Краткое содержание мериме венера илльская точный пересказ сюжета за 5 минут

Венера Илльская

Краткое содержание Мериме Венера Илльская точный пересказ сюжета за 5 минут

Рассказчик по просьбе господина де П. отправляется в каталонский городок Илль. Он должен осмотреть все древние памятники в округе, которые укажет местный любитель старины господин де Пейрорад.

По дороге рассказчик узнаёт от своего проводника, что в саду господина де Пейрорада выкопали медный идол языческой богини.

Местные уже прозвали статую «злой»: когда её поднимали, она завалилась и переломила ногу Жану Колю.

Де Пейрорады радушно встречают гостя. Их сын Альфонс же молчалив, приехавший ему интересен только как парижанин, столичный человек. Альфонс нелепо выглядит, одетый по последней моде, у него руки крестьянина в рукавах денди. Он скоро женится на богатой девушке, живущей по соседству в Пюигариге.

Господин де Пейрорад начинает нахваливать свою «Венеру Тур», встречая осуждение жены: «Хороший шедевр сама она сотворила! Сломать человеку ногу!» Де Пейрорад отвечает: «Кто не был ранен Венерой?» Рассказчик собирается спать. Из окна своей комнаты он видит стоящую в саду статую. Мимо проходят двое местных и начинают бранить её.

Один из них берёт камень и запускает в Венеру, но тут же хватается за голову: «Она швырнула в меня камень обратно!»

На утро парижанин с господином де Пейрорадом отправляются осматривать Венеру. Хозяин просит рассказчика помочь ему с переводом надписей на статуе. Невозможно представить себе что-либо более совершенное, чем тело этой Венеры, но на её прекрасном лице читается презрение и жестокость. Надпись на цоколе гласит: «CAVE AMANTEM» («Берегись любящей»). Вторая надпись вырезана на предплечье:

Господин де Пейрорад считает, что Венера родом из некогда финикийской деревни Бультернера (исковерканное «Turbulnera») неподалёку и рассуждает о возможной этимологии этого слова, связанной с богом Ваалом. Он предлагает перевод: «Венере Бультернерской Мирон посвящает, по её велению, эту статую, сделанную им».

Мужчины замечают на груди и пальцах Венеры белые пятнышки от камней. Гость рассказывает, что видел прошлой ночью. После завтрака он остаётся на конюшне с Альфонсом, которого занимает только приданое своей невесты мадемуазель де Пюигариг. Он хочет подарить ей перстень с брильянтами в форме двух сплетённых рук и гравировкой «sempr’ab ti» («навеки с тобой»).

«Носить тысячу двести франков на пальце всякому лестно!»

Продолжение после рекламы:

Де Пейрорады и их гость обедают у невесты. Парижанин находит, что грубый Альфонс не достоин прелестной мадемуазель де Пюигариг, так похожей на богиню любви. Свадьба завтра, в пятницу — день Венеры. Альфонс с утра выходит играть в мяч с испанцами. Перстень мешает ему. Альфонс оставляет украшение на пальце Венеры и выигрывает. Побеждённый испанец грозит ему расплатой.

Герои выезжают в Пюигариг, жених вспоминает, что забыл перстень. Но послать за ним некого, и молодая получает кольцо модистки, с которой Альфонс развлекался в Париже. Свадьба на ужин возвращается в Илль. Новобрачный, куда-то исчезавший на минутку перед тем, как сесть за стол, бледен и странно серьёзен.

Подвязку невесты по традиции разрезают, господин де Пейрорад поёт только что сочинённые стихи о двух Венерах перед ним: римской и каталонской. После ужина Альфонс в ужасе рассказывает парижанину: Венера загнула палец, кольцо не вернуть. Он просит гостя посмотреть, но тот не хочет идти под дождь и поднимается к себе.

В коридоре слышатся шаги — невесту ведут на брачное ложе. Рассказчик снова жалеет бедную девушку и пытается уснуть.

Ранним утром в доме поднимается крик. Альфонс лежит мёртвый в сломанной постели, а на диване в судорогах бьётся его жена. Лицо молодого выражает страшные страдания. На его теле синяки словно его сдавливали обручем. Рядом лежит его перстень с бриллиантами. Королевскому прокурору удаётся допросить вдову Альфонса.

Ночью она лежала под одеялом, как кто-то чужой и холодный сел на кровать. В спальню зашёл Альфонс со словами: «Здравствуй, жёнушка», и тут же прозвучал его крик. Де Пюигариг всё же повернула голову и увидела Венеру, душащую в объятиях её мужа.

Испанец, игравший с Альфонсом в мяч, непричастен, а слуга, последним видевший в живых новобрачного, утверждает, что кольца на нём не было.

Парижанин уезжает из Илля. Его в слезах провожает господин де Пейрорад. Он умрёт через несколько месяцев после сына. Венеру Илльскую по приказу госпожи де Пейрорад переплавляют на церковный колокол, но и в таком виде она продолжает вредить людям: с тех пор, как в Илле звонит новый колокол, виноградники уже два раза пострадали от мороза.

Пересказала Ада Домбровская.

Источник: https://briefly.ru/merime/venera_illskaia/

Краткое содержание Венера Илльская Мериме

Русская литература > Краткие содержания > Краткое содержание Венера Илльская Мериме

Рассказчик по просьбе господина де П. отправляется в каталонский городок Илль. Он должен осмотреть все древние памятники в округе, которые укажет местный любитель старины господин де Пейрорад.

По дороге рассказчик узнает от своего проводника, что в саду господина де Пейрорада выкопали медный идол языческой богини.

Местные уже прозвали статую “злой”: когда ее поднимали, она завалилась и переломила ногу Жану Колю.

Де Пейрорады радушно встречают гостя. Их сын Альфонс же молчалив, приехавший ему интересен только как парижанин, столичный человек. Альфонс нелепо выглядит, одетый по последней моде, у него руки крестьянина в рукавах денди. Он скоро женится на богатой девушке, живущей по соседству в Пюигариге.

Господин де Пейрорад начинает нахваливать свою “Венеру Тур”, встречая осуждение жены: “Хороший шедевр сама она сотворила! Сломать человеку ногу!” Де Пейрорад отвечает: “Кто не был ранен Венерой?” Рассказчик собирается спать. Из окна своей комнаты он видит стоящую в саду статую. Мимо проходят двое местных и начинают бранить ее.

Один из них берет камень и запускает в Венеру, но тут же хватается за голову: “Она швырнула в меня камень обратно!”

На утро парижанин с господином де Пейрорадом отправляются осматривать Венеру. Хозяин просит рассказчика помочь ему с переводом надписей на статуе. Невозможно

представить себе что-либо более совершенное, чем тело этой Венеры, но на ее прекрасном лице читается презрение и жестокость. Надпись на цоколе гласит: “CAVE AMANTEM” (“Берегись любящей”). Вторая надпись вырезана на предплечье:

VENERI TURBUL… EUTYCHES MYRO

IMPERIO FECIT

Господин де Пейрорад считает, что Венера родом из некогда финикийской деревни Бультернера (исковерканное “Turbulnera”) неподалеку и рассуждает о возможной этимологии этого слова, связанной с богом Ваалом. Он предлагает перевод: “Венере Бультернерской Мирон посвящает, по ее велению, эту статую, сделанную им”.

Мужчины замечают на груди и пальцах Венеры белые пятнышки от камней. Гость рассказывает, что видел прошлой ночью. После завтрака он остается на конюшне с Альфонсом, которого занимает только приданое своей невесты мадемуазель де Пюигариг. Он хочет подарить ей перстень с брильянтами в форме двух сплетенных рук и гравировкой “sempr’ab ti” (“навеки с тобой”).

“Носить тысячу двести франков на пальце всякому лестно!”

Де Пейрорады и их гость обедают у невесты. Парижанин находит, что грубый Альфонс не достоин прелестной мадемуазель де Пюигариг, так похожей на богиню любви. Свадьба завтра, в пятницу – день Венеры. Альфонс с утра выходит играть в мяч с испанцами. Перстень мешает ему. Альфонс оставляет украшение на пальце Венеры и выигрывает. Побежденный испанец грозит ему расплатой.

Герои выезжают в Пюигариг, жених вспоминает, что забыл перстень. Но послать за ним некого, и молодая получает кольцо модистки, с которой Альфонс развлекался в Париже. Свадьба на ужин возвращается в Илль. Новобрачный, куда-то исчезавший на минутку перед тем, как сесть за стол, бледен и странно серьезен.

Подвязку невесты по традиции разрезают, господин де Пейрорад поет только что сочиненные стихи о двух Венерах перед ним: римской и каталонской. После ужина Альфонс в ужасе рассказывает парижанину: Венера загнула палец, кольцо не вернуть. Он просит гостя посмотреть, но тот не хочет идти под дождь и поднимается к себе.

В коридоре слышатся шаги – невесту ведут на брачное ложе. Рассказчик снова жалеет бедную девушку и пытается уснуть.

Ранним утром в доме поднимается крик. Альфонс лежит мертвый в сломанной постели, а на диване в судорогах бьется его жена. Лицо молодого выражает страшные страдания. На его теле синяки словно его сдавливали обручем. Рядом лежит его перстень с бриллиантами. Королевскому прокурору удается допросить вдову Альфонса.

Ночью она лежала под одеялом, как кто-то чужой и холодный сел на кровать. В спальню зашел Альфонс со словами: “Здравствуй, женушка”, и тут же прозвучал его крик. Де Пюигариг все же повернула голову и увидела Венеру, душащую в объятиях ее мужа.

Испанец, игравший с Альфонсом в мяч, непричастен, а слуга, последним видевший в живых новобрачного, утверждает, что кольца на нем не было.

Парижанин уезжает из Илля. Его в слезах провожает господин де Пейрорад. Он умрет через несколько месяцев после сына. Венеру Илльскую по приказу госпожи де Пейрорад переплавляют на церковный колокол, но и в таком виде она продолжает вредить людям: с тех пор, как в Илле звонит новый колокол, виноградники уже два раза пострадали от мороза. Пересказала Ада Домбровская

Вариант 2

Выкопанный из земли идол богини, отлитый из меди, местные жители считают приносящей несчастье. Любитель старины приезжает тоже не нее посмотреть. Хозяева Пейрорад радушно встречают парижского гостя, тем более такого известного, накануне свадьбы их сына Альфонса. Альфонс был грубым крестьянином разодетым как Денди.

И думал лишь о том, как удачно он женится на богатом приданом. Гостя ведут осмотреть богиню и он видит, как местные проклиная, бросают в нее камни. Один из них попадает и сразу хватается за рану на голове. Камень отскочил и вернулся к бросившему его. Гость осматривает статую и видит на ней надпись в переводе означающей Берегись любящей.

Он решает, что идол Венеры из финикийской деревни.

Утром Альфонс, играя с испанцами в мяч, оставил брильянтовый перстень в виде сплетенных рук, на пальце у статуи. Он очень мешал ему в игре. Обрадованный победой, Альфонс уезжает в Пюигариг и забывает кольцо на статуи. Сегодня его свадьба и он хотел подарить его своей жене, но никого не смог найти, кто бы привез кольцо, оставленное на статуе.

Его жена в подарок получает простое колечко, приготовленное для модистки, с которой у Альфонса был роман в Париже. Когда после венчания все гости вернулись в дом жениха он сам ненадолго исчезает. Альфонс вернулся бледным от страха и рассказал парижанину, что не смог забрать кольцо со статуи, так как она загнула пальцы.

Парижанин не идет смотреть так ли это из-за проливного дождя.

Утром Альфонса находят в сломанной кровати мертвым, а рядом с ним лежала его молодая жена. Она жива, но бьется в конвульсиях. Когда вдова приходит в себя, то дает свои показания королевскому прокурору.

Она сообщила, что после того, как ее оставили в комнате на брачном ложе, то она почувствовала, что кто-то очень холодный присел на кровать и вскоре зашел ее муж Альфонс. Он закричал, так как его душила в объятиях статуя Венера.

Вскоре в комнате обнаружили то самое кольцо с брильянтами, которое Альфонс оставил на пальце статуи. Внутри кольца была гравировка “Вместе навсегда”.

После смерти сына умер и его отец. Отчаявшись, госпожа Пейрорад приказала переплавить Венеру на церковный колокол. Но и в переплавленном виде Венера не перестает вредить людям. Каждый раз, как звонит церковный колокол, в деревне начинается засуха.

(Пока оценок нет)
Loading…Краткое содержание Венера Илльская Мериме

Читайте также:  Краткое содержание дефо робинзон крузо точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-venera-illskaya-merime/

Краткое содержание: Венера Илльская

Действие этой новеллы начинается с того, что нашему рассказчику пришлось выехать в небольшой каталонский город Илль, о чем его попросил некий господин.

Цель этой поездки состояла в том, чтобы осмотреть местные памятники, а также достопримечательности городка и окружающих его окрестностей, в частности те, на которые должен был указать де Пейрорад — господин, являющийся местным любителем всего древнего.

Во время пути рассказчику становится известно о том, что в саду у самого де Пейрорада была найдена языческая богиня, точнее — ее статуя или идол, если можно так выразиться.

Кроме всего прочего, проводник сопровождающий нашего героя, поведал ему о том, что эту статую местные жители уже прозвали злой, поскольку во время ее подъема, она не только свалилась, но и сломала ногу некоему Жану Колю.После того, как гость добрался до дома де Пейрорада, он был приветливо встречен хозяином.

Его сын, которого звали Альфонсом, был молчаливым и немного угрюмым молодым человеком. Сам его наряд был немного нелепым: руки, мощные и привыкшие к тяжелой работе, не вписывались в костюм, сшитый по самой последней моде.

Кроме всего прочего, гость скоро становятся в курсе всех местных новостей, которыми так щедро делится де Пейрорад, а главная из них: скорая женитьба его сына на богатой и хорошенькой девушке, живущей где-то по соседству, в городке Пюигариге. После того, как гость отобедал, хозяин начинает расхваливать найденный им шедевр, который он уже назвал «Венерой Тур».

Его жена, услышав эти хвальбы своего супруга, начинает ворчать и замечает, что статуя, уже успела сотворить свой шедевр, имея в виду, сломанную ногу Жана. Но де Пейрорад отмахивается от нее и иронично замечает о том, что многие в этом мире пострадали от Венеры.

Уставший после дороги рассказчик собирается лечь спать, а когда приходит в отведенную для него комнату, то в окно, выходящее в сад, видит стоящую статую. Рассматривая Венеру, рассказчик неожиданно замечает, как мимо проходит два местных парня и начинают бранить ее.

Подойдя ближе, один из них берет камень и кидает в Венеру Тур, однако в туже секунду вскрикивает от боли, после чего говорит своему спутнику о том, что она отбросила камень обратно в него.Наступившим утром, парижский гость вместе со своим гостеприимным хозяином идут осмотреть находку. Во время осмотра, де Пейрорад просит помочь с переводом надписей, найденных на Венере.

Сама статуя прекрасна: тело Венеры олицетворяло сама совершенство, однако лицо было жестоким и немного надменным. Первая надпись, «CAVE AMANTEM», была расположена на цоколе и переводилась, как «Берегись любящий». Вторая, была высечена на предплечье: «VENERI TURBUL… EUTYCHES MYRO IMPERIO FECIT».

Осмотрев надписи и саму Венеру, парижский гость предположил, что она была из финикийской деревни, которая называлась Бультернера и расположена была где-то не очень далеко. Прослеживая этимологию слов, гость также предлагает свой вариант перевода надписи, который звучит примерно следующим образом: «Венере Бультернерской Мирон посвящает, по её велению, эту статую, сделанную им».

После осмотра гость и его хозяин едут завтракать, по окончанию которого, парижанин идет на конюшню вместе с Альфонсом. Молодой человек думает только о предстоящей помолвке и приданом его невесты.

Он делится с гостем о том, что желает подарить своей избраннице перстень, который будет иметь форму двух переплетенных рук, а также на нем будет сделана гравировка, которая будет гласить на веке любимой, или, что-то в этом роде. Он замечает, что стоимость этого подарка составит тысячу двести франков — а это лестно носить на пальце любому человеку.

Наступает время обеда, и вся семья Пейрорада, вместе со своим гостем, отправляются к невесте Альфонса. Наблюдая за прелестной и нежной мадмуазель, парижский господин про себя отмечает, что сын де Пейрорада, в своей необразованности, грубости и невежестве, не составит хорошую пару девушке, которую можно сравнить с самой богиней любви и красоты.

Однако свадьба состоится уже завтра — в наступающую пятницу, и именно этот день является днем Венеры.Наступает утро пятницы. Альфонс отправляется поиграть с испанцем в мяч. Во время игры молодой человек чувствует, что ему мешает кольцо, которое он собирался подарить своей будущей жене во время свадьбы и одел на свой палец.

Он, недолго думая, снимает его и надевает на палец статуе. После игра продолжается и Альфонс побеждает. Испанец зол и говорит, что еще посчитается с победителем. После игры, Альфонс вместе с семьей и парижским гостем, уезжают в Пюигариг.

Молодой человек, перед тем как выехать из дома, забывает снять кольцо, и вспоминает об этом только когда отъехали от дома на значительное расстояние, а потому не возвращается за ним. Когда свадьба уже подходит к своему завершению, все приезжают обратно в Илль. Новоявленный муж после возвращения убегает куда-то ненадолго, но быстро вернувшись, выглядит испуганным.

После ужина он говорит парижскому гостю, что Венера не хочет отдавать кольцо, она загнула палец и снять теперь его невозможно. Он зовет своего гостя взглянуть на это, но тот отказывается: на улице начинается дождь и выходить в темноте, не очень-то хочется. Гость возвращается к себе в спальню и слышит, как невеста идет к своему жениху разделить с ним первую брачную ночь.Утром весь дом просыпается от истошного крика в коридоре. Когда рассказчик выходит из своей спальни, то узнает, что Альфонс найден мертвым у себя в комнате. Зайдя к нему, он увидел страшную картину: постель была сломана, сам юноша был весь в синяках, а на лице его застыло выражения ужаса и страдания. На диване в истерике билась молодая жена покойного Альфонса. Гость замечает, что на полу рядом с трупом валяется перстень, который тот готовился подарить невесте, но так и не смог снять с пальца статуи. Прибывший королевский прокурор провел расследование и смог выяснить, что испанец был не виновен. Когда вдова смогла прийти в себя, он допросил ее. Девушка рассказала, что ночью она лежала в постели и почувствовала, как кто-то тяжелый сел на кровать рядом. В это время в спальню зашел Альфонс и только начал говорить со своей невестой, как тут же вскрикнул. Испуганная девушка пересилила себя и оглянулась: она смогла разглядеть, как статуя Венеры обхватила молодого человека и стала душить его в своих объятия, после чего, невеста Альфонса, увидев эту картину, тут же лишилась чувств. Когда допросили слуг, то один из них — тот, который последним видел Альфонса, сказал, что молодой хозяин, когда уходил в спальню, был без кольца.

После случившегося наш рассказчик едет обратно в Париж. Господин де Пейрорад провожал его в слезах, а вскоре умер сам, так и не сумев пережить потери своего сына.

Госпожа де Пейрорад, после смерти своего супруга, приказала статую переплавить в церковный колокол.

Однако и в таком виде Венера Илльская продолжает строить козни — после того как начал звучать новый колокол, в Илле уже два раза замерз урожай винограда.

Краткое содержание новеллы «Венера Илльская» пересказала Осипова А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Венера Илльская». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: http://biblioman.org/shortworks/merime/venera-illskaja

Проспер Мериме — Венера Илльская

Проспер Мериме

Венера Илльская[1]

«Да будет милостива и благосклонна статуя, — воскликнул я, — будучи столь мужественной!»

Лукиан. Любитель врак.[2]

Я спускался с последних предгорий Канигу[3] и, хотя солнце уже село, различал на равнине перед собою домики маленького городка Илля, куда я направлялся.

— Вы, наверное, знаете, — обратился я к каталонцу, служившему мне со вчерашнего дня проводником, — где живет господин Пейрорад?

— Еще бы не знать! — воскликнул он. — Мне его дом известен не хуже моего собственного, и, если бы сейчас не было так темно, я бы его вам показал. Это лучший дом во всем Илле. Да, у господина де Пейрорада есть денежки. А девушка, на которой он женит сына, еще богаче, чем он сам.

— А скоро будет свадьба? — спросил я.

— Совсем скоро. Пожалуй, уж и скрипачей заказали. Может случиться, сегодня, а не то завтра или послезавтра. Свадьбу будут справлять в Пюигариге. Невеста — дочь тамошнего хозяина. Славный будет праздничек!

Меня направил к г-ну де Пейрораду мой друг г-н де П. По его словам, это был большой знаток древностей и человек необычайно услужливый.

Он, конечно, с удовольствием покажет мне все остатки старины на десять миль в окружности. И я рассчитывал на его помощь при осмотре окрестностей Илля, богатых, как мне было известно, античными и средневековыми памятниками.

Но эта свадьба, о которой я услышал сейчас впервые, грозила расстроить все мои планы.

«Я окажусь непрошеным гостем», — подумал я. Но меня уже там ожидали. Г-н де П. предупредил о моем приезде, и мне нельзя было не явиться.

— Держу пари, сударь, на сигарету, — сказал мой проводник, когда мы уже спустились на равнину, — что я угадал, ради чего вы идете к господину де Пейрораду.

— Но это не так уж трудно угадать, — ответил я, давая ему сигару. — В такой поздний час, как теперь, после шести миль перехода через Канигу, первая мысль должна быть об ужине.

— Пожалуй. Ну, а завтра?.. Знаете, я готов об заклад побиться, что вы пришли в Илль, чтобы поглядеть на идола. Я догадался об этом, еще когда увидел, что вы рисуете портреты святых в Серабоне[4].

— Идола! Какого идола?

Это слово возбудило мое любопытство.

— Как! Вам не рассказывали в Перпиньяне, что господин де Пейрорад вырыл из земли идола?

— Вы, верно, хотите сказать — терракотовую статую из глины?

— Как бы не так! Из настоящей меди. Из нее можно бы понаделать немало монет, потому что весом она не уступит церковному колоколу. Нам пришлось-таки покопаться под оливковым деревом, чтобы достать ее.

— Значит, и вы были там, когда ее вырыли?

— Да, сударь. Недели две тому назад господин де Пейрорад велел мне и Жану Колю выкорчевать старое оливковое дерево, замерзшее прошлой зимой, потому что тогда, как вы помните, стояли большие холода.

Так вот, начали мы с ним работать, и вдруг, когда Жан Коль, очень рьяно копавший, ударил разок изо всех сил киркой, я услышал: «бимм», — словно стукнули по колоколу. «Что бы это было такое?» — спросил я себя.

Мы стали копать все глубже и глубже, и вот показалась черная рука, похожая на руку мертвеца, лезущего из земли. Меня разобрал страх. Иду я к господину де Пейрораду и говорю: «Хозяин, там, под оливковым деревом, зарыты мертвецы. Надо бы сбегать за священником». «Какие такие мертвецы?» — говорит он.

Читайте также:  Краткое содержание лесные домишки бианки точный пересказ сюжета за 5 минут

Пришел он на это место и, едва завидел руку, закричал: «Антик! Антик!» Можно было подумать, что он сыскал клад. Засуетился, схватил сам кирку в руки и принялся работать не хуже нас с Жаном.

— И что же вы в конце концов нашли?

— Огромную черную женщину, с позволения сказать, совсем почти голую, из чистой меди. Господин де Пейрорад сказал нам, что это идол времен язычества… времен Карла Великого[5], что ли…

— Понимаю… Это, наверно, бронзовая мадонна из какого-нибудь разрушенного монастыря.

— Мадонна? Ну уж нет!.. Я бы сразу узнал мадонну. Говорят вам, это идол; это видно по выражению ее лица. Уж одно то, как она глядит на вас в упор своими большими белыми глазами… словно сверлит взглядом. Невольно опускаешь глаза, когда смотришь на нее.

— Белые глаза? Должно быть, они вставлены в бронзу. Вероятно, какая-нибудь римская статуя.

— Вот-вот, именно римская. Господин де Пейрорад говорит, что римская. Теперь я вижу: вы тоже человек ученый, как и он.

— Хорошо она сохранилась? Нет отбитых частей?

— О, все в порядке! Она выглядит еще лучше и красивее, чем крашеный гипсовый бюст Луи-Филиппа, что стоит в мэрии. А все-таки лицо этого идола мне не нравится. У него недоброе выражение… да и сама она злая.

— Злая? Что же плохого она вам сделала?

— Мне-то ничего, а вот вы послушайте, что было. Принялись мы вчетвером тащить ее, и господин де Пейрорад, милейший человек, тоже тянул веревку, хотя силы у него не больше, чем у цыпленка.

С большим трудом поставили мы ее на ноги. Я уже взял черепок, чтобы подложить под нее, как вдруг — трах! — она падает всей своей тяжестью навзничь.

«Берегись!» — кричу я, но слишком поздно, потому что Жан Коль не успел убрать свою ногу…

— И статуя ушибла его?

— Переломила начисто ему, бедному, ногу, словно щепку! Ну и разозлился же я, черт побери! Я хотел разбить идола своим заступом, да господин Пейрорад удержал меня.

Он дал денег Жану Колю, а Жан до сих пор лежит в постели, хотя дело было две недели назад, и доктор говорит, что он никогда уже не будет владеть этой ногой, как здоровою. А жаль, потому что он был у нас лучшим бегуном и, после сына господина де Пейрорада, самым ловким игроком в мяч.

Да, господин Альфонс де Пейрорад сильно был огорчен, потому что он любил играть с ним. Приятно было смотреть, как они раз за разом отбивали мячи — паф, паф! — и все с воздуха.

Беседуя таким образом, мы вошли в Илль, и вскоре я предстал перед г-ном де Пейрорадом. Это был маленький, еще очень живой и крепкий старичок, напудренный, с красным носом, с веселым и задорным лицом.

Прежде чем вскрыть письмо г-на де П.

, он усадил меня за уставленный всякими яствами стол, представив меня жене и сыну как выдающегося археолога, долженствующего извлечь Русильон[6] из забвения, в котором он пребывал вследствие равнодушия ученых.

Я ел с наслаждением, ибо ничто так не возбуждает аппетита, как свежий горный воздух, и в то же время рассматривал моих хозяев. Я уже говорил о г-не де Пейрораде; добавлю еще, что он был необыкновенно подвижен. Он говорил, ел, вскакивал, бегал в свою библиотеку, приносил мне книги, показывал гравюры, подливал вина, не мог двух минут посидеть спокойно.

Жена его, особа немного тучная, как все каталонки, которым за сорок, показалась мне истинной провинциалкой, всецело поглощенной хозяйством. Хотя стоявшего на столе было более чем достаточно, чтобы накормить шестерых человек, она побежала на кухню, велела зарезать несколько голубей, нажарить просяных лепешек, открыла несметное количество банок варенья.

В одно мгновение стол оказался весь уставлен блюдами и бутылками, и я, наверное, умер бы от несварения желудка, если бы только отведал всего того, что мне предлагалось. И всякий раз, как я отказывался от какого-нибудь блюда, хозяйка неизменно рассыпалась в извинениях: конечно, в Илле трудно угодить моим вкусам.

В провинции нелегко достать что-нибудь хорошее, а парижане так избалованы!

Источник: https://libking.ru/books/sf-/sf-horror/213432-prosper-merime-venera-illskaya.html

Проспер Мериме

Курс лекций

Французский реализм.

Проспер Мериме (1803-1870).

Писатель не великий, но значительный. Был любителем мистификаций, загадок и розыгрышей. Первая его книга – сборник пьес «Театр Клары Газуль» (1825) – вышел под именем никогда не существовавшей испанской актрисы и писательницы. Открывалась книга её подробной биографией. На обложке красовался её портрет – это был сам Мериме, изображённый с женской причёской, в женском платье.

Далее в 1827 году он выпустил сборник якобы народных южнославянских баллад (сербов, хорватов и т.д.). Это была стилизация самого Мериме (стилизация – произведение, написанное в подражании какому-нибудь стилю, подделка под какой-то стиль). В подлинность баллад поверили многие, в том числе Пушкин, который в 1834 году перевёл большинство из них под названием «Песни западных славян».

  

Мериме был близким другом Стендаля, несмотря на серьёзную разницу в возрасте. Они очень близки по мировоззрению и по особенностям творчества.

Главные художественные принципы Мериме: 1) краткость и простота – ничего лишнего; 2) устно-разговорная интонация, часто произведения Мериме написаны от имени рассказчика, непосредственного свидетеля событий, иногда очень необычных, что придаёт им убедительности и правдивости.

Контраст между необычностью, даже иногда фантастичностью сюжета и простотой стиля, может быть, и является главной привлекательной чертой творчества Мериме.

Первое его значительное произведение – исторический роман «Хроника царствования Карла IХ» (1829). Роман хороший, но не шедевр, слишком краткий, сжатый.

 Описано то же время, что и в романе Дюма «Королева Марго» (1846) — жестокая и бессмысленная гражданская война 16 века – между католиками и гугенотами, французскими протестантами.

В центре внимания – знаменитая и ужасная Варфоломеевская ночь – 24 августа 1572 года, когда католики по приказу короля внезапно, предательски нарушив перемирие, перебили разом много тысяч гугенотов – стариков, женщин и детей, Париж был залит кровью.

У Дюма это событие просто декорация для приключенческого сюжета, ему уделено немного внимания. Для Мериме же главное – показать ужас этой войны, глупость её повода. Жители одной страны — католики и гугеноты — ненавидят и убивают друг друга просто за якобы «неправильные» религиозные взгляды.

Эта религиозная вражда ложится между влюблёнными, братьями, разрушает семьи. Получается, религиозные убеждения и тех, и других бесчеловечны. Получается, в данном случае, религия вообще бесчеловечна, она – единственная причина человеческой вражды.

Поэтому роман имеет антиклерикальный, антирелигиозный характер, автор презирает, ненавидит, но и жалеет и католиков, и протестантов. Один из главных героев, католик, случайно смертельно раненый своим братом-гугенотом, перед смертью посылает к чёрту всех священников: и католического и протестантского, – которые у его смертного одра принялись ругаться друг с другом, он уже не верит ни тем, ни другим. К сожалению, эта проблематика до сих пор актуальна.

Более популярны новеллы и повести Мериме. Их можно разделить на три группы: 1) светские; 2) экзотические; 3) таинственные.

1) светские – описание светского общества. Наиболее интересна из этой группы повесть «Двойная ошибка». В сюжете нет ничего особенного, но читать почему-то интересно. Герои оказались не теми, за которых их принимали.

Новелла «Этрусская ваза» — о том, как из-за глупой необоснованной ревности на дуэли погиб хороший человек: он откровенно не поговорил со своей возлюбленной, а копил свою ревность, свои подозрения в себе – результат печален.

2) экзотические новеллы – гораздо более интересные и яркие. Там описываются страны, места, нравы – необычные для среднего европейца. Мериме интересуют герои, не тронутые цивилизацией, необразованные, некультурные, грубые, жёсткие, даже жестокие, но естественные, страстные, яркие.

Например, в повести «Коломба» он довольно подробно описал Корсику, которая принадлежит Франции, но сильно от неё отличается. Корсиканцы почти не признают государственную власть и живут по собственным древним, жестоким обычаям, они не подают иски в суд, они сами мстят своим обидчикам.

Рассказ «Матео Фальконе» о том, как корсиканец убил своего единственного любимого сына – за предательство.

Самый знаменитый рассказ группы – «Кармен», он стал всемирно известен благодаря одной из самых лучших опер в мире, которую написал Жорж Бизе, французский композитор. «Кармен» вы будете разбирать на семинарах, поэтому мы сейчас ничего про неё не скажем.

3) таинственные рассказы – это самая интересная часть творчества Мериме. В этих рассказах посреди обычной реалистически описанной жизни происходят очень необычные и даже сверхъестественные вещи.

Вся прелесть в том, что сверхъестественное описано не прямо, а косвенно – через намёки, детали, которые постепенно наводят читателя на мысль о мистике. Рассказы производят сильное впечатление, потому что они очень убедительны, достоверны.

О самых фантастических событиях Мериме пишет спокойно, бесстрастно, просто.

«Венера Илльская» — самая яркая новелла Мериме. Один любитель старины на юге Франции откопал древнеримскую статую Венеры, очень необычную. Она была прекрасна, но лицо её выражало злую, презрительную и даже угрожающую насмешку. Она производила двойственное впечатление: притягивала и отталкивала, даже пугала.

На постаменте была надпись «Берегись любящей тебя». Сразу же она начала приносить несчастья, когда её поднимали из земли, она упала и сломала ногу одному крестьянину. Через несколько дней сыграли свадьбу, женился сын хозяина дома.

Перед самой церемонией молодые люди решили поиграть в мяч, жених, чтобы ему было удобнее, снял большой красивый перстень, на внутренней стороне которого было написано «навеки с тобой» и который он собирался подарить невесте, и надел его на палец статуи, стоявшей неподалёку, а после игры забыл снять, надел невесте другое кольцо.

Но во время застолья он попытался снять перстень с руки Венеры, но не смог. Ему показалось, что статуя чуть согнула палец и поэтому снять перстень невозможно. Он рассказал об этом рассказчику, но тот, видя, что жених много выпил, подумал, что он просто пьян.

Ночью рассказчик услышал, как кто-то очень тяжёлый прошёл в спальню новобрачных, а на рассвете вышел. Наутро выяснилось, что жених мёртв, а сошедшая с ума невеста несёт всякий бред: о том, что пришла статуя и задушила жениха. Никто ей не поверил, потому что человек явно не в себе.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов гюго за 2 минуты

Рассказчик сильно задумчивый уезжает и сообщает, что скоро злую статую переплавили. И всё, читатель делает выводы сам. Венера задушила молодого человека как изменника, он надел ей на палец кольцо с очень серьёзной надписью, а сам женился на другой.

Не менее загадочная история рассказана в новелле «Локис». Действие происходит в Литве, «локис» — по-литовски медведь. В главном герое молодом графе Михаиле читатель подозревает сына медведя: он родился через 9 месяцев после того, как его мать побывала в лапах медведя.

В целом он абсолютно нормален, воспитанный, вежливый, образованный человек, но в его поведение, в его словах то и дело проскальзывает нечто странное, звериное. Например, его беспричинно боятся собаки и лошади. Много других намёков на то, что главный герой – медведь. Кончается всё трагически.

Тоже свадьба, тоже первая брачная ночь, приходят к молодым наутро, а там…

В увлекательной форме рассказ показывает вполне реальное явление: многие люди действительно находятся во власти своих природных, животных инстинктов, совершают страшные преступления.Обе новеллы оставлены на семинар.

Ещё упомянем один рассказ, который, пожалуй, нельзя отнести ни к одной группе. «Голубая комната»: он хорош тем, что в нём неожиданная развязка. Страшное превращается в смешное.

Теперь ещё одно. Мериме – более всех связан с Россией из всех зарубежных писателей 19 века. Он был широко гуманитарно образован, интересовался историей разных народов, языками, в том числе славянскими. Знал русский.

Читал и перевёл на французский – некоторые произведения Пушкина («Пиковая дама»), Гоголя («Ревизор»), Тургенева (рассказы). Написал обо всех троих статьи. Все трое, с точки зрения Мериме, писатели общеевропейского уровня.

Мериме очень высоко оценивал русский язык, считая его самым богатым и выразительным европейским языком. Более всего Мериме ценил Пушкина, выше Байрона, за те качества, которые близки ему самому: простота, точность языка, правдивость. Очень интересно почитать, как Мериме пересказывает и комментирует для французов содержание «Ревизора» и «Мёртвых душ».



Источник: https://scribble.su/zarub/leczii/3.html

Проспер Мериме хронологическая таблица

Проспер Мериме хронологическая таблица жизни и творчества французского писателя изложена в этой статье.

Проспер Мериме хронологическая таблица

28 сентября 1803 — родился в Париже. Закончил юридический факультет. Однако во время учёбы его больше привлекает филология – греческий, испанский, английский и русский языки и литература этих стран.

1822 – Мериме пишет первую пьесу «Cromwell».

1825 – первая публикация Мериме – книга «Театр Клары Газуль»

1827 – появляется ещё одна литературная мистификация – «перевод» иллирийского фольклора «Гюзла» (La Guzla).

1828 –  драматическая хроника «Жакерия» (Jacquerie).

1829 – «Хроника царствования Карла IX». Написана новелла «Матео Фальконе» (Mateo Falcone), «Взятие редута» (L’Enlèvement de la redoute), рассказ о торговле африканскими рабами «Таманго» (Tamango).

1831 – Мериме знакомится с Жени Дакен, письма к которой были опубликованы после смерти Мериме под заголовком «Письма незнакомке» (Lettres a une inconnue, 1874).

1833 – выходит книга «Мозаика» (Mosaïque), в которой объединены произведения 1829-1833гг.

1834 – новелла «Души чистилища» (Les âmes du purgatoire), в которой разрабатывается легенда о Дон Жуане.

1835-1840 — работая во французском адмиралтействе главным инспектором исторических памятников, Мериме много путешествует и создает описания своих путешествий (в Грецию, Испанию, Турцию и Францию), в которых проявляет себя как прекрасный историк и знаток археологии.

1837 – «Венера Илльская» (La Vénus d’Ille).

1838 – новелла «Двойная ошибка» (La double méprise)

1840 – сказание о корсиканской вендетте «Коломба» (Colomba).

1844 – публикация новеллы «Арсена Гийо» (Arsène Guillot), вызвавшая в обществе скандал.

1845 – самая  знаменитая французская новелла «Кармен» (Carmen).

1848 – Мериме участвует в подавлении июньского восстания французских рабочих.

1851 – после переворота, совершённого Луи Наполеоном Бонапартом, он назначается сенатором.

1860-ые — занимается исследовательской работой (статьи о Пушкине, Гоголе, Тургеневе, Толстом и др.; исторические работы о Борисе Годунове, Богдане Хмельницком, Степане Разине и др.

), переводами с русского языка (повести Пушкина «Пиковая дама» и «Выстрел», «Ревизор» Гоголя, повести «Призраки» и «Странная история» Тургенева и др.

) Мериме стал первым человеком, который познакомил Францию с русской литературой.

1869 – итоговое произведение Мериме – новелла «Локис» (Lokis).

23 сентября 1870 – Мериме умер в Каннах.

1871 – посмертно опубликована новелла «Голубая комната» (La chamber bleue).

1873 – посмертно опубликована новелла «Джуман» (Djoumane).

Источник: https://kratkoe.com/prosper-merime-hronologicheskaya-tablitsa/

Новеллы Мериме

«Взятие редута» («L'enlevement de la redoute», 1829) — короткая новелла, построенная как сказ очевидца (возможно, Стендаля) о сопротивлении россиян при штурме наполеоновскими войсками Шевардинского редута накануне Бородинского боя.

Объектом исследования здесь есть непонятная для француза загадочная стойкость россиян, которую можно постичь лиш через призму русского национального самосознания. Новелла и написана в простодушно-повествовательной, хотя и очень сдержанной, манере, которая опередила непарадные описания боев в «Пермском монастыре» Стендаля и «Войне и миру» Л. Толстого.

И в стиле новеллы есть своя загадочность: простота и «прозрачность» языка скрывают изысканный звукопис, который превращает новеллу в своеобразную поэзию в прозе.

1833 г. Мериме объединил произведения 1829-1833 г. в книгу «Мозаика» («Mosai'que»).

Ведущим структурным принципом становится мозаичность, которая предусматривает, что картина действительности состоит из мелких обломков, каждый из которых окрашенный лишь в один цвет, передает какую-то одну характерную особенность, жест, душевное движение, изображает отдельное событие и т.п.. Мозаичность присущий «Декамерону», а также многочисленным циклам, производным от него. Но тот мир, который должен возникнуть вследствие составления обломков, в Мериме совсем другой: в нем нет гармоничности и благоустроенности, наоборот, все находится в движении, все непредусмотренное, в каждой новой точке пространства, в каждый момент времени можно встретить другую психологию, другие обычаи, другую действительность.

В реалистических новеллах 1833—1846 г. Мериме нередко обращается к мотивам ранних произведений.

В «Двойной ошибке» («Ил double meprise», 1838) развивается мысль «Етруской вазы» о двойственности жизни светского общества, о губительности, пусть даже слабого, естественного чувства для человека, не защищенной от общественного мнения.

В «Душах чистилища»(«Les ames du purgatoire», 1834), где разрабатывается легенда о Дон Жуане, нетрудно узнать автора «Писем из Испании». В «Венере Илльський» (1837) используется прием «материализации сознания», как в «Видении Карла XI».

Корсиканские обычаи, обрисованные в «Матео Фальконе», является предметом исследования в новелле «Коломбо» («Colom-ba», 1840). Но произведения становятся масштабными, социальный анализ приобретает все более критического звучания относительно действительности, особой глубины достигает разработка характеров, логика, развития которых начинает руководить движением сюжета. Каждый персонаж Мериме — личность.

Ярко выписанные характеры находим в новелле «Арсения Гийо» («Arsene Guillot», 1844). Это заметное явление в литературе критического реализма. Критицизмом окрашенный анализ святошества госпожа где Пьен, причем присущий для стиля Мериме ироничность здесь находит точный адрес.

Совсем в другом плане обрисованный образ Арсени Ґийо, в прошлом статистки Оперы и иждивенки, которая заболела и ведет нищее существование. Мериме показывает, что именно убожество заставило ее искать себе любовников.

«Я тоже была бы честной, когда бы у меня была такая возможность», — говорит она «моральной» где Пьен, которая незаметно отбивает у нее, умирающего, любимого Макса де Салиньи. М.

усиливает аналитичность сюжета, экстраординарное событие (попытка самоубийства Арсени) здесь не в конце, а в начале новеллы, главное внимание уделено раскрытию характеров. Высокого мастерства Мериме достигает в использовании реалистической художественной детали. Новелла завершается вместительной деталью.

«Горемычная Арсения! Она молится за нас», — дописано карандашом на могильном камне Арсени Гийо. Читатель догадывается за этой деталью о дальнейшей судьбе героев, о том, что где Пьен соединилась с Максом вопреки собственным установкам не иметь любовников, с которыми она обращалась к Арсени.

Стараясь укрупнить проблематику, характеры, аналитические возможности своего искусства, Мериме ищет определенный универсальный, синтетический жанр, который изменил бы «жанровую игру», «свободный сказ», «мозаичность».

Не выгадывая нового термина, он разрабатывает синтетический жанр, что является переходной формой от новеллы до повести и романа. Это своеобразная удвоенная новелла, или эллипс.

Под эллипсом имеется в виду такая структура художественного произведения, в которой все содержание организуется вокруг двух скрытых или явных центров, которые являются равноправными и взаимодействуют один с другим.

Принцип елипсности использовался давно (например, в творчестве В. Шекспира), в XIX ст. он стал жанросоздавательным принципом той переходной формы, к которой обратился Мериме. В структуре новел

лы должен быть один центр, в романе — много. Елипсна новелла разрывает рамки единичности, но сохраняет лаконизм. Контрастность и равноправие двух центров разрешают в самой структуре жанра заложить возможность для диалектического раскрытия жизни в объективном изображении его разногласий.

По обыкновению два центра в Мериме возникают от объединении двух историй, одна из которых выдается фоном для другой. В «Двойной ошибке» история короткой любви Жюли и Дарси развивается на фоне ее увлечения Шатофором.

В «Душах чистилища» история семьи дона Хуана, его увлечений и раскаяние объединяется с историей семьи Охеда, которую дон Хуан свел. В «Венере Илльский» история статуи, что ожившая, наслаивается на сказ об Испании и ее людности.

Так же построенные новеллы «Коломбо», «Арсения Ґийо», «Кармен».

В новелле «Кармен» («Carmen», 1845) писателю удалось создать один с «мировых образов», подобно Дон Кихота, Дон Жуана, Гамлета — образ Кармен, для которой свобода более дорога за жизнь.

Под влиянием гениальной оперы Жоржа Бизе (1875) Кармен давно уже воспринимается как романтический персонаж, а большие этнографические описания, включенные в новеллу, истолковываются как сугубо стилистический прием (для контраста «ученой» сказа с описанием страстей Кармен и Хосе).

Между тем, «Кармен» — высшая точка в разработке писателем жанра елипсной новеллы, и «этнографическое» окаймление есть не чем другим, как вторым скрытым центром структуры произведения, которое определяет его реалистическую ориентацию: Кармен интересует автора не как исключительная личность, а как носитель типичных черт, сознания и психологии цыганского народа. Кармен призвана подчеркнуть его главные особенности, «физиономию», разгадать его загадку. Трагическое столкновенье Кармен и Хосе — следствие не только их индивидуальных качеств: в их лицах сталкиваются два взгляда на мир, присущий разным народам.

Источник: http://www.school-essays.info/novelly-merime/

Ссылка на основную публикацию