Краткое содержание гофман золотой горшок точный пересказ сюжета за 5 минут

Анализ произведения «Золотой горшок» (Гофман) | Литерагуру

Краткое содержание Гофман Золотой горшок точный пересказ сюжета за 5 минут

Сказка «Золотой горшок» наиболее полно отражает разнонаправленность и широкий кругозор её автора. Гофман был не только одарённым и успешным писателем, но ещё талантливым художником и композитором, а образование имел юридическое.

Именно поэтому в ней так живо переданы перезвоны хрустальных колокольчиков и краски волшебного мира. Кроме того, это произведение ценно тем, что здесь находят отражение все основные тенденции и темы романтизма: роль искусств, двоемирие, любовь и счастье, рутина и мечта, познание мира, ложь и истина.

«Золотой горшок» поистине уникален своей необычайной многогранностью.

История создания

Романтизм – это не только мечты о волшебстве или поиск приключений. Важно иметь в виду исторические события, на фоне которых развивалось это направление. «Золотой горшок» входит в состав сборника «Фантазии в манере Калло». Он создавался в 1813-15 гг., а это период Наполеоновских войн.

Мечты о свободе, равенстве и братстве рухнули, обыденному миру остаётся противопоставить только вымышленный, иллюзорный. Издателем сборника является К.-Ф. Кунц, виноторговец и близкий друг Гофмана.

Связующим звеном произведений сборника «Фантазии в манере Калло» был подзаголовок «Листки из дневника Странствующего Энтузиаста», что, композиционного единства, придаёт ещё большую таинственность сказкам.

«Золотой горшок» создавался Гофманом в Дрездене в 1814 году. В этот период писатель переживает душевное потрясение: его возлюбленную выдали замуж за состоятельного коммерсанта. Исторические события и личная драма подтолкнули писателя создать свою сказочную фантазию.

Жанр и направление

С первых страниц «Золотого горшка» читателя ждёт загадка. Стоит задуматься уже над авторским определением жанра – «сказка из новых времён», более литературоведческое определение – повесть-сказка.

Такой симбиоз мог родиться только в контексте романтизма, когда среди многих писателей набирает популярность изучение фольклора.

Так в одном творении соединились повесть (прозаический литературный труд средних размеров с одной сюжетной линией) и сказка (разновидность устного народного творчества).

В рассматриваемом произведении Гофман излагает не только фольклорные мотивы, но и острые общественные проблемы: филистерство, зависть, желание не быть, а казаться.

Посредством сказки писатель может безнаказанно и добродушно выражать свою критику в адрес общества, ибо фантастическая история способна вызвать только улыбку, а посмеяться над собой – самое большое наказание для читателя того времени.

Этим приёмом пользовались ещё литераторы периода классицизма, такие как Лабрюйер, Дж. Свифт.

Наличие фантастического элемента в произведении тоже весьма спорный факт. Если считать, что герой действительно побывал в волшебной Атлантиде, то это, безусловно, сказка.

Но здесь, как и в любой другой книге Гофмана, всё иллюзорное можно объяснить рационально. Все чудесные видения – не более чем сон, последствие употребления табака и алкоголя.

Поэтому только читателю решать, что это: сказка или повесть, реальность или вымысел?

О чем?

В праздник вознесения студент Ансельм столкнулся со старухой, продававшей яблоки. Весь товар рассыпался, за что юноша услышал в свой адрес немало проклятий и угроз. Тогда ещё он не знал, что это не просто торговка, а злая ведьма, и яблоки тоже были не простыми: это были её детки.

После случившегося Ансельм расположился под кустом бузины и закурил трубку, набитую пользительным табаком. Опечаленный очередной неприятностью, бедный герой слышит не то шелест листьев, не то чей-то шепот. Это были три блестящие золотые змейки, одна из которых проявила особый интерес к юноше. Он влюбляется в неё.

Далее персонаж всюду ищет свидания с чарующими созданиями, за что его начинают считать сумасшедшим. На одном из вечеров у конректора Паульмана Ансельм рассказывает о своих видениях. Они весьма заинтересовали регистратора Геербранда, и он направляет студента к архивариусу Линдгорсту.

Старый архивариус устраивает молодого человека к себе переписчиком и объясняет ему, что три змейки – это его дочери, а предмет его обожания – младшая, Серпентина.

К Ансельму неравнодушна дочь конректора Паульмана, Вероника, но её мучит вопрос: взаимно ли её чувство? Чтобы узнать это, девушка готова обратиться к гадалке. И она приходит к Рауэрин, которая и есть та самая ведьма-торговка. Так начинается противостояние двух блоков: Ансельма с Линдгорстом и Вероники с Рауэрин.

Пиковой точкой этой борьбы становится сцена в доме архивариуса, когда Ансельм оказывается заключенным в стеклянную банку за то, что капнул чернила на оригинал рукописи. Появившаяся Рауэрин предлагает студенту освобождение, но за это требует отказаться от Серпентины.

Горячо влюблённый юноша не соглашается, оскорбляет ведьму, и это приводит её в исступление. Вовремя пришедший на помощь своему переписчику архивариус одерживает победу над старой колдуньей и освобождает пленника.

Прошедший такое испытание юноша удостаивается счастья вступить в брак с Серпентиной, а Вероника легко отказывается от своих надежд на Ансельма, разбивает волшебное зеркало, подаренное гадалкой, и выходит замуж за Геербранда.

Главные герои и их характеристика

  • От первой до последней страницы сказочной повести мы следим за судьбой и трансформацией характера студента Ансельма. В начале повествования он предстаёт нам полнейшим неудачником: нет работы, потратил последние гроши из-за своей неосторожности. Только фантазии и отдых за пуншем или табаком могут развеять его насущные проблемы. Но по ходу развития действия герой доказывает нам, что силён духом. Он не просто мечтатель – он готов бороться за свою любовь до конца. Однако Гофман не навязывает читателю такую точку зрения. Можно считать, что все эфемерные миры – это воздействие пунша и курительной трубки, а окружающие правильно делают, что смеются над ним и опасаются его сумасшествия. Но есть и другой вариант: только человеку, наделённому поэтической душой, искреннему и чистому, может открыться высший мир, где царит гармония. Простым же обывателям, таким как конректор Паульман, его дочь Вероника и регистратор Геербранд, остаётся только изредка видеть сны и утопать в рутине.
  • Семья Паульманов тоже имеет свои желания, но они не выходят за пределы довольно-таки узкого сознания: отец хочет выдать дочь за состоятельного жениха, а Вероника мечтает стать «госпожой надворной советницей». Девушка даже не знает, что дороже для неё: чувство или светский статус. В юном друге девушка видела только потенциального надворного советника, но Ансельма опередил Геербранд, ему Вероника и отдала руку и сердце.
  • Вот уже несколько сотен лет архивариус Линдгорст терпит своё изгнание в мире земных душ – в мире обыденности и филистерства. Он не заключен в тюрьму, не обременён тяжелой работой: он наказан непониманием. Все считают его чудаком и лишь смеются над его рассказами о былой жизни. Вставная новелла о юноше Фосфоре повествует читателю о волшебной Атлантиде и происхождении архивариуса. Но аудитория изгнанника не желает ему верить, лишь Ансельм оказался способным постичь тайну Линдгорста, внять мольбам Серпентины и выстоять против ведьмы. Любопытно, сам автор признаётся публике, что общается с инородным гостем, ведь и он причастен к высшим идеям, что служит для придания некой правдоподобности в сказке.

Тематика

  1. Тема любви. Ансельм видит в чувстве лишь возвышенный поэтический смысл, вдохновляющий человека на жизнь и творчество. Обыденный и мещанский брак, в основе которого лежит взаимовыгодное использование, не устроил бы его.

    В его понимании любовь окрыляет людей, а не пригвождает к земле условностями и бытовыми аспектами. С ним полностью солидарен автор.

  2. Конфликт личности и общества. Окружающие лишь насмехаются над Ансельмом, не принимают его фантазии.

    Людям свойственно бояться не типичных идей и незаурядных стремлений, они грубо их подавляют. Писатель призывает бороться за свои убеждения, даже если их не разделяет толпа.

  3. Одиночество. Главный герой, как и архивариус, чувствует себя непонятым и отторгнутым от мира.

    Его это поначалу расстраивает, заставляет усомниться в себе, однако со временем он осознает свою непохожесть на остальных и приобретает мужество ее отстаивать, а не идти на поводу у общества.

  4. Мистика.

    Писатель моделирует идеальный мир, где пошлость, невежество и бытовые проблемы не следуют за человеком по пятам. Эта выдумка хоть и лишена правдоподобия, таит в себе глубокий смысл. Нам просто необходимо стремиться к идеалу, одно стремление уже облагораживает душу и возвышает ее над рутинным существованием.

Главная мысль

Гофман даёт читателю полную свободу в трактовке «Золотого горшка»: для кого-то это сказка, для кого-то – повесть с вкраплениями снов, а кто-то может увидеть здесь записки из дневника писателя, полные аллегорий.

Такое неординарное восприятие авторского замысла делает произведение актуальным и поныне.

Разве сегодня человек не выбирает между бытовыми хлопотами и саморазвитием, карьерой и любовью? Студент Ансельм имел счастье принять решение в пользу поэтического мира, поэтому он освобожден от иллюзий и рутины.

В особенном виде Гофман изображает свойственное романтизму двоемирие. Быть или казаться? — главный конфликт произведения.

Писатель изображает время огрубления и слепоты, где даже пленённые в колбы люди не замечают своей скованности. Важен не сам человек, а его функция.

Неслучайно все герои часто упоминаются с их должностями: архивариус, регистратор, конректор. Так автор подчеркивает разницу между миром поэтическим и обыденным.

Но эти две области не только противопоставляются. В сказке есть сквозные мотивы, которые объединяют их. Например, голубые глаза.

Впервые они привлекают Ансельма в Серпентине, но и Вероника тоже является обладательницей таковых, как позднее замечает юноша.

Так, может быть, девушка и золотая змейка — одно целое? Связывают чудеса и реальность серьги, привидевшиеся во сне Веронике. Точно такие в день помолвки дарит её новоиспечённый надворный советник Геербранд.

«Только из борьбы возникнет твое счастье в высшей жизни», и символом его является золотой горшок. Поборов зло, Ансельм получил его в качестве некоего трофея, награды, дающей право обладать Серпентиной и пребывать вместе с нею в волшебной Атлантиде.

«Верь, люби и надейся!» — вот самая главная мысль этой сказки, вот тот девиз, который Гофман хочет сделать смыслом жизни каждого.

Источник: https://LiteraGuru.ru/analiz-proizvedeniya-zolotoj-gorshok-gofman/

“Золотой горшок” Гофмана в кратком изложении

В праздник Вознесения, часов около трех пополудни, через Черные ворота в Дрездене стремительно шел молодой человек, студент по имени Ансельм. Случайно он опрокинул огромную корзину с яблоками и пирожками, которыми торговала безобразная старуха. Он отдал старухе свой тощий кошелек.

Торговка торопливо схватила его и разразилась ужасными проклятьями и угрозами. “Попадешь под стекло, под стекло!” – кричала она. Сопровождаемый злорадным смехом и сочувствующими взглядами, Ансельм свернул на уединенную дорогу вдоль Эльбы. Он начал громко жаловаться на свою никчемную жизнь.

Монолог Ансельма был прерван странным шуршанием, которое доносилось из куста бузины. Раздались звуки, похожие на звон хрустальных колокольчиков. Посмотрев наверх, Ансельм увидел трех прелестных золотисто-зеленых змеек, обвивших ветви.

Одна из трех змеек протянула свою головку к нему и с нежностью взглянула на него чудными темно-голубыми глазами. Ансельма охватило чувство высочайшего блаженства и глубочайшей скорби.

Внезапно раздался грубый густой голос, змейки бросились в Эльбу и исчезли так же внезапно, как и возникли.

Ансельм в тоске обнял ствол бузины, пугая своим видом и дикими речами гуляющих в парке горожан. Услышав нелесные замечания на свой счет, Ансельм очнулся и бросился бежать. Вдруг его окликнули. Это оказались его друзья – регистратор Геербранд и

конректор Паульман с дочерьми. Конректор пригласил Ансельма прокатиться с ними на лодке по Эльбе и завершить вечер ужином в его доме. Теперь Ансельм ясно понимал, что золотые змейки были всего лишь отражением фейерверка в листве.

Тем не менее, то самое неведомое чувство, блаженство или скорбь, снова сжимало его грудь.

Во время прогулки Ансельм чуть не перевернул лодку, выкрикивая странные речи о золотых змейках.

Все сошлись во мнении, что молодой человек явно не в себе, и виной тому его бедность и невезучесть.

Геербранд предложил ему за приличные деньги наняться писцом к архивариусу Линдгорсту – он как раз искал талантливого каллиграфа и рисовальщика для копирования манускриптов из своей библиотеки. Студент был искренне рад этому предложению, потому что его страстью было – копировать трудные каллиграфические работы.

Утром следующего дня Ансельм принарядился и отправился к Линдгорсту. Только он хотел взяться за дверной молоток на двери дома архивариуса, как вдруг бронзовое лицо искривилось и превратилось в старуху, чьи яблоки Ансельм рассыпал у Черных ворот. Ансельм в ужасе отшатнулся и схватился за шнурок звонка.

В его звоне студенту послышались зловещие слова: “Быть тебе уж в стекле, в хрустале”. Шнур звонка спустился вниз и оказался белою прозрачною исполинскою змеею. Она обвила и сдавила его, так что кровь брызнула из жил, проникая в тело змеи и окрашивая его в красный цвет. Змея подняла голову и положила свой язык из раскаленного железа на грудь Ансельма.

От резкой боли он лишился чувств. Студент очнулся в своей бедной постели, а над ним стоял конректор Паульман.

После этого происшествия Ансельм никак не решался вновь подойти к дому архивариуса. Никакие убеждения друзей ни к чему не привели, студента сочли в самом деле душевнобольным, и, по мнению регистратора Геербранда, самым лучшим средством от этого была работа у архивариуса. С целью познакомить Ансельма и Линдгорста поближе, регистратор как-то вечером устроил им встречу в кофейне.

В тот вечер архивариус рассказал странную историю об огненной лилии, которая родилась в первозданной долине, и о юноше Фосфоре, к которому лилия воспылала любовью. Фосфор поцеловал лилию, она вспыхнула в ярком пламени, из нее вышло новое существо и улетело, не заботясь о влюбленном юноше. Фосфор стал оплакивать потерянную подругу.

Из скалы вылетел черный дракон, поймал это существо, обнял его крыльями, и оно вновь превратилось в лилию, но ее любовь к Фосфору стала острой болью, от которой все вокруг поблекло и увяло. Фосфор сразился с драконом и освободил лилию, которая стала царицей долины.

“Я происхожу именно из той долины, и огненная лилия была моя пра-пра-пра-прабабушка, так что я сам – принц” – заявил в заключение Линдгорст. Эти слова архивариуса вызвали трепет в душе студента.

Каждый вечер студент приходил к тому самому кусту бузины, обнимал его и горестно восклицал: “Ах! Я люблю тебя, змейка, и погибну от печали, если ты не вернешься!”. В один из таких вечеров к нему подошел архивариус Линдгорст.

Ансельм рассказал ему обо всех необычайных происшествиях, которые с ним случились в последнее время. Архивариус сообщил Ансельму, что три змейки – его дочери, и он влюблен в младшую, Серпентину.

Линдгорст пригласил молодого человека к себе и дал ему волшебную жидкость – защиту от старухи-ведьмы. После этого архивариус превратился в коршуна и улетел.

Дочь конректора Паульмана Вероника, случайно услышав о том, что Ансельм может стать надворным советником, стала мечтать о роли надворной советницы и его супруги. В самый разгар своих мечтаний она услышала неведомый и страшный скрипучий голос, который произнес: “Не будет он твоим мужем!”.

Услышав от подруги, что в Дрездене живет старая гадалка фрау Рауэрин, Вероника решилась обратиться к ней за советом. “Оставь Ансельма, – сказала девушке ведунья. – Он скверный человек. Он связался с моим врагом, злым стариком. Он влюблен в его дочку, зеленую змейку. Он никогда не будет надворным советником”.

Недовольная словами гадалки, Вероника хотела уйти, но тут гадалка превратилась в старую няньку девушки, Лизу. Чтобы задержать Веронику, нянька сказала, что постарается исцелить Ансельма от чар колдуна. Для этого девушка должна прийти к ней ночью, в будущее равноденствие. Надежда снова проснулась в душе Вероники.

Тем временем Ансельм приступил к работе у архивариуса. Линдгорст дал студенту какую-то черную массу вместо чернил, странно окрашенные перья, необыкновенно белую и гладкую бумагу и велел копировать арабский манускрипт.

С каждым словом возрастала храбрость Ансельма, а с нею – и умение. Юноше казалось, что серпентина помогает ему. Архивариус прочел его тайные мысли и сказал, что эта работа – испытание, которое приведет его к счастью.

В холодную и ветреную ночь равноденствия гадалка привела Веронику в поле. Она развела огонь под котлом и бросила в него те странные тела, которые принесла с собой в корзине. Вслед за ними в котел полетел локон с головы Вероники и ее колечко.

Ведьма велела девушке не отрываясь смотреть в кипящее варево. Вдруг из глубины котла вышел Ансельм и протянул Веронике руку. Старуха открыла кран у котла, и в подставленную форму потек расплавленный металл.

В ту же минуту над ее головой раздался громовой голос: “Прочь, скорей!” Старуха с воем упала наземь, а Вероника лишилась чувств.

Придя в себя дома, на своей кушетке, она обнаружила в кармане насквозь промокшего плаща серебряное зеркальце, которое было минувшей ночью отлито гадалкой. Из зеркальца, как ночью из кипящего котла, на девушку смотрел ее возлюбленный.

Студент Ансельм уже много дней работал у архивариуса. Списывание шло быстро. Ансельму казалось, что строки, которые он копирует, уже давно ему известны. Он все время чувствовал рядом с собой Серпентину, иногда его касалось ее легкое дыхание.

Вскоре Серпентина явилась студенту и рассказала, что ее отец на самом деле происходит из племени Саламандр. Он полюбил зеленую змейку, дочь лилии, которая росла в саду князя духов Фосфора.

Саламандр заключил змейку в объятия, она распалась в пепел, из него родилось крылатое существо и улетело прочь.

В отчаянии Саламандр побежал по саду, опустошая его огнем. Фосфор, князь страны Атлантиды, разгневался, потушил пламя Саламандра, обрек его на жизнь в образе человека, но оставил ему волшебный дар.

Только тогда Саламандр сбросит это тяжкое бремя, когда найдутся юноши, которые услышат пение трех его дочерей и полюбят их. В приданое они получат Золотой горшок.

В минуту обручения из горшка вырастет огненная лилия, юноша поймет ее язык, постигнет все, что открыто бесплотным духам, и со своей возлюбленной станет жить в Атлантиде. Вернется туда и получивший наконец прощение Саламандр. Старуха-ведьма стремиться к обладанию золотым горшком.

Серпентина предостерегла Ансельма: “Берегись старухи, она тебе враждебна, так как твой детски чистый нрав уже уничтожил много ее злых чар”. В заключение поцелуй обжог губы Ансельма. Очнувшись, студен обнаружил, что рассказ Серпентины запечатлен на его копии таинственного манускрипта.

Хотя душа Ансельма была обращена к дорогой Серпентине, он иногда невольно думал о Веронике. Вскоре Вероника начинает являться ему во сне и постепенно завладевает его мыслями.

Однажды утром вместо того, чтобы идти к архивариусу, он отправился в гости к Паульману, где провел весь день. Там он случайно увидел волшебное зеркальце, в которое стал смотреться вместе с Вероникой.

В Ансельме началась борьба, а потом ему стало ясно, что он всегда думал только о Веронике. Горячий поцелуй сделал чувство студента еще прочнее. Ансельм пообещал Веронике жениться на ней.

После обеда явился регистратор Геербранд со всем, что требуется для приготовления пунша. С первым глотком напитка странности и чудеса последних недель вновь восстали перед Ансельмом. Он начал вслух грезить о Серпентине.

Неожиданно вслед за ним хозяин и Геербранд принимаются кричать и реветь, точно бесноватые: “Да здравствует Саламандр! Да сгинет старуха!” Вероника напрасно пыталась убедить их, что старая Лиза непременно одолеет чародея. В безумном ужасе Ансельм убежал в свою коморку и заснул.

Проснувшись, он снова начал мечтать о своей женитьбе на Веронике. Теперь ни сад архивариуса, ни сам Линдгорст уже на казались ему такими волшебными.

На следующий день студент продолжил свою работу у архивариуса, но теперь ему показалось, что пергамент рукописи покрыт не буквами, а запутанными закорючками. Пытаясь скопировать букву, Ансельм капнул на рукопись чернилами. Из пятна вылетела голубая молния, в густом тумане появился архивариус и жестоко наказал студента за ошибку.

Линдгорст заточил Ансельма в одну из тех хрустальных банок, что стояли на столе в кабинете архивариуса. Рядом с ним стояло еще пять склянок, в которых юноша увидел трех школяров и двух писцов, когда-то тоже работавших на архивариуса.

Они стали насмехаться над Ансельмом: “Безумец воображает, будто сидит в склянке, а сам стоит на мосту и смотрит на свое отражение в реке!”. Смеялись они и над полоумным стариком, осыпающим их золотом за то, что они рисуют для него каракули.

Ансельм отвернулся от легкомысленных товарищей по несчастью и направил все мысли и чувства на дорогую Серпентину, которая по-прежнему любила его и старалась, как могла, облегчить положение Ансельма.

Вдруг Ансельм услышал глухое ворчание и в старом кофейнике, стоящем напротив, узнал ведьму. Она пообещала ему спасение, если он женится на Веронике. Ансельм гордо отказался. Тогда старуха схватила золотой горшок и попыталась скрыться, но ее настиг архивариус.

В следующий миг студент увидел смертный бой между чародеем и старухой, из которого Саламандр вышел победителем, а ведьма превратилась в гадкую свеклу. В этот миг торжества перед Ансельмом явилась Серпентина, возвещая ему о дарованном прощении.

Стекло треснуло, и он упал в объятия прелестной Серпентины.

На следующий день регистратор Геербранд и конректор Паульман никак не могли понять, каким образом обыкновенный пунш довел их до таких излишеств. Наконец они решили, что во всем виноват проклятый студент, который заразил их своим сумасшествием. Прошло много месяцев.

В день именин Вероники в дом Паульмана пришел новоиспеченный надворный советник Геербранд и предложил девушке руку и сердце. Она согласилась и рассказала будущему мужу о своей любви к Ансельму и о колдунье.

Несколько недель спустя госпожа надворная советница Геербранд поселилась в прекрасном доме на Новом рынке.

Автор получил письмо от архивариуса Линдгорста с разрешением предать публичной огласке историю странной судьбы его зятя, бывшего студента, а в настоящее время – поэта Ансельма, и с приглашением завершить повесть о Золотом горшке в той самой зале его дома, где трудился достославный студент Ансельм. Сам же Ансельм обручился с Серпентиной в прекрасном храме, вдохнул аромат лилии, которая выросла из золотого горшка, и обрел вечное блаженство в Атлантиде.

Источник: https://ukrtvir.com.ua/zolotoj-gorshok-gofmana-v-kratkom-izlozhenii/

Гофман «Золотой горшок» — краткое содержание

 (Повесть-сказка, 1814)

Был праздник Вознесения, три часа по полудни.

У Черных ворот в Дрездене студент Ансельм опрокидывает огромную корзину с яблоками, и слышит от торговки жуткие проклятья и угрозы: «Попадешь под стекло, под стекло!» Ансельм расплатился за свою оплошность, а так как он, как и большинство студентов, беден, то вместо того, чтобы выпить пива и кофе с ликером, как прочие горожане, идет на берег Эльбы оплакивать злую судьбу, молодость, все рухнувшие надежды, все бутерброды, упавшие маслом вниз.

Из ветвей бузины, под которой он сидит, раздаются дивные звуки, как бы звон хрустальных колокольчиков. Подняв голову, Ансельм видит трех прекрасных золотисто-зеленых змеек, обвивших ветви, и самая милая из них с нежностью смотрит на него большими синими глазами. Видение рассеивается так же внезапно, как оно возникло.

Ансельм в тоске обнимает ствол бузины, пугая гуляющих в парке горожан своим видом и безумными речами. К счастью, прогуливаясь, в этом же месте оказались его хорошие знакомые: регистратор Геербранд и конрек-тор Паульман с дочерьми.

Они пригласили Ансельма прокатиться с ними на лодке по реке и завершить праздничный вечер ужином в доме Паульмана.

По общему суждению молодой человек был явно не в себе, и виной тому его бедность и невезучесть. Геербранд предлагает ему за приличные деньги наняться писцом к архивариусу Линдгорсту, так как у Ансельма талант каллиграфа и рисовальщика, и как раз такого человека ищет архивариус для копирования манускриптов из своей библиотеки.

Необычная обстановка в доме архивариуса, и его диковинный сад, где цветы похожи на птиц и насекомых, и сам архивариус, являющийся Ансельму то в виде худого старикашки в сером плаще, то в обличье величественного седобородого царя — все это еще глубже погружает Ансельма в мир его грез.

Дверной молоток кажется ему старухой, чьи яблоки он рассыпал у Черных ворот, вновь произносящей зловещие слова: «Быть тебе уж в стекле, в хрустале!..» Шнурок звонка видится ему змеей, обвивающей беднягу до хруста костей.

Каждый вечер он ходит к кусту бузины, обнимает его и плачет: «Ах! я люблю тебя, змейка, и погибну от печали, если ты не вернешься!»

День проходит за днем, а Ансельм никак не может приступить к работе. Архивариус, которому он открывает свою тайну, не удивляется. Эти змейки, сообщает архивариус Ансельму, мои дочери, а сам я не смертный человек, но дух Саламандр, низвергнутый за непослушание моим повелителем Фосфором, князем страны Атлантиды.

Тот, кто женится на одной из дочерей Саламандра-Линдгорста получит в приданое Золотой горшок. Из горшка в минуту обручения прорастет огненная лилия, юноша поймет ее язык, постигнет все, что открыто бесплотным духам, и со своей возлюбленной станет жить в Атлантиде.

Вернется туда и получивший, наконец, прощение Саламандр.

https://www.youtube.com/watch?v=7nVdBlGL8F8

Ансельм с воодушевлением принялся за работу, ведь платой за нее будут не только деньги, но возможность видеть синеглазую змейку Серпентину.

А в это время дочь конректора Паульмана Вероника, с которой Ансельм прежде почти каждый вечер музицировал, терзается сомнениями, не видя своего возлюбленного, не забыл ли он ее, не нашел ли себе другую.

А в это время дочь конректора Паульмана Вероника, с которой Ансельм прежде почти каждый вечер музицировал, терзается сомнениями, не видя своего возлюбленного, не забыл ли он ее, не нашел ли себе другую. Вероника уже давно мечтала о счастливом супружеством с Ансельмом.

Услышав от подруг, что в Дрездене живет старая гадалка фрау Рауэрин, Вероника обращается к той за советом. «Оставь Ансельма, — говорит ведунья девушке. — Он скверный человек. Он потоптал моих деток, мои наливные яблочки. Он связался с моим врагом, злым стариком.

Он влюблен в его дочку, зеленую змейку. Он никогда не будет надворным советником». Вероника заливается слезами, и вдруг узнает в гадалке свою няньку Лизу.

Добрая нянька утешает воспитанницу: «Постараюсь помочь тебе исцелить Ансельма от вражьих чар, а тебе — угодить в надворные советницы».

Одной ненастной ночью гадалка ведет Веронику в поле, где разводит огонь под котлом, в который летят из мешка старухи цветы, металлы, травы и зверюшки, а вслед на ними локон с головы Вероники и ее колечко. Девушка неотрывно глядит в кипящее варево, и оттуда является лицо Ансельма.

В ту же минуту над ее головой раздается громовое: «Эй вы, сволочи! Прочь, скорей!» Старуха с воем падает наземь. Вероника теряет сознание. Приходит Вероника в себя уже дома, на своей кушетке. В кармане мокрого плаща она обнаруживает серебряное зеркальце, которое было отлито гадалкой. Из зеркальца на девушку смотрит ее возлюбленный.

«Ах, — сокрушается он, — отчего вам угодно порой извиваться, как змейка!..»

Работа же Ансельма, поначалу не выходившая, все больше спорится. Ему легко удается не только копировать самые затейливые манускрипты, но и постигать их смысл. В награду архивариус устраивает студенту свидание с Серпентиной.

Та соблазняет Ансельма своими речами: «Ты обладаешь, как теперь выражаются, «наивной поэтической душой». Ты достоин и моей любви, и вечного блаженства в Атлантиде!» Поцелуй обжигает губы Ансельма. Но странно, во все последующие дни он думает о Веронике.

Серпентина — его мечта, муза, а Вероника — самое живое, реальное, что являлось когда-либо его глазам. Вместо того чтобы идти к архивариусу, он отправляется в гости к Паульману, где проводит весь день. Вероника была весела, весь вид ее излучал любовь к нему.

Невинный поцелуй вконец отрезвляет Ансельма. Как на грех, является Геербранд со всем, что требуется для приготовления пунша. С первым глотком странности и чудеса последних недель вновь восстают перед Ансельмом. Он грезит вслух о Серпентине.

Вслед за ним неожиданно и хозяин Геербранд принимается восклицать: «Да здравствует Саламандр! Да сгинет старуха!» Вероника убеждает их, что старая Лиза непременно одолеет чародея, а сестрица ее в слезах выбегает из комнаты.

Утром Паульман и Геербранд долго удивляются своему буйству. Что касается Ансельма, то он, придя к архивариусу, был жестоко наказан за малодушное отречение от любви. Чародей заточил студента в одну из тех стеклянных банок, что стоят на столе в его кабинете.

Чародей заточил студента в одну из тех стеклянных банок, что стоят на столе в его кабинете. По соседству в других банках сидели еще три школяра и два писца, также работавшие на архивариуса.

Они ругают Ансельма («Безумец воображает, будто сидит в склянке, а сам стоит на мосту и смотрит на свое отражение в реке!») и заодно и полоумного старика, осыпающего их золотом за то, что ни рисуют для него каракули.

От их насмешек Ансельма отвлекает видение смертного боя чародея со старухой, из которого Саламандр выходит победителем. В миг торжества перед Ансельмом является Серпентина, возвещая ему о дарованном прощении. Стекло лопается — он падает в объятья синеглазой змейки.

В день именин Вероники в дом Паульмана приходит новоиспеченный советник Геербранд, предлагая девице руку и сердце. Она соглашается. Ансельм, — судя по тому, что из Дрездена он исчез, — обрел вечное блаженство в Атлантиде.

Это подозрение подтверждает полученное автором письмо архивариуса Линдгорста с разрешением предать публичной огласке тайну его чудесного существования в мире духов и с приглашением завершить повесть о Золотом горшке в той самой голубой пальмовой зале его дома, где трудился достославный студент Ансельм.

Источник: https://students-library.com/library/read/44405-gofman-zolotoj-gorsok-kratkoe-soderzanie

Краткое содержание Золотой горшок (Эрнст Теодор Амадей Гофман)

В праздник Вознесения, в три часа пополудни, у Черных ворот в Дрездене студент Ансельм по извечному своему невезению опрокидывает огромную корзину с яблоками — и слышит от старухи торговки жуткие проклятия и угрозы: «Попадешь под стекло, под стекло!»

Расплатившись за свою оплошность тощим кошельком, Ансельм, вместо того чтобы выпить пива и кофе с ликером, как прочие добрые горожане, идет на берег Эльбы оплакивать злую судьбу — всю молодость, все рухнувшие надежды, все бутерброды, упавшие маслом вниз… Из ветвей бузины, под которой он сидит, раздаются дивные звуки, как бы звон хрустальных колокольчиков. Подняв голову, Ансельм видит трех прелестных золотисто-зеленых змеек, обвивших ветви, и самая милая из них с нежностью смотрит на него большими синими глазами. И эти глаза, и шелест листьев, и заходящее солнце — все говорит Ансельму о вечной любви.

Видение рассеивается так же внезапно, как оно возникло. Ансельм в тоске обнимает ствол бузины, пугая и видом своим, и дикими речами гуляющих в парке горожан. По счастью, неподалеку оказываются его хорошие знакомые: регистратор Геербранд и конректор Паульман с дочерьми, приглашающие Ансельма прокатиться с ними на лодке по реке и завершить праздничный вечер ужином в доме Паульмана.

Молодой человек, по общему суждению, явно не в себе, и виной всему его бедность и невезучесть. Геербранд предлагает ему за приличные деньги наняться писцом к архивариусу Линдгорсту — у Ансельма талант каллиграфа и рисовальщика, и как раз такого человека ищет архивариус для копирования манускриптов из своей библиотеки.

Увы, и необычная обстановка в доме архивариуса, и его диковинный сад, где цветы похожи на птиц и насекомых, — как цветы, наконец, и сам архивариус, являющийся Ансельму то в виде худого старикашки в сером плаще, то в обличье величественного седобородого царя, — все это еще глубже погружает Ансельма в мир его грез.

Дверной молоток прикидывается старухой, чьи яблоки он рассыпал у Черных ворот, вновь произносящей зловещие слова: «Быть тебе уж в стекле, в хрустале!..»; шнурок звонка превращается в змею, обвивающую беднягу до хруста костей.

Каждый вечер он ходит к кусту бузины, обнимает его и плачет: «Ах! я люблю тебя, змейка, и погибну от печали, если ты не вернешься!»

День проходит за днем, а Ансельм все никак не приступит к работе. Архивариус, которому он открывает свою тайну, нимало не удивлен. Эти змейки, сообщает архивариус Ансельму, мои дочери, а сам я — не смертный человек, но дух Саламандр, низвергнутый за непослушание моим повелителем Фосфором, князем страны Атлантиды.

Тот, кто женится на одной из дочерей Саламандра-Линдгорста, получит в приданое Золотой горшок. Из горшка в минуту обручения прорастет огненная лилия, юноша поймет ее язык, постигнет все, что открыто бесплотным духам, и со своей возлюбленной станет жить в Атлантиде. Вернется туда и получивший наконец прощение Саламандр.

Смелей за работу! Платой за нее будут не только червонцы, но и возможность ежедневно видеть синеглазую змейку Серпентину!

…Давно не видевшая Ансельма дочь конректора Паульмана Вероника, с которой они прежде чуть не ежевечерне музицировали, терзается сомнениями: не забыл ли он ее? Не охладел ли к ней вовсе? А ведь она уже рисовала в мечтах счастливое супружество! Ансельм, глядишь, разбогатеет, станет надворным советником, а она — надворной советницей!

Услышав от подруг, что в Дрездене живет старая гадалка фрау Рауэрин, Вероника обращается к той за советом. «Оставь Ансельма, — слышит девушка от ведуньи. — Он скверный человек. Он потоптал моих деток, мои наливные яблочки. Он связался с моим врагом, злым стариком.

Он влюблен в его дочку, зеленую змейку. Он никогда не будет надворным советником». В слезах слушает Вероника гадалку и вдруг узнает в ней свою няньку Лизу.

Добрая нянька утешает воспитанницу: «Постараюсь помочь тебе исцелить Ансельма от вражьих чар, а тебе — угодить в надворные советницы».

Холодной, ненастной ночью гадалка ведет Веронику в поле, где разводит огонь под котлом, в который летят из мешка старухи цветы, металлы, травы и зверюшки, а вслед за ними — локон с головы Вероники и ее колечко. Девушка неотрывно глядит в кипящее варево — и оттуда является ей лицо Ансельма.

В ту же минуту над ее головой раздается громовое: «Эй вы, сволочи! Прочь, скорей!» — старуха с воем падает наземь, Вероника лишается чувств. Придя в себя дома, на своей кушетке, она обнаруживает в кармане насквозь промокшего плаща серебряное зеркальце— то, которое было минувшей ночью отлито гадалкой.

Из зеркальца, как давеча из кипящего котла, смотрит на девушку ее возлюбленный. «Ах, — сокрушается он, — отчего вам угодно порой извиваться, как змейка!..»

Меж тем работа у Ансельма в доме архивариуса, не ладившаяся поначалу, все более спорится. Ему легко удается не только копировать самые затейливые манускрипты, но и постигать их смысл. В награду архивариус устраивает студенту свидание с Серпентиной.

«Ты обладаешь, как теперь выражаются, «наивной поэтической душой, — слышит Ансельм от дочери чародея. — Ты достоин и моей любви, и вечного блаженства в Атлантиде!» Поцелуй обжигает губы Ансельма. Но странно, во все последующие дни он думает о Веронике.

Серпентина — его греза, а Вероника — самое живое, реальное, что являлось когда-либо его глазам!

Вместо того чтобы идти к архивариусу, он отправляется в гости к Паульману, где проводит весь день. Вероника — сама веселость, весь ее вид излучает любовь к нему. Невинный поцелуй вконец отрезвляет Ансельма. Как на грех, является Геербранд со всем, что требуется для приготовления пунша.

С первым глотком странности и чудеса последних недель вновь восстают перед Ансельмом. Он грезит вслух о Серпентине.

Вслед за ним неожиданно и хозяин Геербранд принимается восклицать: «Да здравствует Саламандр! Да сгинет старуха!» Вероника убеждает их, что старая Лиза непременно одолеет чародея, а сестрица ее в слезах выбегает из комнаты. Сумасшедший дом, да и только!..

Наутро Паульман и Геербранд долго удивляются своему буйству. Что касается Ансельма, то он, придя к архивариусу, был жестоко наказан за малодушное отречение от любви. Чародей заточил студента в одну из тех стеклянных банок, что стоят на столе в его кабинете.

По соседству в других банках — еще три школяра и два писца, также работавшие на архивариуса.

Они поносят Ансельма («Безумец воображает, будто сидит в склянке, а сам стоит на мосту и смотрит на свое отражение в реке!») и заодно и полоумного старика, осыпающего их золотом за то, что они рисуют для него каракули.

От их насмешек Ансельма отвлекает видение смертного боя чародея со старухой, из которого Саламандр выходит победителем. В миг торжества перед Ансельмом является Серпентина, возвещая ему о дарованном прощении. Стекло лопается — он падает в объятия синеглазой змейки…

В день именин Вероники в дом Паульмана приходит новоиспеченный надворный советник Геербранд, предлагая девице руку и сердце.

Недолго думая, она соглашается: хоть отчасти да сбылось предсказание старой гадалки! Ансельм — судя по тому, что из Дрездена он исчез бесследно, — обрел вечное блаженство в Атлантиде.

Это подозрение подтверждает полученное автором письмо архивариуса Линдгорста с разрешением предать публичной огласке тайну его чудесного существования в мире духов и с приглашением завершить повесть о Золотом горшке в той самой голубой пальмовой зале его дома, где трудился достославный студент Ансельм.

Ансельм — романтик-фантазер, создающий для себя особую, сказочную действительность. Студент А. человек «не от мира сего» — это видно уже по его одежке.

На фоне окружающих, «нормальных» людей он выглядит чудаком, отличаясь исключительной неприспособленностью в самых простых ситуациях: у него бутерброды всегда падают на землю намазанной стороной, а на новом сюртуке тотчас же появляется жирное пятно. За неловкостью А.

скрывается нечто более серьезное, материальный мир как будто не хочет находиться в ладу с ним: ему непременно выльют на голову умывальный таз, если выйдет из дома по важному делу на полчаса раньше, чтобы не опоздать.

Признавая умом бытовые блага (заработать побольше денег, получить чин), он отвергает их всей своей сущностью и потому не в состоянии извлечь из чего-либо практическую пользу. Беспорядок, который он вносит повсюду, вызывает раздражение благополучных обывателей.

Разлад с реальностью определяет особую судьбу А., открывая ему то, чего не видят и не слышат другие.

Любовь, меняющая всю его жизнь, приносит ему покровительство духа Саламандра и, наконец, уводит в фантастическую страну Атлантиду; перед ним появляется золотисто-зеленая змейка Серпентина, незримая для других глаз. И хотя все воспринимают происходящее с А.

как опьянение или умоисступление, для него самого рожденное его воображением — действительный факт, огромная индивидуальная ценность, в свете которой перестают существовать ценности реальные, общепризнанные.

В фантастической истории героя изображена романтическая натура, для которой неприемлемы здравомыслие, предусмотрительность, расчет.

Источник: http://vip-gdz.ru/kratkoe-soderzhanie-zolotoj-gorshok-e-rnst-teodor-amadej-gofman/

Золотой горшок

Сказка Гофмана Золотой горшок состоит из двенадцати вигилий – символических глав истории Ансельма. Вигильма в общем смысле означает отказ от сна в ночное время, тем самым Гофман говорит, что его сказка – не сон, не явь, а нечто, происходящее в совершенно другом измерении и понимании.

Краткое содержание сказки Золотой горшок следующее:

Ансельм случайно опрокидывает корзинку с фруктами, принадлежащую старушке, которая проклинает его. Расстроенный молодой человек спешит скрыться, сворачивает на тихую улочку и идет по ней, жалуясь вслух на свою скучную и ничем не примечательную жизнь.

Наткнувшись на куст бузины, Ансельм видит золотисто-зеленых змеек, одна из которых смотрит на него своими голубыми глазами, принося чувства радости и скорби одновременно. Юношу охватывает невиданная ранее тоска, и он громко разговаривает сам с собой, привлекая внимание прохожих, шарахающихся от него, как от безумца.

Убегая оттуда, Ансельм встречает друзей, принимая их приглашение на ужин. Наслушавшись странных речей и пожалев его, один из друзей регистратор Геербранд помогает молодому человеку с работой, устроив к архивариусу Линдгорсту.

Следующим же утром Ансельм отправляется на работу, подходит к дому архивариуса и не успевает дотронуться до двери… Ему является ведьма-старуха, испугав юношу окончательно.

Ансельм лишился чувств и очнулся уже только у конкректора Паульмана. Никто не мог уговорить бедного юношу заново прийти на работу, поэтому друзья организовали встречу с архивариусом в кафе, где тот рассказал Ансельму необычную историю о лилии, чем сильно того впечатлил.

Вечерами молодой человек проводил всё время рядом с бузиной, увидев это, и выслушав полный чудачеств рассказ парня, архивариус Линдгорст заявил, что прекрасная змейка – это его младшая дочь Серпентина, а в защиту от старухи дал ему волшебное зелье. В то же время, Вероника, дочь конкректора Паульмана, грезила стать женой Ансельма и чтобы завоевать его отправилась к гадалке, которая сделала ей волшебное серебряное зеркальце.

Ансельм отлично справлялся с работой у архивариуса по копированию манускриптов. В один из дней к нему явилась возлюбленная Серпентина и поведала историю о том, что змейка – дочь лилии, на которую наложено заклятье. В день обручения она получит в приданное Золотой горшок, из которого вырастет прекрасная огненная лилия, помогающая постигнуть многое и позволяющая жить в загадочной Атлантиде.

Пройдя через испытания и чуть не женившись на Веронике, Ансельм всё же увидел бой между добром и злом и, по прошествии нескольких месяцев, обручился с Серпентиной и обрел вечную жизнь вместе с возлюбленной в Атлантиде, вдохнув аромат волшебной лилии.

Источник: https://aababy.ru/skazki/zarubezhnye-skazki/gofman-eta/zolotoy-gorshok

Ссылка на основную публикацию