Краткое содержание хемингуэй по ком звонит колокол точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткий пересказ романа Э. Хемингуэя “По ком звонит колокол”

Американец Роберт Джордан, добровольно участвующий в гражданской войне в Испании на стороне республиканцев, получает задание из центра – взорвать перед наступлением мост. Несколько дней до наступления он должен провести в расположении партизанского отряда некоего Пабло.

О Пабло говорят, что в начале войны он был очень смел и убил фашистов больше, чем бубонная чума, а потом разбогател и теперь с удовольствием ушел бы на покой.

Пабло отказывается участвовать в этом деле, сулящем отряду одни неприятности, но Джордана неожиданно поддерживает пятидесятилетняя Пилар, жена Пабло, которая пользуется у партизан неизмеримо большим уважением, чем муж. Тот, кто ищет безопасности, теряет все, говорит она. Ее единогласно избирают командиром отряда.

Пилар – ярая республиканка, она предана народному делу и никогда не свернет с выбранного пути. В этой сильной, мудрой женщине таятся многие таланты, обладает она и даром ясновидения: в первый же вечер, посмотрев на руку Роберта, она поняла, что тот завершает свой жизненный путь.

И тогда же увидела, что между Робертом и девушкой Марией, прибившейся к отряду после того, как фашисты убили ее родителей, а ее самое изнасиловали, вспыхнуло яркое, редкое по силе чувство. Она не препятствует развитию их любовных отношений, а зная, как мало осталось времени, сама подталкивает их друг к другу. Все время, что Мария провела

с отрядом, Пилар исподволь врачевала ей душу, и теперь мудрая испанка понимает: только чистая, настоящая любовь исцелит девушку. В первую же ночь Мария приходит к Роберту.

На следующий день Роберт, поручив старику Ансельмо наблюдать за дорогой, а Рафаэлю – следить за сменой часовых у моста, отправляется вместе с Пилар и Марией к Эль Сордо, командиру соседнего партизанского отряда.

По дороге Пилар рассказывает, как начиналась революция в маленьком испанском городке, на их с Пабло родине, и как народ расправился там с местными фашистами. Люди встали в две шеренги – одна напротив другой, взяли в руки цепы и дубинки и прогнали фашистов сквозь строй. Так делалось специально: чтобы каждый нес свою долю ответственности.

Всех забили до смерти – даже тех, кто слыл хорошим человеком, – а потом сбросили с обрыва в реку. Все умирали по-разному: кто принимал смерть с достоинством, а кто скулил и просил пощады. Священника убили прямо во время молитвы.

Да, видимо, Бога в Испании отменили, вздыхает Пилар, потому что, если бы он был, разве допустил бы эту братоубийственную войну? Теперь некому прощать людей – ведь нет ни Бога, ни Сына Божия, ни Духа Святого.

Рассказ Пилар пробуждает в Роберте Джордане собственные мысли и воспоминания. В том, что он сейчас воюет в Испании, нет ничего удивительного. С Испанией связаны его профессия и служба; он часто бывал здесь до войны, любит народ Испании, и ему совсем не все равно, как сложится судьба этого народа.

Джордан не красный, но от фашистов добра ждать не приходится. Значит, надо эту войну выиграть. А потом он напишет обо всем книгу и тогда освободится наконец от того ужаса, который сопровождает любые войны.

Роберт Джордан предполагает, что при подготовке к взрыву моста он может погибнуть: в его распоряжении слишком мало людей – семеро у Пабло и столько же у Эль Сордо, а дел полно: надо снимать посты, прикрывать дорогу и т. д. И надо же такому случиться, что именно здесь он встретил свою первую настоящую любовь.

Может, это все, что он еще может взять от жизни? Или это вообще вся его жизнь и вместо семидесяти лет она будет длиться семьдесят часов? Трое суток. Впрочем, горевать тут нечего: за семьдесят часов можно прожить более полную жизнь, чем за семьдесят лет.

Когда Роберт Джордан, Пилар и Мария, получив согласие Эль Сордо достать лошадей и принять участие в операции, возвращаются в лагерь, неожиданно начинает идти снег. Он валит и валит, и это необычное для конца мая явление может погубить все дело. К тому же Пабло все время пьет, и Джордан боится, что этот ненадежный человек может здорово навредить.

Эль Сордо раздобыл, как и обещал, лошадей на случай отступления после диверсии, но из-за выпавшего снега фашистский разъезд замечает следы партизан и лошадей, ведущие в лагерь Эль Сордо.

Джордан и бойцы из отряда Пабло слышат отзвуки боя, но вмешаться не могут: тогда может сорваться вся операция, так необходимая для успешного наступления.

Весь отряд Эль Сордо погибает, фашистский лейтенант, обходя холм, усеянный трупами партизан и солдат, осеняет себя крестом и мысленно произносит то, что можно часто услышать и в республиканском лагере: какая гнусная вещь война! На этом неудачи не заканчиваются.

В ночь перед наступлением из лагеря сбегает Пабло, прихватив с собой ящик со взрывателем и бикфордов шкур – важные для диверсии вещи. Без них тоже можно управиться, но это сложнее, да и риску больше.

Старик Ансельмо докладывает Джордану о передвижениях на дороге: фашисты подтягивают технику.

Джордан пишет подробное донесение командующему фронтом генералу Гольцу, информируя того, что противник явно знает о готовящемся наступлении: то, на что рассчитывал Гольц – внезапность, теперь не сработает. Пакет Гольцу соглашается доставить партизан Андрее.

Если тот успеет передать донесение до рассвета, Джордан не сомневается, что наступление перенесут, а вместе с ним и дату взрыва моста. Но пока надо готовиться.. .

В последнюю ночь, лежа рядом с Марией, Роберт Джордан как бы подводит итог своей жизни и приходит к выводу, что она прожита не зря. Смерти он не боится, страшит его только мысль: а вдруг он не выполнит свой долг надлежащим образом.

Джордан вспоминает деда – тот тоже участвовал в Гражданской войне, только в Америке – в войне между Севером и Югом. Наверное, она была так же страшна, как и эта. И видимо, прав Ансельмо, говоря, что те, кто сражается на стороне фашистов, – не фашисты, а такие же бедняки, как и люди в республиканских отрядах.

Но лучше не думать обо всем этом, иначе пропадет злоба, а без нее не выполнить задания.

Наутро в отряд неожиданно возвращается Пабло, он привел с собой людей и лошадей. Сбросив под горячую руку в пропасть детонатор Джордана, он вскоре почувствовал раскаяние и понял, что просто не в состоянии оставаться один в безопасности, когда его былые товарищи будут сражаться. Тогда он развил бешеную деятельность, всю ночь собирая по окрестностям добровольцев на акцию против фашистов.

Не зная, добрался Андрес с донесением к Гольцу или нет, Джордан с партизанами снимаются с места и движутся через ущелье к реке.

Решено оставить Марию с лошадьми, а остальным заняться – в случае начала наступления – каждому своим делом. Джордан и старик Ансельмо спускаются к мосту и снимают часовых. Американец устанавливает динамит у опор.

Теперь, будет ли мост взорван, зависит только от того, начнется наступление или нет.

А тем временем Андрес никак не может пробиться к Гольцу. Преодолев первоначальные трудности при переходе линии фронта, когда его чуть не подорвали гранатой, Андрес застревает на самом последнем этапе: его задерживает главный комиссар Интернациональных бригад. Война меняет не только таких, как Пабло.

Комиссар за последнее время стал очень подозрительным, он надеется, что ему удастся, задержав этого человека из фашистского тыла, уличить Гольца в связях с врагом. Когда Андрес в конце концов чудом добирается до Гольца – уже поздно: наступление отменить нельзя. Мост взорван. При взрыве погибает старик Ансельмо. Те, кто уцелел, торопятся отойти.

Во время отступления снаряд разрывается рядом с лошадью Джордана, та падает и придавливает всадника. У Джордана сломана нога, и он понимает, что не может ехать с остальными. Главное для него – убедить Марию оставить его. После того, что у них было, говорит девушке Джордан, они всегда будут вместе. Она увезет его с собой.

Куда бы она ни поехала, он всегда будет с ней. Если уйдет она, уйдет и он – так она спасет его.

Оставшись один, Джордан застывает перед пулеметом, привалившись к стволу дерева. Мир – хорошее место, думает он, за него стоит драться. Приходится убивать, если нужно, – только не надо любить убийство. А сейчас он попытается хорошо завершить свою жизнь – задержать здесь врага, хотя бы убить офицера. Это может решить многое. И тут на поляну выезжает офицер вражеской армии…

Источник: http://home-task.com/kratkij-pereskaz-romana-e-xemingueya-po-kom-zvonit-kolokol/

Краткое содержание По ком звонит колокол – краткие содержания произведений по главам

По ком звонит колокол Э. Хемингуэй

По ком звонит колокол

Американец Роберт Джордан, добровольно участвующий в гражданской войне в Испании на стороне республиканцев, получает задание из центра — взорвать перед наступлением мост. Несколько дней до наступления он должен провести в расположении партизанского отряда некоего Пабло.

О Пабло говорят, что в начале войны он был очень смел и убил фашистов больше, чем бубонная чума, а потом разбогател и теперь с удовольствием ушел бы на покой. Пабло отказывается участвовать в этом деле, сулящем отряду одни неприятности, но Джордана неожиданно поддерживает пятидесятилетняя Пилар, жена Пабло, которая пользуется у партизан неизмеримо большим уважением, чем муж.

Тот, кто ищет безопасности, теряет все, говорит она. Ее единогласно избирают командиром отряда.

Пилар — ярая республиканка, она предана народному делу и никогда не свернет с выбранного пути. В этой сильной, мудрой женщине таятся многие таланты, обладает она и даром ясновидения: в первый же вечер, посмотрев на руку Роберта, она поняла, что тот завершает свой жизненный путь.

И тогда же увидела, что между Робертом и девушкой Марией, прибившейся к отряду после того, как фашисты убили её родителей, а её самое изнасиловали, вспыхнуло яркое, редкое по силе чувство. Она не препятствует развитию их любовных отношений, а зная, как мало осталось времени, сама подталкивает их друг к другу.

Все время, что Мария провела с отрядом, Пилар исподволь врачевала ей душу, и теперь мудрая испанка понимает: только чистая, настоящая любовь исцелит девушку. В первую же ночь Мария приходит к Роберту.

Читайте также:  Краткое содержание бианки мышонок пик точный пересказ сюжета за 5 минут

На следующий день Роберт, поручив старику Ансельмо наблюдать за дорогой, а Рафаэлю — следить за сменой часовых у моста, отправляется вместе с Пилар и Марией к Эль Сордо, командиру соседнего партизанского отряда. По дороге Пилар рассказывает, как начиналась революция в маленьком испанском городке, на их с Пабло родине, и как народ расправился там с местными фашистами.

Люди встали в две шеренги — одна напротив другой, взяли в руки цепы и дубинки и прогнали фашистов сквозь строй. Так делалось специально: чтобы каждый нес свою долю ответственности. Всех забили до смерти — даже тех, кто слыл хорошим человеком, — а потом сбросили с обрыва в реку. Все умирали по-разному: кто принимал смерть с достоинством, а кто скулил и просил пощады.

Священника убили прямо во время молитвы. Да, видимо, Бога в Испании отменили, вздыхает Пилар, потому что, если бы он был, разве допустил бы эту братоубийственную войну? Теперь некому прощать людей — ведь нет ни Бога, ни Сына Божия, ни Духа Святого. Рассказ Пилар пробуждает в Роберте Джордане собственные мысли и воспоминания.

В том, что он сейчас воюет в Испании, нет ничего удивительного. С Испанией связаны его профессия (он преподает испанский в университете) и служба; он часто бывал здесь до войны, любит народ Испании, и ему совсем не все равно, как сложится судьба этого народа. Джордан не красный, но от фашистов добра ждать не приходится. Значит, надо эту войну выиграть.

А потом он напишет обо всем книгу и тогда освободится наконец от того ужаса, который сопровождает любые войны. Роберт Джордан предполагает, что при подготовке к взрыву моста он может погибнуть: в его распоряжении слишком мало людей — семеро у Пабло и столько же у Эль Сордо, а дел полно: надо снимать посты, прикрывать дорогу и т. д.

И надо же такому случиться, что именно здесь он встретил свою первую настоящую любовь. Может, это все, что он еще может взять от жизни? Или это вообще вся его жизнь и вместо семидесяти лет она будет длиться семьдесят часов? Трое суток. Впрочем, горевать тут нечего: за семьдесят часов можно прожить более полную жизнь, чем за семьдесят лет.

Когда Роберт Джордан, Пилар и Мария, получив согласие Эль Сордо достать лошадей и принять участие в операции, возвращаются в лагерь, неожиданно начинает идти снег. Он валит и валит, и это необычное для конца мая явление может погубить все дело. К тому же Пабло все время пьет, и Джордан боится, что этот ненадежный человек может здорово навредить.

Эль Сордо раздобыл, как и обещал, лошадей на случай отступления после диверсии, но из-за выпавшего снега фашистский разъезд замечает следы партизан и лошадей, ведущие в лагерь Эль Сордо. Джордан и бойцы из отряда Пабло слышат отзвуки боя, но вмешаться не могут: тогда может сорваться вся операция, так необходимая для успешного наступления.

Весь отряд Эль Сордо погибает, фашистский лейтенант, обходя холм, усеянный трупами партизан и солдат, осеняет себя крестом и мысленно произносит то, что можно часто услышать и в республиканском лагере: какая гнусная вещь война!

На этом неудачи не заканчиваются. В ночь перед наступлением из лагеря сбегает Пабло, прихватив с собой ящик со взрывателем и бик фордов шнур — важные для диверсии вещи. Без них тоже можно управиться, но это сложнее, да и риску больше. Старик Ансельмо докладывает Джордану о передвижениях на дороге: фашисты подтягивают технику.

Джордан пишет подробное донесение командующему фронтом генералу Гольцу, информируя того, что противник явно знает о готовящемся наступлении: то, на что рассчитывал Гольц — внезапность, теперь не сработает. Пакет Гольцу соглашается доставить партизан Андрее.

Если тот успеет передать донесение до рассвета, Джордан не сомневается, что наступление перенесут, а вместе с ним и дату взрыва моста. Но пока надо готовиться… В последнюю ночь, лежа рядом с Марией, Роберт Джордан как бы подводит итог своей жизни и приходит к выводу, что она прожита не зря.

Смерти он не боится, страшит его только мысль: а вдруг он не выполнит свой долг надлежащим образом. Джордан вспоминает деда — тот тоже участвовал в Гражданской войне, только в Америке — в войне между Севером и Югом. Наверное, она была так же страшна, как и эта.

И видимо, прав Ансельмо, говоря, что те, кто сражается на стороне фашистов, — не фашисты, а такие же бедняки, как и люди в республиканских отрядах. Но лучше не думать обо всем этом, иначе пропадет злоба, а без нее не выполнить задания. Наутро в отряд неожиданно возвращается Пабло, он привел с собой людей и лошадей.

Сбросив под горячую руку в пропасть детонатор Джордана, он вскоре почувствовал раскаяние и понял, что просто не в состоянии оставаться один в безопасности, когда его былые товарищи будут сражаться. Тогда он развил бешеную деятельность, всю ночь собирая по окрестностям добровольцев на акцию против фашистов.

Не зная, добрался Андрес с донесением к Гольцу или нет, Джордан с партизанами снимаются с места и движутся через ущелье к реке. Решено оставить Марию с лошадьми, а остальным заняться — в случае начала наступления — каждому своим делом. Джордан и старик Ансельмо спускаются к мосту и снимают часовых. Американец устанавливает динамит у опор.

Теперь, будет ли мост взорван, зависит только от того, начнется наступление или нет. А тем временем Андрес никак не может пробиться к Гольцу. Преодолев первоначальные трудности при переходе линии фронта, когда его чуть не подорвали гранатой, Андрес застревает на самом последнем этапе: его задерживает главный комиссар Интернациональных бригад.

Война меняет не только таких, как Пабло. Комиссар за последнее время стал очень подозрительным, он надеется, что ему удастся, задержав этого человека из фашистского тыла, уличить Гольца в связях с врагом. Когда Андрес в конце концов чудом добирается до Гольца — уже поздно: наступление отменить нельзя. Мост взорван. При взрыве погибает старик Ансельмо.

Те, кто уцелел, торопятся отойти. Во время отступления снаряд разрывается рядом с лошадью Джордана, та падает и придавливает всадника. У Джордана сломана нога, и он понимает, что не может ехать с остальными. Главное для него — убедить Марию оставить его. После того, что у них было, говорит девушке Джордан, они всегда будут вместе. Она увезет его с собой.

Куда бы она ни поехала, он всегда будет с ней. Если уйдет она, уйдет и он — так она спасет его. Оставшись один, Джордан застывает перед пулеметом, привалившись к стволу дерева. Мир — хорошее место, думает он, за него стоит драться. Приходится убивать, если нужно, — только не надо любить убийство. А сейчас он попытается хорошо завершить свою жизнь — задержать здесь врага, хотя бы убить офицера. Это может решить многое. И тут на поляну выезжает офицер вражеской армии…

pokomzvonitkolokol

Источник: http://www.school-essays.info/kratkoe-soderzhanie-po-kom-zvonit-kolokol-kratkie-soderzhaniya-proizvedenij-po-glavam/

Краткое содержание книги По ком звонит колокол (изложение произведения), автор Эрнест Хемингуэй

Американец Роберт Джордан, добровольно участвующий в гражданской войне в Испании на стороне республиканцев, получает задание из центра — взорвать перед наступлением мост. Несколько дней до наступления он должен провести в расположении партизанского отряда некоего Пабло.

О Пабло говорят, что в начале войны он был очень смел и убил фашистов больше, чем бубонная чума, а потом разбогател и теперь с удовольствием ушел бы на покой. Пабло отказывается участвовать в этом деле, сулящем отряду одни неприятности, но Джордана неожиданно поддерживает пятидесятилетняя Пилар, жена Пабло, которая пользуется у партизан неизмеримо большим уважением, чем муж.

Тот, кто ищет безопасности, теряет все, говорит она. Ее единогласно избирают командиром отряда.

Пилар — ярая республиканка, она предана народному делу и никогда не свернет с выбранного пути. В этой сильной, мудрой женщине таятся многие таланты, обладает она и даром ясновидения: в первый же вечер, посмотрев на руку Роберта, она поняла, что тот завершает свой жизненный путь.

И тогда же увидела, что между Робертом и девушкой Марией, прибившейся к отряду после того, как фашисты убили её родителей, а её самое изнасиловали, вспыхнуло яркое, редкое по силе чувство. Она не препятствует развитию их любовных отношений, а зная, как мало осталось времени, сама подталкивает их друг к другу.

Все время, что Мария провела с отрядом, Пилар исподволь врачевала ей душу, и теперь мудрая испанка понимает: только чистая, настоящая любовь исцелит девушку. В первую же ночь Мария приходит к Роберту.

На следующий день Роберт, поручив старику Ансельмо наблюдать за дорогой, а Рафаэлю — следить за сменой часовых у моста, отправляется вместе с Пилар и Марией к Эль Сордо, командиру соседнего партизанского отряда.

По дороге Пилар рассказывает, как начиналась революция в маленьком испанском городке, на их с Пабло родине, и как народ расправился там с местными фашистами. Люди встали в две шеренги — одна напротив другой, взяли в руки цепы и дубинки и прогнали фашистов сквозь строй.

Так делалось специально: чтобы каждый нес свою долю ответственности. Всех забили до смерти — даже тех, кто слыл хорошим человеком, — а потом сбросили с обрыва в реку. Все умирали по-разному: кто принимал смерть с достоинством, а кто скулил и просил пощады. Священника убили прямо во время молитвы.

Читайте также:  Краткое содержание толстой упырь точный пересказ сюжета за 5 минут

Да, видимо, Бога в Испании отменили, вздыхает Пилар, потому что, если бы он был, разве допустил бы эту братоубийственную войну? Теперь некому прощать людей — ведь нет ни Бога, ни Сына Божия, ни Духа Святого.

Рассказ Пилар пробуждает в Роберте Джордане собственные мысли и воспоминания. В том, что он сейчас воюет в Испании, нет ничего удивительного.

С Испанией связаны его профессия (он преподает испанский в университете) и служба; он часто бывал здесь до войны, любит народ Испании, и ему совсем не все равно, как сложится судьба этого народа. Джордан не красный, но от фашистов добра ждать не приходится.

Значит, надо эту войну выиграть. А потом он напишет обо всем книгу и тогда освободится наконец от того ужаса, который сопровождает любые войны.

Роберт Джордан предполагает, что при подготовке к взрыву моста он может погибнуть: в его распоряжении слишком мало людей — семеро у Пабло и столько же у Эль Сордо, а дел полно: надо снимать посты, прикрывать дорогу и т. д.

 И надо же такому случиться, что именно здесь он встретил свою первую настоящую любовь. Может, это все, что он еще может взять от жизни? Или это вообще вся его жизнь и вместо семидесяти лет она будет длиться семьдесят часов? Трое суток.

Впрочем, горевать тут нечего: за семьдесят часов можно прожить более полную жизнь, чем за семьдесят лет.

Когда Роберт Джордан, Пилар и Мария, получив согласие Эль Сордо достать лошадей и принять участие в операции, возвращаются в лагерь, неожиданно начинает идти снег. Он валит и валит, и это необычное для конца мая явление может погубить все дело. К тому же Пабло все время пьет, и Джордан боится, что этот ненадежный человек может здорово навредить.

Эль Сордо раздобыл, как и обещал, лошадей на случай отступления после диверсии, но из-за выпавшего снега фашистский разъезд замечает следы партизан и лошадей, ведущие в лагерь Эль Сордо.

Джордан и бойцы из отряда Пабло слышат отзвуки боя, но вмешаться не могут: тогда может сорваться вся операция, так необходимая для успешного наступления.

Весь отряд Эль Сордо погибает, фашистский лейтенант, обходя холм, усеянный трупами партизан и солдат, осеняет себя крестом и мысленно произносит то, что можно часто услышать и в республиканском лагере: какая гнусная вещь война!

На этом неудачи не заканчиваются. В ночь перед наступлением из лагеря сбегает Пабло, прихватив с собой ящик со взрывателем и бик фордов шнур — важные для диверсии вещи. Без них тоже можно управиться, но это сложнее, да и риску больше.

Старик Ансельмо докладывает Джордану о передвижениях на дороге: фашисты подтягивают технику.

Джордан пишет подробное донесение командующему фронтом генералу Гольцу, информируя того, что противник явно знает о готовящемся наступлении: то, на что рассчитывал Гольц — внезапность, теперь не сработает. Пакет Гольцу соглашается доставить партизан Андрее.

Если тот успеет передать донесение до рассвета, Джордан не сомневается, что наступление перенесут, а вместе с ним и дату взрыва моста. Но пока надо готовиться…

В последнюю ночь, лежа рядом с Марией, Роберт Джордан как бы подводит итог своей жизни и приходит к выводу, что она прожита не зря. Смерти он не боится, страшит его только мысль: а вдруг он не выполнит свой долг надлежащим образом.

Джордан вспоминает деда — тот тоже участвовал в Гражданской войне, только в Америке — в войне между Севером и Югом. Наверное, она была так же страшна, как и эта. И видимо, прав Ансельмо, говоря, что те, кто сражается на стороне фашистов, — не фашисты, а такие же бедняки, как и люди в республиканских отрядах.

Но лучше не думать обо всем этом, иначе пропадет злоба, а без нее не выполнить задания.

Наутро в отряд неожиданно возвращается Пабло, он привел с собой людей и лошадей. Сбросив под горячую руку в пропасть детонатор Джордана, он вскоре почувствовал раскаяние и понял, что просто не в состоянии оставаться один в безопасности, когда его былые товарищи будут сражаться. Тогда он развил бешеную деятельность, всю ночь собирая по окрестностям добровольцев на акцию против фашистов.

Не зная, добрался Андрес с донесением к Гольцу или нет, Джордан с партизанами снимаются с места и движутся через ущелье к реке.

Решено оставить Марию с лошадьми, а остальным заняться — в случае начала наступления — каждому своим делом. Джордан и старик Ансельмо спускаются к мосту и снимают часовых. Американец устанавливает динамит у опор.

Теперь, будет ли мост взорван, зависит только от того, начнется наступление или нет.

А тем временем Андрес никак не может пробиться к Гольцу.

Преодолев первоначальные трудности при переходе линии фронта, когда его чуть не подорвали гранатой, Андрес застревает на самом последнем этапе: его задерживает главный комиссар Интернациональных бригад.

Война меняет не только таких, как Пабло. Комиссар за последнее время стал очень подозрительным, он надеется, что ему удастся, задержав этого человека из фашистского тыла, уличить Гольца в связях с врагом.

https://www.youtube.com/watch?v=jfS8yrTL-2Y

Когда Андрес в конце концов чудом добирается до Гольца — уже поздно: наступление отменить нельзя.

Мост взорван. При взрыве погибает старик Ансельмо. Те, кто уцелел, торопятся отойти. Во время отступления снаряд разрывается рядом с лошадью Джордана, та падает и придавливает всадника.

У Джордана сломана нога, и он понимает, что не может ехать с остальными. Главное для него — убедить Марию оставить его. После того, что у них было, говорит девушке Джордан, они всегда будут вместе. Она увезет его с собой.

Куда бы она ни поехала, он всегда будет с ней. Если уйдет она, уйдет и он — так она спасет его.

Оставшись один, Джордан застывает перед пулеметом, привалившись к стволу дерева. Мир — хорошее место, думает он, за него стоит драться. Приходится убивать, если нужно, — только не надо любить убийство. А сейчас он попытается хорошо завершить свою жизнь — задержать здесь врага, хотя бы убить офицера. Это может решить многое.

И тут на поляну выезжает офицер вражеской армии…

Источник: http://pereskaz.com/kratkoe/po-kom-zvonit-kolokol

Как роман Хемингуэя По ком звонит колокол превратился в культовую книгу советской интеллигенции

Киевская больница для высокопоставленных госчиновников в Феофании, 2007 год.

Стены кабинета заведующего отделением пульмонологии сплошь увешаны фотографиями, на которых доктор жмет руки президентам Украины, спикерам Верховной рады и прочим узнаваемым политикам.

Только одно фото выбивается из общего ряда — это портрет Эрнеста Хемингуэя. Тот самый, на котором знаменитый американский писатель снят уже седым в поношенном вязаном свитере.

В 1960–70‑х такой портрет стоял на книжных полках советской интеллигенции, его даже продавали в газетных киосках. Студенты, считавшие себя интеллектуалами, порой слабо знакомые с произведениями Хемингуэя, носили свитера, как у писателя на портрете.

Он, к тому времени уже добровольно ушедший из жизни, вряд ли поверил бы в такую славу в самой большой стране мира. Ведь при жизни отношение к нему в СССР было подобно маятнику — от известности в 1930‑х до тотального запрета до конца 1960‑х. А о том, печатать ли русский перевод его главного романа По ком звонит колокол, долгие 27 лет дискутировали в самых высоких кабинетах.

Ветчина и яйца

Друзья рано стали называть его по сокращенной фамилии — Хэм. Это было созвучно со словом ветчина, еда настоящих мачо, всегда готовых к приключениям. К ним будущий писатель стремился еще со школьной скамьи.

Наперекор родителям он не захотел поступать в университет и стал криминальным репортером в газетах Канзас-Сити.

В 18 лет записался добровольцем-шофером в миссию Красного креста и отправился в Италию, на один из фронтов Первой мировой войны.

Многие представители советской интеллигенции стали подражать Эрнесту Хемингуэю в одежде с появлением его портретов в книжных магазинах

Работа в тылу вскоре наскучила, и Хемингуэй напросился

возить продукты на передовую. В июле 1918‑го, спасая раненого итальянского снайпера, он попал под обстрел австрийских минометов. В госпитале из него вынули 26 осколков и зашили 200 ран. Вместо раздробленной коленной чашечки врачи поставили алюминиевый протез.

После этого он напишет: “Отправляясь на войну, ты думаешь, что убьют кого угодно, только не тебя. Лишь у смертельно раненого эта иллюзия пропадает”.

Казалось, пролитой крови хватало, чтобы начать тихую мирную жизнь. Но уже тогда у Хэма оформился жизненный принцип, который он позже сформулирует так: “Если вы перестали делать какие‑то вещи просто для удовольствия, считайте, что вы больше не живете”.

Хотя он и перенес тяжелое ранение, дома ему не сиделось. Хемингуэй уехал в Канаду, где устроился репортером в газету Toronto Star. А поскольку он давно мечтал пожить в Париже, напросился поехать туда постоянным корреспондентом.

За гонорар, по‑видимому, не торговался. О квартире, которую он снял, написал так: “Не было горячей воды и канализации. Зато из окна открывался хороший вид. На полу лежал хороший пружинный матрац, служивший нам удобной постелью”.

Во время Гражданской войны в Испании Хэм был дружен с советским журналистом Михаилом Кольцовым (на фото слева), которого по доносу французского коммуниста Андре Марти расстреляли в 1940 году

Нам — это Хемингуэю и его молодой жене.

Их у писателя будет четыре, и это только законных. “На свете так много женщин, с которыми можно переспать, и так мало, с которыми можно поговорить”,— напишет Хэм.

Где‑то между вторым и третьим его браком друзья стали называть его уже Ham-and-eggs — ветчина и яйца.

Первые русские шаги

В апреле 1922 года редакция послала Хемингуэя на конференцию в итальянскую Геную. На ней присутствовала делегация СССР. О большевиках тогда говорили разное — от восхищений до проклятий.

Там американец познакомился с наркомом иностранных дел СССР Максимом Литвиновым и в разговоре обронил, что готов увидеть новую страну своими глазами.

Тот пообещал посодействовать и свое слово сдержал: Хемингуэй вскоре получил визу.

Впрочем, поездка не состоялась, однако в Союзе уже присматривались к Хемингуэю, и в 1928 году “буревестник революции” Максим Горький хорошо отозвался о рассказах американца: мол, в них хорошо раскрыта его излюбленная тема бродяг.

Тогда Хэма начинают издавать на русском. Однако московским идеологам он кажется недостаточно пролетарским, а его герои, по их мнению, не слишком страдают от классовой угнетенности.

Поэтому Иван Кашкин, который в сталинские времена курировал цех литературных переводчиков, в первых рецензиях на советские издания Хемингуэя “предусмотрительно” писал, что этот писатель — “джентльмен с трещиной” и у него “узкий, ограниченный, обособленный, малый мирок”.

Советский танк во время битвы за Гвадалахару, 1937 год. Вместе с военными СССР прислал в Испанию агентов НКВД, которые выслеживали и уничтожали сторонников Льва Троцкого

Хемингуэй не обижался.

Более того, в ответ на статью Кашкина Эрнест Хемингуэй — трагедия мастерства он напишет: “Приятно, когда есть человек, который понимает, о чем ты пишешь. Только это мне и надо.

Каким я при этом кажусь, не имеет значения”.

Странные союзники

В середине 1930‑х журнал Иностранная литература провел опрос среди читателей, попросив назвать лучших современных авторов зарубежья. На первом месте оказался Хемингуэй. После этого кремлевский взгляд на его произведения стал еще более внимательным. Особенно после выхода его романа По ком звонит колокол в 1940 году, где он писал о Гражданской войне в Испании 1936–39‑х годов.

Сюжет романа развивается на фоне драматических событий, когда демократическое республиканское правительство Народный фронт дало вооруженный отпор фашистам, которые к тому времени пришли к власти во многих европейских странах.

Организации и партии нацистского толка тогда существовали даже в США и Канаде. Поэтому к испанскому конфликту было приковано внимание всего мира. Несколько стран открыто или непрямо поддержали враждующие стороны: Германия, Италия и Португалия — фашистов, Франция, Мексика и СССР — республиканцев.

А в отряды последних массово отправлялись добровольцы из Европы и Америки.

Хемингуэй (в центре) на съемках документального фильма Земля Испании, в котором он выступил сценаристом

В стороне не остался и Хемингуэй. Хотя он и отправился в Испанию как сценарист съемочной группы фильма Земля Испании, в силу своих убеждений и характера он не раз брался в этой поездке за оружие.

Читайте также:  Краткое содержание газданов вечер у клэр точный пересказ сюжета за 5 минут

Ситуация только усугубилась, когда в войну вмешался Советский Союз. В феврале 1937‑го Хэм напишет критику Гарри Силвестру: “В России у власти нечистая компания, впрочем, мне не по душе всякое такое правительство”.

Уже тогда многие западные интеллектуалы и Хемингуэй в их числе не видели большой разницы между сталинизмом и фашизмом. Вот диалог между персонажами Колокола: “Ты коммунист? — Нет, я давно антифашист.— С каких пор? — С тех пор как понял, что такое фашизм.— А давно это? — Уже лет десять”.

Когда в романе американец объясняет испанцам суть недавней аграрной реформы в США, кто‑то у него спрашивает: “Значит, у вас в стране коммунизм?” Тот отвечает: “Нет. У нас республика”. Подобные пассажи выглядели пощечиной сталинизму.

Тогда, кроме военных специалистов, танков и самолетов, в Испанию хлынули сотрудники НКВД. Только на так называемые спецоперации Главного разведуправления Кремль выделил 1,91 млн советских рублей и $190 тыс. В то время, когда война набирала обороты, русские агенты выслеживали и беспощадно уничтожали идейных оппонентов. Среди многих был убит ученый-филолог Хосе Роблес.

Всего этого Хемингуэй не мог знать в подробностях. Однако в своем романе описал, как представители Коминтерна вершили быстрый суд над заподозренными в нелояльности к интернационалистам.

Роман ждали во всем мире и особенно в Кремле. Его сразу перевели на европейские языки, и первым свою рецензию на Колокол Сталину представил французский коммунист Андре Марти, который помогал советским агентам в Испании.

Он горячо убеждал советского вождя, что роман напрочь лжив и издавать его в Союзе нельзя. Сталин все‑таки велел сделать перевод и прочитал его сам. Ходили слухи, что он отреагировал на прочитанное так: “Интересно.

Печатать нельзя”.

В России у власти нечистая компания, впрочем, мне не по душе всякое такое правительство, – Эрнест Хемингуэй о своем отношении к политическому режиму в СССР, 1937 год

Однако машинописных копий перевода было несколько, затем их скопировали еще — в таком виде роман передавала из рук в руки тогдашняя интеллигенция. Пожалуй, это был первый случай самиздата в Союзе.

Казалось, сталинское табу на роман Хемингуэя будет снято с приходом к власти Никиты Хрущева в 1956 году. Но сложилось иначе: в 1958‑м американец заступился в прессе за своего русского коллегу Бориса Пастернака, получившего за свой “антисоветский” роман Доктор Живаго Нобелевскую премию — Пастернака по этому случаю нещадно травили в СССР.

Тогда Хемингуэй заявил: “Каждый день думаю о Пастернаке. Я подарю ему дом и сделаю все, чтобы облегчить его привыкание к жизни на Западе”.

После этого планы издания собрания сочинений Хемингуэя в СССР в 1959 году рухнули. Центральный комитет компартии в 1960‑м дважды обсуждал вопрос о его приезде в Союз и о публикации Колокола в литературных журналах — об этом просило руководство Союза писателей. Но в обоих случаях в резолюциях заседаний ЦК значилось: “Считаем преждевременным”. И почему‑то с грифом “Секретно”.

Хотя к тому времени Хемингуэю это было уже неважно. Он болел, сильно обострились гипертония и диабет, сопровождавшиеся сильной депрессией.

В клинике Майо, которая теперь считается самой успешной в США, по методике психиатрического лечения тех лет ему прописали несколько сеансов электрошока. Это уничтожило его полностью, он даже частично утратил память.

Утром 4 июля 1961‑го писатель застрелился на крыльце своего дома в Кетчуме.

Поколение Хэма

Даже в период запрета Хемингуэя советские литераторы каким‑то образом умудрялись читать его. Писатель Юрий Трифонов учился в Литинституте сразу после войны. Он вспоминал, как ректор Федор Гладков, классик соцреализма, ругал студентов: “Я вам покажу, как подражать этому пресловутому Хемингуэю!”

“Я жена, а не полицейский”. Так Мэри Уэлш, четвертая жена писателя, отвечала на нарекания, что она не контролирует пристрастия Хэма к алкоголю

Впрочем, мало кому в Союзе удавалось подражать ему по‑настоящему. Ведь для этого нужно было следовать рецепту Хэма: “Писать на самом деле очень просто. Ты просто садишься перед пишущей машинкой и начинаешь истекать кровью”.

Колокол издали лишь в 1965 году, но ограниченным тиражом, и продавали “для ознакомления” под расписку партийному руководству и “правильным” членам Союза писателей.

В 1968 году роман и многие неопубликованные ранее в СССР сочинения Хемингуэя уже стали доступны широкому читателю. И он был к ним готов.

В интеллигентских кругах зачитывались его книгами, выпущенными самиздатом, об их авторе ходили легенды. Из библиотек давно были украдены его ранее изданные книги.

Как раз тогда многие стали носить растянутые свитера, как на том знаменитом портрете, который таинственным образом появился в Союзе и с оглядкой копировался фотографами-самоучками. Этот свитер стал своего рода протестом чиновничьему пиджаку и гламурным стилягам, уже считавшимся пустышками.

Все наперебой цитировали Хемингуэя: “Лучшие люди на Земле умеют чувствовать красоту, имеют смелость рисковать и силы говорить правду”. Эта и другие его максимы сформировали мировоззрение целого поколения, которое принято называть шестидесятниками.

Тогда же появилась мода на альпинизм и турпоходы вместо стремления попасть на море.

“Фото Хемингуэя ставили на шкаф как символ нескомпрометированных ценностей,— объясняет феномен “хэмомании” Дмитрий Быков, российский литературовед и автор популярных проектов Гражданин поэт и Гражданин хороший.— Этот писатель поучаствовал во всех самых грязных катаклизмах своего века и отовсюду вышел чист, да еще и с первоклассными текстами”.

Материал опубликован в НВ №37 от 9 октября 2015 года

Хотите знать не только новости, но и что за ними стоит?

Читайте журнал Новое Время онлайн.
Подпишитесь прямо сейчас

Читайте 3 месяца за 59 грн

Источник: https://nv.ua/publications/kak-roman-hemingueja-po-kom-zvonit-kolokol-prevratilsja-v-kultovuju-knigu-sovetskoj-intelligentsii-74204.html

Проблематика романа «По ком звонит колокол»

Сочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Проблематика романа «По ком звонит колокол»!!! =>>>

Наконец, в плане этической проблематики особенно выделяются темы насилия и жестокости, отраженные как в рассуждениях и мыслях героев, так и в непосредственном действии, в живых сцепах; тема высшего революционного долга, раскрытие которой также имеет первостепенное значение для решения проблемы индивидуализма, и тема любви, дающая «выход» в историко-философское понимание гуманизма. Все эти идеи и проблемы в романе взаимосвязаны и взаимозависимы. В их разработке осуществляются множественные функции. Они воплощены в образах конкретных людей.

Конечно, основным героем романа является Роберт Джордан. Но чрезвычайно важной особенностью «Колокола» оказывается то, что Хемингуэй показал в нем, причем глубоко и многосторонне, людей из народа, объединенных общим делом и общей целью. Люди эти, взятые вместе, и представляют народ Испании.

В каждом из них участие в революции пробудило новые мысли и чувства, определило уровень сознания, дало толчок мышлению, другими словами, плодотворно отразилось на строе и развитии личности, расковало скрытые возможности.

Предреволюционный опыт Джордана в Испании привел его к выводу о норме поведения, исключающей недоразумения: угощать табаком мужчин и не трогать женщин.

Даже выраженная в подчеркнуто афористической форме, эта установка оказывается, когда речь идет о революционном народе, удивительно примитивной и совершенно не отвечает реальному положению вещей, в чем Джордан, а с ним и читатель, незамедлительно убеждается. В крайне сложных условиях герой романа нарушает основное правило, и становится ясно, что революционный народ совсем не тот, каким Джордан знал его раньше.

Могущество народа заключается – далеко не в последнюю очередь – в способности прямо посмотреть на любую правду, какой бы она ни была, в том числе и на правду о самом себе. А эта правда подчас бывает очень страшной, как страшна толпа, охваченная стихийным чувством, лишенная организующего начала.

И очень показательно, что в каждом из народных образов «Колокола», даже взятом в отдельности, находит выражение какая-то достаточно сложная,  подчас  мучительная  проблематика.

Хемингуэй изображает народ не как нечто раз и навсегда данное, неподвижное и неизменное, а показывает его в процессе роста, развития, определения самосознания, другими словами, в процессе прохождения героической и жестокой школы революции, в которой и самые прекрасные, и самые отталкивающие черты народного движения проявляются особенно рельефно. Народное движение, во многом стихийное, часто очень импульсивное, в конкретных условиях эпохи не могло быть простым, и писатель нигде и ничего не приглаживает. Именно этим объясняется поразительное сходство критики «Колокола»  с  той,  которую  вызвала  «Конармия» Бабеля. Но задача Хемингуэя была много сложнее задачи, разрешенной в классических рассказах русского писателя, также сумевшего отразить действительность в революционной перспективе.

В плане политической проблематики, прежде всего обращает на себя внимание выражение общедемократической тенденции, сочетание высшего блага народа и судеб человечества. Поэтому особое значение приобретает выраженное в романе отношение автора и героев к политическим организациям, представленным различными действующими лицами и не только ими.

Четко выражено отношение к анархистам и коммунистам, и в этом отборе сказалось глубокое понимание Хемингуэем характера народных революций XX века.

Важную часть политической проблематики составляет данная в романе характеристика революции и оценка конкретного исторического положения, связанная с анализом причин поражения республики и многократно отмеченными критикой потами «фатальной предрешенности».

Люди, изображенные в «Колоколе», все разные: разного возраста, пола, жизненного опыта, разных взглядов, ума и темперамента, но все они вместе создают представление о народе не только потому, что каждому двойственны безусловные национальные черты, но и потому, что именно все вместе, вооруженные единой идеей, они и сознают себя народом. Помимо того, что каждый персонаж имеет яркое индивидуальное лицо, все они наделены особенными, реалистически раскрывающимися в романе характерами. В книге нет ни одного прямолинейного и однопланового образа, герои Хемингуэя, представляющие в «Колоколе» народ, обладают драгоценной способностью глубоко чувствовать, образы их несут большую этическую нагрузку. Народ в романе предстает как основная движущая сила, определяющая характер эпохи. Хемингуэю удалось создать не только галерею выразительных портретов, но и собирательный образ народа, играющий в романе особую роль. Главным героем произведения, как уже говорилось, является, несомненно, Роберт Джордан, но никогда еще в творчестве писателя не было таких сложных соотношений, какие заметны в «Колоколе». В прежних романах Хемингуэя выделение образа главного героя не представляло трудностей. В «Колоколе» герой и народ связаны множеством нитей, их соединяют (а подчас и разделяют) непростые отношения.

Сочинение опубликовано: 25.06.2012 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Проблематика романа «По ком звонит колокол»

Источник: http://www.getsoch.net/problematika-romana-po-kom-zvonit-kolokol/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector