Краткое содержание манн иосиф и его братья точный пересказ сюжета за 5 минут

Иосиф и его братья

Краткое содержание Манн Иосиф и его братья точный пересказ сюжета за 5 минут

В основе произведения — библейские сказания о роде Израилевом. У Исаака и Ревекки было два сына-близнеца — Исав и Иаков. Первым появился на свет волосатый Исав, у Иакова же не было на теле волос, он считался младшим и был у матери любимцем.

Когда слабеющий и почти ослепший от старости Исаак призвал к себе старшего сына и приказал приготовить блюдо из дичи, с тем чтобы отцовскому благословению предшествовала трапеза, Ревекка пошла на подлог: обвязав козлиными шкурами открытые части тела Иакова, она отправила его к отцу под видом старшего брата.

Таким образом Иаков получил благословение, предназначавшееся Исаву.

После этого Иаков вынужден был бежать. Сын Исава Елифаз бросился за ним в погоню, и Иакову пришлось умолять племянника сохранить ему жизнь. Тот пощадил дядю, но отобрал у него всю поклажу. Иакову, заночевавшему на холоде, было божественное видение.

После семнадцати дней пути Иаков прибыл в Харран, где стал жить с семьей Лавана, дяди со стороны матери. Он сразу полюбил его младшую дочь Рахиль, но Лаван заключил с ним письменный Договор, по которому Рахиль станет его женой не раньше чем через семь лет службы у ее отца.

Семь лет Иаков верно служил Лавану — он не только был искусным скотоводом, но и сумел найти на засушливой земле Лавана источник, благодаря которому тот смог разбить пышные сады. Но у Лавана была еще старшая дочь — Лия, и отец считал, что прежде надо выдать замуж ее.

Однако Иаков наотрез отказывался от некрасивой Лии.

По прошествии семи лет сыграли свадьбу. Под покровом ночи, закутав Лию в свадебное покрывало Рахили, Лаван впустил ее в спальню к Иакову, и тот ничего не заметил. Наутро, обнаружив подлог, Иаков пришел в ярость, но Лаван выразил готовность отдать ему и младшую при условии, что Иаков останется в доме еще на семь лет. Тогда Иаков выставил свое условие — разделить стада.

Так шли годы, и Лия каждый год приносила Иакову сына, а Рахиль никак не могла забеременеть. Иаков взял в наложницы ее служанку Валлу, и у той родились два сына, но Рахиль по-прежнему оставалась бесплодной.

В это время перестала рожать и Лия, посоветовавшая Иакову взять в наложницы и ее служанку, Зелфу. Та тоже принесла ему двоих сыновей. Только на тринадцатом году брака Рахиль наконец забеременела.

В тяжких муках произвела она на свет Иосифа, сразу же ставшего любимцем отца.

Скоро Иаков стал замечать, что братья его жен косо посматривают на него, завидуя его тучным стадам. До него дошел слух, что они замышляют его убить, и Иаков решил уйти со всем семейством и богатым скарбом. Жены сразу принялись за сборы, а Рахиль тайком взяла из отцовского святилища глиняных божков.

Это послужило поводом для погони. Однако, настигнув Иакова и учинив в его лагере настоящий обыск, Лаван не нашел того, что искал, поскольку хитрая Рахиль успела спрятать глиняные фигурки в куче соломы, на которой прилегла, сказавшись больной. Тогда Ладан взял с Иакова клятву, что он не обидит его дочерей и внуков, и ушел.

Навстречу каравану Иакова выступил Исав с отрядом в четыреста всадников. Однако встреча была дружественной. Исав предложил Иакову поселиться вместе, но тот отказался. Взяв подаренный Иаковом скот, Исав вернулся к себе, а его брат продолжил путь.

Иаков раскинул шатры невдалеке от города Шекема и договорился со старейшинами о плате за клин земли. Четыре года прожил Иаков со своим родом у стен Шекема, когда на его единственную дочь, тринадцатилетнюю Дину, положил глаз княжеский сын Сихем. Старик князь явился свататься.

Иаков позвал на совет десять старших сыновей, и те выставили условие: Сихем должен сделать обрезание. Через неделю тот пришел сказать, что условие выполнено, но братья объявили, что обряд выполнен не по правилам. Сихем с проклятиями удалился, а через четыре дня Дину похитили.

Вскоре к Иакову явились люди Сихема, предложив заплатить за Дину выкуп, но братья потребовали, чтобы все мужчины совершили обрезание, причем в назначенный братьями день.

Когда все мужчины города приходили в себя после обряда, братья Дины напади на Шекем и освободили сестру,

Иаков впал в ярость от поступка сыновей и велел уходить подальше от места кровопролития. Дина оказалась беременной; по решению мужчин младенца подкинули, едва он появился на свет.

Беременна в это время была и Рахиль. Роды начались в пути и были такими тяжелыми, что мать умерла, успев только взглянуть на произведенного на свет мальчика. Она завещала назвать его Бенони, что означает «Сын смерти». Отец же выбрал для сына имя Вениамин. Рахиль похоронили у дороги; Иаков очень горевал.

Он дошел до Мигдал Эгера, где сын Лии Рувим согрешил с наложницей отца Валлой. Иаков, узнавший о его поступке от Иосифа, проклял своего первенца. Рувим навсегда возненавидел брата. Тем временем умер Исаак, и Иаков едва успел на похороны отца.

До семнадцати лет Иосиф пас скот вместе с братьями и занимался науками со старшим рабом Иакова Елиезером. Он был и красивее, и умнее старших братьев; дружил с младшим, Бенони, и заботился о нем. Старшие братья недолюбливали Иосифа, видя, что отец выделяет его.

Однажды Иаков подарил Иосифу свадебное покрывало его матери, и тот стал без удержу им хвастать, вызывая раздражение и гнев старших братьев.

Затем, во время работы в поле, он рассказал братьям сон: его сноп стоит в центре, а вокруг — снопы братьев, и все ему кланяются. Спустя несколько дней ему приснилось, что ему кланяются солнце, луна и одиннадцать звезд.

Этот сон привел братьев в такую ярость, что Иаков был вынужден наказать Иосифа. Однако возмущенные старшие сыновья решили уйти со скотом в долины Шекема.

Вскоре Иаков решил помириться с сыновьями и послал Иосифа их навестить. Тайком от отца Иосиф взял с собой покрывало Рахили, дабы еще покрасоваться перед братьями.

Увидев его в сверкающем блестками покрывале, они впали в такую ярость, что едва не растерзали его. Иосиф чудом остался в живых. В довершение всего братья связали его и бросили на дно пересохшего колодца.

Сами же поспешили удалиться, чтобы не слышать душераздирающих криков Иосифа.

Через три дня проходившие мимо купцы-измаильтяне вызволили Иосифа. Позже они повстречали братьев. Те, представив Иосифа своим рабом, сказали, что бросили его в колодец за недостойное поведение, и согласились продать по сходной цене. Сделка состоялась.

Братья решили все же известить отца о том, что он никогда больше не увидится со своим любимцем, и отправили к нему двух гонцов, дав им перемазанное овечьей кровью и изодранное покрывало Рахили.

Получив вещественное подтверждение смерти Иосифа, старик Иаков впал в такое горе, что не хотел даже видеть явившихся к нему несколько дней спустя сыновей. Они рассчитывали завоевать наконец отцовское расположение, однако навлекли на себя еще большую немилость, хотя отец и не знал об их подлинной роли в исчезновении Иосифа,

А Иосиф шел с торговым караваном и своей ученостью и красноречием настолько расположил к себе хозяина, что тот обещал устроить его в Египте в вельможный дом.

Египет произвел на Иосифа сильное впечатление. В Уазе (Фивах) он был продан в дом знатного вельможи Петепры, носителя царского опахала. Благодаря природной смекалке Иосиф, несмотря на все козни челяди, быстро продвинулся в помощники управляющего, а когда старик управляющий умер, стал его преемником.

Иосиф прослужил в доме Петепры семь лет, когда к нему воспылала страстью хозяйка дома. Дабы приворожить Иосифа, хозяйка на протяжении трех лет прибегала к разным уловкам, даже не пытаясь скрыть свою страсть. Однако Иосиф считал себя не вправе поддаваться искушению.

Тогда Мут-эм-энет улучила момент, когда все домашние ушли в город на праздник, и заманила вернувшегося пораньше Иосифа к себе в спальню. Когда же тот отверг ее домогательства, она закричала на весь дом, что Иосиф хотел взять ее силой.

Доказательством служил оставшийся у нее в руке кусок его платья.

Иосиф не стал оправдываться перед хозяином и оказался в темнице фараона, где провел три года. К нему сразу проникся симпатией начальник темницы Маи-Сахме и назначил его надзирателем.

Однажды в темницу были доставлены два высокопоставленных узника — главный виночерпий и главный хлебодар фараона. Они обвинялись в государственной измене, но приговор еще не был вынесен. Иосиф был приставлен к ним.

За три дня до оглашения приговора оба видели сны и попросили Иосифа их истолковать. Тот счел, что сон пекаря говорит о скорой казни, а сон виночерпия — о высочайшем помиловании. Так и случилось, и, прощаясь, Иосиф попросил виночерпия при случае замолвить за него словечко перед фараоном.

Тот пообещал, но, как и предполагал Иосиф, сразу же забыл о своем обещании.

Вскоре старый фараон умер и на престол взошел юный Аменхотеп IV. Однажды ему привиделся сон о семи тучных и семи тощих коровах, а потом — о семи полных и семи пустых колосьях. Весь двор тщетно бился над разгадкой сновидения, пока главный виночерпий не вспомнил о своем бывшем надзирателе.

Иосифа призвали к фараону, и он растолковал, что впереди Египет ждут семь урожайных и семь голодных лет и надо немедленно начать создавать в стране запасы зерна. Рассуждения Иосифа так понравились фараону, что он тотчас назначил его министром продовольствия и земледелия.

Иосиф весьма преуспел на новом поприще, провел реформу земледелия и способствовал развитию орошения. Он женился на египтянке, которая родила ему двоих сыновей — Манассию и Ефрема. Фараон продолжал благоволить к своему министру, а тот жил теперь в большом красивом доме со множеством слуг. Управляющим он сделал своего бывшего тюремщика и большого друга Маи-Сахме.

Несколько лет урожаи в Египте и впрямь были невиданные, а потом настала засуха. К тому времени Иосиф сумел создать в стране большие запасы зерна, и теперь Египет стал кормильцем всех соседних земель, откуда непрестанно прибывали караваны за продовольствием. Казна богатела, а авторитет и могущество государства укреплялись.

По указанию Иосифа всех прибывающих в страну регистрировали, записывая не только место постоянного проживания, но и имена деда и отца. Иосиф ждал братьев и наконец однажды из доставленного ему списка узнал, что они пришли в Египет. Шел второй год засухи.

Иаков сам послал сыновей в Египет, как это ни претило ему. Все сыновья к тому времени уже обзавелись семьями, так что теперь племя Израилево насчитывало семьдесят с лишним человек и всех надо было кормить.

Лишь Вениамина старик оставил при себе, так как после гибели Иосифа особенно дорожил младшим сыном Рахили.

Когда десять сыновей Иакова предстали перед египетским верховным министром, он скрыл, кто он такой, и учинил им строгий допрос, притворившись, будто заподозрил их в шпионаже. Несмотря на все уверения братьев, он оставил одного в заложниках, а остальных отправил в обратный путь, наказав вернуться с Вениамином.

Вдвоем с управляющим Иосиф придумал еще одну уловку — велел подложить в мешки с зерном деньги, которые братья заплатили за товар. Обнаружив это на первом же привале, братья пришли в изумление. Первый их порыв был вернуть деньги, но затем они решили, что это знак свыше, и стали молиться, вспоминая свои грехи.

Читайте также:  Краткое содержание шварц два брата сказка точный пересказ сюжета за 5 минут

Иаков сначала корил сыновей, но когда в конце концов закупленные в Египте припасы истощились и стало ясно, что придется вновь отправляться в путь, Иаков сменил гнев на милость и отпустил сыновей, на сей раз с Вениамином.

Теперь Иосиф принял братьев у себя, сказал, что снял с них подозрения, и угостил обедом.

Вениамина он усадил рядом с собой и во время трапезы постоянно беседовал с ним, выспрашивая о семье и обнаруживая знание таких деталей, о которых никто, кроме Вениамина и Иосифа, знать не мог.

Тогда у младшего брата впервые закралось подозрение, что перед ним пропавший Иосиф. Сам же Иосиф решил пока не открываться, а задумал вернуть братьев с полдороги.

Он распорядился, чтобы в торбу Вениамину подложили гадальную чашу, которую он показывал гостю во время обеда. Когда караван был с позором возвращен, братья вновь Предстали перед разгневанным Иосифом.

Тот потребовал оставить у него Вениамина, на что Иуда, четвертый из братьев по старшинству, решил умилостивить Иосифа и, раскаиваясь в грехах, признался, что много лет назад они избили до полусмерти и продали в рабство своего брата Иосифа.

Рувима, не участвовавшего в том торге, и Вениамина, который тоже был непричастен к злодеянию, это известие повергло в ужас.

Тогда Иосиф назвал себя и по очереди обнял братьев, показывая, что простил их. Он пообещал переселить весь род Израилев в землю Госен, на окраину египетских владений, где на тучных пастбищах можно пасти несметные стада Иакова. Фараон одобрил этот план, поскольку искренне радовался счастью своего друга.

На обратном пути братья никак не могли решить, как же сообщить старому Иакову счастливую весть. Но невдалеке от места назначения им встретилась дочка одного из братьев, которой и было поручено подготовить деда к радостному известию.

Девочка направилась в селение, на ходу сочиняя песню о воскресении Иосифа, Услышавее пение, Иаков сначала рассердился, но братья в один голос подтвердили истинность слов девочки, и тогда он решил немедленно отправиться в путь, чтобы перед смертью повидать любимого сына.

Перейдя египетскую границу, Иаков разбил лагерь и выслал за Иосифом сына Иуду. Когда вдали показалась колесница Иосифа, старик поднялся и пошел ему навстречу. Радости не было конца.

Фараон назначил братьев Иосифа смотрителями царского скота. Так Иаков со своим родом осел в земле Госен, а Иосиф продолжал вершить государственные дела.

— Почувствовав, что умирает, Иаков послал за Иосифом. Тот вместе с сыновьями предстал перед стариком. Иаков благословил юношей, случайно перепутав, кто из них старший, так что право первородства опять было нарушено.

Вскоре Иаков призвал к себе всех сыновей. Кого-то из них он благословил, а кого-то проклял, немало удивив собравшихся. Права старшего были отданы Иуде.

Похоронили Иакова в родовой пещере, а после похорон сыновья Лии, Зелфы и Валлы попросили Вениамина Замолвить за них словечко перед Иосифом.

Вениамин попросил брата не держать на них зла, Иосиф только посмеялся, и все вместе они вернулись в Египет.

Вы прочитали краткое содержание “Иосиф и его братья”. Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Источник: https://reedcafe.ru/summary/iosif-i-ego-bratya

Иосиф и его братья. Томас Манн – отзыв

В этот невероятно приятный, солнечный и мягкий субботний осенний день я намерена поделиться с вами своими впечатлениями и мыслями по только что перечитанной мной книге – романе немецкого писателя Томаса Манна (которого некоторые исследователи называют “последним классиком немецкой литературы”) “Иосиф и его братья”.

Почему-то пользователи irecommend'а оставляют мало рецензий на произведения Томаса Манна, одного из гениальных писателей 20 века, оставившего после себя глубокое и вдумчивое литературное наследие.

В чём-то я согласна с таким положением вещей: написать более-менее адекватную рецензию на любой из его романов или рассказов довольно сложно, уж очень о многом хочется рассказать, при этом не ударив в грязь лицом перед памятью ироничного гения.

Поскольку “не ударить в грязь лицом” у меня вряд ли получится, но и расширить ассортимент подпункта “Томас Манн” тоже руки чешутся, вот вам сей опус. Можете судить строго: если критика будет конструктивной, я только обрадуюсь =)))

Оговорюсь сразу, что будет и чего не будет в моём отзыве. Будет: несколько отсылок к общемировой ситуации, во время которой был написан этот роман, мои рассуждения и умозаключения по поводу прочитанного, много эмоций и всё такое.

Не будет: спойлеров (терпеть не могу, когда жители айрекомменда начинают пересказывать сюжет и все ключевые повороты того или иного произведения: по меньшей мере, это неуважительно как к будущим читателям, которым тут сразу все фишки расскажут и заберут очень важную часть удовольствия – от заново узнаваемой истории, о которой ты раньше не имел понятия; так и к уже знакомым с книгой/фильмом, которые это всё сами видели/читали), однако поскольку тема произведения касается библейского сюжета об Иакове и его 12 сыновьях, то некоторые моменты всем известной истории в это хотелось бы верить, что всем известной скрывать нет смысла, так как они уже рассказаны давным-давно.

Томас Манн лишь вдохнул жизнь в героев приснопамятной истории, наделив каждого из них своим характером, судьбой, целью и особенностями взаимодействия с окружающим миром.

У многих возникнет вопрос: а если я иудей/мусульманин/язычник или вообще неверующий атеист, то мне можно не читать эту книгу? Ведь если её главным героем выбран библейский персонаж, то я, далёкий от Библии человек, вряд ли смогу почерпнуть в этом романишке что-то для себя. Да и вообще, зачем эту ересь/пропаганду читать, наукой уже всё доказано и обосновано. Не верю я, короче, ни в Иакова, ни в Иосифа, ни в Библию, поэтому и брать в руки такую книгу не собираюсь.

Дело ваше, конечно, брать или не брать, читать или не читать, я осмелюсь лишь напомнить, что Томас Манн – общепризнанный деятель мировой литературы, человек широкого склада ума, обладающий потрясающим кругозором и выдающимися интеллектуальными способностями, и это всё помимо того, что он умеет невероятно обращаться с письменным словом, с языком. То есть читать его не только полезно, но и приятно, а пишет он – даже взяв за основу широко известный библейский сюжет (из Книги Бытия, кстати; и в иудейском Пятикнижии тоже раскрыта эта история) – о вещах, лежащих гораздо шире, глубже и полнозвучнее, если позволите, чем простая пропаганда христианства.

В общем-то, о пропаганде христианства там даже речи не идёт. Но это будущий читатель сможет понять только тогда, когда отбросит свои предрассудки и опасения и сам возьмётся за роман.

К самому роману очень достойно подойдёт эпитет “монументальный”.

Это касается не только его объёма (шутка ли, 777 страниц текста в первом томе и 828 страниц – во втором; правда, включая доклад самого Манна о его романе и послесловие от переводчика), и не только количества героев, чьи характеры прописаны лишь немногим меньше, чем характер главного героя – Иосифа, но и сроком написания романа. На всё про всё, как свидетельствует сам Манн, ушло 15 лет.

Кстати, Манн – совсем не Чехов. Отсутствие краткости у него совершенно не коррелируется с недостатком таланта; но вот подробности Манн любит, и ещё как!

То есть если он, скажем, рассказывает о ложке, лежащей на столе, то это будет не просто ложка, и даже не ложка, в ложе которой отражался свет луны (из чего мы понимаем, что ложка скорее всего металлическая), а это будет Ложка, чей изгиб мог бы помнить тепло рук мастера, сделавшего её, ведь мастер был человеком необычайно щедрой души, получивший свои знания от старика-деда, вырастившего его вместо безвременно ушедших на Запад родителей, но при этом сумевшего вдохнуть в своего единственного внучка не только любовь к металлам и их свойствам, но и к людям, однако что мы можем ожидать от простой ложки, которая сейчас служит лишь инструментом для насыщения, ведь все мы люди и всем нам иногда нужно подкрепиться, так что не будем лукавить – ложка не помнит рук своего мастера. И мы ей это простим.

Вот примерно так =))) Это вовсе не плохо, просто к таким пространным объяснениям и рассуждениям надо привыкнуть или быть, по меньшей мере, к ним готовым.

Всё верно. Ну а теперь лирическое отступление закончилось, я снова веду повествование о Манне.

Томас Манн – восхитительно образованный немецкий гражданин, выросший в приличной немецкой семье.

Живой ум, пытливость и превосходное чувство юмора, вкупе с всесторонним классическим образованием, мешали ему органично воспринять идеи, витавшие в воздухе Германии 1915-1940 годов: любые попытки осуществить моральное или нравственное превосходство одной расы над другой понимались им как вредные, ложные, заставляющие идти людей по неверной дорожке.

Что ж, как мы знаем теперь, такая точка зрения оказалась верной, но в современные Манну годы он оказался неудобен в родной Германии. Так, первый том из тетралогии “Иосиф и его братья” он написал, будучи счастливым и обеспеченным жителем Мюнхена, а вот работа над вторым и последующими томами велась уже из изгнания.

Примечательно, что уехав в отпуск (и не захватив предусмотрительно свои рукописи – ну а кто берёт с собой рукописи, отправляясь в отпуск???), вернуться домой Томас Манн уже не мог, оставшись жить на юге Франции, по сути внигде, так как не было ни своего жилья, ни средств к существованию. Целых пять лет провёл он в таких условиях, временами прорабатывая детали уже начатого романа.

Нет, вы только представьте! Я бы от депресняка уже свалилась триста раз, и какая там работа над романом, если даже первую его часть не достать, не восстановить! По счастью, старшая дочь Манна как-то сумела проникнуть на территорию Германии, пробраться в их дом, уже отжатый действующей властью, и тайком вынести рукописи. Но ведь Манн-то этого всего мог и не знать, что такую операцию получится провернуть, и всё равно продолжал, продолжал писать своё произведение.

Итак, нелёгкая выдалась жизнь у писателя, когда он работал над романом. Но что вы думаете, страницы пропитаны ядом, жалостью к себе, сетованиями на жизнь и на окружающих, а так же на Всевышнего?

НЕТ, НЕТ и НЕТ

“Иосиф и его братья”, пожалуй, самая добрая, самая солнечная, человечная и невероятно ироничная книга из всех, которые я когда-либо читала. Даже с учётом Достоевского. Даже с учётом других романов того же Манна. О ворохе юмористического фэнтези я умолчу, поскольку это из другой оперы и с другим смыслом.

Именно поэтому солнечный осенний субботний денёк идеально подходит для отзыва об этом произведении =)))

Иронией здесь пронизано всё: от отношения автора к героям (которых он очень любит, кстати, и это чувствуется), от его отношения к жизни и к самому себе, а так же к своему творчеству.

Восхтительный язык книги – вот только что он держал тебя в напряжении, ведь ты читал о трагических событиях, искренне сопереживая чувствам героя и даже порой испытывая отголоски той душевной боли, которым пронизано состояние героя в данный момент – и тут же Манн вставляет словцо-другое, чтобы читатель рассмеялся, расслабился и перестал драматизировать то, что произошло давным давно (а впрочем, этого и не было никогда?..) В качестве примера приведу отрывок из книги (фотография), не поленитесь, прочитайте. И поймёте, что вот примерно так написан весь роман.

Хотя вещи, о которых автор ведёт речь, проблемы, которые он поднимает, на самом деле серьёзны и требуют уважительного к себе отношения. Что ж, тем и хороша ирония: она позволяет искренне смеяться, не ставя под удар уважение.

Так о чём же это произведение? Зачем нам заново читать и перечитывать, как братья завидовали Иосифу, как они, негодуя и пребывая в ярости, продали его на сторону? Для чего нам наблюдать над сокрушениями Иакова, нежно любящего (причём ТАК нежно – только одного Иосифа, отсюда и зависть братьев) своего далеко не первого сыночка, которого он “потерял”? К чему нам, кстати, знать кое-что и об истории самого Иакова? А наблюдения за жизнью Иосифа в Египте – это вообще что?

Читайте также:  Краткое содержание рассказов герцена за 2 минуты

Умея читать не просто текст, не самую историю (которая, кстати, очень интересна и увлекательна), зритель сможет увидеть, что книга эта, в общем, о жизни.

О человечестве в целом и о человеке – каждом конкретном (о мне, о тебе, о том парне) – в частности. Как и вся хорошая литература, пожалуй.

НО! Рассмотревшая всё это со своего особого аспекта, расставившая свои собственные акценты, сместившая прицел с одной проблематики на другую.

Это тот самый роман, после которого, если прочитать его вдумчиво и осознанно, вряд ли сумеешь остаться прежним человеком. Метаморфозы личности, наполненные новыми знаниями, историями, рассуждениями и несколько непривычной логикой, щедро и с любовью сдобренной иронией, не заставят себя ждать.

Помимо тех самых многочисленных рассуждений за жизнь, в “Иосифе и его братьях” важную часть составляет язык, стиль. Он несёт в себе отдельную причину для интеллектуального и эстетического наслаждения, от которого лично у меня сразу поднимается настроение =)))

Содержание, первый том

Содержание, первый том, вторая часть

Содержание, второй том

Содержание, второй том, вторая часть

выходные данные

В моей библиотеке живёт роман в издании “Захаров”, и у этого издателя я видела только одно произведение Манна – вот это.

Если у вас будет возможность выбора между разными изданиями, рекомендую остановиться на том, где присутствует “Доклад” Манна и “Послесловие” от переводчика – их чтение позволяет увидеть скрытые раньше глубины романа, оставшиеся незамеченными, а так же расскажет о некоторых курьёзах. В общем, это тоже отдельное интеллектуальное и эстетическое удовольствие =)))

“Доклад” Томаса Манна

слово от переводчика

Кому интересно, ознакомьтесь с другими моими отзывами на литературные произведения:

Харуки Мураками “Хроники Заводной птицы”

Харуки Мураками “Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре”

хулиганский, эпатирующий “Заводной Апельсин” Бёрджесса

честно об отношениях – в представлении Милана Кундеры, “Невыносимая лёгкость бытия”

роуд-бук с глубоким смыслом: “В дороге”, Джек Керуак

посмеяться, но тоже со смыслом – цикл “Корпорации М.И.Ф.” Роберт Асприн

в моём профиле Zmeya есть ещё и другие рецензии, весь список приводить не буду =))) Но – всегда добро пожаловать!

Девочки, мне пока не ответить на ваши комментарии, так как после ругани с администратором меня забанили на несколько дней =))) Вот такая я скандалистка, оказывается =)))

Источник: http://irecommend.ru/content/iosif-i-ego-bratya-neozhidannye-podrobnosti-vsem-znakomoi-istorii

«Иосиф и его братья», после прочтения первой страницы

Отрыв мифа от его содержания, или результатов жизни от личности – это нонсенс. И его сотворить можно только ради создания некого костыля для своей позиции.

Конечно, я прочитал больше, чем одну страницу. Еще слишком мало, чтобы судить о самом произведении. Но уже прочитанных страниц мне хватило, чтобы во мне разразилась не то чтобы буря, а сильный ветер размышлений.

Книга предваряется предисловием, написанным в годы «развитого социализма», автором которого является маститый советский литературовед Борис Сучков. Написано все очень добротно, я бы даже сказал грандиозно добротно. Читаешь и умиляешься – вот как все просто и понятно.

Но по мере чтения я стал задаваться тем же вопросом, что и автор нашего учебника по «Метафизической войне» С.Е. Кургинян, после приведения энциклопедических определений разделов человеческого опыта. Определения взяты из БСЭ и потому опять же грандиозно добротны.

Приведя их, Кургинян вопрошает: «Я спрашиваю тебя, читатель – чего тут нет?».

Вот и я читаю и все больше вижу что, несмотря на всю грандиозность, чего-то очень важного не хватает. Не хватает того же самого, что не увидел в цитатах из БСЭ Кургинян. Вот его ответ: «Почему тут отсутствует фундаментальная драматизация и трагедизация?». И не удивительно, что эта нехватка так роднит разные, казалось бы, тексты. Подходы были общими.

Теперь о том, что прочитано уже в романе. Я второй раз взялся его читать.

И когда в ответ на мои отзывы на «Волшебную гору» мои читатели и товарищи советовали прочитать «Иосифа…» и спрашивали – отчего еще не прочитал, я не знал что ответить, так как позабыл о первом заходе.

Начав читать, я сразу же понял причины, которые заставили меня ранее отложить этот объемный труд Томаса Манна. И это причина опять же объединяет мою неудовлетворенность предисловием Сучкова и первыми главами Манна. Видите ли, вот в чем дело.

Сучков совершенно справедливо замечает, что Манн использую «миф» – Библию – создал художественное произведение. То есть библейский сюжет послужил толчком к созданию художественного образа. Иначе говоря, Манн попытался вложить в старый «миф» новые смыслы. И вот эта попытка меня останавливала ранее.

На мой взгляд, тут выбора-то особо нет. Если ты берешь миф за основу, то ты не можешь отторгнуть его сущностное содержание. Содержание сюжета в Библии об Иосифе неразрывно связано со всей цепочкой: от его прадеда Авраама до отца Иакова. На самом деле она идет дальше, до Адама, но такое выделение ее части все же допустимо.

Как можно отделить Иосифа от Иакова, нареченного Богом Израилем, за борьбу с ангелом? От видения Иаковом Лестницы в пустыне? От его приобретения благословения обманным путем вместо старшего брата Исава? Ведь именно этот благочестивый обман и определил судьба Иакова, а стало быть, и Иосифа.

А что в сердцевине всех этих историй?

В свою очередь отделить благословившего Иакова Исаака никак не отделить от несостоявшегося жертвоприношения его со стороны Авраама. От самого Авраама познавшего Бога и нареченного «другом Божиим».

От его скитаний и духовного поиска, в котором он и снискал эту великую Дружбу. От явления к нему Святой Троицы. И еще много чего.

А если учесть что, по мнению библиистов, Авраам застал живыми если не сыновей Ноя, то его внуков, эта цепочка тянется еще в допотопные времена. А что было стержнем подвига Авраама?

Манн это понимает и перерабатывает историю ветхозаветных праведников и праотцев Иосифа. Перерабатывает кардинально, удаляя от туда тоже самое, что удалили авторы статей из БСЭ – драматизм и трагедию.

Ведь суть личных драм и исторической трагичности Ветхого Завета составляли отношения Человека и Бога. Именно эта драмы и трагедия богооставленности определила судьбы всех ветхозаветных образов.

Все вытекает из этого и все этим определяется. В том числе и судьба Иосифа.

Зачем это сделал Томас Манн – великий мыслитель и писатель – я узнаю из романа. Что он предлагает взамен этой драме и трагедии отношений Бога и Человека? Манн осторожен. Приведенную в первых главах гностическую историю «романа» Души, материи и Духа он делает анонимной.

То ли сам Иосиф имеет в душе и разуме такую модель отношений с Высшими Смыслами. И она стала следствием участия Иосифа в означенной выше цепочке хранения истинного знания о Боге. То ли это рассказы его раба Елиезера. Не ясно. Ясно только одно, что этот роман совершенно не связан с библейской драмой отношений Человека и Бога.

Более того, эта модель антагонистична библейской. А стало быть, новый миф.

В свое время мне довелось читать всякого рода критические сочинения на тему историзма личности Христа. Или авторов, которые признавая Его историчность, всячески пытались показать, что Евангельский образ Христа Спасителя – позднейший миф, возникший вопреки исторической правде о Христе.

Для меня подобная критика несостоятельна по ряду обстоятельств. Одним из них является чисто логический мухлеж. Все эти споры вокруг образа или Личности Христа были бы не возможны, без признания величайшей Его роли в истории Человечества.

Иначе, зачем вообще обсуждать Его образ или Личность?

И если ты, обсуждая это, говоришь, что все это миф, то – пожалуйста! Этот твой выбор. Но признавая величие и масштабность мифа, а так же образа на котором он держится, ты не можешь отрывать образ от мифа, миф от его содержания и, стало быть, образ от содержания мифа.

То есть мифический (прости Господи) Христос – Сын Божий и Спаситель мира, и не как иначе. Не компиляция чего-то там бывшего до рождения этого мифа, и уж тем более бывшего после него.

А раз этот миф коренным образом и со скоростью взрыва – за каких-то несколько веков, на фоне тысячелетий архаичной статики – изменил ход Истории, то это уже больше, чем миф. И образ, на котором держится это большее чем миф, естественно гораздо большее, чем просто Образ.

Что именно – не столь важно. Но уже не просто миф. То есть мы пришли к отрицанию первоначального тезиса.

Если же ты, признавая историчность Христа, наделяешь мифологичностью все что было сделано именем Его, то допускаешь эту же ошибку.

Как можно оторвать личность от плодов исторической деятельности этой личности? И опять же расстояние между жизнью Христа и историческими последствиями этой жизни чрезвычайно близки.

Не века и даже не десятилетия. А сразу же за Его смертью следует появление Его Церкви.

Я все это привел не для начала спора. А для иллюстрации, что отрыв мифа от его содержания, или результатов жизни от личности – это нонсенс. И его сотворить можно только ради создания некого костыля для своей позиции.

Авторы статей из БСЭ и Б. Сучков сделали это с марксизмом, выбросив из него весь драматизм и трагичность истории Человечества.

Вы спросите – причем тут литературовед Борис Сучков, написавший предисловие к роману Томаса Манна «Иосиф и его братья»? Я роман еще не прочитал и не могу сказать, что он напрочь лишен драматизма, являющегося стержнем ветхозаветного «мифа».  Но Сучков в своем предисловии ни слова не говорит об этом драматизме.

Он, как и авторы статей БСЭ кастрирует миф, легший в основу романа. Если эта трагедия и драма в романе есть, то явным образом. Если их там нет, то – косвенным, не желая указать на это отсутствие.

Роман мне еще предстоит прочесть. Уже ясно, что про сопоставление с Ветхим Заветом мне можно забыть. Пока не знаю, повод дли это для сожаления или любопытства. Все прочитанное мной до Иосифа у Манна мне более чем понравилось.

Читайте также:  Краткое содержание маркес осень патриарха точный пересказ сюжета за 5 минут

Я написал все это, потому что мне важно в начале моего странствия по лабиринтам времени в его бездонном колодце зафиксировать ракурс, точку зрения и восприятия все, что я увижу, прочту, почувствую. Ради этого я отложил все свои срочнейший дела, и спешу, теперь выговорившись, к ним вернуться.

Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники

Источник: https://teterevv.livejournal.com/869127.html

Лаборатория Фантастики

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Miya_Mu, 27 сентября 2012 г.

Не то, чтобы этому роману нужны были отзывы и не то, чтобы отзывы были нужны тем, кто взял на себя труд читать Манна. Труд в данном контексте уместное слово, поскольку в длинейших фразах автора, иногда занимающих до полновесной страницы и больше, без известного усилия не поймать ускользающую мысль.

Тем не менее, роман этот настолько велик и грандиозен, что несправедливо оставлять его с одной-единственной рецензией. Признаться, писать мне о нем сложнее, чем даже о Улиссе Джойса, хотя люблю я их практически одинаково. Простите мне, что рецензия не будет последовательной и ясной, ладно?

Первое, — не по важности, а по простоте изложения, — это известнейший роман по библейской тематике. По историям Ветхого Завета, если быть точнее. Фактически, это монументальный труд по превращению библейских историй в движущуюся картину.

Знать Ветхий завет культурному человеку необходимо также, как греческие мифы, но если для последних у всех у нас был Кун, то с библейскими мотивами простым их перессказом не обойтись. Хоть это и не единственный роман на заданую тему, но, безусловно, наиболее известный, — и наиболее, я бы сказала, роскошный.

Атмосферность поистину волшебная, — не в человеческих, казалось бы, силах, воссоздать деталь за деталью мир, который давно занесен временем.

Введение, в котором история сравнивается с бездонным колодцем, полным таинственных завес, уже записано на золотых скрижалях вечности, — ничего глубже и правдивей про историю сказать невозможно.

В этом месте начинается во-вторых. Во-вторых, весь роман является введением в философию антропологии, в монотеистическую теологию и одновременно мягким подталкиванием к свободному созерцанию универсума.

Философия наиглубочайшая и классическая вставлена в форме таких забавных сцен, что, пока прочтешь весь огромный объем романа, самообучаешься смотреть на любой философский концепт с разных позиций, и так и этак.

Волшебство, полное волшебство, но Манн сумел создать такой текст, который открывает твой разум и одновременно снабжает информацией; сумел так очертить историю мира, что за читателем остается полное право переписать ее по-своему.

В-третьих, разумеется, это удивительная читабельность текста, несмотря на длиные периоды, пространные рассуждения, страничные описания деталей. Тем не менее наслаждаешься ведь, читаешь ведь, как дышишь.

Главное же, что «Иосиф и братья» может стать тайной дверью в целый литературный пласт, вскрыв заблокированный до определенной поры участок сознания и активизировав его. Больше, чем книга, больше, чем события, — золотые копи, над которыми имеет смысл провести даже больше времени, чем это обычно принято у книгочеев.

Avex, 11 ноября 2015 г.

Заинтересует немногих. Но большая доля вероятности, что этим немногим книга понравится, особенно если ими окажутся люди в возрасте, превышающем возраст Иосифа в заключительном романе (а это 27 лет).

Конечно, при желании можно найти претензии:

– холодный, сконструированный роман, идущий скорее не от сердца, а от разума

– события, занимающие несколько строк Библии, растянуты на сотни страниц

– речи красивые, но неестественные (к примеру, не по годам зрелые философические беседы ведёт маленький Вениамин, лексикон часто не соответствуют социальному положению), долгие разговоры скорее правило, чем исключение: персонажи изъясняются так длинно, неспешно и многословно, словно впереди у них целая вечность, и если даже упоминается, что разговор будет краток, длится он не менее, чем несколько страниц бесконечных казалось бы монологов, когда собеседники не слышат друг друга и витают в собственных эмпиреях, — а потому запаситесь временем для неспешного прочтения плотного концентрированного текста, в котором действия почти нет, зато имеется очень много длиннейших и обстоятельных рассуждений и отступлений, зачастую даже не на одну страницу мелким кеглем, написанных посредством затейливых конструкций и длинных сложноподчинённых предложений, когда к концу рискуешь совсем потерять нить рассуждений.

– кого-то может смутить религиозный пафос или эротичность некоторых сцен (порой провокационная), даже антисемитизм, представляющий Иосифа и его семейство не с самой приглядной стороны: родственники Иосифа постоянно обманывают, жульничают, не гнушаются кражами, и наконец, продают в рабство собственного брата… Сам Иосиф в детстве — красивый, но пустоголовый болтун, совершенно не думающий о последствиях, который обожает наряжаться в мамино платье. После предательства братьями — типичный карьерист, прибирающий к рукам часть доверенных богатств. Он льстит, подлаживается, не брезгует интригами и окольными путями, принимает подарки (т.е. попросту берёт взятки), зная свою значимость для отца, не подаёт о себе никаких вестей, хотя имеет для этого возможности, и вдобавок, отказывает в сексе не такой уж отвратной, судя по всему, женщине — и всё это образец для подражания?

Найти претензии можно, но не хочется: это и в самом деле увлекательное чтение для ума и сердца, быть может, не самое простое, но яркое и завораживающее, достойное перечитывания и поднимающее вопросы морали и нравственности, не столько сюжетно- событийное, сколько философское; чтение явно не на один день, и скорее не для чтения в городском транспорте, хотя и поощряющее урывочность чтения, чтобы было время осмыслить прочитанное.

Если опасаетесь браться за серьёзные вещи, можете представить, будто читаете исторический роман или фэнтези.

Какие черты фэнтези?

– Атлантида и Лемурия? упоминаются, как не столь уж отдалённое прошлое.

– дворцовые интриги? есть.

– квест, новые незнакомые земли? в наличии.

путешествие каравана выкупивших Иосифа купцов преподносится точь в точь как в фэнтезийной одиссее; крепость Зел заради эффектности украшают светящиеся рельефы, изображения грифонов и змей

– божественные силы, ангелы? есть. и не только в снах: как вполне реальные силы, наблюдающие за происходящим. к примеру, таинственный проводник купеческого каравана

– исполнение пророчеств, толкование вещих снов? — есть, как во всякой уважающей себя фэнтези

к слову, здесь подчёркивается божественность верховной власти, поскольку вещие сны снятся именно фараону, а Иосиф — только толкователь.

правда, вещесть снов подвергается позже сомнению — семёрка постепенно превращаются в 5 лет, некоторые тучные годы показаны позже как вполне заурядные, некоторые неурожайные как не совсем уж худые, и в целом, всё сводится к обычному стечению обстоятельств, которые позволили фараону, с подначки своего эконома Иосифа, разорить знать и закабалить собственный египетский народ.

– если вам и этого недостаточно, встретите даже упоминание «роботов-земледельцев» 🙂

Вопреки названию, сначала речь пойдёт не об Иосифе и даже не о его братьях, хотя и они промелькнут на страницах первого романа, а про их отца Иакова — долго и обстоятельно рассказывается о перипетиях его жизни, предшествующих появлению на свет Иосифа, о взрослении, скитаниях и обстоятельствах нескольких женитьб, рождении старших сыновей, прежде чем наконец перейти к тому, из-за чего всё собственно и затевалось. Иные на его месте написали бы нового «Графа Монте-Кристо» или какую другую историю тайной мести, а у Т. Манна получилась философская притча о возвышении и падении — правда, почти никогда до самого дна преисподней Шеола — поскольку Господь не оставляет возлюбленных своих чад, а только испытывает их на прочность.

Одна из наиболее эффектных сцен романа —

Спойлер (раскрытие сюжета)
вечеринка у Мут-эм-энет — очень кинематографична, живо рисуется в воображении в сопровождении тихой музыки, сменяющейся вдруг полной тишиной, когда приглашенные, заметив, кто им прислуживает в качестве виночерпия, начинают резаться о наточенные по специальному приказу столовые приборы: поистине кровавое пиршество.

Заключительный роман самый слабый в эпопее — то ли сказалась усталость, то ли сыграла свою роль политическая ситуация: приходилось писать на чужбине, в разгар войны, развязанной соотечественниками автора, для которых в первую очередь и создавался этот роман.

Резюмирую: мощный, величественный и неспешный вневременной текст, словно бы проступающий из тьмы веков. Такие книги попадаются не каждый день, и потому читать их хочется долго и не спеша, наслаждаясь каждой фразой, каждой отточенной мыслью, погружаясь в те далёкие-предалёкие времена, когда библейские пророки, Лемурия и Атлантида были не такой уж глубокой древностью.

Советую попробовать.

Mark Nialmar, 22 февраля 2012 г.

Прекрасное?

Великолепное?

Нет, это нечто большее. Произведение, в котором древность обретает душу. Произведение , в котором вы увидите Иосифа, Иакова, Рахиль.

Не просто увидите, нет, они будут жить перед вами и восхищать ваше сердце.

________________________________________________________________________________________________________________________

Читайте, и не пожалеете.

mr_logika, 19 августа 2016 г.

«Прошлое — это колодец глубины несказанной. Не вернее ли будет назвать его просто бездонным?»

Т. Манн «Иосиф и его братья».

«Иосиф и его братья» — роман миф, т.е. что-то близкое к жанру фэнтези. В то же время это одно из величайших произведений мировой литературы, стоящее в одном ряду с такими шедеврами как «Божественная комедия», «Война и мир», «Фауст», «Дон Кихот». Манну блестяще удалось реализовать неосуществлённый замысел Гёте, создав вещь равновеликую первоисточнику.

Но эту книгу можно рассматривать не только как художественное произведение, но и как подробный комментарий к первой книге Моисея «Бытие», не идущий ни в какое сравнение с любым из существующих т. н. «научных» комментариев. Для такого заключения не надо даже читать эти тома, написанные богословами разных государств и времён в основном для своих коллег.

Очевидно, что художественный комментарий всегда будет сильнее и, главное, доходчивее для обычных людей, чем научный, при условии, конечно, что речь идёт о гуманитарной теме. Пусть в роман не вошло очень многое из Завета, но самое основное в нём отражено — история рода Авраамова, история появления двенадцати колен израилевых, история Иосифа.

Первая книга Моисея довольно легко читается, но от чтения романа читатель может получить исключительное удовольствие, как, например, от неторопливого поглощения какой-либо изысканной и очень вкусной еды. В романе, как и в Библии, можно можно найти всё человеческое, и я немецкий бы выучил только за то, что им был написан Иосиф.

Завидуя читателям оригинала, мы должны понимать, что возможностью иметь на своей книжной полке это сокровище мы обязаны таланту выдающегося филолога и переводчика Соломона Константиновича Апта*, чей труд привёл к появлению этой вершины художественного перевода. Читаем-то мы в сущности Апта, а не Манна. Моё мнение об этом романе только укрепилось после второго прочтения через несколько лет.

Недаром СКА был избран членом-корреспондентом Германской Академии литературы и языка. По моему это единственное в мировой литературе произведение, которое по силе воздействия на читателя может сравниться с воздействием на него, как на зрителя, великих полотен мастеров Возрождения, посвящённых этой тематике.

Роман издан без иллюстраций (у меня двухтомник 1968 года), но Ветхий Завет (тоже в 2-х томах) содержит около 145 иллюстраций, в основном цветных и 25 из них очень хорошо дополняют написанное Т. Манном. Так что, уважаемые читатели, не забывайте о живописи, перелистывая эту книгу.

Источник: http://fantlab.ru/work290830

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector