Краткое содержание пегий пес, бегущий краем моря айтматова точный пересказ сюжета за 5 минут

Урок внеклассного чтения по повести Чингиза Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря». по повести Чингиза Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря». — презентация

Краткое содержание Пегий пес, бегущий краем моря Айтматова точный пересказ сюжета за 5 минут

1 Урок внеклассного чтения по повести Чингиза Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря». по повести Чингиза Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря».<\p>

2 Словарная работа Нивхи – народ живущий в бассейне реки Амур (Хабаровский край) и на острове Сахалин. Численность 4, 4 тыс. человек (1970). Основу хозяйства нивхов составляли рыболовство, морской зверобойный промысел. Нивхи – народ живущий в бассейне реки Амур (Хабаровский край) и на острове Сахалин. Численность 4, 4 тыс. человек (1970). Основу хозяйства нивхов составляли рыболовство, морской зверобойный промысел. Орлан – крупная хищная птица семейства ястребиных. Орлан – крупная хищная птица семейства ястребиных. Юкола – вяленая на солнце рыба. Юкола – вяленая на солнце рыба. Кухлянка – верхняя меховая одежда у народов Севера. Кухлянка – верхняя меховая одежда у народов Севера. Клан – родовая община. Клан – родовая община.<\p>

3 Чингиз Айтматов Родился он в 1028 году в ауле Шекер Кировского района Киргизской ССР. Благодаря родителям он с раннего детства приобщился к русскому языку, к русской культуре. С другой стороны бабушка по отцу открыла перед ним волшебный мир киргизских сказок и народных песен. Таким образом, и русский, и киргизский языки стали для будущего писателя родными. Это – то и повлияло на последующее творчество Чингиза Айтматова. Родился он в 1028 году в ауле Шекер Кировского района Киргизской ССР. Благодаря родителям он с раннего детства приобщился к русскому языку, к русской культуре. С другой стороны бабушка по отцу открыла перед ним волшебный мир киргизских сказок и народных песен. Таким образом, и русский, и киргизский языки стали для будущего писателя родными. Это – то и повлияло на последующее творчество Чингиза Айтматова. Увлечение литературой началось в школе. Однако в 1942 году школу пришлось оставить, чтобы помочь матери поднять четырех младших братьев. В тяжелые военные годы он работал секретарем сельсовета, налоговым агентом, учетчиком тракторной бригады. После войны Чингиз с отличием закончил Джамбульский зооветтехникум, а затем и Киргизский сельскохозяйственный институт. Проработав три года зоотехником, Чингиз Айтматов в 1956 году поступил на высшие литературные курсы. Увлечение литературой началось в школе. Однако в 1942 году школу пришлось оставить, чтобы помочь матери поднять четырех младших братьев. В тяжелые военные годы он работал секретарем сельсовета, налоговым агентом, учетчиком тракторной бригады. После войны Чингиз с отличием закончил Джамбульский зооветтехникум, а затем и Киргизский сельскохозяйственный институт. Проработав три года зоотехником, Чингиз Айтматов в 1956 году поступил на высшие литературные курсы. Перед тем, как стать профессиональным писателем, Чингиз Айтматов некоторое время работал редактором журнала «Литературная Киргизия» и корреспондентом газеты «Правда». Перед тем, как стать профессиональным писателем, Чингиз Айтматов некоторое время работал редактором журнала «Литературная Киргизия» и корреспондентом газеты «Правда». Начало литературной деятельности Чингиза Айтматова относится к 1952 году. В это время появляются его первые рассказы. А с 1957 года стали появляться произведения, принесшие ему всемирную известность: «Лицом к лицу» (1957), «Джамиля» (1958), «Первый учитель» (1962), «Прощай, Гульсары», (1966), «Белый пароход» (1970) и др. Начало литературной деятельности Чингиза Айтматова относится к 1952 году. В это время появляются его первые рассказы. А с 1957 года стали появляться произведения, принесшие ему всемирную известность: «Лицом к лицу» (1957), «Джамиля» (1958), «Первый учитель» (1962), «Прощай, Гульсары», (1966), «Белый пароход» (1970) и др. Его произведения «Буранный полустанок» и «Плаха», посвященные острым проблемам современности, вызвали огромный читательский резонанс. В этих произведениях с наибольшей силой проявилась гражданская позиция Чингиза Айтматова, считавшего себя лично ответственным «за судьбу человеческой культуры, за нравственный климат на нашей планете». Его произведения «Буранный полустанок» и «Плаха», посвященные острым проблемам современности, вызвали огромный читательский резонанс. В этих произведениях с наибольшей силой проявилась гражданская позиция Чингиза Айтматова, считавшего себя лично ответственным «за судьбу человеческой культуры, за нравственный климат на нашей планете». Чингиз Айтматов наряду с писательской занимался активной общественной деятельностью. Он неоднократно избирался депутатом Верховного Совета СССР, был членом французской Академии искусств, заместителем председателя Комитета солидарности писателей Азии и Африки, инициатором и организатором Иссык – Кульского форума. Чингиз Айтматов наряду с писательской занимался активной общественной деятельностью. Он неоднократно избирался депутатом Верховного Совета СССР, был членом французской Академии искусств, заместителем председателя Комитета солидарности писателей Азии и Африки, инициатором и организатором Иссык – Кульского форума.<\p>

4 История создания повести Повесть «Пегий пес, бегущий краем моря», рассказывающая о трудной и опасной жизни охотников – нивхов, была опубликовано в 1977 году. Сам Чингиз Айтматов говорит об истории создании повести так: «Я никогда не был там, я не знаю нивхов, но я знаком с самым первым писателем этой народности, с Владимиром Санги. Владимир Санги рассказал мне следующую историю. Повесть «Пегий пес, бегущий краем моря», рассказывающая о трудной и опасной жизни охотников – нивхов, была опубликовано в 1977 году. Сам Чингиз Айтматов говорит об истории создании повести так: «Я никогда не был там, я не знаю нивхов, но я знаком с самым первым писателем этой народности, с Владимиром Санги. Владимир Санги рассказал мне следующую историю. Семилетним мальчиком он вместе со взрослыми выехал в море на охоту. Они попали в густой туман и потеряли ориентировку. По истечении двух дней, когда они потеряли всякую надежду на спасение, они увидели пролетающую птицу и взяли курс по направлению ее полета. Семилетним мальчиком он вместе со взрослыми выехал в море на охоту. Они попали в густой туман и потеряли ориентировку. По истечении двух дней, когда они потеряли всякую надежду на спасение, они увидели пролетающую птицу и взяли курс по направлению ее полета. Спустя некоторое время была обнаружена земля. Это событие было взято мною за основу, но как видите, все остальное полностью изменено». Спустя некоторое время была обнаружена земля. Это событие было взято мною за основу, но как видите, все остальное полностью изменено».<\p>

5 1.Отношение поколений. 2. Самопожертвование… Ради чего? 3.Что вынес сам Кириск для себя после случившегося ?<\p>

6<\p>

7<\p>

8<\p>

9<\p>

10 1.Отношение поколений. — уважительное отношение к старшим; — уважительное отношение к старшим; — доверие молодым; — доверие молодым; — передача опыта, профессиональных навыков молодым; — передача опыта, профессиональных навыков молодым; — верность и соблюдение традиций и обычаев; — верность и соблюдение традиций и обычаев; -самопожертвование старших во имя будущего молодых, продолжения рода и жизни. -самопожертвование старших во имя будущего молодых, продолжения рода и жизни.<\p>

11 Самопожертвование… Ради чего?<\p>

12 Мылгун Орган Эмрайин<\p>

13 Он пожертвовали собой ради Кириска, чтобы Кириск вобрал в себя и продлил в жизни все лучшее, что было в них, и передал бы это лучшее своим детям и внукам, т. е. своим поведением, своим примером они возложили ответственность за будущее Кириску. Он пожертвовали собой ради Кириска, чтобы Кириск вобрал в себя и продлил в жизни все лучшее, что было в них, и передал бы это лучшее своим детям и внукам, т. е. своим поведением, своим примером они возложили ответственность за будущее Кириску.<\p>

14 Что вынес сам Кириск для себя после случившегося? — Он теперь не сможет оставаться прежним Кириском, он будет походить чем-то на мудрого Органа, чем-то на доброго и сильного Эмрайина, чем-то на отчаянного, решительного Мылгуна. — Он теперь не сможет оставаться прежним Кириском, он будет походить чем-то на мудрого Органа, чем-то на доброго и сильного Эмрайина, чем-то на отчаянного, решительного Мылгуна. — Взрослые остались в памяти и в сердце Кириска. Благодарный мальчик увековечивает их имена в названии ветра (ветер Органа), который несет его лодку к берегу, в названии путеводной звезды (звезда Эмрайина) и названии волн (волны Мылгуна). — Взрослые остались в памяти и в сердце Кириска. Благодарный мальчик увековечивает их имена в названии ветра (ветер Органа), который несет его лодку к берегу, в названии путеводной звезды (звезда Эмрайина) и названии волн (волны Мылгуна). — С темой памяти неразрывно связана тема Родины. Только оказавшись в безбрежном море, мальчик понял, «как дорог ему Пегий пес, о котором он прежде никогда не вспоминал, беззаботно и безбоязненно резвясь на его склонах, любуясь с высоты сопки ничем не угрожающим морем. Он понял, как необходим ему этот Пегий пес, который всегда будет его ждать. Это его Родина. — С темой памяти неразрывно связана тема Родины. Только оказавшись в безбрежном море, мальчик понял, «как дорог ему Пегий пес, о котором он прежде никогда не вспоминал, беззаботно и безбоязненно резвясь на его склонах, любуясь с высоты сопки ничем не угрожающим морем. Он понял, как необходим ему этот Пегий пес, который всегда будет его ждать. Это его Родина.<\p>

15 Что делает человека человеком? Дети лишь тогда обретают зрелость и становятся настоящим человеком тогда: Дети лишь тогда обретают зрелость и становятся настоящим человеком тогда: — когда вбирают в себя опыт отцов; — когда вбирают в себя опыт отцов; — когда они преисполняются благодарностью к подвигу самопожертвования взрослых; — когда они преисполняются благодарностью к подвигу самопожертвования взрослых; — когда принимают на себя долг перед всеми, кто был до них; — когда принимают на себя долг перед всеми, кто был до них; — когда чувствуют свою обязанность сохранять, обогащать и передавать дальше то, что им оставило старшее поколение. — когда чувствуют свою обязанность сохранять, обогащать и передавать дальше то, что им оставило старшее поколение. Вот эта бесконечная преемственность поколений, скрепленных духовным родством, благодарной памятью, мужественной готовностью к самопожертвованию ради тех, кто будет жить на земле, и есть та сила, которая делает человека человеком. Вот эта бесконечная преемственность поколений, скрепленных духовным родством, благодарной памятью, мужественной готовностью к самопожертвованию ради тех, кто будет жить на земле, и есть та сила, которая делает человека человеком.<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/578217

Краткое содержание – «Пегий пес, бегущий краем моря» Айтматов

Действие повести происходит на берегах Охотского моря во времена Великой Рыбы-женщины, прародительницы человеческого рода. Мифологические мотивы органично вплетены в общую канву сюжета, таким образом, простой рассказ о судьбах человеческих превращается в притчу. В истории описана жизнь малочисленного, почти экзотического народа нивхи, что проживает на острове Сахалин.

    Море и суша — две стихии, которые находятся в вечном противоборстве. Но так было не всегда. Когда-то не было на Земле ничего, кроме воды. Жизнь зародилась в давние времена от утки по имени Лувр, которая свила себе гнездо из своих перьев. Так появилась суша.

    Приближалось утро. Одиннадцатилетнему мальчику Кириску предстояло впервые выйти в открытое море. Это важное событие, которое определит — быть ему охотником или нет.

Мальчика провожает мать и, чтобы отогнать от него злых духов кинров, нарочито не говорит вслух о предстоящем плавании. Но сам Кириск считает себя взрослым, он не боится кинров.

Вместе с ним в лодку садятся отец мальчика Эмрайин, старейшина клана Орган и двоюродный брат отца Мылгун. Отплывая от суши, мальчик видит утёс, который издали напоминает пегого пса, бегущего краем моря.

    Все взрослые понимают, что это плавание устроено специально для Кириска. Они по-доброму шутят над мальчиком, проверяя его храбрость и готовность стать охотником.

Наконец, они подплывают к первому острову, на котором расположено лежбище нерп — их добыча. Кириск в первый раз стреляет из ружья и промахивается. Он огорчён, но взрослые его не укоряют.

«С первого выстрела никто не становится охотником», — утешает мальчика Мылгун.

    Подстрелив общими усилиями одну нерпу, охотники быстро потрошат тушу. Им предстоит совершить обряд — съесть сырую печень животного. Тогда Кириск станет настоящим охотником. После печени хочется пить. Но Орган предупреждает мальчика, что нужно экономить пресную воду, ведь им ещё предстоит отправиться на другой остров и возвращаться домой. С собой у них только один бочонок с водой.

    По пути ко второму острову охотников внезапно настигает шторм. Им удаётся выжить и удержать лодку на волнах, но после крушения всё вокруг окутано туманом. Никто не знает, куда плыть, лодку уносит течением в неизвестном направлении. Человек оказывается бессильным в схватке со стихией.

    Много дней они дрейфуют в неизвестном направлении. Тушу нерпы пришлось сбросить в море. Осталось лишь немного вяленой юколы и бочонок с водой, который стремительно опустошается. Распределение воды — ответственное дело, которым занимается старик Орган.

Нужно растянуть питьё на много дней, каждому достаётся самая малость. Как старейшина, Орган принимает решение не пить совсем, а вскоре решается на более отчаянный поступок — броситься в море. Спасти мальчика — главная задача, ведь он — будущее рода.

Постепенно вслед за Органом уходят Мылгун и Эмрайин. Кириск лежит в лодке полумёртвый, ослабший, у него нету сил даже на то, чтобы допить последние капли из бочонка. В самый последний миг перед его глазами появляется Пегий пёс, а это значит, что он добрался до дома.

Жизненная сила в нём поборола стихию.

Источник: http://libaid.ru/katalog/a/ajtmatov-chingiz/2825-kratkoe-soderzhanie-pegij-pes-begushchij-kraem-morya-ajtmatov

В зеркалах миров и культур: этнографические заметки на полях повести ч.айтматова «пегий пес, бегущий краем моря»

 

В богатейшем континууме отечественной национальной и региональной литературы есть сложные феномены, принадлежащие нескольким культурам и показывающие читателю чуждый, незнакомый ему мир сквозь призму другого, собственного мира . Один из таких феноменов — повесть Ч.Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря».

Ч.Айтматов (1928-2008) — классик киргизской и советской литератур, писавший по-киргизски и по-русски на разные национальные и общечеловеческие сюжеты.

До сих пор не вполне понятно, по какой причине он вдруг обратился к сюжету, связанному с нивхами — жителями Сахалина. Можно думать, что здесь сыграла роль встреча с нивхским писателем В.Санги (р.1935), которому и посвящена повесть. Так или иначе, повесть Ч.

Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря» была опубликована в 1977 г., встречена весьма положительно, была экранизирована.

Кадр из фильма «Пегий пес, бегущий краем моря» 

Сюжет повести: из селения, лежащего под сопкой Пегий Пес, отправляются на морскую охоту трое мужчин — старик Орган, Мылгун, Эмрайин — и мальчик Кириск, сын Эмрайина, выходящий на свою первую в жизни охоту. Лодка с охотниками попадает в шторм, и потом в штиль в сплошном тумане. Охотники остаются обреченными на гибель без еды и главное — без воды.

Мужчины один за другим по ночам бросаются в море, чтобы спасти тех, кто останется последними — сначала старший из всех Орган, затем Мылгун, а потом и Эмрайин, оставляющий сыну какие-то шансы на спасение — одному в лодке посреди моря.

Оставшись один, Кириск, помня советы старших, по полету совы и ветру находит нужное направление и приплывает на лодке домой, в бухту Пегого Пса.

Драматизм сюжета — в отношении охотников к морю, к смерти, к своим товарищам, к младшим.

Этнографическая канва повести — в мифологии охотников, в их представлениях о морской хозяйке, Рыбе-женщине, а также в тонко показанном умении ориентироваться в море по направлению ветра, по звездам, по полету полярной совы, которая летает над открытым морем только по прямой с острова на остров. Само название повести, данное по месту, по горе над морем, ставит в центр повествования не людей, а мир в его единстве с ними — с доминантой вечного.

Вполне понятно, что такая повесть, появившаяся почти в пик застойного времени, раскрывала читателям совершенно особый мир — мир маленького народа, отважных морских охотников, народа, обладающего своими верованиями, своей удивительно глубокой философией жизни, ярко и драматично выраженным чувством заботы и ответственности старших за младших — детей, идущих по стопам отцов. Такой образ народа, культуры, образ мира, размещенный в чьем-то сознании, оказался как нельзя более востребованным и был по-своему новым в искусстве социалистического реализма. Литературная критика в отношении подобных произведений, вышедших из-под пера маститых авторов, всегда была благосклонной, обзор суждений критиков о «Пегом псе…» — дело будущего.

Произведения, столь яркие и масштабные, для многих читателей становятся авторитетным источником сведений о культуре описанного в них народа.

Можно ли что-то извлечь из повести Айтматова о традиционной культуре нивхов? Лаконичное описание одежды, характеристика лодки, которую три года строил Орган из ствола огромного тополя, навыки морских охотников в определении направления движения в море — это не без труда извлекается из текста. Много места занимает духовный мир героев, их вера, культ Женщины-Рыбы, столь органично связываемый с традиционным занятием нивхов.

Возможно, проницательный читатель и заметил в повести Айтматова ряд странностей. Лодка охотником названа каяком, но каяк — это мешок из шкур морского зверя на каркасе и четыре человека в него не поместятся.

По описанию лодка у охотников «долбленая из ствола могучего тополя», но такие лодки каяками не называются и на таких лодках в открытое море не выходят… Культ Женщины-Рыбы в специальном исследовании по мифологии нивхов  [4] не отмечен.

Винчестер вдруг оказывается однозарядным, требующим, чтобы в него вложили очередной патрон после одного выстрела — над такой деталью посмеются не только в Техасе, но и, к примеру, на Чукотке.

Кстати, именно на Чукотке эту повесть Ч.Айтматова должны были бы прочесть с особым пристрастием.

Дело в том, что сюжет «Пегого пса…», подсказанный или рассказанный писателю Владимиром Санги, не оригинален — он явно заимствован из малоизвестного широкому читателю литературного континуума региональной северной прозы 1970-х годов.

Источником его оказывается небольшая повесть магаданского писателя Владилена Леонтьева (1928-1988) «Не всегда прямой путь близок», опубликованная впервые в 1974 г. [2], и позже переработанная и выпущенная под названием «Пора охоты на моржей» в одноименном сборнике в 1984 г.

Автор ее провел детство и юность на Чукотке в Уэлене, ходил в одну школу с Юрием Рытхэу, прекрасно знал чукотский язык и быт морских охотников, сам охотился с чукчами в море  [1].

Его роман «Антымавле-торговый человек» до сих пор является лучшим их романов о Чукотке в отношении этнографической точности изображаемых картин и блестящим по сюжету, хотя он и не столь известен, как романы Т.Семушкина, Ю.Рытхэу, Н.Шундика. Надо помнить, что В.В.Леонтьев — не только литератор, но и ученый — этнограф и языковед, его описания культуры и быта чукчей безупречно точны и его литературые призведения становятся ценным этнографическим источником.

https://www.youtube.com/watch?v=i40pHHy2Ur4

Сюжет рассказа В.В.Леонтьева — бригада охотников, выйдя на байдаре в море, не может вернуться домой из-за льда, отрезавшего байдару от берега, охотников сносит в Берингов пролив. По иронии судьбы только эта часть рассказа стала доступной читателям книги 1974 г.

— как рассказывали автору статьи в Магаданском книжном издательстве в начале 1990-х годов, в Москве просто потеряли часть рукописи В.В.Леонтьева, где, очевидно, и находилось окончание рассказа. Только эта часть и составила завязку «Пегого пса…» вместе с началом удачной охоты. Но сам рассказ В.В.

Леонтьева оказывается гораздо острее и драматичнее, чем айтматовская повесть.

Вот о чем думает у В.В.Леонтьева самый старший из охотников — Гиункеу:

В безупречной этнографической точности повествования В.В.Леонтьева сомневаться не приходится — именно так и должен был поступить по обычаю старший их охотников, видя неизбежную гибель.

Острота ситуации, опять же при безупречной точности, у В.В.Леонтьева, заключена в том, что почти все охотники — родственники Гиункеу:

Кстати, образ Ако, мальчика-школьника, видимо и является источником фигуры Кириска в «Пегом псе…».

Финал рассказа В.В.Леонтьева вполне благополучен — охотники спасены благодаря помощи самолета и пришедшего корабля.

Таков финал рассказа В.В.Леонтьева.

Но и этим еще не все сказано, хотя читателю стало понятно, что его обманули. Хэппи энд повести «Пегий пес, бегущий краем моря», сочиненный Ч.Айтматовым, в принципе не вписывается в ту культуру, о которой мы можем прочитать у других авторов — у того же В.В.Леонтьева или у его школьного товарища Юрия Рытхэу.

Что могло ждать Кириска после возвращения? Те, кто знает традиционную культуру морских охотников или те литературные произведения, которые незримо окружают повесть Ч.Айтматова — прямо скажут, ничего хорошего.

По поверьям морских охотников, например, чукчей, охотник, пропавший в море и вернувшийся домой, превращался в демоническое существо — тэрыкы, общение с которым было опасным для человека. Именно такая судьба постигает героя повести Ю.Рытхэу «Тэрыкы» (1980)  [6].

Единственная неточность, допущенная автором этого повествования — ни братья, ни кто-либо иной в поселке не могли спорить или состязаться, кому достанется в жены вдова пропавшего охотника: по поверьям чукчей, мужчина, женившийся на вдове погибшего в море человека, может повторить его судьбу….

Представления о тэрыкы, правда, несколько приукрашенные колоритом этнического секса, довольно точно отражены в статье анадырского писателя Е.Рожкова «Неприкаянные оборотни Чукотки»  [5]. Приведем ее полностью:

Неприкаянные оборотни Чукотки

Матери-чукчанки до сих пор пугают своих детей: если они не будут слушаться, то превратятся в дикарей, волосатых тэрыкы. Тэрыкы — оборотень, обросший волосами. Причем это вовсе не мифическое существо, а реально существовавшие в давние времена люди.

Суровые условия жизни в приполярных районах порождали и суровые обычаи, поверья, а главное, правила этой жизни. Человека, оказавшегося в воде в море, чукчи-охотники не имели права поднимать в лодку, ибо, по поверью, пострадавшего призывают к себе духи моря.

Не имели права охотники подбирать унесенного на льдине собрата. По поверью, унесенный в море человек превращался в оборотня, который начинал мстить людям за то, что сам когда-то был человеком.

Такие оборотни — тэрыкы — бродят вокруг стойбища, подкарауливают одиноких путников и убивают.

Обычаи прививались с раннего детства, и каждый из охотников хорошо знал, что если его унесет на льдине в море, то возвращаться в стойбище нельзя, соплеменники уже не будут его считать человеком — он превращается в тэрыкы, то есть в оборотня.

Действительно, унесенные на льдине охотники, как правило, погибали. Выжить в ледяном безжизненном, с открытой водой, пространстве практически невозможно.

И все-таки бывали редкие случаи, когда льдину после нескольких дней, а то и недель подгоняло течением или ветром к спасительному берегу. Зная о своей судьбе, спасшиеся охотники, как правило, в стойбище не возвращались. Их там уже считали погибшими.

Некоторые пытались выжить в одиночку, поселялись в дальних глухих местах, в пещерах, бывших волчьих логовах. Охотились, используя самодельные копья, ловили рыбу, летом собирали ягоды. Рано или поздно соплеменники узнавали об отшельниках. Их выслеживали и уничтожали.

Женщин пугали тем, что тэрыкы ненасытны в любви и в экстазе доводят партнерш до смерти и от них рождаются волосатые немые дети.

Правда, любвеобильных, страстных северянок эти «страшилки», похоже, не очень-то пугали. На этот счет существуют десятки разного рода поверий, легенд, сказаний.

Будто одна молодая девушка влюбилась в тэрыкы, стала навещать его, уходя далеко в скалы, где было много потаенных мест. Вскоре девушка умерла, хотя и не болела. Тэрыкы во время любовных утех якобы выпил все силы красивой молодухи.

В селе Инчоун вам даже могут показать грот, где и занималась любовью с тэрыкы девушка.

Молодые незамужние женщины, забеременев от кого-то, тут же рассказывали родителям и другим родственникам, кто отец их будущего ребенка, ибо боялись, что, скрывая тайну, дадут повод думать о том, что забеременели от тэрыкы. Уже в наши дни в далеких стойбищах женщины боялись встречи с геологами, которые носили бороды. Их считали родственниками тэрыкы.

Впрочем, современные молодые чукчанки питают особое пристрастие к бородатым белотелым мужчинам и в шутку называют их «прирученными тэрыкы».

На острове Лахтак, в лагуне Кайнупыльгин после работы геологической партии был оставлен охранять оборудование сторож. В одиночестве он прожил три года.

Когда зимой на остров приехали пастухи-оленеводы, которые считали остров безлюдным, и увидели идущего к ним бородатого, волосатого человека в тулупе, то бросились бежать с возгласами: «Тэрыкы! Тэрыкы объявился!».

Только увещевания сторожа остановили паническое бегство оленеводов.

Были случаи, когда охотников на льдине прибивало течением или ветром к Аляске. Там их встречали дружески, с уважением. Ведь выжить в ледяной пустыне мог только сильный, выносливый, с крепкой психикой мужчина. Охотники домой, на Чукотку, не желали возвращаться, обзаводились на Аляске семьями и продолжали охотиться.

В 90-е годы прошлого века, когда были разрешены безвизовые поездки с Аляски на Чукотку, в Уэлен, Инчоун, село Лаврентия прибыло несколько аляскинцев с целью найти своих родственников.

Их прадеды были родом с Чукотки и когда-то были спасены в море. Находили, но во многих случаях особых тесных связей так и не завязывалось.

Жители Чукотки своих «погибших» родственников так и считали погибшими и с осторожностью воспринимали продолжателей рода «оборотней».

О печальной участи тэрыкы-оборотней, обросших волосами, потерявших веру в человека, любовь к родному очагу, создано много не только сказаний, поверий, но и литературных произведений современными литераторами Севера. Наиболее известное из них — легенда, написанная Юрием Рытхэу, которая так и называется «Тэрыкы».

Такова традиционная культура морских охотников без писательских аберраций.

В сравнении с ней самой, доступной по этнографическим описаниям, наблюдениям тех, кто подолгу жил на Севере, и ее описаниями, принадлежащими подлинным знатокам, повесть Ч.Айтматова и сюжет В.М.

Санги — вторичный образ иной культуры, артефакт, мираж, фантом. Это продукт своего времени, сопутствовавших ему обстоятельств и тех локусов, откуда такой мираж мог быть увиден.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бурыкин А.А. Владилен Вячеславович Леонтьев (к 75-летию со дня рождения) // Этнографическое обозрение, 2004, № 1. С.134-141.
  2. Леонтьев В.В. Антымавле-торговый человек. Повести, рассказы новеллы /Предисл. Ю.С.Рытхэу. М., «Сов. Россия», 1974. С.284-305.
  3. Леонтьев В.В. Пора охоты на моржей. Магадан, 1984. С.5-33.
  4. Островский А.Б. Мифология и верования нивхов. СПб., 1997.
  5. Рожков Е.Ф. Неприкаянные оборотни Чукотки // Независимое военное обозрение, 2007, 21 мая. Режим доступа: http://nvo.ng.ru/ng_region/2007-05-21/21_chukotka.html
  6. Рытхэу Ю.С. Тэрыкы // Рытхэу Ю.С. Современные легенды. М., 1980.

Поддержите нас

 

Источник: http://zaimka.ru/burykin-pegiy-pyos/

Лаборатория Фантастики

Аннотация:

Ранним утром четыре человека отправляются далеко в море на промысел нерпы. В одном каяке плывут старейшина племени, двое взрослых сильных мужчин и мальчик, сын одного из них. Для мальчика этот день особенный и долгожданный, ведь именно сегодня он должен стать охотником.

Но случается беда – неожиданный шторм, а за ним – непроглядный туман. Охотники не утонули, но у них нет еды и очень мало воды. Неизвестно куда плыть, и неизвестно когда рассеется туман.

Каждый из людей в лодке, в меру своего жизненного опыта, думает о своей судьбе и о судьбе товарищей, каждый сам решает, как ему поступить.

Примечание:

В произведение входит:

  • Великая Рыба-женщина (2003)  
7.10 (10)

Входит в:

— сборник «Ранние журавли», 1979 г.

— сборник «Ранние журавли», 1978 г.

— журнал «Роман-газета», 1977, № 17», 1977 г.

— сборник «Эхо мира», 1985 г.

Лингвистический анализ текста:

Приблизительно страниц: 82

Активный словарный запас: очень низкий (2412 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 68 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 17%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>

Экранизации:

— «Пегий пес, бегущий краем моря» 1990, СССР, реж: Карен Геворкян



Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

demihero, 9 сентября 2010 г.

Добрался, наконец, до этой повести. Я всё откладывал её на потом, предвкушая неимоверно приятное чтение, — но вот недавно мне понадобилось зачерпнуть откуда-нибудь северного антуража, этакого чего-то неприютного, первобытного, хтонического. Я подумал: вот теперь самая пора открыть «Пегого пса…».

И — открыл и прочёл.

Скажу сразу: повесть меня разочаровала. Нет, она весьма неплоха, и даже стоит её перечитать когда-нибудь, — разочарование случилось того рода, когда нечто ожидаемо превосходное оказывается вдруг не более, чем просто хорошим. Добротным.

Одна моя знакомая, в художественном вкусе которой я не сомневаюсь, как-то раз мне сказала, что после «Пегого пса, бегущего краем моря» долгое время не могла читать других авторов — настолько совершенным ей показался айтматовский язык. И я, конечно, в первую очередь ждал чего-то удивительного именно от языка этой повести.

Оказалось: хороший русский язык профессионального советского писателя. Но и только. Никакого великолепия или оригинальности слога я не ощутил.

Кроме того, текст показался мне чересчур затянутым, медленным, повторяющим самоё себя (отнюдь не напевным, кстати, как сказала уважаемая kerigma, а, скорее, однообразным, мерным — как ход морской волны).

Кстати, для Айтматова русский язык не был родным. И вообще интересно, что подтолкнуло певца трудовой Киргизии обратиться к теме малых народов Дальнего Востока.

Пегий Пёс — в повести так называют скалистую сопку; от неё добытчики-нивхи ходят в море за нерпой, и скала как собака словно бежит какое-то время за лодкой, возвышается над горизонтом, когда остальная земля уже не видна. В тот раз, о котором повесть, в первый свой промысловый поход отправился мальчик по имени Кириск, и с ним трое взрослых охотников. Пегий Пёс проводил их и скрылся за окоёмом — а потом была беда.

Вот здесь, для описания этой жуткой картины: неподвижный, непроглядный туман, в нём — с ума сходящие от жажды и отчаянья люди — здесь приемлемы (и даже единственно уместны) длинноты и повторения, о которых я говорил выше.

Форма соответствует содержанию, читатель вместе с героями мучается от неопределённости, не в силах перебороть мёртвый штиль повествования, и только по числу непрочитанных страниц догадывается о близости какой-то развязки.

Но те же длинноты и повторения в начале повести вызывают у читателя уже не сопереживание, а только крепкий и здоровый сон.

Интересны характеры: каждый персонаж автор изображает преимущественно своим способом. Мальчику Кириску он — а вместе с ним читатель — смотрит в мысли, в которых мало рассуждения и понимания, зато много переживаний и впечатлений, ярких, какие бывают только в детстве.

Мысли старика Органа тоже открыты нам волей автора, но это уже неспешные мысли человека, уверенно знающего, что ему осталось недолго, размеренные мысли о вечности, воспоминания — да ещё сны о Великой Рыбе-женщине, которые он хотел бы унести с собой за край жизни.

Эмрайина, отца Кириска, мы видим глазами мальчика: спокойный, рассудительный, уверенный в себе человек, образец для подражания, каким и должен быть отец в глазах сына.

О мыслях четвёртого охотника, Мылгуна, мы знаем только то, что видим через его непоследовательные, порывистые и отчаянные поступки.

Между прочим, любопытно, что эта повесть издавалась в 2004-м году в серии «Школьная библиотека». На мой взгляд, для школьника такое чтение чересчур сложно и тяжеловато, да и сцены околосексуального содержания там встречаются… впрочем, насчёт последнего — в наше время кому какое дело.

Резюме: стоит прочитать и даже когда-нибудь перечитать, 7/10.

Стронций 88, 31 марта 2012 г.

«Теперь он понял разницу между сушей и морем. На земле не думаешь о земле. А находясь в море, неотступно думаешь о море, даже если мысли твои о другом».

Потрясающая вещь. Тяжелая каким-то своим роком, драматизмом на грани жизни и смерти. Завораживающая своей мифологичностью – осязаемой и реальной и в этой Рыбе-женщине и в самом Великом тумане, застывшем в вечном своём оцепенении.

Что-то постоянно холодило и холодило душу во время прочтении, будто на улице стояли вечные сумерки, а вокруг от горизонта до горизонта стояло бесконечно чёрное, бесконечно холодное море. Что-то жуткое было.

Что-то мучительное – в ощущении своей ничтожности и зависимости от стихии… А туман был почти живым ощущаемым злом (теми самыми злыми духами, о которых говорила мать Кириска).

Потрясающе мощная и жуткая вещь… Хотелось даже сглотнуть, но так было страшно – а вдруг … во рту не окажется слюны от этой чудовищной жажды… Как же мощно все передано. Будто тяжесть лежала на душе… А какой трагизм. И какое самопожертвование… Нет – потрясающая вещь. Драматичная до боли. Вещь после, которой я долго ходил с какой-то гнетущей дырой в душе…

Очередное сильнейшее произведение Айтматова, которое я прочитал (после жизненно-тяжелого «Прощай, Гульсары!» и паутинно-тонкого и сжимающего душу «Белого парохода»). Великолепнейшая, мощнейшая повесть. Неподдельно тревожащая душу… После которой будто становишься другим…

Алексей1965, 27 января 2013 г.

Сильная вещь. Айтматов — настоящий мастер. Не зря эту повесть в советское время включали в школьную программу (правда, по внеклассному чтению).

Она достойно занимает свое место в ряду такой классики как «Старик и море» и «Любовь к жизни», ни в коей мере не являясь подражательной.

Но наводит на грустные мысли.

В советское время такое поведение людей перед лицом опасности казалось единственно возможным и правильным (хотя и не каждому доступным).

А вот сейчас — среди ювенальной юстиции и либеральных ценностей — как бы вела себя в этой ситуации семья московских или питерских интеллигентов? Про глубинку не говорю — там до такой степени семейный уклад, мне кажется, еще не разбит.

Собственно, даже не так важно, как повела бы, а важно, как потом бы обсуждали и подводили моральную базу под жуткие сцены блогеры и журналисты.

Вот что страшно — то, что философия «сдохни ты сегодня, а я завтра» уже дает обильный урожай там, где всего тридцать лет назад еще учили в школах по таким вот книгам…

DownJ, 5 мая 2013 г.

Эта книга — поиск себя, своего предназначения, смысла жизни.

Книга о Любви и Надежде.

Читала вслух слова отца Кириска про то, как изменилась жизнь родителей после рождения сына, о том что он весь, такой каким он является, останется в сыне. О том, что сын был всегда, даже когда его еще не было. Великолепные слова.

А еще описание зарождающейся любви, воспоминания о которой приходят на ум в самый темный момент жизни.

Книга заставляет подумать о действительно важных вещах. Наверное, иногда нужно из лодки своей жизни выкинуть все лишнее и ненужное, чтоб осталась самое-самое главное — любовь и надежда.

kerigma, 14 июня 2010 г.

«Пегий пес, бегущий краем моря» — повесть, уже гораздо больше похожая на то, чего я ждала от Айтматова вообще.

Замкнутый мирок какого-то северного племени, мальчик, впервые вышедший в море на охоту со взрослыми мужчинами, и, как водится, трагедия.

Эпическая история из жизни малого народа, о которой потом будут слагать нерифмованные песни и легенды с большим количеством сложных тропов. Все как водится в эпосе.

Нужно быть большим мастером, чтобы такая история не стала убийственно скучной. Признаюсь, по мере чтения я периодически вспоминала «Старика и море» и все больше опасалась, когда же от тоски засну сидя. Но ничуть не бывало.

Потому что при всей эпичности самой истории она написана очень живо и реалистично. Не то чтобы страшно, но пробирает еще как.

Несмотря на общее ощущение *правильности* — текст складывается очень гладко, и с героями происходит именно то, что и должно происходить, можно догадаться об исходе уже по первым страницам. Но при всем этом — написано великолепно, плавно, напевно, мягко и очень сильно.

Непросто вчитаться, а потом непросто оторваться. У Айтматова удивительный слог, вроде бы простой, но при этом одновременно мягкий и слегка пафосный, слог, каким рассказывают легенды и притчи.

Илориан, 3 июля 2014 г.

Вот не люблю критиковать классиков. Потому что традиционно считается, что господа Толстые, Достоевские, Пушкины, Цветаевы (Айтматов туда же) и иже присные — это святое и должны нравиться всем. Если не нравятся — то серйозной литературы ты не понимаешь и читать тебе лишь про всяких вампиров да Гарри Потеров, в крайнем случае С.Кинга.

А вот я всё же рискну критикнуть «Пегого пса». Вот замечательное произведение о долге и самопожертвовании. Сюжет морально тяжёл и ярок. Но всё это буквально тонет в мифах о Рыбе-женщине.

Всевозможным фантасмагорическим воспоминаниям отведено гораздо больше места в книге, чем развитию сюжетной линии. Картины борьбы за выживание настолько реалистично описаны, что читатель мог бы чуть ли не на физическом уровне ощущать боль персонажей.

Но этого не происходит, так как внимание рассеивается на легенды и может быть начинаешь предаваться розовым мечтам.

Итак, что получилось? Жесткая драма, утопленная в цветах.

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: http://fantlab.ru/work88417

Ссылка на основную публикацию