Краткое содержание рассказов ирвина шоу за 2 минуты

Ирвин Шоу “Молодые львы”: обзор книги

Краткое содержание рассказов Ирвина Шоу за 2 минуты Ирвин Шоу “Молодые львы”: обзор книгиshvetsovmn18 декабря, 2014Пост навеян прочтением книги Ирвина Шоу “Молодые львы” (Irwin Shaw “The Young Lions”) о Второй Мировой войне и переплетающихся историях трех совершенно разных людей.

Краткое содержание романа “Молодые львы” Ирвина ШоуГлавные герои книги “Молодые львы” Ирвина Шоу:

Христиан Дистль – молодой вызывающий симпатию (в начале) немец, прошедший почти всю войну. Считает службу в армии священным долгом, уверен в победе Германии.

Постепенно приходит к весьма несимпатичным жизненным установкам и правилам.

Ной Аккерман – молодой американец, еврей по национальности. Рано потерял непутевого отца. Всю жизнь терпит унижения и лишения из-за своей национальности. С течением времени его характер укрепляется, он становится надежной опорой своих товарищей по оружию.
Майкл Уайтэкр – средних лет драматург и актер. Живет роскошно и бесцельно. В армию попадает против своего желания. С течением времени становится настоящим солдатом.Повествование романа Ирвина Шоу “Молодые львы” начинается за несколько лет до начала Второй Мировой войны. Молодая американка Маргарита Фриментл учится в Австрии. Рождество она планирует встретить с женихом в горах, катаясь на лыжах. За ночь до приезда жениха она оказывается на празднике, где местные жители всячески подчеркивают согласие с курсом, который проводит Гитлер. Той же ночью ее чуть не изнасиловал сын хозяйки отеля по имени Фредерик. Дав ему отпор, она встречает симпатичного молодого человека по имени Христиан Дистль, который был лыжным инструктором. В разговоре Христиан также поддерживает курс Гитлера и говорит, что он не стал бы притеснять евреев без надобности, но вполне допускает это, если это будет нужно Германии для победы.Ной Аккерман – молодой человек, почти не видевший жизни. Его отец, эмигрант из Одессы, умирает в нищете на его руках. Ной не знает, к чему нужно стремиться. Он едет в Нью-Йорк и встречает там Роджера, ставшего его лучшим другом. Роджер берет Ноя под свое крыло, помогает устроиться на работу. Благодаря Роджеру Ной встречает свою будущую жену Хоуп.Майкл Уайтэкр живет в Голливуде, помогает ставить пьесы в театре. Майкл неплохо зарабатывает, живет роскошно, но не имеет цели в жизни, разводится с женой, вступает в близкие отношения с Маргарет Фриментл.Начинается Вторая Мировая война. Христиан в составе немецкой армии участвует в оккупации Парижа. Легко и почти бескровно овладев Парижем, немецкие войска скучают по “настоящей” войне. Христиан мечтает, что его пошлют на восточный фронт и он сможет отличиться и принести пользу Германии. Пока его надежды не оправдываются. Однажды он едет в отпуск в Берлин и его командир лейтенант Гарденбург просит отвезти его жене подарок. Христиан соглашается и доставляет подарок по адресу. Жена Гарденбурга молодая и красивая женщина по имени Гретхен влюбляет Христиана в себя и начинает использовать его в своих целях, заставляя дарить дорогие подарки. В Берлине Христиан понимает, что дело Великой Германии нимало никого не заботит, все вокруг стремяться стяжать, получать удовольствия, увиливать от фронта. Христиан возвращается в Париж, а его подразделение переворят в Арфику, где они попадают в самое пекло. Там Христиан видит, насколько мало стоит жизни человека и как мало смысла в том, что он делает. Он получает ранение и попадает в госпиталь.Ной Аккерман все ближе сходится с Хоуп. В итоге они женятся. Следуя примеру своего друга Роджера, Ной идет записываться в армию добровольно, но его не берут, так как у него на легких обнаруживают рубцы. Ной обучается гражданской специальности и работает в области кораблестроения. Когда их с Хоуп жизнь наладилась, его все же забирают в армию. В армии над ним издеваются сослуживцы. Его оскорбляют, бьют, заставляют работать, крадут деньги. В итоге Ной не выдерживает и вызывает своих сослуживцев на кулачную дуэль. Сослуживцы сначала охотно приняли его вызов и несколько схваток Ной проиграл. Он был сильно избит и травмирован, но не отступил от своего плана и выиграл последнюю, десятую, схватку, проиграв первые девыть. Потихоньку от него отстали, а чуть позже начинают его уважать.Майкл понимает, что ему нужно пойти в армию, но не может сделать этого шага. В итоге его все-таки призывают, и он становится рядовым армии США. Он попадает в то же подразделение, что и Ной. Именно его Ной делает своим поверенным, так как чувствует в нем человека. Майкл без большого удовольствия помогает Ною устраивать кулачные дуэли. Он жалеет Ноя.С течением времени Христиан становится опытным войном: он достаточно профессионален, чтобы выполнять полученные задания. При этом он с легкостью убивает людей, оставляет на верную смерть сослуживцев, свидетельствует против невинных людей, убивает, чтобы самому выжить, доносит на бывших товарищей. По его собственным словам, он научился профессионально отступать. Это помогает ему выживать.После истории с Ноем Майкл подключает свои связи, и его переводят в Лондон, где он помогает организовывать развлечения в войсках. Его жизнь пошла легче, но он все равно не понимает, что такое война и что он должен делать.Ной вместе с сослуживцами готовится к высадке десанта в Нормандии. Он взрослеет и понимает, как нужно себя вести на войне, чтобы выжить и чтобы выполнить приказ. Высадка десанда происходит и Ной проходит много тяжелых и опасных испытаний. Его ранят и после выздоровления отправляют в лагерь, где он ожидает прикомандирования к какому-либо подразделению. Там он встречает Майкла, и они дизертируют, чтобы присоединиться к своей старой роте. С этой ротой они воюют до весны 1945 года.В самом конце войны судьба сводит трех молодых людей вместе. Майкл и Ной освобождают лагерь с заключенными, откуда незадолго до этого с помощью хитрости, подлости и жестокости вырвался Христиан. Будучи полностью уверенными в своей безопасности Ной и Майкл натыкаются на Христиана, который открывает по ним огонь. Ной тяжело ранен, а Майкл решает преследовать Христиана. Христиан же решил убить Майкла и закончить свою войну, которая растянулась на много лет. После преследования неуклюжий и неловкий Майкл убивает Христиана и возвращается к уже умершему Ною.”Молодые львы” Ирвина Шоу заканчиваются описанием сцены, как Майкл несет на плечах труп Ноя.

Смысл

Ирвин Шоу описывает три разных истории войны. Симпатичный и интеллигентный в начале повествования, Христиан Дистль практически полностью теряет человеческий облик, только однажды допустив, что один человек может быть более или менее ценным, чем другой.

Это допущение в итоге развилось в совершенно отталкивающий образ немецкого солдата, который готов пожертвовать всем, чтобы выжить. Он хитрит, крадет, убивает, доносит.Неуверенный в себе и слабый Ной Аккерман преодолевает все ужасы дискриминации и становится гораздо сильнее, чем был вначале.

Он тоже осваивает науку выживания, но делает это совсем по-другому, нежели Дистль.А Майкл, которому долгое время было безразлично, умрет он или выживет, только в самом конце войны понимает, что стал настоящим солдатом. Именно он в итоге остается в живых.

Ирвин Шоу показывает также истинное лицо войны, когда одни не щадят своих жизней, а другие цепляются за теплые места, наживают состояния, губят множество людей, ломают судьбы.

Вывод

“Молодые львы” Ирвина Шоу – книга неординарная. Очень правдоподобна, реалистична и вместе с этим захватывающа. Описания красочны, судьбы драматичны. Читать очень рекомендую!PS. Для тех, кто не любит читать, есть фильм “Молодые львы”, снятый известным американским режиссером Эдвардом Дмитрыком.

Рекомендую почитать также обзоры книг (и сами книги тоже, разумеется):

1. Джек Лондон “Зов предков” – самый популярный пост моего блога;
2. Эрих Мария Ремарк “Жизнь взаймы” – некогда самый популярный пост моего блога;
3. Аркадий Гайдар “Тимур и его команда”;
4. Айн Рэнд “Атлант расправил плечи”;
5. Артур Хейли “Отель”;
6. Чарльз Диккенс “Рождественская песнь в прозе”

Источник: https://shvetsovmn.livejournal.com/71317.html

Ирвин Шоу – биография, список книг, отзывы читателей

Представьте, что вы спасли от верного замерзания в сугробе Санта Клауса, и чудаковатый старичок решает всенепременно вас отблагодарить. Начинается с букета цветов даме и билетов на концерт для всей семьи, а заканчивается тем, что Санта Клаус начинает за вас придумывать вам желания, мечты, исполнять их и зорко следить, чтобы вы были счастливы.

Читайте также:  Краткое содержание шергин волшебное кольцо точный пересказ сюжета за 5 минут

Так ли уж виноват этот прекрасный исполнитель желаний и решатель всех проблем богач мистер Хейзен.

Да, сначала он казался (или хотел казаться) просто одиноким пожилым человеком, потом оказалось, что не так уж он стар и одинок, а вообще-то полон сил, спортивен, крепок.

Он отличный манипулятор, действует ли он сознательно или бессознательно. Оправдывают ли благие намерения вмешательство в жизнь других людей?

Да и что такого случилось? У старшего поколения кризис среднего возраста. Дети ищут себя. Естественно, что при этом кто-то легко отделывается, а кто-то пускается во все тяжкие… нормальная жизнь семьи, в которой выросли дети.

Книга написана мастерски, безоценочно. Только факты, поступки, размышления. Читатель сам решает, какую часть поговорки “Не в деньгах счастье, а в их количестве” он выберет.

А также можно подумать о том, насколько реально “осчастливить” человека против его воли, против его желания. Ни один тренер, психолог, врач не возьмутся работать с человеком, который сам не готов к изменениям.

Семью Стрэндов вовлекли в изменения, о которых те даже не думали, и вероятно, поток закрутился так быстро, что они не успели опомниться.

Очень интересно было наблюдать отношения Аллена и Лесли Стрэндов со своими детьми. Мне кажется, как раз до России сейчас доходит концепция безусловного принятия ребенка и отсутствия наказания в процессе воспитания, даже не воспитания, а скорее выращивания, ведь идет ли речь о воспитании, если ребенок сам должен столкнуться с последствиями своего поведения.

С одной стороны, мне лично импонирует такая философия. Так здорово быть ребенку другом. Получил двойку – не надо отчитывать, переживать, можно просто сказать – да, так бывает, если нужна помощь, обращайся.

Но в книге происходят такие неприятные и страшные вещи с детьми, что невольно хочется сказать Аллену – уж лучше бы ты отругал их разок хорошенько, лучше бы разок занял позицию авторитарного родителя…

Небольшой минус книги – местами хотелось проскочить побыстрее, слишком уж неспешно, размыто. Но в целом это потрясающая история, после романа “Вечер в Венеции” автор будто заново рожден для меня. Удивительно тонко подмечающий малейшие детали, оттенки, удивительно честный автор. Сейчас огромное желание перечитать “Богач, бедняк”.

#Добро1_3курс

Источник: http://readly.ru/author/15770/

Трест, который лопнул

Вы здесь

Трест, который лопнул – рассказ из сборника «Благородный жулик». Рассказ был написан в 1910 году. Его автором является американский писатель О. Генри. Главные герои рассказа Питерс и Таккер. Они пытаются монополизировать продажу алкоголя в небольшом городке.

«Трест, который лопнул» это первой произведение из сборника. Ниже вы можете прочитать его краткое содержание.

Как-то раз герои цикла «Благородный жулик» Джефф Питерс и Энди Такер, который, по словам Питерса, «каждый доллар в руке у другого… воспринимал как личное оскорбление, если не мог воспринять его как добычу», возвращались из Мексики после очередной удачной аферы и остановились в техасском населенном пункте под названием Птичий Город, раскинувшемся на берегу Рио-Гранде.

Начинаются дожди, и все мужское население городка принимается курсировать по треугольнику между тремя местными салунами. Во время небольшого просвета друзья отправляются на прогулку и замечают, что старая дамба вот-вот обрушится под напором воды и городок превратится в остров.

У Энди Такера возникает блестящая идея. Не теряя времени даром, они приобретают все три салуна. Дожди начинаются снова, дамбу прорывает, и городок на какое-то время оказывается отрезанным от внешнего мира. Жители городка снова начинают тянуться к салунам, но их ожидает сюрприз.

Два из них закрыты, и работает лишь «Голубая змея». Но цены в этом баре-монополисте баснословные, а за порядком следят полисмены, подкупленные обещанием бесплатной выпивки. Делать нечего, и местным любителям спиртного приходится раскошеливаться.

По подсчетам друзей-аферистов, вода спадет не раньше чем через пару недель, и за это время они отлично заработают.

Все идет как по маслу, но Энди Такер не в силах отказать себе в удовольствии угоститься спиртным. Он предупреждает Джеффа Питерса, что в нетрезвом состоянии делается чрезвычайно красноречивым и пытается показать это на практике. Но Питерсу это не по душе, и он просит друга удалиться и поискать себе слушателей в другом месте.

Энди уходит и начинает ораторствовать на ближайшем перекрестке. Собирается большая толпа, которая куда-то уходит за оратором. Идет время, но в баре никто не появляется. Под вечер двое мексиканцев доставляют в «Голубую змею» вдрибадан пьяного Такера, который не в состоянии объяснить, что произошло.

Отправив друга спать и закрыв кассу, Питерс отправляется выяснять, почему местное население утратило интерес к спиртному. Оказывается, его друг Такер в припадке пьяного красноречия произнес двухчасовую речь, великолепнее которой жители Птичьего Города в жизни не слышали.

Он говорил о вреде пьянства столь убедительно, что в конце концов его слушатели подписали бумагу, где торжественно обещали в течение года не брать в рот ни капли спиртного.

Вы прочитали краткое содержание рассказа “Трест, который лопнул”. Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Все шедевры мировой литературы в кратком изложении.Сюжеты и характеры.Зарубежная литература XX века.

Другие краткие содержания

Источник: https://reedcafe.ru/summary/trest-kotoryy-lopnul

Воскресный рассказ: Ирвин Шоу

Ирвин Шоу — американский писатель и киносценарист. Известность ему принес первый его роман «Молодые львы», основанный на военном опыте автора. Шоу начал писательскую деятельность со сценариев радиоспектаклей.

В 1936 году впервые был поставлен спектакль Шоу «Предайте мертвых земле». Ирвин Шоу является обладателем ряда престижных премий и наград, включая две премии О.

Генри, награду Американской академии искусств и литературы и три премии «Плейбой».

ятая авеню купалась в солнечном свете, когда они вышли из «Бревурта» и зашагали к Вашингтон-сквер. Несмотря на ноябрь, солнце еще грело и выглядело все, как летним утром: автобусы, хорошо одетые люди, неспешно прогуливающиеся парами, тихие дома с закрытыми ставнями окнами.

Майкл крепко держал Френсис под руку. Шагали они легко, улыбаясь: воскресенье, они хорошо выспались и плотно позавтракали. Майкл расстегнул пальто, подставил лицо легкому ветерку. Они шли молча, среди молодых, красивых людей, которые, похоже, составляли большинство в этом районе Нью-Йорка.

— Осторожно, — нарушила молчание Френсис, когда они пересекали Восьмую улицу, — не сверни шею.

Майкл рассмеялся, Френсис последовала его примеру.

— Не такая уж она и красивая, — добавила Френсис. — Во всяком случае, ради ее красоты нет смысла ломать шею.

Майкл рассмеялся вновь. На этот раз громче.

— Но и не страшила. У нее отличный цвет лица. Как у деревенской девушки. Как ты поняла, что я смотрю на нее?

Френсис склонила голову на бок, улыбнулась мужу из-под шляпки.

— Майкл, дорогой…

Майкл опять хохотнул.— Ладно, улики неопровержимые. Извини. Все дело в цвете лица. Такая кожа в Нью-Йорке — редкость. Извини.Френсис легонько похлопала его по руке и увлекла его к Вашингтон-сквер.— Такое хорошее утро. Прекрасное утро. Когда я завтракаю с тобой, то получаю заряд хорошего настроения на целый день.— Тоник. Утренняя зарядка. Кофе и рогалики с Майклом, и прилив бодрости гарантирован.Вот именно. Опять же, я проспала всю ночь, обвившись вокруг тебя, как веревка.

Рассказы Ирвина Шоу печатались в журналах Esquire, Playboy, The Saturday Evening Post и других журналах. Рассказ «Девушки в летних платьях» и еще три рассказа были экранизированы в 1981 году

— Ночь с субботы на воскресенье, — уточнил он. — Я разрешаю такие вольности только по окончанию рабочей недели.

— Ты толстеешь.

— Неужели? Из Огайо я приехал стройным, как тополь.

— Мне они нравятся, пять твоих лишних фунтов.

— Мне тоже.

— У меня есть идея, — промурлыкала Френсис.

— У моей жены есть идея. Какая прелесть.

— Давай проведем этот день вдвоем. Ты и я. Мы всегда вертимся среди друзей, пьем их виски, или они пьют наше виски, а друг друга мы видим только в постели…

— Великое место встреч, — улыбнулся Майкл. — Оставайся в постели достаточно долго, и все, кого ты знаешь, обязательно там появятся.

— Мудрец. Я говорю серьезно.

— Отлично. Я слушаю серьезно.

— Я хочу провести с мужем весь день. Я хочу, чтобы он говорил только со мной и слушал только меня.

— Так кто посмеет нас остановить? — спросил Майкл. — Кто собирается воспрепятствовать мне общаться в это воскресенье исключительно с женой? Кто?

— Стивенсоны. Они хотят, чтобы мы заглянули к ним в час дня, а потом собираются отвезти нас за город.

— Паршивые Стивенсоны. За город они могут поехать и одни. Моя жена и я желаем остаться в Нью-Йорке и провести этот день тет-а-тет.

— Ты приглашаешь меня на свидание?

— Я приглашаю тебя на свидание.

Френсис приподнялась на цыпочки и поцеловала мужа в мочку уха.

— Дорогая, это же Пятая авеню, — запротестовал Майкл.

— Давай наметим программу, — Френсис пропустила его слова мимо ушей. — Как может провести воскресенье в Нью-Йорке молодая пара, у которой есть возможность сорить деньгами.

Читайте также:  Краткое содержание гомер одиссея точный пересказ сюжета за 5 минут

— Но без излишеств, — уточнил Майкл.

— Сначала пойдем на футбол. На матч профессиональных команд, — Френсис знала, что Майкл любит футбол. — Сегодня играют «Гиганты».

В такой день приятно побыть подольше на свежем воздухе, как следует проголодаться, пойти в «Кавану», съесть стейк размером с фартук кузнеца, запить его бутылкой вина.

А оттуда прямая дорога в «Филмарт», там показывают новый французский фильм и все говорят… эй, ты меня слушаешь?

— Конечно, — ответил он, отводя взгляд от девушки без шляпы, с коротко стриженными волосами, которая прошла мимо с грациозностью танцовщицы.

Пальто она также не надела, так что Майкл отметил ее плоский, как у юноши, живот и бедра, которые так и ходили из стороны в сторону.

Во-первых, потому, что она была танцовщицей, а во-вторых — потому что перехватила не отрывающийся от нее взгляд Майкла. Девушка улыбалась чему-то своему. Майкл заметил все это до того, как повернулся к жене.

 — Конечно. Мы пойдем на матч «Гигантов», мы съедим стейк, а потом посмотрим французский фильм. Как тебе это нравится?

— Звучит неплохо, — сухо ответила Френсис. — Программа на целый день. А может, ты бы предпочел прогуливаться по Пятой авеню?

— Нет, — без запинки ответил Майкл. — Ни за что.

— Ты всегда смотришь на других женщин. На каждую женщину в Нью-Йорке.

— Да, перестань, — Майклу хотелось обратить все в шутку. — Только на симпатичных. Сколько, в конце концов, симпатичных женщин в Нью-Йорке? Семнадцать?— Больше. Во всяком случае, на твой вкус. Ты их находишь везде.— Это неправда. Иной раз я, возможно, действительно смотрю на проходящую мимо женщину. На улице. Признаю, на улице я, случается, смотрю на…— Везде, — повторила Френсис. — В каждом месте, куда мы приходим. В ресторанах, в поездах подземки, в театрах, на лекциях, на концертах.— Послушай, дорогая, — попытался урезонить жену Майкл, — я смотрю на все. Бог дал мне глаза, и я смотрю на женщин и мужчин, на котлованы под новые линии подземки, на экран кинотеатра и на маленькие цветочки на полях. Я изучаю окружающий мир.

Метрополитен-музей (Met) — художественный музей на восточной окраине Центрального парка в Нью-Йорке, США. Музей был открыт в 1870 году. Его постоянная коллекция содержит более двух миллионов произведений искусства и является одной из крупнейших арт-галерей в мире

— Тебе бы посмотреть на блеск, который появляется в твоих глазах, когда ты изучаешь окружающий мир на Пятой авеню.

— Я женат и счастлив в семейной жизни, — он нежно прижал к себе руку Френсис.

 — Пример для всего двадцатого столетия, мистер и миссис Майкл Лумис.

— Ты серьезно?

— Френсис, крошка?

— Ты действительно счастлив в семейной жизни?

— Абсолютно, — ответил Майкл, чувствуя, как меркнет воскресное утро. — Почему ты так говоришь со мной?

— Просто хотела знать, — Френсис прибавила шагу, глядя прямо перед собой. Лицо ее превратилось в бесстрастную маску. Так бывало всегда, когда у нее портилось настроение.

— Я абсолютно счастлив в семейной жизни, — терпеливо повторил Майкл. — Мне завидуют все мужчины Нью-Йорка в возрасте от пятнадцати до шестидесяти лет.

— Оставь свои шуточки.

— У меня прекрасный дом, — гнул свое Майкл. — У меня прекрасные книги, фотографии, друзья. Я живу в городе, который мне нравится, живу так, как мне хочется. У меня работа, которая мне нравится. У меня жена, которую я люблю. Если происходит что-то хорошее, разве не к тебе я бегу с доброй вестью? Если случается что-то плохое, разве я плачу не на твоем плече?

— Да, — кивнула Френсис. — И ты смотришь на каждую женщину, которая проходит мимо.

— Ты преувеличиваешь.

— Каждую женщину, — Френсис убрала руку с локтя Майкла. — Если она страшненькая, ты тут же отводишь взгляд. Если ничего, смотришь на нее семь шагов…

— Господи, Френсис!

— Если красивая, разве что не сворачиваешь себе шею.

— Слушай, давай выпьем, — Майкл остановился.

— Мы только что позавтракали.

— Послушай, дорогая, — говорил Майкл медленно, тщательно подбирая слова.

 — Выдался славный денек, мы оба в хорошем настроении, и нет никакого смысла все портить. Давай проведем воскресенье в свое удовольствие.

— Я могу провести воскресенье в свое удовольствие только в том случае, если в твоем взгляде не будет читаться желание бежать за каждой юбкой на Пятой авеню.

— Давай выпьем, — повторил Майкл.

— Я не хочу пить.

— А что ты хочешь, поссориться?

— Нет, — голос у Френсис был такой несчастный, что Майкл тут же проникся к ней жалостью. — Я не хочу ссориться. Не знаю, что на меня нашло. Давай поставим точку. И постараемся хорошо провести время.

Они вновь взялись за руки и молча пошли мимо детских колясок, стариков=итальянцев в воскресных костюмах и молодых женщин.

— Я надеюсь, сегодня будет интересная игра, — Френсис прервала затянувшуюся паузу, удачно имитируя тон, которым говорила за завтраком и в начале их прогулки. — Мне нравится профессиональный футбол. Они бьют друг друга так, словно сделаны из бетона. А как они бросаются друг другу в ноги. Это очень возбуждает.

— Я хочу тебе кое-что сказать, — говорил Майкл очень серьезно. — Я не прикасался ни к одной женщине. Ни разу. За все пять лет.

— И хорошо.

— Ты мне веришь, не так ли?

— Конечно.

Они шли по парку Вашингтон-сквер, между скамеек, на которых не было свободных мест, под раскидистыми деревьями.

— Я стараюсь этого не замечать, — Френсис словно говорила сама с собой.

 — Я стараюсь убедить себя, что это ничего не значит. Некоторым мужчинам это нравится, говорю я себе, они хотят видеть то, чего лишены.

— Некоторым женщинам это тоже нравится, — ответил Майкл. — В свое время я знал пару дамочек…

— Я не смотрела ни на одного мужчину после второго свидания с тобой, — прервала его Френсис.

— Нет такого закона, — заметил Майкл.

— У меня все переворачивается внутри, когда мы проходим мимо женщины, и ты смотришь на нее так, как смотрел на меня при нашей первой встрече у Элис Максуэлл, Ты стоял в гостиной, рядом с радиоприемником, в зеленой шляпе…

— Шляпу я помню, — ввернул Майкл.

— Тем же взглядом. Меня от этого мутит. Мне становится нехорошо.

— Ну что ты, дорогая…

— Я думаю, теперь можно и выпить.

Они направились к бару на Восьмой улице. Майкл застегнул пальто, задумчиво разглядывал свои начищенные коричневые туфли, когда они поднимались по ступеням к двери. Они сели у окна, в которое вливались солнечные лучи. У дальней стены трещали дрова в камине. Подошел японец-официант, поставил на стол блюдо с претцелями, широко им улыбнулся.

— Что положено заказывать после завтрака? — спросил Майкл.

— Думаю, коньяк, — ответила Френсис.

— «Курвуазье», — заказал Майкл. — Два «курвуазье».

Официант принес бокалы и они пили коньяк, сидя в ярком солнечном свете. Майкл выпил половину, запил водой.

— Я смотрю на женщин, — признал он. — Все так. Я не говорю, хорошо это или плохо, но я на них смотрю. Если я прохожу мимо по улице и не смотрю на них, я обманываю тебя, обманываю себя.

— Ты смотришь на них так, словно хочешь ими обладать, — Френсис играла бокалом.

 — Каждой.

— В определенном смысле, — Майкл говорил тихо, обращаясь не к жене, — в определенном смысле это правда. Но за этим ничего не следует, и это тоже правда.

— Я знаю. Поэтому меня и мутит.

— Еще коньяк, — крикнул Майкл. — Официант, еще два коньяка.

— Почему ты причиняешь мне боль? — спросила Френсис. — Зачем ты это делаешь?
Майкл вздохнул, закрыл глаза, осторожно потер веки подушечками пальцем.

— Мне нравится смотреть на женщин. Больше всего я люблю Нью-Йорк за его батальоны женщин. Когда я впервые приехал в Нью-Йорк из Огайо, я сразу их заметил, миллион прекрасных женщин, шагающих по городу. Я ходил среди них и сердце выпрыгивало у меня из груди.

— Детство, — прокомментировала Френсис. — Это детское чувство.

— Не уверен, — покачал головой Майкл. — Не уверен. Я стал старше, уже на подходе к среднему возрасту, начал толстеть и все равно люблю ходить по Пятой авеню в три часа дня, по восточной стороне, между Пятидесятой и Пятьдесят седьмой улицами.

Они все там, вроде бы ходят по магазинам, в мехах и этих безумных шляпках, собравшиеся со всего мира в эти восемь кварталов. Там лучшие меха, там лучшие одежды, там самые красивые женщины, вышедшие из дома, чтобы потратить деньги и очень этим довольные.

Они холодно смотрят на тебя, всем своим видом показывая, когда ты проходишь мимо, что ты для них не существуешь.

Японец-официант поставил на стол два бокала, лучась от счастья.

— Все хорошо? — осведомился он.

— Все прекрасно, — ответил Майкл.

— Если пара шуб и шляпки за сорок пять долларов… — начала Френсис.

— Дело не шубах. И не в шляпках. Просто там какая-то особенная атмосфера. Знаешь, тебе не обязательно все это слушать.

— Я хочу послушать.

— Мне нравятся девушки из офисов. Аккуратненькие, в очечках, умненькие, деловые, знающие все и всех, умеющие постоять за себя, — он смотрел на людей, которые медленно проходили мимо окна.

Мне нравятся девушки на Сорок четвертой улицы, которых я вижу во время ленча, актрисы, одетые абы как, разговаривающие с молодыми людьми, демонстрирующие свою молодость и красоту у «Сарди», в ожидании, когда какой=нибудь продюсер обратит на них внимание.

Мне нравятся продавщицы в «Мейсис», которые прежде всего обслуживают тебя, потому что ты мужчина, заставляя женщин ждать, флиртующие с тобой над носками, книгами, иглами для фонографа. Все это копилось во мне десять лет, и теперь, после твоего вопроса выплыло наружу.

— Продолжай.

— Когда я думаю о Нью-Йорке, я думаю о всех его женщинах, еврейках, итальянках, ирландках, польках, китаянках, немках, негритянках, испанках, русских, фланирующих по городу. Я не знаю, то ли я такой особенный, то ли это чувство свойственно всем мужчинам, но у меня такое ощущение, что в этом городе я нахожусь на бесконечном пикнике.

Мне нравится сидеть рядом с женщинами в театре, рядом с красотой, на которую потрачено никак не меньше шести часов. Мне нравятся девушки на футбольных матчах, раскрасневшиеся, а когда потеплеет, в летних платья…— он допил коньяк. — Такая вот история. Ты сама напросилась, не забывай. Я ничего не могу с собой поделать и смотрю на них.

Я ничего не могу с собой поделать и хочу их.

— Ты их хочешь, — повторила Френсис лишенным эмоций голосом. — Твои слова.

— Точно, — жестко ответил Майкл, потому что она заставила его раскрыть душу.

Читайте также:  Краткое содержание шварц первоклассница точный пересказ сюжета за 5 минут

 — Ты затронула эту тему, так что давай досконально ее обсудим.

Френсис допила коньяк, два или три раза сглотнула.

— Ты говоришь, что любишь меня?

— Я люблю тебя, но при этом хочу их. Такой вот расклад.

— Я тоже красива. Не хуже любой из них.

— Ты прекрасна, — без малейшей толики иронии ответил Майкл.

— Я о тебе забочусь, — в голосе Френсис слышалась мольба. — Я стала хорошей женой, хорошей хозяйкой, хорошим другом. Я делаю для тебя все.

— Я знаю, — Майкл накрыл ее руку своей.

— Если ты хочешь свободы…

— Ш-ш-ш.

— Скажи правду, — она убрала руку.

Майкл щелкнул пальцем по краю бокала.

— Хорошо. Иной раз мне хочется стать свободным.

— Ну… — Френсис забарабанила по столу. — Мы можем раз…

— Не говори глупостей, — Майкл пододвинул к ней стул, погладил по бедру.

Она начала плакать, тихонько, уткнувшись в платок, чтобы никто не заметил.

— Наступит день, когда ты от меня уйдешь.

Майкл молчал. Смотрел на бармена, который неспешно резал лимон.

— Уйдешь? — повторила Френсис. — Отвечай. Не молчи. Уйдешь?

— Возможно, — Майкл отодвинулся. — Откуда мне знать?

— Ты знаешь, — настаивала Френсис. — Не так ли?

— Да, — после короткой паузы ответил Майкл. — Знаю.

Френсис перестала плакать. Еще пару раз всхлипнула в платок, убрала, на лице не осталось и слезинки.

— По крайней мере, ты можешь сделать мне одно одолжение.

— Конечно.

— Перестань говорить в моем присутствии о том, какая красивая та или иная женщина. Милые глазки, аппетитная попка, отличная фигурка, хороший голос, — передразнила она Майкла.

— Держи все при себе. Меня твое мнение на этот счет не интересует.

— Извини, — Майкл махнул рукой официанту. — Отныне буду держать свое мнение при себе.

Френсис искоса взглянула на него.

— Еще коньяк, — попросила она официанта.

— Два коньяка, — уточнил Майкл.

— Да, мэм, да, сэр, — официант затрусил к стойке.

Френсис холодно смотрела на мужа.

— Ты хочешь, чтобы я позвонила Стивенсонам? За городом сегодня чудесно.

— Да, — кивнул Майкл. — Позвони им.

Она поднялась и направилась вглубь бара к телефонной будке. Майкл не отрывал от нее взгляда, думая, какая хорошенькая женщина, до чего красивые ноги.

Перевод с английского Виктора Вебера

Источник: http://www.furfur.me/furfur/culture/culture/122363-voskresnyy-rasskaz-irvin-shou

Читать онлайн “Добро пожаловать в город ! (сборник рассказов)” автора Шоу Ирвин – RuLit – Страница 2

— Да, мы живем в двух измерениях,– поучал Датчер бармена.

Тот снисходительно, чуть заметно улыбался.

Голливуд, все это Голливуд, думал Датчер, Голливуд имеет ко всему этому самое непосредственное отношение.

Он жертва окружения, это продукт, созданный Голливудом, тебе постоянно тычут его в физиономию, как сыр в штате Висконсин; стоит ему хоть на несколько минут отвлечься от “Убийства в полночь”, как в образовавшийся вакуум стремительно врывается секс.

“Убийство в полночь” — так называется картина, для которой он пишет сценарий: длинная, запутанная история о певице в ночном клубе; она заставляет всех пьяниц тратить деньги на нее, но вообще-то она очень хорошая женщина, просто паинька, как обычно говорят на коктейлях и приемах.

У нее маленький сынок, и она всеми силами старается скрыть от него свою позорную профессию. Оказавшись замешанной в убийстве, она вместе с сыном, под дождем, бежит из города; в результате копы арестуют невинного человека…

Датчер покачал головой: никак ему не удается половчее, позанимательнее выстроить сюжет. Но в любом случае сегодня уик-энд.

Он закончит сценарий через пару недель, а пока у него есть деньги, вполне достаточно, чтобы прожить восемь месяцев в Нью-Йорке.

Ну зачем ребячиться, обманывать себя? Ну окажется он в Нью-Йорке — все равно станет засматриваться на милые девичьи мордашки, ничто не поможет. Голливуд, всегда можно свалить вину на Голливуд. В этом все очарование киногородка.

— Святость и святотатство,– поучал он бармена,– вот вам и все объяснение!

В бар вошли Макамер с Долли.

— Ну, едем в Мексику! — с места в карьер начал он.

— Сядь,– указал на высокий стул рядом Датчер,– и приведи мне какие-нибудь убедительные аргументы. Долли, ты выглядишь потрясающе!

Долли выглядела как всегда — худая, с заурядной внешностью, нервная,-но Датчер всегда был весьма осторожен в этом городе великолепных женщин, старался быть галантным и обычно ей льстил.

— Отдай мне Долли,– предложил он Макамеру,– и я поеду с тобой в Мексику!

Долли засмеялась,– от ее высокого, пронзительного смеха Датчеру всегда становилось немного нехорошо.

— Несчастный Датчер,– заверещала Долли,– несчастный, одинокий Датчер!

— Найди мне девушку,– вдруг сказал Датчер, даже не соображая, когда и для чего он это выпалил,– и я поеду с тобой.

— Побойся Бога, Датчер! — взмолился Макамер.– Сегодня суббота, восемь часов вечера — уик-энд, День труда…

— Я руководствуюсь лишь высокими моральными соображениями,– продолжал Датчер.– Мне нужно будет с кем-то поговорить.

— У тебя куча девок! — отбивался Макамер.

— Они мне надоели! — упорствовал Датчер.– Сегодня я устал от них. Подумай: война, “Убийство в полночь”, непостоянство мужского характера,-вот я и удрал от них. Сегодня я в другом настроении. Хочу видеть перед собой новое, незнакомое лицо.

— И принялся для большей убедительности широко размахивать руками, развивая свою тему, хотя уже почти раскаялся, что завел этот глупый разговор о девушке.

— Мрачновато-задумчивое, страстное, с циничными глазами, в которых мелькает отчаяние, нагловатые, презрительные, обещающие бурю сочные губы, отброшенные назад черные волосы…

— По-моему, он хочет какой-то женский персонаж из пьесы Томаса Вулфа1,– предположил Макамер.

— Женское лицо на уик-энд,– все больше распалялся Датчер, чувствуя, как весело бегает у него во рту язык, обильно смоченный ромом “Коллинз”,-лицо трагическое, терзаемое виной за массовые убийства, за мир, в котором совершаются кровопролития в таком огромном масштабе…

Долли живо соскочила с высокого стула.

— Я позвоню Максине!

— Кто она такая, эта Максина? — спросил усталым голосом Датчер.

— Очень красивая женщина, вот увидишь,– объяснила Долли.– Актриса, играет в “Рипаблик”.

— Боже мой! — промычал Датчер.

— Нечего быть снобом! — убеждала его Долли.– Дай-ка мне никель!

Макамер протянул ей монету в пять центов.

— Очень красивая,– повторила Долли.– Только что приехала из Нью-Йорка, и, может, сейчас ей нечего делать…– И направилась к телефонной будке.

— Я руководствуюсь лишь высокими моральными соображениями! — закричал Датчер ей вслед.– Запомни! — Долго глядел ей вслед, потом повернулся к Макамеру.

— Когда ты читаешь газеты — об этих самолетах, они бомбят людей, и их сбивают,– ты когда-нибудь задумываешься, как там себя чувствует пилот, наверху, в воздухе, когда вокруг свистят пули, а твой самолет устремляется вниз и под тобой лишь воздушная бездна…

— Постоянно,– спокойно ответил Макамер.

— Во время испанской войны мне все время снились страшные сны — меня расстреливают из пулеметов самолеты. Я убегал от них, скрывался в проходах между гаражами, но они налетали сбоку.– Датчер допил свой стаканчик.

— Не знаю, право, при чем здесь гаражи? Но вся беда с человеческой расой в том, что люди слишком смелы, слишком отважны. Можно заставить их делать что угодно: летать высоко в небе, не боясь быть сбитым на высоте двадцать тысяч футов, идти вперед с гранатой в руке, вести морские сражения…

Не будь человеческая раса такой смелой и мужественной, в этом мире было бы куда приятнее жить. Вот вкратце суть моих двухмесячных размышлений здесь, в Голливуде.

— Эйнштейн может пока не беспокоиться,– подтрунивал над приятелем Макамер.– В мышлении он пока еще впереди тебя.

— Знаю! — отмахнулся Датчер.– Но пусть попытается поразмышлять в этом чудовищном климате.

Долли проскользнула к стойке между ними.

— Все в порядке, Максина просто умирает от желания поехать с нами. Она слышала о тебе.

— Хорошее или плохое? — поинтересовался Датчер.

— Просто слышала, и все. Сказала, чтобы ты не был “тепленьким”.

— Так и сказала — “тепленьким”? — недовольно наморщил нос Датчер.

— Так и сказала,– подтвердила Долли.

— Нет, она мне явно не понравится!

— Чепуха! — вмешался Макамер; оттащил его от стойки и повел к своей машине.

Большой, вместительный автомобиль мчался по накатанному шоссе в Мексику. Датчер удобно развалился на заднем сиденье, положив голову на колени Максине. Время от времени ему приходилось лениво отстраняться от нее, так как на ней был костюм, отороченный спереди мехом рыжей лисицы, и этот противный мех постоянно лез ему в нос, щекотал ноздри.

Источник: http://www.rulit.me/books/dobro-pozhalovat-v-gorod-sbornik-rasskazov-read-111871-2.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector