Краткое содержание пришвин женьшень точный пересказ сюжета за 5 минут

Женьшень

После окончания русско-японской войны я выбрал трехлинейку получше и отправился из Маньчжурии в Россию. Довольно скоро перешел русскую границу, перевалил какой-то хребет и на берегу океана встретился с китайцем, искателем жень-шеня.

Лувен приютил меня в своей фанзе, укрытой от тайфунов в распадке Зусу-хэ, сплошь покрытом ирисами, орхидеями и лилиями, окруженном деревьями невиданных реликтовых пород, густо обвитыми лианами.

Из укромного места в зарослях маньчжурского ореха и дикого винограда довелось мне увидать чудо приморской тайги — самку пятнистого оленя Хуа-лу (Цветок-олень), как называют её китайцы. Ее тонкие ноги с миниатюрными крепкими копытцами оказались так близко, что можно было схватить животное и связать.

Но голос человека, ценящего красоту, понимающего её хрупкость, заглушил голос охотника. Ведь прекрасное мгновение можно сохранить, если только не прикасаться к нему руками. Это понял родившийся во мне едва ли не в эти мгновения новый человек. Почти сразу же, будто в награду за победу над охотником в себе, я увидел на морском берегу женщину с привезшего переселенцев парохода.

Глаза её были точь-в-точь как у Хуа-лу, и вся она как бы утверждала собой нераздельность правды и красоты. Ей сразу же открылся во мне этот новый, робко-восторженный человек. Увы, проснувшийся во мне охотник чуть было не разрушил почти состоявшийся союз.

Снова заняв покоряющую все высоту, я рассказал ей о встрече с Хуа-лу и как преодолел искушение схватить её, а олень-цветок как бы в награду обернулся царевной, прибывшей стоящим в бухте пароходом. Ответом на это признание был огонь в глазах, пламенный румянец и полузакрытые глаза.

Раздался гудок парохода, но незнакомка будто не слышала его, а я, как это было с Хуа-лу, замер и продолжал сидеть неподвижно. Со вторым гудком она встала и, не глядя на меня, вышла.

Лувен хорошо знал, кого от меня увез пароход. На мое счастье, это был внимательный и культурный отец, ведь суть культуры — в творчестве понимания и связи между людьми: «Твой жень-шень еще растет, я скоро покажу его тебе».

Он сдержал слово и отвел в тайгу, где двадцать лет назад был найден «мой» корень и оставлен еще на десять лет. Но изюбр, проходя, наступил на голову жень-шеня, и он замер, а недавно вновь начал расти и лет через пятнадцать будет готов: «Тогда ты и твоя невеста — вы оба снова станете молодыми».

Занявшись с Луваном очень прибыльной добычей пантов, я время от времени встречал Хуа-лу вместе с её годовалым олененком. Как-то сама собой пришла мысль одомашнить пятнистых оленей с помощью Хуа-лу. Постепенно мы приучили её не бояться нас.

Когда начался гон, за Хуа-лу пришли и самые мощные красавцы рогачи. Драгоценные панты добывались теперь не с такими, как прежде, трудами и не с такими травмами для реликтовых животных.

Само это дело, творимое в приморских субтропиках, среди несказанной красоты, становилось для меня лекарством, моим жень-шенем.

 В своих мечтах я хотел, кроме приручения новых животных, «оевропеить» работавших со мной китайцев, чтобы они не зависели от таких, как я, и могли постоять за себя сами.

Однако есть сроки жизни, не зависящие от личного желания: пока не пришел срок, не создались условия — мечта так и останется утопией. И все же я знал, что мой корень жень-шень растет и я своего срока дождусь. Не надо поддаваться отчаянию при неудачах.

Одной из таких неудач было бегство оленей в сопки. Хуа-лу как-то наступила на хвост бурундуку, лакомившемуся упавшими из её кормушки бобами. Зверек вцепился зубами ей в ногу, и олениха, обезумев от боли, ринулась в сторону, а за ней все стадо, обрушившее ограждения.

На развалинах питомника как не думать, что Хуа-лу — ведьма, поманившая своей красотой и превратившаяся в прекрасную женщину, которая, как только я её полюбил, исчезла, повергнув в тоску.

Едва же я начал справляться с ней, творческой силой разрывая заколдованный круг, как Хуа-лу порушила все это.

Но все эти мудрствования всегда разбивает сама жизнь. Вдруг вернулась со своим олененком Хуа-лу, а когда начался гон, пришли за ней и самцы.

Минуло десять лет. Уже умер Лувен, а я все еще был одинок. Питомник рос, богател. Всему свои сроки: в моей жизни вновь появилась женщина. Это была не та женщина, которая когда-то появилась, как обернувшаяся царевной Хуа-лу, Цветок-олень. Но я нашел в ней собственное мое существо и полюбил.

 В этом и есть творческая сила корня жизни: преодолеть границы самого себя и самому раскрыться в другом. Теперь у меня есть все; созданное мной дело, любимая жена и дети. Я один из самых счастливых людей на земле. Однако временами беспокоит одна мелочь, ни на что не влияющая, но о которой надо сказать.

Каждый год, когда олени сбрасывают старые рога, какая-то боль и тоска гонит меня из лаборатории, из библиотеки, из семьи. Я иду на скалу, из трещин которой вытекает влага, будто скала эта вечно плачет.

Там в памяти воскресает прошлое: мне видится виноградный шатер, в который Хуа-лу просунула копытце, и боль оборачивается вопросом к каменному другу-скале или упреком себе: «Охотник, зачем ты тогда не схватил её за копытца!»

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.

Источник: http://Kratkoe-Soderjanie.ru/mihail-prishvin/jenshen.html

Краткое содержание повести “Жень-шень” Пришвина М.М

«С третичного периода в уссурийской тайге сохранились… страшные тигры, и одно из самых нежных и грациозных существ — пятнистый олень, и растения удивительные — древовидный папоротник, аралия и знаменитый корень жизни Жень-шень.

Как не задуматься о силе человека на земле, если даже оледенение субтропической зоны не могло выгнать зверей; но от грохота человеческих пушек в 1904 г. в Манчжурии они бежали». Нечто похожее случилось и с рассказчиком повести.

После контузии на русско-японской войне он пешком из Манчжурии отправился через тайгу на родину, в Россию, с винтовкой и полным мешком патронов. Рассказчика «с малолетства манила неведанная природа». По пути он попадает «в какой то по его вкусу построенный рай». Рассказчик любуется девственной природой уссурийского края, стоя на вершине холма.

На коре пробкового дерева он неожиданно обнаруживает написанные по-русски слова, запрещающие дальнейшее движение вперед. «Соблюдая таежный декрет», рассказчик поворачивает обратно. В этот момент из-за дерева выходит притаившийся там китаец.

Он уже понял, что рассказчик — «неопасный человек», который уважает обитателей тайги, и решил, что его можно пускать в свои владения.Китаец (его зовут Лувен) на ломаном русском языке объясняет гостю, что здесь китайские охотники ловят изюбрей и пятнистых оленей, а сам он — «искатель корня жизни Жень-Шеня».

Приютив и накормив рассказчика, не спрашивая, кто он и зачем пришел, Лувен поселяет его в свою маленькую фанзу. В распадке постоянно пасутся пятнистые олени, «редчайшие звери приморской тайги, сохраняющие будто бы в своих рогах, когда они молоды и насыщены кровью, целебную силу, возвращающую людям молодость и радость».

Однажды рассказчик совсем близко видит у водопоя могучего оленя в обществе необыкновенно красивой оленихи (ланки) с олененком. «Прекрасные черные блестящие глаза — не глаза, а совсем как цветок… китайцы этого драгоценного оленя зовут Xya-лу, значит — олень-цветок». У ланки прострелено одно ухо. Рассказчик запоминает олениху, про себя дает ей имя Xya-лу.

На другой день с рассказчиком происходит «самое большое событие жизни». Он бродит по долине Зусу-хэ, сплошь усыпанной цветами. «Каждый цветок в Зусу-хэ представляет собой маленькое солнце, и этим он говорит всю историю встречи солнечного луча с землею…

Были ирисы — от бледно-голубых до почти черных, орхидеи всевозможных оттенков, лилии красные, оранжевые, желтые, и среди них везде звездочками ярко-красными была рассыпана гвоздика.

По этим долинам, простым и прекрасным цветам везде летали бабочки, похожие на летающие цветы, желтые с черными и красными пятнами аполлоны, кирпично-красные с радужными переливами крапивницы и огромные удивительные темно-синие махаоны. Некоторые из них… могли садиться на воду и плыть, а потом опять поднимались и летали над морем цветов».

Лианы опутывают стволы деревьев так, что образуют своеобразные шатры. Внутри шатра «зелень светилась как бы сама от себя, и всюду были солнечные зайчики». Совсем близко к шатру, в котором сидит рассказчик, подбирается ланка пятнистого оленя, чтобы полакомиться виноградными листьями. Рассказчик узнает в ней Xya-лу.

Благодаря тому, что ветер дует в сторону человека, олениха не чует его присутствия. Рассказчик смотрит ей прямо в глаза, ему радостно оттого, что «много тысяч лет тому назад никому не известный желтолицый поэт, увидев эти глаза, понял их как цветок, и я теперь, белолицый, их понимаю тоже, как цветок; радостно было и оттого, что я не один и что на свете есть бесспорные вещи». Рассказчик представляет эти прекрасные глаза на лице женщины. Тем временем Xya-лу вдруг поднимается на задние ноги, передние поднимает высоко над лицом невидимого ей человека так, что сквозь виноградные листья до него почти дотрагиваются маленькие изящные копытца. Рассказчик, охотник со стажем, с трудом не поддается искушению схватить животное за копытца. Ho в нем как бы просыпается «другой человек, которому, напротив, не надо хватать, если приходит прекрасное мгновенье, напротив, ему хочется то мгновенье сохранить нетронутым и так закрепить в себе навсегда».

Период охоты в уссурийской тайге и общения с Лувеном совпал у рассказчика со временем первой любви. «Если бы это не раз в жизни пришло, а всегда жило в тебе, то можно бы всем нам всегда и всюду каждый цветок, каждую лебедь, каждую ланку превращать в царевну и жить, как мы жили с этой моей превращенной царевной в долине цветов Зусу-хэ…

Мы слушали в фанзочке подземный разговор наших предков, и тут же искатель корня жизни Лувен рассказывал нам о чудесных свойствах этого корня, способного наделять человека вечной молодостью и красотой… говорил, что… для успеха в искании корня жизни надо иметь чистую совесть». Рассказчик приводит любимую в виноградный шатер.

Страстно желая близости с ней, он, в отличие от эпизода с Xya-лу (когда ему удалось подавить свое желание), «делает ошибку, как охотник». Женщина, перепуганная и возмущенная грубым вторжением, «меняется» к нему. Чтобы загладить свою вину, молодой человек начинает рассказывать любимой о случае с Xya-лу.

Читайте также:  Краткое содержание свифт сказка бочки точный пересказ сюжета за 5 минут

Ему кажется, что так он сумеет доказать, что способен «удержать в себе прекрасное мгновенье… занять всю высоту, а ошибка перед этим просто случайность и больше она не повторится». Женщина, не глядя на него, уходит, и скоро уезжает в неизвестном направлении.

У самого моря рассказчик находит большой камень в форме сердца. На камне выступают капли влаги, похожие на слезы.

У этого камня рассказчик подолгу стоит и смотрит на океан, по которому его любимую унес прочь пароход. Здесь молодой человек приходит к выводу, что утешения нет и не будет.

Однажды ночью рассказчик с Лувеном разводят костер для защиты от тигров. В ночи летают миллионы светлячков с зажженными фонариками. «Срок света каждому из них назначен был очень короткий, секунда, может-быть, две, и все кончалось во тьме, но тут же начиналось другое.

То же ли насекомое, отдохнув’, продолжало свой светящийся путь, или же путь одного кончался и продолжался другим, как у нас в человеческом мире». Лувен говорит, что он понимает происходящее так же, как и его товарищ. Тот не может взять в толк, что должны означать эти слова. Издалека доносится грохот. Рассказчик вслух предполагает, что где-то вдалеке сорвался камень.

Лувен снова повторяет, что понимает происходящее так же, как и его товарищ, и снова никак не комментирует свое замечание. К костру слетаются тучи бабочек, в ночном воздухе далее слышится шелест их крыльев. Рассказчик, все еще находящийся под впечатлением недавнего разрыва с любимой, улавливает этот необычный звук и называет его шелестом жизни.

В третий раз Лувен соглашается с его видением мира. Рассказчик наконец понимает, что китайца все это время занимали не явления окружающей природы, а он сам, его товарищ, человек. Лувену было важно через отношение товарища к природе понять его самого. Рассказчик понимает, почему его недавнее поведение было неправильным.

«Я был уверен тогда, что, схвати я свою невесту, как оленя, — и все: вопрос о корне жизни решен. Я по молодости слишком много придавал значения любви без роз и черемухи.

Да, конечно, корень жизни нашей находится в земле, и любовь наша с этой стороны, как у животных, но нельзя же из-за этого зарывать стебель и цвет свой в землю, а таинственный корень обнажать и лишать начало человеческой жизни покрова».Рассказчик считает, что ему повезло, потому что он встретил на своем жизненном пути Лувена.

Лувен — человек, сроднившийся с природой, собственным примером показавший товарищу, что в жизни истинно, а что ложно.Лувен начинал в тайге охотником, но потом, как следует из его намеков, в его жизни произошел какой-то перелом, и Лувен бросил свое жестокое дело. Он поменял «губящее жизнь дикое звероловство» на поиск корня жизни.

Жизненным предназначением Лувена было «врачевание», причем не только телесных недугов, ко и душевных — «люди уходили от него с веселыми лицами». После корня жизни главным лекарством Лувен считал деньги. Недостатка в средствах он никогда не испытывал, но и не кичился, а употреблял деньги на благо людей. Однажды из-за разлива реки погибли все поля русских поселенцев в долине Зусу-хэ.

Лувен связался со своими друзьями в тайге, и «русские люди были спасены от голодной смерти только этой китайской помощью».Почти все родственники Лувена умерли. Он заботится о вдове брата и о его детях. Лувен был «самый нежный, внимательный и культурный отец, какие только бывают на свете…

В душистом мыле и щеточках заключается только ничтожная часть культуры, а суть ее в творчестве понимания и связи между людьми». Рассказчик просит Лувена помочь ему исцелиться от тоски. Тот обещает вскоре показать товарищу его собственный Жень-шень, который где-то растет в тайге.К Лувену приходят искатели корня жизни, манчжуры, приносят Жень-шень. Рассказчик видит корень впервые в жизни.

Его поражает, с каким почтением относятся к корню люди. Женьшень по очертаниям напоминает человека; у него заметны руки, ноги с пальцами, голова, тело, коса на голове. Манчжуры и Лувен горячо обсуждают странные на первый взгляд подробности: «вот такая-то мочка лучше идет к корню мужскому и украшает его, а к корню женскому, напротив, она не идет, и не лучше ли осторожно совсем ее удалить».

Лувен ведет рассказчика вглубь тайги, чтобы найти его корень жизни. Рассказчик интересуется, как вернуться на это неприметное место спустя много лет (когда можно будет выкопать Женьшень). Ведь тайфун может разметать мох из дупла, а весенний поток — вырвать с корнем дерево, сейчас служащее ориентиром.

В ответ Лувен призывает его на поиск корня жизни всегда «идти с чистой совестью и никогда не оглядываться назад, в ту сторону, где все уже измято и затоптано». Присев в молчании отдохнуть на траву, в которой им и предстоит искать Жень-шень, двое людей слышат «неслыханное, невообразимое множество кузнечиков, сверчков, цикад и других музыкантов». Вскоре они перестают замечать эту музыку; их окружает «творческая тишина… но если ход спокойной мысли оборвется и невозможное желание кому-то близкому что-то сказать вырвется даже сильно сдержанным стоном, то вдруг из этого ручья, бегущего, вероятно, по камням, быстро вырвется: “Говорите, говорите, говорите”». Лувен предсказывает, что через пятнадцать лет рассказчик вернется на это место со своей женой и возьмет свой корень жизни. Они вдвоем используют этот корень и оба вновь обретут молодость.

Рассказчик ходит в тайгу на охоту на самцов пятнистых оленей за их пантами (рогами, уже достаточно отросшими, но еще не окостеневшими). Во время охоты на первого пантача рассказчика преследует барс (у барса привычка заходить в спину преследующему его охотнику и нападать сзади). Однако молодой человек успевает добраться до фанзы Лувена.

Вдвоем товарищам удается перехитрить хищника (Лувен идет по тропе, отвлекая внимание барса, в то время как рассказчик, затаившись за камнем, наблюдает за барсом через мушку прицела). В итоге охотники добывают великолепную шкуру барса и заваливают оленя-пантача. Вдвоем с Лувеном рассказчик на Туманной горе организует пантовое хозяйство.

Вначале им удается заманить туда Хуа-лу с ее олененком. План их сводится к следующему: каждое утро олениха водит пастись олененка на мыс Орлиное Гнездо. Пройти туда можно только по узкому переходу. Дождавшись, когда ланка с олененком проходят на мыс, люди разводят на перешейке костер.

Напуганная дымом и запахом человека, ланка остается в Орлином Гнезде. «С этого разу мыс Орлиное Гнездо сделался самым маленьким и самым красивым в мире скалистым зоопарком ».«Лувен дал знать в тайгу, и в фанзу пришли китайские рабочие.

В загороженном Орлином Гнезде, где свободно паслась одна Хуа-лу, построили питомник оленей со стойлом, с двором для выгула и панторезным сараем». Рассказчик сам продумывает и конструирует панторезный станок.Вслед за первым животным друзья приручают и других оленей.

В течение всей зимы рассказчику так и не удается выбраться в тайгу, чтобы «послушать зимнюю тишину без птиц и летних музыкантов», а заодно посмотреть, как выживает ясень-шень, одно из самых нежных субтропических растений под снегом. У рассказчика очень много работы по уходу за оленями, ко «черный труд не прискучил» ему.

По-прежнему он с нежностью относится к Хуа-лу, точно она — близкое ему существо. Другим оленям рассказчик тоже дает имена — Черноспинник, Мигун, Круторогий, Развалистый, Щеголь, Серый Глаз. Все они в положенный срок сбрасывают свои старые костяные рога.

Лувен рассказывает товарищу сказку о бессмертном олене, который будто бы никогда не сбрасывает рогов. «Все легенды и сказки Лувена были дороги своим каким-то исходным верным основанием». Однажды и рассказчик видит в тайге оленя с костяными рогами, когда все остальные олени уже ходят без рогов.

Однако разгадка «бессмертия оленя» оказывается очень простой: во время весенних боев рогач потерял свои половые органы, «и молодая жизнь, напирающая из-под низу на старые рога, прекратилась, живые рога не росли, а мертвые, костяные, оставались без перемен. Ho там, где нет перемен и в старом все остается по-старому мертвым костяком, легче всего видеть бессмертие, да, пожалуй, это самый понятный для всех и правдивый образ бессмертия: мертвые бессменные костяные рога».

Когда к лету панты у оленей отрастают, Лувен и рассказчик приступают к их обрезанию. Операция эта не столько болезненная, сколько позорная для оленя. Рассказчик отмечает, что самый могучий олень, Серый глаз, ведет себя в этой ужасной ситуации достойно: «не только не крикнул, но и глазом не повел».

Рассказчик отчетливо понимает в этот момент, что «унизительных положений нет, если сам не унизишься».К сожалению рассказчика, в результате случайности (в питомник забежал бурундук и напугал оленей) все олени, сломав изгородь, разбегаются. Рассказчик в отчаянии, Лувен утешает его.

Читайте также:  Краткое содержание в круге первом солженицына точный пересказ сюжета за 5 минут

Однако Хуа-лу возвращается в питомник сама: она привыкла к тому, что ее кормят и охраняют. Во время гона Лувен с рассказчиком выпускают Хуа-лу из своего «зоопарка». Олени-самцы бегут за ней, их не пугает и не останавливает даже запах человека. Хуа-лу же, уже привыкшая к людям, бежит в питомник, как к себе домой. Рассказчик очень рад.

«Разлука с оленями раскрыла мне самому, какие силы я вложил в это дело, я обрадовался потому,, что мог теперь снова начать свое необыкновенно прекрасное строительство».Во время гона рассказчик наблюдает «битву жизни» между Серым Глазом и Черноспинником над самым обрывом, над рифами. У Серого Глаза срезаны панты; на лбу торчат только костяные шишки.

Однако гордое животное, полное чувства собственного достоинства, принимает бой за право по-прежнему «называться властелином тайги». От одного удара костяными шишками по лбу падают на колени многие молодые олени. Черноспинник, дождавшись, когда Серый Глаз утомится, сам идет в наступление.

Серый Глаз, лишенный рогов, получает много ударов в шею, истекает кровью, но не сдается. Когда Черноспинник уже пронзает ему сердце рогами, Серый Глаз «остатком последних сил нанес такой удар, что Черноспинник вдруг оборвался и полетел вниз, на рифы… Потом Серый Глаз покачнулся и пал».

Проходит десять лет с того дня, как рассказчик начал вести пантовое хозяйство. Он давно один. Лувен умер. Ho настал день, когда к рассказчику вернулась любимая — уже в обличье другой женщины: «сила корня жизни такая, что я в ней нашел собственное мое существо и полюбил другую женщину, как желанную в юности… Под напором возвращенной радости…

оба становятся для себя такими же молодыми, как были… это действие корня жизни Жень-шень». Рассказчик и его невеста находят место, где растет корень жизни, вновь слышат, как из ручья доносится: «Говорите, говорите, говорите!» Вместе они выкапывают корень, обращаясь с ним, как с живым существом. Натянутость их отношений исчезает.

«В этом и есть творческая сила корня жизни, чтобы выйти из себя и себе самому раскрыться в другом».Теперь рассказчик — счастливый человек, любящий свое дело и свою семью. Он ищет «ежедневно всякого повода соединить методы современного знания с силой родственного внимания, заимствованного у Лувена». Только одна мелочь не дает ему покоя.

Каждую весну, когда олени сбрасывают свои старые рога, в нем тоже происходит какое-то обновление. Тоска гонит рассказчика из дома, он бродит по лесу, добирается до скалы, из бесчисленных трещин которой, словно слезы, сочится вода. Там он вспоминает прошедшее, чувствует себя молодым, вспоминает, как просунула в виноградный шатер свои копытца Хуа-лу.

«Является прошлое со всей его болью, и тогда, как будто совсем ничего не нажил, говорю вслух своему истинному другу, сердцу-скале:— Охотник, охотник, зачем ты тогда не схватил ее за копытца!..

В эти болезненные дни я сбрасываю с себя все созданное, как олень свои рога, а потом возвращаюсь в лабораторию, в семью, и снова начинаю работать… и мало-помалу вступаю в предрассветный час творчества новой, лучшей жизни людей на земле».

Источник: http://lit-helper.com/p_Kratkoe_soderjanie_povesti_Jen–shen-_Prishvina_M_M

Михаил Михайлович Пришвин (1873—1954)

Сочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Михаил Михайлович Пришвин (1873—1954)!!! =>>>

Творчество Михаила Михайловича Пришвина, «крупнейшего поэта и великого жизнелюбца», проникнуто напряженными размышлениями о сущности отдельной человеческой личности и ее взаимоотношениях с окружающей природой и с человеческим обществом. В поисках решения этой проблемы писатель прошел тяжелый путь, суть которого сам Пришвин обозначал формулой: «Весь путь мой был из одиночества в люди». Первая книга Пришвина — «В краю непуганых птиц» опубликована в 1907 году, когда за плечами автора были исключение из гимназии (за «побег в Азию» и грубость учителю) и из Рижского политехникума (за революционную деятельность), работа в марксистских кружках, арест и ссылка, годы учебы в Германии, работа биологом и агрономом.

«В краю непуганых птиц», как и второе крупное произведение писателя — «За волшебным колобком», не просто описание путешествий автора на Север. Это и поэтический гимн людям, живущим в суровых условиях, и честное повествование публициста, увидевшего в краю непуганых птиц жандарма — символ самодержавной и бесправной Руси, и раздумья философа о человеке.

Человека, личность писатель ищет в Поволжье («У стен Града невидимого»), в киргизских степях («Черный араб»), в Крыму («Славны бубны»). Мучительные поиски душевной гармонии раскрыты Пришвиным в автобиографическом образе Михаила Алпатова, героя романа «Кощеева цепь».

Русская действительность 30—40-х годов помогает писателю увидеть в социализме условия для гармонии личности, природы и общества. Уже в повести «Жень-шень» герои Пришвина делают первые шаги к соединению личного призвания с общественным долгом.

Уверенность в торжестве человечности, в победе жизни над смертью наполняет все поздние произведения писателя, от «Кладовой солнца» и «Корабельной чащи» до «Государевой дороги» и дневниковых записей. Пришвин никогда не делил свое творчество на взрослое и детское.

«Я всегда, всю жизнь свою работаю над одной и той же темой, в которой и детская и общая литература сливаются в единое целое»1,— утверждал писатель. Именно поэтому рассказы для детей или включались им в книги для взрослых, или являлись фрагментами этих книг, соответственно отредактированными 2.

«Единственной темой, над которой я работаю,— говорил Пришвин,— является дитя, которое я храню в себе» . Среди дневниковых записей писателя есть и такие: «Детская вера в людей — это светлый героический путь»; «Новый человек — это ребенок, а если о нем надо рассказывать, то расскажите о взрослом, сумевшем сохранить в себе ребенка».

Как видно из приведенных записей, главное, что ценил Пришвин в ребенке, что считал нужным культивировать, были оптимизм, чувство неутраченного удивления миром, отзывчивость на боль и радость. Восхищением перед красотой природы и человека, ее друга и хозяина, проникнуты все произведения писателя.

Обращаясь к юному читателю, художник утверждает, что мир полон чудес и «это… чудеса не как в сказке о живой воде и мертвой, а настоящие… они совершаются везде и всюду и во всякую минуту нашей жизни, но только часто мы, имея глаза, их не видим, имея уши — не слышим»’. Пришвин видит и слышит эти чудеса и раскрывает их перед ребенком.

Для него нет растений вообще, а есть белые грибы, кровавая ягодка костяника, голубая черника, красная брусника, кукушкины слезки, валерьянка, петров крест, заячья капуста. Для него нет животных и птиц вообще, а есть скопа, трясогузка, журавль, ворона, цапля, овсянка, землеройка, гусь, пчела, шмель, лисица, гадюка.

И это только в двух рассказах — «Лисичкин хлеб» и «Гости». Если же взять и другие, то, пожалуй, не найдется ни одного зверя или растения средней полосы России, которые бы не были упомянуты Пришвиным.

Автор не ограничивается одним упоминанием, а наделяет своих «героев» голосами и привычками, которые надолго ложатся в память: «Скопа прилетела, рыбный хищник,— нос крючком, глаза зоркие, светло-желтые,— высматривала себе добычу сверху, останавливалась в воздухе для этого и пряла крыльями» 2.

Звери и птицы у Пришвина «кукуют», «гудят», «свистят», «шипят», «орут», «пищат»; каждый из них по-своему движется. Даже деревья и растения в пришвинских описаниях становятся живыми: одуванчики, как дети, засыпают по вечерам и просыпаются по утрам («Золотой луг»); точно богатырь, выбивается из-под листов гриб («Силач»); шепчет лес («Шепот в лесу»).

Писатель не только великолепно знает природу, умеет заметить то, мимо чего люди часто проходят равнодушно, но и обладает умением передать поэзию мира в описаниях (см.

«Именины осинки», «Колокольчик» и другие рассказы), в сравнениях («Ель, как дама в концертном платье до самой земли, а вокруг молоденькие елочки-голоножки»; «Река лежит холодная, глядит загадочно, как кошка, когда ей ничего от человека не нужно»; «Звезды, как вербочки, распухают в прозрачных облаках»), даже просто в названиях рассказов («Осинкам холодно», «Чудесный доктор», «Деревья в плену», «Лисичкин хлеб»). Писатель считает, что, чем богаче духовный мир человека, тем больше видит он в природе, потому что привносит в нее свои переживания, ощущения.

Вот почему, говоря о животном мире, писатель особо выделяет материнство. Не раз расскажет Пришвин, как рискует собой мать, защищая детенышей от собаки («Ярик»), от орла («Орлиное гнездо») и от других неприятелей («Ребята и утята», «Пиковая дама»).

С улыбкой поведает художник о том, как звери-родители заботятся о своем потомстве, учат его («Курица на столбах», «Борец и Плакса», «Первая стойка»). Художника радуют в животных такие прекрасные качества, как ум, сообразительность («Синий лапоть», «Нерль», «Изобретатель») .

Принцип «родственного внимания» человека к природе позволяет писателю наделить зверей способностью «разговаривать», «мыслить». Легавый щенок Ромка столкнул в подвал кирпич. Кирпич зашумел — Ромка испугался.

Читайте также:  Краткое содержание станюкович матросик точный пересказ сюжета за 5 минут

«Чем дольше стоял Ромка, тем ему становилось опасней и страшней: по собачьим чувствам выходит так, что, чем мертвее затаится враг, тем ужаснее будет, когда он вдруг оживет и прыгнет. «Перестою»,— твердит про себя Ромка. И чудится ему, будто кирпич шепчет: «Перележу». На лай щенка прибежала мать — Кэт. «Кэт узнала по запаху Роминой лапы след на страшном кирпиче, понюхала его: кирпич был совершенно мертвый и безопасный.

Аналогичные примеры можно найти во многих рассказах Пришвина, где «разговаривают» собаки («Ужасная встреча», «Курица на столбах», «Сват») и другие животные и птицы («Гаечки», «Выскочка», «Терентий»).

Чаще всего это человеческий разговор, иногда звукоподражания и действия, истолковываемые автором («Филин», «Предательская колбаса»), порой несобственно-прямая речь («Как Ромка переходил ручей») или одностороннее обращение героев-людей к зверям.

Но в любом из этих случаев — и это очень важно — писатель умеет сохранить ту границу, которая отделяет животных от человека. Отмечая, что в его рассказах «природа и человек соединяются в единстве», М. М.

Пришвин записал в дневнике 1 апреля 1942 года: «Но это единство не есть уступка природе, а сознание своего родства и высшего руководящего значения в мировом творчестве».

В других случаях, чаще всего в фабульных рассказах, хотя психологическое состояние животных и передано в человеческих ощущениях и словах, условность этого приема либо оговаривается непосредственно авторскими ремарками типа «наверное», «ответил по-своему», «глазами сказала», «нетрудно было догадаться, о чем они думали», «это у них значило» и т. п., либо обусловливается откровенно фольклорным сказочным содержанием сюжета («Дергач и перепелка»).

Сочинение опубликовано: 02.11.2014 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Михаил Михайлович Пришвин (1873—1954)

Источник: http://www.getsoch.net/mixail-mixajlovich-prishvin-1873-1954/

Краткий пересказ «Кладовая солнца» Пришвин

«Кладовая солнца»

(Сказка-быль)

Пересказ.

В одном селе возле Блудова болота осиротели двое де­тей. Мать их умерла от болезни, а отец погиб на Отечествен­ной войне. Дети были очень милые. Настя — девочка с золо­тыми волосами и веснушками по всему лицу. Она рано вста­вала, топила печь, варила еду.

Митраша был моложе сестры на два года. Он был коро­тенький, плотный, по характеру упрямый и сильный. Он занимался бондарством. Кроме того, дети всегда присоеди­нялись к общественной работе, а Митраша часто бывал на общественных собраниях, старался вникнуть в дела.

***

Весной Настя и Митраша стали собираться за клюквой. Митраша взял ружье, компас, а Настя — корзину с едой. Митраша вспомнил, что отец говорил о палестинке, где есть много клюквы. Но Настя возражает брату, что нет ника­кой палестинки, зато помнит, что отец говорил про Слепую елань — место, от которого следует держаться подальше.

***

Настя и Митраша пришли к Лежачему камню, у кото­рого болотная тропа расходилась вилкой: «одна, хорошая, плотная тропа, шла направо, другая, слабенькая, прямо».

Митраша говорит, что им надо идти по узкой тропе, но На­стя не соглашается. Ей кажется, что надо идти по широкой, где уже много раз ходили люди. Дети повздорили, и в итоге Настя пошла по широкой тропе, а Митраша по узкой.

И тог­да над болотом жалобно застонали деревья, серая хмарь плотно закрыла солнце.

***

От стона деревьев из полуобвалившейся картофельной ямы возле сторожки Антипыча вылезла его гончая собака Травка и завыла. Уже два года прошло с тех пор, как умер хозяин Травки Антипыч. Он еще при жизни обещал, что когда помирать будет, расскажет Травке всю правду жиз­ни.

И вот умер Антипыч, а вскоре война началась, потому нового сторожа не прислали и Травка осталась одна. Трудно ей было привыкать к дикой жизни. Ведь раньше она гоняла зверя, жила не для себя, а все для Антипыча. А теперь ей, как и всякому дикому зверю, приходилось жить для себя.

Иногда она забывалась и тащила пойманного зверя к сторожке, но там никого не было. И тогда собака взбиралась на холм и выла. И вой этот слушал волк Серый помещик.

***

Митраша шел по компасу и попал в Слепую елань — место, в котором погибло немало людей и скота. Чем даль­ше шел мальчик, тем земля становилась податливей, мяг­че, а потом и вовсе что-то заурчало под ногами. Но Митраша шел дальше, ведь по этой тропе уже до него ступала нога че­ловека.

Тут Митраша заметил, что трава белоус, которая яв­ляется вестником тропы человеческой, проходит по другую сторону. Но чтобы дойти до нее, надо сделать круг, а Митраше не хотелось терять времени, поэтому он шагнул дальше.

Митраша теперь погружался по колено в воду, в другой миг вода стала ему выше колена. И он мог бы еще выйти из бо­лота, но тут увидел опять траву белоус и рванулся. Но было уже поздно. Он был плотно схвачен со всех сторон по самую грудь, и при малейшем движении его тянуло вниз.

Он за­кричал, но никто не ответил. Митраша кричать перестал, а по лицу покатились слезы.

***

Настя нашла полянку (а это и была та самая пале­стинка, о которой говорил отец и которую стремился най­ти Митраша), где было видимо-невидимо клюквы. Девоч­ка так была увлечена сбором ягоды, что забыла и о брате, да и о себе самой. Но она даже не заметила, что заблудилась.

Вся грязная, еле передвигая за собой корзину, Настя пол­зала по палестинке, собирая ягоду. Даже лось принял ее за зверя, не узнав в ней человека. Так Настя подползла к ста­рому горелому пню, на котором сидела гадюка. Змея подня­ла голову и зашипела. И Настя подняла голову. Тут девочка очнулась.

Она вспомнила о брате, зарыдала и крикнула имя своего брата, которое тот услыхал на болоте.

***

Все происходящее с Настей видела Травка. Она, почуяв беду, подошла к Насте и лизнула ее соленую от слез щеку. Со­бака чуяла, что под клюквой в корзине лежит хлеб, но не по­зволила себе рыться в ягоде лапами. Вместо этого она завы­ла.

Этот вой услышал волк. Кроме того, Травка услышала тяв­канье лисицы, которая охотится за зайцем. И собака решила сама поймать зверя. Она кинулась за ним, громко лая. И Се­рый, услышав наконец лай собаки, бросился вслед к Слепой елани.

***

Травка, упустив зайца у самой елани, вдруг увидела пе­ред собой мальчика. Для Травки в жизни существовало два человека: Антипыч и враг Антипыча. И вот теперь Травка решала, кто же перед ней.

Глаза мальчика сначала были тусклыми, но вдруг в них загорелся огонек. Митраша вспомнил имя собаки. «Затрав­ка!», — позвал он. И это убедило собаку, что перед ней Анти­пыч, новый, молодой и маленький. И она тихонько поползла к мальчику. Но Митраша не от чистого сердца звал сейчас собаку. Мальчику нужно было, чтобы она помогла ему вы­лезти.

Когда Травка подползла ближе, Митраша схватил ее за сильные задние ноги. Собака рванулась, благодаря чему Ми­траша выбрался. Выбравшись, Митраша отряхнулся и по­звал собаку: «Иди же теперь ко мне, моя Затравка!» Этот голос и тон, которым были сказаны слова, лишили Травку каких-либо сомнений: перед ней стоял Антипыч. И она ки­нулась на шею Митраше.

И, рассуждает автор, думается, что Антипыч не шутил, говоря, что шепнет Травке правду жизни. «Эта правда есть правда вековечной суровой борьбы людей за любовь».

***

Травка, узнав в Митраше нового Антипыча, решила до­гнать зайца, а Митраша притаился за кустом, ожидая зве­ря. Это и нужно было волку. Он выбрал себе тот же куст, что и Митраша. Два охотника — человек и волк — оказались рядом. И Митраша выстрелил в упор, убив Серого.

Этот выстрел услышала Настя и закричала, Митраша ответил, и она тут же прибежала к нему. Травка принесла русака, и все сели греться около костра и готовить себе еду.

В это время в деревне была обнаружена пропажа детей. Собрались идти искать их. А они уже сами идут, несут боль­шую корзину, наполненную до краев клюквой, а рядом со­бака Травка. Дети рассказали все, что произошло с ними: и о болоте, и о клюкве, и об убитом Сером. Но в то, что ма­ленький мальчик убил волка, поверить никто не мог. Тогда Митраша проводил людей к тому месту, где лежал Серый.

Остается сказать только, что рассказчик — один из раз­ведчиков торфа. И в Блудовом болоте скрыты несметные бо­гатства: торфа хватит на сто лет. Вот какие богатства скры­ты в наших болотах!

На этой странице искали :

  • краткий пересказ кладовая солнца
  • пересказ кладовая солнца
  • кладовая солнца краткий пересказ
  • краткий пересказ кладовая солнца пришвин
  • краткий пересказ рассказа кладовая солнца

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/kratkij-pereskaz-kladovaya-solnca-prishvin.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector