Краткое содержание куприн собачье счастье точный пересказ сюжета за 5 минут

Ответы@Mail.Ru: О чем произведение Куприна Собачье счастье????и главная суть в чем состоит?подробно. плизззз

Краткое содержание Куприн Собачье счастье точный пересказ сюжета за 5 минут Нина Демьянова Гуру (3312) 8 лет назад

Повествование ведётся какбы от имени собак, которых везут на живодёрку – в фургоне собрали собак разных по стутусу и происхождению.. . И они рассуждают на тему – в чём же состоит собачье счастье.

Одни считают, что счастье иметь хорошего хозяина, другие в еде, и т. д. А один пёс – дворняга сидит в углу молча…

Вообщём в конце только он и спасся – самым ловким и быстрым оказался – разодрал себе бок, но перепрыгнул высоченный забор.

Очень философский рассказ.

Елена Бандурина Профи (576) 2 года назад

Повествование ведётся какбы от имени собак, которых везут на живодёрку – в фургоне собрали собак разных по стутусу и происхождению.. .И они рассуждают на тему – в чём же состоит собачье счастье.

Одни считают, что счастье иметь хорошего хозяина, другие в еде, и т. д. А один пёс – дворняга сидит в углу молча…

Вообщём в конце только он и спасся – самым ловким и быстрым оказался – разодрал себе бок, но перепрыгнул высоченный забор.

Очень философский рассказ.

Эмиль Алиев Знаток (418) 2 года назад

Я думаю, что по мнению А.

Куприна – собачье счастье заключается в свободе, так как в тексте говорится, что собаки обсуждали что такое собачье счастье и, приведя много примеров, того, что хороший хозяин – это собачье счастье, в конце рассказа указывают, что не только в хорошем хозяине, а в свободе, когда фиолетовый пес перепрыгнул через забор и убежал, а остальные собаки остались там. Получается, по мнению А. Куприна – собачье счастье – это свобода. Но, по моему мнению, собачье счастье – это хороший, добрый хозяин, потому что хороший хозяин всегда даст собаке – еду, заботу, дом и свободу, которая необходимо ей. А если у собаки есть свобода, но нет хозяина, то ей придется искать еду самой, жить на улице, мерзнуть, искать себе каждый день убежище. Так же, на примере фиолетового пса, можно сказать, что если бы у него был хороший хозяин, то он бы не попал бы в “живодерню” и ему бы не пришлось семь раз из нее сбегать.

гл.бух Русь Ученик (196) 2 года назад

Я думаю, что по мнению А.

Куприна – собачье счастье заключается в свободе, так как в тексте говорится, что собаки обсуждали что такое собачье счастье и, приведя много примеров, того, что хороший хозяин – это собачье счастье, в конце рассказа указывают, что не только в хорошем хозяине, а в свободе, когда фиолетовый пес перепрыгнул через забор и убежал, а остальные собаки остались там. Получается, по мнению А. Куприна – собачье счастье – это свобода. Но, по моему мнению, собачье счастье – это хороший, добрый хозяин, потому что хороший хозяин всегда даст собаке – еду, заботу, дом и свободу, которая необходимо ей. А если у собаки есть свобода, но нет хозяина, то ей придется искать еду самой, жить на улице, мерзнуть, искать себе каждый день убежище. Так же, на примере фиолетового пса, можно сказать, что если бы у него был хороший хозяин, то он бы не попал бы в “живодерню” и ему бы не пришлось семь раз из нее сбегать.

Владимир Чернавцев Ученик (148) 2 года назад

До вчерашнего дня я достаточно хорошо относился к творчеству Куприна: “Поединок”, “Выстрел” и другие, а “Суламифь” и “Гранатовый браслет” даже перечитывал не раз. Но вчера мне подсунули, чтобы я прочитал внуку на ночь одно произведение Куприна “Собачье счастье”, которое входит в программу по литературе для учеников 3 класса. Оказывается я ранее его не читал.

И я начал, как положено, с выражением читать это своему 9 -летнему внуку. Почти сказочная форма повествования от имени собак, даже после их заключения в клетку, меня почему-то не сразу насторожила.

Я даже надеялся, что речь скоро пойдет об их каком-нибудь чудесном освобождении Но очень скоро я почувствовал, что внуку, для которого родители совсем недавно завели собаку, совсем ни к чему знать о разных диких перипетиях и начал пропускать некоторые детали, а во мне всё больше начало закипать возмущение не столько таким неприятным сочинением Куприна, сколько УРОДАМИ, ЗАСЕВШИМИ В МИНИСТЕРСТВЕ ОБРАЗОВАНИЯ, впихивающими в школьные программы даже для младших классов свои живодёрские представления о жизни. Как же повезло нашему поколению – нас ограждали от жестокости и мерзости в младшем детском возрасте!

Елена Матвеева Ученик (203) 2 года назад

Я думаю, что по мнению А.

Куприна – собачье счастье заключается в свободе, так как в тексте говорится, что собаки обсуждали что такое собачье счастье и, приведя много примеров, того, что хороший хозяин – это собачье счастье, в конце рассказа указывают, что не только в хорошем хозяине, а в свободе, когда фиолетовый пес перепрыгнул через забор и убежал, а остальные собаки остались там. Получается, по мнению А. Куприна – собачье счастье – это свобода. Но, по моему мнению, собачье счастье – это хороший, добрый хозяин, потому что хороший хозяин всегда даст собаке – еду, заботу, дом и свободу, которая необходимо ей. А если у собаки есть свобода, но нет хозяина, то ей придется искать еду самой, жить на улице, мерзнуть, искать себе каждый день убежище. Так же, на примере фиолетового пса, можно сказать, что если бы у него был хороший хозяин, то он бы не попал бы в “живодерню” и ему бы не пришлось семь раз из нее сбегать.

THEDEMENT0R Ученик (226) 1 год назад

Собачье счастье
Полуторагодовалый пойнтер Джек отстал от кухарки и вместе с новым знакомым — догом — попадает в фургон живодера, где уже собралось некоторое собачье общество. Джек заводит беседу с собратьями по несчастью.

Цирковой пудель Арто, который бывал на живодерне уже 3 раза, но его забирал хозяин, стал просвещать других по части живодерских ужасов и того, какие подлецы люди (однако собачье счастье — в руках доброго хозяина).

Из угла ему цинично отвечает фиолетовый пес, который там бывал уже 7 раз, но ему затыкают пасть.

Когда запуганные псы приезжают на место, фиолетовый пес обращается к пуделю: «Вот вы в клетке умные слова говорили, а все-таки одну ошибочку сделили… Хотите, я вас сейчас покажу, в чьих руках собачье счастье?» Пудель только отмахнулся от собеседника, а пес перепрыгнул через забор и был таков

ИРИНА ЕВДОКИМОВА Знаток (309) 1 год назад

Это рассказ не о собаках, а о людях, о нашем обществе, о вещах, которые были, есть и будут всегда. Большинство в сложных,” безвыходных”,трудных ситуациях опускают руки, идут на поводу у других людей, являясь марионетками и жертвами ситуаций.

И только один-ты сам-можешь быть не как все, можешь изменить положение, вырваться на свободу, спастись и жить так, как ты хочешь, не поддаваясь унынию (один из 7 самых страшных грехов), страху, смирению и упадку духа.

Чем клясть пороки окружающего мира, надеясь, что СУДЬБА или КТО-ТО изменит твою жизнь к лучшему-не говори себе с отчаяньем:” ЭХ, ЖИЗНЬ СОБАЧЬЯ!”, а попробуй помочь себе сам! ЖИВОДЕРНЯ в рассказе есть символ мучений, жизни на которую обрекают сами себя люди, ведь всегда можно пытаться бороться и выбраться…

Алексей Ильтимиров Ученик (114) 6 месяцев назад

т

Елена Ярцева Знаток (303) 6 месяцев назад

ты молодец

Источник: https://otvet.mail.ru/question/32934980

Краткое содержание «Собачье сердце»

Повесть «Собачье сердце» Булгаков написал в 1925 году. В это время были очень популярны идеи улучшения человеческой породы с помощью передовых достижений науки.

Герой Булгакова, профессор с мировым именем Преображенский, в попытке разгадать секрет вечной молодости случайно делает открытие, позволяющее хирургическим путем превратить животное в человека.

Однако эксперимент по пересадке собаке человеческого гипофиза дает совершенно неожиданный результат.

Для ознакомления с самыми важными деталями произведения предлагаем прочитать краткое содержание повести Булгакова «Собачье сердце» по главам онлайн на нашем сайте.

Шарик – бродячий пес. В некоторой степени философ, житейски неглуп, наблюдателен и даже научился читать по вывескам.

Полиграф Полиграфович Шариков – Шарик после операции по вживлению в мозг человеческого гипофиза, взятого от погибшего в трактирной драке пьяницы и дебошира Клима Чугункина.

Профессор Филипп Преображенский – гений медицины, пожилой интеллигент старой закалки, крайне недовольный наступлением новой эры и ненавидящий ее героя – пролетария за необразованность и необоснованные амбиции.

Иван Арнольдович Борменталь – молодой врач, ученик Преображенского, обожествляющий своего учителя и разделяющий его убеждения.

Швондер – председатель домкома по месту жительства Преображенского, носитель и распространитель столь нелюбимых профессором коммунистических идей. Пытается воспитать в духе этих идей Шарикова.

Зина – горничная Преображенского, молодая впечатлительная девушка. Совмещает обязанности по дому с функциями медсестры.

Дарья Петровна – кухарка Преображенского, женщина средних лет.

Барышня-машинистка – подчиненная по службе и несостоявшаяся супруга Шарикова.

Бродячий пес Шарик замерзает в московской подворотне.

Страдая от боли в боку, на который злой повар плеснул кипятком, он иронично и философски описывает свою несчастную жизнь, московский быт и типы людей, из которых, по его мнению, самые гнусные – дворники и швейцары.

В поле зрения пса появляется некий господин в шубе и прикармливает его дешевой колбасой. Шарик верноподданно следует за ним, по пути гадая, кто же такой его благодетель, раз даже швейцар в богатом доме, гроза бродячих собак, разговаривает с ним подобострастно.

Из беседы со швейцаром господин в шубе узнает, что «в третью квартиру вселили жилтоварищей», и воспринимает новость с ужасом, хотя его личную жилплощадь грядущее «уплотнение» не затронет.

Читайте также:  Краткое содержание абэ женщина в песках точный пересказ сюжета за 5 минут

Глава вторая

Приведя в богатую теплую квартиру, Шарика, решившего с испугу поскандалить, усыпляют хлороформом и лечат. После этого пес, которого больше не беспокоит бок, с любопытством наблюдает за приемом пациентов. Тут и престарелый ловелас, и пожилая богатая дамочка, влюбленная в молодого красавца-шулера. И все желают одного – омоложения. Преображенский готов им помочь – за хорошие деньги.

Вечером профессору наносят визит члены домкома во главе со Швондером – они хотят, чтобы Преображенский в порядке «уплотнения» отдал две из семи своих комнат. Профессор звонит с жалобой на произвол одному из своих влиятельных пациентов и предлагает ему, раз так, оперироваться у Швондера, а сам он уедет в Сочи. Уходя, члены домкома обвиняют Преображенского в ненависти к пролетариату.

Глава третья

За обедом Преображенский разглагольствует о культуре еды и пролетариате, рекомендуя не читать до обеда советских газет во избежание проблем с пищеварением.

Он искренне недоумевает и возмущается, как можно в одно и то же время ратовать за права трудящихся во всем мире и воровать калоши.

Слыша, как за стеной собрание жилтоварищей поет революционные песни, профессор приходит к выводу: «Если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха.

Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат «бей разруху!» — я смеюсь. Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку!».

Заходит речь и о будущем Шарика, причем интрига пока не раскрывается, но Борменталю знакомые патологоанатомы обещали немедленно сообщить о появлении «подходящего трупа», а пса пока будут наблюдать.

Шарику покупают статусный ошейник, он вкусно ест, у него окончательно заживает бок. Пес шалит, но когда возмущенная Зина предлагает его выдрать, профессор это строго запрещает: «Никого драть нельзя, на человека и на животное можно действовать только внушением».

Только Шарик прижился в квартире – внезапно после телефонного звонка начинается беготня, профессор требует обед раньше. Шарика, лишив еды, запирают в ванной, после чего тащат в смотровую и дают наркоз.

Глава четвертая

Преображенский и Борменталь оперируют Шарика. Ему вживляют семенники и гипофиз, взятые от свежего человеческого трупа. Это должно, по замыслу медиков, открыть новые горизонты в их исследовании механизма омоложения.

Профессор не без грусти предполагает, что пес после такой операции однозначно не выживет, как и те животные, что были до него.

Глава пятая

Дневник доктора Борменталя – история болезни Шарика, в которой описываются происходящие с прооперированным и все-таки выжившим псом изменения. У него выпадает шерсть, меняется форма черепа, лай становится похож на человеческий голос, быстро растут кости.

Он произносит странные слова – выясняется, что уличным псом научился читать по вывескам, но некоторые прочитывал с конца. Молодой доктор делает восторженный вывод – перемена гипофиза дает не омоложение, а полное очеловечение – и эмоционально называет своего учителя гением.

Однако сам профессор хмуро засиживается над историей болезни человека, чей гипофиз пересадили Шарику.

Глава шестая

Медики пытаются воспитать свое творение, привить нужные навыки, образовать. Вкус Шарика в одежде, его речь и повадки нервируют интеллигентного Преображенского. По квартире висят плакаты, запрещающие ругаться, плевать, бросать окурки, грызть семечки.

У самого Шарика отношение к воспитанию пассивно-агрессивное: «Ухватили животную, исполосовали ножиком голову, а теперь гнушаются». Пообщавшись с домкомом, бывший пес уверенно оперирует канцелярскими терминами и требует оформить ему удостоверение личности.

Он выбирает себе имя «Полиграф Полиграфович», фамилию же принимает «наследственную» – Шариков.

Профессор выражает желание купить любую комнату в доме и выселить Полиграфа Полиграфовича туда, но Швондер злорадно ему отказывает, припоминая их идейный конфликт. Вскоре в квартире профессора случается коммунальная катастрофа: Шариков погнался за котом и устроил потоп в ванной.

Глава седьмая

Шариков пьет за обедом водку, как алкоголик со стажем. Глядя на это, профессор непонятно вздыхает: «Ничего не поделать – Клим». Вечером Шариков хочет отправиться в цирк, но когда Преображенский предлагает ему более культурное развлечение – театр, отказывается, потому что это «контрреволюция одна».

Профессор собирается дать Шарикову что-нибудь почитать, хотя бы «Робинзона», но тот уже читает переписку Энгельса с Каутским, данную ему Швондером. Правда, понять ему удается немного – разве что «взять все, да и поделить».

Услышав это, профессор предлагает ему «поделить» упущенную выгоду от того, что в день потопа сорвался прием пациентов – заплатить 130 рублей «за кран и за кота», а книжку велит Зине сжечь.

Спровадив Шарикова в сопровождении Борменталя в цирк, Преображенский долго смотрит на законсервированный гипофиз пса Шарика и произносит: «Ей-богу, я, кажется, решусь».

Глава восьмая

Новый скандал – Шариков, размахивая документами, претендует на жилплощадь в квартире профессора. Тот обещает застрелить Швондера и взамен выселения угрожает Полиграфу лишением питания.

Шариков притихает, но ненадолго – он украл в кабинете профессора два червонца, причем кражу пытался свалить на Зину, напился и привел в дом собутыльников, после выдворения которых у Преображенского пропали малахитовая пепельница, бобровая шапка и любимая трость.

Борменталь за коньяком признается Преображенскому в любви и уважении и предлагает лично накормить Шарикова мышьяком. Профессор возражает – ему, ученому с мировым именем, удастся избежать ответственности за убийство, а вот молодому доктору – вряд ли.

Он грустно признает свою научную ошибку: «Я пять лет сидел, выковыривал придатки из мозгов… И вот теперь, спрашивается — зачем? Чтобы в один прекрасный день милейшего пса превратить в такую мразь, что волосы дыбом встают.

[…] Две судимости, алкоголизм, «все поделить», шапка и два червонца пропали, хам и свинья… Одним словом, гипофиз — закрытая камера, определяющая человеческое данное лицо.

Данное!» А между тем гипофиз для Шарикова был взят у некого Клима Чугункина, преступника-рецидивиста, алкоголика и дебошира, игравшего на балалайке по трактирам и зарезанного в пьяной драке. Врачи невесело представляют себе, какой кошмар при такой «наследственности» может получиться из Шарикова под влиянием Швондера.

Ночью Дарья Петровна выдворяет пьяного Полиграфа из кухни, Борменталь обещает устроить ему поутру скандал, но Шариков исчезает, а вернувшись, сообщает, что устроился на службу – заведующим подотделом по очистке Москвы от бродячих животных.

В квартире появляется барышня-машинистка, которую Шариков представляет как свою невесту. Ей открывают глаза на ложь Полиграфа – он вовсе не командир Красной армии и ранен совсем не в боях с белыми, как утверждал в разговоре с девушкой. Разоблаченный Шариков угрожает машинистке сокращением штатов, Борменталь берет девушку под защиту и обещает пристрелить Шарикова.

Глава девятая

К профессору приходит его прежний пациент – влиятельный мужчина в военной форме. Из его рассказа Преображенский узнает, что Шариков написал донос на него и Борменталя – якобы те высказывали угрозы убийством по отношению к Полиграфу и Швондеру, произносили контрреволюционные речи, незаконно хранят оружия и т.д.

После этого Шарикову безапелляционно предлагают убираться из квартиры, но тот сначала упрямится, потом наглеет, а в конце концов и вовсе достает пистолет.

Медики скручивают его, разоруживают и усыпляют хлороформом, после чего звучит запрет кому-либо входить или выходить из квартиры и в смотровой начинается какая-то деятельность.

Глава десятая (эпилог)

В квартиру профессора приходит милиция по наводке Швондера. У них имеется ордер на обыск и, исходя из результатов, арест по обвинению в убийстве Шарикова.

Однако Преображенский спокоен – он рассказывает, что его лабораторное существо внезапно и необъяснимо деградировало из человека обратно в собаку, и показывает милиции и следователю странное создание, в котором еще узнаются черты Полиграфа Полиграфовича.

Пес Шарик, которому путем повторной операции вернули его собачий гипофиз, остается жить и блаженствовать в квартире профессора, так и не поняв, для чего ему «исполосовали всю голову».

В повести «Собачье сердце» Булгаков, помимо философского мотива наказания за вмешательство в дела природы, обозначил характерные для него темы, заклеймив необразованность, жестокость, злоупотребление властью и глупость.

Носителями этих недостатков у него являются новые «хозяева жизни», желающие менять мир, но не обладающие необходимыми для этого мудростью и гуманизмом. Основная мысль произведения – «разруха не в клозетах, а в головах».

Краткого пересказа «Собачьего сердца» по главам, недостаточно, чтобы в полной мере оценить художественные достоинства этого произведения, поэтому рекомендуем выбрать время и прочесть эту небольшую повесть полностью. Советуем ознакомиться также с одноименным двухсерийным фильмом Владимира Бортко 1988 года, который довольно близок к литературному оригиналу.

Прочтенное краткое содержание повести запомнится лучше, если вы ответите на вопросы этого теста.

Источник: https://obrazovaka.ru/books/bulgakov/sobache-serdce

Собачье счастье Сказка Куприн

Собачье счастье. Куприн Сказка для детей читать

Было часов шесть-семь хорошего сентябрьского утра, когда полуторагодовалый пойнтер Джек, коричневый, длинноухий веселый пес, отправился вместе с кухаркой Аннушкой на базар.

Читайте также:  Краткое содержание лесков дурачок точный пересказ сюжета за 5 минут

Он отлично знал дорогу и потому уверенно бежал все время впереди, обнюхивая мимоходом тротуарные тумбы и останавливаясь на перекрестках, чтобы оглянуться на кухарку.

Увидев в ее лице и походке подтверждение, он решительно сворачивал и пускался вперед оживленным галопом.

Обернувшись таким образом около знакомой колбасной лавки, Джек не нашел Аннушки. Он бросился назад так поспешно, что даже его левое ухо завернулось от быстрого бега. Но Аннушки не было видно и с ближнего перекрестка. Тогда Джек решился ориентироваться по запаху.

Он остановился и, осторожно водя во все стороны мокрым подвижным носом, старался уловить в воздухе знакомый запах Аннушкиного платья, запах грязного кухонного стола и серого мыла. Но в эту минуту мимо Джека прошла торопливой походкой какая-то женщина и, задев его по боку шуршащей юбкой, оставила за собою сильную струю отвратительных китайских духов.

Джек досадливо махнул головою и чихнул, — Аннушкин след был окончательно потерян.

Однако пойнтер вовсе не пришел от этого в уныние.

Он хорошо был знаком с городом и потому всегда очень легко мог найти дорогу домой: стоило только добежать до колбасной, от колбасной — до зеленной лавки, затем повернуть налево мимо большого серого дома, из подвалов которого всегда так вкусно пахло пригорелым маслом, — и он уже на своей улице.

Но Джек не торопился. Утро было свежее, яркое, а в чистом, нежно-прозрачном и слегка влажном воздухе все оттенки запахов приобретали необычайную тонкость и отчетливость.

Пробегая мимо почты с вытянутым, как палка, хвостом и вздрагивающими ноздрями, Джек с уверенностью мог сказать, что не более минуты тому назад здесь останавливался большой, мышастый, немолодой дог, которого кормят обыкновенно овсянкой.
И действительно, пробежав шагов двести, он увидел этого дога, трусившего степенной рысцой. Уши у дога были коротко обрезаны, и на шее болтался широкий истертый ремень.

Дог заметил Джека и остановился, полуобернувшись назад. Джек вызывающе закрутил кверху хвост и стал медленно подходить к незнакомцу, делая вид, будто смотрит куда-то в сторону. Мышастый дог сделал то же со своим хвостом и широко оскалил белые зубы.

Потом они оба зарычали, отворотив друг от друга морды и как будто бы захлебываясь.
«Если он мне скажет что-нибудь оскорбительное для моей чести или для чести всех порядочных пойнтеров вообще, я вцеплюсь ему в бок, около левой задней ноги, — подумал Джек. — Дог, конечно, сильнее меня, но он неповоротлив и глуп.

Ишь, стоит болван боком и не подозревает, что открыл весь левый фланг для нападения».

И вдруг… Случилось что-то необъяснимое, почти сверхъестественное. Мышастый дог внезапно грохнулся на спину, и какая-то невидимая сила повлекла его с тротуара. Вслед за этим та же невидимая сила плотно охватила горло изумленного Джека… Джек уперся передними ногами и яростно замотал головой.

Но незримое «что-то» так стиснуло его шею, что коричневый пойнтер лишился сознания.
Он пришел в себя в тесной железной клетке, которая тряслась по камням мостовой, дребезжа всеми своими плохо свинченными частями. По острому собачьему запаху Джек тотчас же догадался, что клетка уже много лет служила помещением для собак всех возрастов и пород.

На козлах впереди клетки сидели два человека наружности, не внушавшей никакого доверия.

В клетке уже собралось довольно многочисленное общество. Прежде всего Джек заметил мышастого дога, с которым он чуть не поссорился на улице. Дог стоял, уткнувши морду между двумя железными палками, и жалобно повизгивал, между тем как его тело качалось взад и вперед от тряски.

Посредине клетки лежал, вытянувши умную морду между ревматическими лапами, старый белый пудель, выстриженный наподобие льва, с кисточками на коленках и на конце хвоста.

Пудель, по-видимому, относился к своему положению с философским стоицизмом, и, если бы он не вздыхал изредка и не помаргивал бровями, можно было бы подумать, что он спит.

Рядом с ним сидела, дрожа от утреннего холода и волнения, хорошенькая, выхоленная левретка с длинными, тонкими ножками и остренькой мордочкой.

Время от времени она нервно зевала, свивая при этом трубочкой свой розовый язычок и сопровождая каждый зевок длинным тонким визгом… Ближе к заднему концу клетки плотно прижалась к решетке черная гладкая такса с желтыми подпалинами на груди и бровях. Она никак не могла оправиться от изумления, которое придавало необыкновенно комичный вид ее длинному, на вывороченных низких лапках, туловищу крокодила и серьезный мордочке с ушами, чуть не волочившимися по полу.

Кроме этой более или менее светской компании, в клетке находились еще две несомненные дворняжки. Одна из них, похожая на тех псов, что повсеместно зовутся Бутонами и отличаются низменным характером, была космата, рыжа и имела пушистый хвост, завернутый в виде цифры 9.

Она попала в клетку раньше всех и, по-видимому, настолько освоилась со своим исключительным положением, что давно уже искала случая завязать с кем-нибудь интересный разговор. Последнего пса почти не было видно; он забился в самый темный угол и лежал там, свернувшись клубком.

За все время он только один раз приподнялся, чтобы зарычать на близко подошедшего к нему Джека, но и этого было довольно для возбуждения во всем случайном обществе сильнейшей антипатии к нему. Во-первых, он был фиолетового цвета, в который его вымазала шедшая на работу артель маляров. Во-вторых, шерсть на нем стояла дыбом и при этом отдельными клоками.

В-третьих, он, очевидно, был зол, голоден, отважен и силен; это сказалось в том решительном толчке его исхудалого тела, с которым он вскочил навстречу опешившему Джеку.
Молчание длилось с четверть часа. Наконец Джек, которого ни в каких жизненных случаях не покидал здравый юмор, заметил фатовским тоном:
— Приключение начинает становиться интересным.

Любопытно, где эти джентльмены сделают первую станцию?
Старому пуделю не понравился легкомысленный тон коричневого пойнтера. Он медленно повернул голову в сторону Джека и отрезал с холодной насмешкой:
— Я могу удовлетворить ваше любопытство, молодой человек. Джентльмены сделают станцию в живодерне.
— Как!..

Позвольте… виноват… я не расслышал, — пробормотал Джек, невольно присаживаясь, потому что у него мгновенно задрожали ноги. — Вы изволили сказать: в жи…
— Да, в живодерне,- подтвердил так же холодно пудель и отвернулся.
— Извините… но я вас не совсем точно понял… Живодерня… Что же это за учреждение — живодерня? Не будете ли вы так добры объясниться?
Пудель молчал.

Но так как левретка и такса присоединились к просьбе Джека, то старик, не желая оказаться невежливым перед дамами, должен был привести некоторые подробности.
— Это, видите ли, mesdames, такой большой двор, обнесенный высоким, остроконечным забором, куда запирают пойманных на улицах собак. Я имел несчастье три раза попадать в это место.

— Эка невидаль! — послышался хриплый голос из темного угла. — Я в седьмой раз туда еду.
Несомненно, голос, шедший из угла, принадлежал фиолетовому псу. Общество было шокировано вмешательством в разговор этой растерзанной личности и потому сделало вид, что не слышит ее реплики.

Только один Бутон, движимый лакейским усердием выскочки, закричал:
— Пожалуйста, не вмешивайтесь, если вас не спрашивают!
И тотчас же искательно заглянул в глаза важному мышастому догу.

— Я там бывал три раза, — продолжал пудель, — но всегда приходил мой хозяин и брал меня оттуда (я занимаюсь в цирке, и, вы понимаете, мною дорожат)… Так вот-с, в этом неприятном месте собираются зараз сотни две или три собак…
— Скажите, а бывает там порядочное общество? — жеманно спросила левретка.
— Случается. Кормили нас необыкновенно плохо и мало.

Время от времени неизвестно куда исчезал один из заключенных, и тогда мы обедали супом из…
Для усиления эффекта пудель сделал небольшую паузу, обвел глазами аудиторию и добавил с деланным хладнокровием:
— …из собачьего мяса.
При последних словах компания пришла в ужас и негодование.
— Черт возьми! Какая низкая подлость! — воскликнул Джек.

— Я сейчас упаду в обморок… мне дурно, — прошептала левретка.
— Это ужасно… ужасно! — простонала такса.
— Я всегда говорил, что люди подлецы! — проворчал мышастый дог.
— Какая страшная смерть! — вздохнул Бутон.

И только один голос фиолетового пса звучал из своего темного угла мрачной и циничной насмешкой:
— Однако этот суп ничего… недурен… хотя, конечно, некоторые дамы, привыкшие к цыплячьим котлетам, найдут, что собачье мясо могло бы быть немного помягче.

Пренебрегши этим дерзким замечанием, пудель продолжал:
— Впоследствии, из разговора своего хозяина, я узнал, что шкура наших погибших товарищей пошла на выделку дамских перчаток. Но, — приготовьте ваши нервы, mesdames, — но этого мало. Для того, чтобы кожа была нежнее и мягче, ее сдирают с живой собаки.
Отчаянные крики прервали слова пуделя:
— Какое бесчеловечие!..

— Какая низость!
— Но это же невероятно!
— О боже мой, боже мой!
— Палачи!..
— Нет, хуже палачей…
После этой вспышки наступило напряженное и печальное молчание. В уме каждого слушателя рисовалась страшная перспектива сдирания заживо кожи.

— Господа, да неужели нет средства раз навсегда избавить всех честных собак от постыдного рабства у людей? — крикнул запальчиво Джек.
— Будьте добры, укажите это средство,- сказал с иронией старый пудель.
Собаки задумались.
— Перекусать всех людей, и баста! — брякнул дог озлобленным басом.
— Вот именно-с, самая радикальная мысль,- поддержал подобострастно Бутон.

Читайте также:  Краткое содержание ковер-самолет крапивина точный пересказ сюжета за 5 минут

— По крайности будут бояться.
— Так-с… перекусать… прекрасно-с, — возразил старый пудель. — А какого вы мнения, милостивый государь, относительно арапников? Вы изволите быть с ними знакомы?
— Гм… — откашлялся дог.
— Гм… — повторил Бутон.
— Нет-с, я вам доложу, государь мой, нам с людьми бороться не приходится.

Я немало помыкался по белу свету и могу сказать, что хорошо знаю жизнь… Возьмем, например, хоть такие простые вещи, как конура, арапник, цепь и намордник, — вещи, я думаю, всем вам, господа, небезызвестные?.. Предположим что мы, собаки, со временем и додумаемся, как от них избавиться… Но разве человек не изобретет тотчас же более усовершенствованных орудий? Непременно изобретет.

Вы поглядели бы, какие конуры, цепи и намордники строят люди друг для друга! Надо подчиняться, господа, вот и все-с. Таков закон природы-с.
— Ну развел философию,- сказала такса на ухо Джеку.- Терпеть не могу стариков с их поучениями.
— Совершенно справедливо, mademoiselle, — галантно махнул хвостом Джек.

Мышастый дог с меланхолическим видом поймал ртом залетевшую муху и протянул плачевным голосом:
— Эх, жизнь собачья!..
— Но где же здесь справедливость, — заволновалась вдруг молчавшая до сих пор левретка.- Вот хоть вы, господин пудель… извините, не имею чести знать имени…
— Арто, профессор эквилибристики, к вашим услугам, — поклонился пудель.

— Ну вот, скажите же мне, господин профессор, вы, по-видимому, такой опытный пес, не говоря уже о вашей учености; скажите, где же во всем этом высшая справедливость? Неужели люди настолько достойнее и лучше нас, что безнаказанно пользуются такими жестокими привилегиями…
— Не лучше и не достойнее, милая барышня, а сильней и умней, — возразил с горечью Арто.

– О! мне прекрасно известна нравственность этих двуногих животных… Во-первых, они жадны, как ни одна собака в мире. У них настолько много хлеба, мяса и воды, что все эти чудовища могли бы быть вдоволь сытыми целую жизнь.

А между тем какая-нибудь десятая часть из них захватила в свои руки все жизненные припасы и, не будучи сама их в состоянии сожрать, заставляет остальных девять десятых голодать. Ну, скажите на милость, разве сытая собака не уделит обглоданной кости своей соседке?
— Уделит, непременно уделит,- согласились слушатели.
— Гм! — крякнул дог с сомнением.
— Кроме того, люди злы.

Кто может сказать, чтобы один пес умертвил другого из-за любви, зависти или злости? Мы кусаемся иногда — это справедливо. Но мы не лишаем друг друга жизни.
— Действительно так, — подтвердили слушатели.

— Скажите еще, — продолжал белый пудель, — разве одна собака решится запретить другой собаке дышать свежим воздухом и свободно высказывать свои мысли об устроении собачьего счастья? А люди это делают!
— Черт побери! — вставил энергично мышастый дог.
— В заключение я скажу, что люди лицемерны, завистливы, лживы, негостеприимны и жестоки… И все-таки люди господствуют и будут господствовать, потому что… потому что так уже устроено. Освободиться от их владычества невозможно… Вся собачья жизнь, все собачье счастье в их руках. В теперешнем нашем положении каждый из нас, у кого есть добрый хозяин, должен благодарить судьбу. Один хозяин может избавить нас от удовольствия есть мясо товарищей и чувствовать потом, как с него живьем сдирают кожу.
Слова профессора нагнали на общество уныние. Более никто не произнес ни слова. Все беспомощно тряслись и шатались при толчках клетки. Дог скулил жалобным голосом. Бутон, державшийся около него, тихонько подвывал ему.
Вскоре собаки почувствовали, что колеса их экипажа едут по песку. Через пять минут клетка въехала в широкие ворота и очутилась среди огромного двора, обнесенного кругом сплошным забором, утыканным наверху гвоздями. Сотни две собак, тощих, грязных, с повешенными хвостами и грустными мордами, еле бродили по двору.

Дверь клетки отворилась. Все семеро только что приехавших псов вышли из нее и, повинуясь инстинкту, сбились в кучу.
— Эй, послушайте, как вас там… эй вы, профессор… — услыхал пудель сзади себя чей-то голос.

Он обернулся: перед ним стоял с самой наглой улыбкой фиолетовый пес.
— Ах, оставьте меня, пожалуйста, в покое, — огрызнулся старый пудель. — Не до вас мне.
— Нет, я только одно замечаньице… Вот вы в клетке-то умные слова говорили, а все-таки одну ошибочку сделали… Да-с.

— Да отвяжитесь от меня, черт возьми! Какую там еще ошибочку?

— А насчет собачьего счастья-то… Хотите, я вам сейчас покажу, в чьих руках собачье счастье?
И вдруг, прижавши уши, вытянув хвост, фиолетовый пес понесся таким бешеным карьером, что старый профессор эквилибристики только разинул рот. «Лови его! Держи!» — закричали сторожа, кидаясь вслед за убегающей собакой.

Но фиолетовый пес был уже около забора. Одним толчком отпрянув от земли, он очутился наверху, повиснув передними лапами. Еще два судорожных движения, и фиолетовый пес перекатился через забор, оставив на его гвоздях добрую половину своего бока.
Старый белый пудель долго глядел ему вслед. Он понял свою ошибку.

Источник: http://www.miloliza.com/145-kuprin-rasskaz/6224-sobache-schaste

Собачье сердце – краткое содержание

e4da3b7fbbce2345d7772b0674a318d5

e4da3b7fbbce2345d7772b0674a318d5

Действие повести Булгакова “Собачье сердце” происходит в Москве. Зима 1924/25 года.

   В большом доме на Пречистенке живет и ведет прием пациентов профессор Филипп Филиппович Преображенский. Он живет и работает в квартире, где имеется семь комнат, на что не может не обратить внимание «жилтоварищество», проводящее в доме уплотнение.

К профессору приходит председатель жилтоварищества Швондер и требует освободить две комнаты.

Но профессор звонит одному из своих пациентов, занимающему высокий пост (а таких пациентов у профессора немало, так как он занимается омоложением человека путем пересадки желез животных), и тот дает команду оставить профессора в покое.

   Во время обеда с ассистентом Иваном Арнольдовичем Борменталем профессор высказывает свое недовольство той разрухой, которая, по его мнению, базируется «в головах» новой власти. 

   Профессор задумал эксперимент, ради которого находит на улице беспородного пса с обожженным боком. Он поручает пса своей домработнице Зине.

Две недели спустя профессор вместе с ассистирующим ему Борменталем проводит операцию, в ходе которой пересаживает собаке железы внутренней секреции человека по имени Клим Чугункин. Клим погиб от удара ножом в трактире, ему было 25 лет, и он играл на балалайке.

Сразу после операции профессор думает, что собака умерла, но это не так – Шарик не только не умер, он стал постепенно превращаться в человека. Три недели спустя вместо собаки у профессора оказывается человек небольшого роста, который неплохо говорит, курит и ругается матом.

А от прежнего Шарика осталась только привычка гонять котов, чем Шариков (именно такую фамилию выбрал для себя этот человек) и занимается.

Кроме фамилии, он подобрал себе и имя – Полиграф Полиграфович, найдя это сочетание в календаре, а также потребовал у профессора выправить ему документы и прописать его в квартире. Борменталь пытается обучить Шарикова хорошим манерам, но это бесполезно – в Шарикове «просыпаются» гены его донора – Клима Чугункина, и он на собрании, посвященном опытам профессора, начинает играть на балалайке, петь и плясать. 

   Профессора все поздравляют с успехом, но сам он не доволен результатами своего опыта. Он говорит Борменталю, что добился того, что милый пес стал человеком, причем самым мерзким из существующих людей.

   Однажды Шариков приносит профессору документ, выданный Швондером, в котором говорится, что Шариков имеет право на одну комнату в квартире профессора.

Потом он показывает удостоверение, где говорится, что он работает заведующим подотделом по зачистке города Москвы от бродячих животных. И в довершение всего он приводит в дом девушку, утверждая, что он будет жить вместе с ней в этой квартире.

Когда профессор рассказывает девушке о том, кто есть Шариков, она плачет и говорит, что Шариков рассказывал ей о том, что шрам на голове – это результат ранения в бою. 

   Приходит день, когда к профессору приходит один из его пациентов и приносит донос, написанный Шариковым, в котором говорится  о том, что профессор ведет дома контрреволюционные речи.

Профессор вызывает Шарикова и говорит ему, чтобы тот убирался из его квартиры. В ответ Шариков достает револьвер.

Спустя несколько минут Борменталь запирает двери в квартиру, перерезает провод звонка и закрывается вместе с профессором в смотровой.

   Проходит 10 дней. В квартиру к профессору приходит следователь с ордером на обыск и с обвинением профессора Преображенского и доктора Борменталя в убийстве гражданина Шарикова П.П. В ответ на это профессор сначала не может понять, кто такой Шариков, а потом «вспоминает», что это, возможно, тот пес, который участвовал в его эксперименте.

Он уверяет следователя, что пес жив, и показывает ему очень странную собаку, которая сначала идет на двух задних лапах, потом встает на четыре, потом снова поднимается на две и садится в кресло. Следователь теряет сознание. Два месяца спустя. Шариков вновь стал мирным псом Шариком, но теперь он живет не на улице, а в квартире профессора.

Источник: http://szhato.ru/bulgakov/5-sobache-serdce.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector