Краткое содержание кадетский монастырь лескова точный пересказ сюжета за 5 минут

Николай Лесков – Кадетский монастырь

Краткое содержание Кадетский монастырь Лескова точный пересказ сюжета за 5 минутЗдесь можно купить “Николай Лесков – Кадетский монастырь” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Русская классическая проза, издательство АСТ, Астрель, ВКТ, год 2008.

Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Кадетский монастырь” читать бесплатно онлайн.

В книгу включены рассказы Н.С.Лескова «Однодум», «Левша», «Кадетский монастырь», «Грабеж», обязательные для чтения и изучения в средней общеобразовательной школе.

Николай Лесков

Кадетский монастырь

У нас не переводились, да и не переведутся праведные. Их только не замечают, а если стать присматриваться – они есть.

Я сейчас вспоминаю целую обитель праведных, да еще из таких времен, в которые святое и доброе больше чем когда-нибудь пряталось от света.

И, заметьте, все не из чернородья и не из знати, а из людей служилых, зависимых, коим соблюсти правоту труднее; но тогда были… Верно и теперь есть, только, разумеется, искать надо.

Я хочу вам рассказать нечто весьма простое, но не лишенное занимательности, – сразу о четырех праведных людях так называемой «глухой поры», хотя я уверен, что тогда подобных было очень много.

Воспоминания мои касаются Первого петербургского кадетского корпуса, и именно одной его поры, когда я там жил, учился и сразу въявь видел всех четырех праведников, о которых буду рассказывать. Но прежде позвольте мне сказать о самом корпусе, как мне представляется его заключительная история.

До воцарения императора Павла корпус был разделен на возрасты, а каждый возраст – на камеры. В каждой камере было по двадцати человек, и при них были гувернеры из иностранцев, так называемые «аббаты», – французы и немцы. Бывали, кажется, и англичане.

Каждому аббату давали по пяти тысяч рублей в год жалованья, и они жили вместе с кадетами и даже вместе и спали, дежуря по две недели. Под их надзором кадеты готовили уроки, и какой национальности был дежурный аббат, на том языке должны были все говорить.

От этого знание иностранных языков между кадетами было очень значительно, и этим, конечно, объясняется, почему Первый кадетский корпус дал так много послов и высших офицеров, употреблявшихся для дипломатических посылок и сношений.

Император Павел Петрович как приехал в корпус в первый раз по своем воцарении, сейчас же приказал: «Аббатов прогнать, а корпус разделить на роты и назначить в каждую роту офицеров, как обыкновенно в ротах полковых»[1].

С этого времени образование во всех своих частях пало, а языкознание вовсе уничтожилось. Об этом в корпусе жили предания, не позабытые до той сравнительно поздней поры, с которой начинаются мои личные воспоминания о здешних людях и порядках.

Я прошу верить, а лично слышащих меня – засвидетельствовать, что моя память совершенно свежа и ум мой не находится в расстройстве, а также я понимаю слегка и нынешнее время.

Я не чужд направлений нашей литературы: я читал и до сих пор читаю не только, что мне нравится, но часто и то, что не нравится, и знаю, что люди, о которых буду говорить, не в фаворе обретаются.

Время то обыкновенно называют «глухое», что и справедливо, а людей, особенно военных, любят представлять сплошь «скалозубами», что, может быть, нельзя признать вполне верным. Были люди высокие, люди такого ума, сердца честности и характеров, что лучших, кажется, и искать незачем.

Всем теперешним взрослым людям известно, как воспитывали у нас юношество в последующее, менее глухое время; видим теперь на глазах у себя, как сейчас воспитывают. Всякой вещи свое время под солнцем. Кому что нравится.

Может быть, хорошо и то и другое, а я коротенько расскажу, кто нас воспитывал и как воспитывал, то есть какими чертами своего примера эти люди отразились в наших душах и отпечатлелись на сердце, потому что – грешный человек – вне этого, то есть без живого возвышающего чувства примера, никакого воспитания не понимаю. Да, впрочем, теперь и большие ученые с этим согласны.

Итак, вот мои воспитатели, которыми я на старости лет задумал хвалиться. Иду по номерам.

№ 1. Директор, генерал-майор Перский (из воспитанников лучшего времени Первого же корпуса). Я определился в корпус в 1822 году вместе с моим старшим братом. Оба мы были еще маленькие.

Отец привез нас на своих лошадях из Херсонской губернии, где у него было имение, жалованное «матушкою Екатериною».

Аракчеев хотел отобрать у него это имение под военное поселение, но наш старик поднял такой шум и упротивность, что на него махнули рукой и подаренное ему «матушкою» имение оставили в его владении.

Представляя нас с братом генералу Перскому, который в одном своем лице сосредоточивал должности директора и инспектора корпуса, отец был растроган, так как он оставлял нас в столице, где у нас не было ни одной души ни родных, ни знакомых. Он сказал об этом Перскому и просил у него «внимания и покровительства».

Перский выслушал отца терпеливо и спокойно, но не отвечал ему ничего, вероятно потому, что разговор шел при нас, а прямо обратился к нам и сказал:

– Ведите себя хорошо и исполняйте то, что приказывает вам начальство. Главное – вы знайте только самих себя и никогда не пересказывайте начальству о каких-либо шалостях своих товарищей. В этом случае вас никто уже не спасет от беды.

На кадетском языке того времени для занимавшихся таким недостойным делом, как пересказ чего-нибудь и вообще искательство перед начальством, было особенное выражение «подъегозчик», и этого преступления кадеты никогда не прощали.

С виновным в этом обращались презрительно, грубо и даже жестоко, и начальство этого не уничтожало.

Такой самосуд, может быть, был и хорош и худ, но он несомненно воспитывал в детях понятия чести, которыми кадеты бывших времен недаром славились и не изменяли им на всех ступенях служения до гроба.

Михаил Степанович Перский был замечательная личность: он имел в высшей степени представительную наружность и одевался щеголем. Не знаю, было ли это щегольство у него в натуре или он считал обязанностию служить им для нас примером опрятности и военной аккуратности.

Он до такой степени был постоянно занят нами и все, что ни делал, то делал для нас, что мы были в этом уверены и тщательно старались подражать ему.

Он всегда был одет самым форменным, но самым изящным образом: всегда носил тогдашнюю треугольную шляпу «по форме», держался прямо и молодцевато и имел важную, величавую походку, в которой как бы выражалось настроение его души, проникнутой служебным долгом, но не знавшей служебного страха.

Он был с нами в корпусе безотлучно. Никто не помнил такого случая, чтобы Перский оставил здание, и один раз, когда его увидали с сопровождавшим его вестовым на тротуаре, – весь корпус пришел в движение, и от одного кадета другому передавалось невероятное известие: «Михаил Степанович прошел по улице!»

Ему, впрочем, и некогда было разгуливать: будучи в одно и то же время директором и инспектором, он по этой последней обязанности четыре раза в день непременно обходил все классы. У нас было четыре перемены уроков, и Перский непременно побывал на каждом уроке.

Придет, посидит или постоит, послушает и идет в другой класс. Решительно ни один урок без него не обходился. Обход свой он делал в сопровождении вестового, такого же, как он, рослого унтер-офицера, музыканта Ананьева.

Ананьев всюду его сопровождал и открывал перед ним двери.

Перский исключительно занимался по научной части и отстранил от себя фронтовую часть и наказания за дисциплину, которых терпеть не мог и не переносил. От него мы видели только одно наказание: кадета ленивого или нерадивого он, бывало, слегка коснется в лоб кончиком безымянного пальца, как бы оттолкнет от себя, и скажет своим чистым, отчетливым голосом:

– Ду-ур-рной кадет!..

И это служило горьким и памятным уроком, от которого заслуживший такое порицание часто не пил и не ел и всячески старался исправиться и тем «утешить Михаила Степановича».

Надо заметить, что Перский был холост, и у нас существовало такое убеждение, что он и не женится тоже для нас. Говорили, что он боится, обязавшись семейством, уменьшить свою о нас заботливость. И здесь же у места будет сказано, что это, кажется, совершенно справедливо. По крайней мере знавшие Михаила Степановича говорили, что на шуточные или нешуточные разговоры с ним о женитьбе он отвечал:

– Мне провидение вверило так много чужих детей, что некогда думать о собственных, – и это в его правдивых устах, конечно, была не фраза.

Жил он совершенно монахом. Более строгой аскетической жизни в миру нельзя себе и представить. Не говоря о том, что сам Перский не ездил ни в гости, ни в театры, ни в собрания, – он и у себя на дому никогда никого не принимал.

Объясняться с ним по делу всякому было очень легко и свободно, но только в приемной комнате, а не в его квартире.

Там никто посторонний не бывал, да и по слухам, разошедшимся, вероятно, от Ананьева, квартира его была неудобна для приемов: комнаты Перского представляли вид самой крайней простоты.

Вся прислуга директора состояла из одного вышеупомянутого вестового, музыканта Ананьева, который не отлучался от своего генерала.

Он, как сказано, сопровождал его при ежедневных обходах классов, дортуаров, столовых и малолетнего отделения, где были дети от четырехлетнего возраста, за которыми наблюдали уже не офицеры, а приставленные к тому дамы.

Этот Ананьев и служил Перскому, то есть тщательно и превосходно чистил его сапоги и платье, на котором никогда не было пылинки, и ходил для него с судками за обедом, не куда-нибудь в избранный ресторан, а на общую кадетскую кухню.

Там кадетскими же стряпунами готовился обед для бессемейных офицеров, которых в нашем монастыре, как бы по примеру начальства, завелось много, и Перский кушал этот самый обед, платя за него эконому такую же точно скромную плату, как и все другие.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

СКИДКА ДО 25% ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://www.libfox.ru/131571-nikolay-leskov-kadetskiy-monastyr.html

Краткое содержание «Очарованный странник»

Повесть Николая Семеновича Лескова «Очарованный странник» была написана в 1872-1873 годах. Произведение вошло в цикл легенд автора, который был посвящен русским праведникам. «Очарованный странник» отличается сказовой формой повествования – Лесков имитирует устную речь персонажей, насыщая ее диалектизмами, просторечными словами и др.

Композиция повести состоит из 20 глав, первая из которых представляет собой экспозицию и пролог, следующие – повествование о жизни главного персонажа, написанное в стиле жития, включающего пересказ детства и судьбы героя, его борьбы с искушениями.

На нашем сайте можно прочитать онлайн краткое содержание «Очарованного странника» по главам. Он позволит ознакомиться с основными сюжетными линиями произведения и будет удобен для школьников и студентов.

Флягин Иван Северьяныч (Голован) – главный герой произведения, монах «с небольшим лет за пятьдесят», бывший конэсер, рассказывающий историю своей жизни.

Грушенька – молодая цыганка, любившая князя, которую по ее же просьбе убил Иван Северьяныч. Голован был в нее безответно влюблен.

Граф и графиня – первые баяре Флягина из Орловской губернии.

Барин из Николаева, у которого Флягин служил нянькой маленькой дочери.

Мать девочки, которую нянчил Флягин и ее второй муж-офицер.

Князь – владелец суконной фабрики, у которого Флягин служил конэсером.

Евгенья Семеновна – любовница князя.

Глава первая

Пассажиры судна «плыли по Ладожскому озеру от острова Коневца к Валааму» с остановкой в Кореле. Среди путников заметной фигурой был монах, «богатырь-черноризец» – бывший конэсер, который был «в лошадях знаток» и имел дар «бешеного укротителя».

Читайте также:  Краткое содержание оперы похищение из сераля моцарта точный пересказ сюжета за 5 минут

Спутники поинтересовались, почему мужчина стал монахом, на что тот ответил, что многое в своей жизни делал по «родительскому обещанию» – «всю жизнь свою я погибал, и никак не мог погибнуть».

Глава вторая

«Бывший конэсер Иван Северьяныч, господин Флягин» в сокращении рассказывает спутникам долгую историю своей жизни. Мужчина «родился в крепостном звании» и происходил «из дворовых людей графа К. из Орловской губернии».

Его отец был кучер Северьян. Мать Ивана умерла при родах, «оттого что я произошел на свет с необыкновенною большою головою, так что меня поэтому и звали не Иван Флягин, а просто Голован».

Мальчик много времени проводил у отца на конюшне, где и обучился ухаживать за лошадьми.

Со временем Ивана «подсадили форейтором» в шестерик, которым управлял его отец. Как-то, управляя шестеркой, герой по дороге, «смеха ради», засек на смерть монаха.

В ту же ночь умерший пришел к Головану в видении и сказал, что Иван был матерью «богу обещан», а после пересказал ему «знамение»: «будешь ты много раз погибать и ни разу не погибнешь, пока придет твоя настоящая погибель, и ты тогда вспомнишь материно обещание за тебя и пойдешь в чернецы».

Через время, когда Иван ездил с графом и графиней в Воронеж, герой спас господ от гибели, чем заслужил особое расположение.

Глава третья

Голован завел в своей конюшне голубей, но кошка графини повадилась охотиться за птицами. Как-то, разозлившись, Иван избил животное, отрубив кошке хвост.

Узнав о случившемся, герою назначили наказание «выпороть и потом с конюшни долой и в аглицкий сад для дорожки молотком камешки бить».

Иван, для которого это наказание было невыносимым, решил покончить жизнь самоубийством, но мужчине не дал повеситься цыган-разбойник.

Глава четвертая

По просьбе цыгана Иван украл из барской конюшни двоих лошадей и, получив немного денег, пошел к «заседателю, чтобы объявиться, что он сбеглый». Однако писарь за серебряный крест написал герою отпускной и посоветовал отправиться в Николаев.

В Николаеве некий барин нанял Ивана нянькой для своей маленькой дочери. Герой оказался хорошим воспитателем, заботился о девочке, внимательно следил за ее здоровьем, но сильно скучал.

Как-то во время прогулки по лиману им встретилась мать девочки. Женщина начала со слезами просить Ивана отдать ей дочь.

Герой отказывается, но та уговаривает его тайно от барина приводить девочку каждый день на это же место.

Глава пятая

В одну из встреч на лимане появляется нынешний муж женщины – офицер, и предлагает за ребенка выкуп. Герой снова отказывается и между мужчинами завязывается драка. Неожиданно появляется разгневанный барин с пистолетом. Иван отдает ребенка матери и сбегает. Офицер объясняет, что не может оставить Голована при себе, так как он безпаспортный, и герой угодит в степь.

На ярмарке в степи Иван становится свидетелем того, как известный степной коневод хан Джангар продает лучших своих лошадей. За белую кобылицу двое татаринов даже устроили дуэль – стегали друг друга плетьми.

Глава шестая

Последним на продажу вывели дорогого каракового жеребенка. Татарин Савакирей сразу выступил с тем, чтобы устроить дуэль – сечься с кем-то за этого жеребца. Иван вызвался выступить за одного из ремонтеров в дуэли с татарином и, используя «свою хитрую сноровку», «запорол» Савакирея до смерти.

Ивана хотели схватить за убийство, но герою удалось сбежать с азиатами в степь. Там он пробыл десять лет, занимаясь лечением людей и животных. Чтобы Иван не сбежал, татары его «подщетинили» – подрезали на пятках кожу, засыпали туда конских волос и зашили кожу.

После этого герой долго не мог ходить, но со временем приноровился передвигаться на щиколотках.

Глава седьмая

Ивана отправили к хану Агашимоле. У героя, как и при предыдущем хане, было две жены-татарки «Наташи», от которых также были дети. Однако к своим детям мужчина не испытывал родительских чувств, потому что они были некрещеные. Живя с татарами, мужчина очень сильно скучал по родине.

Глава восьмая

Иван Северьянович рассказывает, что к ним приезжали люди разных религий, пытаясь проповедовать татарам, однако те убивали «мисанеров». «Азията в веру приводить надо со страхом, чтобы он трясся от перепуга, а они им бога смирного проповедывают». «Азият смирного бога без угрозы ни за что не уважит и проповедников побьет».

В степь приезжали и русские миссионеры, но не захотели выкупить Голована у татар. Когда через время одного из них убивают, Иван хоронит его по христианскому обычаю.

Глава девятая

Как-то к татарам приехали люди из Хивы для того, чтобы купить лошадей. Для запугивания степных жителей (чтобы те их не убили), гости показали могущество своего огненного бога – Талафы, подожгли степь и, пока татары поняли, что произошло, скрылись.

Приезжие забыли ящик, в котором Иван нашел обычные фейерверки. Назвавшись сам Талафой, герой начинает пугать татар огнем и заставляет принять их христианскую веру. Кроме того, Иван нашел в ящике едкую землю, которой вытравил вживленную в пятки конскую щетину.

Когда ноги зажили, он запустил большой фейерверк и незаметно сбежал.

Выйдя через несколько дней к русским, Иван переночевал у них только ночь, а после пошел дальше, так как они не хотели принимать человека без паспорта. В Астрахани, начав сильно пить, герой попадает в острог, откуда его отправили в родную губернию. Дома овдовевший богомольный граф выдал Ивану паспорт и отпустил «на оброк».

Глава десятая

Иван начал ходить по ярмаркам и советовать простым людям, как выбрать хорошую лошадь, за что те его угощали или благодарили деньгами.

Когда его «слава по ярмаркам прогремела», пришел к герою князь с просьбой раскрыть свой секрет. Иван пытался обучить его своему таланту, но князь вскоре понял, что это особый дар и нанял Ивана на три года к себе конэсером.

Периодически у героя случаются «выходы» – мужчина сильно пил, хотя и хотел с этим покончить.

Глава одиннадцатая

Однажды, когда князя не было, Иван снова пошел пить в трактир. Герой очень переживал, так как у него с собой были деньги барина.

В трактире Иван знакомится с человеком, у которого был особый талант – «магнетизм»: он мог с любого другого человека «запойную страсть в одну минуту свести». Иван попросил его избавить от зависимости.

Человек, гипнотизируя Голована, заставляет его сильно напиться. Уже совсем пьяных мужчин выставляют из трактира.

Глава двенадцатая

От действий «магнетизера» Ивану начали мерещиться «мерзкие рожи на ножках», а когда видение прошло, мужчина бросил героя одного. Голован, не зная, где находится, решил постучаться в первый попавшийся дом.

Глава тринадцатая

Ивану отворил двери цыган, и герой оказался в еще одном трактире. Голован засматривается на молодую цыганку – певунью Грушеньку, и спускает на нее все деньги князя.

Глава четырнадцатая

После помощи магнетизера Иван больше не пил. Князь, узнав, что Иван потратил его деньги, сначала рассердился, а после успокоился и рассказал, что за «эту Грушу в табор полсотни тысяч отдал», лишь бы она с ним была. Теперь же цыганка живет у него в доме.

Глава пятнадцатая

Князь, устраивая собственные дела, все реже бывал дома, с Грушей. Девушка скучала и ревновала, а Иван как мог ее развлекал и утешал. Всем кроме Груши было известно, что в городе у князя была «другая любовь – из благородных, секретарская дочка Евгенья Семеновна», у которой от князя была дочь Людочка.

Как-то Иван приехал в город и остановился у Евгении Семеновны, в тот же день сюда наведался князь.

Глава шестнадцатая

Случайно Иван оказался в гардеробной, где, прячась, подслушал разговор князя и Евгении Семеновны. Князь сообщил женщине, что хочет купить суконную фабрику и собирается скоро жениться. Грушеньку же, о которой мужчина совсем забыл, планирует выдать за Ивана Северьяныча.

Головин занимался делами фабрики, поэтому долго не виделся с Грушенькой. Вернувшись назад, узнал, что девушку куда-то увез князь.

Глава семнадцатая

Накануне свадьбы князя Грушенька появляется («сюда умереть вырвалась»). Девушка рассказывает Ивану, что князь в «крепкое место упрятал и сторожей настановил, чтобы строго мою красоту стеречь», но она сбежала.

Глава восемнадцатая

Как оказалось, князь тайно вывез Грушеньку в лес на пчельню, приставив к девушке троих «молодых здоровых девок-однодворок», следивших за тем, чтобы цыганка никуда не сбежала. Но как-то, играя с ними в жмурки, Грушеньке удалось их обмануть – так она и вернулась.

Иван пытается отговорить девушку от самоубийства, но она заверила, что не сможет жить после свадьбы князя – будет страдать еще сильнее. Цыганка попросила убить ее, пригрозив: “Не убьешь, – говорит, – меня, я всем вам в отместку стану самою стыдной женщиной”. И Головин, столкнув Грушеньку в воду, исполнил ее просьбу.

Глава девятнадцатая

Головин, «сам себя не понимая» бежал от того места. По дороге ему встретился старичок – его семья сильно печалилась, что их сына забирают в рекруты. Пожалев стариков, Иван пошел в рекруты вместо их сына.

Попросив, чтобы его отправили воевать на Кавказ, Головин пробыл там 15 лет.

Отличившись в одном из сражений, Иван на похвалы полковника ответил: «Я, ваше высокоблагородие, не молодец, а большой грешник, и меня ни земля, ни вода принимать не хочет» и рассказал свою историю.

За отличие в бою Ивана назначили офицером и отправили с орденом святого Георгия в Петербург в отставку. Служба в адресном столе у него не заладилась, поэтому Иван решил пойти в артисты. Однако из труппы его скоро выгнали, за то, что он вступился за молоденькую актрису, ударив обидчика.

После этого Иван решает пойти в монастырь. Сейчас он живет в послушании, не считая себя достойным для старшего пострига.

Глава двадцатая

В конце спутники поинтересовались у Ивана: как ему живется в монастыре, не искушал ли его бес. Герой ответил, что искушал, появляясь в образе Грушеньки, но он его уже окончательно преодолел.

Как-то Голован зарубил явившегося беса, но тот оказался коровой, а в другой раз из-за бесов мужчина сбил все свечи возле иконы. За это Ивана посадили в погреб, где у героя открылся дар пророчества.

На корабле Голован едет «на богомоление в Соловки к Зосиме и Савватию», чтобы перед смертью им поклониться, а после собирается на войну.

«Очарованный странник как бы вновь ощутил на себе наитие вещательного духа и впал в тихую сосредоточенность, которой никто из собеседников не позволил себе прервать ни одним новым вопросом».

В «Очарованном страннике» Лесков изобразил целую галерею ярких самобытных русских характеров, сгруппировав образы вокруг двух центральных тем – темы «странничества» и темы «очарования».

На протяжении всей своей жизни главный герой повести – Иван Северьяныч Флягин через странствия старался постичь «красоту совершенную» (очарование жизни), находя ее во всем – то в лошадях, то в прекрасной Грушеньке, а в конце – в образе Родины, за которую собирается идти воевать.

Образом Флягина Лесков показывает духовное взросление человека, его становление и понимание мира (очарование окружающим миром). Автор изобразил перед нами настоящего русского праведника, провидца, «провещания» которого «остаются до времени в руке сокрывающего судьбы свои от умных и разумных и только иногда открывающего их младенцам».

Рекомендуем ознакомиться не только с кратким пересказом «Очарованного странника», но и оценить повесть Лескова в полном варианте.

После прочтения краткого содержания повести Лескова «Очарованный странник» рекомендуем пройти этот небольшой тест:

Источник: https://obrazovaka.ru/books/leskov/ocharovannyy-strannik

Книга Кадетский монастырь. Содержание – Н.С.Лесков Кадетский монастырь ГЛАВА ПЕРВАЯ У нас не ..

Н.С.Лесков

Читайте также:  Краткое содержание алданов чертов мост точный пересказ сюжета за 5 минут

Кадетский монастырь

ГЛАВА ПЕРВАЯ

У нас не переводились, да и не переведутся праведные. Их только не замечают, а если стать присматриваться – они есть.

Я сейчас вспоминаю целую обитель праведных, да еще из таких времен, в которые святое и доброе больше чем когда-нибудь пряталось от света.

И, заметьте, все не из чернородья и не из знати, а из людей служилых, зависимых, коим соблюсти правоту труднее; но тогда были… Верно и теперь есть, только, разумеется, искать надо.

Я хочу вам рассказать нечто весьма простое, но не лишенное занимательности, – сразу о четырех праведных людях так называемой “глухой поры”, хотя я уверен, что тогда подобных было очень много.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Воспоминания мои касаются Первого петербургского кадетского корпуса, и именно одной его поры, когда я там жил, учился и сразу въявь видел всех четырех праведников, о которых буду рассказывать. Но прежде позвольте мне сказать о самом корпусе, как мне представляется его заключительная история.

До воцарения императора Павла корпус был разделен на возрасты, а каждый возраст – на камеры. В каждой камере было по двадцати человек, и при них были гувернеры из иностранцев, так называемые “аббаты”, – французы и немцы. Бывали, кажется, и англичане.

Каждому аббату давали по пяти тысяч рублей в год жалованья, и они жили вместе с кадетами и даже вместе и спали, дежуря по две недели. Под их надзором кадеты готовили уроки, и какой национальности был дежурный аббат, на том языке должны были все говорить.

От этого знание иностранных языков между кадетами было очень значительно, и этим, конечно, объясняется, почему Первый кадетский корпус дал так много послов и высших офицеров, употреблявшихся для дипломатических посылок и сношений.

Император Павел Петрович как приехал в корпус в первый раз по своем воцарении, сейчас же приказал: “Аббатов прогнать, а корпус разделить на роты и назначить в каждую роту офицеров, как обыкновенно в ротах полковых”. {Из “Краткой истории Первого кадетского корпуса”, составленной Висковатовым, видно, что это произошло 16 января 1797 года. (Прим. автора.)}

С этого времени образование во всех своих частях пало, а языкознание вовсе уничтожилось. Об этом в корпусе жили предания, не позабытые до той сравнительно поздней поры, с которой начинаются мои личные воспоминания о здешних людях и порядках.

Я прошу верить, а лично слышащих меня – засвидетельствовать, что моя память совершенно свежа и ум мой не находится в расстройстве, а также я понимаю слегка и нынешнее время.

Я не чужд направлений нашей литературы: я читал и до сих пор читаю не только, что мне нравится, но часто и то, что не нравится, и знаю, что люди, о которых буду говорить, не в фаворе обретаются.

Время то обыкновенно называют “глухое”, что и справедливо, а людей, особенно военных, любят представлять сплошь “скалозубами”, что, может быть, нельзя признать вполне верным. Были люди высокие, люди такого ума, сердца, честности и характеров, что лучших, кажется, и искать незачем.

Всем теперешним взрослым людям известно, как воспитывали у нас юношество в последующее, менее глухое время; видим теперь на глазах у себя, как сейчас воспитывают. Всякой вещи свое время под солнцем. Кому что нравится.

Может быть, хорошо и то и другое, а я коротенько расскажу, кто нас воспитывал и _как_ воспитывал, то есть какими чертами своего примера эти люди отразились в наших душах и отпечатлелись на сердце, потому что грешный человек – вне этого, то есть без живого возвышающего чувства примера, никакого воспитания не понимаю. Да, впрочем, теперь и большие ученые с этим согласны.

Итак, вот мой воспитатели, которыми я на старости лет задумал хвалиться. Иду по номерам.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Э 1. _Директор, генерал-майор Перский_ (из воспитанников лучшего времени Первого же корпуса). Я определился в корпус в 1822 году вместе с моим старшим братом. Оба мы были еще маленькие.

Отец привез нас на своих лошадях из Херсонской губернии, где у него было имение, жалованное “матушкою Екатериною”.

Аракчеев хотел отобрать у него это имение под военное поселение, но наш старик поднял такой шум и упротивность, что на него махнули рукою и подаренное ему “матушкою” имение оставили в его владении.

Представляя “ас с братом генералу Перскому, который в одном своем лице сосредоточивал должности директора и инспектора корпуса, отец был растроган, так как он оставлял нас в столице, где у нас не было ни одной души ни родных, ни знакомых. Он сказал об этом Перскому и просил у него “внимания и покровительства”.

Перский выслушал отца терпеливо и спокойно, но не отвечал ему ничего, вероятно потому, что разговор шел при нас, а прямо обратился к нам и сказал:

– Ведите себя хорошо и исполняйте то, что приказывает вам начальство. Главное – вы знайте только самих себя и никогда не пересказывайте начальству о каких-либо шалостях своих товарищей. В этом случае вас никто уже не спасет от беды.

На кадетском языке того времени для занимавшихся таким недостойным делом, как пересказ чего-нибудь и вообще искательство перед начальством, было особенное выражение “подъегозчик”, и этого преступления кадеты _никогда не прощали_.

С виновным в этом обращались презрительно, грубо и даже жестоко, и начальство этого не уничтожало.

Такой самосуд, может быть, был и хорош и худ, но он несомненно воспитывал в детях понятия чести, которыми кадеты бывших времен недаром славились и не изменяли им на всех ступенях служения до гроба.

Михаил Степанович Перский был замечательная личность: он имел в высшей степени представительную наружность и одевался щеголем. Не знаю, было ли это щегольство у него в натуре или он считал обязанностию служить им для нас примером опрятности и военной аккуратности.

Он до такой степени был постоянно занят нами и все, что ни делал, то делал для нас, что мы были в этом уверены и тщательно старались подражать ему.

Он всегда был одет самым форменным, но самым изящным образом: всегда носил тогдашнюю треугольную шляпу “по форме”, держался прямо и молодцевато и имел важную, величавую походку, в которой как бы выражалось настроение его души, проникнутой служебным долгом, но не знавшей служебного страха.

1

Источник: https://www.booklot.ru/genre/proza/russkaya-klassicheskaya-proza/book/kadetskiy-monastyir/content/438678-nsleskov-kadetskiy-monastyir-glava-pervaya-u-nas-ne/

Исследовательская работа Художественный смысл названия и содержания рассказа Н.С. Лескова «Кадетский монастырь»

Городская  научно-практическая конференция

 «Путь к успеху»

Художественный смысл названия и содержания рассказа   Н.С. Лескова «Кадетский монастырь».

Секция – литературоведение 

Автор: Караштина Алёна Владимировна,

6 «Б» класс, МБОУ СОШ №36

                                   Руководитель: Кудымова Валентина Ивановна

 учитель русского языка и литературы 

г Дзержинск

2017 г.

Оглавление

1) Цели и задачи исследовательской работы                                            3

2) Введение                                                                                                       4

3) Из истории кадетских корпусов России                                                 5

4) Понятия «кадет», «монастырь», «кадетский корпус»                         7

5) Герои произведения – учителя – праведники                                       9

6) Заключение                                                                                                  13

7) Список литература                                                                                     14          

Цели и задачи исследовательской работы:

  • 1.  Провести анализ названия и содержания произведения.
  • 2.  Выявить и проанализировать главных героев произведения
  • 3.  Рассмотреть понятия «кадет», «монастырь», «кадетский корпус»  

Применение данной исследовательской работы:

  • возможно применение на уроках литературы и русского языка
  • расширение знаний о Лескове и его творчестве
  • анализ системы воспитания, представленной в произведении

Введение

        В 2016 году вся Россия отметила 185-летие со дня рождения Лескова Николая Семёновича, одного из великих русских писателей. Он внёс большой вклад в развитие российской культуры.

Родился 4 февраля (16 н.с.) 1831 г. в селе Горохове Орловской губернии в семье чиновника уголовной палаты, происходившего из духовного сословия.

Детские годы прошли в поместье родственников Страховых, затем в Орле.

    В орловской глуши будущий писатель многое смог увидеть и узнать, что потом дало ему право сказать: “Я не изучал народ по разговорам с петербургскими извозчиками… я вырос в народе… я с народом был свой человек… я был этим людям ближе всех поповичей…

” В 1841 — 1846 Лесков учился в Орловской гимназии, которую не удалось окончить: на шестнадцатом году он потерял отца, а имущество семьи погибло при пожаре.

Лесков Николай Семенович поступил на службу в Орловскую уголовную палату суда, давшую ему хороший материал для будущих произведений.

   В 1849 при поддержке дяди, киевского профессора С.Алферьева, Лесков Николай Семенович был переведен в Киев чиновником казенной палаты.

В доме дяди, брата матери, профессора медицины, под влиянием прогрессивных университетских профессоров пробудился горячий интерес Лескова к Герцену, к великому поэту Украины Тарасу Шевченко, к украинской культуре, он увлекся старинной живописью и архитектурой Киева, став в дальнейшем выдающимся знатоком древнего русского искусства.

 В 1857 Лесков Николай Семенович вышел в отставку и поступил на частную службу в крупную торговую компанию, которая занималась переселением крестьян на новые земли и, по делам которой изъездил почти всю Европейскую часть России.

  Начало литературной деятельности Лескова относится к 1860, когда впервые выступил как прогрессивный публицист. В январе 1861 Лесков Николай Семенович поселился в Петербурге с желанием посвятить себя литературной и журналистской деятельности.

Он начал печататься в “Отечественных записках”. В русскую литературу Лесков Николай Семенович пришел, имея большой запас наблюдений над русской жизнью, с искренним сочувствием к народным нуждам, что нашло свое отражение в его рассказах.

В наследии Лескова большое место занимают сатира, юмор и ирония.

В феврале 1895 г. писатель умер от отека легких в Санкт-Петербурге

ИЗ ИСТОРИИ КАДЕТСКИХ КОРПУСОВ РОССИИ

Военная реформа  Петра I, направленная на создание в России регулярной армии, коренным образом изменила систему подготовки офицерских кадров. Царь-реформатор ввел обязательную запись дворянских детей в полки, где они должны были проходить военную службу, начиная с нижних чинов до получения офицерского звания.

В начале XVIII века  в стране появились первые военные учебные заведения, предназначенные для подготовки будущих офицеров по наиболее сложным военным профессиям.

         Кадетские корпуса в России сыграли значительную роль в подготовке офицерских кадров русской армии. Они прививали своим воспитанникам любовь к отечественной истории, армии и флоту, формировали у них высокую нравственность.

Кадеты всегда отличались глубокими профессиональными знаниями, широкой образованностью, высокоразвитыми чувствами патриотизма, долга, офицерской чести и войскового товарищества.

Читайте также:  Краткое содержание пегий пес, бегущий краем моря айтматова точный пересказ сюжета за 5 минут

Активно участвовали они в общественной и культурной жизни общества.

В произведении Лескова читатель знакомится с Первым кадетским корпусом. Во второй главе автор приводит описание этого учебного заведения. «До воцарения императора Павла корпус был разделен на возрасты, а каждый возраст – на камеры.

В каждой камере было по двадцати человек, и при них были гувернеры из иностранцев, так называемые «аббаты» – французы и немцы. Бывали, кажется, и англичане, каждому аббату давали по пяти тысяч рублей в год жалованья, и они жили вместе с кадетами и даже вместе и спали, дежуря по две недели.

Под их надзором кадеты готовили уроки, и какой национальности был дежурный аббат, на том языке должны были все говорить.

От этого знание иностранных языков между кадетами было очень значительно, и этим, конечно, объясняется, почему первый кадетский корпус дал так много послов и высших офицеров, употреблявшихся для дипломатических посылок и сношений.

Император Павел Петрович как приехал в корпус в первый раз по своем воцарении, сейчас же приказал: «Аббатов прогнать, а корпус разделить на роты и назначить в каждую роту офицеров, как обыкновенно в ротах полковых.» С этого времени образование во всех своих частях пало, а языкознание вовсе уничтожилось. Об этом в корпусе жили предания, не позабытые до той сравнительно поздней поры, с которой начинаются мои личные воспоминания о здешних людях и порядках».

Понятия «кадет», «монастырь», «кадетский корпус».

Если рассмотреть значение слова «кадет», обращаясь к словарям Ожегова и Даля, мы видим:

Каде́т — наименование звания воспитанников кадетских корпусов в дореволюционной России с 29 июля 1731 года и в некоторых иностранных государствах. Своё название получили от слова фр. cadet «младший» — из гаскон.

capdèt «командир, начальник».

Кадетами также назывались молодые дворяне во Франции и Пруссии на военной службе в солдатских чинах до производства их в офицеры, а также унтер-офицеры из дворян в некоторых европейских армиях.

Кадетские корпуса – средние военно-учебные заведения для детей дворян и офицеров, с 7-летним курсом обучения.

В произведении Лескова мы находим столкновение двух понятий – «кадеты»  и «монастырь».

В православном словаре понятие монастыря представлено так:

Монастырь – (греч. жилище монахов) – 1. Община монахов, имеющих единый устав. В церковно-административном отношении монастырь подчиняется или архиерею, в чьей епархии он находится, или непосредственно патриарху. Управление монастырем осуществляет наместник (в чине архимандрита или игумена). Наиболее крупные монастыри называются лаврами.

2. Комплекс богослужебных, жилых, хозяйственных построек, принадлежащих (или принадлежавших) общине монахов.

В монастыре живут по строгому уставу, который никому не позволено нарушать. Его жители –  монахи или монахини, удалившиеся от мирской суеты для духовной жизни. Возглавляет монастырь настоятель – архимандрит или игумен (в женском монастыре – игуменья).

Все монахи выполняют определенные работы (послушания), участвуют в богослужениях и общей трапезе. Совместное проживание в монастыре дает им возможность совершенствоваться во взаимном смирении, любви и послушании, как старшим, так и друг другу.

Почему же у Н. С. Лескова в названии произведения пересекаются понятия «кадетский» и «монастырь»?

Что общего между Монастырём и Кадетским корпусом?

И монастырь, и корпус для кадетов – это закрытые заведения, у них есть Устав и распорядок жизни. Это организации с дисциплиной и подчинением. В монастыре – служение Богу, и в кадетском корпусе тоже служение, только Отечеству.

Монастыри являются духовно-религиозными центрами социального служения, культуры, образования, религиозного искусства. В заведении для кадетов при строгой дисциплине и отрыве от семьи тоже происходит образование как культурное, религиозное так и нравственное.

 В «Кадетском корпусе» Лескова мы знакомимся с героями-праведниками. Кто же такие «праведники»?

В православном словаре находим, что «праведник»  – это человек, святой, который, будучи мирянином и живя в миру, вел святую и праведную жизнь.

Автор рассказывает нам о таких праведных людях в своём произведении. «Я хочу вам рассказать нечто весьма простое, но не лишенное занимательности, – сразу о четырех праведных людях так называемой “глухой поры”, хотя я уверен, что тогда подобных было очень много.»

И вот такие праведные люди занимались образованием и воспитанием детей. Они любили и уважали детей-кадетов. Верили в новое молодое поколение, воспитывая их добротой и милосердием.

Учителя – праведники по-отечески заботились о ребятах, были с ними честны. Живя по строгим правилам совести и чести, воспитывали кадетов личным примером.

Они отказались от мирских радостей и семей, бескорыстно и добросовестно исполняли свой долг, стали настоящими Отцами для воспитанников.

        Кадетский корпус стал для них кадетским монастырём.

Герои произведения – учителя – праведники.

        Н.С. Лесков неоднократно останавливался на описании жизни кадетского корпуса. Наиболее ярким произведением является повесть «Кадетский монастырь», опубликованное в 1880 году. В нём представлено описание учебного заведения.

Рассказ был написан, опираясь на подлинные данные – воспоминания бывшего кадета Г.Т. Похитонова, оформленные в виде стенограммы. Поэтому можно утверждать, что перед нами картина, которая передаёт историческую реальность «глухого времени».

В 1870-е – 1880-е годы Лесков ищет и воссоздает образы праведников, благодаря которым, по свидетельству Библии, еще продолжается жизнь на грешной земле. Писатель находит их среди людей разных сословий. В «Кадетском монастыре» в двадцати двух небольших главах описываются праведники, возглавлявшие петербургский кадетский корпус в первой половине Х1Х столетия.

Герои рассказа Лескова — реальные люди; это делает повествование особенно напряженным и убедительным. Лесков блестяще подтверждает высказанную им здесь же мысль о том, что единственной силой, которая могущественно действует в воспитании, является сила личного примера. В повести мы встречаем четырёх героев, учителей  – праведников. Автор описывает их жизнь, характер и методы воспитания.  

Перский

        Директор корпуса генерал-майор Михаил Степанович Перский – бывший воспитанник этого же кадетского корпуса. Он был человеком безупречной репутации. Кадеты его обожали. Генерал полностью посвятил себя корпусу, несколько раз в день обходил все классы, был неизменно вежлив и приветлив с воспитанниками.

Директор редко покидал территорию корпуса, не имел ни семьи, ни состояния. Также он исполняет должность инспектора учебного заведения. Перский во всем был примером для кадетов: во внешнем виде ( «был одет …. самым изящным образом»). Он являлся и образцом поведения. Всем кадетам хотелось быть похожими на генерала Перского.

Они подражали ему в сдержанности, душевной чистоте и порядочности.

Михаил Степанович был холост, вёл аскетический образ жизни: не ездил ни в гости, ни в театры и у себя никого не принимал. Кадеты были уверены, что  «он и не женится тоже для нас».

Авторитет он себе заработал не только безупречным внешним поведением, но и гуманным отношением к воспитанникам («отстранил от себя … наказания за дисциплину, которых терпеть не мог и не переносил»).

Это говорит о том, что Перский уважал личность своих воспитанников, наказание считал унижением. А самым действенным в его понимании являлось обращение к чувствам кадетов «Ду-ур-ной кадет!», в его устах служило горьким и памятным уроком.

 После таких слов кадет всячески старался исправиться и этим «утешить Михаила Степановича».

Взаимная любовь директора и воспитанников, «чувствование» состояния друг друга говорит о том, что грамотный педагогический подход вызывает ответные чувства.

Свою педагогическую деятельность Перский принимал как некое мессианство: «Мне провидение доверило так много чужих детей, что некогда думать о собственных…».

Таким образом, Перский считал воспитанников высшей ценностью, предпочитал психологические методы воспитания, воспитывал детей на своем примере.

Искренность чувств воспитанников к директору подтверждается долгой памятью о нем. Кадеты считали его своим («у Перского была и доблесть, которую мы, дети, считали своею, кадетскою, потому что Михайло Степанович Перский был воспитанник нашего кадетского корпуса»). Всю свою жизнь директор посвятил кадетскому корпусу, все кадеты – его дети.

Бобров

В произведении нам представлен и другой герой – это эконом Андрей Петрович Бобров. По внешнему виду прямая противоположность Перскому: «носил один и тот же мундир, засаленный-презасаленный, и другого у него не было».

Лесков пишет о Боброве – «Рацей он никогда не читал, а только жил перед нами и остался жить после того, как его в конце сорокового года службы… похоронили» на казенный счет, так как весь свой заработок Бобров отдавал «в приданое» выпускникам, не имевшим средств.

По достоинствам души и характера Андрей Петрович был «такой же высоко замечательный человек, как сам Перский». Он, разумеется, был холост, как и надо по-монастырскому уставу, и детей любил чрезвычайно.

« Только не так любил, как иные любят, – теоретически, в рассуждениях, что, мол, “это будущность России”, или “наша надежда”.

У Андрея Петровича эта любовь была простая и настоящая, которую не нужно было изъяснять и растолковывать. Кадеты знали, что он их любит и о них печется, и никто бы их в этом не мог разубедить.

Бобров постоянно ходил по корпусу, хлопотал , «чтобы мошенники были сыты, теплы и чисты».

Свободное поведение кадетов по отношению к эконому говорит об отсутствии внутреннего страха перед ним. Глубина и искренность этого чувства проявлялась через много лет, когда выпускники приезжали «вспомнить старика».

Доктор Зеленский

«Теперь третий постоянный инок нашего монастыря – наш корпусный доктор Зеленский.» Он тоже был холост и домосед. Доктор даже жил в лазарете, чтобы все больные кадеты находились под его бдительным вниманием. «В день несколько раз обойдёт, а кроме того ещё навернётся иногда невзначай и ночью.»

Доктор Зеленский четко выполнял свой долг: лечил больных и «всячески не допускал болезни», постоянно находился в кадетском корпусе, обедал за общим столом, и притом «не позволял ставить себе прибора, а садился где попало и ел то самое, чем питались мы». Любовь доктора к воспитанникам корпуса выражалась не только в пристальном внимании к их здоровью, но и в стремлении восполнить пробелы в их знаниях («он любил нас, он желал нам счастия и добра, а какое же счастие при круглом невежестве?)!».

Зеленский был убежден в том, что в первую очередь при воспитании нужно воздействовать на чувства: добрые чувства – залог доброго поведения. Кадеты к Зеленскому относились хорошо, считали его неотъемлемой частью корпуса, «он был телом и душой наш человек». Доктор, «наисправедливейший и великодушнейший человек», заслужил любовь и уважение кадетов. Они доверяли ему.

Архимандрит

Для преподавания религиозных предметов кадетам в корпус присылался архимандрит. Автор знакомит  нас с последним, не помня его имени. Архимандрит «кадетами был любим удивительно». Для многих он был благодетелем.

«Проповеди его были неподготовленные», живые, теплые, всегда направленные на образование у кадетов чувств в христианском духе.

Воспитанники любили беседы с ним, «мы перед ним все были открыты; выбалтывали ему все наши горести» Его уроки были праздником для кадетов.

        Архимандрит обладал внутренней силой, которая помогала ему чётко следовать принципам поведения в отношении христианской церкви. Он не боялся противостоять ханжеству, даже если это стоило ему карьеры.

Заключение

Я считаю, что именно единение кадетского корпуса и заповедей монастыря даёт мир душевной красоты и истинного благородства. Учителя, наставники, воспитатели должны быть похожими на этих четырёх праведников.

«У нас не переводились, да и не переведутся праведные. Их только не замечают, а если стать присматриваться – они есть.         И, заметьте, все не из чернородья и не из знати, а из людей служилых, зависимых, коим соблюсти правоту труднее; но тогда были… Верно и теперь есть, только, разумеется, искать надо.»

Литература

  1.  «Рассказы» Н. С. Лесков, 2015 год
  2. Православный словарь (электронный вариант)
  3. Богослужебный сборник – «Вифлеем», 2002-2012 г.
  4. Толковый словарь живого великорусского языка , том 1 , А-О.-М: ОЛМА –ПРЕСС , 2002 год
  5. Доклад ассистента кафедры «Философия и история» Орловского государственного технического университета А.Н. Гребёнкина, 2009год
  6. Википедия

Источник: https://nsportal.ru/ap/library/literaturnoe-tvorchestvo/2017/02/13/issledovatelskaya-rabota-hudozhestvennyy-smysl

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector