Краткое содержание быков его батальон точный пересказ сюжета за 5 минут

Пересказ содержания Быков В. — »Его батальон» — Часть 3

Краткое содержание Быков Его батальон точный пересказ сюжета за 5 минут

Комбат не мог сдержать раздражения, хотя минуту спустя пожалел, что при подчиненных обсуждал приказы. Он сказал Маркину отдыхать до 4.00, потом он сам часок соснет. Пока же решил привести себя в порядок, побриться.

Волошин с сожалением думал о том, что начни он атаку раньше или без лишнего шума, она может быть удачнее. Ведь что могут сделать сорок снарядов, они не столько пособят батальону, сколько раскроют противнику планы батальона.

11 Побрившись, комбат достал свой пистолет ТТ 1939 года — это был его друг и спаситель, не раз выручавший в трудную минуту. Волошин протер его носовым платком. Оружейное масло хранилось в сумке Гутмана, блаженно спящего рядом.

Комбат не захотел будить ординарца. В блиндаж протиснулся Круглое, он растопил погасшую печку, вскоре повеяло дымом и потеплело. Круглов не сомневался, что приказ о взятии высоты батальон выполнит. Волошин пожаловался на пришедшее пополнение, плохо понимающее по-русски. Круглов успокоил, он сумеет договориться с бойцами, сам из Самарканда.

Насчет политобеспечения Круглов пообещал прочесть бойцам письмо от девушек из Свердловска, лучше всякой беседы. Он зачитал отрывок письма, в котором девушки заверяли, что ждут героев-фронтовиков, надеются на них, хранят девичью любовь и нежность.

Круглов собрался в роты, и Волошин посоветовал пойти к Муратову, что-то ротный совсем скис.

Комбат надеется, вдруг завтра все обойдется, они займут высоту, “закрепятся, зароются, настанет какая-нибудь передышка, можно будет отдохнуть в обороне”.

И тут же стыдится своих мыслей — решил отдохнуть, когда пол-России стонет под немцем, льется кровь пополам со слезами. Умом это понимает, а тело жаждет отдыха и покоя.

Он достал письмо матери, живущей в Витебске и написавшей сыну накануне оккупации города. Она писала, что не уйдет из родного города, где прожила всю жизнь, тридцать лет отдав школе.

Решила остаться дома, рядом с могилами родителей и мужа. Но все ее помыслы обращены к сыну, она просит его, “если возможно, побереги себя”.

Перечитывая письмо матери, Волошин думал: “Милая, добрая, наивная мама, если бы это было возможно…

” 12 Похоже, он задремал, пригревшись в углу, и вдруг подхватился от испуга с ясным сознанием беды, снаружи тишину разорвал шквал огня, гула и треска.

Немцы забрасывали болото и расположение батальона минами, бесконечно взлетали осветительные ракеты. Комбат понял, разведчики напоролись на немцев, сейчас там идет бой. Крикнув Гутмана, Волошин кинулся вниз по склону.

7-я рота вся на ногах, Самохин доложил, что разведчиков еще нет, вероятно, это они отбиваются от немцев.

Волошин приказал немедленно отправить десять человек на выручку разведчиков, но не успели бойцы отойти к болоту, как увидели возвращающихся разведчиков. Нагорный доложил, что ранен Дрозд.

Они ползли назад, но нарвались на спираль, натянутую немцами недавно. Еще идя к немцам, разведчики прошли свободно, а на обратном пути нарвались на спираль Бруно.

Нагорный объяснил, что шум поднялся, когда он тянул раненого. Но зато нет минных полей, немцы ходят спокойно, значит, мины не поставлены.

Волошин немного успокоился: минных полей нет, разведчики хотя и с одним раненым, но вернулись.

Капитан похвалил бойца, не бросившего раненого. Волошин понял, высоту надо брать срочно. Промедли еще день, появится не одна спираль Бруно, а несколько, да еще и минное ограждение.

Раненого унесли в тыл, Самохин пообещал напомнить трусу, как за него пошел в разведку другой: “Я ему покажу, как за чужие спины прятаться”.

Комбат понял, о ком идет речь, но промолчал, приказал быстрее накормить бойцов перед предстоящей атакой, уточнил каждому ротному его участок наступления.

Самохин поинтересовался, много ли у артиллеристов снарядов. Комбат ответил, что дали по двадцать на орудие.

Главная надежда на ДШК. Если Ярощук не подведет… “Комбат пошел к Кизевичу, главная забота ночи свалилась с его плеч”, без мин управиться будет легче во всех отношениях.

Теперь надо выяснить, что с “Малой” высотой, кто там? Неожиданно Гутман заговорил, что Самохин покажет теперь Кабакову, будет знать, как прятаться за чужие спины. Комбат ответил, что на фронт все люди приходят разными, а тут вдруг ко всем одни требования, и, конечно, не все им соответствуют. Надо время, чтобы притереться, а его как раз и нет.

Гутман сказал, что ненавидит трусов. Все боятся, но чтобы прятаться за спины других — это несправедливо. Потом он попросился в роту, хочет отомстить за родственников, погибших в Киеве. Гутман вполне сгодился бы на должность ротного, но Волошин не мог оставаться без толкового ординарца.

Он пообещал решить этот вопрос после завтрашнего наступления — сейчас не время. Их прервали: комбата вызвал к телефону командир полка.

На КП никто уже не спал, разведчиков не было. Волошин спросил, накормили ли людей, послал Маркина проконтролировать выполнение приказа по подготовке рот к атаке. Потом Волошин приготовился к докладу.

Майор интересовался, что опять за шум в расположении батальона. Комбат доложил — это разведчики нарвались на немцев, один ранен.

На вопрос Гунько о раненом Волошин ответил, раненого вынесли и уже отправили в санчасть. Гунько еще раз повторил приказ: “Кровь из носу, а высоту взять”. Он сообщил, что для контроля и помощи к комбату прибудут командиры из штаба. Волошин криво усмехнулся, ему нужны были стволы, поддержка артиллерии, а не бесполезные надсмотрщики.

На вопрос комбата о времени атаки Гунько подтвердил — время прежнее — 6.30. Поговорив с майором, Волошин принялся за завтрак. Опять “зазуммерил” телефон.

Из штаба требовали результатов разведки, комбат ответил, что сам пока не получил сведений.

Позже в землянку ввалились три плотные фигуры: капитан Хилько, начхимслужбы полка; полковой инженер, фамилии которого Волошин еще не знал; третьим оказался майор, ветврач. Он сразу же стал интересоваться наличием конского состава.

Волошин ехидно заметил, что в батальоне ожидается атака, а не “вывод конского состава”. Капитан отослал их к начальнику штаба, а сам занялся подготовкой к атаке.

Волошин оставил прибывших на своем КП, а сам, позвав за собой телефониста, пошел в роты. Он решил послать взвод под командой Нагорного на высоту. Они закрепятся, а потом прикроют наступление батальона. Не успел комбат прийти в седьмую роту, как его догнал Гутман, сопроводивший туда ветврача. 14 Чем ближе было время атаки, тем стремительнее летело время.

Волошин боялся упустить что-то важное, но роты уже позавтракали, Нагорный во главе четырнадцати человек выдвинулся на высоту. А вот разведчики Кизевича еще не возвращались с “Малой” высоты. Комбат послал ординарца за ротным.

Сюда же подошел капитан Иванов, командир артиллерийской батарей. Ветврач поинтересовался боеприпасами.

Волошин ответил, что положено — дали и больше не предвидится. Он посоветовал майору уйти на КП, там безопаснее, но тот отказался: должен все видеть своими глазами. Отдавая приказ ротным, комбат поставил задачу Кизевичу во фланге атаковать и “Малую” высоту, для этого ему отдан один из двух пулеметов Ярощука. Ярощук повозмущался, что распыляются силы, но комбат проигнорировал его мнение.

Он подчеркнул, главный замысел боя состоит в быстроте захвата высоты. Девятой же предстоит труднейшая задача, идя на “Большую” высоту, не забывать о “Малой”. Кизевич поинтересовался, а если там немцы? Волошин уточнил: “Если на “Малой” высоте немцы, то роте необходимо взять сначала ее, а потом уж двигаться к “Большой”, не оставлять же врагов у себя в тылу во время атаки”.

Комбата опять вызвал к телефону Гунько, поторапливая с подготовкой к атаке. Но эти вызовы только нервировали и отвлекали комбата от дела. После разговора с майором Волошин продолжил инструктировать ротных.

Главный удар осуществляется восьмой ротой, “как всегда”, — отметил Муратов. Перед самой атакой ротные заняли свои места.

В траншее с Волошиным остался Самохин, это было расположение его роты, ветврач и артиллерист Иванов. Круглов ушел к Кизевичу, которому сейчас предстояла задача не из легких. В предрассветных сумерках плохо просматривалась “Большая” высота. Иванов сказал, что стрелять почти невозможно.

Самохин посоветовал: “Надо, значит, подождать”. Волошин приказал ротному в два броска попытаться достичь немецких окопов.

Опять позвонил Гунько, требуя начала артподготовки, Волошин зло ответил, что артиллеристам не видно, куда кидать снаряды. Комбат, понимая степень своей ответственности, разрешил задержать время артподготовки, пока не развиднеется.

“Рядом в немом удивлении застыл майор-ветврач”. Он запротестовал, но Волошин прекратил перепалку: можете докладывать. Видите — темно. В 6.30 опять позвонил Гунько, но комбат приказал отвечать телефонисту, что капитан в ротах.

Волошин и Иванов, глядя в бинокли, намечали цели: дзот, пулемет, блиндаж, спираль Бруно… Артиллерист доложил готовность, только после этого Волошин сообщил Гунько о начале артподготовки и дал ракету.

15 Под прикрытием артиллерии бойцы выдвинулись к болоту. Волошин подумал, еще пару таких бросков и задачу можно считать выполненной.

Но он знал: скоро ударят немцы. Бойцы Нагорного, выдвинувшиеся заранее, теперь в первую очередь подверглись нападению немцев, в бой вступил ДШК Ярощука. “Нагорный ударил вовремя и четырнадцатью своими бойцами прикрыл роты.

Источник: http://ruslit.biz/pereskaz-soderzhaniya-bykov-v-ego-batalon-chast-3/

Обелиск – краткое содержание

   Однажды осенью журналист из районного издания узнал о смерти учителя Миклашевича, который жил в селе Сельцо. Тому было всего тридцать шесть лет. Ужасное чувство вины обрушилось на газетчика и он принял решение ехать туда. Водитель проезжавшего мимо грузовика взял нашего попутчика.

   На одной из учительских конференций Миклашевич обратился к журналисту за помощью. В военное время он был связан с партизанами, а пять его одноклассников убили немцы. Благодаря стараниям мужчины в их честь установили памятник. И ему нужна была какая-то помощь в одном сложном деле. Газетчик пообещал, что поможет – не успел.

   За поворотом стал виден обелиск. Журналист вышел и побрел к зданию школы. Тут приехал зоотехник с ящиком водки и показал, где поминают. Газетчик присел с пожилым человеком с орденской планкой. Тем временем принесли пару бутылок и наступило заметное оживление. Слово предоставили заведующему районо Ксендзову.

   Начальник стал поднимать стакан и рассказывать, какой покойный был активный общественный деятель и верный коммунист. Далее он начал говорить о великолепных успехах советского народа в экономических, научных, культурных областях… 

   Но Ксендзова резко прервал ветеран. – К чему говоришь про успехи?! Человек умер! Пьем тут, а Мороза никто и не вспоминает, хотя его имя должен бы знать каждый, – возмущался старик.

Читайте также:  Краткое содержание гайдар дым в лесу точный пересказ сюжета за 5 минут

   Окружающие понимали, о чем речь, а вот для журналиста все оставалось загадкой. Он узнал, что ветеран – это бывший учитель Ткачук Тимофей Титович.

   Старик стал уходить. Журналист пошел следом. Ткачук присел на листву, а газетчик направился к обелиску. Сделан он был из бетона и огражден штакетником. Выглядело сооружение скромно, но было ухожено. На табличке из металла было дописано белой краской еще одно имя – Мороз А. И.

   К дороге приблизился ветеран и предложил добираться вместе. Журналист стал интересоваться, давно ли тот знал Миклашевича. Оказалось, с детства. Он считал его хорошим человеком и отличным преподавателем, – ребята очень любили. Когда покойный был маленьким, то и сам бегал за Морозом. Газетчик не знал о Морозе и ветеран поведал ему одну историю.

   Осенью в 1939 году была воссоединена Западная Белоруссия и Белорусская ССР. Ткачука отправили на запад для организации школ и колхозов. Молодой Тимофей заведовал районо и преподавал в школах.

В усадьбе Сельцо Мороз для ребят открыл школу. С ним работала полька Подгайская, которая не говорила по-русски, немного знала белорусский.

Женщина жаловалась на методы морозовского воспитания, Ткачук ездил с проверкой.

   Во дворе школы было полно детей. Они трудились – упало большое дерево, теперь его распиливали. С дровами было сложно, другие школы жаловались Ткачуку на нехватку топлива, а тут инициативу взяли в свои руки. Молодой парень направился к руководителю. Он хромал, что-то было с ногой. Алесь Иванович Мороз, – представился незнакомец.

   Преподаватель родился в Могилевщине. После учебы пять лет преподавал. Проблемы с ногой – с рождения. Мужчина сказал, что дети раньше посещали польскую школу и освоить белорусскую программу пока не просто. Учитель мечтал, чтобы ребята выросли достойными людьми и пытался служить примером.

   В январе 1941 года Тимофей Титович заехал в школу погреться. Дверь отворилась и он увидел мальчика лет 10-ти. Юноша сообщил, что учитель ушел проводить сестер. Вскоре прибыл замерзший Мороз.

Он пояснил, что раньше их провожал Коля Бородич, но сегодня он не появился и пришлось ему. Мать девочек в школу не пускала – не было обуви, тогда Алесь Иванович купил каждой ботинки.

Юношу, что открыл дверь, Мороз оставил в школе, потому что дома его избивал отец. Это и был Миклашевич Павлик.

   Вскоре местный прокурор Сивак сказал отдать Миклашевича отцу. Мороз отправил парня с родителем. Тот повел Павла и стал бить ремнем по дороге. Алесь Иванович выскочил и выхватил у Миклашевича-старшего ремень, мужчины чуть не затеяли драку. Вскоре пошли судебные разбирательства и преподаватель смог добиться, чтобы Павлика отдали в детдом. Но Мороз это решение выполнять не собирался..

Война изменила все. Шло немецкое наступление, советских же войск не видели.

   К концу третьего дня фашисты были уже в селе. Ткачук и другие думали, что немцев скоро выгонят. Четырехлетней войны не ожидали… Было много предателей из местных.

   Учителя примкнули к отряду казака Селезнева, позже добавился Сивак. Начали рыть окопы и готовиться к холодам. Было решено налаживать связи с местными селами и своими людьми. Селезнев отправил бойцов за информацией.

   Сивак вместе с Ткачуком зашли в Сельцо. Друг прокурора стал полицаем, а Мороз преподавал и дальше. Руководитель районо от Алеся такого не ожидал! Сивак все нудел, что зря его не репрессировали тогда..

   Ночь. Ткачук встретился с Алесем, а Сивак ждал на улице. Мороз объяснил, что маскируется  и не для того в ребят душу вкладывал, чтобы оккупанты их захватили. Вместе друзья приняли решение, что преподаватель будет докладывать партизанам о происходящем в селе.

   Мороз активно помогал. Он тайно слушал приемник и записывал военные сводки, распространяя их по селу и передавая партизанам. Зимой наши сидели в укрытиях: холод, еды мало – лишь почта поднимала настроение.

   Поначалу все было нормально. Фашисты и полицаи Алеся не трогали. Но однажды его заподозрили..

Полицай Лавченя, которого прозвали Каином прислуживал немцам. Раньше был обычным юношей, но на войне сразу переметнулся на вражью сторону. И вел себя также – убивал, грабил, насиловал. Как-то полиция ворвалась в здание школы. Обыскали книги, портфели и стали допрашивать Мороза.

Бородич задумал Каина убить, но Алесь Иванович запретил.

   Миклашевичу Павлу было 15 лет. Николай Бородич был старше всех, ему шел девятнадцатый год. В этой группе были еще Остап и Тимур Кожаны, однофамильцы Андрюша Смурный и Коля Смурный – всего шесть. Младшему Коле было 13 лет. И вот друзья придумали как обезвредить Каина.

   Каин часто бывал у отца, где развлекался и пил с немцами или коллегами. Все произошло неожиданно. Пришла весна, стал сходить снег. Тимофей Титович был назначен комиссаром. Однажды часовой привел неизвестного храмого. Это был Алесь. Учитель присел и сказал, что ребят схватили.

   Выяснилось, что Бородич подговорил других. Ночью хлопцы подпилили столбы у мостика, рассчитывая, что машина Каина угодит в овраг. Смурный и старший товарищ наблюдали в кустах, другие ушли. Автомобиль Каина, в котором помимо него были пассажиры и скот на мосту упал под мост. Но все, кроме немца уцелели и быстро выбрались наружу.

   Парни побежали в село, но их заметили. Вскоре все Сельцо знало об этом. Мороз искал Бородича, но парень исчез. Тогда Павел Миклашевич все рассказал преподавателю. Ночью полицай пришел к Алесю и сказал, что ребят поймали, а он – следующий.

   Мороз остался в отряде. На нем словно лица не было. Вскоре прибыла Ульяна – связная, которая приходила лишь в крайних случаях. Фашисты потребовали выдачи Мороза, грозились повесить детей. Ночью их матери прибежали к связной и молили о помощи.

   Алесь случайно подслушал и вызвался идти. Казак и Ткачук начали кричать, что фашисты не отпустят ребят, поубивают и его и их. Селезнев предложил продолжить разговор позже, но Мороз пропал! Что было потом узнавали от Гусака, а спустя время – от Миклашевича.

   Хлопцы сидели в амбаре, их допрашивали, пока ждали Мороза. Вначале дети не признавались, но во время пыток Бородич все рассказал и взял вину на себя. Думал, что других выпустят. Пришел Алесь Иванович, его скрутили и затащили в хату.

   Всех собрали. Ребятня, услышав голос учителя пала духом. Никто не думал, что Мороз сам пришел. Вечером всех семерых отвели на улицу. Кожанов Ваня выбежал к немцу и спросил, почему не отпускают их, говорили же, что им нужен только преподаватель. Фашист ударил парня по зубам, Иван стукнул его ногой. Мальчишку убили.

   Пленники шли по той тропе, где был мост. Алесь и Паша впереди, сзади остальные. Их сопровождали семеро полицаев и четверо немцев. Говорить было нельзя, руки крепко связаны за спинами.

   У моста Мороз прошептал Павлу, чтобы когда он крикнет – тот бежал к кустам. Виднелся лес. Вдруг Алесь Иванович громко вскрикнул и смотрел налево, как будто там кто-то был. Все оглянулись, даже Миклашевич, но потом парень побежал. В Павла стреляли, затем притащили и кинули в воду. Мороза побили так, что он не вставал уже.

   Ночью мальчишку нашли. Остальных увезли и издевались пять дней. В первый пасхальный день всех повесили. Первыми были учитель и Бородич, других вешали рядом. Так тела провисели пару дней. Зарыли у кирпичного завода, а потом перезахоронили ближе к селу.

   В 1944 году нашли гестаповские и полицейские бумаги. Среди них – рапорт Каина о Алесе Морозе. Там сообщалось, что он схватил главаря партизанской банды Мороза. Это вранье было выгодно и немцам и Каину.

С Селезнева требовали отчет о потерях. Он написал, что Мороз попал в плен, при том, что “партизаном” был два дня. И вот собралось два документа на учителя, которые опровергнуть было нереально.

Но Миклашевичу это удалось.

   Павел очень болел, лечился ежегодно. Простреленная насквозь грудь, начавшийся туберкулез из-за долгого пребывания в канаве напоминали о себе. Вроде удалось вылечить легкие, но остановилось сердце.

   Мимо ехал автомобиль Ксендзова, он согласился взять попутчиков. Далее начался спор, начальник районо говорил, что Мороз не герой, так как немцев не убивал, детей не спас.

А Миклашевич в живых остался случайно. Ветеран разозлился и стал доказывать водителю обратное, ведь Алесь жизнь отдал, чтобы такие как он, Ксендзов, знали о войне лишь по фильмам.

И пока он жив все узнают о подвиге учителя.

Наступила тишина. Машина подъезжала к городу..

Источник: http://szhato.ru/bykov/114-obelisk.html

Краткое содержание «Обелиск» Василия Быкова

История начинается с известия о том, что умер молодой учитель местной школы Павел Миклашевич. Об этом случайно узнаёт знакомый преподавателя, журналист, от лица которого и будет идти повествование. Эта новость весьма опечалила и озадачила сотрудника газеты: он так и не помог Павлу в одном запутанном деле, несмотря на свои давние обещания.

Чтобы как-то избавиться от чувства вины, мужчина решает попрощаться с учителем и проводить его в последний путь. Он мгновенно собирается и едет в Сельцо. Его подбирает едущий в это же село грузовик.

По дороге в Сельцо повествователь никак не мог отделаться от воспоминаний о просьбе, и сразу перед глазами его встал образ умершего Миклашевича. Несмотря на свой возраст (36 лет) Павел выглядел, как истрёпанный жизнью старик. Худощавое лицо было всё в сетку от морщинок. Всё тело мужчины было угловатым и тощим. Вспоминая эту жалостливую фигуру, рассказчик не мог не испытывать чувства вины.

Не успел опомниться журналист, как они уже подъезжали к селу, а впереди он увидел ничем не приметный обелиск. Пришло время выходить из машины, и мужчина направился к учительскому дому, где и проходили поминки усопшего.

Газетчик зашёл в комнату, где уже начали поминать умершего преподавателя. Знакомые и друзья вспоминали покойного и обсуждали его заслуги перед родной землёй.

Читайте также:  Краткое содержание бунин натали точный пересказ сюжета за 5 минут

Он смутно понимал, о чём вели разговор поминающие, и через некоторое время решил удалиться, последовав за одним из присутствующих на похоронах. Этим человеком оказался Ткачук Тимофей Титович, бывший учитель здешней школы.

Двое направились к автобусной остановке, где неподалёку и располагался обелиск. Журналист подошёл к памятнику и обнаружил на нём новую фамилию, написанную над остальными – А.И. Мороз.

Пока рассказчик рассматривал табличку с именами, к нему подошёл Ткачук и предложил ехать вместе на подвернувшейся попутке.

Чтобы завязать разговор, газетчик решил поинтересоваться у Тимофея Титовича, давно ли тот был знаком с Павлом. Здесь и поведал всю историю журналисту преподаватель.

Шла осень 39-го года, когда Тимофея Титовича отправили в Белорусскую ССР открывать новые школы и преподавать. Занесло Ткачука в брошенное поместье Сельцо, где Алесь Иванович Мороз организовал школу для местных детишек. Ребята очень любили своего преподавателя за его человечность и доброту.

Он открыл новые методы обучения и воспитания детей и активно их вводил в свою школу, чему противились другие учителя. Но Мороз придерживался своей точки зрения, и был уверен, что, прежде всего в детях нужно воспитывать гуманность.

Был так же добр Алесь Иванович и к животным, которые нашли свой приют в открывшейся школе.

Много ещё поведал добрых дел и историй Ткачук своему попутчику об умершем герое. Так как одна из самых главных историй была связана с умершим Милашкевичем, то ей и уделил преподаватель всё оставшееся время.

Ещё, будучи мальчишкой, Павлик всё время сбегал из дома из-за избиений деспотичного отца. Всё только разводили руками, даже полиция не обращала внимания на зверства родителя и закрывала на это глаза. Но только не Алесь Иванович: не мог он спокойно смотреть на издевательства, которым подвергался мальчуган и решил взять его под своё покровительство.

В те годы были неспокойные времена, шла война с немцами. Нога фашистов уже вступала в те края, где и располагалось Сельцо. Наступившие оккупировали село и стали брать к себе в услужение местных жителей. Многие из них соглашались, чтобы не попасть в немилость новой власти.

Немцы разрешили проводить занятия с детьми, и Мороз остаётся преподавать в школе. Под видом «своего» дальновидный преподаватель собирается докладывать всю происходящую обстановку партизанам.

Все новости, которые доходили до Алеся Ивановича, он передавал своим войскам, посредством придуманной им почты.

Но через некоторое время вражеские полицаи начали подозревать учителя в его «тёмных» делах и начали активно следить за ним. Уличившим в проделках преподавателя, был один из тех, кто перешёл на сторону фашистов. В селе предателю дали прозвище Каин из-за зверств, которые он проделывал, после того, как перешёл к врагу.

В момент, когда Каин ворвался в школу с проверкой и всё перевернул в поисках улик, подрастающие ребята задумали убийство местного Иуды.

Узнав о задумках, проговорившихся мальчишек, Мороз запретил ребятам даже думать об этом. Но они были не намерены отступать, и решили привести план в действие при удобном случае…

Всё пошло не так, как планировали ребята: умышленное деяние их вскрывается. Учитель узнаёт о случившемся от Павла Миклашевича и думает, как прийти на помощь подросткам.

Тем временем тех арестовывают, а Мороза на время оставляют в покое. Но через некоторое время Алесь Иванович узнаёт, что ребятишек вынуждают выдать его и рассказать о его связи с партизанами. Только в этом случае парней обещали оставить в живых и отпустить.

Мороз спешит на помощь ребятам, но понимает, что ничего из этого путного не выйдет. Пришёл он с повинной к немецким полицаям, но молодых виновников так и не отпустили.

Повели утром приговорённых к смерти через лес к месту, где должны их повесить. Так тоскливо стало на душе добросердечному учителю от осознания, что в скором времени загубят пятнадцатилетние души, которые и не успели увидеть ничего.

Здесь учитель принимает решение и идёт на отчаянный поступок: он отвлекает внимание полицейских и приказывает Милашкевичу бежать…

Чудом остаётся Павел в живых, а остальных соучастников ждёт смерть.

После того, как немцы отступили, вскрылись некоторые бумаги, в которых говорилось, что Морозов был главарём местной банды. Но оставшийся в живых Милашкевич не хотел мириться с этой наглой ложью и решил доказать невиновность преподавателя.

Это и было тем запутанным делом, в котором просил помочь разобраться Павел

журналиста.

Не пожалел преподаватель своей жизни и поступил по справедливости. Несмотря на то, что пятерых ребят спасти не удалось, своими делами и поступками Алесь Иванович Мороз доказал, что можно быть истинным героем не находясь на войне.

(No Ratings Yet)

Источник: http://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-obelisk-vasiliya-bykova.html

Краткое содержание Облава Быков

Действие происходит в белорусской деревне в середине тридцатых годов. Уже прошла коллективизация, создан колхоз, раскулачены и выселены в необъятные места так называемые кулаки, а на самом деле – крепкие хозяева. Один из них – Федор Ровба – когда-то поверил революционным идеалам, провозгласившим, что крестьянин – истинный хозяин земли.

От советской власти получил он земельный надел, усердно работал на этой земле, получал хороший урожай. Хозяйство давало прибыль, и он приобрел молотилку. Вся округа пользовалась этой машиной, а платили, кто сколько может. Федор не наживался засчет своих односельчан. Но жил он в достатке, это его и погубило.

Районные власти по доносу завистливого человека решили принять меры к “новому богачу”. Один непосильный налог, затем другой – все это не только разоряло Федора, но и делало его, по понятиям местных руководителей, врагом народа. Ему бы бежать из деревни, куда глаза глядят, но он корнями врос в родную землю, в свой дом, в свою усадьбу.

Да еще хотелось Федору, чтобы сын Миколка вышел в люди. Федор не хотел опрометчивым поступком мешать его служебной карьере.

Но вот в деревне началось раскулачивание. И хотя семья Федора уже бедствовала, не сумев рассчитаться с государством, Федора все же признали кулаком. Тут постарался один из соседей, активист комбеда, который задолжал Федору за молотьбу.

Именно он и подсказал записать Федора в кулаки.

С женой и маленькой дочкой Федор был сослан на север. Работал на лесозаготовках, не имея возможности хоть как-то уберечь от бед и болезней жену и дочь. Жену схоронил в мерзлой северной земле, а затем и дочку не сумел спасти от беды и недобрых людей.

Оставшись один, Федор задумал бежать во что бы то ни стало. Не сразу это удалось ему, но в конце концов оказался он снова в родных краях. Он даже сам толком не знал, зачем он вернулся. Какая-то сила тянула его к тем местам, где он рос, трудился, где росли его дети, где был он когда-то счастлив.

Ничего не осталось от его прежней усадьбы, но Федор безошибочно мог бы найти то место, где она стояла. Но вся беда в том и заключалась, что не мог он просто так подойти к знакомому месту, пройтись по деревне, взглянуть в глаза людям. Красная пропаганда сделала свое черное дело: люди считали его классовым врагом, преступником.

Как же так могло случится, что бывшие соседи стали врагами? Это для Федора было больнее всего.

Голодный, измученный, бродил он вокруг родной деревни. Ему очень хотелось узнать, какова она, новая жизнь. Случайный разговор с незнакомым стариком, встреченным на опушке леса, убедил его, что дела в колхозе идут неважно. Кормов не хватает, урожаи бедные. Пережили страшный голод, замучены налогами.

Да Федор и сам видел, как работали крестьянские женщины на колхозном картофельном поле. Так за что же тогда он пострадал? Его несчастья не стали основой для зажиточной и радостной жизни других людей. Но самое страшное было впереди.

Он все-таки попался на глаза односельчанам, и те поднялись против него, устроили облаву, как на дикого зверя. Приехали из города милиционеры, районные активисты, которыми руководил его родной сын Миколка. Федора окружили со всех сторон, оставив ему один путь – в болотные топи.

Но болотная глушь казалась не такой страшной, как преследовавшие его люди. Федор для них уже не человек, эти люди уже не живут по человеческим законам. У них своя правда, свои лозунги, свои законы. Новое время разрушило сложившиеся годами жизненные устои. Государство подавило человека.

И Федор не хочет быть своим среди таких людей. Он знает, что там, в болоте, его погибель, но он не вернется к людям, у него с такими людьми ничего общего нет. Трясина поглотила его вместе с его болью.

Быков очень остро переживает судьбу своего народа, по которому прокатилось “красное колесо” сталинских преобразований. Книга написана с сердечной болью, и с большой любовью к народу-труженику, понесшему огромные жертвы во имя ложных идеалов.

Вариант 2

Деревня Белоруссии, середина 1930-х. Закончена коллективизация, начинают действовать коллективные хозяйства. Все кулаки сосланы на север. Главный герой, Федор Ровба, один из таких кулаков, доверившийся высоким целям революции. Он поверил, что работая на земле, принятой от советской власти, будет неизменным владельцем данного земельного участка.

На огороде у Федора богатый урожай, благодаря упорному труду хозяина. Вскоре появляется у него молотилка, которую он дает в помощь всем односельчанам бескорыстно. Как говорится, мир не без добрых людей, один из которых по велению неприятного чувства донес на Федора районным властям.

Власть обложила его налогами, выставив перед людьми крестьянина врагом народа.

Что делать дальше? Ответ – прост, уезжать, куда глаза глядят. Но нет, Федор, не хочет менять свою привычную хорошую жизнь и ломать сыну Миколке карьеру. По совету завистливого соседа, который не имел желания расплачиваться за молотьбу, Федора публично объявляют кулаком.

В общем, “главный” кулак в деревне был приговорен к ссылке, куда направился с женой и маленькой дочкой. Там он занимался подготовкой лесных материалов. Не смог уберечь от гибели жену свою и дочь. Похоронил он своих родных в обледенелой земле. Федор решается воплотить в жизнь план побега.

Через что он только не прошел, чтобы очутиться в знакомой деревне. Как магнитом его притягивает в родные края, где прошла его счастливая жизнь. От его усадьбы не осталось и следа. Односельчане как коршуны растаскали все имение. Встречает он в лесу пожилого человека.

Читайте также:  Краткое содержание лажечников басурман точный пересказ сюжета за 5 минут

И тот ему поведал об ужасном голоде, о скудных урожаях, о бесконечных налогах. На несчастье Федора, никто своего счастья не построил. Федор пытается скрыть свое присутствие в селе от посторонних глаз, но жители деревни все-таки обнаруживают своего соседа-кулака и страивают облаву на него.

Вызвали сторонников активных мер во главе с его собственным сыном Миколкой.

Не давая шанса на спасение, наполненные ненавистью люди, подталкивают его на верную гибель. У Федора нет выбора: либо он попадает в руки разъяренных людей либо он бросается в болото.

К большому сожалению, Федора уже не считают за человека, народ руководствуется своей истиной, принципами. Все жизненные опоры, накопившиеся в течение многих лет, уничтожены новыми ценностями. Государство растоптало человека.

Он решает сделать последний, единственно верный шаг навстречу своему концу.

Сталинские реформы были разрушительными для советского народа, о которых Быков не мог говорить без содрогания сердца. Поэтому повесть посвящена трудолюбивому народу, который оказался под колесами фальшивых ценностей и сполна расплатился за них.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-oblava-bykov/

Содержание повести Быкова «Его батальон» глава «Начало»

Траншея неглубокая, сухая и пыльная — наспех отрытая за Ночь в только что оттаявшем от зимних морозов, но уже хорошо просохшем пригорке. Чтоб не высовываться, Волошин стоял согнувшись, при его высоком росте это было утомительно. Меняя позу, он свалил с бруствера комок земли, больно ударивший сидящего рядом Джима, послышался обиженный собачий визг.

Комбат внимательно рассматривал склоны высоты. Немцы обустраивались на ней полным ходом. Волошин с сожалением подумал, что накануне допустили ошибку, не атаковав с ходу эту высоту. Тогда еще были некоторые шансы захватить её, но подвела артиллерия — не было снарядов.

Командир полка, казалось, не замечал эту высоту. И все-таки её следовало взять, но потрепанному в боях батальону эта задача не под силу. Заняв высоту, немцы, не обращая внимания на пулеметный обстрел, капитально закреплялись: под вечер подвезли бревна и оборудовали блиндажи и окопы.

Волошин подумал, что ночью, чего доброго, еще и заминируют склоны.

Быстро потемнело и похолодало. Комбат оставил наблюдателем Прыгу-нова, а сам спустился в землянку с приветливо потрескивающей печью. Волошин потянулся к огню, испытав необыкновенное блаженство.

Немолодой и медлительный телефонист Чернорученко, защемив между плечом и ухом телефонную трубку, заталкивал в печку хворост и улыбался. Комбат посмотрел на сидящих в землянке — у всех был заговорщический вид.

Капитан поинтересовался, по какому поводу подчиненные веселятся? Ординарец Гутман объяснил, что из штаба сообщили о награждении комбата орденом. Волошин ничем не обнаружил радость, подумал, почему награждают только его? Гутман приготовил «обмывочку», но комбат приказал спрятать, а лучше дать сухие портянки.

Ординарец мигом достал капитану запасные портянки и пришил пуговицу на шинель командира. Волошин с наслаждением вытянул затекшие ноги. Маркин доложил: в батальон прибудет пополнение, за которым надо послать представителя в 22.00.

Волошин поинтересовался, не спрашивали ли из полка про высоту шестьдесят пять? Лейтенант спросил, хорошо ли немцы её укрепляют? Волошин опасается, что поступит запоздалый приказ брать высоту, на которой уже успели укрепиться немцы. Но чем дальше, тем они все лучше укрепятся, и высоту будет брать сложнее.

Перед докладом командиру Волошин заметно нервничал, это всегда заканчивалось перебранкой, комбат всячески оттягивал время доклада.

Капитан спросил Маркина об окружении, тот вспомнил, как трудно выходили из окружения, соединились наконец с частью, тоже оказавшейся во вражеском тылу, только через месяц удалось выбраться к своим.

Маркин жаловался на свою несчастную судьбу: столько пришлось пережить — врагу не пожелает, а ни до чего не дослужился, орденов не заработал. Волошин успокоил: «Напрасно вы так считаете.

До Берлина еще длинный путь» — и приготовился к докладу.

Но поговорить с начальством не удалось. Начался минометный обстрел. Мины летели поверх голов в ближний тыл под лесом. Волошин послал Гутмана разузнать причину «беспокойства немцев». Маркин решил, что это «артиллеристы-разини» засветились как обычно.

Чернорученко позвал комбата к телефону, его вызывали из штаба. Майор недовольно спрашивал Волошина о причине поднявшегося переполоха.

Комбат доложил, что немцы продолжают укрепляться на высоте, майор зло спросил, почему батальон не препятствует укреплению немцев? Но Волошину нечем «препятствовать»: артиллеристы молчат из-за отсутствия снарядов, пулеметный же огонь укрепившимся немцам не страшен.

Гунько зло спросил, кто в расположении батальона «дразнит немцев»? Волошина рассердила придирчивость командира, и он попросил майора обращаться, как положено, на «вы».

В ответ Гунько «вспомнил», что Волошин получил «Красное Знамя». Комбату неприятно такое запоздалое напоминание начальника о награде. Неожиданно рыкнул Джим. Снаружи послышались незнакомые голоса. Джим рванулся вперед, но комбат успел схватить его за холку.

Вошедший невольно удивился: «Что за псарня?» Он держал руку у головы, а когда убрал, на ладони показалась кровь. Это был генерал, командир дивизии. Волошин начал доклад, но генерал недовольно поморщился: «Зачем так громко?» Сопровождающий генерала приказал вызвать санинструктора, Гутман побежал выполнять приказ.

Генерал поинтересовался собакой, спросил Волошина, сколько времени он командует батальоном? «Семь месяцев», — ответил капитан.

Дальше развернули карту и стали выяснять обстановку. Зашел разговор о высоте шестьдесят пять. Генерал удивился, что она еще не взята. Комбат объяснил, что не получил на это приказ. Генерал вызвал майора Гунько. Волошин почувствовал, что назревает скандал.

Появилась санинструктор Веретенникова, но не торопилась оказывать помощь генералу, а обратилась к нему по личному вопросу, просясь остаться в батальоне. Генерал растерялся, комбат ответил, что таков приказ по полку. Генерал подтвердил, что этот вопрос он решить не может.

Веретенниковой ничего не оставалось, как заняться раной. Она остригла висок генерала, ловко забинтовала голову и хотела пропустить бинт под челюсть, но это не понравилось генералу. Санинструктор отговаривалась, что так положено, раненый не соглашался. Тогда она с треском оторвала бинт и, бросив на ходу.

«Так перевязывайте сами!» — молниеносно скрылась в траншее. От такого непочтительного обращения генерал опешил. Волошин кинулся догонять санинструктора, но её и след простыл. Гутман подтвердил, что она не вернется. Генерал был взбешен отсутствием дисциплины в батальоне Волошина.

Комбат рассердился: Самохин не выполнил полученный приказ, не отправил Веретенни-кову в тыл, хотя распоряжение было дано еще вчера.

Комбат ждал разноса, но он был бессилен перед военными девчатами. Их поведение не поддавалось логике. Генерал до поры до времени сдерживал гнев. Появившегося майора Гунько генерал отругал за шпоры: излишнюю заботу о внешнем виде.

Генерал накинулся на майора, обвиняя его во всех грехах: за отсутствие дисциплины, плохой выбор позиции (засели в болоте, а немцам позволили занять господствующую высоту). Оттого все подъезды к батальону контролируются немцами, они открывают огонь и уничтожают все, что им мешает.

Комбат понял, неизбежно поступит приказ брать высоту, а в батальоне всего семьдесят шесть человек. На вопрос генерала о пополнении, Гунько ответил, что получено, но в батальон люди еще не отправлены. Волошин уточнил: ему нужны и командиры, в батальоне всего один штатный командир роты. Нет комиссара.

Волошин спросил, стоит ли ему готовиться к атаке? Командир дивизии ответил, что они разберутся, и комбат получит официальный приказ.

Волошин взглянул на часы, было почти 22.00 — некогда ждать приказов, надо начинать подготовку.

Генерал рассердился, раньше надо было беспокоиться, а теперь за отсутствие в батальоне дисциплины и «за штучки санинструктора» он объявляет комбату выговор по полку, собаку он тоже забирает, «вам она ни к чему — командуйте батальоном».

Сопровождающий генерала попытался взять пса, но Джим угрожающе зарычал. Генерал приказал выделить сопровождающего, который бы смог сладить с Джимом. Волошин поручил ординарцу отвести собаку в штаб. Гутман попытался возражать, но Волошин пресек все разговоры.

По пути в роты Волошин чуть не упал, споткнувшись о рогатину. Он думал о предстоящей атаке, которая наверняка провалится из-за отсутствия достаточного количества бойцов, артиллерийских снарядов.

Вскоре его окликнул часовой, объяснил обстановку: от немцев не слышно ни звука, «умеют черти маскироваться». Часовой спросил комбата, где Джим? Пришлось сказать, что пса больше нет.

Про себя подумал, что собаке при штабе будет лучше, безопаснее, чем на передовой.

Волошина опять окликнули. Он переговорил со знакомым пулеметчиком Денищиком. Тот указал место нахождения ротного Самохина. Войдя в тесный блиндаж, комбат увидел ужинающих бойцов. В углу укладывала вещмешок Веретенникова, она толкнула в бок лейтенанта Самохина, указывая на вошедшего командира батальона.

Лейтенант пригласил Волошина отужинать, но капитан отказался, узнал о количестве бойцов в седьмой роте. Их осталось двадцать четыре. Приказал выделить двух надежных бойцов и отправить в разведку на «Большую» высоту выяснить, выставили ли немцы минные поля.

Когда из блиндажа вышли бойцы, комбат спросил Самохина, долго ли еще ждать, когда с фронта будет отправлена Веретенникова. Лейтенант обещал на рассвете. Но Вера возразила, никуда она не уйдет. Шла с батальоном в самый тяжелый период наступления, теперь тоже останется. Волошин отрезал, что роддома в батальоне нет.

Веретенникова яростно возражала: «никуда от Вадьки не отправится», он без нее погибнет, суется везде безоглядно. Она ни за что не уйдет накануне атаки. Спор прекратили пришедшие бойцы Дрозд и Кабаков, им предстояло идти в разведку на высоту.

Волошин приказал взять бумагу (газету или листы из книги), ножами протыкать землю и помечать листками бумаги найденные мины. Комбат рассчитывает, что бойцы смогут вернуться с Задания через два часа.

Источник: http://www.slavkrug.org/soderzhanie-povesti-bykova-ego-batalon-glava-nachalo-2/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector