Краткое содержание вяленая вобла салтыков-щедрин точный пересказ сюжета за 5 минут

Вяленая вобла

Краткое содержание Вяленая вобла Салтыков-Щедрин точный пересказ сюжета за 5 минут

Очень кратко Вяленная вобла, лишённая мыслей, чувств и совести, проникает во все сферы человеческой жизни и внушает людям свою философию, затем становится либералкой и обедом рьяного клеветника.

Воблу ловят, чистят внутренности и вывешивают на верёвочке вялиться. Радуется вобла, что проделали с ней такую процедуру, и нет у неё теперь «ни лишних мыслей, ни лишних чувств, ни лишней совести».

Рассказчику неизвестно, «что именно разумела вяленая вобла под названием „лишних“ мыслей и чувств», но он не может не согласиться, что в жизни, действительно завелось много лишнего.

И каждый такой привесок надо «или в расчёт принять, или так его обойти, чтобы он и не подумал, что его надувают», и порождает это одно только беспокойство.

Провялившись хорошенько, вобла убеждается, что в ней ничего, кроме молок не осталось, взбадривается и потихоньку начинает «гнуть свою линию». Становится она ещё солиднее и благонадёжнее, мысли у неё появляются «резонные, чувства — никого не задевающие, совести — на медный пятак». День-деньской вобла «резонно об резонных делах калякает».

Люди ходят сонные, ни за что взяться не умеют, ничто их не радует и не огорчает, а вобла успокоительно в уши им шепчет: «Потихоньку да полегоньку, двух смертей не бывает, одной не миновать…».

Продолжение после рекламы:

Затесавшись в ряды бюрократии, вобла на канцелярской тайне и на пустопорожних словах настаивает, «чтоб никто ничего не знал, никто ничего не подозревал, никто ничего не понимал, чтоб все ходили, как пьяные!». И все с ней соглашаются. А уж без пустых слов никаких следов не заметёшь.

Забирается вобла и в ряды выбранных на общественную должность, которые раз и навсегда постановили: «Коли спрашивают — повергать! а не спрашивают — сидеть и получать присвоенное содержание».

В обществе, которому предназначены поучения воблы, есть и убеждённые люди, но преобладают пёстрые, совесть свою до дыр износившие, побывавшие за свою жизнь и поборниками ежовой рукавицы, и либералами, и западниками, и народниками, и социалистами. Убеждённые люди мучаются, мечутся, вопрошают и, вместо ответа, видят перед собой запертую дверь. А пёстрые люди рады-радёхоньки слушать отрезвляющие слова вяленой воблы.

Поголовное освобождение от лишних мыслей, чувств и совести умиляет даже клеветников и человеконенавистников.

Утешает человеконенавистников лишь то, что именно их призывы помогают вобле успешно проводить свою мирно-возродительную пропаганду.

Чем старательнее выводятся логические последствия, вытекающие из воблушкиной доктрины, тем чаще возникает вопрос: «А дальше что?». Хоть и провялили воблу, и внутренности вычистили, и мозг выветрили, но, в конце концов, ей приходится из торжествующей превратиться в заподозренную, из благонамеренной — в опасную либералку.

И вот однажды свершается неслыханное злодеяние. Один из самых рьяных клеветников хватает вяленую воблу под жабры, откусывает у неё голову, сдирает шкуру и у всех на виду съедает. Пёстрые люди смотрят, рукоплещут и вопят: «Да здравствуют ежовые рукавицы!». Но История глядит на эту историю иначе и втайне решает: «Годиков через сто я непременно всё это тисну!».

Источник: https://briefly.ru/saltykov-cshedrin/vialenaia_vobla/

Краткое содержание “Вяленая вобла” Салтыкова-Щедрина М.Е

«Воблу поймали, вычистили внутренности (только молоки для приплоду оставили) и вывесили на веревочке на солнце: пускай провялится.

Повисела вобла денек-другой, а на третий у ней и кожа на брюхе сморщилась, и голова подсохла, и мозг, какой в голове был, выветрился, дряблый сделался».Далее повествование ведется от лица вяленой воблы.

«Как это хорошо, — говорила вяленая вобла, — что со мной эту процедуру проделали! Теперь у меня ни лишних мыслей, ни лишних чувств, ни лишней совести — ничего такого не будет!»

Всегда вобла боялась попасть не туда, не по случаю. Поэтому очень обрадовалась, когда ее изловили «и все мысли и чувства у ней выхолостили!» . Далее рассказывается о чиновнике. Раньше он много работал, а теперь приходит на работу только в час, «уж позавтракавши». Потом курит долго, а потом уже время и «к Палкину обедать».

У Палкина — трактир. Все рады курьезы послушать. «…Везде лишнее да неподлежащее так и хлещет через край!» А вобле теперь на все плевать! И разговоры у нее ни о чем. Скучно с ней беседовать. «И всем скучно сначала, — стыдливо ответит воблушка. — Сначала — скучно, а потом — хорошо.

Вот как поживешь на свете, да пошарят около тебя вдоволь — тогда и об воблушке вспомнишь, скажешь: «Спасибо, что уму-разуму учила!»Воблушкина философия: «Потихоньку да полегоньку, двух смертей не бывает, одной не миновать…» Делай все что хочешь, только будь счастлив.Во всех сферах жизни есть своя воблушка.

«На свете существует множество всяких слов, но самые опасные из них — это слова прямые, настоящие. Никогда не нужно настоящих слов говорить, потому что из-за них изъяны выглядывают. А ты пустопорожнее слово возьми и начинай им кружить».

Когда появляется воблушка в компании «выбранных на общественную должность», «излюбленных», она советует: «…Коли спрашивают — повергай! а не спрашивают —сиди и памятуй, что выше лба уши не растут!» Это самое главное, что нужно знать. А остальное понимать — незачем.

«Оттого я так умна, что своевременно меня провялили», — объясняет она изумленным слушателям.

«Лишняя совесть наполняет сердца робостью, останавливает руку, которая готова камень бросить, шепчет судье: «Проверь самого себя!»А ежели у кого совесть, вместе с прочей требухой, из нутра вычистили, у того робости и в заводе нет, а зато камней — полна пазуха» .Так вобла убедила всех в том, что только она знает, в чем смысл жизни.Да только, несмотря на то что провялили воблу, и внутренности у нее вычистили, и мозг выветрили, а все-таки, в конце концов, ей пришлось распоясываться. Превратилась она в либералку.

И вот в одно утро совершилось неслыханное злодеяние. Один из самых рьяных клеветников ухватил вяленую воблу под жабры, откусил у нее голову, содрал шкуру и у всех на виду слопал…

Источник: http://lit-helper.com/p_kratkoe_soderjanie_vyalenaya_vobla_saltikova-shedrina_m_e

Краткое содержание “Вяленая вобла” Салтыкова-Щедрина М. Е

“Воблу поймали, вычистили внутренности (только молоки для приплоду оставили) и вывесили на веревочке на солнце: пускай провялится.

Повисела вобла денек-другой, а на третий у ней и кожа на брюхе сморщилась, и голова подсохла, и мозг, какой в голове был, выветрился, дряблый сделался”. Далее повествование ведется от лица вяленой воблы.

“Как это хорошо, – говорила вяленая вобла, – что со мной эту процедуру проделали! Теперь у меня ни лишних мыслей, ни лишних чувств, ни лишней совести – ничего такого не будет!”

Всегда вобла боялась попасть не туда, не по случаю. Поэтому очень обрадовалась, когда ее изловили “и все мысли и чувства у ней выхолостили!” . Далее рассказывается о чиновнике. Раньше он много работал, а теперь приходит на работу только в час, “уж позавтракавши”. Потом курит долго, а потом уже время и “к Палкину обедать”.

У Палкина – трактир. Все рады курьезы послушать. “…Везде лишнее да неподлежащее так и хлещет через край!” А вобле теперь на все плевать! И разговоры у нее ни о чем. Скучно с ней беседовать.

“И всем скучно сначала, – стыдливо ответит воблушка. – Сначала – скучно, а потом – хорошо.

Вот как поживешь на свете, да пошарят около тебя вдоволь – тогда и об воблушке вспомнишь, скажешь: “Спасибо, что уму-разуму учила!”
Воблушкина философия: “Потихоньку да полегоньку,

двух смертей не бывает, одной не миновать…” Делай все что хочешь, только будь счастлив. Во всех сферах жизни есть своя воблушка. “На свете существует множество всяких слов, но самые опасные из них – это слова прямые, настоящие. Никогда не нужно настоящих слов говорить, потому что из-за них изъяны выглядывают.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов ивана шмелёва за 2 минуты

А ты пустопорожнее слово возьми и начинай им кружить”. Когда появляется воблушка в компании “выбранных на общественную должность”, “излюбленных”, она советует: “…Коли спрашивают – повергай! а не спрашивают – сиди и памятуй, что выше лба уши не растут!” Это самое главное, что нужно знать.

А остальное понимать – незачем. “Оттого я так умна, что своевременно меня провялили”, – объясняет она изумленным слушателям.

“Лишняя совесть наполняет сердца робостью, останавливает руку, которая готова камень бросить, шепчет судье: “Проверь самого себя!” А ежели у кого совесть, вместе с прочей требухой, из нутра вычистили, у того робости и в заводе нет, а зато камней – полна пазуха” .

Так вобла убедила всех в том, что только она знает, в чем смысл жизни. Да только, несмотря на то что провялили воблу, и внутренности у нее вычистили, и мозг выветрили, а все-таки, в конце концов, ей пришлось распоясываться. Превратилась она в либералку.

И вот в одно утро совершилось неслыханное злодеяние. Один из самых рьяных клеветников ухватил вяленую воблу под жабры, откусил у нее голову, содрал шкуру и у всех на виду слопал…

(Пока оценок нет)

Источник: http://ege-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-vyalenaya-vobla-saltykova-shhedrina-m-e/

«Вяленая вобла», анализ сказки Салтыкова-Щедрина

Салтыков-Щедрин написал «Вяленую воблу» в 1884 году. Впервые она была опубликована в сборнике «Новые сказки для детей изрядного возраста Н. Щедрина», который вышел в 1886 году в Женеве.

В России произведение при жизни автора легально не печаталось. Причиной тому были препятствия со стороны цензуры, которая требовала от Салтыкова-Щедрина внесения смягчающих правок.

В итоге в первоначальной редакции «Вяленая вобла» вышла на родине писателя лишь в 1937 году.

Главная героиня

Произведение представляет собой остросатирическую сказку в форме животного эпоса. Главная героиня – вяленая вобла. В самом начале она предстает перед читателями висящей на солнце с вычищенными внутренностями.

Вобла такому положению очень рада, ведь у нее больше нет «ни лишних мыслей, ни лишних чувств, ни лишней совести». По ее мнению, жить отныне станет гораздо легче. Кстати, еще будучи свободной, вобла только слышала о том, что «бывают на свете лишние мысли, лишняя совесть, лишние чувства».

Сама она от рождения была рыбой «степенной», которая старалась держаться подальше от неблагонадежных компаний и не лезть не в свое дело.

Став вяленой, вобла начала проповедовать собственные взгляды на жизнь. Ее теория хорошо описывается одной фразой: «Уши выше лба не растут». Из этой формулы она выводит простой принцип: «Ты никого не тронешь, и тебя никто не тронет».

Несмотря на то, что вобла всеми силами старалась вести себя осторожно и быть аккуратной, финал для нее получился трагическим. «Из торжествующей она превратилась в заподозренную, из благонамеренной – в либералку».

В итоге «один из самых рьяных клеветников» съел ее у всех на виду.

Объекты сатиры

В «Вяленой вобле» сатира Салтыкова-Щедрина обрушивается главным образом на либералов 1880-х годов. Это сближает произведение с некоторыми другими сказками писателя. В частности, речь идет о «Либерале» (1885).

Здесь важно уточнить, что в середине XIX столетия либералами стали называть постепенцев, которые стремились прийти к компромиссу с властями и считались не революционерами, но реформаторами.

Именно к таким людям и относился крайне негативно Салтыков-Щедрин.

По сути своей все речи «воблушки» – пустая болтовня, от которой на практике нет проку, так как плана действий у воблы нет, какое нужно дело делать, она не знает. Зато ей хорошо удается оправдывать существование трусов, старающихся лишний раз не высовываться, – этаких «премудрых пескарей».

У разглагольствований воблы нашлось немало почитателей. Так получилось из-за того, что общество, поучаемое воблой, «не представляло особенной устойчивости». Конечно, «убежденные люди» в нем присутствовали, но было их слишком мало.

Значительно преобладали те, кто не мог похвастаться собственными твердыми убеждениями. За счет них и возвысилась на время вобла. Салтыков-Щедрин выступает не только против либералов с их бесполезными речами, но и против обывателей, которые подобной болтовне готовы внимать.

«Вяленая вобла» – яркая демонстрация процесса «омертвления и оподления душ, покорившихся злу и насилию».

Художественное своеобразие

В числе приемов и средств, использованных Салтыковым-Щедриным в «Вяленой вобле», – эзопов язык, ирония, гротеск. Эзопов язык был необходим для обхода цензурных препятствий. Иносказание позволяет писателю откровенно выражать свои мысли.

Впрочем, в случае с «Вяленой воблой» оно не слишком помогло, – как уже говорилось выше, с цензурой у сказки были серьезные проблемы.

Что касается иронии, ярчайший пример ее использования – когда автор называет воблу ласково воблушкой, хотя понятно – теплых чувств он к ней не испытывает.

Как известно, в гротеске глубокое художественное обобщение важных жизненных явлений кроется за фантастичностью.

В самом начале «Вяленой воблы» Салтыков-Щедрин сталкивает читателей с неправдоподобием – вобла «стала жить да поживать» после того, как сделалась вяленой, то есть фактически умерла.

При этом в сказке присутствует художественное обобщение важных для жизни России 1880-х годов явлений (пустая либеральная болтовня, трусость и приспособленчество обывателей).

Благодаря сказке Салтыкова-Щедрина словосочетание вяленая вобла стало часто использоваться в разговорной речи в переносном значении. Так и сегодня принято называть человека апатичного, бездеятельного, у которого отсутствует собственное мнение и нет твердых убеждений.

  • «Премудрый пискарь», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», анализ
  • «Дикий помещик», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», краткое содержание
  • «История одного города», краткое содержание по главам романа Салтыкова-Щедрина
  • «История одного города», анализ романа Салтыкова-Щедрина
  • «Медведь на воеводстве», краткое содержание по главам сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Медведь на воеводстве», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, краткая биография

По произведению: «Вяленая вобла»

По писателю: Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович

Источник: https://goldlit.ru/saltykov-shchedrin/1276-vyalenaia-vobla-analiz

Михаил Салтыков-Щедрин – Вяленая вобла

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

Вяленая вобла

Воблу поймали, вычистили внутренности (только молоки для приплоду оставили) и вывесили на веревочке на солнце: пускай провялится. Повисела вобла денек-другой, а на третий у ней и кожа на брюхе сморщилась, и голова подсохла, и мозг, какой в голове был, выветрился, дряблый сделался.

И стала вобла жить да поживать [1].

— Как это хорошо, — говорила вяленая вобла, — что со мной эту процедуру проделали! Теперь у меня ни лишних мыслей, ни лишних чувств, ни лишней совести — ничего такого не будет! Все у меня лишнее выветрили, вычистили и вывялили, и буду я свою линию полегоньку да потихоньку вести!

Читайте также:  Краткое содержание руссо эмиль, или о воспитании точный пересказ сюжета за 5 минут

Что бывают на свете лишние мысли, лишняя совесть, лишние чувства — об этом, еще живучи на воле, вобла слышала и никогда, признаться, не завидовала тем, которые такими излишками обладали.

От рождения она была вобла степенная, не в свое дело носа не совала, за «лишним» не гналась, в эмпиреях не витала [2], неблагонадежных компаний удалялась. Еще где, бывало, заслышит, что пискари об конституциях болтают, — сейчас налево кругом и под лопух схоронится.

Однако же и за всем тем не без страху жила, потому что не ровен час, вдруг… «Мудреное нынче время! — думала она.

 — Такое мудреное, что и невинный за виноватого как раз сойдет! Начнут это шарить, а ты около где-нибудь спряталась, — ан и около пошарят! Где была? по какому случаю? каким манером? — господи, спаси и помилуй!» Стало быть, можете себе представить, как она была рада, когда ее изловили и все мысли и чувства у ней выхолостили! «Теперь милости просим! — торжествовала она. — Когда угодно и кто угодно приходи! теперь у меня все доказательства налицо!»

Что именно разумела вяленая вобла под названием «лишних мыслей и чувств» — неизвестно, но что действительно на наших глазах много лишнего завелось — с этим и я не согласиться не могу. Сущности этого лишнего никто еще не называл по имени, но всякий смутно чувствует, что, куда ни обернись, везде какой-то привесок выглядывает.

И хоть ты что хочешь, а надобно этот привесок или в расчет принять, или так его обойти, чтобы он и не подумал, что его надувают. Все это порождает тьму новых забот, осложнений и беспокойств вообще. Хочется, по-старинному, прямиком пройти, ан прямик буреломом завалило, промоинами исковеркало — ну, и ступай за семь верст киселя есть.

Всякий партикулярный человек [3] нынче эту тягость уж сознает, а какое для начальства от того отягощение, — этого ни в сказке сказать, ни пером описать. Штаты-то старинные, а дела-то новые; да и в штатах-то в самых уж привески завелись.

Прежде у чиновника-то чугунная поясница была: как сел на место в десять часов утра, так и не встает до четырех — все служит! А нынче придет он в час, уж позавтракавши; час папироску курит, час куплеты напевает, а остальное время — так около столов колобродит. И тайны канцелярской совсем не держит.

Начнет одно дело перелистывать: «Посмотрите, какой курьез!» — за другое возьмется: «Глядите, ведь это — отдай все да и мало!» Наберет курьезов с три короба да к Палкину обедать. А как ты удержишься, чтобы курьезом стен Палкина трактира не огласить! Да ежели, я вам доложу, за каждую канцелярскую нескромность будет каторга обещана, так и тогда от нескромностей не уйти!

Спрашивается: с кем же тут начальству подняться! У всех есть пособники, а у него нет; у всех есть укрыватели, а у него нет! Как тут остановить наплыв «лишнего» в партикулярном мире, когда в своей собственной цитадели, куда ни вскинь глазами, — везде лишнее да неподлежащее так и хлещет через край!

Трудно, ах, как трудно среди этой массы привесков жить! приходится всю дорогу ощупью идти. Думаешь, что настоящее место нашарил, а оказывается, что шарил «около». Бесполезно, бесплодно, жестоко, срамно.

Положим, что невелика беда, что невиноватый за виноватого сошел — много их, невиноватых-то этих! сегодня он невиноват, а завтра кто ж его знает? — да вот в чем настоящая беда: подлинного-то виноватого все-таки нет! Стало быть, и опять нащупывать надо, и опять — мимо! В том все время и проходит.

Понятно, что даже самые умудренные партикулярные люди (те, которые сальных свечей не едят и стеклом не утираются) — и те стали в тупик! И так как на ежа голым телом никому неохота садиться, то всякий и вопиет: господи! пронеси!

Нет, как хотите, а надо когда-нибудь эти привески счесть да и присмотреться к ним. Узнать: откуда они пришли? зачем? куда пролезть хотят? Не все же нахалом вперед лезут — иное что и полезное сыщется.

Очень, впрочем, возможно, что вобле эти вопросы и на ум совсем не приходили. Однако повторяю: и она вместе с прочими чувствовала, что или от привесков, или по поводу привесков — ей всячески мат.

И только тогда, когда ее на солнпе хорошенько провялило и выветрило, когда она убедилась, что внутри у нее ничего, кроме молок, не осталось, — только тогда она ободрилась и сказала себе: «Ну, теперь мне на все наплевать!»

И точно: теперь она, даже против прежнего, сделалась солиднее и благонадежнее. Мысли у ней — резонные, чувства — никого не задевающие, совести — на медный пятак. Сидит себе с краю и говорит, как пишет.

Нищий к ней подойдет — она оглянется, коли есть посторонние — сунет нищему в руку грошик; коли нет никого — кивнет головой: бог подаст! Встретится с кем-нибудь — непременно в разговор вступит; откровенно мнение свое выскажет и всех основательностью восхитит. Не рвется, не мечется, не протестует, не клянет, а резонно об резонных делах калякает.

О том, что тише едешь, дальше будешь, что маленькая рыбка лучше, чем большой таракан, что поспешишь — людей насмешишь, и т. п. А всего больше о том, что уши выше лба не растут.

— Ах, воблушка! как ты скучно на бобах разводишь! точно тебя тошнит! — воскликнет собеседник, ежели он из свеженьких.

— И всем скучно сначала, — стыдливо ответит воблушка. — Сначала — скучно, а потом — хорошо. Вот как поживешь на свете да пошарят около тебя вдоволь — тогда и об воблушке вспомнишь, скажешь: спасибо, что уму-разуму учила!

Да нельзя и не сказать спасибо, потому что ежели по правде рассудить, так именно только одна воблушка в настоящую центру попала. Бывают такие обстановочки, когда подлинного ума-разума и слыхом не слыхать, а есть только воблушкин ум-разум.

Люди ходят, как сонные, ни к чему приступиться не умеют, ничему не радуются, ничем не печалятся.

И вдруг в ушах раздается успокоительно-соблазнительный шепот: «Потихоньку да полегоньку, двух смертей не бывает, одной не миновать…» Это она, это воблушка шепчет! Спасибо тебе, воблушка, правду ты молвила: двух смертей не бывает, а одна искони за плечами ходит!

Не явись на выручку воблушка, одно бы оставалось — пропасть. Но она не только на убежище указала, целую цитадель создала.

Да не такую цитадель, в которой сидят озорники да курьезы подыскивают, а заправскую цитадель, при взгляде на которую и мысли о брешах никому не придет! Вот уж там-то все шито да крыто, там-то уж ни о каких привесках и слыхом не слыхать! Есть захотелось — ешь! спать вздумалось — спи! Ходи, сиди, калякай! К этому-то и привесить-то ничего нельзя. Будь счастлив — только и всего.

И сам будешь счастлив, и те, которые около тебя, — все будете счастливы! Ты никого не тронешь, и тебя никто не тронет. Спите, други, почивайте! И нашаривать около вас не для чего, потому что везде путь торный и все двери настежь. «Вперед без страха и сомненья!» [4] — или, говоря другими словами, шествуй в надлежащее место!

Читайте также:  Краткое содержание шмелёв солнце мёртвых точный пересказ сюжета за 5 минут

— И откуда у тебя, воблушка, такая ума палата? — спрашивают ее благодарные пискари, которые, по милости ее советов, неискалеченными остались.

— От рожденья бог меня разумом наградил, — скромно отвечает воблушка, — а сверх того, и во время вяленья мозг у меня в голове выветрился… С тех пор и начала я умом раскидывать…

И действительно: покуда наивные люди в эмпиреях витают, а злецы ядом передовых статей жизнь отравляют, воблушка только умом раскидывает и тем пользу приносит.

Никакие клеветы, никакое человеконенавистничество, никакие змеиные передовые статьи не действуют так воспитательно, как действует скромный воблушкин пример.

«Уши выше лба не растут!» — ведь это то самое, о чем древние римляне говорили: respice finem! [5] Только более нам ко двору.

Хороша клевета, а человеконенавистничество еще того лучше, но они так сильно в нос бьют, что не всякий простец вместить их может. Все кажется, что одна половина тут наподлена, а другая — налгана. А главное, конца-краю не видать. Слушаешь или читаешь и все думаешь: ловко-то ловко, да что же дальше? — а дальше опять клевета, опять яд… Вот это-то и смущает.

То ли дело скромная воблушкина резонность? «Ты никого не тронь — и тебя никто не тронет!» — ведь это целая поэма! Тускленька, правда, эта пресловутая резонность, но посмотрите, как цепко она человека нащупывает, как аккуратно его обшлифовывает! Сначала клевета поизмучает, потом хлевный яд одурманит, и когда процесс мучительства завершит свой цикл, когда человек почувствует, что нет во всем его организме места, которое бы не ныло, а в душе нет иного ощущения, кроме безграничной тоски, — вот тогда и выступает воблушка с своими скромными афоризмами. Она бесшумно подкрадывается к искалеченному и безболезненно додурманивает его. И, приведя его к стене, говорит: «Вон сколько каракуль там написано; всю жизнь разбирай — всего не разберешь!»

Источник: https://www.libfox.ru/81149-mihail-saltykov-shchedrin-vyalenaya-vobla.html

Салтыков-Щедрин, Краткое содержание Премудрый пескарь

Краткое содержание

Жил-был пескарь. Отец и мать его жили долго, не попались ни в уху, ни щуке. И сыну так жить наказали, по принципу «гляди в оба». Пескарь был умный малый, а потому стал он раскидывать умом, как бы и ему всех бед избежать. Всякая рыба его может заглотить, потому как маленький он самый. А человек — так это и вовсе враг первейший.

Не раз рассказывал ему об этом отец, наказывал бояться уды, «потому что хоть это и глупейший сна­ряд, да ведь с нами, пескарями, что глупее, то вернее. Бросят нам муху, словно нас же приголубить хотят; ты в нее вцепишь­ся — ан в мухе-то смерть!». Был у отца пескаря случай такой в жизни, когда он сам чуть было в уху не попал.

Неводом крестья­не рыбу ловили. Тащат их всех вместе: щук, окуней, того и гляди тебя сейчас эти хищники схватят. Но нет. «В ту пору не до еды, брат, было! У всех одно на уме: смерть пришла! А как и почему пришла — никто не понимает». Так и вытащили все, да только мал показался рыбакам маленький пескарь.

Никакого толку от него в ухе не было.

А потому и отпустили его в озеро обратно подрасти. Послушал пескарь советов отца и решил жить осторожно. Год долбил он себе нору носом. Чего только не натерпелся он за это время.

И вот когда нора была готова, решил он днем сидеть в своей норе и дрожать, а ночью выходить из норы и пищу искать. А можно и в полдень, когда рыба вся остальная уже сыта.

«Ибо лучше не есть, не пить, нежели с сытым желудком жизни лишиться».

«Лежит он день-деньской в норе, ночей не досыпает, куска не доедает, и все-то думает: “Кажется, что я жив? ах, что-то завтра будет?”» Однажды увидел он прямо около своей норы рака. Стоит тот с окостенелыми глазами и его, пескаря, поджидает. Вот уж где пескарь перепугался. Полдня поджидал его рак, а пес­карь тем временем все дрожал и дрожал.

И щука его у норы стерегла. Да только не выходил пескарь из норы и все гордился, что жив. Прожил он так сто лет. Ни жены, ни детей у него не было. Думал он, что только раньше семья быть могла, потому как щука тогда добрее была, да и окунь на мелких пескарей не заглядывался. «Все дрожал, все дрожал. Ни друзей у него, ни родных; ни он к кому, ни к нему кто».

И пришла пескарю пора помирать. И вспомнил он однажды сказанные щукой слова: «Вот, кабы все так жили-то, то в реке тихо было!» И задумался тогда пескарь, а и в самом деле, что бы тогда было? Ведь закончился бы род пескарей, потому что для его продолжения нужна семья, родная стихия, а не вечные су­мерки его норы.

«Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от стра­ха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пескари.

Никому от них ни тепло, ни холодно, никому ни чести, ни бесчестия, ни славы, ни бесславия… живут, даром место занима­ют да корм едят». И начинает пескарь понимать, что никому он не нужен теперь. И никто не знает во всем озере о его мудрос­ти, потому что и самого его не знает никто.

Никому он в своей жизни не помог ни добрым словом, ни советом. Только слышал он, как говорили: «Слыхали вы про остолопа, который не ест, не пьет, никого не видит, ни с кем хлеба-соли не водит, а все толь­ко распостылую свою жизнь бережет?» Задремал пескарь или за­бываться стал, да только высунулось его рыло из норы.

А потом он исчез. Куда пропал — так никто и не знает.

На этой странице искали :

  • премудрый пескарь краткое содержание
  • краткое содержание премудрый пескарь
  • премудрый пескарь в сокращении
  • салтыков щедрин премудрый пескарь краткое содержание
  • салтыков-щедрин премудрый пескарь краткое содержание

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/saltykov-shhedrin-kratkoe-soderzhanie-premudryj-peskar.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector