Краткое содержание алексин а тем временем где-то… точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание произведения Алексина “А тем временем где-то”

Краткое содержание Алексин А тем временем где-то... точный пересказ сюжета за 5 минут Serginho Мастер (1377) 2 года назад

Эта повесть об образцовой семье Емельяновых. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

Источник: http://znanija.com/task/6872235 Саша Кожевников Ученик (223) 2 года назад

Эта повесть об образцовой семье Емельяновых. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

Егор Бастраков Ученик (179) 1 год назад

Эта повесть об образцовой семье Емельяновых. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

Евгений Макаров Ученик (144) 1 год назад

Эта повесть об образцовой семье Емельяновых. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

аким пишенин Знаток (371) 1 год назад

Эта повесть об образцовой семье Емельяновых. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

Татьяна Муромцева Ученик (158) 1 год назад

Эта повесть об образцовой семье Емельяновых. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

Вкусный Тортик Профи (561) 1 год назад

Эта повесть об образцовой семье Емельяновых. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Читайте также:  Краткое содержание произведений платона за 2 минуты

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

Источник: ответ сверху

Лизик Семехина Знаток (396) 1 год назад

Эта повесть об образцовой семье Емельяновых. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

Ирина Карионова Ученик (127) 1 год назад

Эта повесть об семье Копатовых гор. Из-за того, что сына и отца зовут Сергеями, однажды, сын нечаянно читает письмо адресованное отцу. Из этого письма он узнаёт, что когда-то у его отца была женщина, Нина Георгиевна-она во время войны выходила его раненого, после чего они расстались.

Она писала отцу, что всё прощает и не жалуется ни на что… Но, вот теперь от неё уходит приёмный сын Шурик, удирает по- воровски, собрав свои вещи и не попращавшись с той, что вырастила и воспитала его. И опять она пишет, что это можно понять, поскольку у Шурика нашлись родители…

Сергей как-то сразу повзрослел, он начал ценить верность.

Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, заполнив пустоту, образовавшуюся вокруг неё, своим теплом… Повесть заканчивается тем, что родители Сергея покупают долгожданную путёвку на море, но он, в этот момент получает письмо от Нины Георгиевны, которая отказывается от отпуска, чтоб увидеться с ним…

Тогда Сергей сам решает ехать к ней, жертвуя своей мечтой о море. Он не хочет стать очередной её потерей, он не может предать её. У мальчика большая душа и доброе сердце. Повесть поднимает важные жизненные проблемы о порядочности и надёжности, что главное, учит вовремя приходить на помощь, откликаясь на беду, не дожидаясь зова.

Просто, если ты хочешь не только называться Человеком, а быть им – будь им!

Источник: https://otvet.mail.ru/question/185040161

Читать

У нас с отцом одинаковые имена: он Сергей и я Сергей.

Если бы не это, не произошло бы, наверно, все, о чем я хочу рассказать. И я не спешил бы сейчас на аэродром, чтобы сдать билет на рейсовый самолет. И не отказался бы от путешествия, о котором мечтал всю зиму…

Началось это три с половиной года назад, когда я еще был мальчишкой и учился в шестом классе.

«Своим поведением ты опрокидываешь все законы наследственности, – часто говорил мне учитель зоологии, наш классный руководитель.

 – Просто невозможно себе представить, что ты сын своих родителей!» Кроме того, поступки учеников он ставил в прямую зависимость от семейных условий в которых мы жили и произрастали.

Одни были из неблагополучных семей, другие – из благополучных. Но только я один был из семьи образцовой! Зоолог так и говорил:

«Ты – мальчик из образцовой семьи! Как же ты можешь подсказывать на уроке?»

Может быть, это зоология приучила его все время помнить о том, кто к какому семейству принадлежит?

Подсказывал я своему другу Антону. Ребята звали его Антоном-Батоном за то, что он был полным, сдобным, розовощеким Когда он смущался, розовела вся его крупная шарообразная голова и даже – казалось, что корни белесых волос подсвечивались откуда-то изнутри розовым цветом.

Антон был чудовищно аккуратен и добросовестен, но, выходя отвечать, погибал от смущения. К тому же он заикался.

Ребята мечтали, чтобы Антона почаще вызывали к доске: на него уходило минимум пол-урока. Я ёрзал, шевелил губами, делал условные знаки, стараясь напомнить своему другу то, что он знал гораздо лучше меня. Это раздражало учителей, и они в конце концов усадили нас обоих на «аварийную»

парту, которая была первой в среднем ряду – перед самым учительским столом.

На эту парту сажали только тех учеников, которые, по словам зоолога, «будоражили коллектив».

Наш классный руководитель не ломал себе голову над причиной Антоновых неудач.

Тут все ему было ясно: Антон был выходцем из неблагополучной семьи – его родители развелись очень давно, и он ни разу в жизни не видел своего отца.

Наш зоолог был твердо убежден в том, что, если бы родители Антона не развелись, мой школьный друг не смущался бы понапрасну, не маялся бы у доски и, может быть, даже не заикался.

Со мной было гораздо сложнее: я нарушал законы наследственности. Мои родители посещали все родительские собрания, а я писал с орфографическими ошибками. Они всегда вовремя расписывались в дневнике, а я сбегал с последних уроков.

Они вели в школе спортивный кружок, а я подсказывал своему другу Антону.

Всех отцов и матерей у нас в школе почти никогда не называли по имени-отчеству, а говорили так: «родители Барабанова», «родители Сидоровой»… Мои же отец и мать оценивались как бы сами по себе, вне зависимости от моих поступков и дел, которые могли порою бросить тень на их репутацию общественников, старших товарищей и, как говорил наш зоолог, «истинных друзей школьного коллектива».

Так было не только в школе, но и в нашем доме. «Счастливая семья!» говорили об отце и маме, не ставя им в вину то, что я накануне пытался струей из брандспойта попасть в окно третьего этажа. Хотя другим родителям этого бы не простили.

«Образцовая семья!..

» – со вздохом и неизменным укором в чей-то адрес говорили соседи, особенно часто женщины, видя, как мама и отец по утрам в любую погоду совершают пробежку вокруг двора, как они всегда вместе, под руку идут на работу и вместе возвращаются домой.

Говорят, что люди, которые долго живут вместе, становятся похожими друг на друга. Мои родители были похожи.

Это было особенно заметно на цветной фотографии, которая висела у нас над диваном. Отец и мама, оба загорелые, белозубые, оба в васильковых тренировочных костюмах, пристально глядели вперед, вероятно на человека, который их фотографировал.

Можно было подумать, что их снимал Чарли Чаплин – так безудержно они хохотали. Мне даже казалось иногда, что это звучащая фотография, что я слышу их жизнерадостные голоса.

Но Чарли Чаплин тут был ни при чем – просто мои родители были очень добросовестными людьми: если объявляли воскресник, они приходили во двор самыми первыми и уходили самыми последними; если на демонстрации в день праздника затевали песню, они не шевелили беззвучно губами, как это делают некоторые, а громко и внятно пели всю песню от первого до последнего куплета; ну, а если фотограф просил их улыбнуться, всего-навсего улыбнуться, они хохотали так, будто смотрели кинокомедию.

Да все в жизни они делали как бы с перевыполнением.

И это никого не раздражало, потому что все у них получалось естественно, словно бы иначе и быть не могло.

Я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете!

Читайте также:  Краткое содержание островский таланты и поклонники точный пересказ сюжета за 5 минут

Мне казалось, я имел право на проступки и ошибки, потому что отец и мама совершили столько правильного и добросовестного, сколько могло бы быть запланировано на пять или даже на целых десять семей.

На душе у меня было легко и беспечно… И какие бы ни случались неприятности, я быстро успокаивался – любая неприятность казалась ерундой в сравнении с главным: у меня лучшие в мире родители! Или, по крайней мере, лучшие в нашем доме и в нашей школе!..

Они никогда не могут расстаться, как это случилось с родителями Антона… Недаром даже чужие люди не представляют их себе порознь, а только рядом, вместе и называют их общим именем – Емельяновы: “Емельяновы так считают!

Емельяновы так говорят! Емельяновы уехали в командировку…”

В командировки мама и отец ездили очень часто: они вместе проектировали заводы, которые строились где-то очень далеко от нашего города, в местах, называемых «почтовыми ящиками».

Я оставался с бабушкой.

Мои родители были похожи друг на друга, а я был похож на бабушку – на мамину маму. И не только внешне.

Конечно, бабушка была счастлива за свою дочь, она гордилась ее мужем, то есть моим отцом, но, как и я, то и дело опрокидывала законы наследственности.

Мама и отец старались закалить нас, навсегда избавить от простуд и инфекций (сами-то они даже гриппом никогда не болеЛи), но мы с бабушкой сопротивлялись. Мы не желали обтираться ледяной водой, вставать по воскресеньям еще раньше, чем в будни, чтобы идти на лыжах или отправляться в туристические походы.

Мои родители то и дело обвиняли нас обоих в нечеткости: мы нечетко дышали во время гимнастики, нечетко сообщала, кто звонил маме и отцу по телефону и что передавали в последних известиях, нечетко выполняли режим дня.

Проводив маму с отцом в очередную командировку, мы с бабушкой тут же, как заговорщики, собирались на экстренный совет. Невысокая, сухонькая, с коротко подстриженными волосами, бабушка напоминала хитрого, озорного мальчишку. А этот мальчишка, как говорили, сильно смахивал на меня.

– Ну-с, сколько денег мы откладываем на кино? – спрашивала бабушка.

– Побольше! – говорил я.

И бабушка откладывала побольше, потому что любила ходить в кино так же сильно, как я. Сразу же мы принимали и другое важное решение: обедов и ужинов не готовить, а ходить в столовую, которая была в нашем доме, на первом этаже. Я очень любил обедать и ужинать в столовой. Там мы с бабушкой тоже вполне находили общий язык.

– Ну-с, первого и второго мы не берем? – иногда говорила бабушка.

В столовой мы часто обходились без супа и даже без второго, но зато неизменно брали селедку и по две порции желе в металлических формочках. Нам было вкусно, и мы экономили деньги на кино!..

С бабушкой я попадал даже на те фильмы, на которые дети до шестнадцати лет не допускались.

– Я очень слаба, – объясняла бабушка контролерам, угрожающе старея и дряхлея у меня на глазах, – он повсюду меня сопровождает… Обещаю вам, что он не будет смотреть на экран!

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=1207&p=1

Отзыв о прочитанной книге. А. Алексин. “А тем временем где-то”

 3 августа исполнилось 90 лет со дня рождения  Анатолия Алексина, одного из лучших авторов литературы для юношества. Предлагаю вам прочитать отзыв об одной его повести:

  ” Книжный океан безбрежен.

Есть книги, которые увлекают нас приключениями, другие рассказывают о людях мужественных и бесстрашных, а есть книги, которые учат жить   Вот такими, на мой взгляд, стали многочисленные повести Анатолия Алексина. «Безумная Евдокия», «Третий в пятом ряду», «Сердечная недостаточность», «Поздний ребёнок».

Я прочитал несколько его повестей, но хочу остановиться на книге «А тем временем где-то». Именно эта повесть особенно мне запомнилась. Почему? Сразу и не ответишь. Наверное, потому, что она учит жить, разбираться в непростых жизненных вопросах.

   В основу повести положен рассказ об образцовой семье Емельяновых, в которой уж очень всё замечательно: отец и мать слывут в школе образцово-показательными. Но вот младший Емельянов получает письмо, адресованное  отцу и читает (их обоих зовут Сергеями, потому сын и прочитал письмо отцу). Так Серёжка узнаёт о том, что в жизни отца была другая женщина.

   Познакомившись с Ниной Георгиевной, так её звали, Серёжка узнаёт, что когда-то она спасла отца, выходила раненого, а потом они расстались. Сергея поразило, что она ни на что не жалуется, что всё прощает.

   И вот теперь от неё уходит её приёмный сын, которого она растила с младенчества. У него нашлись родители. «Это можно понять», – так постоянно говорит эта женщина.

Но, читая повесть, никак не можешь понять, почему люди предают друг друга, почему так больно ранят.

Вот и Шурик бежит от Нины Георгиевны, словно последний трус, даже не попрощавшись с той, которая заменила ему мать, отдала столько любви, тепла и ласки.

   Он удирал по-воровски, собрав свои вещи. И Сергей как-то сразу повзрослел, стал понимать цену верности и дружбы. Постепенно он сдружился с Ниной Георгиевной, как бы заполнив своим душевным теплом ту пустоту, которая образовалась вокруг неё.

   И вот конец повести. Сергей давно мечтал поехать к морю. И мечта сбывается: родители взяли путёвки. В это время Сергей получает письмо от Нины Георгиевны. Она пишет о том, что отказалась от отпуска, чтобы встретится с ним.

Мальчик оказывается перед выбором: уехать к морю – значит предать её, он отказывается от долгожданной поездки. «Я не могу стать её третьей потерей», – эта фраза говорит о многом.

О том, что мальчик повзрослел, о том, что у него доброе сердце, большая душа человека, способного на жертву ради другого.

   Эта повесть А. Алексина рассказывает не только о каких-то эпизодах из жизни героя, но и поднимает важные проблемы: о человечности, о надёжности и порядочности, об умении заметить чужую боль.

А главное – откликнуться на эту боль и прийти на помощь. Эта книга учит жить. Её смысл – в заголовке. Ты счастлив, о тем временем где-то есть люди, которым плохо.

Приходи на помощь, не дожидаясь зова, если хочешь не просто называться человеком, а быть им”.

                                Алексей П., 9 «А» класс

Источник: http://chitatetocruto.blogspot.com/2014/08/blog-post_4.html

” Настоящий Алексин начинается, пожалуй, с повести «А тем временем где-то…», опубликованной в 1967 году”

Источник
Лев ПироговАнтиспарта

Лев Пирогов о повести Анатолия Алексина «А тем временем где-то…»

Давайте попробуем решить такую задачу. В седьмом классе трудовик предложил детям отправиться летом в многодневный поход. С палатками, жидкостью «Ангара» от комаров, кострами – все как положено. Есть два мальчика. Один, допоздна гонявший в футбол, ждал не дождался, только этим и жил. Другой, с детства друживший с книжкой, ни в какой поход не собирался и слегка побаивался, вдруг заставлять будут.Внимание, вопрос. Кто из них станет нравственным авторитетом, когда вырастет? И почему.Анатолий Алексин замечательный и выдающийся детский писатель. Правда, свой особый узнаваемый почерк он нашел не сразу. В ранних книгах (например, «Говорит седьмой этаж») ничего специфически алексинского мы не обнаружим. Настоящий Алексин начинается, пожалуй, с повести «А тем временем где-то…», опубликованной в 1967 году.Именно в ней найдено то, что на обтекаемом языке советской критики называлось «особое внимание автор уделяет нравственной проблематике». После его книг нередко оставалось ощущение беспокойства, тревоги. Взрослый мир оказывался либо откровенно несправедлив, либо бессилен решить встающие перед подростком проблемы. Правильные решения приходилось находить самому. Это было непривычно, как-то не по-нашему, не по-советски – такая самостоятельность.Фактически книги Алексина и были замаскированным «вызовом системе». Система на него ответить не потрудилась – и рухнула. Как именно? Давайте сначала вспомним повесть.Ее герой, 13-летний подросток, живет с папой, мамой и бабушкой. Семья у них хорошая, дружная, но при этом как бы делится пополам: папа с мамой составляют правильную половину (бегают по утрам, белозубо хохочут и все время строят где-то далеко какой-нибудь очень нужный стране промышленный комбинат, из-за чего почти не бывают дома), а внук с бабушкой составляют неправильную: по утрам не бегают, обедать (чтобы не готовить) ходят в кафе, где заказывают только селедку и сладости, и еще бабушка проводит Сережу на фильмы «детям до шестнадцати», откровенно нарушая моральные принципы советского человека – строителя коммунизма:«Я очень слаба, – объясняла бабушка контролерам, угрожающе старея и дряхлея у меня на глазах, – он повсюду меня сопровождает… Обещаю вам, что он не будет смотреть на экран!..».Бабушка любит повторять эту фразу: «Я очень слаба». Возможно, она привыкла к ней, когда ее дочь вышла замуж за Сережиного папу. Ослабела в борьбе за дочь. Поддастся ли теперь и Сережа инокультурному влиянию? Или удастся отстоять внука, вернуть к традиционным семейным ценностям?Разумеется, в повести сообщается об этом намеками.«…Бабушка, обращаясь ко мне, сказала:- Ну-с, доложу вам: ваш отец образцовый тренер! Моя дочь уже просто ни на шаг не отстает от него.И я опять ничего не понял: хвалила ли она моего отца? Или была им недовольна?»У Сережи есть друг, Антон. Он заика, болезненно застенчив, плохо отвечает у доски и поэтому получает тройки. Его мама говорит: «Если из тебя ничего не выйдет, я утоплюсь». (У Антона нет отца, – вероятно, поэтому мама считает, что из нее самой уже ничего не вышло).Каждый день родители присылают Сереже из своих командировок письма. По очереди: день – папа, день – мама.«- Фантастика! – сказала однажды бабушка. – Хоть бы раз перепутали очередь!..

Читайте также:  Краткое содержание софокл аякс точный пересказ сюжета за 5 минут

Я не мог понять: восторгается она моими родителями или в чем-то их упрекает».

Каждое утро по пути в школу Сережа заглядывает в почтовый ящик. И вот однажды по ошибке он вскрывает письмо, адресованное не ему. (Он Сергей, и отец Сергей.) Со мной случилась беда, Сережа. Ты единственный человек, которому я могу рассказать. Если ты зайдешь в любой вечер… Если не зайдешь, не обижусь. Как уже было однажды… Это можно понять. Привет жене. Надеюсь, у вас все хорошо.

Это можно понять. – ??? На конверте указан обратный адрес, и Сережа, измученный подозрениями, идет туда. Видит фотографию отца на стене. Не обворожительно белозубого, а жалкого, лопоухого, с тонкой шеей, в солдатской пилотке. «Взгляд его был безрадостным, горьким».Женщина, приславшая письмо, была когда-то его женой.

«Здесь, в этом стареньком желтом доме, отец был худым и страдал бессонницей. Учился… Отсюда ушел на фронт и сюда же вернулся. Она его лечила… Но почему мне об этом никто никогда не рассказывал? Почему?! Даже бабушка, с которой мы часто обменивались тайнами.

А может, она сама ничего не знает?Я слышал, как однажды, в день годовщины свадьбы моих родителей, отец поднял тост за свою первую любовь. То есть за маму… Значит, эту женщину он не любил?»Еще у этой близорукой, сгорбленной, будто придавленной горем немолодой женщины (кстати, сколько лет Сережиному отцу?..) был приемный сын, сирота из детдома.

Недавно нашлись его родители, и теперь он уходит к ним. Складывает вещи в свой пионерский чемоданчик, оставляет ключ на столе и уходит.В прошлый раз она писала Сережиному отцу, когда сын был еще маленьким; одноклассники за что-то устроили ему «темную», он бился в истерике, требовал для них жестокого наказания.

Мать хотела, чтобы Сережин отец поговорил с ним, объяснил, как ему в такой ситуации себя чувствовать, как вести. Больше-то попросить было некого. Но Сережин отец не пришел и, кажется, не ответил. Что ж, это можно понять. Вот и сын тоже считает, что хвост собаке нельзя рубить по частям. Только махом. И его можно понять.«Я очень слаба» и «Это можно понять» – два главных рефрена в книге.

Перекликаются, как «тик» и «так» в будильнике.В кульминации повести Сережа понимает, что не сможет стать еще одним человеком, бросившим эту женщину. (Вероятно, он для этого «слишком слаб».) В последнее школьное лето перед ним встает выбор: лететь с родителями на самолете в Крым, где море и горы, или ехать к одинокой Нине Георгиевне, и он выбирает ехать.

За что отец, так ничего и не узнавший об их знакомстве, упрекает Сережу в «бескрылости».Вот такая повесть. Мне она с детства нравилась. Я и сейчас считаю ее очень хорошей, мастеровитой (хотя рецензент «Литературной газеты», конечно, не преминул бы заметить, что тосты не поднимают, а произносят). Но и к хорошему человеку со временем могут «накопиться вопросы».Вот, например, Антон.

Персонаж эпизодический, по сюжету только один раз и пригодился. Когда Сережа ищет предлог вернуться в дом Нины Георгиевны, его осеняет: ведь она врач-невролог, а Антон заика! Ему необходимо избавиться от заикания! Чтобы мама не утопилась! Нина Георгиевна соглашается позаниматься с Антоном, но объясняет Сереже: это только чтобы уйти от человека, нужен предлог.

Чтобы к человеку прийти, предлог не нужен.Все правильно. Еще один урок благодарно воспринят, повествование логично движется к финалу. Но постойте!.. Про Антона-то больше ни слова! Так вылечился он или не вылечился? Разве это не важно, утопилась мама или не утопилась? Ведь это же не просто ниточка сюжетная не подвязана. Фирса забыли!..

Выходит, от сих до сих условия нравственной задачи работают, а дальше – нет. Антон не наш мальчик, он нам не интересен. Наш мальчик Сережа, с ним все хорошо.И какими-то уже другими, менее доверчивыми глазами начинаешь смотреть на ту систему ценностей, которая противопоставляется самодовольной и самоуверенной «сверхчеловечности» Сережиного отца.

На бабушку-манипуляторшу, обманщицу контролеров. Получается, это в атмосфере ее лукавой слабости ковался правильный Сережин характер?Правильно – быть слабым, уметь лавировать и, совершая правильный выбор, сбрасывать со счетов «лишние переменные», в том числе родного отца? (Кстати, ведь это он добавил в Сережин характер решимости, без которой и нравственного подвига бы не вышло).

Повести Алексина живо напоминают о «городской прозе» Трифонова. Там тоже читательский интерес неизменно на стороне «слабых». Литература социалистического реализма навязывала упрощенного положительного героя, на этом фоне трифоновский герой, слишком слабый, чтобы быть положительным, казался глотком свежего воздуха. Он был правдив. А в искусстве – где правдивость, там зачастую и правота.

Воображение рисует картину: в некотором государстве, вроде древнегреческой Спарты, всех детей проверяют на предмет отклонений. Если слабенький, задумчивый, – оставляют жить, а если жизнерадостный здоровяк, – в пропасть. Чтоб какой-нибудь моральный урод из него не вырос.Мы всё увереннее движемся к такой Антиспарте.

Неслучайно наиболее азартно у нас оберегаются права «меньшинств», хоть бы и девиантных. А у большинства – какие права… Помните, как в «Калине красной»: «Он мужик, а их на Руси много».Интересно, что литература, о которой идет речь, получила типологическое название «городской прозы».

Это же, наверное, не потому, что ее герои жили в городе? Что тут такого интересного, необычного? Конечно, не потому. Просто в те же годы возникло мощное направление «деревенской прозы», а вот это было уже и интересно, и необычно. Ведь обычно деревенские жители книг не пишут.

Дети, кстати говоря, тоже не пишут книг, поэтому роли писателя-деревенщика и детского писателя похожи: и тот, и другой занимаются переводом «безъязыкого существования» на литературный язык (наблюдение философа Максима Горюнова). Есть, однако, и существенное отличие.

Писатель-деревенщик тем лучше, чем сильнее его тянет к «литературе», к «вечным вопросам», а детский писатель тем лучше, чем ближе он к детям. «Вечные вопросы» тут вроде приправы, с приправой важно не переборщить.Между писателем-деревенщиком и его предметом (крестьянской жизнью, крестьянской картиной мира) существует принципиальная онтологическая дистанция.

Он знает то, о чем пишет, но одновременно знает и что-то такое, чего то, о чем он пишет, не знает. Сократим дробь: «Знает что-то такое, чего не знает». Это превращает писателя-деревенщика в прелюбопытнейшее явление. В медиума, в «ребенка», устами которого «говорит истина».«Городская проза», получившая свое название в противовес «деревенской», – совсем другое явление.

Между автором «городской прозы» и его предметом смыслопорождающей дистанции нет. Неслучайно Трифонова упрекали в «излишнем бытовизме». Горгаз, горсвет, горсправка, горпроза… Зато, в отличие от деревенщиков, «горожане» точно выражали чаяния и интересы того сословия, к которому принадлежали.

У деревенщиков это выходило слишком отвлеченно, общо; земляки часто не понимали их, даже обижались. А земляки Трифонова его боготворили.Детская литература должна быть проще, поэтому более значительное в литературном смысле явление «деревенской прозы», имеющее отношение к формированию национальных культурных кодов, заметного следа в ней не оставило. А «городская проза» – оставила.

Поскольку все мы родом из детства, нынешнее поколение оказалось воспитано именно на «городской прозе». Нам привиты не национальные, а сословные представления о нравственности. Наша нравственность – «трифоновская», сословно-бытовая.

Ее «антисистемный» характер продиктован тем обстоятельством, что образованный горожанин при советской власти (в ее относительно мирный поздний период, когда прочие вздохнули свободнее) продолжал жить под сильным идеологическим и моральным давлением.

Соответственно, все, что выходило за рамки «системы», им приветствовалось, а во всем, что опознавалось как ее часть (даже если это были совершенно невинные требования, типа «честно трудиться и крепко любить родину»), хотелось найти какой-нибудь изъян. Вот и Сережин отец оказался не слишком хорошим человеком в наказание за свою «советскость»…Нравственно – жить по своим правилам, а не по правилам, навязываемым тебе обществом. Нравственно быть частным лицом, а не каким-нибудь там коллективистом. А то, что эта норма тоже навязана, в глаза не бросается. «Не бойся ни мора, ни глада, а бойся единственно только того, кто скажет, я знаю, как надо». Никто ведь не говорит, что это приказ, правильно? Не нравится – просто переключи канал (другое дело, что там, на другом канале, будет все то же самое).Наше нынешнее «культурное сословие» (те, кто в детстве читал книжки, а не гонял в футбол) живет в инстинктивной убежденности, что оно чужое в своей стране. Что ее народ представляет для него угрозу, опасность. (Вроде как в том классе: если все решили идти, значит, и меня с собою потянут, а я НЕ-ХО-ЧУ.)Удивительно ли, что у «этой власти» вечно ничего не получается, – если «лучшие люди» не пытаются ей помочь, а напротив, всеми силами стараются помешать?Типичная история о том, что бывает, «оттого что в кузнице не было гвоздя».Ну или наоборот – был.В предыдущих сериях:

Книги без фиги. О писателе Сергее Голицыне

Почему у Кириллки нет фамилии? О повести Софьи Могилевской «Марка страны Гонделупы»
«Честный, советский». О повести Иосифа Ликстанова «Малышок»

Вот вернется папа. О «Незнайке» Николая Носова

Малыш, который живет под крышей

Источник: http://lanasvet1991.blogspot.com/2013/03/1967.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector