Краткое содержание горький жизнь клима самгина точный пересказ сюжета за 5 минут

Книга Жизнь Клима Самгина (Сорок лет). Повесть. Часть вторая. Автор – Горький Максим. Содержание – Максим Горький Жизнь Клима Самгина (Сорок лет) Повесть

Краткое содержание Горький Жизнь Клима Самгина точный пересказ сюжета за 5 минут

Рассказывая Спивак о выставке, о ярмарке, Клим Самгин почувствовал, что умиление, испытанное им, осталось только в памяти, но как чувство – исчезло. Он понимал, что говорит неинтересно. Его стесняло желание найти свою линию между неумеренными славословиями одних газет и ворчливым скептицизмом других, а кроме того, он боялся попасть в тон грубоватых и глумливых статеек Инокова.

Даже для Федосовой он с трудом находил те большие слова, которыми надеялся рассказать о ней, а когда произносил эти слова, слышал, что они звучат сухо, тускло.

Но все-таки выходило как-то так, что наиболее сильное впечатление на выставке всероссийского труда вызвала у него кривобокая старушка.

Ему было неловко вспомнить о надеждах, связанных с молодым человеком, который оставил б памяти его только виноватую улыбку.

– Ничтожный человек, министры толкали и тащили его куда им было нужно, как подростка, – сказал он и несколько удивился силе мстительного, личного чувства, которое вложил в эти слова.

Сидели в саду, в тени вишен, богато украшенных аметистовыми бусами ягод. Был вечер, удушливая жара предвещала грозу; в небе, цвета снятого молока, пенились сизоватые клочья облаков; тени скользили по саду, и было странно видеть, что листва неподвижна.

Спивак, облокотясь о круглый стол, врытый в землю, сжимая щеки ладонями, следила за красненькой букашкой, бестолково ползавшей по столу.

Муж ее, полуодетый, лежал на ковре, под окном, сухо покашливал и толкал взад-вперед детскую коляску, в коляске шевелился большеголовый ребенок, спокойно, темными глазами изучая небо.

– В таком же тоне, но еще более резко писал мне Иноков о царе, – сказала Спивак и усмехнулась: – Иноков пишет письма так, как будто в России только двое грамотных: он и я, а жандармы – не умеют читать.

Красненькая букашка подползла близко к Самгину, он сердитым щелчком сбросил ее со стола.

– И – что же? – спросила Спивак, подняв голову. – Говорили что-нибудь о Ходынке?

– О Ходынке? Нет. Я – не слышал ничего, – ответил Клим и, вспомнив, что он, думая о царе, ни единого раза не подумал о московской катастрофе, сказал с иронической усмешкой:

– Незлобивый народ забыл об этом. Даже Иноков, который любит говорить о неприятном, – забыл.

Пристально взглянув на Клима, Спивак хотела сказать что-то, но зачмокал ребенок, муж дернул ее за подол платья:

– Просит есть!

Она взяла сына, отвернулась и, давая ему грудь, проговорила почему-то в нос:

– Вот какой у меня серьезный сын! Не капризничает, углублен в себя, молча осваивает мир. Хороший!

А отец Спивак сообщил, рассматривая на свет пальцы руки своей:

– Он думает, что музыка спрятана в пальцах у меня, под ногтями.

Клим почувствовал прилив невыносимой скуки. Все скучно: женщина, на белое платье которой поминутно ложатся пятнышки теней от листьев и ягод; чахоточный, зеленолицый музыкант в черных очках, неподвижная зелень сада, мутное небо, ленивенький шумок города.

Под тяжестью этой скуки он прожил несколько душных дней и ночей, негодуя на Варавку и мать: они, с выставки, уехали в Крым, это на месяц прикрепило его к дому и городу.

По ночам, волнуемый привычкой к женщине, сердито и обиженно думал о Лидии, а как-то вечером поднялся наверх в ее комнату и был неприятно удивлен: на пружинной сетке кровати лежал свернутый матрац, подушки и белье убраны, зеркало закрыто газетной бумагой, кресло у окна – в сером чехле, все мелкие вещи спрятаны, цветов на подоконниках нет. И казалось, что эта неприглядная пустота иронически спрашивает:

«Да – была ли девушка-то?»

Но девушка была, об этом настойчиво говорила пустота в душе, тянущая, как боль.

Он вышел в большую комнату, место детских игр в зимние дни, и долго ходил по ней из угла в угол, думая о том, как легко исчезает из памяти все, кроме того, что тревожит.

Где-то живет отец, о котором он никогда не вспоминает, так же, как о брате Дмитрии. А вот о Лидии думается против воли. Было бы не плохо, если б с нею случилось несчастие, неудачный роман или что-нибудь в этом роде.

Было бы и для нее полезно, если б что-нибудь согнуло ее гордость. Чем она гордится? Не красива. И – не умна.

Очень пыльно было в доме, и эта пыльная пустота, обесцвечивая мысли, высасывала их. По комнатам, по двору лениво расхаживала прислуга, Клим смотрел на нее, как смотрят из окна вагона на коров вдали, в полях.

Скука заплескивала его, возникая отовсюду, от всех людей, зданий, вещей, от всей массы города, прижавшегося на берегу тихой, мутной реки.

Картины выставки линяли, забывались, как сновидение, и думалось, что их обесцвечивает, поглощает эта маленькая, сизая фигурка царя.

Спивак жила не задевая, не поучая его, что было приятно, но в то же время и обижало. Она казалась весьма озабоченной делами школы, говорила только о ней, об учениках, но и то неохотно, а смотрела на все, кроме ребенка и мужа, рассеянным взглядом человека, который или устал или слишком углублен в себя.

В девять часов утра она уходила в школу, являлась домой к трем; от пяти до семи гуляла с ребенком и книгой в саду, в семь снова уходила заниматься с любителями хорового пения; возвращалась поздно. Иногда ее провожал регент соборного хора, длинноволосый, коренастый щеголь, в панаме, с тростью в руке, с толстыми усами, точно два куска смолы.

Раз или два она спросила Клима:

– Вы будете писать о выставке?

– Пишу, – ответил он, хотя еще не начинал писать, мешала скука.

По утрам, через час после того, как уходила жена, из флигеля шел к воротам Спивак, шел нерешительно, точно ребенок, только что постигший искусство ходить по земле.

Респиратор, выдвигая его подбородок, придавал его курчавой голове форму головы пуделя, а темненький, мохнатый костюм еще более подчеркивал сходство музыканта с ученой собакой из цирка.

Встречаясь с Климом, он опускал респиратор к шее и говорил всегда что-нибудь о музыке.

– Вот – смотрите, – говорил он, подняв руки свои к лицу Самгина, показывая ему семь пальцев: – Семь нот, ведь только семь, да? Но – что же сделали из них Бетховен, Моцарт, Бах? И это – везде, во всем: нам дано очень мало, но мы создали бесконечно много прекрасного.

Утверждал, что язык музыки несравнимо богаче языка слов.

– Чтоб рассказать вам содержание одного аккорда, нужны десятки слов.

А однажды вечером в саду, задыхаясь от жары, он сообщил Климу, как новость:

– Умираю. Осенью, наверное, умру.

– Полноте, что вы, – возразил Самгин, заботясь, чтоб слова его звучали не очень равнодушно.

– Жена тоже не верит, – сказал Спивак, вычерчивая пальцем в воздухе сложный узор. – Но я – знаю: осенью.

Вы думаете – боюсь? Нет. Но – жалею. Я люблю учить музыке.

Он посмотрел на свои костяные пальцы и вздохнул шипящим звуком.

– Жена тоже любит учить, да! Видите ли, жизнь нужно построить по типу оркестра: пусть каждый честно играет свою партию, и все будет хорошо.

Говорил он задыхаясь, в горле его что-то шипело; вдруг схватился за голову, чихнул и, отдышавшись, сказал:

– Пыль в этом городе пахнет птичьим калом. Самгин принимал его речи, как полуумный лепет Диомидова, от этих речей становилось еще скучнее, и наконец скука погнала его в редакцию.

Читайте также:  Краткое содержание владимов верный руслан точный пересказ сюжета за 5 минут

Редакция помещалась на углу тихой Дворянской улицы и пустынного переулка, который, изгибаясь, упирался в железные ворота богадельни. Двухэтажный дом был переломлен: одна часть его осталась на улице, другая, длиннее на два окна, пряталась в переулок.

Дом был старый, казарменного вида, без украшений по фасаду, желтая окраска его стен пропылилась, приобрела цвет недубленой кожи, солнце раскрасило стекла окон в фиолетовые тона, и над полуслепыми окнами этого дома неприятно было видеть золотые слова: «Наш край».

1

Источник: https://www.booklot.ru/authors/gorkiy-maksim/book/jizn-klima-samgina-sorok-let-povest-chast-vtoraya/content/1113736-maksim-gorkiy-jizn-klima-samgina-sorok-let-povest/

Пересказ произведения Максима Горького «Жизнь Клима Самгина»

В доме интеллигента-народника Ивана Акимовича Самгина родился сын, которому отец решил дать «необычное», мужицкое имя Клим.

Оно сразу выделило мальчика среди других детей его круга: дочери доктора Сомова Любы; детей квартиранта Варавки Варвары, Лидии и Бориса; Игоря Туробоева (вместе с Борисом учится в московской военной школе); Ивана Дронова (сирота, приживальщик в доме Самгиных); Константина Макарова и Алины Телепневой (товарищи по гимназии). Между ними складываются сложные отношения, отчасти потому, что Клим старается отличиться, что не всегда удается. Первый учитель — Томилин. Соперничество с Борисом. Неожиданная гибель Бориса и Варвары, провалившихся под лед во время катания на коньках. Голос из толпы: «Да был ли мальчик-то, может, мальчика-то и не было?» — как первый «ключевой» мотив повести, как бы выражающий ирреальность происходящего.

Учеба в гимназии. Эротические томления Самгина. Швейка Рита тайно подкуплена матерью Клима для «безопасной» сексуальной жизни юноши.

Она влюблена в Дронова; Самгин узнает об этом и о поступке матери и разочаровывается в женщинах. Любовь Макарова к Лидии; неудачная попытка самоубийства.

Клим спасает его, но потом жалеет об этом, ибо сам втайне симпатизирует Лидии и чувствует, что бледно выглядит на фоне своего друга.

Петербург, студенчество. Новый круг общения Самгина, где он опять-таки старается занять особое место, подвергая «про себя» все и всех критическому анализу и получив прозвище «умник».

Старший брат Дмитрий (студент, включившийся в революционную борьбу), Марина Премирова, Серафима Нехаева (влюбленная во все «декадентское»), Кутузов (активный революционер, будущий большевик, своими чертами напоминающий Ленина), Елизавета Спивак с больным мужем-музыкантом, Владимир Лютов (студент из купеческого рода) и другие.

Любовь Лютова к Алине Телепневой, выросшей в красивую и капризную женщину. Ее согласие быть женой Лютова и последующий отказ, ибо она влюбляется в Туробоева (тема своеобразного соперничества «бедного аристократа» Туробоева и «богатого мужика» Лютова).

Жизнь на даче. Символическая сцена ловли сома на горшок с горячей кашей (сом проглотит горшок, он лопнет, сом всплывет) — надувательство «господ» мужиком, который тем не менее восхищает Лютова как выразитель загадочной талантливости русского народа. Споры о славянофилах и западниках, России и Западе. Лютов — русский анархист.

Клим старается занять особую позицию, но в результате не занимает никакой. Его неудачная попытка объясниться в любви Лидии. Отказ. Подъем колоколов на деревенскую церковь. Гибель молодого крестьянина (веревка захлестнула за горло). Вторая «ключевая» фраза повести, произнесенная деревенской девочкой: «Да что вы озорничаете?» — как бы обращенная к «господам» вообще.

Не зная народа, они пытаются решать его судьбу.

Москва. Новые люди, которых пытается понять Самгин: Семион Диомидов, Варвара Антипова, Петр Маракуев, дядя Хрисанф — круг московской интеллигенции, отличающейся от петербургской подчеркнутой «русскостью». Пьянка на квартире Лютова. Дьякон-расстрига Егор Ипатьевский читает собственные стихи о Христе, Ваське и «неразменном рублике».

Суть в том, что русский человек и ненавистью служит Христу. Вопль Лютова: «Гениально!» Самгин опять-таки не находит места в этой среде. Приезд молодого Николая I и трагедия на Ходынском поле, где во время праздника коронации были задавлены сотни людей. Взгляд Самгина на толпу, которая напоминает «икру».

Ничтожность личной воли в эпоху всплеска массового психоза.

Окончательный разрыв Самгина с Лидией; её отъезд в Париж. Клим отправляется на Нижегородскую промышленную выставку и знакомится с провинциальной журналистской средой. Иноков — яркий газетчик и своеобразный поэт (вероятный прототип сам Горький). Приезд в Нижний царя, похожего на «Бальзаминова, одетого офицером…».

Самгин и газета. Дронов, Иноков, супруги Спиваки. Встреча с Томильным, проповедующим, что «путь к истинной вере лежит через пустыню неверия» (ницшевская мысль, близкая Самгину). Провинциальный историк Козлов — охранитель и монархист, отрицающий революцию, в том числе и революцию духа.

Встреча с Кутузовым, «возмутительно самоуверенным» и оттого похожим на своего антипода — Козлова. Кутузов о «революционерах от скуки», к которым относит всю интеллигенцию. Падение строящейся казармы как символ «прогнившего» строя. Параллельная сцена пиршества «отцов города» в ресторане. Обыск в квартире Самгина.

Беседа с жандармским ротмистром Поповым, который впервые дает Самгину понять, что революционером он никогда не станет.

Москва. Прейс и Тагильский — верхушка либеральной интеллигенции (возможные прототипы — «веховцы»). Приезд Кутузова (каждое его появление напоминает Самгину, что подлинная революция готовится где-то в стороне, а он и его окружение не принимают в ней участия). Рассуждения Макарова о философии Н. Ф. Федорова и о роли женщины в истории.

Смерть отца Самгина в Выборге. Встреча с братом. Арест Самгина и Сомовой. Допрос в полиции и предложение стать осведомителем. Отказ Самгина; странная неуверенность, что поступил правильно. Любовная связь с Варварой Антиповой; аборт.

Слова старой прислуги Анфимьевны (выражающей народное мнение) о молодых: «Чужого бога дети». Поездка Самгина в Астрахань и Грузию).

Москва, студенческие волнения возле Манежа. Самгин в толпе и его страх перед ней. Выручает Митрофанов — агент полиции. Поездка в деревню; сцена крестьянских грабежей. Страх Самгина перед мужиками. Новые волнения в Москве. Любовная связь с Никоновой (окажется полицейским осведомителем). Поездка в Старую Руссу; взгляд на царя через спущенные шторы вагона.

9 января 1905 г. в Петербурге. Сцены Кровавого воскресенья. Гапон и вывод о нем: «ничтожен поп». Самгин в тюрьме по подозрению в революционной деятельности. Похороны Баумана и всплески «черносотенной» психологии.

Москва, революция 1905 г. Сомова пытается организовать санитарные пункты для помощи раненым. Мысли Самгина о революции и Кутузове: «И прав!.. Пускай вспыхнут страсти, пусть все полетит к черту, все эти домики, квартирки, начиненные заботниками о народе, начетчиками, критиками, аналитиками…» Тем не менее он понимает, что такая революция отменит и его, Самгина.

Смерть Туробоева. Мысли Макарова о большевиках: «Так вот, Самгин, мой вопрос: я не хочу гражданской войны, но помогал и, кажется, буду помогать людям, которые её начинают. Тут у меня что-то… неладно» — признание духовного кризиса интеллигенции. Похороны Туробоева. Толпа черносотенцев и вор Сашка Судаков, который выручает Самгина, Алину Телепневу, Макарова и Лютова.

Баррикады. Самгин и боевые отряды. Товарищ Яков — предводитель революционной толпы. Казнь на глазах Самгина сыщика Митрофанова. Смерть Анфимьевны. Самгин понимает, что события развиваются помимо его воли, а он их невольный заложник.

Поездка в Русьгород по просьбе Кутузова за деньгами для большевиков. Разговор в поезде с пьяным поручиком, который рассказывает, как страшно стрелять в народ по приказу. Знакомство с Мариной Зотовой — богатой женщиной с «народным» образом мысли.

Ее рассуждения о том, что интеллигенция никогда не знала народ, что корни народной веры уходят в раскол и еретичество и это является скрытой, но истинной движущей силой революции. Кошмар «двойничества», преследующий Самгина и выражающий начало распада его личности. Убийство губернатора на глазах Самгина.

Встреча с Лидией, приехавшей из-за границы, окончательное разочарование Самгина в ней. философия Валентина Безбедова, знакомого Марины, отрицающего всякий смысл в истории. Девиз «не хочу» — третий «ключевой» мотив повести, выражающий неприятие Самгиным всего мироздания, в котором ему как бы нет места.

Читайте также:  Краткое содержание софокл аякс точный пересказ сюжета за 5 минут

Марина и старец Захарий — тип «народного» религиозного деятеля. Религиозные «радения» у Марины, которые подсматривает Самгин и которые окончательно убеждают его в своей оторванности от народной стихии.

Отъезд за границу.

Берлин, скука. Картины Босха в галерее, которые неожиданно совпадают с миропониманием Самгина (раздробленность мироздания, отсутствие ясного образа человека). Встреча с матерью в Швейцарии;

Взаимное непонимание. Самгин остается в круглом одиночестве. Самоубийство Лютова в Женеве; слова Алины Телепневой: «Удрал Володя…»

Париж. Встреча с Мариной Зотовой. Попов и Бердников, которые

Пытаются подкупить Самгина, чтобы он был их тайным агентом при Зотовой и сообщал о её возможной сделке с англичанами. Резкий отказ Самгина.

Возвращение в Россию. Убийство Марины Зотовой. Загадочные обстоятельства, с ним связанные. Подозрение падает на Безбедова, который все отрицает и странным образом погибает в тюрьме до начала суда.

Москва. Смерть Варвары. Слова Кутузова о Ленине как единственном истинном революционере, который видит сквозь будущее. Самгин и Дронов. Попытка организации новой газеты либерально-независимого толка. Разговоры вокруг сборника «Вехи»; мысли Самгина: «Конечно, эта смелая книга вызовет шум.

Удар колокола среди ночи. Социалисты будут яростно возражать. И не одни социалисты. «Свист и звон со всех сторон». На поверхности жизни вздуется еще десяток пузырей». Смерть Толстого.

Слова служанки Агафьи: «Лев-то Николаич скончался… Слышите, как у всех в доме двери хлопают? Будто испугались люди-то».

Мысли Самгина о Фаусте и Дон Кихоте как продолжение мыслей Ивана Тургенева в эссе «Гамлет и Дон-Кихот». Самгин выдвигает принцип не деятельного идеализма, а разумной деятельности.

Начало мировой войны как символ краха коллективного разума. Поездка Самгина на фронт в Боровичи. Знакомство с подпоручиком Петровым, символизирующим разложение боевого офицерства. Нелепое убийство Тагильского разозленным офицером. Кошмары войны.

Возвращение с фронта. Вечер у Леонида Андреева. Его слова: «Люди почувствуют себя братьями только тогда, когда поймут трагизм своего бытия в космосе, почувствуют ужас одиночества своего во вселенной, соприкоснутся прутьям железной клетки неразрешимых тайн жизни, жизни, из которой один есть выход — в смерть», — которые словно подводят черту под духовными поисками Самгина.

Февральская революция 1917 г. Родзянко и Керенский. Незавершенный финал. Неясность дальнейшей судьбы Самгина…

Источник: http://www.testsoch.info/pereskaz-proizvedeniya-maksima-gorkogo-zhizn-klima-samgina/

Краткое содержание «Жизнь Клима Самгина» Максима Горького

Иван Акимович Самгин – интеллигент, проповедующий идеи народничества, и увлекшийся ими до такой степени, что назвал своего новорожденного сына не как-нибудь, а Климом. Так в среде Варвар, Люб, Лидий и Борисов, появился Клим. В доме Ивана Самгина живет еще несколько детей, практически погодок Клима, но только он один старается выделиться из общего коллектива, что не всегда удается.

Первым учителем мальчика становится некий Томилин, он не всегда разделяет стремление Клима быть во всем первым, считая, что и другие дети заслуживают подобной участи. В какой-то момент погибают, провалившись под лед, товарищи Клима по играм – Борис и Варвара, это событие завершает первый акт пьесы, перенося читателя к гимназическим годам главного героя.

В гимназии Клим начинает испытывать первое юношеское влечение к молодой швее Рите. Девушка отвечает ему взаимностью, но как оказывается позже, исключительно, будучи куплена матерью Клима, опасавшейся за сексуальное здоровье сына.

Сама же Рита любит другого, некого Дронова. Здесь же в гимназии Клим понимает, что влюблен в Лидию, дочь квартировавшей у его отца семьи. Но в Лидию влюблен также и Макар – товарищ по учебе.

Однажды Клим спасает Макару жизнь, тот решается на самоубийство, страдая от неразделенных чувств.

Позже Клим жалеет о том, что предотвратил самоубийство, так как понимает, что у Макара больше шансов снискать симпатию Лидии.

Окончив гимназию, Клим отправляется в Петербург, где становится студентом, знакомится с новыми людьми и новыми течениями. Его старший брат Дмитрий и вовсе вступает в революционную борьбу. Новыми знакомыми Клима становятся Марина Премирова и Серафима Нехаева, последняя теряет голову от декадентства.

В кругу знакомых появляется революционер Кутузов, чертами лица напоминающий Ленина, Лиза Спивак и ее муж-музыкант, и Владимир Лютов – студент. Студенты переживают маленькие горести и радости, Лютов влюбляется в Алину Телепневу, но та отказывается выйти за него замуж, так как влюблена в аристократичного, но бедного Туробоева.

Несколько позже Клим и Лютов отправляются на отдых в деревню, где проводят дни в политических спорах и ловле сомов на горшок с горячей кашей. Лютов проповедует анархические идеалы, Клим не имеет никаких идеалов вовсе, так как не знает народной жизни, восхищается тем, чего не понимает. В это лето он терпит очередную неудачу в любви, Лидия все также отвергает его.

Вернувшись в Москву, Клим знакомится с новыми людьми, кутит с Лютовым, становится свидетелем несчастья на Ходынском поле, повлекшем за собой гибель сотен людей, пришедших посмотреть на коронацию. Клим приходит к выводу, что люди похожи на икру, поскольку их личная воля не существенна, тогда, когда имеет место массовое помешательство.

В Москве Клим подводит итог своих отношений с Лидией, последняя бросает все и уезжает во Францию. Клим отправляется в Нижний Новгород, где в это время проходит промышленная выставка, которую планирует посетить царь, более похожий на переодетого Бальзаминова.

Клим приобщается к журналистской среде, из-за его у него портятся отношения с властями, в квартире Клима происходит обыск, что позволяет ему осознать ничтожность его стремлений стать настоящим революционером.

В Москве у Клима развивается ощущение того, что настоящие революционные события происходят в стороне, не затрагивая его жизнь. Приезд Кутузова только усугубляет положение дел.

Где-то в Выборге умирает отец Клима, он отправляется на похороны, позже арестованный полицией как подозрительное лицо.

В полицейском участке Климу предлагают стать осведомителем, но он не соглашается, так как неуверен, что это правильно.

В это время у него возникают любовные отношения с Варварой Антиповой, некогда проживавшей в доме его отца. Любовь Антиповой и Клима скоротечна, и приводит к беременности, а затем и аборту.

Клим расстается с Варварой и отправляется в Астрахань, а затем и в Грузию. По приезду в Москву, Самгин оказывается в эпицентре студенческой забастовки.

До смерти испуганный Клим пытается выбраться из толпы, но самостоятельно не может этого сделать, вынужденный воспользоваться помощью полицейского агента Митрофанова.

Побег в деревню не принес Климу спокойствия, так как там он становится свидетельством мужицкого восстания, сопровождающегося жестокими сценами мародерства.

После Гапоновского восстания Клим оказывается в тюрьме, как лицо, подозреваемое в причастности. Мнение о Гапоне у Клима однозначное – это низкий и не примечательный человек. В 1905 году Самгин оказывается в эпицентре первой русской революции, втайне надеясь, что та разрушит все ненавистное ему.

В этот момент он начинает поддерживать большевиков, но до конца еще не проникся их идеалами, хоть и выполняя ряд поставленных перед ним поручений. В это же время наступает окончательное разочарование в Лидии. Самгин убеждается, что находится вдали от народа и его чаяний, он покидает Россию, перед этим сводя знакомство с некой Мариной Зотовой, придерживающейся народнических взглядов.

Недолго пробыв за границей, Клим возвращается на родину, продолжая искать себя, узнает о смерти Зотовой, умирают и другие знакомые, и не знакомые ему личности. Начинается Первая мировая и Революция, после которой нить дальнейшей судьбы Клима Самгина ускользает.

(No Ratings Yet)

Источник: http://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-zhizn-klima-samgina-maksima-gorkogo.html

Анализ романа «Жизнь Клима Самгина»

Анализ последнего четырехтомного романа “Жизнь Клима Самгина” выходит за рамки учебного пособия, однако надо сказать об особом его месте в горьковском наследии.

Сам писатель считал роман своей главной книгой и, как будто предвидя сегодняшние дискуссии, вкладывал, по свидетельству В.

Читайте также:  Краткое содержание жуковский лесной царь точный пересказ сюжета за 5 минут

Ходасевича в уста потомков следующий вердикт (и соглашался с ним): “Был такой писатель Максим Горький – очень много написал и все очень плохо, а если что и осталось от него, так это роман “Жизнь Клима Самгина”.

Над своим “завещанием”, как принято называть это самое значительное произведение М.Горького, он работал двенадцать лет – с 1925г. до последних дней своей жизни и говорил: “Я не могу не писать “Жизнь Клима Самгина”… Я не имею право умереть, пока не сделаю этого”. (Несмотря на условность этой фразы, она заставляет задуматься об обстоятельствах, ускоривших кончину Горького).

К сожалению, четвертый том писатель подготовить к печати сам не успел; остался недописанным финал.

Грандиозное художественное полотно, оправдавшее свое подзаглавие “Сорок лет” вобрало и синтезировало социальную проблематику всего предшествующего творчества писателя.

Как заметил Луначарский, в “Климе Самгине” Горький “приводит в порядок весь свой опыт” (“Писатель и политика”). Перечислим лишь некоторые из постоянных горьковских мотивов.

Заявленное еще в “Вассе Железновой” и “Деле Артамоновых” сомнение писателя в перспективах русского предпринимательства завершается образом Варавки.

Понимание того, что для русской ментальности характерно трагическое противостояние личности существующему миропорядку (Фома Гордеев, Егор Булычев и др.) воплотилось в образе Лютова.

Скептическое отношение к интеллигенции, претендующей быть “солью земли”, но не способной что-либо изменить в народной судьбе и равнодушной к ней, идет от Горького-драматурга 900-х г.г.

(“Дачники”, “Варвары”, “Дети солнца”) и реализовалась в главном герое романа и его ближайшем окружении (описание которого, кстати, вовсе не противоречит критическим суждениям о русской интеллигенции в знаменитых “Вехах”).

Крушение народнических иллюзий, показанное в начале романа, восходит к образу Евгении Мансуровой в “Жизни Матвея Кожемякина”.

Идущая от “Мещан” и “Матери” тема пролетарского движения раскрыта в патетических картинах первой русской революции и образе Степана Кутузова, только последний подан с более объективной и подчас нелицеприятной позиции. Подступами к итоговому роману справедливо считаются “Рассказы 1922-1924г.г.” с их не только социальной, но и экзистенциальной проблематикой. Но все это осталось бы лишь самоповторением, хотя и с важными дополнительными нюансами, если бы роман не стал большим художественным открытием, синтезирующим опыт и Достоевского, русской и мировой литературы первой трети ХХ века.

Это сказалось в расширении тематического диапазона – в изображении крупным планом русского сектантства, в пристальном внимании к проблемам пола (о значимости этих тем для русской литературы начала века уже говорилось выше) – а главное, в новых принципах художественного пересоздания жизни, о чем убедительно говорится в литературоведческих работах последних лет: С.Сухих, Л.Киселевой, А.Минаковой, за рубежом – Х.Иммендорфер и др.

Адекватному прочтению романа в советском литературоведении мешала, как убедительно показал С.Сухих, трактовка его как эпопеи, что разрушало художественную целостность повести (авторское определение жанра произведения об одном герое). На деле “движущаяся панорама десятилетий” (А.

Луначарский), и события, и персонажи – а их более 800 – поданы Горьким лишь через поток сознания одного героя. Такой гипертрофированный интерес к личности – характерная черта литературы серебряного века.

Уже фамилия “Самгин”, как обратил на это внимание Луначарский, заключало в себе “самость”, опору на себя, желание быть самим собой. То, что социальные вопросы ничтожны рядом с трагедией индивидуального бытия – кредо Самгина – автором с порога не отвергается.

Напротив, экзистенциальные мотивы его раскрытия делают образ Самгина нелицеприятно правдивым, объективно раскрывающим многие стороны человеческого характера.

 Вопреки утвердившемуся в советском литературоведении мнению Луначарского: Самгин “является во всем антиподом авторской личности” (“Самгин”). Начало нового прочтения романа после перестройки было положено тезисом Б.

Парамонова: Самгин – психологический автопортрет писателя, это бессознательное Горького, его тень, а на страницах “Учительской газеты” вопросом: “Что в Самгине от самого Горького?”.

Горький-человек в отличие от Самгина шел навстречу истории, но считал своим писательским долгом типизировать судьбу тех “средних” людей (а их большинство), кто видел в истории насилие над собой и предпринимал попытки, большей частью безуспешные, от нее укрыться.

Сюжетные и фабульные связи романа завязываются и развиваются так, будто художественный мир творится, как уже отмечено Л.Киселевой, без прямого авторского вмешательства, как бы сам по себе, объективно возникая из существующего хаоса. Эти связи возникают, говоря словами Горького, в “атмосфере мысли”. Отсюда определение романа как философской прозы.

“Жизнь Клима Самгина” – это идеологический роман в самом высоком смысле этого слова, раскрывающий насквозь идеологизированную жизнь общества в ХХ веке.

В идейных спорах героев прозвучало более 70 имен философов и политиков, более чем на 100 страницах упоминается Лев Толстой, на стольких же Достоевский и Леонид Андреев. Размышляет Самгин и о “Вехах”, и о “развенчанном” Горьком.

Активизация общественной жизни требует от человека социально-политического самоопределения, и если в глубине души этого нет, то человек вынужден актерствовать, играть – таков объективный вывод писателя.

Но все это становится фактом искусства благодаря художественности воплощения творческого замысла. Идиостиль автора “Самгина” формируют, как показано в современном горьковедении, специфические особенности его поэтики. Своеобразна, как показывает Л.

Киселева (13а), соотнесенность позиции героя и автора; ведущими представляются сквозные образы-лейтмотивы: развитие сюжета во многом определяют они, словесные образы, а не привычные для читателя логика характеров и событий. Необходимо также отметить двойничество героя (13), доведенное в картине сна до гротескного множества самгиных.

Как принцип отражения и осмысления мира главным героем выступает зеркальность (16) (вспомним Ницше: “Меж сотен зеркал сам себе неведом”); сквозь социально-актуальный слой романа, как показано А.

Минаковой, проступает мифопоэтический с его оппозицией Земля/Город, с новым пониманием сакрального и профанного пространства, центра и периферии (16; 93-100). Горький был прав в своем утверждении, что сокровенный смысл романа могут постичь только потомки.

Специальное исследование итоговому горьковскому роману посвятил С.И.Сухих.

Он подчеркнул, что дальнейшее осмысление трагического опыта революции меняет направление мысли Горького: от негативности оценок “кремлевских властителей” и революции сразу после эмиграции к попыткам оправдания революции по прошествии некоторого времени. Рассматривая взаимоотношения Горького и революции на материале романа “Жизнь Клима Самгина”, С.И.

Сухих приходит к выводу, что “в романе показана неизбежность победы марксистов над идейными противниками и в силу железной логики учения, и в силу непоколебимой уверенности в своей правоте, и в результате несокрушимой твердости в действиях (…), понятности и привлекательности их идей и лозунгов для массы….

В изображении Горького путь России к революции и к победе большевиков показан как неизбежность (…) Горький как идеолог может “оправдать” большевизм, как художник с “честными глазами” – он просто показывает, что такое большевизм, как и благодаря чему он побеждал и каковы были люди, делавшие историю.

Большевизм оказывается в “Жизни Клима Самгина” единственной силой, способной перевернуть судьбу России, – и это историей подтверждено.

Но в романной полифонии сила эта высвечена со всех сторон, в том числе читатель не может не видеть, что для большевиков в высшей степени свойственны и способность фанатического превращения идеи в веру, и непримиримость, нетерпимость, отбрасывание с порога и подавление любых оппонирующих им идей, в том числе и таких, которые, как показала та же история, отбрасывать и подавлять было катастрофически опасно” (34; 188-189).

Отношение писателя к революции составляет сердцевину трагедии Максима Горького и неотделимо от всех его духовных “метаморфоз” и судьбы его наследия, – справедливо считает С.И.Сухих.- “Триумф революции стал триумфом Горького, а когда революция обернулась трагедией страны, это осознается и как трагедия Максима Горького – ее провозвестника и глашатая, ее трубадура и ее жертвы” (34; 3)

Источник: http://www.rlspace.com/analiz-romana-zhizn-klima-samgina/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector