Краткое содержание нагибин мой первый друг, мой друг бесценный точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание “Мой первый друг мой друг бесценный” Нагибина

Краткое содержание Нагибин Мой первый друг, мой друг бесценный точный пересказ сюжета за 5 минут

Рассказ является автобиографическим. Повествование ведется от первого лица. Автор рассказывает о своем полуголодном послевоенном детстве, которое, несмотря на объективные трудности, оказалось ярко озарено счастьем первой настоящей дружбы.

В год его поступления в школу наплыв детей в ближние к его дому учебные заведения был настолько велик, что школы не смогли принять всех желающих. Автор в числе других детей из своего дома “угодил” в школу в Лобковском переулке. Там ребята считаются чужаками, и “здоровый инстинкт самосохранения” заставляет их держаться тесной группой, вместе ходить в школу и домой.

Обычно по пути домой ребята завязывают “снежные баталии” в Телеграфном переулке. Там автор впервые замечает “длинного, тонкого, бледно-веснушчатого мальчика с большими серо-голубыми глазами в пол-лица.

Стоя в сторонке и наклонив голову к плечу, он с тихим, независтливым восхищением наблюдал их молодецкие забавы. Его мнимая настырность обернулась тонкой деликатностью: он имел право водить компанию.

но не хотел навязываться, терпеливо ожидая, когда его позовут”.

Автор узнает, что мальчик живет в их же доме, знакомится с ним. “Сколько было потом знакомств, сколько звучало имен, ничто не сравнится с тем мгновеньем, когда в заснеженном московском переулке долговязый мальчик негромко назвал себя: Павлик”.

Поначалу автор не считает Павлика своим близким товарищем. У него уже был закадычный друг Митя Гребенников, слабодушный, чувствительный, слезливый, по-женски отходчивый, хоть и способный к истерическим вспышкам ярости.

Однажды он даже бросился на автора с ножом, когда тот “всыпал” ему за то, что переехавший в новый дом Митя принялся причитать, что старое жилье он вспоминает только в кошмарном сне.

“Митина вздорность, перепады настроений, чувствительные разговоры, всегдашняя готовность к ссоре, хотя бы ради сладости примирения” кажутся автору непременной принадлежностью дружбы.

Сблизившись с Павликом, он долгое время считает, что просто покровительствует робкому чужаку, не понимая, что нашел наконец настоящую дружбу. Долгое приятельство с Митей не проходит для автора бесследно: он привыкает к моральному соглашательству, привыкает прощать предательство.

Например, однажды Митя доносит на товарища, что тот играл на деньги, за что, по тем времена, могли бы запросто исключить из школы. Затем Митя принимается утверждать, что сделал это для его же пользы, чтобы в нем вдруг не пробудились прежние наклонности, а затем со слезами требует “вернуть ему былое доверие ради святой дружбы”.

Все это выглядит фальшиво, скверно, непорядочно.

Павлик же не признает сделок с совестью. Однажды автор, который всегда блестяще учился по немецкому языку и не унижался до того, чтобы готовить домашние задания, оказывается у доски. Он не выучил стихотворение, потому что накануне не был в школе и не знал, что стихотворение вообще было задано.

Чтобы избежать двойки, автор сваливает вину на Павлика, у которого он действительно спрашивал задания по всем предметам, кроме немецкого. Учительница выговаривает Павлику, тот слушает ее молча, не оправдываясь и не огрызаясь. Спустив пары, немка просит автора прочесть любое стихотворение по выбору.

Он отвечает блестяще, поскольку прежде занимался с репетиторшей и немецкую поэзию знает хорошо. Получив “отлично”, автор возвращается на место, но Павлика рядом с ним уже нет. Он пересел на другую парту. Автор недоумевает, что сподвигло товарища уйти от него, и замечает, что глаза у Павлика красные и налитые влагой.

Прежде, даже после жестоких и неравных драк, он никогда не видел друга плачущим.

Павлик не разговаривает с автором, не отвечает на его притворно-равнодушные вопросы. Видно, что его до глубины души потрясло то, что “его предал друг. Спокойно, обыденно и публично, средь бела дня, ради грошовой выгоды предал человек, за которого он, не раздумывая, пошел бы в огонь и в воду”.

Автору не хочется признаваться в собственной низости, он пытается оправдаться, но при всем желании не может этого сделать. Почти год Павлик держит его в отчуждении. Все попытки автора “помириться между прочим” не приносят успеха.

Павлик “презирал всякие обходные пути, мелкие уловки и хитрости, все скользкое, уклончивое, двусмысленное – прибежище слабых душ”. Павлику не нужен такой человек, каким показал себя автор на уроке немецкого.

Его нравственный кодекс гораздо выше.

Однако, через год, когда автор посылает другу записку с просьбой о встрече, Павлик без всяких церемоний поднимается к нему в квартиру, как делал это прежде. Автору не надо извиняться перед ним: Павлик понял, что его друг внутренне изменился, а стало быть не должен нести ответственность за себя прежнего.

“Редкое душевное целомудрие заставляло его держать на запоре свой внутренний мир. Он не считал себя вправе навязывать людям свои мысли и соображения, взгляды и оценки, не говоря уж о сомнениях и надеждах.

Посторонним людям он казался апатичным, вялым, безучастно пропускающим бытие мимо себя”. Только автор…прекрасно знает, “каким сильным, страстным, целенаправленным характером он обладал. Ему так и не пришлось выйти на суд людской.

Все, что в нем развивалось, зрело, строилось, не успело обрести форму”.

Павлик происходит из семьи людей малообразованных, мало чем интересующихся, мало к чему способных. Его отец часовщик, который временами с удовольствием вспоминает, как однажды смотрел спектакль “Коварский и любовь”.

В семье автора “все думали”. Здесь существует культ книг, а Павлику настроенность на культуру необходима, как воздух. В каждым годом друзья становятся все ближе и дороже друг другу.

На пороге юности их поражает “общий недуг – невыясненность устремлений”. Друзья хотят “играть, а не присутствовать безмолвными статистами на сцене жизни”. Они оба ровно и хорошо учатся по всем предметам, но какой-то основной страсти, которая подсказала бы друзьям, какую дорогу выбрать в жизни, ни у одного нет. Автор и Павлик активно ищут себя.

У Павлика есть два дяди, оба ученые, один физик, другой химик. Их блистательный пример заставляет ребят по очереди пробовать себя на каждом из этих поприщ. Первым делом они принимаются варить гуталин. Квартира насквозь пропитана запахом ваксы, и, чтобы жильцы не ругались, ребята чистят гуталином собственного производства всем сапоги. Но гуталин не дает блеска, и обувь приходится перечищать.

Затем автор с Павликом пытаются создать красную тушь, но толку от этого тоже никакого. Когда на обеих науках ребята ставят крест, им на глаза попадается “Охранная грамота” Б. Пастернака.

Автор с Павликом читают о муках будущего поэта, мечтавшего стать композитором, но не обладавшего абсолютным слухом. Пастернак отказался от того, чтобы делать карьеру музыканта, после того, как узнал, что его кумир А.

Скрябин “скрывает, как нечто постыдное, несовершенство своего слуха”.

Ребята ищут себя в географии, биологии и электротехнике, что заканчивается небольшим пожаром. Их “отдых от трудов праведных” не менее изнурителен и целенаправлен.

Друзья то осваивают балансировку (по часу, почти до потери сознания удерживая на носу половую щетку или бильярдный кий), то, по примеру девушек-парашютисток прыгают с большой высоты с двумя зонтами на асфальт.

Для автора это кончается сотрясением мозга, а Павлик выбивает себе половинку переднего зуба.

Незаметно автор начинает писать рассказы, а Павлик пробует свои силы на подмостках любительской сцены. В этих занятиях друзья уже не спешат объединяться и чувствуют, что на сей раз “каждый столкнулся со своей судьбой”. Но ни один не в силах признаться себе, что выбор сделан.

По окончании школы оба подают заявления в медицинский институт – “обычное прибежище тех, кто не ладит с математикой и не верит в себя на гуманитарном поприще”. Отучившись полгода, оба поступают в Институт кинематографии. Автор зачислен на сценарный, Павлик, выдержавший, кроме того, экзамены в ГИТИС (театральный институт) и Историко-архивный, начинает учиться на режиссерском факультете.

Отец относится к выбору Павлика спокойно, тешит себя надеждой, что еще увидит сына в постановке “Коварский и любовь”.

Однако в первый день войны ребята отправляются в военкомат. Павлик уезжает на фронт и совсем скоро геройски гибнет под Сухиничами.

Немцы предлагают советским солдатам, захваченным врасплох в здании сельсовета, сохранить им жизнь, если они положат оружие и выйдут по одному с поднятыми руками.

Как свидетельствовали потом немногие оставшиеся в живых жители Сухиничей, ни один человек из отделения, которым командовал Павлик, не выполнил требование фашистов.

Павлик на протяжении долгих лет после окончания войны снится автору. Сон все время повторяется: Павлик жив и вернулся, но к автору он не идет, он не нужен ему.

Во сне возле Павлика только его мать, их осеняет какая-то общая забота, которая автору не понятна.

Автор все пытается объяснить, что ничем не виноват перед Павликом, что не заслужил такого равнодушия, но Павлик почти не слушает его, только холодно кивает и молча проходит мимо. “Может, там, откуда пришел Павлик, иные мерки. “

Автор отправляется в гости к приятелю в загородный дом. По пути автор видит дорожный знак “До Сухиничей. километров”. За сбором грибов автор наступает на моток колючей проволоки, что лежит здесь с войны, запутывается в ней, с трудом выбирается из капкана.

Автору приходит на ум, что он находится совсем рядом с тем местом, где прошли последние минуты жизни его бесценного друга.

Он понимает, что на самом деле безмерно виноват перед ним – виноват, что не отдал за Павлика своей жизни, что не спас других людей, виноват в тюрьмах, в лагерях, в том, что в мире не затихают выстрелы, что гибнут дети и не счесть обездоленных.

“Надо все время помнить о подвиге ушедших; может быть тогда исчезнет зло и исполнится самая заветная человеческая мечта – вернуть к жизни погибших”.

Источник: http://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-moj-pervyj-drug-moj-drug-bescennyj-nagibina/

Читать онлайн “Мой первый друг, мой друг бесценный” автора Нагибин Юрий Маркович – RuLit – Страница 1

Юрий Маркович Нагибин

Мой первый друг, мой друг бесценный

Мы жили в одном подъезде, но не знали друг друга. Далеко не все ребята нашего дома принадлежали к дворовой вольнице. Иные родители, уберегая своих чад от тлетворного влияния двора, отправляли их гулять в чинный сад при Лазаревском институте или в церковный садик, где старые лапчатые клены осеняли гробницу бояр Матвеевых.

Там, изнывая от скуки под надзором дряхлых богомольных нянек, дети украдкой постигали тайны, о которых двор вещал во весь голос. Боязливо и жадно разбирали они наскальные письмена на стенах боярской гробницы и пьедестале памятника статскому советнику и кавалеру Лазареву. Мой будущий друг не по своей вине делил участь этих жалких, тепличных детей.

Все ребята Армянского и прилегающих переулков учились в двух рядом расположенных школах, по другую сторону Покровки. Одна находилась в Старосадском, под боком у немецкой кирхи[1], другая — в Спасоглинищевском переулке.

Мне не повезло. В год, когда я поступал, наплыв оказался столь велик, что эти школы не смогли принять всех желающих. С группой наших ребят я попал в очень далекую от дома 40-ю школу в Лобковском переулке, за Чистыми прудами.

Мы сразу поняли, что нам придется солоно. Здесь царили Чистопрудные, а мы считались чужаками, непрошеными пришельцами. Со временем все станут равны и едины под школьным стягом. Поначалу здоровый инстинкт самосохранения заставлял нас держаться тесной группой.

Мы объединялись на переменках, гуртом ходили в школу и гуртом возвращались домой. Самым опасным был переход через бульвар, здесь мы держали воинский строй.

Достигнув устья Телеграфного переулка, несколько расслаблялись, за Потаповским, чувствуя себя в полной безопасности, начинали дурачиться, орать песни, бороться, а с наступлением зимы завязывать лихие снежные баталии.

В Телеграфном я впервые приметил этого длинного, тонкого, бледно-веснушчатого мальчика с большими серо-голубыми глазами в пол-лица. Стоя в сторонке и наклонив голову к плечу, он с тихим, независтливым восхищением наблюдал наши молодецкие забавы.

Он чуть вздрагивал, когда пущенный дружеской, но чуждой снисхождения рукой снежок залеплял чей-то рот или глазницу, скупо улыбался особо залихватским выходкам, слабый румянец скованного возбуждения окрашивал его щеки.

И в какой-то момент я поймал себя на том, что слишком громко кричу, преувеличенно жестикулирую, симулирую неуместное, не по игре, бесстрашие. Я понял, что выставляюсь перед незнакомым мальчиком, и возненавидел его.

Чего он трется возле нас? Какого черта ему надо? Уж не подослан ли он нашими врагами?.. Но когда я высказал ребятам свои подозрения, меня подняли на смех:

— Белены объелся? Да он же из нашего дома!..

Оказалось, мальчик живет в одном подъезде со мной, этажом ниже, и учится в нашей школе, в параллельном классе. Удивительно, что мы никогда не встречались! Я сразу изменил свое отношение к сероглазому мальчику. Его мнимая настырность обернулась тонкой деликатностью: он имел право водить компанию с нами, но не хотел навязываться, терпеливо ожидая, когда его позовут. И я взял это на себя.

Во время очередной снежной битвы я стал швырять в него снежками. Первый снежок, угодивший ему в плечо, смутил и вроде бы огорчил мальчика, следующий вызвал нерешительную улыбку на его лице, и лишь после третьего поверил он в чудо своего причастия и, захватив в горсть снега, пустил в меня ответный снаряд. Когда схватка кончилась, я спросил его:

Читайте также:  Краткое содержание шолохов родинка точный пересказ сюжета за 5 минут

— Ты под нами живешь?

— Да, — сказал мальчик. — Наши окна выходят на Телеграфный.

— Значит, ты под тетей Катей живешь? У вас одна комната?

— Две. Вторая темная.

— У нас тоже. Только светлая выходит на помойку. — После этих светских подробностей я решил представиться. — Меня зовут Юра, а тебя?

И мальчик сказал:

— Павлик.

…Тому сорок три года… Сколько было потом знакомств, сколько звучало в моих ушах имен, ничто не сравнится с тем мгновением, когда в заснеженном московском переулке долговязый мальчик негромко назвал себя: Павлик.

Каким же запасом индивидуальности обладал этот мальчик, затем юноша — взрослым ему не довелось стать, — если сумел так прочно войти в душу другого человека, отнюдь не пленника прошлого при всей любви к своему детству.

Слов нет, я из тех, кто охотно вызывает духов былого, но живу я не во мгле минувшего, а на жестком свету настоящего, и Павлик для меня не воспоминание, а соучастник моей жизни.

Порой чувство его продолжающегося во мне существования настолько сильно, что я начинаю верить: если твое вещество вошло в вещество того, кто будет жить после тебя, значит, ты не умрешь весь. Пусть это и не бессмертие, но все-таки победа над смертью.

вернуться

(die Kirche) — церковь ().

Источник: http://www.rulit.me/books/moj-pervyj-drug-moj-drug-bescennyj-read-369869-1.html

Ю. Нагибин. Мой первый друг, мой друг бесценный

Текст 4. Ю. Нагибин. Мой первый друг, мой друг бесценный (Из «Московской книги»)

(1)И вот появился в моей жизни Павлик. (2)У дворовых и у школьных ребят навсегда засело в памяти, что в нашей паре я был ведущим, а Павлик – ведомым. (3)Это осталось с той поры, когда я «вводил Павлика в свет» – сперва во дворе, потом в школе, где он оказался на положении чужака.

(4)На самом деле душевное превосходство было на стороне Павлика.

(5)Моё долгое приятельство с Митей не могло пройти бесследно: я привык к известному моральному соглашательству, а прощение предательства немногим отличается от самого предательства.

(6)Павлик не признавал сделок с совестью, тут он становился беспощаден. (7)Нам было лет по четырнадцать, когда я на своей шкуре испытал, насколько непримиримым может быть мягкий, покладистый Павлик.

(8)Я неплохо знал немецкий, домашних заданий никогда по этому предмету не готовил, но однажды настал и мой черёд, когда Елена Францевна ни с того ни с сего вызвала меня к доске, будто самого рядового ученика, и велела читать стихотворение.

– (9)Какое стихотворение? (10)Меня же не было в школе, я болел.

(11)Она стала листать классный журнал.

– (12)Совершенно верно, ты отсутствовал, а спросить у товарищей, что задано, не догадался?

(13)И я нашёл выход. (14)О домашних заданиях я спрашивал у Павлика, а он, наверное, забыл. (15)Я так и сказал Елене Францевне с лёгкой усмешкой, призывая и её отнестись к случившемуся юмористически.

– (16)Встань! – приказала Павлику немка. – (17)Это правда?

(18)Он молча наклонил голову, и я тут же понял, что это неправда. (19)Как раз о немецком я его и не спрашивал.

(20)Елена Францевна, забыв обо мне, перенесла свой гнев на Павлика, а он слушал её, по обыкновению, молча, не оправдываясь и не огрызаясь.

(21)Когда, довольный и счастливый, я вернулся на своё место, Павлика не оказалось рядом. (22)Я оглянулся: он сидел через проход позади меня, и у него были холодные, пустые глаза.

– (23)Ты чего это? (24)Не стоит из-за этого дуться, ну покричит и забудет.

(25)Он молчал и глядел мимо меня. (26)Какое ему дело до Елены Францевны, он и думать о ней забыл. (27)Его предал друг. (28)Спокойно, обыденно и публично, средь бела дня, ради грошовой выгоды предал человек, за которого он, не раздумывая, пошёл бы в огонь и в воду.

(29)Почти год держал он меня в отчуждении. (30)Все мои попытки помириться так, «между прочим», успеха не имели. (31)Ничего не получалось – Павлик не хотел этого. (32)Не только потому, что презирал всякие обходные пути, мелкие уловки и хитрости – прибежище слабых душ, но и потому, что ему не нужен был тот человек, каким я вдруг раскрылся на уроке немецкого.

 (По Ю.М. Нагибину)*

* Нагибин Юрий Маркович (1920–1994) – писатель-прозаик, журналист и сценарист. Его произведения, посвященные темам войны и труда, воспоминаниям детства, судьбам современников, переведены на многие языки мира.

Источник: http://zelenaoge.blogspot.com/2017/07/blog-post_13.html

Тема настоящей и мнимой дружбы в рассказе Ю. М. Нагибина «Мой первый друг, мой друг бесценный»

Юрий Маркович Нагибин родился в Москве в семье служащего. Он благодарен судьбе за то, что жил «в хо­рошей, коренной части Москвы, в окружении пре­красных старинных церквей и густых садов». Ясно, что он умеет видеть красоту в привычном, знакомом.

Из его автобиографических произведений видно, что человек на все годы сохранил в себе ребенка, а детские годы считает самыми значительными для себя. Он рассказывает о своем детстве, о своих увлечениях, о том, что считает важным: о дружбе, о поисках своего пути в жизни.

Как важно, когда человек может уви­деть себя со стороны. В 1940 году в журнале «Огонек» появился его первый рассказ «Двойная ошибка». Ав­тор с юмором вспоминает о своем неумеренном вос­торге по поводу этого первого опубликования.

Зато о том, что он — участник Великой Отечественной вой­ны, написано мало и скромно.

Очень важно, став взрослым, добившись каких-то высот, не забыть кому ты многим обязан. Юрий Мар­кович — человек благодарный. Он вспоминает, что «читать только хорошие книги», научил его отчим. Русская и западная классика были литературой его детства.

«Мой первый друг, мой друг бесценный» — это пер­вая строка стихотворения А. С. Пушкина «И. И. Пу­щину». Пущин был лучшим другом Пушкина с ли­цейской поры. Он первым приехал к опальному поэту в Михайловское. Ю. М. Нагибин мерит свою дружбу с Павликом такой высокой меркой, и поэтому так и на­звал рассказ.

Своего друга герой рассказа впервые увидел длин­ным, тонким, бледно-веснушчатым мальчиком «с большими серо-голубыми глазами в пол-лица, он «с тихим, независтливым восхищением наблюдал наши молодецкие забавы».

Герою почему-то захотелось вы­ставиться перед этим мальчиком, но он понял, что ве­дет себя неискренне, и мальчик об этом догадывается. Через некоторое время отношение героя к новому мальчику резко изменилось.

Герой почувствовал ува­жение к нему: «Его мнимая настырность обернулась тонкой деликатностью: он имел право водить компа­нию с нами, но не хотел навязываться, терпеливо ожидая, когда его позовут».

Новый друг поражает героя: «Каким же запасом индивидуальности обладал этот мальчик… если сумел войти в душу другого человека..» Спустя годы притя­гательное обаяние и одаренность друга для него оста­ются загадкой: «Я знаю, что еще не могу написать о Павлике по-настоящему. И неизвестно, смогу ли ко­гда-нибудь».

Дружбу с Митей Гребенниковым рассказчик назы­вает мнимой: она «началась еще в нежном возрасте четырех лет». Скорее всего мальчики подружились потому, что жили рядом, так как в этом возрасте чело­век редко выбирает себе друга.

Автор о своем опыте дружбы рассказывает с ирони­ей: «Я был уже искушен в дружбе. Помимо рядовых и добрых друзей, у меня имелся закадычный друг, чер­нявый, густоволосый, подстриженный под девочку Митя Гребенников». Эпитеты, которыми автор наде­лял Митю, выдают неприязнь к нему. Герой рассказа размышлял так: если у всех есть друзья — и у меня должен быть «закадычный» друг.

Дружба с Митей пошла на спад, когда он переехал в новый дом, стал хвастаться, о прежнем доме говорил брезгливо, «что это время ему кажется страшным сном». В детстве герой верил в искренность слов, а не поступков: «Наша дружба больше нас самих, мы не имеем права терять ее».

Эти слова не более чем просто красивая фраза. На самом деле Митя «оказался ябе­дой» , доносчиком, а после пытался вести себя, как ни в чем не бывало. «Все это выглядело фальшиво, сквер­но, непорядочно».

Спустя годы Митю характеризует уже взрослый человек: «Слабодушный, чувствитель­ный, слезливый», «вздорный».

Митя и Павлик отличаются и внешне, и по манере поведения — Павлик сдержан, немногословен, дели­катен. Конечно же, противоположны и внутренние качества.

Павлик «себя воспитывал сам». Он так поставил себя с родителями, что своими интересами, распоряд­ком дня, привязанностями и перемещениями, собой распоряжался сам. Его отличала самостоятельность и независимость. Он не пытался находиться на первом плане, а отличался «редким душевным целомудри­ем».

«Не считал себя вправе навязывать людям свои мысли и соображения, взгляды и оценки, не говоря уже о сомнениях и надеждах. Посторонним людям он казался апатичным, вялым, безучастно пропускаю­щим бытие мимо себя. Но я — то знаю, как мощно за­ряжен на жизнь был Павлик, каким сильным, страст­ным, целенаправленным характером он обладал».

Автор сравнивает его характер с характером Атоса: «безупречным и благородным всегда и во всем, вопре­ки всему». Дружбу с ним считает наступлением новой эры в жизни: «И вот настал в моей жизни Павлик».

Павлик долгое время был на положении чужака и во дворе, и в классе, поэтому ребятам казалось, что он находился под покровительством и опекой Юры. «На самом деле ни один из нас не зависел от другого, но ду­шевное превосходство было на стороне Павлика». «Его нравственный кодекс был строже и чище моего».

Для Павлика очень важным было понятие чести, он «не признавал сделок с совестью». Автор вспоминает: «Я на своей шкуре испытал, насколько непримири­мым может быть мягкий и покладистый Павлик»; «У Павлика слово не расходится с делом».

Поступок Юры на уроке немецкого языка Павлик расценивает как предательство. Это потрясло его: «У него были какие-то странные глаза: красные и нали­тые влагой». «Он и сейчас не давал слезам пролиться, но, конечно же, он плакал». Этот случай характеризу­ет и автора: не каждый сможет рассказать о низком поступке, за который спустя годы испытываешь стыд.

Юра приходит к мысли, что совершил предательство. Он понимает, что будь на его месте Павлик, он бы никогда не выдал друга. Павлик дал время Юре осознать низость поступка. И через год в ответ на за­писку Юры, «он без всяких церемоний… поднялся ко мне, как делал это прежде»: «не хотел, чтобы я нес от­ветственность за себя прежнего.

Он понял, что во мне стала другая кровь, вот и пришел».

Погиб Павлик во время Великой Отечественной войны. Отделение, которым командовал Павлик, было сожжено немцами в здании сельсовета. Никто из его отделения не вышел с поднятыми руками. Ав­тор испытывает и нежность и вину, вспоминая друга: детское — «Павлик» никак не сочетается со словом «командовал».

«Если мерить жизнь последним поступком Павли­ка, разве могу я считать, что ни в чем не виноват?» — задается вопросом автор. Это наша вина живых перед павшими, погибшими: «Каждый погибший откупает у гибели другого.

Павлик дал себя сжечь, чтобы жил я. А я плохо распорядился его подарком. Надо все вре­мя помнить о подвиге ушедших; быть может, тогда исчезнет зло и исполнится самая заветная человече­ская мечта — вернуть к жизни погибших.

..»

Источник: http://5litra.ru/soch/337-tema-nastoyaschey-i-mnimoy-druzhby-v-rasskaze-yu-m-nagibina-moy-pervyy-drug-moy-drug-bescennyy.html

Юрий Маркович Нагибин мой первый друг, мой друг бесценный

Юрий Маркович Нагибин

МОЙ ПЕРВЫЙ ДРУГ, МОЙ ДРУГ БЕСЦЕННЫЙ

Мы жили в одном подъезде, но не знали друг друга. Далеко не все ребята нашего дома принадлежали к дво­ровой вольнице. Иные родители, уберегая своих чад от тлетворного влияния двора, отправляли их гулять в чинный сад при Лазаревском институте или в церков­ный садик, где старые лапчатые клены осеняли гробни­цу бояр Матвеевых.

Там, изнывая от скуки под надзором дряхлых бого­мольных нянек, дети украдкой постигали тайны, о кото­рых двор вещал во весь голос. Боязливо и жадно раз­бирали они наскальные письмена на стенах боярской гробницы и пьедестале памятника действительному статскому советнику Лазареву. Мой будущий друг не по своей вине делил участь этих жалких тепличных детей.

Все ребята Армянского и прилегающих к нему пере­улков учились в двух рядом расположенных школах, по другую сторону Покровки. Одна находилась в Старосад­ском, другая — в Спасоглинищевском переулке. Мне не повезло.

В год моего поступления наплыв оказался столь велик, что эти школы не смогли принять всех же­лающих. С группой наших ребят я угодил в очень да­лекую от дома 40-ю школу в Лобковском переулке, за Чистыми прудами.

Мы сразу поняли, что нам придется солоно. Здесь ца­рили Чистопрудные, а мы считались чужаками, непроше­ными пришельцами, хотя со временем школа всех пере­варит в своем котле и все станут равны и едины под школьным стягом. Поначалу здоровый инстинкт самосо­хранения заставлял нас держаться тесной группой.

Мы объединялись на переменках, гуртом ходили в школу и гуртом возвращались домой. Самым опасным был переход через бульвар, здесь мы держали воинский строй.

Достиг­нув устья Телеграфного переулка, несколько расслабля­лись, а за Потаповским, чувствуя себя в полной безопас­ности, начинали дурачиться, орать песни, бороться, а с наступлением зимы завязывать лихие снежные баталии.

В Телеграфном я и приметил впервые этого длинно­го, тонкого, бледно-веснушчатого мальчика с большими серо-голубыми глазами в пол-лица. Стоя в сторонке и наклонив голову к плечу, он с тихим, независтливым вос­хищением наблюдал наши молодецкие забавы.

Он чуть вздрагивал, когда пущенный дружеской, но чуждой сни­схождения рукой снежок залеплял чей-то рот или глаз, скупо улыбался особо залихватским выходкам, слабый румянец скованного возбуждения окрашивал его щеки.

Читайте также:  Краткое содержание дойл пёстрая лента точный пересказ сюжета за 5 минут

И в такой момент я поймал себя на том, что слишком громко кричу, преувеличенно жестикулирую и симулирую неуместное, не по игре бесстрашие. Я понял, что выстав­ляюсь перед незнакомым мальчиком, и возненавидел его.

Чего он трется возле нас? Какого черта ему надо? Уж не подослан ли он нашими врагами?.. Но когда я выска­зал ребятам свои подозрения, меня подняли на смех.

— Белены объелся? Да он же из нашего дома!..

Оказалось, мальчик живет в одном подъезде со мной, этажом ниже, и учится в нашей школе, в парал­лельном классе. Удивительно, что мы никогда не встре­чались! Я сразу изменил свое отношение к сероглазому мальчику. Его мнимая настырность обернулась тонкой деликатностью: он имел право водить компанию с на­ми, но не хотел навязываться, терпеливо ожидая, ког­да его позовут. И я взял это на себя.

Во время очередной снежной битвы я стал швырять в него снежками. Первый снежок, угодивший ему в плечо, смутил и вроде бы огорчил мальчика, следующий вызвал нерешительную улыбку на его лице, и лишь по­сле третьего поверил он в чудо своего причастия и, захватив горсть снега, пустил в меня ответный снаряд. Когда схватка кончилась, я спросил его:

  • Да,—сказал мальчик.— Наши окна выходят в Телеграфный.
  • Значит, ты под тетей Катей живешь? У вас одна комната?
  • У нас тоже. Только светлая выходит на помой­ку.— После этих светских подробностей я решил пред­ставиться.— Меня зовут Юра, а тебя?

И мальчик сказал:

— Павлик.

Сколько было потом знакомств, сколько звучало в моих ушах имен, ничто не сравнится с тем мгновением, когда в заснеженном московском переулке долговязый мальчик негромко назвал себя: Павлик.

Каким же запасом индивидуальности обладал этот мальчик, затем юноша — взрослым ему не довелось стать,— если сумел так прочно войти в душу другого человека, отнюдь не пленника прошлого при всей люб­ви к своему детству.

Слов нет, я из тех, кто охотно вы­зывает духов былого, но живу я не во мгле минувшего, а на жестком свету настоящего, и Павлик для меня не воспоминание, а соучастник моей жизни.

Порой чувст­во длящегося во мне его существования настолько сильно, что я начинаю верить: если твое вещество во­шло в вещество того, кто будет жить после тебя, зна­чит, ты не умрешь весь. Пусть это и не бессмертие, но все-таки победа над смертью.

Я знаю, что еще не могу написать о Павлике по-настоящему. И неизвестно, смогу ли когда-нибудь. Мне очень многое непонятно — ну хотя бы, что зна­чит в символике бытия смерть двадцатилетних. И все же он должен быть в этой книге, без него, говоря словами Андрея Платонова, народ моего детства не­полон.

Поначалу наше знакомство больше значило для Пав­лика, нежели для меня. Я уже был искушен в дружбе. Помимо рядовых и добрых друзей, у меня имелся зака­дычный друг, чернявый, густоволосый, подстриженный под девочку Митя Гребенников. Наша с ним дружба на­чалась еще в нежном возрасте четырех лет.

Митя был жителем нашего дома, но с год назад его родители поменяли квартиру. Митя оказался по сосед­ству в большом шестиэтажном доме, на углу Сверчкова и Потаповского, и ужасно заважничал. Дом был, прав­да, хоть куда, с роскошными парадными, тяжелыми две­рями и просторным плавным лифтом.

Митя не уставал хвастаться своим домом: «Когда глядишь на Москву с шестого этажа…», «Не понимаю, как люди обходятся без лифта…» Я деликатно напомнил, что совсем недавно он жил в нашем доме и прекрасно обходился без лифта.

Глядя на меня влажными темными глазами, похожими, если верить взрослым, на чернослив, Митя брезгливо сказал, что это время кажется ему страшным сном. За такое следовало набить морду.

Но Митя не только внешне походил на девчонку — слабодушный, чувствительный, слезливый, хотя и способный к исте­рическим вспышкам ярости,— на него рука не подыма­лась. И все-таки я ему всыпал. С истошным ревом он схватил фруктовый нож и попытался зарезать меня.

Впрочем, по-женски отходчивый, он чуть ли не на дру­гой день полез мириться. «Наша дружба больше нас са­мих, мы не имеем права терять ее» — вот какие фра­зы и еще похлестче уже тогда умел он загибать. Отец у него был адвокатом, и Митя унаследовал дар веле­речия.

Наша драгоценная дружба едва не рухнула в первый же школьный день. Мы попали в одну школу, и наши матери позаботились усадить нас за одну парту. Когда выбирали классное самоуправление, Митя предложил меня в санитары. А я не назвал его имени, когда вы­двигались кандидатуры на другие общественные посты.

Источник: https://gigabaza.ru/doc/90268.html

Основная цель урока по рассказу Ю. М. Нагибина «Мой первый друг, мой друг бесценный» определяется словами самого писателя.

О своих автобиографических рассказах он писал: «В последнее время самые разные люди спрашивали в письмах, чем объясняется такая преданность месту и дням своего начала. Конечно, интерес этот не только литературного плана, вернее, вовсе не литературного плана.

Он связан с тревогой нынешнего дня: как растить человека, как укрепить, сохранить в молодой душе те хрупкие нравственные ценности, без которых даже самая благополучная жизнь нища и пуста».

Рассказ Ю. Нагибина относится к тем произведениям, которые помогают воспитывать в юных читателях эти духовные ценности.

      На изучение рассказа «Мой первый друг, мой друг бесценный» следует отвести не менее двух уроков. Сначала в классе можно прочесть автобиографию писателя, которая помещена в хрестоматии.

      Если учитель имеет возможность, следует заранее предложить некоторым учащимся прочесть автобиографические рассказы писателя, например из «Книги детства»: «Дом № 7», «Не в ту сторону», «Меломаны», «Почему я не стал футболистом». Или из книги «Чистые пруды»: «Я изучаю языки», «Шампиньоны», «Торпедный катер» и др.

      Коротенькие рассказы отдельных эпизодов или чтение отрывков даст более цельное представление о детстве писателя и заинтересует учащихся.

      Приступая к изучению рассказа «Мой первый друг, мой друг бесценный», учитель будет иметь в виду, что изучение и восприятие этого произведения потребуют особой подготовки. В записках о себе Ю. М.

 Нагибин сказал: «Я почти никогда не писал специально для детей, и вместе с тем ряд моих книг был издан Детгизом… Выходит, что некоторые мои произведения представляют интерес для детей школьного возраста…» Это тот случай в школьной практике, когда юным читателям «надо еще тянуться».

Поэтому потребуется специальная предварительная работа над языком произведения, так как в рассказе много незнакомых слов.

      Целый ряд слов можно заранее выписать с объяснениями на доске и предварительно познакомить с ними учащихся, например: инстинкт (самосохранения) — врожденная способность совершать целесообразные действия; индивидуальность — особенности характера; велеречие — высокопарный язык; фарс — пьеса пошлого содержания, фальшивая игра; нравственный кодекс — свод законов, совокупность правил, убеждений; целомудрие — чистота; летаргия — болезненный сон и др.

      Остальные слова учитель может объяснять репликами при чтении.

      Лучше, если рассказ прочтет сам учитель. Выразительное чтение произведет на учащихся более сильное впечатление. Это оправдано еще и тем, что в рассказе есть такие места, которые потребуют попутных дополнительных комментариев.

После чтения рассказа можно поговорить о том, как перекликается биография писателя и его рассказ, что нового узнали школьники о жизни писателя из этого произведения. Закончить эту часть урока можно рассуждениями о том, что такое автобиографический рассказ и какие еще произведения подобного жанра известны шестиклассникам.

Отвечая на эти вопросы, учащиеся вспомнят произведения М. М. Зощенко («Золотые слова», «Великие путешественники»), В. П. Астафьева («Васюткино озеро»), М. Горького и др.

      В заключительной части урока можно поговорить о том впечатлении, которое рассказ произвел на учащихся.

      Дома ребятам предлагается еще раз прочитать те места из рассказа, которые относятся к Мите Гребенникову, и ответить на вопросы.

      — Почему свою дружбу с Митей Гребенниковым рассказчик назвал мнимой дружбой? Что такое мнимая дружба?

      Отвечая на эти вопросы на следующем уроке, ученики расскажут, когда началась дружба ребят, почему рассказчик называет Митю «закадычным» другом, каково было поведение Мити, чем особенно он раздражал.

Следует обратить внимание на портрет Мити, в котором чувствуется отношение автора: «чернявый, густоволосый, подстриженный под девочку»; «влажные, темные, как чернослив, глаза», а также речь Мити: «Наша дружба больше нас самих, мы не имеем права терять ее», «драгоценная дружба».

Все это поможет понять, что такое мнимая дружба и почему, сблизившись с Павликом, рассказчик долго не догадывался, что появилась иная, настоящая дружба.

      Основное внимание на уроке будет обращено на главного героя рассказа — Павлика, его дружбу с рассказчиком, становление характера, героический подвиг. Вот примерные вопросы для беседы в классе.

      — Когда рассказчик «впервые приметил» Павлика? Какое Павлик произвел впечатление и чем можно было это объяснить?

      — Как выглядел он? Нарисуйте его портрет. («Длинный, тонкий, бледно-веснушчатый мальчик с большими серо-голубыми глазами в пол-лица… скупо улыбался особо залихватским выходкам, слабый румянец скованного возбуждения окрашивал его щеки».)

      — Как относился рассказчик к Павлику в первое время их знакомства? («Мне казалось, что я просто покровительствую робкому «чужаку».)

      — Почему «у дворовых и у школьных ребят навсегда засело в памяти, что в нашей паре я был ведущим, а Павлик ведомым»? А как было на самом деле?

      — Что такое «душевное превосходство»?

      — Как вы понимаете выражения: «Его нравственный кодекс был строже и чище моего», «Павлик не понимал сделок с совестью, тут он становился беспощаден»? Опишите, как рассказчик «на своей шкуре испытал, каким непримиримым может быть мягкий, покладистый Павлик». Из-за чего возник конфликт между друзьями? Когда и почему возобновилась их дружба?

      — «Я знаю, что привлекло Павлика ко мне и чем явился для меня он в начале наших отношений». Найдите и прочитайте в рассказе, чем привлекал героя рассказа Павлик.

      — Как осуществлялись друзьями «поиски своего лица»? Сопоставьте эти факты с биографией писателя. Чем они дополняют друг друга?

      — Как погиб Павлик? Почему рассказчик связывает смерть Павлика со всей его жизнью?

      — «Если мерить мою жизнь последним поступком Павлика, разве могу я считать, что ни в чем не виноват? Нет. Виноват». О какой вине говорит писатель? Перечитайте соответствующий отрывок в рассказе. Как вы понимаете смысл этих слов?

      — Вспомните стихотворение А. С. Пушкина, которое начинается словами: «Мой первый друг, мой друг бесценный…». Кому оно посвящено? Как вы думаете, почему Ю. Нагибин так же назвал свой рассказ? (Сначала рассказ назывался «Павлик».)

      — Как связан рассказ Ю. Нагибина с нашим временем? Какие чувства волновали вас при его чтении?

      Дома учащимся предлагается написать рассказ о своем друге.

    В заключение можно обратить внимание шестиклассников на строки из рассказа Ю. Нагибина: «Когда мы недавно собирались в нашем старом дворе… вспоминали Ивана, вспоминали Арсенова, Толю Симакова, Борьку Соломатина…» О судьбе этих и других ребят, с кем прошло детство писателя, можно прочитать в «Книге детства» Ю. Нагибина: это рассказы «Дом № 7», «Иван», «Непобедимый Арсенов», «Ливень».

Источник: http://www.veselyy-ranets.ru/index.php/metodicheskie-rekomendatsii-po-prepodavaniyu-literatury-v-shkole/metodicheskie-sovety-po-prepodavaniyu-literatury-v-6-klasse/1752-yu-m-nagibin-moj-pervyj-drug-moj-drug-bestsennyj

Методическая разработка по литературе (6 класс) на тему: Конспект урока по литературе в 6 классе (по учебнику В.Я.Коровиной) Диденко Ларисы Дмитриевны, учителя МБОУ СОШ №11 Становление характера человека в рассказе Ю.Нагибина «Мой первый друг, мой друг бесценный»

Конспект урока по литературе в 6 классе (по учебнику В.Я.Коровиной) Диденко Ларисы Дмитриевны, учителя МОУ СОШ №11

Становление характера человека в рассказе Ю.Нагибина «Мой первый друг, мой друг бесценный».

Цели: 1) Проверить знание биографии Ю.Нагибина учащимися

    2) Обучать умению отбирать и систематизировать материал из текста для работы над темой

    3) Развивать навыки выразительного чтения

   4) Воспитывать чувство патриотизма, скромность, уважение к старшим

Задачи: 1) Повторить литературоведческие термины ( с целью подготовки к ЕГЭ по русскому языку и литературе)

        2) Учить работать с планом по тексту

Оформление доски:

«…Как растить человека, как укрепить, как сохранить в молодой душе те хрупкие, нравственные ценности, без которых даже самая благополучная жизнь нища и пуста».

Становление характера человека в рассказе Ю.Нагибина «Мой первый друг, мой друг бесценный».

Словарь урока:

Тема

Идея

Антитеза

Таблица, которая должна получиться у детей в тетради:

2. Идея

Каждый несет ответственность перед всей планетой. От поведения каждого зависит мир на Земле.

3. Становление характера Юры

– Самолюбив, заносчив, не признает своих ошибок

– поддается влиянию со стороны

+ «книжный мальчик»

+ целеустремленный

+  хорошо и ровно учится

+ терпеливый

+ патриот: помнит о подвиге погибших во время ВОв, чувствует ответственность перед всей планетой, понимает, что и от его поведения зависит мир на Земле

Оборудование: учебник для 6 класса (под редакцией В.П.Полухиной , В.Я.Коровиной и др.), распечатки тропов, толковый словарь Ожегова

Методы и приёмы: 1) по источнику  приобретения знаний: словесные (рассказ, беседа); наглядные (демонстрация); практические методы обучения (выполнение заданий по указанию и по образцу)

2) по способу деятельности учащихся:  информативно – рецептивный  ( учитель (учебник) дает информацию, а ученик ее воспринимают, осмысливают, воспринимает);  репродуктивный метод (ученик воспроизводит материалы по заданию или вопросу учителя); проблемное преподавание (учитель ставит проблему, находя совместно с учащимися её решение)

     3) по способу деятельности взаимосвязи учителя и учащихся: информационно-рецептивные (рассказ, пояснение, самостоятельная работа по учебнику);  коммуникативное творчество ( беседа, проблемное задание);  познавательно-рефлексивные = логико-познавательные приемы ( анализ, синтез, обобщение, конкретизация, индукция, дедукция, аналогия составляющих); системно-структурные (систематизирующая таблица); контрольно-коррекционные(уточнение ответов, исправление ответов, анализ ошибок).

Ход работы

Завтра, 17 апреля, 14 лет со дня смерти Юрия Нагибина. Вспоминая биографию этого писателя, говоря о произведениях, созданных им, мы благодарим его за огромный вклад в русскую литературу. Безусловно, личность писателя, даже его внешность, помогают лучше понять нам творчество Ю.Нагибина.

Высокий лоб. Низкие брови, глубокий, задумчивый взгляд – все это указывает на сильный, стойкий характер. В жизни Ю.Нагибину многое пришлось пережить. Он рос в период между Гражданской и Великой отечественной войнами, но годы юности и детства писатель считал самыми лучшими годами своей жизни.

Читайте также:  Краткое содержание алданов чертов мост точный пересказ сюжета за 5 минут

– Дома вы должны были подготовить пересказ биографии писателя (Ю.Нагибина) по учебнику от 3 лица.

(1 человек у доски)

– Сопоставьте рассказ выступающего с планом, записанным на доске (открываю доску).

За доской:                                                    План

  1. Дата и место рождения
  2. Роль отчима в жизни Ю.Нагибина
  3. Места учебы
  4. Ю.Нагибин на войне
  5. Ю. Нагибин  – «взрослый» писатель

Какие вопросы не были освещены?

Что ещё рассказал ученик, чего нет в плане?

(Не внесены в план 1)Кем хотел стать писатель. 2) Книги, сценарии Ю.Нагибина)

Мнение консультанта (исправляет или дополняет учеников)

P.S.: консультант – это сильный ученик в «шапочке учёного» 

-Найдите и прочитайте в статье учебника, чем для Ю.Нагибина были его рассказы и повести.

(Это его настоящая биография, куда более подлинная, чем эти беглые записи)

– Сегодня на уроке мы начнем знакомство с этой настоящей биографией поближе.

Как происходило становление характера человека в рассказе Ю.Нагибина «Мой первый друг, мой друг бесценный» – тема сегодняшнего урока. Мы будем учиться отбирать и систематизировать материал из текста для раскрытия темы урока.

  1. Проверка первичного восприятия

– В теме урока уже определен жанр произведения – рассказ. Что такое рассказ?

(На доске:                            Словарь урока:

                           Рассказ)

– Докажите, что «Мой первый друг…» – рассказ.

(На mp3-проигрывателе звучит стихотворение А.С.Пушкина, посвящённое Пущину«Мой первый друг, ой друг бесценный…»)

– Стихотворение какого поэта начинается этой строчкой? Кому оно посвящено?

– Почему, по-вашему, Ю.Нагибин называет свой рассказ строкой пушкинского стихотворения?

– Название отражает тему или идею произведения?

– Что такое тема?

(На доске:                                   Словарь урока:

                                                            Тема)

– Какова тема рассказа?

(Бесценный друг, бесценная дружба)

– Что такое идея?

(На доске:                                   Словарь урока:

                                                          Идея)

– Как она чаще всего формулируется? В какой части текста?

– Какова идея рассказа?

(Каждый несет ответственность перед всей планетой. От поведения каждого зависит мир и покой на Земле.)

Мнение консультанта (исправляет или дополняет учеников):

Сам Ю.Нагибин о своем рассказе говорил, что писал его, отвечая на вопрос «как растить человека, как укрепить, сохранить в молодой душе те хрупкие, нравственные ценности, без которых даже самая благополучная жизнь нища и пуста».

– В тетради подпишите число, тему урока.

– Начертите таблицу. Заполните первых две строки( учитель заполняет таблицу на доске).

(Знание содержания рассказа)

– Где и когда происходят события?

(Предвоенное время, в Москве, в Армянском переулке)

– От чьего лица ведется повествование?

( От лица рассказчика, т.е. от 1 лица. Мальчика зовут Юра)

-С кем дружил Юра?

(С Митей Гребенниковым и Павликом)

– Кто из них был настоящим, бесценным  другом?

(Павлик)

– Из-за чего возник конфликт между друзьями? Как он их характеризует?

(Из-за предательства Юры во время урока немецкого языка. Павлик «не признавал сделок с совестью» и считал, что «прощение предательства немногим отличается от самого предательства». Он «презирал всякие обходные пути, мелкие уловки и хитрости, все скользкое, уклончивое, двусмысленное – прибежище слабых душ».

– Каким было примирение?

(Юра понял свою ошибку и своим поведением показал, что он понимает правоту Павлика).

– Долго ли продлилась дружба мальчиков? Почему?

(Павлик погиб, когда ему было 20 лет,  на фронте осенью 1941 года под Сухиничами. Он сгорел заживо, но не сдался фашистам.)

 – Попробуйте узнать героев рассказа по их описаниям.

  1. «…Ему льстила дружба с «товарищем санитаром», а под прицелом чистопрудного «пушкаря» он наслаждался превосходством своей тонкой девичьей красоты над моей скуластой, широконосой заурядностью. Пока фотограф колдовал под черной тряпкой, чистопрудные кумушки наперебой восторгались его глазами – «черносливом», прической с противным названием «бубикопф» и кокетливым черным бантом на груди».

                                                                              (Митя Гребенников)

  1. «Худущая, изжелта-серая, напоминающая лемура громадными темными подглазьями на изможденном, в кулачок, личике, он казалось умирающей от какой-то страшной болезни. Но она была совершенно здорова, никогда не пропускала уроков, даже во время эпидемий гриппа, валивших всех учителей подряд. Она могла наорать на ученика за рассеянный взгляд или случайную улыбку. Куда хуже крика были ее въедливые нотации, она словно кусала тебя обидными словами».

                                                                                    (Елена Францевна)

  1. «На уроках немецкого я чувствовал себя принцем. Мать не зря надрывалась над пишущей машинкой, выколачивая рубли для оплаты фрейлин Шульц, омрачившей мои детские годы. В мою довольно тупую  к языкам голову вошло столько немецких слов, стихов и грамматических правил, не говоря уже об этих «эхт берлинер аусшпрахе», что все наши часто менявшиеся школьные немки души во мне не чаяли.

                                                                                       (Юра)

  1. «Он был Атосом не только наших детских игр в мушкетеры, он обладал характером Атоса: безупречным и благородным всегда и во всем, вопреки всему».

                                                                                                   (Павлик)

  1. Сообщение нового материала.

– В последнем отрывке (о Павлике) автор использует необычный прием – переименование. Как автор называет Павлика?

(Атосом) 

Такой прием называется метонимией.

(Креплю понятие на доску)

– Прочитайте определение метонимии в словаре литературоведческих терминов на

– В чем заключается связь характеров Павлика и Атоса?

(Оба безупречны и благородны во всем. Вопреки всему.)

– Кто учился у Павлика благородству, прямоте, честности?

(Юра)

– Каким мы видим Юру в начале рассказа?

(«Выставляющимся» перед Павликом)

– Найдите и прочитайте этот фрагмент.

( «И в такой момент я поймал себя …»)

– Как вы понимаете значение слова симулирую?

(Ученик-консультант дает определение по толковому словарю:

Симулировать – притворяясь, создать (-авать) ложное представление о наличии чего-нибудь.)

– Рассказчик говорит, что он возненавидел в этот момент Павлика. Была ли для этого причина? Как здесь раскрывается характер Юры?

(В тетрадь( учитель заполняет таблицу на доске): Юра самолюбив, заносчив, не любит признаваться в собственных ошибках, оплошностях.)

– В каком еще эпизоде подтверждается эта мысль? Найдите в тексте, прочитайте.

(Юра не хотел признаваться в собственном предательстве)

-Подобную ситуацию в рассказе мы уже встречали, только было это с другим мальчиком. Расскажите об этом.

(«Прижатый в угол, Митя сознался в доносе. Он оговорил меня для моей же пользы, боясь, что дурные наклонности вновь пробудятся во мне и погубят мою столь счастливо начавшуюся карьеру…» )

– Т.о. мы можем сделать вывод о том, что Юра уподобился Мите, а значит,  легко поддавался влиянию со стороны.

(В тетрадь (учитель заполняет таблицу на доске): Поддается влиянию со стороны)

– Когда рассказчик приятельствовал с Митей, чему полезному он научился? Становился ли он богаче душевно?

(Ничему. Не становился.)

_ А когда дружил с Павликом?

(Научился многому)

– Какой художественный прием использует автор, показывая влияние Мити и Павлика на рассказчика?

(На доске:                             Словарь урока:

                                                Антитеза

– Что такое антитеза?

(Противопоставление)

– Этот же прием Ю.Нагибин использует, изображая семьи Юры и Павлика. Найдите эпизоды о семьях мальчиков, прочитайте их.

– Как семья повлияла на становление Юры?

(В тетрадь( учитель заполняет таблицу на доске): он был «очень книжным мальчиком»)

– От какой жизни отказался Юра, благодаря Павлику?

(От «ползучей жизни», т.е. жить «изо дня в день: школа, футбол, кино, девочки, а там видно будет»)

– Значит, какое качество характера появляется у Юры, когда он дружил с Павликом?

(В тетрадь( учитель заполняет таблицу на доске): целеустремленность)

– Как учились мальчики?

(В тетрадь( учитель заполняет таблицу на доске): учились хорошо и ровно)

-Чем увлекались в поисках самих себя?

(Химией, физикой, географией, биологией, электротехникой, «парашютным» спортом, балансированием.)

– Вспомните эпизод, когда мальчики на лбу, носу, подбородке пытались удержать какой-либо предмет. Для чего Павлик на очень долгое время затягивал это действо?

(Учил Юру терпению)

– И тот учился?

(Да)

(В тетрадь( учитель заполняет таблицу на доске): терпеливый)

– По мнению рассказчика, он учился у Павлика даже после его смерти. Об этом он пишет в последних двух абзацах рассказа. Прочитайте их. (с.90)

-Чему же теперь учится Юра?

(1) памяти о подвиге умерших;

2) чувству ответственности каждого перед всей планетой, перед миром на Земле.)

– Можно ли в этой ситуации назвать Юру патриотом? Кто такой патриот?

(Ученик-консультант дает определение по толковому словарю)

(В тетрадь ( учитель заполняет таблицу на доске): патриот :помнит о подвиге погибших, чувствует ответственность перед всей планетой, понимает, что и от его поведения зависит мир на Земле)

– Посмотрите внимательно на составленную нами схему. Что вы заметили?

(Закончили тем, с чего начали)

– Как вы думаете, почему эти слова мы записали дважды в таблицу?

(Т.к. автор хочет, чтобы мы тоже, как и рассказчик задумались о своем пребывании в этом мире, старались бы быть лучше, чище, нравственнее, стремились бы быть похожими на таких, как Павлик и критично относились бы к своим порокам.)

  1. Индивидуальная работа учащихся.

– Вот и известный поэт Евгений Евтушенко, подобно Юре из рассказа «Мой первый друг, мой друг бесценный», критикует свои недостатки в стихотворении «Зависть». (Читает Биккулова Катя)

Завидую я.

Этого секрета не раскрывал я раньше никому.

Я знаю, что живет мальчишка где-то,

И очень я завидую ему.

Завидую тому, как он дерется, –

Я не был так бесхитростен и смел.

Завидую тому, как он смеется, –

Я так смеяться в детстве не умел.

Он вечно ходит в ссадинах и шишках, –

Я был всегда причесанней, целей.

Все те места, что пропускал я в книжках,

Он не пропустит. Он и тут сильней.

Он будет честен жесткой прямотою, злу не прощая за его добро,

И там, где я перо бросал: «Не стоит!» –

Он скажет: «Стоит!» – и возьмет перо.

Он если не развяжет, так разрубит,

Где я не развяжу, не разрублю.

Он, если уж полюбит, не разлюбит,

А я и полюблю, да разлюблю.

Я скрою зависть. Буду улыбаться.

Я притворюсь, как будто я простак:

«Кому-то же ведь надо ошибаться,

 кому-то же ведь надо жить не так».

Не сколько б ни внушал себе я это,

Твердя: «Судьба у каждого своя», –

Мне не забыть, что есть мальчишка где-то,

Что он добьется большего, чем я.

– К сожалению, Павлик многого не успел достичь, но суть не в этом. Суть в том, что всегда нужно стремиться к самосовершенствованию.

а) – Современны ли сегодня вопросы, поднятые в рассказе Ю.Нагибина? Почему?

б) Оценки за урок.

        11 .Д/З

За доской: по выбору:

1)составьте устный рассказ о становлении характера Юры в рассказе «Мой первый друг, мой друг бесценный…»

или

2) напишите сочинение «Мой друг»

*3) (для сильных) прочитайте дополнительно любой из рассказов Ю.Нагибина: «Дом №7», «Иван», «Непобедимый Арсенов», «Ливень».

Список использованной литературы:

Источник: https://nsportal.ru/shkola/literatura/library/2013/01/02/konspekt-uroka-po-literature-v-6-klasse-po-uchebniku

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector