Краткое содержание батальоны просят огня бондарева точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание – Батальоны просят огня – Бондарев

Краткое содержание Батальоны просят огня Бондарева точный пересказ сюжета за 5 минут

Ю. Бондарев – повесть “Батальоны просят огня”. В по­вести “Батальоны просят огня” писатель показывает, какой нечеловеческой ценой досталась нам победа. В центре пове­ствования – судьба двух батальонов.

Два батальона под ко­мандованием майора Бульбанюка и капитана Максимова должны были форсировать Днепр, создать плацдарм в районе деревни Золотушино и в районе лесничества для последую­щего развития наступления дивизии. Батальонам был дан приказ завязать бой, затем подать сигнал дивизии – “просим огня”.

После чего дивизионная артиллерия должна была на­нести удар по противнику. Для поддержки же батальонов во время боя были выделены два орудия под командованием ка­питана Ермакова и батарея лейтенанта Жарова.

Однако в ходе боевых действий планы командования из­менились. Дивизии, которая должна была поддерживать ба­тальоны огнем, приказано сняться с боевых позиций, соеди­ниться с другой дивизией.

В результате командир дивизии полковник Иверзев отзывает все полки, оставляя батальоны без огневой поддержки, чем обрекает их на верную гибель. Батальоны подают сигнал о поддержке огнем, но она не при­ходит. Капитан Ермаков соединяется с батальоном Бульбанюка, получившего тяжелое ранение.

Вместе со старшим лей­тенантом Орловым Ермаков берет на себя командование ба­тальоном. Вскоре все понимают, что батальон обречен. Орлов

и часть бойцов погибают. Ермаков выводит из окружения сво­их людей, оставшихся в живых.

Во второй части повести мы видим ряд превосходно вы­писанных батальных сцен, перемежающихся с анализом ду­шевного состояния персонажей. “Я пытался из различных ощущений героев повести создать картину боя, – замечает автор. – Показать, как с разным настроением и в самый от­ветственный момент испытания мужества дрались и умирали люди”. И писатель смог достичь своей цели.

Вот Орлов отда­ет приказ пулеметчику чаще менять позицию, он кричит, го­лос его срывается, потом сам ложится за противотанковое ру­жье, трижды промахивается, возвращает солдата, пытающе­гося вылезти из окопов.

Вот из трофейного пулемета уничто­жает немецкую пехоту Жора Витьковский, на помощь остаткам батальона спешит молоденький лейтенант Ерошин, но погибает под авиабомбежкой.

Капитан Ермаков винит себя в гибели своих бойцов: “Я командовал батальоном – и остался один. Да разве это не смерть? Так зачем же я еще живу, когда все погибли?” Также Ермаков считает виноватым в гибели батальона полковника Иверзева, командира дивизии. И он обвиняет в гибели людей комдива.

Иверзев в романе думает о судьбе всей операции, Ермаков – о конкретных людях. Таким образом, Ю. Бонда­рев затрагивает в повести важнейшую социальную и нрав­ственную проблему – соотношение норм права и морали. И на этот вопрос у автора нет однозначного ответа.

Он как бы приглашает читателя к размышлению.

Оба этих образа (капитана Ермакова и комдива Иверзева) выписаны в повести крупным планом. Капитан Ермаков – мужественный человек, решительный, прямолинейный, прак­тически не склонный к рефлексии. Он бросает обвинение в лицо комдиву, не думая о последствиях. Так велит ему посту­пить совесть, понятие об офицерской чести. И он подвергает­ся аресту.

Потом его освобождают, представляют к награде. Однако и образ полковника Иверзева в повести достаточно сложен. На первый взгляд он кажется резким, жестким чело­веком. Это автор передает уже в самом портрете героя.

“Пол­ковник Иверзев, румяный, светловолосый, с синими холод­ными глазами, одетый в прекрасно сшитый стального цвета китель, твердо и жестко посмотрел на Бориса и сочным голо­сом сказал: Опаздываете, капитан Ермаков!.

Слушая комдива, Ермаков обратил внимание на его руку, сжатую в кулачок, и подумал, что “кулачок этот беспощадно силен, властолюбив, неподатлив…” Комдив Иверзев знает, что прав, поскольку разгадал замысел врага и сорвал его.

Но ког­да он остается наедине с собой, то это сознание собственной правоты не спасает его от мучительных дум, укоров совести. Проводив Гуляева и Ермакова, он, “бледный, словно обрюзг­ший сразу”, ходит по комнате, “сжимая за спиной дрожащие пальцы”. “Щемящая, почти физическая боль” не оставляет его.

Чувства, мысли Ермакова ему понятны. “За этим офице­ром стояла своя правда, правда ответственности за гибель батальона, за ним же, Иверзевым, стояла еще большая прав­да – ответственности за всю дивизию”.

В финале романа Иверзев поднимает солдат в атаку, получает ранение в руку, потом он просит представить к награде погибших и остав­шихся в живых бойцов, в том числе и капитана Ермакова.

Таким образом, в повести определился подход Ю. Бонда­рева к изображению человека на войне, восприятию ее изнут­ри: глазами, умом, сердцем бойца, стреляющего из автомата. Это человек, проходящий, по выражению автора, “проверку на человечность через испытание огнем”. Через это испыта­ние проходят все персонажи повести, война становится про­веркой нравственных качеств человека.

Глоссарий:

  • батальоны просят огня краткое содержание
  • батальоны просят огня краткое содержание по главам
  • батальоны просят огня сюжет

(Пока оценок нет)

Источник: http://ege-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-batalony-prosyat-ognya-bondarev/

Книгу Юрия Бондарева Батальоны просят огня скачать

Автор: Юрий Бондарев

Год издания книги: 1957

Повесть Бондарева «Батальоны просят огня» впервые была опубликована в 1957 году в журнале «Молодая гвардия». Сегодня работа писателя входит в топ-100 книг, которые рекомендованы школьникам для самостоятельного изучения. В 1985 году по мотивам произведения Юрия Бондарева «Батальоны просят огня» был снят одноименный телевизионный сериал.

Повести «Батальоны просят огня» краткое содержание

В повести Бондарева «Батальоны просят огня» краткое содержание рассказывает о событиях, которые происходили на фоне Второй мировой войны. Как и в книге Богомолова «Иван» сюжет развивается во время форсирования Днепра советскими войсками, которое происходило в 1943 году.

В центре событий находятся два батальона, которые были созданы для того, чтобы отвлекать внимание немецких захватчиков. Возглавлять их должны были майоры стрелкового полка Бульбанюк и Максимов.

Задача солдат заключалась в том, чтобы перейти через Днепр и закрепиться на плацдарме в небольшой деревне, которая находилась на юге от города Днепрова.

В книге Бондарева «Батальоны просят огня» читать можем о том, что после того, как батальоны закрепились на плацдарме, они должны были вступить в бой с немцами, отвлекая таким образом захватчиков. Им должна была помогать артиллерия, которая все это время находилась на другом берегу Днепра в засаде.

Батальоны должны были подать сигнал: «Просим огня!» как только значительные силы противника приблизятся к ним. В результате операции полковник Иверзев изначально планировал занять плацдарм и подобраться поближе к Днепрову.

Поскольку на данном участке фронта было слишком мало орудий, командование приняло решение выделить батальонам дополнительное снаряжение, за которое отвечал лейтенант Ерошин.

Если повести Бондарева «Батальоны просят огня» читать краткое содержание, то узнаем, что, переправившись через Днепр, солдаты приготовились к операции. Тогда они еще не знали о том, что командование уже изменило план.

Иверзев приказал дивизии на юге от Днепрова оставить свои позиции и направляться на север от города. Там им предстояло найти разбитый полк, соединившись с которым, они бы ударили по немцам с севера. Полковник осознает, что из-за его приказа два батальона остаются без поддержки.

Однако он понимает также и то, что в целях успеха всей операции порой приходится жертвовать жизнями отдельных людей.

На фоне всех этих событий в произведении Бондарева «Батальоны просят огня» сюжет разворачивается и на любовном фронте.

Переправляясь через Днепр, молодая девушка Шурочка понимает, что ее внимания добиваются сразу двое военных – старший лейтенант Кондратьев и капитан Ермаков.

Она не скрывает, что ухаживания ей приятны, но связывать себя отношениями с военными в такое неспокойное время боится.

Тем временем батальоны Бульбанюка и Максимова, не имея возможности отступить, планируют атаковать немцев. Вступив в бой, они подают сигнал «Просим огня!», но на их призыв никто не отвечает.

На другом берегу осталось только два артиллерийских орудия, которые принадлежат батальону Кондратьева. Он хочет помочь батальонам, но теряет с ними связь.

В результате, не имея координат цели, он опасается открывать огонь.

В повести Юрия Бондарева «Батальоны просят огня» краткое содержание рассказывает о том, что капитан Ермаков, понимая, что батальоны остались без поддержки дивизии, не может находится вдали от сослуживцев. Он берет с собой несколько артиллеристов и отправляется к батальону Бульбанюка.

Там Ермаков обнаруживает, что командир тяжело ранен, и решает сам взять на себя командование солдатами. Капитан отправляет своего подчиненного Жору пройтись по всем траншеям с оповещением о том, что поддержка дивизии уже на подходе.

Ермаков осознает, что эта ложь – последняя возможность хоть немного оживить дух батальона.

Немцы тем временем полностью окружают солдат и стягивают значительные силы. Вместе с несколькими людьми Ермакову удается вырваться из окружения и добраться к Днепру. Бульбанюк, оглядываясь по сторонам, понимает, что все его солдаты обречены на верную погибель. Не выдержав боли от тяжелого ранения, майор совершает самоубийство.

Тем временем Кондратьев, который дожидался приказа Гуляева, решает все-таки попробовать отстреляться по старым координатам. Это позволяет солдатам Максимова сдержать натиск противника. Но своим огнем артиллеристы полностью выдают себя. В результате ответным огнем немецкой артиллерии полностью уничтожаются орудия и большинство личного состава Кондратьева.

В книге Юрия Бондарева «Батальоны просят огня» читать можем о том, что Ермаков вместе с четырьмя солдатами смог вырвать из окружения. Вернувшись с проваленной операции, он обрушается с критикой на Иверзева за то, что тот не ценит человеческие жизни. Поведение капитана нарушает все рамки, и его тут же арестовывают.

Но Иверзева так же мучает совесть, ведь несмотря на успех операции, вина за гибель солдат двух батальонов довлеет над ним. В результате он не только отпускает Ермакова, но и вручает ему орден за мужество. На берегу Днепра Ермаков встречает Шурочку, с которой переправляется через реку по вновь смонтированному мосту.

Книга «Батальоны просят огня» на сайте Топ книг

Повесть Юрия Бондарева «Батальоны просят огня» читать настолько популярно, что она заняла высокое место среди лучших книг о войне. И учитывая стабильно высокий интерес к произведению, оно еще не раз попадет на страницы нашего сайта.
 

Читайте также:  Краткое содержание пикуль честь имею точный пересказ сюжета за 5 минут

Батальоны просят огня         

Источник: http://top-knig.ru/batalony-prosyat-ognya/

Читать

Бомбежка длилась минут сорок. В черном до зенита небе, неуклюже выстраиваясь, с тугим гулом уходили немецкие самолеты. Они шли низко над лесами на запад, в сторону мутно-красного шара солнца, которое пульсировало в клубящейся мгле.

Все горело, рвалось, трещало на путях, и там, где еще недавно стояла за пакгаузом старая закопченная водокачка, теперь среди рельсов дымилась гора обугленных кирпичей; клочья горячего пепла опадали в нагретом воздухе.

Полковник Гуляев, морщась от звона в ушах, осторожно потер обожженную шею, потом вылез на край канавы и сипло крикнул:

– Жорка! А ну где ты там? Быстро ко мне!

Жорка Витьковский, шофер и адъютант Гуляева, гибкой независимой походкой вышел из пристанционного садика, грызя яблоко. Его мальчишеское наглое лицо было спокойно, немецкий автомат небрежно перекинут через плечо, из широких голенищ в разные стороны торчали запасные пенальные магазины.

Он опустился возле Гуляева на корточки, с аппетитным треском разгрызая яблоко, весело улыбнулся пухлыми губами.

– Вот бродяги! – сказал он, взглянув в мутное небо, и добавил невинно: – Съешьте антоновку, товарищ полковник, не обедали ведь…

Это легкомысленное спокойствие мальчишки, вид пылающих вагонов, боль в обожженной шее и это яблоко в руке Жорки внезапно вызвали в Гуляеве злое раздражение.

– Воспользовался уже? Трофеев набрал? – Полковник оттолкнул руку адъютанта и хмуро встал, отряхивая пепел с погон. – А ну разыщи коменданта станции! Где он, черт бы его!..

Жорка вздохнул и, придерживая автомат, не спеша двинулся вдоль станционного забора.

– Бегом! – крикнул полковник.

То, что горело сейчас на этой приднепровской станции, лопалось, взрывалось и малиновыми молниями вылетало из вагонов, и то, что было покрыто на платформах тлеющими чехлами, – все это значилось словно бы собственностью Гуляева, все это прибыло в армию и должно было поступить в дивизию, в его полк, и поддерживать в готовящемся прорыве. Все гибло, пропадало в огне, обугливалось, стреляло без цели после более чем получасовой бомбежки.

«Бестолочь, глупцы! – гневно думал Гуляев о коменданте станции и начальнике тыла дивизии, грузно шагая по битому стеклу к вокзалу.

 – Под суд сукиных сынов мало! Обоих!» На станции уже стали появляться люди: навстречу бежали солдаты с потными лицами, танкисты в запорошенных пылью шлемах, в грязных комбинезонах.

Все подавленно озирали дымный горизонт, и щуплый низенький танкист-лейтенант, ненужно хватаясь за кобуру, метался меж ними по платформе, орал срывающимся голосом:

– Тащи бревна! К танкам! К танкам!..

И, наткнувшись растерянным взглядом на Гуляева, только покривился тонким ртом.

Впереди, метрах в пятидесяти от перрона, под прикрытием каменных стен чудом уцелевшего вокзала, стояла группа офицеров, доносились приглушенные голоса.

В середине этой толпы на голову выделялся высоким ростом командир дивизии Иверзев, молодой, румяный полковник, в распахнутом стального цвета плаще, с новыми полевыми погонами.

Одна щека его была краснее другой, синие глаза источали холодное презрение и злость.

– Вы погубили все! Па-адлец! Вы понимаете, что вы наделали? В-вы!.. Пон-нимаете?..

Он коротко, неловко поднял руку, и стоявший возле человек, как бы в ожидании удара, невольно вскинул кверху голову – полковник Гуляев увидел белое, дрожавшее дряблыми складками лицо пожилого майора, начальника тыла дивизии, его опухшие от бессонной ночи веки, седые взлохмаченные волосы.

Бросились в глаза неопрятный, мешковатый китель, висевший на округлых плечах, нечистый подворотничок, грязь, прилипшая к помятому майорскому погону; запасник, по-видимому работавший до войны хозяйственником, «папаша и дачник»… Втянув голову в плечи, начальник тыла дивизии тупо смотрел Иверзеву в грудь.

– Почему не разгрузили эшелон? Вы понимаете, что вы наделали? Чем дивизия будет стрелять по немцам? Почему не разгрузили?..

– Товарищ полковник… Я не успел…

– Ма-алчите! Немцы успели!

Иверзев шагнул к майору, и тот снова вскинул мягкий подбородок, уголки губ его мелко задергались, в бессилии он плакал; офицеры, стоявшие рядом, отводили глаза.

В ближних вагонах рвались снаряды; один, видимо бронебойный, жестко фырча, врезался в каменную боковую стену вокзала. Посыпалась штукатурка, кусками полетела к ногам офицеров. Но никто не двинулся с места, лишь глядели на Иверзева: плотный румянец залил его другую щеку.

– Под суд! – низким голосом выговорил Иверзев. – Я отдам вас под суд! Полковник Гуляев, подойдите ко мне!

Гуляев, оправляя китель, подошел с готовностью; но этот несдержанный гнев командира дивизии, это усталое, измученное лицо начальника тыла сейчас уже неприятно было видеть ему. Он недовольно нахмурился, косясь на пылающие вагоны, проговорил глухим голосом:

– Пока мы не потеряли все, товарищ полковник, необходимо расцепить и рассредоточить вагоны. Где же вы были, любезный? – невольно поддаваясь презрительному тону Иверзева, обратился Гуляев к начальнику тыла дивизии, оглядывая его с тем болезненно-сострадательным выражением, с каким глядят на мучимое животное.

Майор, безучастно опустив голову, молчал; седые слипшиеся волосы его топорщились на висках неопрятными косичками.

– Действуйте! Дей-ствуй-те! В-вы, растяпа тыла! – крикнул Иверзев с бешенством. – Марш! Товарищи офицеры, всем за работу! Полковник Гуляев, разгрузка боеприпасов под вашу ответственность!

– Слушаюсь, – ответил Гуляев.

Иверзев понимал, что это глуховатое «слушаюсь» еще ничего не решает, и, едва сдерживая себя, перевел внимание на коменданта станции – сухощавого, узкоплечего подполковника, замкнуто курившего у ограды вокзала, – и добавил тише:

– А вы, товарищ подполковник, ответите перед командующим армией за все сразу!..

Подполковник не ответил, и, не ожидая ответа, Иверзев повернулся – офицеры расступились перед ним – и крупными шагами пошел к «виллису» в сопровождении молоденького, тоже как бы рассерженного адъютанта, щеголевато затянутого в новые ремни.

«Уедет в дивизию», – подумал Гуляев без осуждения, но с некоторой неприязнью, потому что по опыту своей долгой службы в армии хорошо знал, что в любых обстоятельствах высшее начальство вольно возлагать ответственность на подчиненных офицеров. Он знал это и по самому себе и поэтому не осуждал Иверзева. Неприязнь же объяснялась главным образом тем, что Иверзев назначил ответственным именно его, безотказного работягу фронта, как он иногда называл себя, а не кого другого.

– Товарищи офицеры, прошу ко мне!

Гуляев лишь сейчас близко увидел коменданта станции; меловая бледность его лица, вздрагивающие худые пальцы, державшие сигарету, позволяли догадаться, что этот человек сейчас пережил. «Отдадут под суд. И за дело», – подумал Гуляев и сухо кивнул подполковнику, встретив его ищущий взгляд.

– Ну, будем действовать, комендант!

Когда несколько минут спустя комендант станции и Гуляев отдали распоряжение офицерам и к горящим составам, зашипев паром, подкатил маневровый паровозик с перепуганно высунувшимся машинистом, а тяжелые танки стали, глухо ревя, сползать с тлеющих платформ, к полковнику, кашляя, задыхаясь, моргая слезящимися глазами, подбежал начальник тыла дивизии, затряс седой головой.

– Боеприпасы одним паровозом мы не спасем! Погубим паровоз, людей, товарищ полковник!..

– Эх, братец вы мой, – досадливо сказал Гуляев. – Разве вам в армии служить? Где ж вы фуражку-то потеряли?

Майор скорбно улыбнулся.

– Я постараюсь… Я все, что смогу… – заговорил майор умоляюще. – Комендант сообщил: прибыл эшелон. Из Зайцева. Стоит за семафором. Я сейчас за паровозом. Разрешите?

– Мигом! – скомандовал Гуляев. – Одна нога здесь… И, ради Бога, не козыряйте. Как корягу, руку подносите, черт бы вас драл! И без фуражки!..

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=54029&p=1

Нравственный выбор героев в повести Ю. Бондарева «Батальоны просят огня»

Сочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Нравственный выбор героев в повести Ю. Бондарева «Батальоны просят огня»!!! =>>>

Писателей можно по праву назвать поверенными Истории, хранителями памяти человеческой.

В своих произведениях каждый по-своему сумел передать те «мгновения» войны, те глубинные процессы, происходящие в сознании людей, которые и определяют, способен ли человек остаться человеком в бесчеловечных обстоятельствах.

Отдавая дань прошлому, памяти тех, «кто уже никогда не придет», и тем, кто остался жив в этой схватке с фашизмом, писатели посвящают свои произведения: романы, повести, рассказы, стихи. К. Симонов «Живые и мертвые»; В. Гроссман «За правое дело», «Жизнь и судьба»; В. Некрасов «В окопах Сталинграда»; Б.

Васильев «В списках не значился»; К. Воробьев «Крик», «Убиты под Москвой»; Ю. Бондарев «Горячий снег», «Батальоны просят огня».

Юрий Бондарев в одной из первых своих «военных» повестей — «Батальоны просят огня» — поставил проблемы ответственности за судьбу человека на войне. Основной конфликт этой повести связан с приказом командования: нескольким батальонам форсировать Днепр на одном из участков. В армии приказы обсуждению не подлежат, их следует в точности выполнять.

Так и поступили батальоны Бульбунюка и Максимова. Но быстро изменившаяся обстановка внесла в планы командования коррективы. Первоначальный приказ уже по ходу операции пришлось отменить. Только двум батальонам это было неизвестно — они уже вступили в бой.

Цена неожиданным коррективам оказалась самая страшная — один из батальонов, сковав значительную часть немецких сил, лишился обещанной огневой поддержки и был обречен.

Как оценить эту непростую ситуацию? Можно ли ее оправдать? Герои Бондарева по-разному отвечают на эти вопросы. Капитан Ермаков судит трагический для его однополчан исход самым беспощадным образом. Прежде всего он винит себя.

Ему мучительно больно оттого, что почти весь батальон, с которым он вместе уходил выполнять приказ и командование которым взял на себя в самые роковые минуты, пал, а сам он остался жив. Ермаков чувствует свою ответственность за погибших людей.

Пробираясь после последнего боя из окружения, Ермаков думает: «Я командовал батальоном — и остался один. Так разве это не смерть? Так зачем я еще живу, когда все погибли? Я один?..» Нравственный максимализм Ермаков перенял от своих погибших товарищей.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов шиллера за 2 минуты

Он вспомнил вспыльчивого и несдержанного начальника штаба батальона Орлова, который никому не прощал на фронте одну вещь: «…на чужой крови, на святом, брат, местечко делать!» Ему близки оказались те нравственные законы, которые в любой обстановке исповедовал совсем юный лейтенант Ерошин.

Для этого человека невозможно было даже принять какую-либо вещь убитого противника. Не потому, что хотелось остаться чистеньким. На войне так не бывает.

Ерошину хотелось сохранить чистой свою душу До боя Ермаков не понимал Ерошина: «…раздражали его неопытность, наивная, неуклюжая молодость, его неумение понимать все с первого слова».

Это уже после трагической для батальона развязки Ермаков понял, что перевешивало все «грехи» Ерошина — романтическое отношение к войне, вера в справедливость, непоказное уважение к солдату и самое главное — чувство долга.

Даже раненный, Ерошин думал не столько о себе и своих болях — прежде всего о предстоящем бое, который оказался для него последним: «Боже мой, орудие не замаскировано…» Вот почему Ермаков, выбираясь из окружения, не радовался своему спасению. Он думал о погибших товарищах: «Память его, не угасая даже в мгновении забытья, была дана ему как в наказание».

Отсюда суровость оценок Ермакова по отношению к командованию. В неожиданной корректировке приказов он увидел слабость своих командиров, которые, решая стратегические задачи, позволили поставить под удар два батальона.

Командование думало о судьбе операции, Ермаков — о конкретных людях. В этом кроется одно из самых сложных противоречий войны. По-другому оценивает себя командир дивизии Иверзев.

Оказавшись перед выбором, куда направить огонь артиллеристов — в поддержку двух батальонов или всей дивизии, которая выполняла уже новую задачу, он после недолгих раздумий остановился на последнем: «Этого требовали сложившиеся обстоятельства». Угрызения совести Иверзева не мучили.

Войну он понимал как трудную работу, где потери неизбежны. Неизбежная гибель двух батальонов, оставшихся без огневой поддержки, ему не представлялась трагедией большого масштаба.

Здесь Бондарев вышел на самую сложную проблему, которая в последних его книгах приобрела центральное звучание, — это соотношение норм права и морали. По военным законам Иверзева вряд ли можно осуждать. И Ермаков, бросивший комдиву тяжкие обвинения, с точки зрения устава совершенно справедливо оказался подвергнутым аресту. Но как быть с нравственной точкой зрения?

Этого вопроса не удалось избежать Иверзеву. Своим дерзким поступком Ермаков заставил его задуматься о судьбах конкретных людей. В душе появились сомнения.

Не случайно во время решающего боя, от которого зависел успех всей операции, командир дивизии лично поднял в атаку залегших от плотного немецкого огня бойцов, хотя необходимости личного участия Иверзева в боевых действиях не было. Не дело комдива ходить в атаку.

В бой его повело чувство вины. Иверзеву думалось, что успех дивизии при взятии города загладит его вину в гибели двух батальонов. Повесть Ю.

Бондарева «Батальоны просят огня» — это яркая, запечатленная предельно точно картина войны и множество состояний юной души, воспринимающей и оценивающей эту войну, человека в ней. И те обстоятельства, в которых оказываются герои повести, обнажают их духовную сущность, заставляют делать свой нравственный выбор.

Сочинение опубликовано: 28.10.2015 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Нравственный выбор героев в повести Ю. Бондарева «Батальоны просят огня»

Источник: http://www.getsoch.net/nravstvennyj-vybor-geroev-v-povesti-yu-bondareva-batalony-prosyat-ognya/

“Батальоны просят огня”: краткое содержание повести. Анализ произведения Юрия Бондарева “Батальоны просят огня”

В этой статье мы рассмотрим произведение “Батальоны просят огня”. Краткое содержание его, а также анализ будут представлены ниже. Бондарев Юрий Васильевич создал повесть о подвиге и доблести русского солдата, о суровых буднях войны, а также о любви каждого к Родине. Написано было произведение “Батальоны просят огня”, краткое содержание и анализ которого нас интересуют, в 1957 году.

Оружие не удается спасти

Минут сорок длилась бомбежка. Все трещало, рвалось и горело на путях. Гуляев, полковник, посылает Жорку Битьковского, своего шофера, найти коменданта станции. Не мог начальник тыла объяснить Иверзеву, командиру дивизии, почему не удалось вовремя разгрузить вагоны.

А ведь в них находилось оружие. Иверзев посылает в бешенстве офицеров разгружать уцелевшее от огня. Начальника тыла Гуляев отправляет за паровозом для того, чтобы расцепить вагоны. Борис Ермаков, капитан, появляется во время этой суматохи. Он сюда попал из госпиталя.

Ермаков и Гуляев

Гуляев ему говорит о том, что батарея Ермакова ночью форсировала под руководством Кондратьева Днепр. Ермаков выбор руководителя одобряет. “Виллис” с Ермаковым и Гуляевым обогнул колонну машин.

По понтонному мосту переправлялись танки. Огнем обрушилось небо на них. Послышались из глубины леса запоздалые выстрелы по самолетам зенитных орудий. Вновь “Виллис” понесся по дороге к Днепру.

Глупой, случайной смерти боялся Ермаков.

Она ему казалась унизительной. Не отпустил его в батарею Гуляев, забрав в свое “хозяйство”. Над рекой летали трассирующие пули. Играли по правой стороне шестиствольные минометы. Было холодно, сыро, ветрено осенней ночью.

Отношения Шурочки с Кондратьевым и Ермаковым

Под брезентом в 150 метрах от берега тлел костерок в воронке от бомбы. Несколько артиллеристов лежали возле него. Присоединяется к ним Бобков, которого сержант Кравчук ругает за то, что тот покинул пост. Однако заменил его Кондратьев, старший лейтенант, который сидит на снарядах с Шурочкой, по словам Бобкова. Искать старшину Кондратьев посылает Скляра для того, чтобы доставить кухню.

Сам же Кондратьев сидит в мокрой шинели. Шурочка льнет к лейтенанту, за что он ее осуждал, поскольку знал об отношениях этой девушки с капитаном Ермаковым. Сомневается Кондратьев в том, что им удастся нынче ночью переправиться. За два часа у саперов “выкосило” восемь человек. Он отправился для того, чтобы узнать, как обстоят дела с паромом. Там еще десять человек просит у него саперный капитан.

Ермаков около костра узнает от Кондратьева, что фактически нет его батареи. Сначала капитан отказывает, после чего к саперам посылает старшину Цыгичко, а также пять ездовых.

Сам же он отправляется на прогулку с Шурочкой, спрашивая ее, не разлюбила ли она его. Она же уверена, что Ермаков относится к ней, как к любой женщине. Тут Жорка забирает капитана: его вызывают в штаб дивизии.

Для ребят Скляру дают мешок галет, которые были найдены в немецкой машине.

Когда полковник Гуляев заканчивал допрос пленных, Ермаков присоединился к ним. Узнали от одного из немцев, что вглубь на несколько километров растянулась в несколько эшелонов оборона.

Артиллерия и танки закрыли путь к Днепру. Приказ немецкой армии – ни шагу назад. Немцы отступали до реки – это был тактический ход. Пленные уверены, что Днепр будет переломом войны.

Гуляев и Ермаков после допроса направляются в штаб дивизии.

Решение Иверзева, командира дивизии

Иверзев, командир дивизии, был по сравнению с генералом Остроуховым, прошлым командиром, более торопливым, жестоким. Следующую задачу, которую он ставит всем, описывает Юрий Бондарев (“Батальоны просят огня”). К 5 часам утра два батальона 85-го полка сосредоточиваются в районе лесничества (батальон Максимова) и деревни Золотушкино (Бульбанюка).

На подмогу Бульбанюку направляются два орудия, командует которыми капитан Ермаков. Максимову помогает батарея лейтенанта Жарова. Цель батальонов – отвлечь внимание немцев на себя, удерживая в селах плацдармы. В этот момент дивизия нанесет удар для того, чтобы занять южнее Днепрова, на правобережье, широкий плацдарм.

Следует просигнализировать батальонам: “Дайте огня” (отсюда и название произведения – “Батальоны просят огня”).

Краткое содержание составляют следующие дальнейшие события. Переданная Гуляеву Борису Ермаковым записка привлекает внимание Иверзева. В ней говорится о том, что у Бориса на острове двух орудий нет (два из четырех находятся на плацдарме, два других – на переправе – разбиты). Алексеев говорит Ермакову о том, что под его распоряжение отдается два орудия вместе с расчетами.

Подготовка к переправе через Днепр

Борис направляет Жорку для того, чтобы тот отправил в Золотушино людей, а сам прибыл в артполк. Здесь он берет орудия, однако не хочет брать лейтенанта Прошина. Но тот отправился со своим взводом: капитан погнал его рысью.

Ермаков заходит в штаб батальона, где мучился с зубами Орлов. Майор Бульбанюк присоединился к ним. Он сказал о том, что ночью решено форсировать Днепр, а днем не следует показываться никому на берегу.

Ермаков, проверив боевую готовность людей, дал отбой.

План Иверзева

Итак, был отдан приказ батальонам Бальбанюка и Максимова создать видимость того, что советские войска наступают к югу от Днепрова.

Пока сражение шло в этом направлении, главные силы командование стягивало севернее для того, чтобы нанести по фашистским укреплениям решающий удар. Дивизионный артполк должен был поддержать батальоны. Однако его перебросили в последний момент к северу.

Офицерам и рядовым пришлось биться с захватчиками без поддержки огнем артиллерии. Они проявляли мужество и находчивость.

Место любви есть и на войне. В Шурочку влюблены Ермаков и Кондратьев. Ей льстит это внимание.

Практически неосуществимое задание – переправа через Днепр. Солдаты не могут и головы поднять под обстрелом фашистов с другого берега.

Требуется переправить не только людей, но также и боеприпасы, фураж, лошадей, а также два артиллерийских орудия. Солдаты строили плоты для наступления. Не удалось переправиться незаметно.

Большими были потери, однако батальон все-таки смог высадиться на другом берегу.

Дальнейшие события произведения “Батальоны просят огня”

Книга продолжается описанием следующих событий. Следовало теперь занять два поселка и удерживать позиции до тех пор, пока к главному удару не подготовятся основные войска. Тяжелые бои ведут поредевшие батальоны. Так и не приходит помощь из дивизии.

В живых остаются лишь несколько человек. Ермаков обвиняет Иверзева в гибели людей. А в это время успешно переправились основные войска через реку, наступая севернее Днепрова. Так заканчивается произведение “Батальоны просят огня”, краткое содержание которого мы описали.

Читайте также:  Краткое содержание оперы борис годунов мусоргского точный пересказ сюжета за 5 минут

Анализ произведения

Это второе по счету произведение о войне Ю. Бондарева, однако первая повесть, в которой талант писателя проявился столь ярко. В своем произведении он соединил осмысление философских проблем с анализом человеческой души.

Также повесть “Батальоны просят огня” (Бондарев) является самым смелым и самым первым произведением тех лет, в котором отсутствовали патриотические крики. Была лишь голая правда о войне.

Впервые писатель поставил вопрос о средствах, с помощью которых была достигнута победа.

Основная проблема

Главная проблема повести “Батальоны просят огня” – противоречие между судьбой операции и судьбами конкретных людей. Допустимо ли ради общей цели жертвовать жизнями людей? Можно ли такую жертву оправдать?

На уровне конфликта между Иверзевым и Ермаковым пытается решить эти проблемы в произведении “Батальоны просят огня” Бондарев. Можно добавить сюда и Гуляева.

Понимая прекрасно положение Иверзева, поскольку они оба были полковниками, он все-таки целиком выступает на стороне Ермакова, своего друга. В батальонах, дивизиях он видит в первую очередь отдельных солдат, их трагедии и жизни.

Но в неодобрении Иверзева этот герой до открытого конфликта не доходит, как Ермаков. Он себя сдерживает, понимая, что не может судить их.

В повести “Батальоны просят огня” писатель ответов на поставленные вопросы не дает. Нерешенным остается противоречие между общей целью и средством ее выполнения, то есть жизнью людей. “Батальоны просят огня” – повесть, в которой раскрывается психология героев. Война проверяет каждого из них, выворачивает их души наизнанку. При этом предателем не оказывается никто из персонажей Бондарева.

На этом закончим краткое описание произведения “Батальоны просят огня”. Анализ его можно продолжить, однако основные моменты мы выделили.

Источник: http://fjord12.ru/article/180093/batalonyi-prosyat-ognya-kratkoe-soderjanie-povesti-analiz-proizvedeniya-yuriya-bondareva-batalonyi-prosyat-ognya

Юрий Бондарев – Батальоны просят огня. Горячий снег (сборник)

Здесь можно скачать бесплатно “Юрий Бондарев – Батальоны просят огня. Горячий снег (сборник)” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: prose_military, издательство Эксмо, год 2015.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Батальоны просят огня. Горячий снег (сборник)” читать бесплатно онлайн.

Ю. В. Бондарев (1924) – известный русский писатель, воевавший в годы войны под Сталинградом, в Польше и на границе с Чехословакией. В повести «Батальоны просят огня» и романе «Горячий снег» Великая Отечественная война показана глазами русского солдата, это голая правда о войне. В повести был поставлен вопрос о средствах, которыми победа была достигнута.

Можно ли жертвовать жизнями отдельных людей ради общей цели? Можно ли оправдывать такие жертвы? По повести «Батальоны просят огня» снят одноименный сериал.

В романе «Горячий снег» автор повествует о сталинградских событиях, одном из решающих моментов Великой Отечественной войны, оттого жизнь и смерть героев романа обретают особую весомость и значительность, а смерть понята как нарушение высшей справедливости и гармонии.

Юрий Бондарев

Батальоны просят огня. Горячий снег (сборник)

© Бондарев Ю. В., 2015

© Киноконцерн «Мосфильм». Кадры из фильма

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Бомбежка длилась минут сорок. В черном до зенита небе, неуклюже выстраиваясь, с тугим гулом уходили немецкие самолеты. Они шли низко над лесами на запад, в сторону мутно-красного шара солнца, которое пульсировало в клубящейся мгле.

Все горело, рвалось, трещало на путях, и там, где еще недавно стояла за пакгаузом старая закопченная водокачка, теперь среди рельсов дымилась гора обугленных кирпичей; клочья горячего пепла опадали в нагретом воздухе.

Полковник Гуляев, морщась от звона в ушах, осторожно потер обожженную шею, потом вылез на край канавы и сипло крикнул:

– Жорка! А ну где ты там? Быстро ко мне!

Жорка Витьковский, шофер и адъютант Гуляева, гибкой независимой походкой вышел из пристанционного садика, грызя яблоко. Его мальчишеское наглое лицо было спокойно, немецкий автомат небрежно перекинут через плечо, из широких голенищ в разные стороны торчали запасные пенальные магазины.

Он опустился возле Гуляева на корточки, с аппетитным треском разгрызая яблоко, весело улыбнулся пухлыми губами.

– Вот бродяги! – сказал он, взглянув в мутное небо, и добавил невинно: – Съешьте антоновку, товарищ полковник, не обедали ведь…

Это легкомысленное спокойствие мальчишки, вид пылающих вагонов, боль в обожженной шее и это яблоко в руке Жорки внезапно вызвали в Гуляеве злое раздражение.

– Воспользовался уже? Трофеев набрал? – Полковник оттолкнул руку адъютанта и хмуро встал, отряхивая пепел с погон. – А ну разыщи коменданта станции! Где он, черт бы его!..

Жорка вздохнул и, придерживая автомат, не спеша двинулся вдоль станционного забора.

– Бегом! – крикнул полковник.

То, что горело сейчас на этой приднепровской станции, лопалось, взрывалось и малиновыми молниями вылетало из вагонов, и то, что было покрыто на платформах тлеющими чехлами, – все это значилось словно бы собственностью Гуляева, все это прибыло в армию и должно было поступить в дивизию, в его полк, и поддерживать в готовящемся прорыве. Все гибло, пропадало в огне, обугливалось, стреляло без цели после более чем получасовой бомбежки.

«Бестолочь, глупцы! – гневно думал Гуляев о коменданте станции и начальнике тыла дивизии, грузно шагая по битому стеклу к вокзалу.

 – Под суд сукиных сынов мало! Обоих!» На станции уже стали появляться люди: навстречу бежали солдаты с потными лицами, танкисты в запорошенных пылью шлемах, в грязных комбинезонах.

Все подавленно озирали дымный горизонт, и щуплый низенький танкист-лейтенант, ненужно хватаясь за кобуру, метался меж ними по платформе, орал срывающимся голосом:

– Тащи бревна! К танкам! К танкам!..

И, наткнувшись растерянным взглядом на Гуляева, только покривился тонким ртом.

Впереди, метрах в пятидесяти от перрона, под прикрытием каменных стен чудом уцелевшего вокзала, стояла группа офицеров, доносились приглушенные голоса.

В середине этой толпы на голову выделялся высоким ростом командир дивизии Иверзев, молодой, румяный полковник, в распахнутом стального цвета плаще, с новыми полевыми погонами.

Одна щека его была краснее другой, синие глаза источали холодное презрение и злость.

– Вы погубили все! Па-адлец! Вы понимаете, что вы наделали? В-вы!.. Пон-нимаете?..

Он коротко, неловко поднял руку, и стоявший возле человек, как бы в ожидании удара, невольно вскинул кверху голову – полковник Гуляев увидел белое, дрожавшее дряблыми складками лицо пожилого майора, начальника тыла дивизии, его опухшие от бессонной ночи веки, седые взлохмаченные волосы.

Бросились в глаза неопрятный, мешковатый китель, висевший на округлых плечах, нечистый подворотничок, грязь, прилипшая к помятому майорскому погону; запасник, по-видимому работавший до войны хозяйственником, «папаша и дачник»… Втянув голову в плечи, начальник тыла дивизии тупо смотрел Иверзеву в грудь.

– Почему не разгрузили эшелон? Вы понимаете, что вы наделали? Чем дивизия будет стрелять по немцам? Почему не разгрузили?..

– Товарищ полковник… Я не успел…

– Ма-алчите! Немцы успели!

Иверзев шагнул к майору, и тот снова вскинул мягкий подбородок, уголки губ его мелко задергались, в бессилии он плакал; офицеры, стоявшие рядом, отводили глаза.

В ближних вагонах рвались снаряды; один, видимо бронебойный, жестко фырча, врезался в каменную боковую стену вокзала. Посыпалась штукатурка, кусками полетела к ногам офицеров. Но никто не двинулся с места, лишь глядели на Иверзева: плотный румянец залил его другую щеку.

– Под суд! – низким голосом выговорил Иверзев. – Я отдам вас под суд! Полковник Гуляев, подойдите ко мне!

Гуляев, оправляя китель, подошел с готовностью; но этот несдержанный гнев командира дивизии, это усталое, измученное лицо начальника тыла сейчас уже неприятно было видеть ему. Он недовольно нахмурился, косясь на пылающие вагоны, проговорил глухим голосом:

– Пока мы не потеряли все, товарищ полковник, необходимо расцепить и рассредоточить вагоны. Где же вы были, любезный? – невольно поддаваясь презрительному тону Иверзева, обратился Гуляев к начальнику тыла дивизии, оглядывая его с тем болезненно-сострадательным выражением, с каким глядят на мучимое животное.

Майор, безучастно опустив голову, молчал; седые слипшиеся волосы его топорщились на висках неопрятными косичками.

– Действуйте! Дей-ствуй-те! В-вы, растяпа тыла! – крикнул Иверзев с бешенством. – Марш! Товарищи офицеры, всем за работу! Полковник Гуляев, разгрузка боеприпасов под вашу ответственность!

– Слушаюсь, – ответил Гуляев.

Иверзев понимал, что это глуховатое «слушаюсь» еще ничего не решает, и, едва сдерживая себя, перевел внимание на коменданта станции – сухощавого, узкоплечего подполковника, замкнуто курившего у ограды вокзала, – и добавил тише:

– А вы, товарищ подполковник, ответите перед командующим армией за все сразу!..

Подполковник не ответил, и, не ожидая ответа, Иверзев повернулся – офицеры расступились перед ним – и крупными шагами пошел к «виллису» в сопровождении молоденького, тоже как бы рассерженного адъютанта, щеголевато затянутого в новые ремни.

«Уедет в дивизию», – подумал Гуляев без осуждения, но с некоторой неприязнью, потому что по опыту своей долгой службы в армии хорошо знал, что в любых обстоятельствах высшее начальство вольно возлагать ответственность на подчиненных офицеров. Он знал это и по самому себе и поэтому не осуждал Иверзева. Неприязнь же объяснялась главным образом тем, что Иверзев назначил ответственным именно его, безотказного работягу фронта, как он иногда называл себя, а не кого другого.

– Товарищи офицеры, прошу ко мне!

Гуляев лишь сейчас близко увидел коменданта станции; меловая бледность его лица, вздрагивающие худые пальцы, державшие сигарету, позволяли догадаться, что этот человек сейчас пережил. «Отдадут под суд. И за дело», – подумал Гуляев и сухо кивнул подполковнику, встретив его ищущий взгляд.

– Ну, будем действовать, комендант!

Когда несколько минут спустя комендант станции и Гуляев отдали распоряжение офицерам и к горящим составам, зашипев паром, подкатил маневровый паровозик с перепуганно высунувшимся машинистом, а тяжелые танки стали, глухо ревя, сползать с тлеющих платформ, к полковнику, кашляя, задыхаясь, моргая слезящимися глазами, подбежал начальник тыла дивизии, затряс седой головой.

– Боеприпасы одним паровозом мы не спасем! Погубим паровоз, людей, товарищ полковник!..

– Эх, братец вы мой, – досадливо сказал Гуляев. – Разве вам в армии служить? Где ж вы фуражку-то потеряли?

Майор скорбно улыбнулся.

– Я постараюсь… Я все, что смогу… – заговорил майор умоляюще. – Комендант сообщил: прибыл эшелон. Из Зайцева. Стоит за семафором. Я сейчас за паровозом. Разрешите?

– Мигом! – скомандовал Гуляев. – Одна нога здесь… И, ради Бога, не козыряйте. Как корягу, руку подносите, черт бы вас драл! И без фуражки!..

Майор сконфуженно попятился, рысцой побежал к перрону, неуклюже колыхая плечами, подпрыгивая, наталкиваясь на танкистов; они раздраженно матерились. Его мешковатый китель, взлохмаченная голова мелькнули в последний раз в конце перрона, в сизо-оранжевом дыму близ крайних вагонов, где с треском, с визгом осколков лопались снаряды.

– Жорка! А ну за майором! Помоги! А то носит его… видишь? За смертью гоняется! – сказал Гуляев. Жорка усмехнулся, ответил небрежно:

– Есть, – и последовал за майором своей цепкой, скользящей походкой.

Полковник Гуляев ходил около вокзала, глядел на пылающие вагоны со вздыбленными крышами, сознавая, что все здесь охваченное огнем могло спасти только чудо.

Он думал о том, что этот пожар, уничтожающий боеприпасы и снаряжение не только для истощенной в боях дивизии, но и для армии, оголял его полк, батальоны которого подтянулись к Днепру в течение прошлой ночи.

И как бы умны ни были сейчас распоряжения Гуляева, как бы ни кричал он, ни взвинчивал людей, все это теперь не спасало положения, не решало дела.

Источник: https://www.libfox.ru/634746-yuriy-bondarev-batalony-prosyat-ognya-goryachiy-sneg-sbornik.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector