Краткое содержание фаулз любовница французского лейтенанта точный пересказ сюжета за 5 минут

Анализ романа «Женщина французского лейтенанта» (Дж. Фаулз) | Литерагуру

Краткое содержание Фаулз Любовница французского лейтенанта точный пересказ сюжета за 5 минут

Книга «Женщина французского лейтенанта» — образцовый постмодернистский роман. Такое ощущение, что его Фаулз будучи преподавателем литературы придумал в назидание студентам. В этой работе он воплотил многие признаки, отличающие постмодернистское творчество.

Писатель подходит к созданию романа, как ремесленник: следует формуле, чтобы заинтересовать читателя и создает идеальный роман. Он выбирает популярную и понятную форму (викторианский роман), загоняет героя в любовный треугольник и интригует развязкой.

Однако в незамысловатом сюжете, сдобренном винтажными платьями и другими историческими реалиями той эпохи, скрыта нетривиальная задумка, которая открывается только эрудированному читателю.

В чем смысл романа «Женщина французского лейтенанта»? Об Англии, находящейся на развилке: либо знакомая пройденная тропа, либо рискованный крутой поворот к новым, еще неизведанным горизонтам. <\p>

Образ викторианской Англии и художественные приемы его воплощения в романе «Женщина французского лейтенанта»

Действие романа происходит в 1867 году в провинции Соединенного королевства. Это эпоха правление королевы Виктории – спокойное, благополучное и пуританское время в истории Англии.

Многие книги запрещались, притоны и пивнушки были покрыты мраком неизвестности и забвения, а люди больше всего беспокоились о соблюдении приличий и строго определенного церемониала жизни.

Они боялись самих себя и скрывались за фасадом благопристойности.

О чем роман «Женщина французского лейтенанта»? «Главный герой Чарльз Смитсон оказывается в любовном треугольнике между своей невестой Эрнестиной Фримен и едва знакомой женщиной Сарой Вудраф.

Казалось бы, обычная история: мужчина не может выбрать между женщинами: одна сулит надежное будущее, безупречную семейную идиллию и стабильное положение в обществе, другая манит страстностью и необычностью натуры, обещая глубокое, искреннее чувство и интересную жизнь.

Однако перед нами не сомневающийся Чарльз Смитсон, Англия на распутье в его лице. Эрнестинаэто богобоязненная и добропорядочная старушка Англия с ее стереотипами, вековыми традициями и образцово-показательными манерами.

Сара Вудраф – это прогресс, будущее Англии и ее индивидуальность. Противоречие героев в романе – это противоборство старого и нового в масштабах целой страны.

Приемы изображения викторианской эпохи в романе «Женщина французского лейтенанта» очень разнообразны. Во-первых, автор часто употребляет цитаты тех писателей и научных деятелей, которые были популярны на тот момент.

Герои мыслят теми категориями, которыми им положено мыслить в силу времени, то есть интертекстуальность — не просто постмодернистский трюк, а необходимое условие для создания атмосферы.

Во-вторых, Фаулз воскрешает язык той эпохи и авторский стиль того времени, имитируя Диккенса или Теккерея.

Он подражает их манерам письма, вводит читателя в заблуждение, а потом резко меняет свой коллаж из цитат на откровенную исповедь фокусника перед одураченными зрителями. В-третьих, писатель взял за основу типичную для викторианского романа сюжетную канву.

Вариативность финала в романе «Женщина французского лейтенанта»

Автор предлагает читателю интерактивную игру, в рамках которой просит его выбрать финал по своему усмотрению. Этим поступком он рушит все то впечатление, которое сложилось у человека во время прочтения.

Он уже привык к старому доброму повествованию без затей, с неумолимой логикой писателя, тирания которого не оставляет героям выбора. Но Фаулз решил поиздеваться над своей публикой и небрежно набросал три варианта финала: «викторианский», «беллетристический», «экзистенциальный».

Таким образом, главному герою романа предоставлено право выбора одного из трех вариантов собственной судьбы, а читателю – повод задуматься.

https://www.youtube.com/watch?v=ljc1h6cb0HI

Роман превращается в компьютерную игру. Первое препятствие — «викторианский» финал, в котором Чарльз женится на Эрнестине и доживает до 114 лет. Уже через несколько страниц автор открыто смеется над теми, кто не заметил саркастического тона этой главы. Действительно, писатель небрежно прикидывает, сколько бы накинуть детишек счастливой чете и бегло описывает сказочный до приторности финал.

С двумя другими вариантами финала читателю приходится туго. Фаулз явно лукавит, когда тщится доказать читателю, будто они равнозначны и их порядок в тексте определил случай.

Второе препятствие подстерегает читателя в LX главе – это «сентиментальный» финал, в котором Чарльз спустя 2 года разлуки находит не только любимую женщину, но и их совместного ребенка.

Эта тягучая, как сахарный сироп, развязка довольно схематична и условна, чтобы считаться подлинной, но на вкус и цвет товарища нет.

 Поэтому, по Фаулзу, «правильный» вариант финала — последняя LXI глава — «экзистенциальный» финал. Главный герой выбирает свободу, частицу веры в себя,  и понимание того, что «жизнь нужно бесконечно претерпевать, и снова выходить — в слепой, соленый, темный океан».

Фаулз ставит Чарльза на место Сары, теперь он – проситель, а она – судья, от приговора которого зависит все. Только тогда он понимает эту странную женщину, которая обладала тем, чего не могли допустить герои ее времени — свободой.

В экзистенциальном финале развеялась последняя иллюзия Чарльза — иллюзия спасительной любви. Он оставляет независимую Сару, чтобы в одиночку продолжить свой жизненный путь по враждебному и бесприютному миру.

Герой теряет все опоры, зато обретает «частицу веры в себя» и уезжает в свободную Америку, которая сулит ему новые возможности.

Источник: https://LiteraGuru.ru/analiz-romana-dzh-faulza-zhenshhina-frantsuzskogo-lejtenanta/

Джон Фаулз. “Любовница французского лейтенанта”. Краткое содержание?

Действие происходит в старинном английском городке Лайм-Риджис. Чарльз Смиттон, обручённый с Эрнестиной, которую называли несчастной Трагедией, или женщиной французского лейтенанта. Вела себя Сара весьма таинственным и загадочным образом, бродя по пустоши и часами простаивая на морском берегу.

Однажды после шторма на берегу подобрали офицера со сломанной ногой, и Сара помогала ему, чем могла. Уезжая после выздоровления, он обещал вернуться и жениться на ней. С тех пор она всё свободное время проводит на берегу, стоя там как изваяние и глядя вдаль.

Из-за сплетен Саре везде отказали от места, и её взяла к себе в компаньонки миссис Поултни, известная своим самодурством. Сара ведёт себя на удивление независимо, что не преминул заметить Чарльз, нанеся визит миссис Поултни.

Затем он несколько раз встречает Сару на Вэрской пустоши, где ей запрещено было появляться. Зная о его увлечении палеонтологией, Сара преподносит ему редкостные экземпляры.

Доктор Гроган в разговоре с Чарльзом объясняет состояние Сары приступами меланхолии и психозом, в результате которого скорбь для неё становится счастьем. И встречи с Сарой приобретают для Чарльза особый смысл.

Сара рассказывает Чарльзу историю своего падения, о том, как она отдалась красавцу-лейтенанту в неприличной гостинице. А теперь она уже и не надеется на его возвращение, так как знает о его женитьбе.

Доктор Гроган не верит Саре и говорит об этом Чарльзу, но тот отправляется на свидание. тем временем миссис Поултни выгнала Сару из дома, и она прячется в амбаре, куда приходит и Чарльз. Туда же приходят Сэм и Мэри, слуги миссис Поултни. Чарльз берёт с них обещание молчать, даёт Саре денег и поспешно уезжает, ничего не сказав своей невесте Эрнестине.

Однажды он нанял проститутку, похожую на Сару и с таким же именем, но это вызывает у него лишь приступ тошноты. Получив письмо от невесты, Чарльз, не попрощавшись с Сарой, возвращается к Эрнестине, женится на ней, и они живут долго и счастливо.

Но дальше выясняется, что этот конец лишь шутка и провокация автора, который советует тем, кто поверил в такой конец, дальше даже и не читать.

В альтернативной версии Чарльз приезжает в гостиницу к Саре, где и обнаруживает, что она девственница. Пока он молит о прощении в церкви, Сара исчезает. Чарльз хочет жениться на ней, рассторгнув прежнюю свою помолвку, увезти прочь, заботиться о ней, но… не может её найти.

Известие о Саре Чарльз Смиттон получает в Америке спустя три года и находит её в доме художника Росетти вместе с годовалой дочкой.

Но и это ещё не конец!

Встретив Сару, Чарльз понял, что он был игрушкой в её руках, и уходит, чтобы начать жизнь заново.

Перечитала свой опус… Он всего лишь бледное отражение того, что есть в романе.

В кратком пересказе невозможно передать все оттенки и нюансы сюжета, и многие подробности остаются “за кадром”.

Единственный возможный толк от моих стараний – что кому-то, может быть, захочется прочитать сам роман. Буду надеяться.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2396758-dzhon-faulz-ljubovnica-francuzskogo-lejtenanta-kratkoe-soderzhanie.html

Роман, вызывающий споры (“Женщина французского лейтенанта” Джона Фаулза)

    Есть произведения, прелесть которых постигаешь только с возрастом и накоплением определенного опыта (читательского в том числе).

К числу таких сочинений принадлежит роман английского классика современности, к сожалению, уже покинувшего нас, Джона Фаулза, “Женщина французского лейтенанта” (1969).

Прелесть данного сочинения становится доступной, когда у читателя в запасе есть опыт общения с текстами английских классиков.

  
   Название романа — своеобразный эвфемизм, указывающий на главную героиню Сару Вудраф, которую жители Лайм-Риджиса называли и более хлестким словцом.

    Когда роман Фаулза вышел в свет, он поражал своим отличием от современных изданий: печать и переплет напоминали старые издания Томаса Гарди, Тэккерея, а сам стиль повествования казался взятым из прошлого.

Но в середине книги происходило превращение сочинения в экспериментальную прозу: автор забегал вперед, через столетие, сообщал информацию о судьбах героев, предлагал читателю разные варианты финала на выбор.

В общем, демонстрировал приемы постмодернистского письма.

   Конечно же, это интеллектуальный роман: цель произведения не изображение жизни, а решение более общих вопросов человеческого бытия. Герои являются носителями определенных идей, в произведении мы наблюдаем столкновение разных идеологических принципов.

Читайте также:  Краткое содержание лермонтов валерик точный пересказ сюжета за 5 минут

    Можно рассматривать это сочинение Фаулза и как роман пути, в котором в центре внимания оказывается процесс становления героя (точнее — двух герое), а сам он подвергается ряду испытаний.

Странствование Чарльза Смитсона происходит в исторически конкретных времени и месте: начало — конец шестидесятых годов XIX века в викторианской Англии.

Но свой путь познания себя проходит и Сара, которая выступает как искусительница Чарльза: она притягивает его с первой встречи, она заставляет героя совершать немыслимые поступки, подобные своим собственным. Подобно Саре Чарльз тоже по-своему бросает вызов викторианской морали.

  Структура романа сложна: Фаулз использует эпиграфы к главам и ко всему роману, подстрочные авторские примечания к тексту, в которых дает исторические, лингвистические и социологические пояснения; все это призвано напоминать читателям о том, что сам повествователь принадлежит к другому времени.

   Произведению предпослан эпиграф, позволяющий понять замысел автора: “Всякая эмансипация состоит в том, что она возвращает человеческий мир, человеческие отношения к самому человеку” (К. Маркс. К еврейскому вопросу (1844)).

И, действительно, на протяжении всего повествования мы наблюдаем за процессом возвращения главных героев к самим себе: и Сара Вудраф, и Чарльз Смитсон открывают в себе потребности и желания, которые во многом противоречат традициям и духу викторианской Англии, но, лишь когда герои позволяют себе жить в соответствии с собственными стремлениями, они обретают себя.

    “Женщина французского лейтенанта” напоминает исторические романы Вальтера Скотта, в которых действие всегда происходит на рубеже двух эпох, в моменты крупных общественных потрясений.

Но в исторических романах предполагается присутствие в качестве основных или второстепенных персонажей исторических лиц, а сюжеты подобных произведений обычно связаны с какими-либо важными историческими событиями.

У Фаулза есть лишь вымышленные персонажи, причем он еще и подчеркивает их вымышленный характер в прямых авторских отступлениях: “Все, о чем я здесь рассказываю, — сплошной вымысел. Герои, которых я создаю, никогда не существовали за пределами моего воображения.

Если до сих пор я делал вид, будто мне известны их сокровенных мысли и чувства, то лишь потому, что, усвоив в какой-то мере язык и “голос” эпохи, в которую происходит действие моего повествования, я аналогичным образом придерживаюсь общепринятой тогда условности: романист стоит на втором месте после Господа Бога. Если он и не знает всего, то пытается делать вид, что знает. Но живу я в век Алена Роб-Грийе и Ролана Барта, а потому если это роман, то никак не роман в современном смысле слова”(Гл. 13).

   Начало событий в произведении относится к концу марта 1867 года. В этот период под влиянием теории эволюции Ч. Дарвина и др.

естественнонаучных открытий представления о мире и человеке стремительно менялись. Писатель изобразил переходную эпоху, когда возникали новые формы общественного сознания.

Сюжет романа не выходит за рамки частной жизни, хотя картину нравов викторианской Англии автор дает очень подробно.

   Эпоха правления королевы Виктории изображается как специфическая социокультурная система, диктующая человеку жесткие нормы поведения. По мнению Фаулза, эта система подавляет человеческие чувства, а страсть и воображение подвергает осуждению.

Поэтому люди начинают бояться самих себя: так одна из героинь Эрнестина запрещает себе думать о чувственных утехах и даже изобретает формулу-запрет “не смей”: “…она придумала для себя нечто вроде заповеди – “не смей!” — и тихонько повторяла эти слова всякий раз, как в ее сознание пытались вторгнуться мысли о физической стороне ее женского естества” (Гл. 5).

   Фаулз вводит в произведение обширный документальный материал: цитаты из труда К. Маркса “Капитал”, свидетельства людей той эпохи, статистические данные (Э.

Ройстон Пайк “Человеческие документы викторианского золотого века”), фрагменты вышедшей незадолго до описываемого периода работы Ч. Дарвина “Происхождение видов” и др.

Вероятно, именно эта насыщенность документами и информацией вызывает недоумение и растерянность у читателей, не готовых к такой своеобразной манере изложения.

   Роман отличается особенным ироническим стилем повествования, автор, действительно, выступает как всеведущий наблюдатель, который не только фиксирует внешние проявления натуры героев, но и показывает нам скрытую от всех изнанку их поступков.

Это особенно заметно в отношении героини второго плана — миссис Поултни — символа викторианских нравов: “Для этой дамы, несомненно, нашлось бы местечко в гестапо — ее метод допроса был таков, что за пять минут она умела довести до слез самых стойких служанок. (…) Однако в своем собственном, весьма ограниченном кругу она славилась благотворительностью.

И если бы вам пришло в голову в этой ее репутации усомниться, вам тотчас представили бы неопровержимое доказательство — разве милая, добрая миссис Поултни не приютила Подругу французского лейтенанта?” (Гл. 4).

Именно беспокоясь о своей загробной жизни и ощущая, что на ее счету мало добрых дел, миссис Поултни решается на добрый поступок —  дать приют попавшей в сложное положение молодой женщине, пользующейся нехорошей репутацией в Лайме. Следуя совету священника, миссис Поултни принимает к себе в услужение компаньонку Сару Вудраф, которую считают брошенной любовницей французского моряка.

   Повествование в романе ведется с нарушением хронологической последовательности: рассказывая о событиях, автор возвращается в прошлое, более близкое и отдаленное, строит предположения (кем была бы Сара в прошлые и будущие времена, сообщает о том, что “Эрнестине суждено было пережить все свое поколение. Она родилась в 1846 году. А умерла в тот день, когда Гитлер вторгся в Польшу” (Гл. 5)).

Композиция произведения представляет собой постоянное чередование историй из жизни Чарльза, Эрнестины и Сары, в начале романа к ним добавляются и истории из жизни миссис Поултни. Но с самого начала ясно, что в центре романа — Сара и Чарльз, а другие герои — лишь фон.

   Главные герои, Чарльз Смитсон и Сара Вудраф, противопоставляются друг другу: он обычный, ленивый, но претендующий на необычность; она — изгой, необычная во всем, обвиняемая в том, чего не было. И хотя в романе есть еще образ Эрнестины, но эта героиня не присутствует в том варианте романа, который не связан с банальным финалом.

Фаулз стремился показать, что человек может выбрать из нескольких вариантов жизненного пути: следовать традициям своей среды, времени или противостоять им, бунтовать в стремлении к свободе.

До знакомства с Сарой Вудраф Чарльз играл роль интересного человека (увлечение палеонтологией помогало ему поддерживать соответствующий имидж), после встречи со странной Трагедией (так называли Сару в Лаймс-Риджис) он обнаруживает в себе стремление к нарушению границ. Чарльз принимает участие в судьбе девушки, разрывает помолвку с Эрнестиной.

Но ведь и Сара стремится казаться загадочной: она создает у окружающих иллюзию собственной вины, сознательно ставит себя в положение отверженной и наблюдает за реакцией обывателей.

   Ирония пронизывает все уровни романа: писатель иронизирует над героями, читателем, композицией и сюжетом; проявляется она в способе характеристики героев, в отборе сведений, в манере их подачи, при этом чувствуется авторское отношение: “миссис Поултни открыла некое извращенное насаждение в том, чтобы казаться по-настоящему доброй” (гл. 9). “Судя по предыдущим высказываниям миссис Поултни, она знала, что в скачке на приз благочестия на много корпусов отстает от вышеозначенной дамы. Леди Коттон, жившая в нескольких милях от Лайма, славилась своей фанатической благотворительностью” (Гл. 4).

   Характеристика Чарльза тоже пронизана иронией: “…стоило ему появиться в обществе, как мамаши принимались пожирать его глазами, папаши – хлопать его по спине, а девицы – жеманно ему улыбаться.

Чарльз был весьма неравнодушен к смазливым девицам и не прочь поводить за нос и их самих, и их лелеющих честолюбивые планы родителей.

Таким образом он приобрел репутацию человека надменного и холодного – вполне заслуженную награду за ловкость (а к тридцати годам он поднаторел в этом деле не хуже любого хорька), с какою он обнюхивал приманку, а потом пускался наутек от скрытых зубьев подстерегавшей его матримониальной западни” (Гл. 4).

   Выбор Чарльзом одного из альтернативных жизненных путей представлен в романе как выбор одной из двух женщин: Сары или Эрнестины, как выбор между долгом и чувством.

Именно поэтому в романе три варианта финала: “викторианский”, “беллетристический” и “экзистенциальный”.

Самый прозаический и предсказуемый финал — женитьбы Чарльза на Эрнестине — дан в главе 44 (всего их 61): герой следует данному слову (долгу) и ведет серую жизнь ни к чему не приспособленного человека, потерявшего потенциальное наследство и баронский титул.

   Развязка, при которой герой навсегда остается с Сарой (беллетристический финал), противоречила взглядам автора, которому важно было показать, что процесс развития человека не прекращается до смерти, является непрерывным, личность постоянно совершает свободный выбор. Теряя Сару (экзистенциальный финал), герой продолжает свой трудный путь по враждебному миру, это путь человека, лишившегося всех опор, однако получившего взамен “частицу веры в себя”.

   В романе идет постоянная игра с литературными подтекстами, основное место среди привлекаемых источников занимают произведения английских писателей викторианской эпохи: Фаулз цитирует Ч. Диккенса, У. Теккерея, Дж. Элиота, Т. Гарди, А. Теннисона, Дж. Остин и др.

Кстати, Сара читала именно Джейн Остин и Вальтера Скотта: “Сама того не сознавая, она судила людей скорее по меркам Вальтера Скотта и Джейн Остин, нежели по меркам, добытым эмпирическим путем, и, видя в окружающих неких литературных персонажей, полагала, что порок непременно будет наказан, а добродетель восторжествует” (Гл. 9).

Читайте также:  Краткое содержание рыбаков трилогия о кроше точный пересказ сюжета за 5 минут

Естественно, что часть смыслов романа ускользает от читателя, не знакомого с сочинениями вышеназванных авторов.

   Своеобразным персонажем произведения выступает повествователь: он непосредственно обращается к читателю, сочетает различные временные пласты: ссылается на Фрейда, Сартра, Брехта, авторов, живших и творивших значительно позже описываемого периода.

В классическом романе XIX века автор-повествователь всегда как бы возвышается над персонажами, у Фаулза он находится в положении равного среди равных. В критические моменты сюжета “я” автора преобразуется в “он” и получает все признаки действующего лица, даже портретную характеристику.

Освободившееся место автор предоставляет читателю, которому предлагает со-участие и со-творчество. Поэтому в романе возникает постоянное смысловое напряжение между прошлым и настоящим, вымыслом и реальностью.

   В заключении добавим, что роман Джона Фаулза “Женщина французского лейтенанта” экранизирован в 1982 году режиссером Карелом Рейшем по сценарию Гарольда Пинтера, ставшего нобелевским лауреатом в последний год жизни Фаулза.
  Следующий материал – об экранизации романа.

© Елена Исаева

Источник: http://elena-isaeva.blogspot.com/2010/12/blog-post.html

Джон Фаулз – Любовница французского лейтенанта

Краткое содержание романа

Читается за 9 минут

оригинал — 14 ч

Ветреным мартовским днём 1867 г. вдоль мола старинного городка Лайм-Риджиса на юго-востоке Англии прогуливается молодая пара. Дама одета по последней лондонской моде в узкое красное платье без кринолина, какие в этом провинциальном захолустье начнут носить лишь в будущем сезоне.

Ее рослый спутник в безупречном сером пальто почтительно держит в руке цилиндр. Это были Эрнестина, дочь богатого коммерсанта, и её жених Чарльз Смитсон из аристократического семейства.

Их внимание привлекает женская фигура в трауре на краю мола, которая напоминает скорее живой памятник погибшим в морской пучине, нежели реальное существо. Ее называют несчастной Трагедией или Женщиной французского лейтенанта.

Года два назад во время шторма погибло судно, а выброшенного на берег со сломанной ногой офицера подобрали местные жители. Сара Вудраф, служившая гувернанткой и знавшая французский, помогала ему, как могла. Лейтенант выздоровел, уехал в Уэймут, пообещав вернуться и жениться на Саре.

С тех пор она выходит на мол, «слоноподобный и изящный, как скульптуры Генри Мура», и ждёт. Когда молодые люди проходят мимо, их поражает её лицо, незабываемо трагическое: «скорбь изливалась из него так же естественно, незамутненно и бесконечно, как вода из лесного родника». Ее взгляд-клинок пронзает Чарльза, внезапно ощутившего себя поверженным врагом таинственной особы.

Чарльзу тридцать два года. Он считает себя талантливым учёным-палеонтологом, но с трудом заполняет «бесконечные анфилады досуга». Проще говоря, как всякий умный бездельник викторианской эпохи, он страдает байроническим сплином. Его отец получил порядочное состояние, но проигрался в карты. Мать умерла совсем молодой вместе с новорождённой сестрой.

Чарльз пробует учиться в Кембридже, потом решает принять духовный сан, но тут его спешно отправляют в Париж развеяться. Он проводит время в путешествиях, публикует путевые заметки — «носиться с идеями становится его главным занятием на третьем десятке».

Спустя три месяца после возвращения из Парижа умирает его отец, и Чарльз остаётся единственным наследником своего дяди, богатого холостяка, и выгодным женихом. Неравнодушный к хорошеньким девицам, он ловко избегал женитьбы, но, познакомившись с Эрнестиной Фримен, обнаружил в ней незаурядный ум, приятную сдержанность.

Его влечёт к этой «сахарной Афродите», он сексуально неудовлетворён, но даёт обет «не брать в постель случайных женщин и держать взаперти здоровый половой инстинкт». На море он приезжает ради Эрнестины, с которой помолвлен уже два месяца.

Эрнестина гостит у своей тётушки Трэнтер в Лайм-Риджисе, потому что родители вбили себе в голову, что она предрасположена к чахотке. Знали бы они, что Тина доживёт до нападения Гитлера на Польшу! Девушка считает дни до свадьбы — осталось почти девяносто…

Она ничего не знает о совокуплении, подозревая в этом грубое насилие, но ей хочется иметь мужа и детей. Чарльз чувствует, что она влюблена скорее в замужество, чем в него. Однако их помолвка — взаимовыгодное дело.

Мистер Фримен, оправдывая свою фамилию (свободный человек), прямо сообщает о желании породниться с аристократом, несмотря на то что увлечённый дарвинизмом Чарльз с пафосом доказывает ему, что тот произошёл от обезьяны.

Скучая, Чарльз начинает поиски окаменелостей, которыми славятся окрестности городка, и на Вэрской пустоши случайно видит Женщину французского лейтенанта, одинокую и страдающую.

Старая миссис Поултни, известная своим самодурством, взяла Сару Вудраф в компаньонки, чтобы всех превзойти в благотворительности.

Чарльз, в обязанности которого входит трижды в неделю наносить визиты, встречает в её доме Сару и удивляется её независимости.

Унылое течение обеда разнообразит лишь настойчивое ухаживание голубоглазого Сэма, слуги Чарльза, за горничной мисс Трэнтер Мэри, самой красивой, непосредственной, словно налитой девушкой.

На следующий день Чарльз вновь приходит на пустошь и застаёт Сару на краю обрыва, заплаканную, с пленительно-сумрачным лицом. Неожиданно она достаёт из кармана две морские звезды и протягивает Чарльзу.

«Джентльмена, который дорожит своей репутацией, не должны видеть в обществе вавилонской блудницы Лайма», — произносит она.

Смитсон понимает, что следовало бы подальше держаться от этой странной особы, но Сара олицетворяет собой желанные и неисчерпаемые возможности, а Эрнестина, как он ни уговаривает себя, похожа порою на «хитроумную заводную куклу из сказок Гофмана».

В тот же вечер Чарльз даёт обед в честь Тины и её тётушки. Приглашён и бойкий ирландец доктор Гроган, холостяк, много лет добивающийся расположения старой девы мисс Трэнтер.

Доктор не разделяет приверженности Чарльза к палеонтологии и вздыхает о том, что мы о живых организмах знаем меньше, чем об окаменелостях. Наедине с ним Смитсон спрашивает о странностях Женщины французского лейтенанта.

Доктор объясняет состояние Сары приступами меланхолии и психозом, в результате которого скорбь для неё становится счастьем. Теперь встречи с ней кажутся Чарльзу исполненными филантропического смысла.

Однажды Сара приводит его в укромный уголок на склоне холма и рассказывает историю своего несчастья, вспоминая, как красив был спасённый лейтенант и как горько обманулась она, когда последовала за ним в Эймус и отдалась ему в совершенно неприличной гостинице: «То был дьявол в обличий моряка!» Исповедь потрясает Чарльза. Он обнаруживает в Саре страстность и воображение — два качества, типичных для англичан, но совершенно подавленных эпохой всеобщего ханжества. Девушка признается, что уже не надеется на возвращение французского лейтенанта, потому что знает о его женитьбе. Спускаясь в лощину, они неожиданно замечают обнимающихся Сэма и Мэри и прячутся. Сара улыбается так, как будто снимает одежду. Она бросает вызов благородным манерам, учёности Чарльза, его привычке к рациональному анализу.

В гостинице перепуганного Смитсона ждёт ещё одно потрясение: престарелый дядя, сэр Роберт, объявляет о своей женитьбе на «не приятно молодой» вдове миссис Томкинс и, следовательно, лишает племянника титула и наследства. Эрнестина разочарована таким поворотом событий.

Сомневается в правильности своего выбора и Смитсон, в нем разгорается новая страсть. Желая все обдумать, он собирается уехать в Лондон. От Сары приносят записку, написанную по-французски, словно в память о лейтенанте, с просьбой прийти на рассвете. В смятении Чарльз признается доктору в тайных встречах с девушкой.

Гроган пытается объяснить ему, что Сара водит его за нос, и в доказательство даёт прочитать отчёт о процессе, проходившем в 1835 г. над одним офицером. Он обвинялся в изготовлении анонимных писем с угрозами семье командира и насилии над его шестнадцатилетней дочерью Мари. Последовала дуэль, арест, десять лет тюрьмы.

Позже опытный адвокат догадался, что даты самых непристойных писем совпадали с днями менструаций Мари, у которой был психоз ревности к любовнице молодого человека… Однако ничто не может остановить Чарльза, и с первым проблеском зари он отправляется на свидание.

Сару выгоняет из дома миссис Поултни, которая не в силах перенести своеволие и дурную репутацию компаньонки. Сара прячется в амбаре, где и происходит её объяснение с Чарльзом. К несчастью, едва они поцеловались, как на пороге возникли Сэм и Мэри.

Смитсон берет с них обещание молчать и, ни в чем не признавшись Эрнестине, спешно едет в Лондон. Сара скрывается в Эксетере. У неё есть десять соверенов, оставленные на прощание Чарльзом, и это даёт ей немного свободы.

Смитсону приходится обсуждать с отцом Эрнестины предстоящую свадьбу. Как-то, увидев на улице проститутку, похожую на Сару, он нанимает её, но ощущает внезапную тошноту. Вдобавок шлюху также зовут Сарой.

Вскоре Чарльз получает письмо из Эксетера и отправляется туда, но, не повидавшись с Сарой, решает ехать дальше, в Лайм-Риджис, к Эрнестине. Их воссоединение завершается свадьбой. В окружении семерых детей они живут долго и счастливо. О Саре ничего не слышно.

Но этот конец неинтересен. Вернёмся к письму. Итак, Чарльз спешит в Эксетер и находит там Сару. В её глазах печаль ожидания. «Мы не должны… это безумие», — бессвязно повторяет Чарльз.

Он «впивается губами в её рот, словно изголодался не просто по женщине, а по всему, что так долго было под запретом». Чарльз не сразу понимает, что Сара девственна, а все рассказы о лейтенанте — ложь. Пока он в церкви молит о прощении, Сара исчезает.

Смитсон пишет ей о решении жениться и увезти её прочь. Он испытывает прилив уверенности и отваги, расторгает помолвку с Тиной, готовясь всю жизнь посвятить Саре, но не может её найти. Наконец, через два года, в Америке, он получает долгожданное известие.

Возвратившись в Лондон, Смитсон обретает Сару в доме Росетти, среди художников. Здесь его ждёт годовалая дочка по имени Аалаге-ручеёк.

Читайте также:  Краткое содержание паустовский кара-бугаз точный пересказ сюжета за 5 минут

Нет, и такой путь не для Чарльза. Он не соглашается быть игрушкой в руках женщины, которая добилась исключительной власти над ним.

Прежде Сара называла его единственной надеждой, но, приехав в Эксетер, он понял, что поменялся с ней ролями. Она удерживает его из жалости, и Чарльз отвергает эту жертву. Он хочет вернуться в Америку, где открыл «частицу веры в себя».

Он понимает, что жизнь нужно по мере сил претерпевать, чтобы снова выходить в слепой, солёный, тёмный океан.

https://www.youtube.com/watch?v=x50qBT-VMBU

Пересказала В. С. Кулагина-Ярцева. Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997.

Источник: https://KnigoPoisk.org/books/dzhon_faulz_lyubovnitsa_frantsuzskogo_leytenanta

Анализ романа Джона Фаулза “Женщина французского лейтенанта”

Интеллектуально утонченным и экспериментальным признали литературоведы, критики и вдумчивые читатели роман “Женщина французского лейтенанта”. Автор ведет причудливую игру с читателем, героями, событиями. Пространственные перемещения – признак композиционного строения прозы Фаулза – дополняются временными сдвигами.

Речь идет не только о присущей постмодернизму произведениям реконструкциям реальности, а прежде всего о интерсексуальности как композиционном приеме, который нарушает привычную структурную целостность романа и является необходимым условием воспроизведения темы социального лабиринта жизни, в котором человек теряет индивидуальные черты и вынужден двигаться навстречу морально-нравственной гибели.

Принцип “транскрипции-игры”. Кундера становится для Дж. Фаулза способом связывания двух эпох. Эклектичность стиля – непременное условие не создавать реалистичный (исторический) викторианский или постмодернистский роман, а внести диссонансы современных рассуждений в стилизованные тексты прозы конца правления королевы Виктории (1837-1901).

Идея нивелирования человеческой индивидуальности в обществе, где основной задачей человека было не “сжать до предела все намеченные дела, а то, чтобы их растянуть и тем заполнить бесконечные анфилады свободного времени”.

“Медленный поток викторианской эпохи” вряд ли позволил бы персонажам, автору и читателям погрузиться в себя, напряженно прислушиваться к собственному Я и заставить забыть про окружающую реальность.

Действительность и ее измерение – пространство и время – превращаются в Дж. Фаулза на средства трансформации романной структуры и идеальный способ литературного оформления гуманистической идеи победы человеческого в человеке. Налаживая связь между веками, писатель одновременно разрушает и реалистичную систему постмодерна, приглашая читателя к сотворчеству.

Однако тривиальные сюжетные повороты, знакомые из романов Дж. Элиота “Мельница на Флосси”, Т. Гарди “Голубые глаза”, Е. Дж. Бульвера-Литтона “Пелм, или Приключения джентльмена”, Ч. Диккенса “Записки Пиквикского клуба”, Дж. Г. Байрона “Паломничество Чайльд Гарольда”, разрушаются. Тринадцатый раздел Фаулз начинает так: “Я не знаю.

Все, о чем я здесь рассказываю, – сплошной вымысел. Герои, которых я создаю, никогда не существовали за пределами моего воображения”.

Разрушая иллюзию существования всевластного автора, он предлагает ведущий эстетический принцип построения своего романа – “Есть только одно хорошее определение Бога: свобода, которая допускает существование всех остальных свобод…

Романист еще бог, ибо он утверждает (и даже самому аллегорическому авангардистскому роману не удалось окончательно переубедить собственного автора); разница лишь в том, что мы не боги викторианского образца, всезнающие и всемогущие, мы – боги нового теологического образца, чей принцип – свобода, а не власть”.

Так эстетическая цель сближается с целью идейно-философской – романная структура подрывается изнутри, а представление Чарльза о собственном будущем, как и представление читателя о развязке истории, распадаются на обломки трех финалов, описанных в тексте.

Каждый может выбрать себе версию, которая ему нравится. Например, традиционную концовку – отказ Чарльза от пагубной страсти, счастливое бракосочетание и глубокую старость – вплоть до 106 лет.

Описан почти внутри романа, этот вариант можно считать ироничным, даже пародийным.

По оптимистичному финалу Чарльз узнает, что у них с Сарой есть дочь Лалаге, а читателю предложена вечная истина: “Есть только одна твердыня – любовь, наша любовь, здесь, сейчас”. Однако стену непонимания между Сарой и Чарльзом одолеть не так просто, а между автором и читателем – подавно.

Писатель использует классический прием путешествия, чтобы показать причины и последствия отчужденности личности викторианской эпохи.

Экзистенциальный смысл пребывания Чарльза не на своей территории (в городе Лайм-Раджерс, а если рассматривать глубже, то становится понятно, что для Чарльза ни одна местность, страна не была родным домом) ускоряет его роковое “моральное падение”.

Посторонний для мира, он отчетливее чувствует черты своего характера, которые навязывает общество и которые на самом деле чужды ему.

Поэтому единственным возможным для Чарльза финалом является не его счастливая женитьба и гармоничный союз с Сарой, а постоянно ускользающая реальность, бытие, которое “все же не символ, не одна-единственная разгадка и не одна-единственная попытка ее разгадать, она не должна воплощаться в одном человеческом лице… нельзя, один раз неудачно бросив кости, выбывать из игры… жить нужно по мере сил, с пустой душой, входя без надежды в железное сердце города, страдать. И снова выходить – в слепой, соленый, темный океан”.

Это высказывание Фаулза обосновывает третий финал романа – Чарльз выходит из дома, где живет Сара, избегает знакомства с возможной собственным ребенком, но “обретает частицу веры в себя”.

Вера героя, как и автора, основанная на экзистенциальном восприятии действительности и человека, на убеждении, что подлинная сущность бытия – это постоянные усилия быть собой, самоотречение. Единственным убежищем Чарльза становятся он сам, его постоянный поиск, постоянный процесс потери и обретения, встречи и прощания.

Литературная игра как стилистический прием усиливает восприятие реальности как вечной путешествия временем и текстами, известными и неизвестными. Дж.

Фаулз создает мир, который невозможно представить на страницах викторианского, реалистического, исторического, современного или постмодернистского романов. Он разрушает ли не основной самообман ХХ века – ошибочное восприятие человечеством себя.

Сближая две пространственные и временные плоскости, увязывая их в одно целое с помощью эпиграфов и цитат, Фаулз делает попытку вернуть читателя к истокам – утраченного шанса правдиво воспринимать реальность, чувствовать ее продвижение.

Душевный разлом Чарльза является его духовной эмиграцией, он, как и современники писателя, не имеет родины.

Боль отчуждения от собственной сущности, ошибки и заблуждения в восприятии героя, которому только казалось, что он является палеонтологом или благодарным племянником, интересным собеседником, может стать добропорядочным семьянином или выдающимся путешественником, усиливается благодаря истории с Сарой. Относительно Чарльза она предстает в той же роли, что и Кончис относительно Николаса Ерфе – врачом, духовным наставником, учителем на нелегком пути самопознания.

Викторианская эпоха выбрана Фаулзом еще и потому, что она отчетливо контрастирует с идеей отчуждения от собственной сущности.

Пространственные и временные ловушки, расставленные прозаиком по всему тексту, литературное путешествие, которое он предложил читателю ХХ века, имеют только один выход – это внезапное прозрение, к которому он постепенно подводит героя и хочет направить читателя: “Время – великое заблуждение; существование лишено истории, оно всегда только сейчас, и существовать – значит снова и снова попадать в какую-то дьявольскую машину. Все эти разукрашенные ширмы, возведенные человеком с целью отгородиться от действительности – история, религия, долг, положение в обществе, все это иллюзии, не более чем фантазии курильщика опиума”.

Отречение как первый шаг к третьему финалу в истории Чарльза начинается тогда, когда он не поддается искушению преступить порог мануфактурного магазина будущего тестя. Время и пространство его маневра сужаются, и это лишний раз подтверждает тезис автора о том, что “время – замкнутое пространство”, круг, по которому движется человечество, и в котором нет перспективы будущего.

Автор полемизирует с викторианской эпохой и современными теориями на всех уровнях существования: философском (когда речь идет о теории развития общества Дарвина и Маркса), бытовом (описывая изменения в развитии материального благосостояния общества, изменения ландшафта и т.

п), интимных взаимоотношений мужчины и женщины (пытаясь объяснить особенности в восприятии женщины викторианской эпохи ХХ века или осмыслить последствия гендерного бунта нашего времени), литературном (разрушение изнутри структуры викторианского романа) подобное.

Фаулз вводит в текст не только мотив странствий, но и возврата, ведь “только возвращение в родную страну после долгого отсутствия может показать существенную странность мира и бытия”.

Легкомысленный, на первый взгляд, диалог времени и пространства дает автору свободу игры реальностями, чтобы выявить много вариантность человеческого существования и гуманистической идеи духовного совершенствования личности.

Магия открытого финала романа “Женщина французского лейтенанта” – это магия открытого пространства существования личности, магия свободы выбора, которой наделены персонажи, автор, читатель, все человечество.

Творчество Дж. Фаулза критики оценили как незаурядное явление послевоенного периода. Его разно жанровый доработок подчинен ведущей проблеме: показать пути достижения самосознания как обязательного условия обретения свободы.

Фаулз не воспринимает постмодернистской идеи дегуманизации человечества, но использует постмодернистские приемы художественного письма – пародирования, иронии, аллюзии, принцип “смерти автора” и тому подобное.

Жанровое и стилевое разнообразие его творческих достижений – это целостный мир, в котором равноправными составляющими является эстетическое начало и экзистенциальное философствования, преданность традиции и стремление эксперимента, вымысел и реальность, прошлое и современное, высокая поэтичность и суровое осуждение пороков ХХ века.

В различных переводах название романа звучит так “Любовница французского лейтенанта”, “Подруга французского лейтенанта”.

Источник: https://www.lang-lit.ru/2016/06/analiz-romana-dzhona-faulza-zhenshchina-frantsuzskogo-leytenanta.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector