. Эней не рискнул плыть через Сицилийский пролив, ибо по его сторонам жили ужасные Сцилла и Харибда, которых с трудом миновал Одиссей.Троянцы стали огибать Сицилию с юга. У западной оконечности острова умер отец Энея, Анхиз.

Перед смертью он побуждал сына верить в предсказание о том, что троянским изгнанникам суждено основать город, который превзойдёт по могуществу прежнюю Трою.

Вергилий «Энеида», песнь IV – краткое содержание

Песнь IV «Энеиды» посвящена прославленному мифологическому сюжету – роману Дидоны и Энея. Царица Дидона, восхищенная подвигами Энея, желает выйти за него замуж. Во время совместной охоты Дидона и Эней, укрывшись от грозы в горной пещере, соединяются там под сверкание молний.

Но Энею предречено небожителями великое будущее в Италии, и он не может остаться у Дидоны. Сам бог Юпитер посылает Энею во сне Меркурия, чтобы побудить его плыть из Африки на Апеннины.

Попытки Дидоны удержать любимого в Африке остаются тщетными.

  Когда флот Энея отплывает от берегов Африки, Дидона, проклиная бросившего её героя и предвещая будущие войны Рима с Карфагеном, бросается в пылающий костер и пронзает себя мечом, подаренным Энеем.

В песни V Эней вновь прибывает в Сицилию, где устраивает игры в честь своего умершего отца, Анхиза. Богиня Юнона, не оставляя своей враждебности к Энею, внушает его спутницам-троянкам мысль поджечь их собственный флот. Но Юпитер помогает потушить этот пожар. Основав в Сицилии город Сегесту, Эней отплывает в Италию.

Вергилий «Энеида», песнь VI – краткое содержание

В песни VI Вергилий повествует о прибытии Энея в Италию. В храме Аполлона в Кумах он получает от пророчицы-сивиллы совет сойти в подземный мир: умерший Анхиз должен там дать своему сыну важное пророчество.

Эней спускается в подземный мир, видит обитающих там ужасных чудовищ, отвратительного перевозчика Харона, усыпляет трехглавого пса Цербера и встречается со множеством теней умерших героев. Миновав дворец Плутона, Эней и сопровождающая его Сивилла попадают в Элизий – место, где блаженствуют после смерти праведники.

Там Эней видит Анхиза, который показывает всех его будущих славных потомков и даёт советы о том, как действовать в грядущих войнах с итальянскими племенами. Выслушав мёртвого отца, Эней покидает подземный мир.

Вторая часть «Энеиды» изображает войны Энея в Италии ради основания будущего римского государства

Вергилий «Энеида», песнь VII – краткое содержание

В песни VII Эней высаживается в устье реки Тибра, в области Лациум. Изголодавшиеся в долгом плавании троянцы, сойдя на сушу, утоляют голод нарванными в лесу плодами. За неимением столов, они кладут плоды на сухие хлебные лепёшки, которые затем тоже съедают.

Эней и Асканий замечают, что этим исполнилось предсказание, данное троянцам гарпией: они съели собственные столы и, значит, достигли наконец той страны, которой суждено стать их новой родиной. Правильность их догадки подтверждают три удара грома — знамение, посланное богом Юпитером.

Эней приказывает своим спутникам устроить у моря крепкий стан.

Лациумом правит старый царь Латин. Руки его дочери Лавинии добиваются все окрестные владетели, особенно вождь соседнего племени рутулов, Турн.

Но Латин получает от бога Фавна совет выдать дочь за героя, который придёт из далёкой страны: потомкам Лавинии и этого героя предначертано судьбой владычество над всем миром.

Узнав о прибытии троянцев, Латин понимает, что Эней и есть угодный богам жених его дочери. Старый царь устраивает помолвку Лавинии с Энеем и даёт троянским беженцам землю для поселения.

Но враждебная Энею Юнона насылает ярость на прежнего жениха Лавинии, рутула Турна, и на её мать Амату (тётку Турна). Сын Энея, Асканий, во время охоты убивает дорогого латинам ручного оленя. Латинская молодёжь вступает из-за этого в стычку с Асканием и троянцами.

Амата начинает возбуждать народ против пришлых чужеземцев. Царь Латин не может успокоить возбуждённых подданных. На помощь к врагам троянцев и Энея приходит Турн и его друг — изгнанный из своей земли этрусский царь Мезенций. К ним примыкают еще 14 италийских племен.

Вергилий «Энеида», песнь VIII – краткое содержание

Энея сильно заботит многочисленность выступивших против троянцев врагов. В VIII песни «Энеиды» бог реки Тибра, Тиберин, советует ему заключить союз с неприятелем Турна и Мезенция — царём Эвандром.

Этот выходец из греческой области Аркадии владеет поселением на Палатине, одном из семи холмов будущего Рима. Эней вступает в союз с Эвандром и его сыном Паллантом, а потом — по их наущению — и с прогнавшими от себя Мезенция этрусками.

По просьбе богини Венеры её супруг, бог-кузнец Вулкан, изготавливает для Энея блестящее вооружение и щит с изображением картин будущей истории Рима.

Вергилий «Энеида», песнь IX – краткое содержание

В песни IX Вергилий описывает войну троянцев с итальянскими врагами. Узнав об отсутствии Энея, Турн нападает на троянский лагерь. Спутники Энея отбивают атаку.

Турн делает попытку сжечь стоящие за стенами лагеря троянские корабли. Но когда он приближается к судам с факелом, Юпитер превращает корабли в морских нимф.

Они срываются с канатов, погружаются в море, потом выныривают и быстро уносятся прочь.

Не в силах взять троянский лагерь, Турн и рутулы окружают его.

Ночью два троянских героя, Нис и Эвриал, решают сходит на разведку в стан врага (своеобразное переложение рассказа Гомера о ночном походе в троянский лагерь Диомеда и Одиссея).

Нис и Эвриал избивают немало сонных рутулов, но во время обратного пути утром натыкаются на сильный неприятельский отряд. Враги окружают Эвриала. Нис не бросает друга в беде, и оба они отважно погибают, сражаясь с врагами.

Взбешённый Турн в тот же день устраивает яростное нападение на стан спутников Энея. После жестокого боя Турн лично врывается в лагерь противника, убивает множество троянцев и возвращается к своим, переплыв Тибр с окровавленным оружием в руках.

Вергилий «Энеида», песнь X – краткое содержание

В X песни «Энеиды» Вергилий изображает возвращение Энея с многочисленным этрусским войском. Происходит новый жаркий бой, в котором Турн убивает сына Эвандра, Палланта.

Эней переламывает ход битвы смелой атакой, его сын Асканий поддерживает отца вылазкой из стана. Во время сражения Эней едва не убивает Турна — того спасает лишь помощь богини Юноны.

Зато от руки Энея гибнут изгнанный этрусский царь Мезенций и его сын, Клавз.

Вергилий «Энеида», песнь XI – краткое содержание

XI песнь «Энеиды» рассказывает о том, как после погребения убитых Эней двинул свои войска на врага двумя отрядами. Сам он с пехотой пошёл со стороны гор, пехоту послал по равнине. Турн устроил засаду на пути пешего отряда Энея, а против вражеской конницы выслал свою союзницу Камиллу, знаменитую воительницу-амазонку из племени вольсков.

Читайте также:  Краткое содержание искандер 13-й подвиг геракла (тринадцатый подвиг геракла) точный пересказ сюжета за 5 минут

Камилла, обрисованная Вергилием с большой художественной живостью, храбро сражалась с противником, но пала в бою от копья героя Аррунса. Бывшие с ней воины обратились в бегство. Узнав об этом, Турн поспешил им на помощь, бросив засаду, подготовленную им Энею. Эней во главе своей пехоты беспрепятственно миновал опасное ущелье.

С наступлением ночи обе армии укрепились в окопах.

Вергилий «Энеида», песнь XII – краткое содержание

Песнь XII Вергилий посвящает кульминационному эпизоду «Энеиды» – единоборству Энея и Турна. Турн принял предложение Энея решить исход борьбы поединком.

Было договорено, что если в нём победит Турн, то троянцы поселятся в области Эвандра и больше никогда не будут претендовать на земли латинов. Если же верх возьмёт Эней, то Лавиния выйдет за него замуж, а троянцы с латинами образуют одно общее государство.

Его царём останется старый Латин, но женившийся на его дочери Эней станет престолонаследником.

По поискам богини Юноны враги Энея нарушили этот договор и внезапно напали на троянцев. Во время этого неожиданного нападения сам Эней был тяжело ранен стрелой, но мать героя, богиня Венера, чудесным образом исцелила его.

После долгих и тщетый поисков Турна на поле боя Эней направил свои войска к вражескому городу Лавренту, собираясь разрушить его до основания в отместку за нарушение врагами договора. Среди жителей Лаврента началась страшная паника.

Царица Амата, считая себя виновницей несчастной войны и думая, что её племянник Турн погиб, повесилась на собственной пурпурной мантии. Турн поспешил на выручку Лаврента, и теперь уже ничто не могло предотвратить его единоборство с Энеем.

Вергилий даёт в «Энеиде» долгое, подробное и величавое описание этого поединка. Метнув друг в друга копья, Эней и Турн стали биться мечами. Меч Турна разлетелся от удара по чудесной броне, выкованной для Энея Вулканом, а копьё Энея, так глубоко вошло в маслину, что сам герой не мог вытащить его оттуда, пока ему вновь не помогла его мать, Венера.

Турн хотел метнуть в Энея тяжёлый камень, но не осилил поднять его. Эней же новым броском копья пробил щит и панцырь Турна и тяжело ранил его в бедро. Упав на колени, Турн просил пощады. Эней уже хотел дать ему её, но в последний момент взгляд его упал плечо Турна, где висела перевязь убитого Палланта.

Загоревшись гневом от воспоминания о смерти друга, Эней вонзил меч в грудь противника.

В продолжении неоконченной Вергилием «Энеиды» должны были изображаться примирение и объединение латинян с троянцами; женитьба Энея на дочери царя Латина, Лавинии и рождение у них сына Юла, основателя рода Юлиев, который через века дал основателей римской монархии – Юлия Цезаря и Октавиана Августа (другая версия мифов отождествляла Юла с прежним сыном Энея, Асканием). После победы над Турном Эней основал на Тибре город, назвав его в честь новой супруги Лавинией. 30 лет спустя сын Энея Асканий основал ещё более знаменитый город Альба-Лонгу. Ещё через двести лет потомки Энея и Юла-Аскания – братья Ромул и Рем заложили и выстроили великий Рим

Источник: http://ktoikak.com/eneida-vergiliy-kratkoe-soderzhanie-po-pesnyam/

«Энеида» Вергилия

Как известно, Вергилий написал свою знаменитейшую «Энеиду» по инициативе Августа. Он желал в пышной форме прославить империю Августа, так как был ее искренним приверженцем. Грандиозный рост Римской империи нуждался как в исторической, так и в идеологической подпочве.

Но самих исторических фактов в подобных случаях бывает мало. Здесь всегда на помощь приходит мифология, роль которой заключается, чтобы обычную историю превратить в чудо. Таким мифологическим обоснованием всей римской истории и есть та концепция, которую использовал Вергилий в своей поэме.

Он не был ее изобретателем, а лишь своего рода реформатором, а главное — ее талантливым выразителем. Мотив прибытия Энея к Италии встречается еще у греческого лирика VI ст. к н.э. Стесихора.

Римские эпики и историки тоже не отставали в этом от греков, и почти каждый из них отдавал дань этой легенде.

Основными источниками мифов, из которых черпал сюжеты Вергилий, очевидно были прежде всего «Илиада» и «Одиссея» Гомера, а также древнегреческий киклический эпос, в частности троянский цикл, который примыкал к «Илиаде» и «Одиссее».

Вергилий подражал именно Гомеру, он заимствует массу отдельных слов, выражений и даже целых эпизодов, отличаясь от его простоты огромной психологической сложностью.

Первую половину «Энеиды» целиком можно назвать наследованием «Одиссее», другую — «Илиаде».

Обратимся к главному герою поэмы — Энея. Уже в «Илиаде» Гомера, а также в его гимнах к Афродите Эней — выходец одной из ветвей троянского рода и отважнейший воин после Гектора, сын троянца Анфиса и Венеры (Афродиты). Миф об Энее был известный римлянам уже около 500 . до н.э. от этрусков. В V ст.

он упоминается в греческой литературе как основатель Рима. Позднее, исходя из хронологии, между действиями Энея и учреждением Риму был включен период правления династии албанских царей.

Эней считался мифическим родоначальником римлян, которые в связи с этим иногда носили название энеадами, в частности, род Юлиев, который берет свое название от лица сына Энея Юла.

Но проследим за сюжетом, как именно мифы и легенды переплелись в тесной канве событий поэмы.

Первые шесть песен поэмы посвященные путешествованиям Энея от Трои до Италии, дальнейшие шесть — войнам Энея в Италии с местными племенами.

Первая песня рассказывает нам о морской буре и преследовании Энея Юноной, которая является заместительницей Дидоны, а в римской мифологии, богиней брака, материнства и женщин вообще. Но Эней под защитой другой богини — Венеры, своей матери. Прибыв в Карфаген, Эней встречает ее царицу — Дидону.

Ее образ, характер, поведение Вергилий строит, руководствуясь разными мифами об этом персонаже. В римской мифологии, она — царица, учредительница Карфагена, дочь царя Бона, вдова жреца Геракла Акербаса, которого убил брат Дидони Пигмалион, чтобы захватить его богатства.

В мифах, Дидона, захватив сокровища, со своими спутниками отправилась в Африку и остановилась около финикийской колонии Утика. Местный берберский царь Ярба пожаловал ей немного земли — сколько займет шкура вола.

Хитрая Дидона, порезав эту шкуру на узкие полоски, обложила ими значительный кусок земли и основала город-крепость Карфаген. Цитадель города так и называлась: Бирса («шкура»).

Но возвратимся к Энею. Дидона устроила банкет, и на нем Эней рассказывает о гибели Трои. В рассказе Вергилий соединил легенды о деревянном коне, которого ахейцы оставили возле ворот Трои с наилучшими воинами внутри, и о греческом шпионе Синоне, и о Лаокооне, которого убили змеи. Вергилий очень удачно обработал эти мифы, детально вырисовал события.

Убегая из Трои вместе с сыном и женой, Эней спасает своего больного отца Анхиса. Здесь Вергилий взял миф о властителях зарданов, внука Асссаранча, брат которого Ид был дедом троянского царя Приама. Под чарами Зевса Афродита влюбилась у красавца Анхиса, от которого и родила героя Энея. За то, что Анхис рассказал людям о любви богини, он был поражен ударом молнии и парализован.

Приехав в Италию, Эней встречает в храме Аполлона Сивиллу. В греческой мифологии это — пророчица, которая в экстазе предусматривает будущее (в основном несчастья). Первоначально Сивилла (Сибилла) — собственное имя одной из провидиц. По традиции, первой Сивиллой, от которой получили свое имя все другие, была троянка, дочь Дардана и Несо.

Эней вместе с Сивиллой спускаются в подземное царство, чтобы узнать от умершего Анхиса пророчество о будущем. Подземный мир изображен очень детально. Здесь переплетаются греческие и римские мифы, легенды, а особенно их персонажи — разнообразные мифические чудовища, такие как Цербер, Титаны, кентавры и прочие. Мы видим адские реки, через которые души умерших перевозит мифический Харон.

Изображение Вергилием ада настолько образное, яркое, целостное, что захватывало многих литературных художников разных эпох. Одним из ярчайший примеров наследования этого эпизода есть ад в «Божественной комедии» Данте, который в свои проводники выбрал именно Вергилия.

«Энеида» не была закончена Вергилием, в ней нет изображения тех событий, которые случились после войны троянцев и рутулов.

Вся мифология, однако, не представленная в «Энеиде» полностью, так как учреждение Риму отнесено к будущему и подаются только пророчества.

Вергилий использовал весь арсенал греко-римской мифологии, чтобы создать пышное одеяние для новой власти.

Но его несомненный талант сделало произведение бессмертным, о чем свидетельствуют многочисленные его наследование, переводы, перепевы, незатухающий интерес к его творчеству безграничного количества почитателей, так как он сделал очень весомый вклад как в античную, так и в мировую литературу.

(1 votes, average: 5,00

Источник: http://school-essay.ru/eneida-vergiliya.html

Краткое содержание “Энеида” Вергилия

Когда на земле начинался век героев, то боги очень часто сходили к смертным женщинам, чтобы от них рождались богатыри. Другое дело – богини: они лишь очень редко сходили к смертным мужам, чтобы рождать от них сыновей. Так от богини Фетиды был рожден герой “Илиады” – Ахилл; так от богини Афродиты был рожден герой “Энеиды” – Эней.

Поэма начинается в самой середине пути Энея. Он плывет на запад, между Сицилией и северным берегом Африки – там, где как раз сейчас финикийские выходцы строят город Карфаген. Здесь-то и налетает на него страшная буря, насланная Юноной: по ее просьбе бог Эол выпустил на волю все подвластные ему ветры.

“Тучи внезапные небо и свет похищают у взгляда, Мрак на волны налег, гром грянул, молнии блещут, Неизбежимая смерть отвсюду предстала троянцам. Стонут канаты, и вслед летят корабельщиков крики.

Холод Энея сковал, вздевает он руки к светилам: “Трижды, четырежды тот блажен, кто под стенами Трои Перед очами отцов в бою повстречался со смертью!..”

Энея спасает Нептун, который разгоняет ветры, разглаживает волны. Проясняется солнце, и последние семь кораблей Энея из последних сил подгребают к незнакомому берегу.

Это Африка, здесь правит молодая царица Дидона. Злой брат изгнал ее из далекой Финикии, и теперь она с товарищами по бегству строит на новом месте город Карфаген.

“Счастливы те, для кого встают уже крепкие стены!” – восклицает Эней и дивится возводимому храму Юноны, расписанному картинами Троянской войны: молва о ней долетела уже и до Африки.

Дидона приветливо принимает Энея и его спутников – таких же беглецов, как она сама. В честь их справляется пир, и на этом пиру Эней ведет свой знаменитый рассказ о падении Трои.

Греки за десять лет не смогли взять Трою силой и решили взять ее хитростью. С помощью Афины-Минервы они выстроили огромного деревянного коня, в полом чреве его скрыли лучших своих героев, а сами покинули лагерь и всем флотом скрылись за ближним островом.

Был пущен слух: это боги перестали помогать им, и они отплыли на родину, поставив этого коня в дар Минерве – огромного, чтобы троянцы не ввезли его в ворота, потому что если конь будет у них, то они сами пойдут войною на Грецию и одержат победу. Троянцы ликуют, ломают стену, ввозят коня через пролом.

Провидец Лаокоон заклинает их не делать этого – “бойтесь врагов, и дары приносящих!” – но из моря выплывают две исполинские Нептуновы змеи, набрасываются на Лаокоона и двух его юных сыновей, душат кольцами, язвят ядом: после этого сомнений не остается ни у кого, Конь в городе, на усталых от праздника троянцев опускается ночь, греческие вожди выскальзывают из деревянного чудовища, греческие войска неслышно подплывают из-за острова – враг в городе.

Эней спал; во сне ему является Гектор: “Троя погибла, беги, ищи за морем новое место!” Эней взбегает на крышу дома – город пылает со всех концов, пламя взлетает к небу и отражается в море, крики и стоны со всех сторон.

Он скликает друзей для последнего боя: “Для побежденных спасенье одно – не мечтать о спасенье!” Они бьются на узких улицах, на их глазах волокут в плен вещую царевну Кассандру, на их глазах погибает старый царь Приам – “отсечена от плеч голова, и без имени – тело”.

Читайте также:  Краткое содержание дудинцев не хлебом единым точный пересказ сюжета за 5 минут

Он ищет смерти, но ему является мать-Венера: “Троя обречена, спасай отца и сына!” Отец Энея – дряхлый Анхис, сын – мальчик Асканий-Юл; с бессильным старцем на плечах, ведя бессильного ребенка за руку, Эней покидает рушащийся город.

С уцелевшими троянцами он скрывается на лесистой горе, в дальнем заливе строит корабли и покидает родину. Нужно плыть, но куда?

Начинаются шесть лет скитаний. Один берег не принимает их, на другом бушует чума. На морских перепутьях свирепствуют чудовища старых мифов – Скилла с Харибдой, хищные гарпии, одноглазые киклопы.

На суше – скорбные встречи: вот сочащийся кровью кустарник на могиле троянского царевича, вот вдова великого Гектора, исстрадавшаяся в плену, вот лучший троянский пророк томится на дальней чужбине, вот отставший воин самого Одиссея – брошенный своими, он прибивается к бывшим врагам.

Один оракул шлет Энея на Крит, другой в Италию, третий грозит голодом: “Будете грызть собственные столы!” – четвертый велит сойти в царство мертвых и там узнать о будущем. На последней стоянке, в Сицилии, умирает дряхлый Анхис; дальше – буря, карфагенский берег, и рассказу Энея конец.

За делами людей следят боги. Юнона и Венера не любят друг друга, но здесь они подают друг другу руки: Венера не хочет для сына дальнейших испытаний, Юнона не хочет, чтобы в Италии возвысился Рим, грозящий ее Карфагену, – пусть Эней останется в Африке! Начинается любовь Дидоны и Энея, двух изгнанников, самая человечная во всей античной поэзии.

Они соединяются в грозу, во время охоты, в горной пещере: молнии им вместо факелов, и стоны горных нимф вместо брачной песни. Это не к добру, потому что Энею писана иная судьба, и за этой судьбою следит Юпитер. Он посылает во сне к Энею Меркурия: “Не смей медлить, тебя ждет Италия, а потомков твоих ждет Рим!” Эней мучительно страдает.

“Боги велят – не своей тебя покидаю я волей!..” – говорит он Дидоне, но для любящей женщины это – пустые слова. Она молит: “Останься!”; потом: “Помедли!”; потом: “Побойся! если будет Рим и будет Карфаген, то будет и страшная война меж твоими и моими потомками!” Тщетно.

Она видит с дворцовой башни дальние паруса Энеевых кораблей, складывает во дворце погребальный костер и, взойдя на него, бросается на меч.

Ради неведомого будущего Эней покинул Трою, покинул Карфаген, но это еще не все. Его товарищи устали от скитаний; в Сицилии, пока Эней справляет поминальные игры на могиле Анхиса, их жены зажигают Энеевы корабли, чтобы остаться здесь и никуда не плыть. Четыре корабля погибают, уставшие остаются, на трех последних Эней достигает Италии.

Здесь, близ подножья Везувия, – вход в царство мертвых, здесь ждет Энея дряхлая пророчица Сивилла.

С волшебной золотою ветвью в руках сходит Эней под землю: как Одиссей спрашивал тень Тиресия о своем будущем, так Эней хочет спросить тень своего отца Анхиса о будущем своих потомков. Он переплывает Аидову реку Стикс, из-за которой людям нет возврата.

Он видит напоминание о Трое – тень друга, изувеченного греками. Он видит напоминание о Карфагене – тень Дидоны с раной в груди; он заговаривает: “Против воли я твой, царица, берег покинул!..” – но она молчит.

Слева от него – Тартар, там мучатся грешники: богоборцы, отцеубийцы, клятвопреступники, изменники. Справа от него – поля Блаженных, там ждет его отец Анхис. В середине – река забвенья Лета, и над нею вихрем кружатся души, которым суждено в ней очиститься и явиться на свет.

Среди этих-то душ Анхис указывает сыну на героев будущего Рима: и Ромула, основателя города, и Августа, его возродителя, и законодателей, и тираноборцев, и всех, кто утвердит власть Рима над всем миром.

Каждому народу – свой дар и долг: грекам – мысль и красота, римлянам – справедливость и порядок: “Одушевленную медь пусть выкуют лучше другие, Верю; пусть изведут живые из мрамора лики, Будут в судах говорить прекрасней, движения неба Циркулем определят, назовут восходящие…

звезды; Твой же, римлянин, долг – полновластно народами править! Вот искусства твои: предписывать миру законы, Ниспроверженных щадить и ниспровергать непокорных”.

Это – дальнее будущее, но на пути к нему – близкое будущее, и оно нелегкое. “Страдал ты на море – будешь страдать и на суше, – говорит Энею Сивилла, – ждет тебя новая война, новый Ахилл и новый брак – с чужеземкой; ты же, беде вопреки, не сдавайся и шествуй смелее!” Начинается вторая половина поэмы, за “Одиссеей” – “Илиада”.

В дне пути от Сивиллиных Аидовых мест – середина италийского берега, устье Тибра, область Лаций. Здесь живет старый мудрый царь Латин со своим народом – латинами; рядом – племя рутулов с молодым богатырем Турном, потомком греческих царей.

Сюда приплывает Эней; высадившись, усталые путники ужинают, выложив овощи на плоские лепешки. Съели овощи, съели лепешки. “Вот и столов не осталось!” – шутит Юл, сын Энея. “Мы у цели! – восклицает Эней. – Сбылось пророчество: “будете грызть собственные столы”. Мы не знали, куда плывем, – теперь знаем, куда приплыли”.

И он посылает послов к царю Латину просить мира, союза и руки его дочери Лавинии. Латин рад: лесные боги давно вещали ему, что дочь его выйдет за чужестранца и потомство их покорит весь мир.

Но богиня Юнона в ярости – враг ее, троянец, одержал верх над ее силой и вот-вот воздвигнет новую Трою: “Будь же война, будь общая кровь меж тестем и зятем! Если небесных богов не склоню – преисподних воздвигну!”

В Лации есть храм; когда мир – двери его заперты, когда война – раскрыты; толчком собственной руки распахивает Юнона железные двери войны. На охоте троянские охотники по ошибке затравили ручного царского оленя, теперь они латинам не гости, а враги.

Царь Латин в отчаянии слагает власть; молодой Турн, сам сватавшийся к царевне Лавинии, а теперь отвергнутый, собирает могучую рать против пришельцев: тут и исполин Мезенций, и неуязвимый Мессап, и амазонка Камилла.

Эней тоже ищет союзников: он плывет по Тибру туда, где на месте будущего Рима живет царь Евандр, вождь греческих поселенцев из Аркадии. На будущем форуме пасется скот, на будущем Капитолии растет терновник, в бедной хижине царь угощает гостя и дает ему в помощь четыреста бойцов во главе со своим сыном, юным Паллантом.

А тем временем мать Энея, Венера, сходит в кузницу своего мужа Вулкана, чтобы тот сковал ее сыну божественно прочные доспехи, как когда-то Ахиллу.

На щите Ахилла был изображен весь мир, на щите Энея – весь Рим: волчица с Ромулом и Ремом, похищение сабинянок, победа над галлами, преступный Катилина, доблестный Катон и, наконец, торжество Августа над Антонием и Клеопатрой, живо памятное читателям Вергилия. “Рад Эней на щите картинам, не зная событий, и поднимает плечом и славу, и судьбу потомков”.

Но пока Эней вдалеке, Турн с италийским войском подступает к его стану: “Как пала древняя Троя, так пусть падет и новая: за Энея – его судьба, а за меня – моя судьба!” Два друга-троянца, храбрецы и красавцы Нис и Евриал, идут на ночную вылазку сквозь вражеский стан, чтобы добраться до Энея и призвать его на помощь.

В безлунном мраке бесшумными ударами пролагают они себе путь среди спящих врагов и выходят на дорогу – но здесь на рассвете застигает их неприятельский разъезд. Евриал попадает в плен, Нис – один против трехсот – бросается ему на выручку, но гибнет, головы обоих вздеты на пики, и разъяренные италийцы идут на приступ.

Турн поджигает троянские укрепления, врывается в брешь, крушит врагов десятками, Юнона вдыхает в него силу, и только воля Юпитера кладет предел его успехам.

Боги взволнованы, Венера и Юнона винят друг друга в новой войне и заступаются за своих любимцев, но Юпитер мановением их останавливает: если война начата, “…пусть каждому выпадет доля Битвенных бед и удач: для всех одинаков Юпитер. Рок дорогу найдет”.

Тем временем наконец-то возвращаются Эней с Паллантом и его отрядом; юный Асканий-Юл, сын Энея, бросается из лагеря на вылазку ему навстречу; войска соединяются, закипает общий бой, грудь в грудь, нога к ноге, как когда-то под Троей.

Пылкий Паллант рвется вперед, совершает подвиг за подвигом, сходится, наконец, с непобедимым Турном – и падает от его копья. Турн срывает с него пояс и перевязь, а тело в доспехах благородно позволяет соратникам вынести из боя.

Эней бросается мстить, но Юнона спасает от него Турна; Эней сходится с лютым Мезенцием, ранит его, юный сын Мезенция Лавс заслоняет собою отца, – гибнут оба, и умирающий Мезенций просит похоронить их вместе. День кончается, два войска хоронят и оплакивают своих павших.

Но война продолжается, и по-прежнему первыми гибнут самые юные и цветущие: после Ниса и Евриала, после Палланта и Лавса приходит черед амазонки Камиллы. Выросшая в лесах, посвятившая себя охотнице Диане, с луком и секирою бьется она против наступающих троянцев и погибает, сраженная дротом.

Видя гибель своих бойцов, слыша скорбные рыдания старого Латина и юной Лавинии, чувствуя наступающий рок, Турн шлет гонца к Энею: “Отведи войска, и мы решим наш спор поединком”.

Если победит Турн – троянцы уходят искать новую землю, если Эней – троянцы основывают здесь свой город и живут в союзе с латинами. Поставлены алтари, принесены жертвы, произнесены клятвы, два строя войск стоят по две стороны поля. И опять, как в “Илиаде”, вдруг перемирие обрывается.

В небе является знамение: орел налетает на лебединую стаю, выхватывает из нее добычу, но белая стая обрушивается со всех сторон на орла, заставляет его бросить лебедя и обращает в бегство. “Это – наша победа над пришельцем!” – кричит латинский гадатель и мечет свое копье в троянский строй.

Войска бросаются друг на друга, начинается общая схватка, и Эней и Турн тщетно ищут друг друга в сражающихся толпах.

А с небес на них смотрит, страдая, Юнона, тоже чувствуя наступающий рок. Она обращается к Юпитеру с последней просьбой:

“Будь что будет по воле судьбы и твоей, – но не дай троянцам навязать Италии свое имя, язык и нрав! Пусть Лаций останется Лацием и латины латинами! Троя погибла – позволь, чтоб и имя Трои погибло!” И Юпитер ей отвечает: “Да будет так”. Из троянцев и латинов, из рутулов, этрусков и Евандровых аркадян явится новый народ и разнесет свою славу по всему миру.

Эней и Турн нашли друг друга: “сшиблись, щит со щитом, и эфир наполняется громом”. Юпитер стоит в небе и держит весы с жребиями двух героев на двух чашах. Турн ударяет мечом – меч ломается о щит, выкованный Вулканом. Эней ударяет копьем – копье пронзает Турну и щит и панцирь, он падает, раненный в бедро.

Подняв руку, он говорит: “Ты победил; царевна – твоя; не прошу пощады для себя, но если есть в тебе сердце – пожалей меня для моего отца: и у тебя ведь был Анхис!” Эней останавливается с поднятым мечом – но тут взгляд его падает на пояс и перевязь Турна, которые тот снял с убитого Палланта, недолгого Энеева друга.

“Нет, не уйдешь! Паллант тебе мстит!” – восклицает Эней и пронзает сердце противника; “и объятое холодом смертным Тело покинула жизнь и со стоном к теням отлетает”.

(Пока оценок нет)
Loading…

Источник: http://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-eneida-vergiliya/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector