Краткое содержание лессинг натан мудрый точный пересказ сюжета за 5 минут

“Натан Мудрый” Лессинга в кратком изложении

Краткое содержание Лессинг Натан Мудрый точный пересказ сюжета за 5 минут

Во время крестовых походов в конце XII в. крестоносцы терпят поражение в своем третьем походе и вынуждены заключить перемирие с арабским султаном Саладином, правящим Иерусалимом.

В город доставили двадцать пленных рыцарей, и все, за исключением одного, казнены по приказу Саладина. Оставшийся в живых молодой рыцарь-храмовник свободно гуляет по городу в белом плаще.

Во время пожара, случившегося в доме богатого еврея Натана, юноша с риском для собственной жизни спасает его дочь Рэху.

Натан возвращается из делового путешествия и привозит из Вавилона на двадцати верблюдах богатый груз. Единоверцы чтят его, “словно князя”, и прозвали “Натаном-мудрецом”, не “Натаном-богачом”, как замечают многие.

Натана встречает подруга его дочери, христианка Дайя, которая давно живет в доме. Она рассказывает хозяину о случившемся, и он сразу же хочет видеть благородного юношу-спасителя, чтобы щедро вознаградить его.

Дайя объясняет, что храмовник не желает общаться с ним и на сделанное ею приглашение посетить их дом отвечает горькими насмешками.

Скромная Рэха считает, что бог “сотворил чудо” и послал ей во спасение “настоящего ангела” с белыми крыльями. Натан поучает дочь, что набожно мечтать гораздо легче, нежели поступать по совести и долгу, преданность богу следует выражать делами. Их общая задача – найти храмовника и помочь христианину,

одинокому, без друзей и денег в чужом городе. Натан считает чудом, что дочь осталась жива благодаря человеку, который сам спасся “немалым чудом”. Никогда прежде Саладин не проявлял пощады к пленным рыцарям. Ходят слухи, что в этом храмовнике султан находит большое сходство с любимым братом, умершим двадцать лет тому назад.

За время отсутствия Натана его друг и партнер по шахматам дервиш Аль-Гафи становится казначеем султана. Это очень удивляет Натана, знающего своего друга как “дервиша сердцем”. Аль-Гафи сообщает Натану, что казна Саладина оскудела, перемирие из-за крестоносцев подходит к концу, и султану нужно много денег для войны.

Если Натан “откроет свой сундук” для Саладина, то этим он поможет выполнить служебный долг Аль-Гафи. Натан готов дать деньги Аль-Гафи как своему другу, но отнюдь не как казначею султана. Аль-Гафи признает, что Натан добр так же, как и умен, он хочет уступить Натану свою должность казначея, чтобы снова стать свободным дервишем.

К гуляющему вблизи султанского дворца храмовнику подходит послушник из монастыря, посланный патриархом, который хочет выведать причину милости Саладина. Храмовник не знает ничего, кроме слухов, и послушник передает ему мнение патриарха: всевышний, должно быть, сохранил храмовника для “великих дел”.

Храмовник с иронией замечает, что спасение из огня еврейки, безусловно, одно из таких дел. Однако у патриарха имеется важное поручение для него – передать в лагерь противника султана – крестоносцам военные расчеты Саладина.

Юноша отказывается, ведь он обязан жизнью Саладину, а его долг храмовника ордена – сражаться, а не служить “в лазутчиках”. Послушник одобряет решение храмовника не становиться “неблагодарным негодяем”.

Саладин играет в шахматы с сестрой Зиттой. Оба понимают, что война, которой они не хотят, неизбежна.

Зитта возмущается христианами, которые превозносят свою христианскую гордость вместо того, чтобы почитать и следовать общим человеческим добродетелям.

Саладин защищает христиан, он полагает, что все зло – в ордене храмовников,, то есть в организации, а не в вере. В интересах рыцарства они превратили себя в “тупых монахов” и в слепом расчете на удачу срывают перемирие.

Приходит Аль-Гафи, и Саладин напоминает ему о деньгах. Он предлагает казначею обратиться к другу Натану, о котором слышал, что тот мудр и богат.

Но Аль-Гафи лукавит и уверяет, что Натан никого и ни разу деньгами не ссудил, а подает, как и сам Саладин, только нищим, будь то еврей, христианин или мусульманин. В денежных делах Натан ведет себя как “обыкновенный жид”.

Позже Аль-Гафи объясняет Натану свою ложь сочувствием другу, нежеланием видеть его казначеем у султана, который “снимет с него последнюю рубашку”.

Даия уговаривает Натана самому обратиться к храмовнику, который первым “не пойдет к еврею”. Натан так и поступает и наталкивается на презрительное нежелание говорить “с жидом”, даже с богатым.

Но настойчивость и искреннее желание Натана выразить благодарность за дочь действуют на храмовника, и он вступает в разговор. Слова Натана о том, что еврей и христианин должны прежде всего проявить себя как люди и только потом – как представители своей веры, находят отклик в его сердце.

Храмовник хочет стать другом Натана и познакомиться с Рэхой. Натан приглашает его в свой дом и узнает имя юноши – оно немецкого происхождения. Натан вспоминает, что в здешних краях побывали многие представители этого рода и кости многих из них гниют здесь в земле.

Храмовник подтверждает это, и они расстаются. Натан думает о необыкновенном сходстве юноши с его давним умершим другом, это наводит его на некоторые подозрения.

Натана вызывают к Саладину, а храмовник, не зная об этом, приходит в дом к нему. Рэха хочет броситься к ногам своего спасителя, но храмовник удерживает ее и любуется прекрасной девушкой.

Почти сразу же он, в смущении, убегает за Натаном. Рэха признается Дайе, что по неизвестной ей причине “находит свое спокойствие” в “беспокойстве” рыцаря, которое бросилось ей в глаза.

Сердце девушки “стало биться ровно”.

К удивлению Натана, ожидавшего от султана вопроса о деньгах, тот нетерпеливо требует от мудрого еврея прямого и откровенного ответа на совсем иной вопрос – какая вера лучше. Один из них – еврей, другой – мусульманин, храмовник – христианин.

Саладин утверждает, что лишь одна вера может быть истинной. В ответ Натан рассказывает сказку о трех кольцах. Один отец, у которого по наследству было кольцо, обладавшее чудесной силой, имел трех сыновей, которых одинаково любил.

Он заказал еще два кольца, совершенно подобных первому, и перед смертью подарил каждому сыну по кольцу. Потом никто из них не смог доказать, что именно его кольцо – чудесное и делает обладателя им главой рода.

Так же кaк невозможно было узнать, у кого настоящее кольцо, так же нельзя отдавать предпочтение одной вере перед другой.

Саладин признает правоту Натана, восхищается его мудростью и просит стать другом. Он не говорит о своих денежных затруднениях. Натан сам предлагает ему свою помощь.

Храмовник подстерегает Натана, возвращающегося от Саладина в хорошем настроении, и просит у него руки Рэхи. Во время пожара он не рассмотрел девушку, а теперь влюбился с первого взгляда. Юноша не сомневается в согласии отца Рэхи. Но Натану нужно разобраться в родословной храмовника, он не дает ему ответа, чем, сам того не желая, обижает юношу.

От Дайи храмовник узнает, что Рэха – приемная дочь Натана, она христианка. Храмовник разыскивает патриарха и, не называя имен, спрашивает, имеет ли право еврей воспитывать христианку в еврейской вере. Патриарх сурово осуждает “жида” – он должен быть сожжен.

Патриарх не верит, что вопрос храмовника носит отвлеченный характер, и велит послушнику найти реального “преступника”.

Храмовник доверчиво приходит к Саладину и рассказывает обо всем. Он уже сожалеет о своем поступке и боится за Натана. Саладин успокаивает горячего характером юношу и приглашает жить у него во дворце – как христианин или кaк мусульманин, все равно. Храмовник с радостью принимает приглашение.

Натан узнает от послушника, что именно тот восемнадцать лет назад передал ему девочку-младенца, оставшуюся без родителей.

Ее отец был другом Натана, не раз спасал его от меча Незадолго до этого в тех местах, где жил Натан, христиане перебили всех евреев, при этом Натан лишился жены и сыновей.

Послушник дает Натану молитвенник, в котором рукой владельца – отца девочки записана родословная ребенка и всех родных.

Теперь Натану известно и происхождение храмовника, который раскаивается перед ним в своем невольном доносе патриарху. Натан, под покровительством Саладина, не боится патриарха. Храмовник снова просит у Натана руки Рэхи, но никак не может получить ответ.

Во дворце султана Рэха, узнав, что она приемная дочь Натана, на коленях умоляет Саладина не разлучать ее с отцом. У Саладина нет этого и в мыслях, он шутливо предлагает ей себя как “третьего отца”. В это время приходят Натан и храмовник.

Натан объявляет, что храмовник – брат Рэхи; их отец, друг Натана, не был немцем, но был женат на немке и некоторое время жил в Германии. Отец Рэхи и храмовника не был европейцем и всем языкам предпочитал персидский.

Тут Саладин догадывается, что речь идет о его любимом брате. Это подтверждает запись на молитвеннике, сделанная его рукой.

Саладин и Зитта с восторгом принимают в объятия своих племянников, а растроганный Натан надеется, что храмовник, как брат его приемной дочери, не. откажется стать его сыном.

Источник: https://ukrtvir.com.ua/natan-mudryj-lessinga-v-kratkom-izlozhenii/

Книга Натан мудрый. Содержание — Готхольд-Эфраим Лессинг Натан мудрый Драма в пяти дей ..

Готхольд-Эфраим Лессинг

Натан мудрый

Драма в пяти действиях

Introite, nam et heic Dii sunt!

Арud Gellium.

Входите, ибо и здесь боги!

Геллий.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Султан Саладин.

3итта, его сестра.

Натан, богатый еврей в Иерусалиме.

Рэха, его приемная дочь.

Дайя, христианка, живущая в доме Натана как подруга Рэхи,

Молодой рыцарь-храмовник.

Дервиш.

Патриарх Иерусалимский.

Послушник.

Эмир и несколько мамелюков Саладина.

Читайте также:  Краткое содержание фицджеральд великий гэтсби точный пересказ сюжета за 5 минут

Действие происходит в Иерусалиме.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Явление первое

Сцена представляет переднюю в доме Натана.

Натан возвращается из путешествия, Дайя встречает его.

Дайя

Он, это он! Натан! Ну, слава богу,

Что наконец-то возвратились вы!

Натан

Да, слава богу, Дайя; но к чему

Тут слово «наконец»? Вернуться раньше

Хотел я? Или мог? До Вавилона

Все двести миль клади, когда с дороги

Приходится, как мне пришлось теперь,

Сворачивать направо и налево;

Да и долги собрать повсюду — тоже

Не легкое то дело и не так

Дается сразу в руки, как хотелось.

Дайя

А горе-то какое, о Натан,

Какое здесь вам угрожало горе!

Ваш дом…

Натан

Горел. Я слышал. И дай бог,

Чтоб больше ничего не предстояло

Услышать мне.

Ну что ж! Тогда бы, Дайя,

Построили себе мы новый дом,

И более удобный.

Дайя

Что же? Верно!

Но вместе с ним чуть Рэха не сгорела.

Натан

Сгорела? Кто? Сгорела Рэха? Рэха?

Я этого не слышал. Ну, тогда…

Тогда бы я и в доме не нуждался.

Чуть не сгорела! А! Сгорела, значит!

Сгорела в самом деле? Говори!

Что ж ты молчишь?..

Бей насмерть, не терзай!

Сгорела, да?

Дайя

Случись бы так, неужто

Об этом от меня бы вы узнали?

Натан

Зачем же ты меня пугаешь?.. Рэха!

Моя ты Рэха!

Дайя

Ваша? Ваша Рэха?

Натан

Мне отвыкать ли — милое дитя

Своею называть!

Дайя

С таким же правом

Вы называете своим

И все, что есть у вас?

Натан

Не с большим. Все,

Чем я владею, счастьем мне дано

Или природой. Только это благо

Дала мне добродетель.

Дайя

О Натан!

Как дорого платиться я должна

За вашу доброту! И доброта ли

Когда она с намереньем таким?

Натан

Намереньем таким? Каким же это?

Дайя

Натан, мне с совестью моею…

Натан

Дайя,

Послушай раньше, что я расскажу.

Дайя

Мне с совестью моею, говорю…

Натан

Какую ткань чудесную на платье

Купил тебе я в Вавилоне — роскошь!

И красота и роскошь! Вряд ли даже

Уступит той, что я привез для Рэхи.

Дайя

К чему все это? С совестью своею,

Я вам должна, должна сказать, Натан,

Бороться мне уж больше не под силу.

Натан

А как тебе понравятся еще

Кольцо, запястье, серьги и цепочка,

Что для тебя я разыскал в Дамаске,

Вот любопытно мне.

Дайя

Какой вы, право!

Одно бы вам — дарить, дарить бы только!

Натан

А ты бери с таким открытым сердцем,

С каким тебе дарю я, — и молчи!

Дайя

Молчи! Натан, кто б усомниться мог,

Что честность вы сама и благородство?

И все ж…

Натан

И все ж не более, как жид?

Не это ли сказать ты хочешь, Дайя?

Дайя

Не вам бы уж, Натан, осведомляться,

Что я хочу сказать.

Натан

Ну, и молчи!

Дайя

Молчу. Но знайте: если грех случится,

Такой случится грех, что мне никак

Беды уж не поправить, — вы в ответе!

Натан

В ответе я!.. Но где ж она? Где Рэха?

А ты меня не обманула, Дайя?

Иль неизвестно ей, что я вернулся?

Дайя

А вот вы объясните! До сих пор

Все существо ее полно испуга.

Ей до сих пор мерещится огонь

Во всем, что б ни мерещилось. Душою

Спит наяву и бодрствует во сне:

Порою даже менее, чем зверь,

Порой — подобно ангелу.

Натан

Бедняжка.

Вот немощность людская!

Дайя

Нынче утром,

Смотрю, лежит с закрытыми глазами,

Как мертвая. И вдруг привстала: «Слышишь!

Вот, вот идут отцовские верблюды!

Чу! Вот и он — я слышу милый голос!»

Потом глаза попрежнему закрылись,

Рука устала голову держать,

И голова склонилась на подушку.

Я в дверь — и вот вы в самом деле здесь.

Вы на пороге дома! Что ж дивиться:

Ее душа была все время с вами

И с ним.

Натан

И с ним? А это кто же?

Дайя

Тот,

Кто спас ее из пламени.

Натан

Кто он?

Кто он и где? Кто Рэху спас мою?

Дайя

Храмовник молодой: на днях как пленник

Доставлен он сюда, и Саладин

Помиловал его.

Натан

Что? Как? Храмовник

Помилован султаном Саладином?

Так для спасенья Рэхи нужно было

Неслыханному чуду совершиться?

О боже, боже!

Дайя

Если бы свою

Нежданную находку — жизнь — он снова

Опасности подвергнуть не решился,

Вам Рэху не видать бы.

Натан

Где ж он, Дайя,

Где этот благородный человек?

Веди меня к его ногам. Конечно,

На первый раз вы отдали ему

Все ценное, что вам я здесь оставил?

Все отдали? И обещали дать

Гораздо больше?

Дайя

Как могли мы!

Натан

Нет?

Дайя

Он к нам пришел неведомо откуда,

Ушел от нас неведомо куда,

Не зная дома, лишь по крику Рэхи

О помощи он ринулся бесстрашно

В огонь и дым, плащом слегка прикрывшись.

Мы думали уже, что он погиб;

Как вдруг опять он из огня и дыма

Является и сильною рукой

Над головой высоко держит Рэху.

Мы кинулись его благодарить;

Но, холоден и нем, свою добычу

Пред нами положил он — и в толпе

Исчез.

Натан

Но не навеки, я надеюсь.

Дайя

Немного дней спустя мы увидали:

Гуляет он под пальмами, что гроб

Господень осеняют. Я в восторге

Скорей к нему: благодарю сначала,

Потом прошу, молю прийти хоть раз

Порадовать невинное созданье,

Которое не обретет покоя,

Пока всей благодарности в слезах

У ног его не выльет.

Натан

Ну?

Дайя

Напрасно!

Ко всем моленьям нашим был он глух,

Лишь горькими насмешками осыпал

Особенно меня…

Натан

И отпугнул?

Дайя

Ну нет, совсем напротив! С той поры

К нему я подходила каждый день,

И каждый день он надо мной глумился.

Чего-чего не натерпелась я!

1

Источник: https://www.booklot.ru/genre/proza/proza-prochee/book/natan-mudryiy/content/484883-gotholdefraim-lessing-natan-mudryiy-drama-v-pyati-dey/

Блог Ильи Винштейна

Натан Мудрый Лессинга

Последним художественным произведением Лессинга была драма «Натан Мудрый» (1779). Ее созданию предшествовала борьба Лессинга с немецкими реакционными теологами. В 1777—1778 годах он нашел в библиотеке Вольфенбютеля рукопись немецкого просветителя Реймаруса и опубликовал ее под названием «Фрагменты неизвестного». В ней подвергались сомнению божественное происхождение Библии и Христа.

В комментариях к изданию Лессинг, не во всем солидаризируясь с автором, в то же время встал на защиту свободной мысли. Сочинение Реймаруса и примечания Лессинга были встречены нападками церковников. Особенно ожесточенно нападал гамбургский пастор Гёце. Лессинг не остался в долгу. Он написал против Гёце одиннадцать сатирических писем, которые известны под названием «Анти-Гёце».

          ,

Власти Брауншвейга конфисковали «Анти-Гёце» и лишили Лессинга права печататься, так как он нарушил условие — не помещать в своих статьях ничего такого, «что могло бы оскорбить религию и добрые нравы».

Тогда Лессинг решает перенести спор в область дра-матургии.

«Хочу попробовать,—писал он Э- Реймарус 6 сентября 1778 года, дадут ли мне по крайней мере свободно говорить с моей прежней кафедры — с театральных подмостков».

В «Натане Мудром» Лессинг выступает против религиозного фанатизма и отстаивает гуманистические взгляды. Он защищает идею равенства и дружбы народов.

Все его мысли устремлены в грядущее когда сотрутся сословные, националистические, религиозные предрассудки и все люди сольются в одну братскую семью. В «Натане Мудром» особенно отчетливо выражен общественно-политический идеал Лессинга.

Если в «Эмилии Галотти» он подверг резкой критике современное ему общество, то в последней драме он воплотил свои мечты о гармоничных общественных отношениях и об идеальном человеке.

«Натан Мудрый» представляет собой классический образец «драмы идей». Его конфликты носят идеологический характер. Герои пьесы сталкиваются друг с другом не на почве социальных противоречии, а как носители различных моральных и прежде всего религиозных убеждений.

События развертываются в средние века в Палестине. Богатый еврейский купец^ Натан, у которого в прошлом фанатики-христиане убили всех детей, взял на воспитание Реху,~ девочку-христианку которую выдает за собственную дочь.

Однажды в отсутствие Натана Реха едва не погибла во время пожара, но ее спас из пламени рыцарь-тамплиер. Молодые люди чувствуют взаимное влечение, но узнав, что Реха еврейка, рыцарь подавляет свое чувство. О христианском прошлом Рехи узнает патриарх Иерусалима.

Он требует сожжения Натана за совращение христианской души. Натана приглашает султан Саладин. Желая поживиться за счет богатого купца, он задает ему коварный вопрос, какая религия является истинной. Натан в ответ рассказывает притчу о трех кольцах и своей мудростью завоевывает дружбу султана.

Драма заканчивается полным торжеством гуманистических принципов. Лессинг, как и все просветители, верил в прогресс Человечества.

Он был твердо убежден, что в каждой личности есть здоровое человеческое начало, которое часто оказывается погребенным подслоем сословных, религиозных и иных предрассудков.

В содействии росту здоровых ростков человеческой природы и заключается, по его мне-шло, задача просветительской идеологии и литературы. Действующие лица «Натана Мудрого» по уровню своего гуманистического развития делятся на ряд групп. На самой нижней ступени находится патриарх.

Все человеческое в нем заглушено религиозным фанатизмом. Это догматик, поклоняющийся букве христианского учения, злобный ненавистник просвещения и гуманизма.

Несколько выше патриарха стоит Дайя, нянька Рехи. Она также сторонник христианства. Но Дайя необразованна и творит зло, не ведая добра. Поэтому Натан относится к ней с симпатией, как мудрый учитель к заблуждающемуся ребенку, называет ее «моя добро-злая Дайя».

Читайте также:  Краткое содержание игрушечного дела людишки салтыков-щедрин точный пересказ сюжета за 5 минут

Другую группу героев «Натана Мудрого» составляют гуманисты-созерцатели. Это служка патриарха Бонафид и бродячий дервиш Аль-Гафи.

Они сами человечны, видят несовершенство мира и окружающих их людей, но устраняются от борьбы за гуманистические идеалы. В их лице Лессинг осуждает созерцательное отношение к жизни.

Высшую ценность человека он видит в деятельности, в активной защите просветительских взглядов.

Активной натурой является рыцарь-тамплиер. Он сам гуманист, но считает гуманизм отличительным признаком одних христиан. Лишь знакомство с Натаном и любовь к Рехе помогли ему освободиться от религиозных предрассудков.

На верхней ступени лестницы человеческих типов в пьесе стоит Натан Мудрый. Это человек, лишенный национальной, религиозной ограниченности, активный борец за гуманистические убеждения. Его мудрость состоит в терпеливом воспитании всех людей в духе человеколюбия и братства. 

В своей притче о трех кольцах, рассказанной Саладину, Натан осудил все три религиозные системы, все они «поддельны», ибо стали источником слепого фанатизма, кровавых распрей и т. д. Решение религиозного спора Лессинг относит в далекое будущее. Лишь искоренив вражду между народами, сплотив их на основе гуманизма в одну семью, религии смогут доказать свое право на истинность.

Выступая «Натане Мудром» против созерцательного Отношения к жизни, Лессинг сам признавал деятельность только в сфере идеологии, а не на арене общественной борьбы. В этом состояла его слабость.

Но тем не менее творчество Лессинга, обличавшее феодальный деспотизм, национализм и религиозную нетерпимость, боровшееся за жизнь, достойную человека, пробуждало общественное самосознание немецкого народа, настраивало критически к существующему общественному строю.

Источник: http://www.winstein.org/publ/10-1-0-726

Г. Э. Лессинг — Натан Мудрый

Во время крестовых походов в конце XII в. крестоносцы терпят поражение в своем третьемпоходе и вынуждены заключить перемирие с арабским султаном Саладином, правящим Иерусалимом.В город доставили двадцать пленных рыцарей, и все, за исключением одного, казненыпо приказу Саладина. Оставшийся в живых молодой рыцарь-храмовник свободно гуляетпо городу в белом плаще.

Во время пожара, случившегося в доме богатого еврея Натана,юноша с риском для собственной жизни спасает его дочь Рэху.Натан возвращается из делового путешествия и привозит из Вавилона на двадцативерблюдах богатый груз. Единоверцы чтят его, «словно князя», и прозвали«Натаном-мудрецом», не «Натаном-богачом», как замечают многие.

Натана встречаетподруга его дочери, христианка Дайя, которая давно живет в доме. Она рассказывает хозяинуо случившемся, и он сразу же хочет видеть благородного юношу-спасителя, чтобы щедровознаградить его. Дайя объясняет, что храмовник не желает общаться с ним и на сделанноеею приглашение посетить их дом отвечает горькими насмешками.

Скромная Рэха считает, что бог «сотворил чудо» и послал ей во спасение«настоящего ангела» с белыми крыльями. Натан поучает дочь, что набожно мечтать гораздолегче, нежели поступать по совести и долгу, преданность богу следует выражать делами.Их общая задача — найти храмовника и помочь христианину, одинокому, без друзейи денег в чужом городе.

Натан считает чудом, что дочь осталась жива благодаря человеку,который сам спасся «немалым чудом». Никогда прежде Саладин не проявлял пощадык пленным рыцарям. Ходят слухи, что в этом храмовнике султан находит большое сходствос любимым братом, умершим двадцать лет тому назад. За время отсутствия Натана его други партнер по шахматам дервиш Аль-Гафи становится казначеем султана.

Это очень удивляетНатана, знающего своего друга как «дервиша сердцем». Аль-Гафи сообщает Натану, что казнаСаладина оскудела, перемирие из-за крестоносцев подходит к концу, и султану нужно многоденег для войны. Если Натан «откроет свой сундук» для Саладина, то этим он поможетвыполнить служебный долг Аль-Гафи.

Натан готов дать деньги Аль-Гафи как своему другу, но отнюдьне как казначею султана. Аль-Гафи признает, что Натан добр так же, как и умен, он хочетуступить Натану свою должность казначея, чтобы снова стать свободным дервишем.К гуляющему вблизи султанского дворца храмовнику подходит послушник из монастыря,посланный патриархом, который хочет выведать причину милости Саладина.

Храмовник не знаетничего, кроме слухов, и послушник передает ему мнение патриарха: всевышний, должно быть,сохранил храмовника для «великих дел». Храмовник с иронией замечает, что спасениеиз огня еврейки, безусловно, одно из таких дел. Однако у патриарха имеется важноепоручение для него — передать в лагерь противника султана — крестоносцам военныерасчеты Саладина.

Юноша отказывается, ведь он обязан жизнью Саладину, а его долг храмовникаордена — сражаться, а не служить «в лазутчиках». Послушник одобряет решениехрамовника не становиться «неблагодарным негодяем».Саладин играет в шахматы с сестрой Зиттой. Оба понимают, что война, которой они не хотят,неизбежна.

Зитта возмущается христианами, которые превозносят свою христианскую гордость вместотого, чтобы почитать и следовать общим человеческим добродетелям. Саладин защищает христиан,он полагает, что все зло — в ордене храмовников,, то есть в организации, а не в вере. В интересах рыцарства онипревратили себя в «тупых монахов» и в слепом расчете на удачу срываютперемирие.

Приходит Аль-Гафи, и Саладин напоминает ему о деньгах. Он предлагает казначею обратитьсяк другу Натану, о котором слышал, что тот мудр и богат. Но Аль-Гафи лукавит и уверяет,что Натан никого и ни разу деньгами не ссудил, а подает, как и сам Саладин, тольконищим, будь то еврей, христианин или мусульманин. В денежных делах Натан ведет себя как«обыкновенный жид».

Позже Аль-Гафи объясняет Натану свою ложь сочувствием другу, нежеланиемвидеть его казначеем у султана, который «снимет с него последнюю рубашку».Даия уговаривает Натана самому обратиться к храмовнику, который первым «не пойдетк еврею». Натан так и поступает и наталкивается на презрительное нежелание говорить«с жидом», даже с богатым.

Но настойчивость и искреннее желание Натана выразитьблагодарность за дочь действуют на храмовника, и он вступает в разговор. СловаНатана о том, что еврей и христианин должны прежде всего проявить себя как люди и толькопотом — как представители своей веры, находят отклик в его сердце. Храмовник хочет статьдругом Натана и познакомиться с Рэхой.

Натан приглашает его в свой дом и узнает имяюноши — оно немецкого происхождения. Натан вспоминает, что в здешних краях побывалимногие представители этого рода и кости многих из них гниют здесь в земле. Храмовникподтверждает это, и они расстаются. Натан думает о необыкновенном сходстве юноши с егодавним умершим другом, это наводит его на некоторые подозрения.

Натана вызывают к Саладину, а храмовник, не зная об этом, приходит в дом к нему.Рэха хочет броситься к ногам своего спасителя, но храмовник удерживает ее и любуетсяпрекрасной девушкой. Почти сразу же он, в смущении, убегает за Натаном. Рэха признаетсяДайе, что по неизвестной ей причине «находит свое спокойствие»в «беспокойстве» рыцаря, которое бросилось ей в глаза.

Сердце девушки «сталобиться ровно».К удивлению Натана, ожидавшего от султана вопроса о деньгах, тот нетерпеливо требуетот мудрого еврея прямого и откровенного ответа на совсем иной вопрос — какая вералучше. Один из них — еврей, другой — мусульманин, храмовник — христианин.Саладин утверждает, что лишь одна вера может быть истинной. В ответ Натан рассказывает сказкуо трех кольцах.

Один отец, у которого по наследству было кольцо, обладавшее чудесной силой,имел трех сыновей, которых одинаково любил. Он заказал еще два кольца, совершенно подобныхпервому, и перед смертью подарил каждому сыну по кольцу. Потом никто из них не смогдоказать, что именно его кольцо — чудесное и делает обладателя им главой рода.

Так жекaк невозможно было узнать, у кого настоящее кольцо, так же нельзя отдавать предпочтениеодной вере перед другой.Саладин признает правоту Натана, восхищается его мудростью и просит стать другом.Он не говорит о своих денежных затруднениях. Натан сам предлагает ему свою помощь.

Храмовник подстерегает Натана, возвращающегося от Саладина в хорошем настроении,и просит у него руки Рэхи. Во время пожара он не рассмотрел девушку, а теперьвлюбился с первого взгляда. Юноша не сомневается в согласии отца Рэхи. Но Натану нужноразобраться в родословной храмовника, он не дает ему ответа, чем, сам того не желая,обижает юношу.

От Дайи храмовник узнает, что Рэха — приемная дочь Натана, она христианка.Храмовник разыскивает патриарха и, не называя имен, спрашивает, имеет ли право еврейвоспитывать христианку в еврейской вере. Патриарх сурово осуждает «жида» —он должен быть сожжен. Патриарх не верит, что вопрос храмовника носит отвлеченный характер,и велит послушнику найти реального «преступника».

Храмовник доверчиво приходит к Саладину и рассказывает обо всем. Он уже сожалеето своем поступке и боится за Натана. Саладин успокаивает горячего характером юношуи приглашает жить у него во дворце — как христианин или кaк мусульманин, все равно.Храмовник с радостью принимает приглашение.

Натан узнает от послушника, что именно тот восемнадцать лет назад передал емудевочку-младенца, оставшуюся без родителей. Ее отец был другом Натана, не раз спасал егоот меча Незадолго до этого в тех местах, где жил Натан, христиане перебили всех евреев, приэтом Натан лишился жены и сыновей.

Послушник дает Натану молитвенник, в котором рукойвладельца — отца девочки записана родословная ребенка и всех родных.Теперь Натану известно и происхождение храмовника, который раскаивается перед ним в своемневольном доносе патриарху. Натан, под покровительством Саладина, не боится патриарха.Храмовник снова просит у Натана руки Рэхи, но никак не может получить ответ.Во дворце султана Рэха, узнав, что она приемная дочь Натана, на коленях умоляет Саладинане разлучать ее с отцом. У Саладина нет этого и в мыслях, он шутливо предлагаетей себя как «третьего отца». В это время приходят Натан и храмовник.Натан объявляет, что храмовник — брат Рэхи; их отец, друг Натана, не был немцем,но был женат на немке и некоторое время жил в Германии. Отец Рэхи и храмовникане был европейцем и всем языкам предпочитал персидский. Тут Саладин догадывается, что речьидет о его любимом брате. Это подтверждает запись на молитвеннике, сделанная его рукой.

Саладин и Зитта с восторгом принимают в объятия своих племянников, а растроганныйНатан надеется, что храмовник, как брат его приемной дочери, не. откажется стать его сыном.

На нашем сайте Вы найдете значение «Г. Э. Лессинг — Натан Мудрый» в словаре Краткие содержания произведений, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Г. Э. Лессинг — Натан Мудрый, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква «Г». Общая длина 48 символа

Источник: http://my-dict.ru/dic/kratkie-soderzhaniya-proizvedeniy/1397039-g-e-lessing—natan-mudryy

Готхольд Лессинг : краткая биография

Готхольд Эфраим Лессинг — знаменитый немецкий писатель, поэт, драматург, теоретик искусства, литературный критик, одна из крупнейших фигур европейской литературы эпохи Просвещения.

За ним закрепился статус основоположника немецкой классической литературы; Лессингу наряду с Шиллером и И.В.

Гете принадлежит заслуга создания произведений такого уровня, что впоследствии их время назовут золотым веком национальной литературы.

22 января 1729 г. он появился на свет в семействе лютеранского пастора, проживавшем в г. Каменц (Саксония). После окончания школы на протяжении 1746-1748 гг.

Готхольд Эфраим являлся студентом Лейпцигского университета (богословский факультет), проявляя больше интереса к театру и античной литературе, чем к учебным дисциплинам.

Принимал активное участие в деятельности театральной труппы Каролины Нейбер – позднее именно ею будет поставлена комедия «Молодой ученый», драматический дебют Лессинга.

По окончании университета он в течение трех лет жил в Берлине, не стремясь сделать духовную или научную карьеру и занимаясь сочинением художественных произведений (к этому периоду в его творческом багаже уже было несколько комедий, сделавших его достаточно известным, а также од, басен, эпиграмм и др.), переводами, литературной критикой (сотрудничал с «Берлинской привилегированной газетой» в качестве рецензента).

Читайте также:  Краткое содержание искандер кролики и удавы точный пересказ сюжета за 5 минут

В конце 1751 г. Готхольд Эфраим Лессинг продолжил образование в Виттенбергском университете, через год получив степень магистра, снова переехал в столицу.

Литератор принципиально избегал любой официальной службы, в том числе весьма выгодной, видя в ней угрозу своей независимости, предпочитал жить на эпизодические гонорары.

За эти годы работы заработал авторитет как мастер художественного слова и блестящий критик, отличающийся объективностью и проницательностью. В 1755 г.

выходит его новое детище — прозаическая «Мисс Сара Сампсон» — первая в национальной литературе семейная «мещанская» драма, сделавшая его по-настоящему известным. Вместе с другими произведениями, в том числе критическими и научными, она вошла в шеститомник «Сочинений». Статус лидера национальной журналистики Лессинг получил благодаря публикациям в основанном им с товарищами литературном журнале «Письма о новейшей литературе» (1759-1765).

На протяжении 1760-1765 гг. Лессинг – секретарь прусского генерала Тауэнцина, губернатора Силезии, с 1767 г. — литературный консультант и критик Немецкого национального театра (Гамбург). Его отзывы знаменовали собой наступление нового периода развития театральной критики.

На протяжении 1767-1768 Готхольд Эфраим предпринимал попытки основать в этом же городе свой театр, но затея не удалась. Для получения стабильного заработка Лессинг в 1770 г.

устраивается работать в Вольфенбюттельскую герцогскую библиотеку придворным библиотекарем, и с этого события начинается новый период в его биографии, который оказался самым морально тяжелым для писателя. На протяжении девяти месяцев в 1775-1776 гг.

он путешествовал с принцем Леопольдом Брауншвейгским по Италии, а все остальное время до 15 февраля 1781 г., даты своей смерти, провел в этом городе, работая на тяготившей его должности придворного библиотекаря.

Лессинг, будучи радикальным сторонником просвещения и человеческого разума, вел непримиримую борьбу с церковной ортодоксальной догматикой, идеологией абсолютизма, видел в демократической национальной культуре средство покончить с феодализмом, политической раздробленностью государства, засильем сословных и других предрассудков. Пафосом этой борьбы наполнены его произведения, среди которых наибольшую известность получили «Эмилия Галотти», «Натан Мудрый», «Минна фон Барнхельм» и др.

Биография из Википедии

Родился в семье лютеранского пастора; с 1746 года учился на богослова в Лейпциге в местном университете, хотя его более занимала античная литература и театр.

Он был участником театральной труппы, основанной актрисой Фредерикой Каролиной Нойбер, с которой и поставила своё первое драматическое произведение – комедию «Молодой учёный» (1748).

Это вызвало неудовольствие отца, затребовавшего сына домой и разрешившего вернуться в Лейпциг только при условии отказа от театра; однако, Готхольду было позволено перевестись на медицинский факультет.

Радикальный сторонник разума и просвещения, находившийся в оппозиции к церковной догматике, он не смог найти себе места для службы в Берлине, Дрездене, Вене или Гамбурге с тем, чтобы иметь гарантированный заработок, и был вынужден занять место придворного библиотекаря в Вольфенбюттеле (Брауншвейг) в 1769 году. Его обязанностью было составление каталогов книг, что весьма его тяготило. Лессинг прожил в этом городе 12 лет.

Был масоном. В 1771 году прошёл посвящение в масонской ложе «Трёх Золотых Роз» в Гамбурге. Лессинг является автором фундаментального труда «Gespräche für Freimaurer», написанного в 1778—1780 годах.

В этом сочинении он обрушивается с критикой на немецкие ложи, где гнездятся все пороки современности: фантастические измышления неотамплиеров и разглагольствования о бесклассовом обществе.

Лессинг полагал, что главное, чем следует заниматься масонам, состоит в обеспечении свободного эзотерического поиска истины.

Ещё через 25 лет, в конце жизни в 1778 году, им была сочинена драма «Натан Мудрый», ставшая проповедью веротерпимости и человечности.

Общество уже не сомневалось в правдоподобности сюжета и согласилось с тем, что и среди евреев есть достойные во всех отношениях люди, так как все знали, что прототипом для Натана служил Мозес Мендельсон.

Знакомство в 1754 году с Лессингом, начавшееся с общего увлечения шахматами, сыграло решающую роль в судьбе Мендельсона, которому Лессинг многие годы оказывал протекцию (их дружеское общение за шахматной доской изображено на картине «Визит Лессинга и Лафатера к Мозесу Мендельсону» Морица Даниэля Оппенгейма).

Вскоре силы начали его оставлять, и 15 февраля 1781 года он умер в Брауншвейге.

Философия

Дом Лессинга в Вольфенбюттеле и Натан Мудрый. 2008 год

Сохраняя верность принципам просветительского рационализма, Лессинг соединил их с более глубокими взглядами на природу, историю и искусство.

История человечества, по его мнению, представляет собой процесс медленного развития человеческого сознания, преодоление неразумия и освобождение от всевозможных догм, в первую очередь религиозных. Лессинг видел назначение человека не в пустом умствовании, а в живой деятельности.

Свобода слова и мнения были необходимы ему для борьбы с существующими феодальными порядками. Он быстро освободился от иллюзий в отношении «короля-философа» Фридриха II и назвал Пруссию «самой рабской страной Европы».

Центральное место в творческом наследии Лессинга занимают работы по эстетике и художественной критике. Он дал замечательный анализ возможностей построения образа в словесном и изобразительном искусстве.

Выступая против норм классицизма, философ отстаивал идею демократизации героя, правдивость, естественность актёров на сцене.

Лессинг обосновал идею действительности в поэзии в противовес описательности («Литература не только успокаивает красотой, но и будоражит сознание»)

Сочинения

Памятник Лессингу в Берлине

Одно из ярких произведений «Лаокоон, или О границах живописи и поэзии», в котором Лессинг сравнивает два вида искусства: живопись и поэзию — на примере скульптуры Лаокоона, описанной Садолето, и Лаокоона, показанного Вергилием. Под живописью Лессинг понимает изобразительное искусство вообще.

Также написал:

Пьесы

  • «Минна фон Барнхельм, или Солдатское счастье»
  • «Эмилия Галотти»
  • «Мисс Сара Сампсон»
  • «Натан Мудрый»
  • «Филот»

Другие труды

  • «Басни в прозе»
  • «Материалы к Фаусту»
  • «Гамбургская драматургия»
  • «Воспитание человеческого рода»

Библиография

На русском языке

  • Лессинг Г. Э. Гамбургская драматургия. М.-Л., 1936.
  • Готхольд Эфраим Лессинг. Лаокоон, или О границах живописи и поэзии / Общая редакция, вступ. статья и примечания Г. М. Фридлендера; Художник З. М. Секач. — М.: Художественная литература, 1957. — 520 с. — (Памятники мировой эстетической и критической мысли). — 75 000 экз. (в пер., суперобл.)
  • Готхольд Лессинг. Воспитание человеческого рода // «Лики культуры» : альманах / Пер. М. Левиной. — М.: Юристъ, 1995.

Память

  • В честь героини пьесы Лессинга «Натан Мудрый» назван астероид (573) Реха, открытый в 1905 году.
  • К 200-летию со дня рождения Лессинга Фридрихом Вильгельмом Хёрнляйном была изготовлена памятная медаль.
  • Лессинг изображён на монетах 3 и 5 рейхсмарок Веймарской Республики 1929 года и на почтовых марках ГДР 1954 года, ФРГ 1961 года.

Источник: http://worldofaphorism.ru/kratkie-biografii/gothold-lessing

Лаборатория Фантастики

Дилогия вышла в двух покетах по 250 страниц каждый крупным шрифтом детских изданий. Не понятно, почему издатели не могли объединить это все в одну книгу как раньше, но тем не менее, что есть…

Дорис Лессинг — лауреат нобелевской премии за 2007 год в области литературы. Наверно не зря, хотя и сложно судить по этим двум небольшим романам о всем могуществе автора.

Между написанием двух книг прошло достаточно время — полтора десятка лет и в общем то они оказались довольно разные по насыщению и эффекту на читателя.

Лично меня сюжет зацепил с первых страниц. 60-е годы… молодая пара решает жениться и плодить огромное количество детей, ибо главная их мечта — огромная дружная семья. С первыми четырьмя попытками проходит все гладко. Как видно из названия, пятый блин, вышел комом. Родился необычный младенец, похожий на троля или йети.

Роман держит в напряжении, и в общем-то чувства читателей понятны — такое не пожелаешь никому. Лессинг мастерски описывает ужас, который вызывает странный ребенок, его взаимоотношения с детьми, родителями и животными.

В результате первый роман отличается мрачностью, отлично прописана психология матери, буквально видишь как семья рушится на глазах…

Второй роман начинает, когда странному существу уже 18 лет и он ушел из семьи. Роман оказался намного слабее. Проблема в том, что раньше Лессинг описывала внутренний мир детей, семьи, столкнувшейся с чем-то странным. Во втором же романе она решила описать социум, в котором Бену приходится жить…

В результате этого Бен становится не столько главным персонажем, а как бы связующим звеном между различными судьбами людей, с кем его сталкивала судьба. В романе подробно описываются проститки, наркомания, торговля наркотиками, кинобизнес, незаконные медицинские исследования.

Бена мотает по миру: от Франции до Бразилии, где он сталкивается как с людьми паршивыми, так и славными, которые его выручают. И так весь роман. В итоге не зацепило совершенно.

Что не понравилось совершенно — авторская манера написания — в 2-х романах нет ни глав, ни разделов, ни частей, ни разделителей: текст льется без перерыва и меж абзацами может пройти разница в несколько лет.

В итоге не удивительна сама подача материала — у меня постоянно складывалось ощущение, что я читаю не роман, а его пересказ. Знаете, как книжка «Краткое содержание школьного курса по литературе», где «Война и мир» изложена на 50 страницах.

Постоянно не оставляла мысль, что из этого мог получиться большой, вдумчивый роман, а так получилось как-то поверхностно что ли…

Итог: нисколько не считаю время, поведенное за данной дилогией потерянным, было любопытно познакомиться с автором и я бы с энтузиазмом почитал бы еще ее произведения, тем более у нее в библиографии довольно много фантастических вещей.

Источник: http://fantlab.ru/work117022

Ссылка на основную публикацию