Краткое содержание пикуль честь имею точный пересказ сюжета за 5 минут

Валентин Пикуль “Честь имею” (1987)

Краткое содержание Пикуль Честь имею точный пересказ сюжета за 5 минут

А стоит ли верить анонимным источникам, якобы подбрасывающим мемуары известным писателям? Они порой о таком рассказывают, что плохо соответствует действительности.

Например, мемуары некоего офицера царской и в дальнейшем генерала советской армии за авторством Валентина Пикуля служат ярким тому доказательством.

Главный герой произведения “Честь имею” аналогичен Мюнхгаузену, поскольку берёт на себя сверх возможного и воистину должен быть человеком-эпохой, настолько многое он видел и в ещё большем количестве событий принял участие лично.

Не простого героя предлагает Пикуль читателю. Его родословная связывает данного персонажа с родами Рюриковичей и Карагеоргиевичей. Он участвовал в англо-бурской войне.

Ему доподлинно известны все обстоятельства покушений Неделько Чабриновича и Гаврило Принципа на эрцгерцога Франца Фердинанда. Он в лицо осуждал Фридриха Паулюса.

Для полноты картины не хватает оказания влияния на Сталина и участия в самоубийстве Гитлера.

Говорить о содержании произведения стоит в духе понимания приключенческой составляющей, разбавленной политикой и сомнительного качества историческими фактами, весьма удивительными, расходящимися со словами современников и исследователей из последующих поколений.

Пикуль напрямую обвиняет царскую власть в том, ровно в чём была повинна и власть советская, только Валентин расставляет приоритеты так, будто именно революция образумила Россию и позволила ей крепче встать на ноги. Например, царь отверг идею скорострельного оружия из-за необходимости беречь и без того редкие патроны.

Что же тогда говорить об отказе от необходимости создавать противотанковое оружие и непосредственно танки, если металла на пули не хватало? Но если вдуматься, то во влияние танков на ход сражений до Первой Мировой войны мало кто верил, а может и никто не верил, кроме Уинстона Черчилля.

Правда зачем об этом говорить, учитывая от чьего лица Валентин Пикуль строит повествования – тот соврёт и не покраснеет.

Роман “Честь имею” примечателен включённой в него историей Сербии. Пикуль подробно рассказывает о противостоянии Карагеоргиевичей и Обреновичей, боровшихся между собой за право царствовать после освобождения от османского владычества.

Интерес главного героя понятен, он симпатизирует потомкам Карагеоргия, учитывая свою причастность к оному.

Он не жалеет грязи, обливая политических оппонентов: обвиняя во всех грехах, начиная от прозападных взглядов в пользу Австро-Венгрии и заканчивая укором за доведение до разорения собственной страны.

Постепенно повествование переходит к важнейшему эпизоду в истории Сербии, через террор её населяющих народов, ставшей первопричиной для развязывания крупномасштабных боевых действий, послуживших звеном к мировому переустройству, выразившемуся последующим падением империй.

Главный герой произведения сам себе беллетрист. Он не только рассказывает о том, в чём участвовал, но в той же манере исписал страницы про то, чего знать не мог.

В плане органичного вплетения сторонних сюжетов для формирования общей канвы получилось идеально, если бы это не расходилось с логикой описываемого. Поэтому вера в правдивость слов главного героя катастрофически низка, исключая случаи, в которых читатель будет рад считать себя обманутым.

Не совсем понятно, зачем читателю принимать на веру рассказываемую историю, далёкую от настоящей истории, однако поданную под видом именно правдивой истории.

Другим важным аспектом повествования является идея панславизма. О ней Пикуль говорит излишне часто, оправдывая чаяния русского народа на обязательное объединение славян.

Стоит довериться автору, ведь некогда данная идея захватывала умы мыслителей, вполне допускавших возможное прекращение брани между восточными и западными славянами при издревле сохраняющих обособленность от их дрязг представителей южнее располагающихся стран.

В этом плане главный герой истинный космополит – он терпимо относится к немцам, без возражений принимает поляков; может в этом крылось его умение всюду казаться своим, что позволило ему быть двойным агентом, водя за нос абвер и гэбистов.

Таково мнение о романе Валентина Пикуля. Честь имею!

Дополнительные метки: пикуль честь имею критика, пикуль честь имею анализ, пикуль честь имею отзывы, пикуль честь имею рецензия, пикуль честь имею книга, пикуль честь имею содержание, исповедь офицера российского генштаба критика, Valentin Pikul, I have the honour

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Лабиринт | ЛитРес | Ozon | My-shop

Источник: http://trounin.ru/pikul87/

Валентин Пикуль – Честь имею

Здесь можно скачать бесплатно “Валентин Пикуль – Честь имею” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: prose_military, издательство АСТ, Вече, год 2007.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Честь имею” читать бесплатно онлайн.

«Честь имею». Один из самых известных исторических романов В.Пикуля. Вот уже несколько десятилетий читателя буквально завораживают приключения офицера Российского Генерального штаба, ставшего профессиональным разведчиком и свидетелем политических и дипломатических интриг, которые привели к Первой мировой войне.

Валентин Пикуль

Честь имею

Эта книга имеет давнюю историю, и работал я над нею непростительно долго, иногда прерывая свой труд внутренними сомнениями — стоит ли продолжать? Была и своя предыстория. Я хорошо помню: это случилось в августе 1964 года, когда у нас и за рубежом отмечался трагический юбилей — ровно полвека со времени возникновения первой мировой войны.

Всегда свободный в выборе тем, я старательно вникал в подоплеку тех загадочных событий, которые эту войну вызвали.

Мне было интересно забираться в дебри Большой Политики, которая выражалась в ультиматумах берлинской Вильгельмштрассе, в туманной казуистике лондонского Уайтхолла, в гневных нотациях венской Балльплатцен; мне хотелось знать, что думали тогда французские дипломаты на набережной Кэ д’Орсэ, как лихорадило римскую Консульту и чего боялись в Петербурге — в здании у Певческого моста, где располагалось министерство иностранных дел. Наконец, я был сильно заинтригован, прикоснувшись к тайнам разгрома армии генерала Самсонова… Какие злобные силы завели ее в топи Мазурских болот и оставили там на погибель? Кто виноват? И почему не сработала русская разведка?

Именно в эти давние дни, дни кровавого юбилея, мне привелось быть гостем в приятельском доме.

* * *

Возник, помнится, разговор о Версальском мире. Казалось бы, немцам, потерпевшим поражение, только и радоваться условиям мира — ведь целостность Германии не пострадала, победители великодушно сохранили единство страны и нации. Но Германия взревела, словно бык, которого повели кастрировать.

Немцы в 1919 году были раздавлены не тем, что Германия проиграла войну, — их угнетало сознание, что загублен идеал империи (с колониями и рабами). Таким образом, для немцев имперские понятия стояли выше национальных.

В этом отчасти и кроется секрет успеха, с каким Гитлер пришел к власти, обещая воскресить «третий рейх» — с колониями и рабами. Фюрера вознесло на дрожжах, заквашенных задолго до него.

От крестоносцев-тевтонов до Гитлера — слишком большой путь, но он старательно обвехован для прихода фашизма — маркграфами, курфюрстами, канцлерами, кайзерами, писателями, епископами, философами и лавочниками…

Читайте также:  Краткое содержание пушкин борис годунов точный пересказ сюжета за 5 минут

Напротив меня сидела миловидная дама с удивительно живыми глазами, она держала на коленях большую муфту. Когда я удалился в соседнюю комнату, чтобы выкурить в одиночестве сигарету, эта женщина последовала за мной.

— Необходимо поговорить. Именно с вами, — сказала она. — Я обладаю рукописью мемуаров, которые вас как исторического беллетриста должны бы заинтересовать…

Я смолчал, ибо к чужим рукописям испытываю давнее и прочное отвращение. Возникла пауза, весьма неловкая для обоих. Ради вежливости я спросил — кто же автор этих воспоминаний?

— А разве не все равно? — ответила женщина. — Сейчас некрасивое слово «шпион» принято заменять нейтральным — «разведчик».

Пусть даже так! Но дурной привкус от «шпиона» сразу же улетучится, если я вам сообщу: автор записок до революции был видным офицером российского Генштаба, он получил Георгия высшей степени за неделю до того дня, когда германский посол Пурталес вручил Сазонову ноту, которой кайзер объявил войну России… Россия еще не начинала мобилизации, когда автор записок эту войну уже выиграл!

— Ситуация забавная, — согласился я. — Но я, мадам, терпеть не могу «шпионских» романов, в которых главный герой совершает массу глупостей и все равно остается хитрее всех. Я таких романов не пишу и сам их никогда не читаю.

— Рукопись не содержит ничего детективного, — возразила дама. — Все было гораздо серьезнее. Автор воспоминаний предупреждал внезапность вражеского нападения, он имел прямое отношение к анализу пресловутого «плана Шлифена».

Но и тогда имя его не было опубликовано! После революции служба этого человека, как вы и сами догадываетесь, тоже не афишировалась. Генерал-майор старой армии, он закончил жизнь генерал-майором Советской Армии.

Согласитесь, что в течение одной жизни дважды стать генералом не так-то уж просто…

Я согласился. Из глубины обширной муфты женщина извлекла рукопись, скрученную в плотный рулон.

— Копий нету, — предупредила она. — Это единственный экземпляр. Скажу больше: я дарю вам записки. Вы вольны поступать с ними, как вам заблагорассудится…

Мне показалось странным, что титульный лист в рукописи отсутствовал — ни названия, ни дат, ни имени. Повествование начиналось сразу — как обрыв в загадочную пропасть.

— Мадам, но тут не хватает многих страниц.

— Да, они изъяты умышленно. И пусть таинственный автор всегда останется для нас безымянным. Мало того, считайте, что этот человек был, но его и не было…

— Неужели при всех его заслугах перед отечеством он никогда не поминался в печати?

— Однажды, — тихо произнесла дама. — Совсем недавно о нем кратко сообщил Владимир Григорьевич Федоров.

— Напомните, какой это Федоров?

— Генерал-лейтенант. Ученый-конструктор.

— Федоров тоже не назвал его имени?

— Нет.

— Странно…

— Думаю, что Федоров имени его и не знал. Зато он хорошо запомнил внешность: когда этот офицер Генштаба поворачивался в профиль, это был профиль… Наполеона!

Я сказал, что образцовый агент должен обладать заурядной внешностью, чтобы ничем не выделяться из публики:

— А с лицом Наполеона разоблачение неизбежно.

Дама до конца затянула на муфте застежку-молнию.

— Значит, повезло, — последовал ответ. — Не забывайте, что у французов есть хорошая поговорка: если хочешь остаться незаметным на улице, остановись под фонарем…

Прошло немало лет, и я начал думать, что этой женщины давно нет в живых, она никогда не напоминала о себе. Между тем шли годы.

Я не раз подступался к анонимной рукописи, не зная, как вернее использовать материал, в ней заключенный.

Лишь после написания романа «Битва железных канцлеров» я начал улавливать взаимосвязь между зарождением Германской империи времен Бисмарка и теми дальнейшими событиями, которые коснулись анонимного автора.

Так по воле случая безымянные мемуары легли на мой письменный стол, я перекроил записки на свой лад. Читатель и сам догадается, где говорю я, беллетрист, а где говорит автор воспоминаний.

Анонимный мемуарист нигде не раскрыл секретной специфики русской разведки, и мне лишь остается следовать этому правилу.

Впрочем, автор проделал эту работу за меня, о чем красноречиво свидетельствуют вырванные из рукописи страницы и большие изъятия в тексте, где, наверное, говорилось о деталях его трудной и благородной профессии.

Но вот что удивительно — этот загадочный человек нигде не пытался предстать в лучшем свете, будто заранее уверенный в том, что все им сделанное совершалось ради высшей идеи — ради ОТЕЧЕСТВА, и потому, даже в своих ошибках, он оставляет за собой великое право мыслить самостоятельно.

Конечно, нелегко объяснять подоплеку той великой тайны, в которой войны рождаются! Но именно это мы и попробуем сделать сейчас, идя своим путем. Путем самых крайних возможностей, иначе говоря — следуя за историей путем литературным, наиболее для меня приемлемым…

Я предлагаю читателю роман-биографию человека, суть которого образно выразил Павел Антокольский:

В этой биографии богато отразился наш XX век — много от Берлина до Белграда истрепал подметок человек, много он испортил оробелых девушек, по свету колеся… Биография его в пробелах. Но для нас существенна не вся!

Часть первая

Лучше быть, чем казаться

Глава первая

«Правоведение»

Над желтизной правительственных зданий

Кружилась долго мутная метель.

И правовед опять садится в сани,

Широким жестом запахнув шинель…

Осип МандельштамНАПИСАНО В 1934 ГОДУ:

…дождь. Австрийский канцлер Дольфус, большой приятель Бенито Муссолини, умер хуже собаки — без святого причастия. Мало того, убийцы отказали ему, умирающему от ран, не только в помощи врачей, но даже в глотке воды.

Если это рецидив аншлюса, то подобные настроения мне знакомы: в 1919 году сторонников аншлюса в Вене было хоть отбавляй, ибо — когда-то великая — Австрия (после отпадения Чехословакии и Венгрии, после создания самостоятельной Югославии) превратилась в ничтожную федерацию — подле еще могучей Германии, сохранившей свою территориальную целостность.

По слухам, Муссолини пребывает в ярости и выставил войска на границе с Тиролем; его нагоняй, сделанный Гитлеру, по-моему, превосходен.

Дуче объявил, что XXX веков истории смотрят на Рим, а за Альпами живут люди, которые во времена Цезаря и Вергилия еще не ведали письменности и бегали в звериных шкурах с дубинами… Пока что Муссолини взирает на Гитлера, недавно пришедшего к власти, как породистый и зажиревший бульдог глядит на жалкого и бездомного щенка… Посмотрим, что будет дальше!

Читайте также:  Краткое содержание стейнбек о мышах и людях точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://www.libfox.ru/554833-valentin-pikul-chest-imeyu.html

Краткое содержание романа “Капитанская дочка” Пушкина по главам

Пугачев перед казнью.Художник Д. Шмаринов

“Капитанская дочка” – это исторический роман в 14 главах. Каждая глава романа имеет свой заголовок, отражащий центральную сюжетную линию главы.

Ниже представлено краткое содержание романа “Капитанская дочка” Пушкина по главам: описание основных событий и фактов из каждой главы в сжатом виде.
Смотрите: Все материалы по роману “Капитанская дочка”

Глава I: Сержант гвардии

Действие романа начинается в 1772 году.

Состоятельный помещик Андрей Петрович Гринев отправляет своего 17-летнего сына Петра Гринева на службу в Оренбург. Вместе с Петром следует его слуга – старик Савельич.
По пути, остановившись в Симбирске, Петр знакомится с ротмистром Зуриным. Зурин учит его играть в бильярд.

Гринев тут же проигрывает Зурину целых 100 рублей (довольно крупную сумму). Гринев отдает Зурину деньги и едет далее в Оренбург.

Глава II: Вожатый

По дороге Гринев попадает в буран (метель) и сбивается с пути. Внезапно он встречает бродягу (Емельяна Пугачева).

Гринев еще не знает, что перед ним будущий разбойник и самозванец. Бродяга помогает Гриневу добраться до постоялого двора. По пути Гринев засыпает в кибитке и видит страшный сон.
Наконец, герои подъезжают к постоялому двору, где и ночуют. Утром Гринев благодарит бродягу за помощь и дарит ему свой заячий тулуп.

Наконец Петр Гринев и слуга Савельич приезжают в Оренбург к генералу Андрею Карловичу. Тот направляет Петра служить в Белогорскую крепость к капитану Миронову.

Глава III: Крепость


Гринев приезжает в Белогорскую крепость под Оренбургом. Сначала крепость кажется Гриневу “захолустьем”. Здесь Гринев знакомится с офицером Швабриным, а также с семьей начальника крепости: капитаншей Василисой Егоровной и капитанской дочкой Машей Мироновой.

Глава IV: Поединок


Гринев привыкает к службе в крепости, его производят в офицеры. Однажды в разговоре Швабрин неприлично отзывается о капитанской дочке Маше Мироновой. Гринев ставит Швабрина на место, за что тот вызывает Гринева на дуэль. Гринев и Швабрин встречаются на дуэли, но их поединок прерывает офицер Иван Игнатьич. Вскоре противники снова встречаются на дуэли, в ходе которой Швабрин ранит Гринева шпагой.

Глава V: Любовь


Через 5 дней после ранения Гринев поправляется. Капитанская дочка Марья Ивановна ухаживает за ним. Гринев признается Марье в любви и просит ее руки. Девушка соглашается. Швабрин извиняется перед Гриневым за ранение. Герои мирятся. В это время Гринев получает письмо от отца. Отец выступает против неравного брака Петра с капитанской дочкой Марьей. Узнав это, Марья отказывается выходить замуж за Петра без благословения его отца. Марья избегает встреч с Гриневым. Гринев тоскует.

Глава VI: Пугачевщина


Начало октября 1773 года. В Белогорской крепости узнают, что Емельян Пугачев провозгласил себя императором Петром III и нападает на крепости. Гринев и его сослуживцы готовятся к нашествию разбойников.

Глава VII: Приступ


Пугачев и его шайка захватывают Белогорскую крепость. Разбойники убивают коменданта крепости – капитана Миронова и его жену, старика Ивана Игнатьича. Бунтари собираются повесить Петра Гринева, но Пугачев узнает в нем своего старого знакомого и решает помиловать его. Таким образом Пугачев благодарит Гринева за то, что тот подарил ему заячий тулуп тогда в буран. Подлец Швабрин переходит на сторону Пугачева. Остальные жители крепости также присягают самозванцу Пугачеву как императору Петру III.

Глава VIII: Незваный гость


Гринев отправляется в дом священника, где прячется его возлюбленная Марья. В доме он находит пьянствующего Пугачева и его шайку. Пугачев по-дружески беседует с Гриневым. Петр Гринев просит у разбойника разрешить ему ехать в Оренбург. Тот дает разрешение.

Глава IX: Разлука


Пугачев делает Швабрина начальником в крепости. Гринев боится за Марью, которая теперь остается в лапах злодея Швабрина. Гринев едет в Оренбург, чтобы найти там подмогу и освободить Марью.

Глава X: Осада города


Гринев в Оренбурге встречается с генералом Р. На совете чиновников Гринев предлагает атаковать разбойников. Но чиновники решают обороняться, а не наступать. В результате, разбойники окружают Оренбург и морят жителей голодом. Однажды Гриневу передают записку от Марьи Мироновой, в которой она просит у Гринева помощи. Она жалуется, что Швабрин хочет силой жениться на ней.

Глава XI: Мятежная слобода


Гринев отправляется с Савельичем в Белогорскую крепость спасать Марью. На пути разбойники ловят Гринева и приводят к Пугачеву. Гринев рассказывает Пугачеву, что в крепости Швабрин обижает бедную сироту Марью.

Глава XII: Сирота


Пугачев и Гринев едут в Белогорскую крепость. Пугачев убеждается в том, что Швабрин действительно морит голодом сироту Марью. Пугачев велит освободить девушку. Он отпускает Гринева с Марьей из крепости и сам уезжает отсюда.

Глава XIII: Арест


Гринев и Марья едут в деревню к родителям жениха. На пути в каком-то городке офицеры хотят арестовать Гринева за его “дружбу” с Пугачевым. В дело вмешивается тот самый Зурин, который как раз служит в этом городке. Гринев остается служить под начальством Зурина. Он отправляет Марью со своим слугой Савельичем в деревню Гриневых. Гринев участвует в войне против Пугачева. Наконец, Пугачева арестовывают. Восстание подавляют. Гринев собирается в отпуск к родителям, но его арестовывают за “дружбу” с Пугачевым.

Глава XIV: Суд


Гринева привозят в Казань и допрашивают. Здесь же допрашивают и Швабрина. Швабрин называет Гринева шпионом Пугачева и говорит о нем неправду. Чиновники верят Швабрину. Императрица Екатерина II назначает Гриневу наказание – ссылку в Сибирь.

Чтобы спасти любимого от ссылки, Марья едет в Петербург. Здесь однажды в саду она встречает милую даму. Дама обещает передать прошение Марьи самой императрице. Вскоре Марью приглашают во дворец.

Во дворце Марья видит, что дама из сада и есть императрица Екатерина II. Царица объявляет, что Гринев помилован.

Екатерина также обещает Марье обеспечит ее будущее в память о ее храбром отце – офицере Миронове.

Марья уезжает в деревню к Гриневым. В конце года Гринева освобождают из тюрьмы. Он присутствует при казни Пугачева. После этого Марья и Петр Гринев женятся и живут в Симбирской губернии. 

Конец.

Источник: http://www.literaturus.ru/2015/09/kratkoe-soderzhanie-Kapitanskaja-dochka-po-glavam-Pushkin.html

Книга Честь имею. Автор – Пикуль Валентин Саввич. Содержание – Валентин Пикуль Честь имею

Эта книга имеет давнюю историю, и работал я над нею непростительно долго, иногда прерывая свой труд внутренними сомнениями – стоит ли продолжать? Была и своя предыстория. Я хорошо помню: это случилось в августе 1964 года, когда у нас и за рубежом отмечался трагический юбилей – ровно полвека со времени возникновения первой мировой войны.

Всегда свободный в выборе тем, я старательно вникал в подоплеку тех загадочных событий, которые эту войну вызвали.

Читайте также:  Краткое содержание гофман крошка цахес, по прозванию циннобер точный пересказ сюжета за 5 минут

Мне было интересно забираться в дебри Большой Политики, которая выражалась в ультиматумах берлинской Вильгельмштрассе, в туманной казуистике лондонского Уайтхолла, в гневных нотациях венской Балльплатцен; мне хотелось знать, что думали тогда французские дипломаты на набережной Кэ д’Орсэ, как лихорадило римскую Консульту и чего боялись в Петербурге – в здании у Певческого моста, где располагалось министерство иностранных дел. Наконец, я был сильно заинтригован, прикоснувшись к тайнам разгрома армии генерала Самсонова… Какие злобные силы завели ее в топи Мазурских болот и оставили там на погибель? Кто виноват? И почему не сработала русская разведка?

Именно в эти давние дни, дни кровавого юбилея, мне привелось быть гостем в приятельском доме.

* * *

Возник, помнится, разговор о Версальском мире. Казалось бы, немцам, потерпевшим поражение, только и радоваться условиям мира – ведь целостность Германии не пострадала, победители великодушно сохранили единство страны и нации. Но Германия взревела, словно бык, которого повели кастрировать.

Немцы в 1919 году были раздавлены не тем, что Германия проиграла войну, – их угнетало сознание, что загублен идеал империи (с колониями и рабами). Таким образом, для немцев имперские понятия стояли выше национальных.

В этом отчасти и кроется секрет успеха, с каким Гитлер пришел к власти, обещая воскресить «третий рейх» – с колониями и рабами. Фюрера вознесло на дрожжах, заквашенных задолго до него.

От крестоносцев-тевтонов до Гитлера – слишком большой путь, но он старательно обвехован для прихода фашизма – маркграфами, курфюрстами, канцлерами, кайзерами, писателями, епископами, философами и лавочниками…

Напротив меня сидела миловидная дама с удивительно живыми глазами, она держала на коленях большую муфту. Когда я удалился в соседнюю комнату, чтобы выкурить в одиночестве сигарету, эта женщина последовала за мной.

– Необходимо поговорить. Именно с вами, – сказала она. – Я обладаю рукописью мемуаров, которые вас как исторического беллетриста должны бы заинтересовать…

Я смолчал, ибо к чужим рукописям испытываю давнее и прочное отвращение. Возникла пауза, весьма неловкая для обоих. Ради вежливости я спросил – кто же автор этих воспоминаний?

– А разве не все равно? – ответила женщина. – Сейчас некрасивое слово «шпион» принято заменять нейтральным – «разведчик».

Пусть даже так! Но дурной привкус от «шпиона» сразу же улетучится, если я вам сообщу: автор записок до революции был видным офицером российского Генштаба, он получил Георгия высшей степени за неделю до того дня, когда германский посол Пурталес вручил Сазонову ноту, которой кайзер объявил войну России… Россия еще не начинала мобилизации, когда автор записок эту войну уже выиграл!

– Ситуация забавная, – согласился я. – Но я, мадам, терпеть не могу «шпионских» романов, в которых главный герой совершает массу глупостей и все равно остается хитрее всех. Я таких романов не пишу и сам их никогда не читаю.

– Рукопись не содержит ничего детективного, – возразила дама. – Все было гораздо серьезнее. Автор воспоминаний предупреждал внезапность вражеского нападения, он имел прямое отношение к анализу пресловутого «плана Шлифена».

Но и тогда имя его не было опубликовано! После революции служба этого человека, как вы и сами догадываетесь, тоже не афишировалась. Генерал-майор старой армии, он закончил жизнь генерал-майором Советской Армии.

Согласитесь, что в течение одной жизни дважды стать генералом не так-то уж просто…

Я согласился. Из глубины обширной муфты женщина извлекла рукопись, скрученную в плотный рулон.

– Копий нету, – предупредила она. – Это единственный экземпляр. Скажу больше: я дарю вам записки. Вы вольны поступать с ними, как вам заблагорассудится…

Мне показалось странным, что титульный лист в рукописи отсутствовал – ни названия, ни дат, ни имени. Повествование начиналось сразу – как обрыв в загадочную пропасть.

– Мадам, но тут не хватает многих страниц.

– Да, они изъяты умышленно. И пусть таинственный автор всегда останется для нас безымянным. Мало того, считайте, что этот человек был, но его и не было…

– Неужели при всех его заслугах перед отечеством он никогда не поминался в печати?

– Однажды, – тихо произнесла дама. – Совсем недавно о нем кратко сообщил Владимир Григорьевич Федоров.

– Напомните, какой это Федоров?

– Генерал-лейтенант. Ученый-конструктор.

– Федоров тоже не назвал его имени?

– Нет.

– Странно…

– Думаю, что Федоров имени его и не знал. Зато он хорошо запомнил внешность: когда этот офицер Генштаба поворачивался в профиль, это был профиль… Наполеона!

Я сказал, что образцовый агент должен обладать заурядной внешностью, чтобы ничем не выделяться из публики:

– А с лицом Наполеона разоблачение неизбежно.

Дама до конца затянула на муфте застежку-молнию.

– Значит, повезло, – последовал ответ. – Не забывайте, что у французов есть хорошая поговорка: если хочешь остаться незаметным на улице, остановись под фонарем…

Прошло немало лет, и я начал думать, что этой женщины давно нет в живых, она никогда не напоминала о себе. Между тем шли годы.

Я не раз подступался к анонимной рукописи, не зная, как вернее использовать материал, в ней заключенный.

Лишь после написания романа «Битва железных канцлеров» я начал улавливать взаимосвязь между зарождением Германской империи времен Бисмарка и теми дальнейшими событиями, которые коснулись анонимного автора.

Так по воле случая безымянные мемуары легли на мой письменный стол, я перекроил записки на свой лад. Читатель и сам догадается, где говорю я, беллетрист, а где говорит автор воспоминаний.

Анонимный мемуарист нигде не раскрыл секретной специфики русской разведки, и мне лишь остается следовать этому правилу.

Впрочем, автор проделал эту работу за меня, о чем красноречиво свидетельствуют вырванные из рукописи страницы и большие изъятия в тексте, где, наверное, говорилось о деталях его трудной и благородной профессии.

Но вот что удивительно – этот загадочный человек нигде не пытался предстать в лучшем свете, будто заранее уверенный в том, что все им сделанное совершалось ради высшей идеи – ради ОТЕЧЕСТВА, и потому, даже в своих ошибках, он оставляет за собой великое право мыслить самостоятельно.

Конечно, нелегко объяснять подоплеку той великой тайны, в которой войны рождаются! Но именно это мы и попробуем сделать сейчас, идя своим путем. Путем самых крайних возможностей, иначе говоря – следуя за историей путем литературным, наиболее для меня приемлемым…

Я предлагаю читателю роман-биографию человека, суть которого образно выразил Павел Антокольский:

В этой биографии богато

отразился наш XX век —

много от Берлина до Белграда

истрепал подметок человек,

много он испортил оробелых

девушек, по свету колеся…

Биография его в пробелах.

Но для нас существенна не вся!

1

Источник: https://www.booklot.ru/authors/pikul-valentin-savvich/book/chest-imeyu/content/675860-valentin-pikul-chest-imeyu/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector