Краткое содержание алданов чертов мост точный пересказ сюжета за 5 минут

Марк Алданов – Чертов мост

Краткое содержание Алданов Чертов мост точный пересказ сюжета за 5 минут

Историческая серия «Мыслитель», по первоначальному моему замыслу, должна была состоять из трех романов. Первый из них «Девятое Термидора» и заключительный «Святая Елена, маленький остров» появились в 1920—1923 гг.

Центральная же часть серии, охватывающая последний период Французской революции и царствование Павла I, разбита мною на две книги (вторая скоро последует за «Чертовым мостом»).

Они особенно тесно связаны между собой — мне очень досадно, что я не могу одновременно предложить вниманию читателей всю серию.

В чисто историческом отношении «Чертов мост» потребовал больших трудов, чем «Девятое Термидора» или «Святая Елена». Научная литература событий, затронутых в настоящей книге, количественно так же обширна, но качественно неизмеримо ниже.

В особенности не посчастливилось в этом отношении Неаполитанской революции: как нарочно, ею специально занимались главным образом бездарные или недобросовестные историки (есть, впрочем, несколько исключений). Свидетельства очевидцев той эпохи приходилось также принимать с большой осторожностью. Много неясностей заключает в себе и история суворовского похода.

[1] Специалисты заметят, что в исторической части романа не очень принят во внимание рассказ Грязева. Источник этот, по-моему, мало достоверен, несмотря на некоторую видимость правдоподобия, которую дают ему записка Венанкура и дневник полковника Вейротера (лишь сравнительно недавно опубликованный Гюффером и оставшийся неизвестным громадному большинству историков).

Подлинные донесения генерала Лекурба Массене, хранящиеся в архиве французского военного министерства, не оставляют сомнений в том, что Грязев очень многого не видел.

Позволю себе еще одно замечание.

Критики (особенно иностранные), даже весьма благосклонно принявшие мои романы, ставили мне в упрек то, что я преувеличиваю сходство событий конца 18-го века с нынешними (как курьез отмечу, что два критика указали, с кого именно из современных политических деятелей я писал Питта, Талейрана, Робеспьера и т. д.). По совести я не могу согласиться с этим упреком. Я не историк, однако извращением исторических фигур и событий нельзя заниматься и романисту. Питта я писал с Питта, Талейрана — с Талейрана и никаких аналогий не выдумывал. Эпоха, взятая в серии «Мыслитель», потому, вероятно, и интересна, что оттуда пошло почти все, занимающее людей нашего времени. Некоторые страницы исторического романа могут казаться отзвуком недавних событий. Но писатель не несет ответственности за повторения и длинноты истории.

Автор

St. Gothard Hospiz

Август 1925 года

Поручик Юлий Штааль вошел в кордегардию и расположился на дежурство. Отстегнул шпагу, хоть это не полагалось, и положил ее на табурет, потянулся, зевнул. Подошел к окну — за окном не было ничего интересного, поискал глазами зеркало — зеркала в кордегардии не имелось.

Уселся поудобнее в жесткое кресло с изодранной ситцевой обшивкой, из-под которой лезло что-то серое, грязное, и расстегнул мундир, подбитый не саржею, а полусукном: поручик был одет по моде; под мундиром носил жилет, шитый по канифасу разноцветными шелками; а рубашка на нем была английская шемиза в узенькую полоску, с тремя пуговицами.

Вынул из кармана тетрадки газет и начал читать с объявлений: «По Сергиевской под нумером 1617 продается серой попугай, который говорит по-русски и по-французски и хохочет, а также глазетовая с собольей опушкой епанечка за 170 рублей…» — Дорого… «В Бецковом доме отдаются покои для дворянства, с драгоценными мебелями, без клопов и протчих насекомых…» — Не требуется… То есть, пожалуй, и требуется, да не по карману… «Некоторой слепой желает определиться в господский дом для рассказывания давних былей и разных историй, с повестями и удивительными приключениями, спросить на Бугорке в доме купца Опарина…» — Бог с ним, с некоторым слепым… «Продажная за излишеством славная девка, 18 лет, знающая чесать волосы, равно и пятки, всему нужному обучена, шьет в тамбур и золотом и собою очень хороша, во уверение же отдается покупателю на три дни рассмотреть, о которой на Петербургской стороне близ Сытнаго Рынку, против Пискунова питейного дому, на углу спросить дворника Сендюкова…» Штааль задумался. Он, собственно, не собирался покупать девку, но довольно долго воображал, какова славная девка собою и не взять ли ее, в самом деле, на три дня рассмотреть, а там видно будет? На случай записал длинный адрес. Затем прочел об изобретателе, который за пять рублей делал из кошки танцмейстера и учил ее писать на четырех языках… «Фу, какой вздор!..»

Поручик бросил газету и развернул другую — немецкую, серьезную: «Berlinische Zeitung von Staats-und gelehrten Sachen».[2] Как человек образованный, он следил за политикой по иностранным ведомостям.

Полюбовался виньеткой — на ней были изображены два подпоясанных венками бородатых человека с дубинами, — что за люди? — пробежал отдел «Publicandum»[3] — очень уж мелкая печать, читать скучно, — просмотрел политические новости… Триполийский паша объявил войну императору, неаполитанскому королю и еще другим монархам… Генерал Буонапарте одержал над Вюрмсером новую викторию… Газета писала осторожно, но по всему видно было, что виктория настоящая — одних пленных 1100 человек и взято пять пушек. Генерал сурьезный. Штааль почувствовал досаду, читая о победе карманьольщиков; особенно было досадно, что генерал с трудной фамилией очень молод, всего на четыре года старше его, Штааля. Поручик было нахмурился, но ему не хотелось настраиваться дурно. Он опять подошел к окну: по улице проходил отряд солдат в походной амуниции. Солдаты шли не в ногу и нестройно; сзади на дрожках, называемых гитарой, ехал офицер, — дисциплина и форма в екатерининские времена соблюдались очень нестрого. Штааль подумал, что отряд, верно, идет на север; поговаривали о новой войне с Швецией. Ему захотелось, чтобы началась война, — уж очень надоело тянуть лямку, — но не со Швецией: кому это интересно? — а настоящая война, с французами, под начальством фельдмаршала Суворова. Только так и можно сделать карьеру.

Поручик зевнул, открыл окно, хотя ноябрь был довольно холодный; морщась и зажав рот, далеко высунулся набок, чтобы увидеть, не едет ли карета Баратаева. Кареты не было видно. По противоположной стороне улицы шла не то дама, не то женщина — он не мог издали разобрать.

Оказалась дама, но некрасивая, и Штааль почувствовал то наивное разочарование, которое в таких случаях испытывают мужчины.

Он закрыл окно, вздохнул, вернулся к своему креслу, затем лениво потянулся к полке над креслом, на которой от прежних дежурств остались пустые бутылки да еще лежало в беспорядке несколько книг — библиотека кордегардии, предназначавшаяся для развлечения дежурных офицеров.

Он стал просматривать книги одну за другой.

«Несчастные любовники, или Истинные приключения графа Коминжа, наполненные событий весьма жалостных и нежные сердца чрезвычайно трогающих»… «Новоявленный ведун, поведающий гадания духов; невинное упраженение во время скуки для людей, не хотящих лучшим заниматься»… «Путешествий Гулливеровых 4 части, содержащия в себе путешествие в Бродинягу, в Лапуту, в Бальнибары, в Глубдубриду, в Лугнагу, в Японию и в Гуингмскую страну»… Нет, решительно ему не хотелось читать. А ведь когда-то читал запоем.

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-history/71038-mark-aldanov-chertov-most.html

Алданов, Чертов мост. Краткое содержание и особенности романа

Россия еще со времен Империи славилась своими писателями и поэтами.

Непревзойденные произведения, ставшие классикой не только в нашей стране, но и во всем мире позволяют по праву гордиться нашим культурным наследием.

А неповторимость изложения мыслей помогает не только развиваться духовно, но и совершенствоваться в русском языке. Именно грамотная речь отличает образованного и мыслящего человека.

Наверное, поэтому, школьная программа, заботясь о нашем разностороннем развитии, включает в себя обязательное прочтение трудов русских гениев слова.

К ним можно отнести и произведение, автором которого стал русский публицист, мастер исторической прозы Алданов «Чертов мост».

Краткое содержание романа, которым так любят воспользоваться ученики, вряд ли передаст свойственную автору манеру захватывающего изложения событий и оригинальной подачи материала, обрамленного философскими рассуждениями на исторические темы. Однако обо всем по порядку.

Биографические сведения

Не секрет, что настоящим именем Алданова является Марк Ландау.

Родился он в 1886 году в Киеве, находившемся на тот момент в составе Российской империи. Получив разностороннее образование в сфере физико математических и юридических наук, Алданов начинает интересоваться историей.

Позднее, техническое образование и аналитический склад ума помогут ему превратить скучное историческое произведение, наполненное сухими фактами, в увлекательнейшее путешествие по минувшим событиям.

Чего только стоит роман, который написал Алданов, «Чертов мост»!

Творчество автора

Первый том своей работы «Толстой и Роллан» он издал лишь в 1915 году. Однако произведение не имело успеха, и впоследствии было переписано и выпущено под новым названием «Загадка Толстого».

Спустя два года успех все же приходит к автору, благодаря книге «Армагеддон». А еще позднее выходит тетралогия «Мыслитель». Включает в нее Алданов Марк «Чертов мост», «Девятое термидора», повесть «Святая Елена, маленький остров» и «Заговор». Рассказывает тетралогия о событиях, происходящих во времена правления Наполеона.

После этого деятельность Алданова не заканчивается, и он пишет еще 12 исторических произведений, один философский труд и две книги в области химии.

Влияние на творчество

Посвящение первой книги другому великому писателю Льву Толстому не случайно.

Марк Алданов не скрывал, что является его великим поклонником, несмотря на различия в видении некоторых философских аспектов. Наверное, поэтому в его собственных трудах можно проследить влияние Толстого и заимствование его манеры написания.

Например, в одном из романов, вошедших в тетралогию «Мыслитель», «Чертов мост» описание событий проходит через призму восприятия обыкновенного человека, не имеющего отношения ни к политике, ни к истории.

В этом просматривается очевидная параллель с романом Толстого «Война и мир».

Манера написания

Однако Алданов не забывает и о собственной манере написания.

Используя скептическую иронию и отталкиваясь от богатого исторического опыта, он описывает государственную деятельность, военные действия, нравственную сторону человечества, признавая волю случая в принятии важных решений.

Отправляя главного героя в самое сердце исторических событий, автор награждает себя возможностью рассказывать об истории, используя собственное восприятие.

Алданов, “Чертов мост”: краткое содержание

Не изменяет своей манере великий публицист и в этом произведении.

Читайте также:  Краткое содержание шварц первоклассница точный пересказ сюжета за 5 минут

Так, главной темой повествования является героический поступок Суворова, переправившего свою армию через Альпы.

Отправляя в центр происходящего молодого дворянина по имени Штааль, который становится невольным свидетелем истории, автор рассказывает о минувших событиях в оригинальном ключе.

Благодаря этому приему, читатель оказывается полностью погруженным в произошедшее и наделяется шансом подойти к сути исторического события максимально близко.

Прочитайте полностью роман, который написал Алданов, “Чертов мост”. Краткое содержание на фоне оригинального текста покажется скудной пародией, не передающей всех нюансов произведения.

Великий полководец, победитель множества сражений, Суворов оказывается впутанным в интриги австрийских штабистов. Теперь его цель – спасти собственную армию. Для этого Суворов вынужден вместе с ней пересечь Италию и попасть в Швейцарию.

Никто не верил в победу отважного полководца, а все его действия были обречены на провал. Однако Суворов не только успешно перевел армию, но и основал собственное государство – Швейцарскую федерацию.

Оттеняя его героический подвиг жизнью неаполитанского двора, Алданов рассказывает об их трусости и корысти, отражая эти качества в побеге при наступлении французских войск.

Заключение

Любое творение автора представляет собой шедевр, заслуживающий полного прочтения. Каждая строчка рассказанного наделена особым смыслом, повествуя о событиях, которые происходили задолго до нашего рождения, но так или иначе оказали влияние на нашу судьбу.

Прекрасной возможностью ознакомиться с эпохой 19 века станет прочтение романа, который написал Алданов, «Чертов мост». Краткое содержание буквально лишает его тонкостей, обрекая читателей на неведенье истории собственного государства.

Несомненно, это выбор каждого, но, освободив пару часов от менее важных дел, куда приятнее культурно обогатить свою жизнь прочтением того или иного качественного произведения.

Источник: https://autogear.ru/market/article.php?post=/article/240912/aldanov-chertov-most-kratkoe-soderjanie-i-osobennosti-romana

Вопросы и ответы к повести М. А. Алданова «Чертов мост»

  1. Составьте план главы I (четвертая часть), ко­торую можно озаглавить «Ночь перед боем».
    1. Ночь перед боем
    2. Генерал Жюбер накануне битвы при Нови.
    3. План сражения, разработанный Жюбером.

    4. Появление Суворова (Суварова, как говорили французы) на поле предстояще­го боя.
    5. Военный совет Жюбера перед сраже­нием.
    6. Мысли Жюбера о своей судьбе и предчувствие гибели.

  2. Какие приемы для подготовки своей армии к решительному бою использует французский главнокомандующий Жюбер?
  3. Во многом следуя практике Наполеона, Жюбер считал, что пышность необходи­ма для престижа.

    Он собирал солдат и произносил им речи, которые не все пони­мали, но всех вдохновляли. Известия о его бескорыстии также помогали настро­ить войска. Каждая, казалось бы, случай­ная деталь, привлекающая солдат к лич­ности полководца, настраивала войска, готовила их к предстоящему бою.

  4. Опишите сцену неожиданного появления Су­ворова перед французами. Как она воспринима­лась французскими и русскими солдатами?
  5. Вдруг, в то время как Жюбер наблюдал за полем предстоящего боя, чей-то удив­ленный голос сказал, что увидел Суварова (Суворова). Это удивило главнокомандую­щего. Он же заметил Суворова далеко впе­реди передовой цепи русских егерей.

    Об­щее смятение среди французов быстро за­менилось попыткой выстрелить и попасть в этого человека. В ход пошли и ружья, и пушки. Волнение французов никак не пе­редалось русским войскам.

    Сам Суворов оставался спокоен, а выстрелы так и не достигли цели.

  6. Какую роль играет пейзаж в описании ночи перед боем?
  7. Пейзаж в этой главе изображен как фон событий. Он даже самими участниками событий отчасти воспринимается как де­корация.

    Вот группа французских офице­ров остановилась, и они «думали о том, какую эффектную историческую картину представляет собою их блестящая конная группа, остановившаяся на чудесном хол­ме над вековым итальянским городком».

    И еще одна сцена — Жюбер стоит на бал­коне домика, расположенного на холме, и смотрит на поле предстоящего боя. Наблю­дения перемежаются размышлениями, ко­торые сменяются душевной усталостью.

  8. Расскажите о размышлениях Жюбера этой ночью. Можно ли назвать их внутренним моноло­гом героя?
  9. Размышления Жюбера в ночь перед бо­ем, конечно, внутренний монолог.

    В его рассуждения, воспоминания и сомнения все время вторгаются организующие эти мысли соображения стратега, планирую­щего предстоящее сражение.

    Так, внут­ренний монолог помогает представить ду­ховную жизнь полководца накануне важного сражения и его возможной гибели, предчувствие которой также содержится в его суждениях о предстоящем дне.

  10. Опишите главные заботы Суворова перед боем (четвертая часть, глава III).
  11. Суворов за день объехал все полки, не сходя с коня. Он останавливался перед каждым полком и разговаривал с солдата­ми. После десяти часов, проведенных в седле, он принимал донесения и беседовал с высшими офицерами, которых было по­чти двадцать человек.

    Затем он лег на сене в углу избы и за­снул на два часа. Проснувшись, он знал, что «ничего не делать больше нельзя», по­тому что это изменит создавшийся на­строй. Будучи уверен в завтрашней побе­де, он с симпатией подумал о своем про­тивнике Жюбере и решил написать письмо дочери.

    При этом в письме он со­чинял и стихи: «для стихов не требова­лось ни содержания, ни смысла». Напи­сал он и немецкие стихи для создания нужного настроя у господ австрийских ге­нералов.

    Затем он вынужден слушать со­веты австрийского генерала Бельгарда, который стремился перекроить диспози­цию на предстоящий бой.

    Ночь прошла в заботах. Последние сло­ва главы III: «Фельдмаршал подбежал к своей лошаденке и легко вскочил на казацкое седло. Прохор Дубасов, знавший, чего стоила старику эта легкость, неза­метно ему помог, целуя барина в руку и в колено и с трудом удерживаясь от ры­данья ».

  12. Охарактеризуйте денщика Суворова Прохо­ра Дубасова.
  13. Денщик Суворова Прохор Дубасов был простым и грубым человеком, для которо­го в поведении его господина не было сек­ретов и тайн. Но, зная все, понимая все мелкие слабости своего барина, грубя ему и еще более его посетителям, он точно знал цену этому старому человеку.

    Его преданность — преданность той высокой пробы, которая порождена не беспричин­ным обожанием, а точным знанием всех особенностей человека, его сильных и сла­бых сторон. Такой тип слуги любили и це­нили все поколения русских просвещен­ных людей, он воплощен и в литературе.

    Все помнят и любят Савельича, который был предан своему юному и не всегда ра­зумному хозяину Гриневу. Вам предстоит встретить и Фирса в пьесе «Вишневый сад» А. П. Чехова.

  14. Какие занятия находил себе Суворов в эту ночь? Почему он так старался занять себя?
  15. Проснувшись после двух часов сна, Су­воров точно знал, что нужно быть посто­янно занятым, чтобы не утерять созданно­го и нужного для руководства боем на­строя, и он заполняет четыре часа, остав­шиеся до рассвета, самыми разными дела­ми. Сначала он выбегает из палатки и смотрит, не ушли ли со своих позиций французы.

    Затем думает о Жюбере. Пере­брав в сознании все, что нужно было сде­лать, и убедившись, что ничто не упуще­но, он придумывает себе занятие на остав­шееся время. Сначала это было письмо до­чери, которое он написал, даже снабдив его стихами и очень старательно запеча­тав конверт сургучом.

    Затем вдруг решил написать по-немецки стихи в честь подчи­ненных ему австрийских генералов. При этом он слушает суждения австрийского генерала Бельгарда по поводу возможных изменений в диспозиции предстоящего боя, затем предлагает ему только что со­чиненные стихи.

    Так сложились послед­ние перед битвой под Нови часы дивного (так его часто называли в армии) полко­водца.

  16. Как изображена забота Суворова об очеред­ной награде? Почему рассказ о желании Суворова получить еще одну награду вызывает такое щемя­щее чувство?
  17. Заботы Суворова об очередной награде подчеркиваются автором во многих гла­вах. Фельдмаршал использует даже свою репутацию человека с чудачествами, что­бы намекнуть на очередную возможную награду: он поддергивает свои чулки, что­бы «подсказать» возможность вручения ему ордена подвязки. Едва ли это желание получать всевозможные награды было лишь причудой человека.

    Больше основа­ний думать, что наличие награды давало возможность более активно включаться в решение важных вопросов и государст­венных дел и было практически деловой необходимостью.

    Очевидно, именно по­этому неуклюжие попытки полководца обратить на себя внимание, чтобы увели­чить число наград, вызывают не раздра­жение и насмешку, а грустное и даже ще­мящее чувство жалости и сочувствия у читателя.

  18. Попробуйте охарактеризовать особеннос­ти характера Суворова.
  19. В повести Алданова характер Суворо­ва, человека и полководца, обрисован до­статочно полно. Перед нами талантливый военачальник и проницательный человек, который не только умеет быть и стратегом и тактиком, решая военные проблемы, но и с блеском преодолевает трудности, кото­рые перед ним ставит жизнь.

    В повести можно проследить за тем, как он активно использует свои недостатки и легенды о своем поведении для достижения военных и даже стратегических целей. Мы наблю­даем за тем, как он заботливо лелеет ле­генду о том, что ему не страшна пуля, вы­ходя далеко вперед за позиции своих войск.

    Очевидно, что он умел включить в реестр своих находок и использовать для тактических или стратегических реше­ний любой пустяк, любой случайно воз­никший эпизод.

    Так, не говоря о личной храбрости, да­же бесстрашии этого старого человека, мы видим их в практическом проявлении. Не называем же их как важнейшие качества потому, что они — не главное в характере Суворова.

    Талант полководца предполага­ет личное мужество и отвагу как одно из необходимых условий.

    А его достоинство — умение видеть целое, управлять движени­ем войск и событий, эти события предви­деть и соизмерять, оценивать их действия и последствия.

    Но мы не забудем и его своеобразное чувство юмора, и демократизм, и живой интерес к людям, и желание преодолевать собственные слабости.

  20. В главе IV (часть четвертая) описываются события после победы русской армии под Нови. Как оценивается эта победа и ее реальные резуль­таты?
  21. Победа русской армии под Нови при­несла освобождение Италии от французов и вознесла славу Суворова до чрезвычай­ных высот. Но реальные результаты побе­ды во многом зависели от политиков и властителей, которые так и не сумели вос­пользоваться достигнутой победой.

  22. В романе повествователь — вымышленное лицо Юлий Штааль. Как вы представляете его роль в повествовании?
  23. Повествователь Юлий Штааль — лицо вымышленное и в то же время очень важ­ное в повести. Именно от его имени ведет­ся повествование. Одновременно он и до­статочно активный участник событий и при этом детально изображенный харак­тер.

    Таким образом, рассказ ведется от лица рядового участника событий, до­вольно умного человека, характер и амби­ции которого также последовательно про­слеживаются в произведении.

    Это помога­ет и нам, читателям, видеть события на достаточно близком расстоянии, пони­мать их, почти соучаствовать в их сверше­нии.

  24. Опишите сменяющие друг друга сцены са­мого ответственного момента в победе на Черто­вом мосту: а) Суворов на пути к Чертовому мосту; б) описание событий сражения глазами Штааля; в) краткий финал.
  25. При ответе используем текст: Материал с сайта //iEssay.ru

    а) «Суворов всю дорогу ехал верхом впе­реди, в старом плаще, который в армии называли родительским. В самых ужас­ных местах фельдмаршал проезжал над пропастями так же хладнокровно, как проходили над ними тавернские мулы»;

    б) «Покатые зеленые горы… сменились страшной цепью голых отвесных непрохо­димых скал… Внизу стены, в том самом месте, где в нее упиралась дорога, чернело отверстие. «Дыра смерти!» — бледнея, сказал офицер рядом со Штаалем. Впере­ди ревел водопад… В эту минуту по лугу сзади, недалеко от того места, где нахо­дился Штааль, медленно выехал мелкой рысью казачий отряд…

    – Да ведь это безумие! Нельзя туда вор­ваться верхом, они головы разобьют о ска­лы! — сказал он…

    Рысь все ускорялась и перешла в га­лоп… Средневековые люди, стоя в стре­менах, согнувшись, слились с конями.

    Вдруг у первых трех казаков пики точно сами вырвались из бушметов, за ними шашки сверкнули в воздухе, галоп пере­шел в дикий карьер, и в ту же секунду раздался ужасный нечеловеческий визг… Центавры с воем неслись к Урнскому под­земелью… И тотчас, покрывая рев водо­пада, вой казаков, несшееся сзади «ура!», что-то со страшным треском прокатилось по ущелью. Эхо подхватило и понесло между гор звук картечи и быструю стре­котню ружейной пальбы.

    Штааль позже с трудом мог связать и объяснить свои воспоминания»;

    в) «Страшное ущелье вдруг осветилось. Отвесные скалы вспыхнули золотом… Су­воров вдруг остановился и вскрикнул: – Где проходит олень, там пройдем и мы!..

    Ледяной ветер выл в Чертовой долине».

  26. Какими средствами достигает автор яркости и драматизма описания решающего сражения — кульминации романа?
  27. События описывает рядовой их участ­ник — Штааль. Конечно, это не только описание событий, но и описание тех чувств, которые волновали этого свидете­ля и одновременно участника. Таким об­разом, автор помогает нам, читателям, приблизиться к их восприятию, делает и нас почти их соучастниками.

Читайте также:  Краткое содержание шаламов колымские рассказы точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/a/aldanov/kontrolnye-voprosy-s-vyborochnymi-otvetami/chertov-most/kontrolnye-voprosy-s-vyborochnymi-otvetami-k-povesti-m.-a.-aldanova-chertov-most

Вопросы и ответы к повести М. А. Алданова «Чертов мост»

Составьте план главы I (четвертая часть), которую можно озаглавить “Ночь перед боем”. Ночь перед боем Генерал Жюбер накануне битвы при Нови. План сражения, разработанный Жюбером.

Появление Суворова (Суварова, как говорили французы) на поле предстоящего боя. Военный совет Жюбера перед сражением. Мысли Жюбера о своей судьбе и предчувствие гибели.

Какие приемы для подготовки своей армии к решительному бою использует французский главнокомандующий Жюбер?

Во многом следуя практике Наполеона, Жюбер считал, что пышность необходима для престижа. Он собирал солдат и произносил им речи, которые не все понимали, но всех вдохновляли. Известия о его бескорыстии также помогали настроить войска. Каждая, казалось бы, случайная деталь, привлекающая солдат к личности полководца, настраивала войска, готовила их к предстоящему бою.

Опишите сцену неожиданного появления Суворова перед французами. Как она воспринималась французскими и русскими солдатами?

Вдруг, в то время как Жюбер наблюдал за полем предстоящего боя, чей-то удивленный голос сказал, что увидел Суварова (Суворова). Это удивило главнокомандующего. Он же заметил Суворова далеко впереди передовой цепи русских егерей.

Общее смятение среди французов быстро заменилось попыткой выстрелить и попасть в этого человека. В ход пошли и ружья, и пушки. Волнение французов никак не передалось русским войскам.

Сам Суворов оставался спокоен, а выстрелы так и не достигли цели.

Какую роль играет пейзаж в описании ночи перед боем?

Пейзаж в этой главе изображен как фон событий. Он даже самими участниками событий отчасти воспринимается как декорация.

Вот группа французских офицеров остановилась, и они “думали о том, какую эффектную историческую картину представляет собою их блестящая конная группа, остановившаяся на чудесном холме над вековым итальянским городком”.

И еще одна сцена – Жюбер стоит на балконе домика, расположенного на холме, и смотрит на поле предстоящего боя. Наблюдения перемежаются размышлениями, которые сменяются душевной усталостью.

Расскажите о размышлениях Жюбера этой ночью. Можно ли назвать их внутренним монологом героя?

Размышления Жюбера в ночь перед боем, конечно, внутренний монолог.

В его рассуждения, воспоминания и сомнения все время вторгаются организующие эти мысли соображения стратега, планирующего предстоящее сражение.

Так, внутренний монолог помогает представить духовную жизнь полководца накануне важного сражения и его возможной гибели, предчувствие которой также содержится в его суждениях о предстоящем дне.

Опишите главные заботы Суворова перед боем (четвертая часть, глава III).

Суворов за день объехал все полки, не сходя с коня. Он останавливался перед каждым полком и разговаривал с солдатами. После десяти часов, проведенных в седле, он принимал донесения и беседовал с высшими офицерами, которых было почти двадцать человек.

Затем он лег на сене в углу избы и заснул на два часа. Проснувшись, он знал, что “ничего не делать больше нельзя”, потому что это изменит создавшийся настрой. Будучи уверен в завтрашней победе, он с симпатией подумал о своем противнике Жюбере и решил написать письмо дочери.

При этом в письме он сочинял и стихи: “для стихов не требовалось ни содержания, ни смысла”. Написал он и немецкие стихи для создания нужного настроя у господ австрийских генералов.

Затем он вынужден слушать советы австрийского генерала Бельгарда, который стремился перекроить диспозицию на предстоящий бой.

Ночь прошла в заботах. Последние слова главы III: “Фельдмаршал подбежал к своей лошаденке и легко вскочил на казацкое седло. Прохор Дубасов, знавший, чего стоила старику эта легкость, незаметно ему помог, целуя барина в руку и в колено и с трудом удерживаясь от рыданья “.

Охарактеризуйте денщика Суворова Прохора Дубасова.

Денщик Суворова Прохор Дубасов был простым и грубым человеком, для которого в поведении его господина не было секретов и тайн. Но, зная все, понимая все мелкие слабости своего барина, грубя ему и еще более его посетителям, он точно знал цену этому старому человеку.

Его преданность – преданность той высокой пробы, которая порождена не беспричинным обожанием, а точным знанием всех особенностей человека, его сильных и слабых сторон. Такой тип слуги любили и ценили все поколения русских просвещенных людей, он воплощен и в литературе.

Все помнят и любят Савельича, который был предан своему юному и не всегда разумному хозяину Гриневу. Вам предстоит встретить и Фирса в пьесе “Вишневый сад” А. П. Чехова.

Какие занятия находил себе Суворов в эту ночь? Почему он так старался занять себя?

Проснувшись после двух часов сна, Суворов точно знал, что нужно быть постоянно занятым, чтобы не утерять созданного и нужного для руководства боем настроя, и он заполняет четыре часа, оставшиеся до рассвета, самыми разными делами. Сначала он выбегает из палатки и смотрит, не ушли ли со своих позиций французы.

Затем думает о Жюбере. Перебрав в сознании все, что нужно было сделать, и убедившись, что ничто не упущено, он придумывает себе занятие на оставшееся время. Сначала это было письмо дочери, которое он написал, даже снабдив его стихами и очень старательно запечатав конверт сургучом.

Затем вдруг решил написать по-немецки стихи в честь подчиненных ему австрийских генералов. При этом он слушает суждения австрийского генерала Бельгарда по поводу возможных изменений в диспозиции предстоящего боя, затем предлагает ему только что сочиненные стихи.

Так сложились последние перед битвой под Нови часы дивного (так его часто называли в армии) полководца.

Как изображена забота Суворова об очередной награде? Почему рассказ о желании Суворова получить еще одну награду вызывает такое щемящее чувство?

Заботы Суворова об очередной награде подчеркиваются автором во многих главах. Фельдмаршал использует даже свою репутацию человека с чудачествами, чтобы намекнуть на очередную возможную награду: он поддергивает свои чулки, чтобы “подсказать” возможность вручения ему ордена подвязки. Едва ли это желание получать всевозможные награды было лишь причудой человека.

Больше оснований думать, что наличие награды давало возможность более активно включаться в решение важных вопросов и государственных дел и было практически деловой необходимостью.

Очевидно, именно поэтому неуклюжие попытки полководца обратить на себя внимание, чтобы увеличить число наград, вызывают не раздражение и насмешку, а грустное и даже щемящее чувство жалости и сочувствия у читателя.

Попробуйте охарактеризовать особенности характера Суворова.

В повести Алданова характер Суворова, человека и полководца, обрисован достаточно полно. Перед нами талантливый военачальник и проницательный человек, который не только умеет быть и стратегом и тактиком, решая военные проблемы, но и с блеском преодолевает трудности, которые перед ним ставит жизнь.

В повести можно проследить за тем, как он активно использует свои недостатки и легенды о своем поведении для достижения военных и даже стратегических целей. Мы наблюдаем за тем, как он заботливо лелеет легенду о том, что ему не страшна пуля, выходя далеко вперед за позиции своих войск.

Очевидно, что он умел включить в реестр своих находок и использовать для тактических или стратегических решений любой пустяк, любой случайно возникший эпизод.

Так, не говоря о личной храбрости, даже бесстрашии этого старого человека, мы видим их в практическом проявлении. Не называем же их как важнейшие качества потому, что они – не главное в характере Суворова.

Талант полководца предполагает личное мужество и отвагу как одно из необходимых условий.

А его достоинство – умение видеть целое, управлять движением войск и событий, эти события предвидеть и соизмерять, оценивать их действия и последствия.

Но мы не забудем и его своеобразное чувство юмора, и демократизм, и живой интерес к людям, и желание преодолевать собственные слабости.

Читайте также:  Краткое содержание дойл пёстрая лента точный пересказ сюжета за 5 минут

В главе IV (часть четвертая) описываются события после победы русской армии под Нови. Как оценивается эта победа и ее реальные результаты?

Победа русской армии под Нови принесла освобождение Италии от французов и вознесла славу Суворова до чрезвычайных высот. Но реальные результаты победы во многом зависели от политиков и властителей, которые так и не сумели воспользоваться достигнутой победой.

В романе повествователь – вымышленное лицо Юлий Штааль. Как вы представляете его роль в повествовании?

Повествователь Юлий Штааль – лицо вымышленное и в то же время очень важное в повести. Именно от его имени ведется повествование. Одновременно он и достаточно активный участник событий и при этом детально изображенный характер.

Таким образом, рассказ ведется от лица рядового участника событий, довольно умного человека, характер и амбиции которого также последовательно прослеживаются в произведении.

Это помогает и нам, читателям, видеть события на достаточно близком расстоянии, понимать их, почти соучаствовать в их свершении.

Опишите сменяющие друг друга сцены самого ответственного момента в победе на Чертовом мосту: А) Суворов на пути к Чертовому мосту; Б) описание событий сражения глазами Штааля; В) краткий финал.

При ответе используем текст:

А) “Суворов всю дорогу ехал верхом впереди, в старом плаще, который в армии называли родительским. В самых ужасных местах фельдмаршал проезжал над пропастями так же хладнокровно, как проходили над ними тавернские мулы”;

Б) “Покатые зеленые горы… сменились страшной цепью голых отвесных непроходимых скал… Внизу стены, в том самом месте, где в нее упиралась дорога, чернело отверстие. “Дыра смерти!” – бледнея, сказал офицер рядом со Штаалем. Впереди ревел водопад… В эту минуту по лугу сзади, недалеко от того места, где находился Штааль, медленно выехал мелкой рысью казачий отряд…

– Да ведь это безумие! Нельзя туда ворваться верхом, они головы разобьют о скалы! – сказал он…

Рысь все ускорялась и перешла в галоп… Средневековые люди, стоя в стременах, согнувшись, слились с конями.

Вдруг у первых трех казаков пики точно сами вырвались из бушметов, за ними шашки сверкнули в воздухе, галоп перешел в дикий карьер, и в ту же секунду раздался ужасный нечеловеческий визг… Центавры с воем неслись к Урнскому подземелью… И тотчас, покрывая рев водопада, вой казаков, несшееся сзади “ура!”, что-то со страшным треском прокатилось по ущелью. Эхо подхватило и понесло между гор звук картечи и быструю стрекотню ружейной пальбы.

Штааль позже с трудом мог связать и объяснить свои воспоминания”;

В) “Страшное ущелье вдруг осветилось. Отвесные скалы вспыхнули золотом… Суворов вдруг остановился и вскрикнул: – Где проходит олень, там пройдем и мы!..

Ледяной ветер выл в Чертовой долине”.

Какими средствами достигает автор яркости и драматизма описания решающего сражения – кульминации романа?

События описывает рядовой их участник – Штааль. Конечно, это не только описание событий, но и описание тех чувств, которые волновали этого свидетеля и одновременно участника. Таким образом, автор помогает нам, читателям, приблизиться к их восприятию, делает и нас почти их соучастниками.

Источник: http://www.sochuroki.com/voprosy-i-otvety-k-povesti-m-a-aldanova-chertov-most/

Сочинение по произведениям Алданова

Иная, чем у названных выше писателей, концепция положена в основу исторических романов одного из самых известных в эмиг­рации художников — Марка Алданова.

Талантливый исследова­тель — химик и аналитик, знаток права и древней философии, по­лиглот и страстный любитель книги, он создал своеобразную фило­софию случая.

«Его тема — ирония судьбы, для него суета сует — лейтмотив всей истории человечества», — отмечал Г. Струве.

Писателю близки слова одного из его героев: «Исторический прогресс есть процесс случайный. В сущности, понятие прогрес­са мы все-таки выдумали…» Концентрированное изложение ал- дановской философии случая дано в одном из его последних произведений — «Ульмская ночь. Философия случая» (1953).

По мнению Алданова, установить какие-то законы истории невоз­можно, потому что в ней действуют «биллионы цепей причин­ности», а их сцепление — дело случая. Возможностей много, ре­ализуется же волею случая лишь одна, и таким образом случай становится способом превращения возможности в действитель­ность.

В этом алдановском подходе ясно видна полемика с его кумиром — Л.Н. Толстым, с толстовским представлением о пре­допределенности исторического процесса, с идеей провидения («Война и мир»).

Однако здесь же можно обнаружить и общность: по сути, это тот же фатализм, только Толстой склонялся перед провидением, а Алданов — перед «Его Величеством Случаем».

Однако господство в истории случая не означает, по Алда- нову, что у человека нет выбора. Напротив, в своей «борьбе со случаем» человек постоянно совершает выбор.

Свободно, толь­ко в соответствии со своей совестью и разумом, он определяет жизненные приоритеты, ставит перед собой цели, ищет пути их достижения. Поэтому для Алданова особое значение имеет духовно-нравственный потенциал личности.

Только личность значительная, состоявшаяся может «потягаться со случаем», использовать «счастливый случай против несчастливого случая» и сыграть тем самым роль в истории.

Противореча сам себе, Ал­данов утверждает, что история может подчиниться воле одно­го человека, при этом все будет определяться тем, какие идеа­лы исповедует человек, какие цели он ставит и как их собира­ется достигнуть. В соответствии с такой логикой Алданов рисует характеры героев — будь то реальные исторические персонажи или герои вымышленные.

В своих романах, охватывающих свыше двухсот лет отече­ственной и мировой истории, Алданов открыл не только рус­ским читателям, среди которых был чрезвычайно популярен, но и читателям иностранным Россию не «ностальгическую», а историческую.

Начинал же он как художник с небольшой пове­сти «Святая Елена, маленький остров» (1921), написанной к столетию со дня смерти Наполеона, что очень показательно для писателей зарубежья, нередко обращавшихся ко временам Ве­ликой французской революции и личности Наполеона для луч­шего понимания истории русской революции.

Здесь, в «Святой Елене…», появится образ, выражающий в аллегорической фор­ме алдановскую философию истории. Это установленная на крыше Собора Парижской Богоматери фигура дьявола с горба­тым носом, который смотрит, высунув язык, на все, что про­исходит внизу, — символ суетных страстей человеческих, сим­вол иронии судьбы.

Та же мысль о суете сует прозвучит и в фи­нальной сцене повести, где аббат читает у тела покойного императора книгу Екклезиаста: «Всему и всем — одно…»

«Святая Елена…» станет со временем завершающей частью тетралогии «Мыслитель» (романы «Девятое термидора» — 1923, «Чертов мост» — 1925, «Заговор» — 1927, «Святая Елена»…), но именно в этой повести сформулирована идея, символика всей серии исторических романов.

За «Мыслителем» последует три­логия о русской революции: «Ключ» (1929), «Бегство» (1930- 1931), «Пещера» (1934-1936). Обыгрывая метафорический смысл названий произведения, исследователь А.

Чернышев на­пишет о трилогии: «Это единственное в своем роде широкое полотно, взгляд с Запада на русскую революцию, на ее преды­сторию («Ключ»); на вынужденное бегство многих, на тщет­ность попыток найти пещеру — убежище, спрятаться от судьбы- кручины».

Особенностью трилогии, отличающей ее от всех дру­гих исторических произведений Алданова, является почти полное отсутствие здесь реальных исторических лиц, что А. Чер­нышев объясняет нежеланием художника вызвать споры о не­давнем прошлом, о том, достоверно ли автор изобразил извес­тных многим лично людей.

Но можно увидеть и другую причину малочисленности столь удающихся Алданову образов реальных исторических лиц: по его мнению, именно в отсутствии ярких личностей, которые могли бы противостоять надвигающейся катастрофе, воле Ленина, сумевшего убедить всех в необходи­мости революции, кроется причина того, что произошло с Россией в дальнейшем.

К вопросу об истоках революции Алданов вернется в рома­не «Истоки» (1950), который сам писатель и большинство кри­тиков назовут наиболее совершенным произведением автора.

В романе ярко раскрылись черты Алданова-художника: строй­ность композиции романа и особая роль в нем мастерски нари­сованных реальных исторических событий, занимательность (описание заговора и убийства Александра II), документальная точность и углубленный психологизм в создании образов деяте­лей эпохи, умение найти нетрадиционный подход к их изобра­жению. Вот один из примеров: лунной ночью в Эмсе галантный русский царь спешит на свидание, а затем следует описание, казалось бы, случайной встречи двух молодых людей, Желябова и Перовской… Используем тот же прием «игры с читателем», и который так любил Алданов: упомянув эти имена, сделаем ставку на читательскую эрудицию, которая позволит связать названные выше фамилии и увидеть, какую роль сыграет этот случай в русской истории.

Появятся в романе и традиционные для Алданова истори­ко-философские размышления, и психологизированные порт­реты вымышленных персонажей, с которыми будут связаны не только исторические, социальные, но и нравственные про­блемы, изображение нравственных исканий героев, их личной жизни, любви, искусства, тайны жизни и смерти.

Именно в этом произведении наиболее отчетливо выявляется толсто­вская традиция — и в следовании принципу изображения, вы­явления характеров людей на фоне перешедших в историю со­бытий, и в устремленности героев к безусловным нравствен­ным ценностям (Мамонтов напоминает толстовского Левина), и в описании смерти Дюммлера (перекличка с толстовской «Смертью Ивана Ильича»). Школа Толстого сказывается и в использовании конкретных приемов писательского мастер­ства — например, остранения, в том числе иронического. Но вместе с тем очевидны и различия, прежде всего в философии двух писателей, о чем писал в рецензии на роман «Истоки» редактор американского «Нового журнала» М. Карпович: «От­рицая историю, Толстой уходил от нее к двум вечным полю­сам: «высокому бесконечному небу»… и укорененной в земле родовой человеческой жизни (знаменитые «пеленки» в эпило­ге «Войны и мира»). Кажется, ни то, ни другое Алданова не утешает. Во-первых, он не может уйти от истории. Во-вторых, в нем нет следа толстовского руссоизма… Он гуманист, не ве­рящий в прогресс. И это придает его мироощущению трагичес­кий характер».

Некоторыми чертами своего мировоззрения и творчества — скептицизмом и пессимизмом, присутствием авторской иро­нии — М. Алданов словно бы перебрасывает мост от плеяды старших писателей первой волны эмиграции, к которым он был близок и по возрасту, и по литературным традициям и пристрастиям, — к младшему поколению, для которого назван­ные выше черты стали определяющими.

Источник: http://sochineniye.ru/sochinenie-po-proizvedeniyam-aldanova/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector