Краткое содержание коняга салтыкова-щедрина точный пересказ сюжета за 5 минут

М. Салтыков-Щедрин

Краткое содержание Коняга Салтыкова-Щедрина точный пересказ сюжета за 5 минутИскусство и развлечения 13 апреля 2015

Сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина, написанные преимущественно в 80-е годы XIX века (их часто называют политическими), стали сатирой на существовавшие в России порядки.

Описанию положения русского мужика посвящено произведение «Коняга», особенность которого в том, что автор за образом несчастного животного показывает угнетенного рабством человека.

Важным моментом является то, что Коняга символизирует в сказке одновременно и несокрушимую силу народа, и его забитость и нежелание сопротивляться установившемуся режиму. Символичны и образы Пустоплясов, за которыми скрываются основные слои русского общества середины XIX века.<\p>

Как живет Коняга

Краткое содержание сказки начинается с описания самого животного. Нелегкая досталась ему доля. Вот выпряг его мужик, дал покормиться, а Коняга лег у дороги и дремлет. Трудная полоса сегодня выдалась: одни камешки – едва на пару с мужиком одолели.

Вид у Коняги неприглядный: плечи истерлись, ребра выпирают, ноги разбиты, грива свалялась, вечно понурый ходит. А все от работы непосильной – круглый год под хомутом – и еды несносной. Летом еще травки где ухватить можно, а зимой лишь прелая солома. Вот и приходится мужику его по весне жердями поднимать.

Таким изображает героя сказки «Коняга» Салтыков-Щедрин.

Краткое содержание вступления дополнит картина жизни хозяина животины. Мужик у Коняги добрый, даром не калечит, окриком поднять старается. Скотина передними ногами упирается, задними забирает, голову к груди прижимает; глядишь – и пошла. А мужик сзади на соху налегает, сил не жалеет. Полосу пройдут, и обоим кажется, будто смерть пришла. Но нет – отошли. И так каждый день.

Непосильная задача

Сказка «Коняга», краткое содержание которой здесь приводится, продолжается описанием полей, что раскинулись по обе стороны дороги. Нет им конца, плотным кольцом окружили они деревню.

Вот движется на нескончаемом пространстве фигурка крестьянина, а потом вдруг пропадет, словно поле ее засосало. Веками пытаются разгадать, как победить эту сказочную силу, мужик и Коняга.

От рождения и до самой могилы бьются над тем, как освободиться из плена, в котором оказались, но все напрасно. И нет спасения им от изнуряющей работы.

Видео по теме

В агонии

Описанием «отдыха» продолжается краткое содержание. Щедрин (Коняга у него символизирует еще и самого крестьянина) описывает мучительное состояние дремлющего (или умирающего от непосильного труда) животного. Лежит он на самом солнцепеке, над ним кружат тучи насекомых. Но измученный Коняга почти не реагирует на их укусы.

Что-то громадное, то черное, то огненное, проносится перед его глазами и словно тянет за собой в бездонную глубину. И вдруг опять возникает безграничное поле.

Вот оно только народилось и стоит цветущее… А вот уже снова помертвевшее, под белым саваном… И как нет края полю, так нет конца кабале и мучениям… Так одну за другой описывает невеселые картинки жизни в рабстве Салтыков.

Коняга (краткое содержание позволяет это понять) родился лишь для одной цели – тяжелого физического труда. И все, что происходит вокруг, делается только для того, чтобы дать ему возможность выполнять эту самую работу. Корма и отдыха отпущено ровно столько, чтобы хватило сил встать. И до новых ран никому нет дела.

Не благополучие его, а способность выносить иго работы – лишь это беспокоит окружающих на протяжении многих веков. Вот и получается, что Коняга (краткое содержание описывает его недолгую жизнь как бесконечность) и не живет, и не умирает.

У него остается лишь надежда, что кто-нибудь в будущем сможет ответить на вопрос о том, почему именно ему дано такое существование?

Притча о Пустоплясах

А пока Коняга лежит в полузабытьи, мимо проходят его собратья. Мало кто скажет, что когда-то он, «неотесанный и бесчувственный», и Пустопляс, «вежливый и чувствительный», родились от одного отца.

Долго терпел родитель первого, но однажды рассудил: «Коняге – солома, а Пустоплясу – овес».

С тех пор и повелось, что один впроголодь живет и от работы изнывает, а другой – в теплом стойле да на сыте медовой нежится.

Продолжает сказку «Коняга» краткое содержание разговоров, которые вели Пустоплясы, глядя на бессмертие – ничем его не проберешь! – своего сородича. Один отметил, что в Коняге от тяжелой работы много здравого смысла накопилось, потому он смирнехонек и дело свое делает.

Второй не согласился: велики в нем «жизнь духа и дух жизни», потому никакой палкой его не сокрушишь. Третий сказал, что Коняга «настоящий труд» нашел для себя, он-то и дает ему устойчивость, которую века рабства не смогли победить.

Четвертый же уверен в другом: он испокон веков такую жизнь ведет и настолько к ней привык, что иной раз кажется, нет уж сил встать, ан нет, кнутом его взгреешь, и он тут же оживет и пойдет дело делать, к которому приставлен.

«Н-но, каторжный, шевелись!»

Пока ведутся эти пустые разговоры, мужик проснется да призовет Конягу к работе простыми словами. И вот уже Пустоплясы в восторге от того, как тот упирается, а задними ногами загребает. Вот, кричат, учиться у кого надо! Вот кому подражать следует! А сами-то подгоняют: «Н-но, каторжный, н-но!» Так заканчивает сказку «Коняга» Салтыков-Щедрин.

Краткое содержание передает лишь основные моменты повествования, однако, чтобы понять идейный замысел автора, необходимо познакомиться с полным текстом произведения.

Источник: fb.ruИдёт загрузка…Искусство и развлечения
“Карась-идеалист”: краткое содержание сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина. Анализ

Хорошо ли быть идеалистом? Этот вопрос ставится Салтыковым-Щедриным в его сказке «Карась-идеалист» с практических позиций. Философский идеализм русским классиком даже не рассматривается. Итак, не откладыва…

Искусство и развлечения
Краткое содержание сказки «Морозко» А. Афанасьева

Все мы любим русские народные сказки. «Морозко» (краткое содержание версии А. Афанасьева предложено ниже) – одна из тех сказок, которые имеют огромное количество интерпретаций. Классики русской литер…

Искусство и развлечения
Гофман «Щелкунчик и мышиный король», краткое содержание. Сказка возможна: надо только верить

В немецком романтизме трудно найти более противоречивого художника, чем Гофман. Юрист, композитор, музыкальный критик, карикатурист, писатель, Эрнст Теодор Амадей Гофман известен своими романтическими, фантастическими…

Искусство и развлечения
М. Шолохов, “Алешкино сердце”. Краткое содержание рассказа

Событиям революции, Первой мировой и Гражданской войны М. Шолохов посвятил цикл небольших по объему произведений под названием «Донские рассказы». «Алешкино сердце» – краткое содержание приводи…

Искусство и развлечения
Анализ и краткое содержание “Сказки о потерянном времени” Евгения Шварца

О чем это произведение писателя-сказочника Евгения Шварца? Как известно, он написал несколько философских сказок за всю свою жизнь, среди которых, например, «Обыкновенное чудо». А всего Шварц выпустил боле…

Искусство и развлечения
Лермонтов, “Ашик-Кериб”. Краткое содержание сказки

Сказку «Ашик-Кериб» Михаил Юрьевич Лермонтов написал во время ссылки на Кавказе, где он сразу увлекся изучением народного фольклора. И неудивительно. Природа гордого Кавказа с его красивыми и живописными п…

Искусство и развлечения
«Крошечка-Хаврошечка»: краткое содержание сказки

Русский народ – это хранитель удивительнейшего клада, который называется фольклором. Туда входят загадки, потешки, пословицы, поговорки и, самое главное, – сказки.Русские народные сказки – &la…

Искусство и развлечения
«Белая цапля». Краткое содержание сказки

Сказки бывают народными и придуманными конкретным автором. “Белая цапля” – сказка, написанная Телешовым Николаем Дмитриевичем (1867-1957 гг). Это произведение заставит читателя сопереживать и понять, к какой гло…

Искусство и развлечения
“Финист – ясный сокол”: краткое содержание сказки

Одна из самых интересных русских народных сказок – «Финист – Ясный Сокол». Краткое содержание поведает читателю о сюжете, познакомит с главными действующими лицами, некоторые уточнения помогут лучше …

Искусство и развлечения
«Василиса Прекрасная»: краткое содержание сказки

Любая сказка по-своему уникальна и неповторима. Сюжетная линия захватывающая, оригинальная. В детстве родители неоднократно читали детям историю, которая называется «Василиса Прекрасная». Русская народная …

Источник: http://monateka.com/article/128300/

Сказка Коняга

Это известный рассказ Салтыкова-Щедрина, где под измученной работой конягой автор подразумевает несчастный простой народ. Крестьянин и коняга трудятся из дня в день, но ничего не получают кроме жуткой усталости. Брат коняги Пустопляс только и занимается, что ведет рассуждения о жизни народа, но за это получает и кров теплый, и овес…

Сказка Коняга скачать: 

Сказка Коняга читать

Коняга лежит при дороге и тяжко дремлет. Мужичок только что выпряг его и пустил покормиться. Но Коняге не до корма. Полоса выбралась трудная, с камешком: в великую силу они с мужичком ее одолели.

Коняга – обыкновенный мужичий живот, замученный, побитый, узкогрудый, с выпяченными ребрами и обожженными плечами, с разбитыми ногами.

Голову Коняга держит понуро; грива на шее у него свалялась; из глаз и ноздрей сочится слизь; верхняя губа отвисла, как блин. Немного на такой животине наработаешь, а работать надо. День-деньской Коняга из хомута не выходит.

Летом с утра до вечера землю работает; зимой, вплоть до ростепели, “произведения” возит.

А силы Коняге набраться неоткуда: такой ему корм, что от него только зубы нахлопаешь.

Летом, покуда в ночную гоняют, хоть травкой мяконькой поживится, а зимой перевозит на базар “произведения” и ест дома резку из прелой соломы.

Весной, как в поле скотину выгонять, его жердями на ноги поднимают; а в поле ни травинки нет; кой-где только торчит махрами сопрелая ветошь, которую прошлой осенью скотский зуб ненароком обошел.

Худое Конягино житье. Хорошо еще, что мужик попался добрый и даром его не калечит. Выедут оба с сохой в поле:

“Ну, милый, упирайся!” – услышит Коняга знакомый окрик и понимает. Всем своим жалким остовом вытянется, передними ногами упирается, задними – забирает, морду к груди пригнет.

“Ну, каторжный, вывози!” А за сохой сам мужичок грудью напирает, руками, словно клещами, в соху впился, ногами в комьях земли грузнет, глазами следит, как бы соха не слукавила, огреха бы не дала. Пройдут борозду из конца в конец – и оба дрожат: вот она, смерть, пришла! Обоим смерть – и Коняге и мужику; каждый день смерть.

Пыльный мужицкий проселок узкой лентой от деревни до деревни бежит; юркнет в поселок, вынырнет и опять неведомо куда побежит. И на всем протяжении, по обе стороны, его поля сторожат. Нет конца полям; всю ширь и даль они заполонили; даже там, где земля с небом слилась, и там все поля.

Читайте также:  Краткое содержание пушкин бахчисарайский фонтан точный пересказ сюжета за 5 минут

Золотящиеся, зеленеющие, обнаженные – они железным кольцом охватили деревню, и нет у нее никуда выхода, кроме как в эту зияющую бездну полей. Вон он, человек, вдали идет; может, ноги у него от спешной ходьбы подсекаются, а издали кажется, что он все на одном месте топчется, словно освободиться не может от одолевающего пространства полей.

Не вглубь уходит эта малая, едва заметная точка, а только чуть тускнеет. Тускнеет, тускнеет и вдруг неожиданно пропадет, точно пространство само собой ее засосет.

Из века в век цепенеет грозная, неподвижная громада полей, словно силу сказочную в плену у себя сторожит.

Кто освободит эту силу из плена? Кто вызовет ее на свет? Двум существам выпала на долю эта задача: мужику да Коняге.

И оба от рождения до могилы над этой задачей бьются, пот проливают кровавый, а поле и поднесь своей сказочной силы не выдало, – той силы, которая разрешила бы узы мужику, а Коняге исцелила бы наболевшие плечи.

Лежит Коняга на самом солнечном припеке; кругом ни деревца, а воздух до того накалился, что дыханье в гортани захватывает. Изредка пробежит по проселку вихрами пыль, но ветер, который поднимает ее, приносит не освежение, а новые и новые ливни зноя.

Оводы и мухи, как бешеные, мечутся над Конягой, забиваются к нему в уши и в ноздри, впиваются в побитые места, а он – только ушами автоматически вздрагивает от уколов. Дремлет ли Коняга, или помирает – нельзя угадать. Он и пожаловаться не может, что все нутро у него от зноя да от кровавой натуги сожгло.

И в этой утехе бог бессловесной животине отказал.

Дремлет Коняга, а над мучительной агонией, которая заменяет ему отдых, не сновидения носятся, а бессвязная подавляющая хмара. Хмара, в которой не только образов, но даже чудищ нет, а есть громадные пятна, то черные, то огненные, которые и стоят и движутся вместе с измученным Конягой, и тянут его за собой все дальше и дальше в бездонную глубь.

Нет конца полю, не уйдешь от него никуда! Исходил его Коняга с сохой вдоль и поперек, и все-таки ему конца-краю нет. И обнаженное, и цветущее, и цепенеющее под белым саваном – оно властно раскинулось вглубь и вширь, и не на борьбу с собою вызывает, а прямо берет в кабалу.

Ни разгадать его, ни покорить, ни истощить нельзя: сейчас оно помертвело, сейчас – опять народилось. Не поймешь, что тут смерть и что жизнь. Но и в смерти и в жизни первый и неизменный свидетель – Коняга. Для всех поле раздолье, поэзия, простор; для Коняги оно – кабала.

Поле давит его, отнимает у него последние силы и все-таки не признает себя сытым. Ходит Коняга от зари до зари, а впереди его идет колышущееся черное пятно и тянет, и тянет за собой.

Вот теперь оно колышется перед ним, и теперь ему, сквозь дремоту, слышится окрик: “Ну, милый! Ну, каторжный! Ну!”

Никогда не потухнет этот огненный шар, который от зари до зари льет на Конягу потоки горячих лучей; никогда не прекратятся дожди, грозы, вьюги, мороз… Для всех природа – мать, для него одного она – бич и истязание. Всякое проявление ее жизни отражается на нем мучительством, всякое цветение – отравою.

Нет для него ни благоухания, ни гармонии звуков, ни сочетания цветов; никаких ощущений он не знает, кроме ощущения боли, усталости и злосчастия.

Пускай солнце наполняет природу теплом и светом, пускай лучи его вызывают к жизни и ликованию – бедный Коняга знает о нем только одно: что оно прибавляет новую отраву к тем бесчисленным отравам, из которых соткана его жизнь.

Нет конца работе! Работой исчерпывается весь смысл его существования; для нее он зачат и рожден, и вне ее он не только никому не нужен, но, как говорят расчетливые хозяева, представляет ущерб.

Вся обстановка, в которой он живет, направлена единственно к тому, чтобы не дать замереть в нем той мускульной силе, которая источает из себя возможность физического труда. И корма и отдыха отмеривается ему именно столько, чтобы он был способен выполнить свой урок.

А затем пускай поле и стихии калечат его – никому нет дела до того, сколько новых ран прибавилось у него на ногах, на плечах и на спине. Не благополучие его нужно, а жизнь, способная выносить иго работы.

Сколько веков он несет это иго – он не знает; сколько веков предстоит нести его впереди – не рассчитывает. Он живет, точно в темную бездну погружается, и из всех ощущений, доступных живому организму, знает только ноющую боль, которую дает работа.

Самая жизнь Коняги запечатлена клеймом бесконечности. Он не живет, но и не умирает. Поле, как головоног, присосалось к нему бесчисленными щупальцами и не спускает его с урочной полосы. Какими бы наружными отличками не наделил его случай, он всегда один и тот же: побитый, замученный, еле живой.

Подобно этому полю, которое он орошает своею кровью, он не считает ни дней, ни лет, ни веков, а знает только вечность. По всему полю он разбрелся, и там и тут одинаково вытягивается всем своим жалким остовом, и везде все он, все один и тот же, безымянный Коняга. Целая масса живет в нем, неумирающая, нерасчленимая и неистребимая.

Нет конца жизни – только одно это для этой массы и ясно. Но что такое сама эта жизнь? Зачем она опутала Конягу узами бессмертия? Откуда она пришла и куда идет? – вероятно, когда-нибудь на эти вопросы ответит будущее…

Но, может быть, и оно останется столь же немо и безучастно, как и та темная бездна прошлого, которая населила мир привидениями и отдала им в жертву живых.

Дремлет Коняга, а мимо него пустоплясы проходят. Никто, с первого взгляда, не скажет, что Коняга и Пустопляс – одного отца дети. Однако предание об этом родстве еще не совсем заглохло.

Жил, во времена оны, старый конь, и было у него два сына: Коняга и Пустопляс. Пустопляс был сын вежливый и чувствительный, а Коняга – неотесанный и бесчувственный.

Долго терпел старик Конягину неотесанность, долго обоих сыновей вел ровно, как подобает чадолюбивому отцу, но наконец рассердился и сказал: “Вот вам на веки вечные моя воля: Коняге – солома, а Пустоплясу – овес”. Так с тех пор и пошло.

Пустопляса в теплое стойло поставили, соломки мяконькой постелили, медовой сытой напоили и пшена ему в ясли засыпали; а Конягу привели в хлев и бросили охапку прелой соломы: “Хлопай зубами. Коняга! А пить – вон из той лужи”.

Совсем было позабыл Пустопляс, что у него братец на свете живет, да вдруг с чего-то загрустил и вспомнил. “Надоело, говорит, мне стойло теплое, прискучила сыта медовая, не лезет в горло пшено ярое; пойду, проведаю, каково-то мой братец живет!”

Смотрит – ан братец-то у него бессмертный! Бьют его чем ни попадя, а он живет; кормят его соломою, а он живет! И в какую сторону поля ни взгляни, везде все братец орудует; сейчас ты его здесь видел, а мигнул глазом – он уж вон где ногами вывертывает. Стало быть, добродетель какая-нибудь в нем есть, что палка сама об него сокрушается, а его сокрушить не может!

И вот начали пустоплясы кругом Коняги похаживать.

Один скажет:

– Это оттого его ничем донять нельзя, что в нем от постоянной работы здравого смысла много накопилось. Понял он, что уши выше лба не растут, что плетью обуха не перешибешь, и живет себе смирнехонько, весь опутанный пословицами, словно у Христа за пазушкой. Будь здоров. Коняга! Делай свое дело, бди!

Другой возразит:

– Ах, совсем не от здравого смысла так прочно сложилась его жизнь! Что такое здравый смысл? Здравый смысл, это – нечто обыденное, до пошлости ясное, напоминающее математическую формулу или приказ по полиции. Не это поддерживает в Коняге несокрушимость, а то, что он в себе жизнь духа и дух жизни носит! И покуда он будет вмещать эти два сокровища, никакая палка его не сокрушит!

Третий молвит:

– Какую вы, однако, галиматью городите! Жизнь духа, дух жизни – что это такое, как не пустая перестановка бессодержательных слов? Совсем не потому Коняга неуязвим, а потому, что он “настоящий труд” для себя нашел.

Этот труд дает ему душевное равновесие, примиряет его и со своей личною совестью и с совестью масс, и наделяет его тою устойчивостью, которую даже века рабства не могли победить! Трудись, Коняга! Упирайся! Загребай! И почерпай в труде ту душевную ясность, которую мы, пустоплясы, утратили навсегда.

А четвертый (должно быть, прямо с конюшни от кабатчика) присовокупляет:

– Ах, господа, господа! Все-то вы пальцем в небо попадаете! Совсем не оттого нельзя Конягу донять, чтобы в нем особенная причина засела, а оттого, что он спокон веку к своей доли привычен. Теперича хоть целое дерево об него обломай, а он все жив.

Вон он лежит – кажется, и духу-то в нем нисколько не осталось, – а взбодри его хорошенько кнутом, он и опять ногами вывертывать пошел. Кто к какому делу приставлен, тот то дело и делает. Сосчитайте-ка, сколько их, калек этаких, по полю разбрелось – и все как один.

Калечьте их теперича сколько угодно – их вот ни на эстолько не убавится. Сейчас – его нет, а сейчас – он опять из-под земли выскочил.

И так как все эти разговоры не от настоящего дела завелись, а от грусти, то поговорят-поговорят пустоплясы, а потом и перекоряться начнут. Но, на счастье, как раз в самую пору проснется мужик и разрешит все споры словами:

– Н-но, каторжный, шевелись!

Тут уж у всех пустоплясов заодно дух от восторга займется.

– Смотрите-ка, смотрите-ка! – закричат они вкупе и влюбе, – смотрите, как он вытягивается, как он передними ногами упирается, а задними загребает! Вот уж именно дело мастера боится! Упирайся, Коняга! Вот у кого учиться надо! Вот кому надо подражать! Н-но, каторжный, н-но!

Читайте также:  Краткое содержание островский таланты и поклонники точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://aababy.ru/skazki/russkie-skazki/saltykov-shchedrin-me/skazka-konyaga

Краткое содержание Премудрый пескарь Салтыков-Щедрин

Жил-был “просвещенный, умеренно либеральный” пескарь. Умные родители, умирая, завещали ему жить, глядя в оба. Пескарь понял, что ему отовсюду грозит беда: от больших рыб, от соседей-пескарей, от человека (его собственный отец однажды едва не был сварен в ухе).

Пескарь построил себе нору, куда никто, кроме него, не помещался, ночью выплывал за едой, а днем “дрожал” в норе, недосыпал, недоедал, но изо всех сил берег свою жизнь. Пескарю снится сон о выигрышном билете в 200 тысяч. Его подстерегают раки, щуки, но он избегает смерти.

У пескаря нет семьи: “самому бы прожить”. “И прожил премудрый пескарь таким родом с лишком сто лет. Все дрожал, все дрожал. Ни друзей у него, ни родных; ни он к кому, ни к нему кто.

В карты не играет, вина не пьет, табаку не курит, за красными девушками не гоняется – только дрожит да одну думу думает: “Слава богу! кажется, жив!” Даже щуки хвалят пескаря за спокойное поведение, надеясь, что он расслабится и они его съедят. Пескарь не поддается ни на какие провокации.

Пескарь прожил сто лет. Размышляя над щучьими словами, он понимает, что, если бы все жили как он, пескари бы перевелись (нельзя жить в норе, а не в родной стихии; нужно нормально есть, иметь семью, общаться с соседями). Жизнь же, которую ведет он, способствует вырождению. Он относится к “бесполезным пескарям”. “Никому от них

ни тепло, ни холодно, никому ни чести, ни бесчестия, ни славы, ни бесславия… живут, даром место занимают да корм едят”. Пескарь решает раз в жизни вылезти из норы и нормально проплыть по реке, но пугается. Даже умирая, пескарь дрожит.

Никому до него нет дела, никто не спрашивает его совета, как прожить сто лет, никто не называет его премудрым, а скорее “остолопом” и “постылым”.

В конце концов пескарь исчезает неизвестно куда: ведь он не нужен даже щукам, хворый, умирающий, да еще и премудрый.

Вариант 2

Жил однажды умный пескарь. Родители у этого пескаря были умные, а когда пришло время им умирать, то завещали ему жить, но глядеть в оба. Он понял, что кругом и везде ему грозит беда.

Тогда пескарь решил построить себе такую нору, чтобы никто из любопытства там не помещался, кроме пескаря. Так уж случалось, что ночью он выплывал покормиться, а днем находился в норе и отдыхал. Так пескарь не досыпал, не доедал и берег свою жизнь, старался.

Семьи у него нет, но прожил пескарь-мудрый сто с лишним лет. Один он был на всем свете и дрожал. И не было у него ни друзей, ни родных. В карты он не играет, вина не пьет, табаку не курит, да и за девушками не гоняется. Пескарь дрожит и радуется, что жив.

Щуки хвалят пескаря за его спокойное поведение и ждут, когда он расслабится, тогда они его скушают. Но пескарь не поддается ни на какие уговоры. Пескарь думает, что если бы все жили, как он, то не стало бы пескарей. Он относится к бесполезным пескарям. От таких пескарей никому нет никакой пользы, ни бесчестия, ни бесславия, даром только живут и корм едят.

Решился пескарь вылезти из норы и поплыть по реке. Но страшно. Нет никому до него дела. И никто не называет его премудрым. Пескарь вдруг исчезает неизвестно куда, и щукам он не нужен, больной и умирающий, но еще премудрый.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-premudryj-peskar-saltykov-shhedrin/

Краткое содержание «Дикий помещик» Михаила Салтыкова-Щедрина

Жил в одном из уездов богатый, жадный помещик. Был он любителем почитать газету «Весть» да крестьянина до нитки обобрать.

И вот однажды пришла в голову барина мужика из ближайшей округи истребить. Думал глупец, думал, как мужика изгнать и решил взять его мором. На всё был наложен великий запрет, даже на воду текущую в реке. Ни к чему нельзя было подступиться бедному крестьянину: всё во владении спесивого глупца находилось.

И взмолился тогда народ Богу об освобождении от ненасытного самодура. Услышал Всевышний молитвы людей и освободил их от жизни рядом с ненасытным владельцем и тираном.

Просыпается как-то утром помещик, выходит на балкон, а кругом не души мужицкой. Втягивает ноздрями воздух – чистый, не пахнет простолюдинами!

Обрадовался толстый дурак невероятно и стал планы строить, как он без крестьянина припеваючи заживёт.

Задумал безголовый театр обосновать. Пригласил он трупу актёров, чтобы они спектакли ставили для него.

Приезжают артисты и смотрят, что во владениях барина ни одного крестьянина! Диву даются и спрашивают у недалёкого помещика: куда ж он всех своих простолюдинов дел? На что ответил сибарит, что мольбами изгнал из своих владений бедняков, так как жизни они ему не давали никакой. Посмеялись актёры над чудаковатым барином и уехали.

Приезжают к горе-барину генералы в гости и дивятся, отчего в поместье воздух такой свежий и чистый. Открыл им тогда тайну хозяин, как народ из округи изгнал. Пришло время потчевать гостей.

Достаёт из закромов пряников да леденцов угощать важных персон. Снова генералы диву даются и говорят, что неплохо бы и мясом перекусить.

Только откуда ж взяться дичи такой, раз помещик весь крестьянский народ разогнал! Не барское это дело, чтобы самому такое лакомство добывать.

Смотрят гости, что хозяин совсем с головой не дружит, и убрались восвояси.

А твердолобый дворянин всё мечтам придаётся о том, какие он прекрасные сады разведет, а плоды с деревьев сами в рот ему падать будут. Днём и ночью он придавался своим эфемерным желаниям, пока не стал замечать, что хозяйство его потихоньку грязью зарастает.

Вокруг дома всё сорняком обросло, да и сам он стал порослью покрываться. Нет-нет да вспомнит мужика тупоголовый барин.

Но стоит ему взять в руки газету «Весть», как сразу он начинает представлять, как во всех колонках пишут о стойком помещике в округе, который мужика изгнал, и живёт один припеваючи.

Даже сны ему стали снится о том, как он в рай попал за свои доблестные заслуги.

Но проходит некоторое время и заскучал владелец сиротливого поместья. Стал просить Бога, чтобы хоть какую душу в его края занесло.

Накликал он на свою голову капитана-исправника, чему очень обрадовался вначале. И думает, как бы гостя пряником печатным угостить. Но не за этим приехал посетитель. Прослышал он, что глупый дворянин изгнал весь простой люд из краёв своих.

Напоминает слуга государев помещику, что надобно налог за крестьян заплатить. На что глупец ему отвечает, что мужиков у него теперь нет, соответственно, и платить ему нечем.

Махнул рукой капитан-исправник, сказал хозяину, что он дурак, так и уехал ни с чем.

Призадумался тогда барин над словами гостя: третий человек уже его дураком называет!

Но при мысли, что из-за него другие люди страдают, так как нет в селениях мужика, даже фыркнул от умиления. Иногда не родиевому барину становилось совсем тоскливо, и он вспоминал своего слугу Сеньку. Но затем к нему снова возвращалась твёрдость духа и он решает, что лучше одичать, чем вновь жить в окружении простолюдинов.

Так проходит время и стал барин постепенно, действительно, дичать…. Всё тело его покрылось волосами, и наступивших морозов он уже не чувствовал. Одичавший помещик решил передвигаться лишь на четвереньках и нашёл этот способ довольно-таки удобным.

До того дошло, что перестал он говорить на людском языке и произносить членораздельные фразы более не мог. Стал ему другом обитавший в окрестностях медведь, с которым он и стал общаться, да на зайца ходить.

Но медведь и тот считает бывшего помещика наиглупейшим человеком.

Тем временем капитан-исправник смолчать не смог и сообщил о произошедшем событии в Губернию. Встревожила данная ситуация начальство и решили они вернуть крестьян в их поселения, а дикого помещика изловить и привести в человеческий облик.

Удалось вернуть мужиков в уезд, а зачинщика данного происшествия изловить. Упёртого барина выкупали, волосы, и прочие части тела подстригли, снова стал глупец на человека похож. Оставили его под строгим наблюдением и надзором его мужика Сеньки и строго-настрого запретили читать газеты.

Только не нравится ему такая жизнь, вспоминает он лес и как на зайца с медведем ходил. Проходят дни помещика в занятии раскладывания гранпасьянса. Умываться он и по сей день не любит и делает это только по принуждению. Разговаривать вновь дворянин так и не научился.

(1 votes, average: 5.00

Источник: http://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-dikij-pomeshhik-mixaila-saltykova-shhedrina.html

Анализ сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина «Коняга»

    Сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина – отклик на социально-общественные события, происходившие в России второй половины 19 века. В них воплощена вся боль писателя о судьбах народа, о его бесправии и бессилии, о гнете со стороны тех «градоначальников», о которых писал сатирик в «Истории одного города».

    Живые образы служили основой всех произведений Салтыкова-Щедрина. Его сказки не стали исключением: за животными, главными персонажами многих сказок писателя, скрыты вполне реальные человеческие лица. Любопытно, что и сейчас сказки великого сатирика не утрачивают своей актуальности, они по-прежнему востребованы читателем как произведения высоко художественные и злободневные.

    Одной из сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина является «Коняга» – сказка, в которой нашла отражение вся боль писателя за свою родину.

Коняга – символ крестьянина, символ народа и страны, униженных несправедливым политическим режимом и подавленных зверской эксплуатацией.

Деревенское зеленеющее поле радует глаз, труд – источник довольства и самоуважения для крестьянина. Так должно быть, по мнению Салтыкова-Щедрина, но так никогда не было на самом деле.

    Тощие поля были ареной каждодневных мучений Коняги, «обыкновенного мужичьего живота, замученного, побитого, узкогрудого, с выпяченными ребрами и обожженными плечами, с разбитыми ногами». Никто другой никогда не писал об этих полях так, как это делал Щедрин.

Просторы этих полей не раскрывали дороги в мир, а держали мужика, как в тюрьме. Их зелень сулила сытость кому угодно – барину, чиновнику, купцу, зарубежному покупателю, но только не мужику, не Коняге.

Читайте также:  Краткое содержание родари путешествие голубой стрелы точный пересказ сюжета за 5 минут

Для Коняги и мужика эти поля были каторгой, длящейся из года в год, без передышки и без надежды на будущее: «Нет конца полям: всю жизнь и даль они заполнили, даже там, где земля с небом слилась, и там все поля.

Золотящиеся, зеленеющие, обнаженные – они железным кольцом охватили деревню и нет у нее выхода, кроме как в эту зияющую бездну полей… Для всех поле – раздолье, поэзия, простор; для Коняги оно – кабала». Не было конца работе Коняги, и ничего он не получал за эту работу, кроме боли, усталости и злосчастия.

    Был у Коняги брат – Пустопляс. Пустопляс – тоже конь, но ему достались не труд и голод, а овес, медовая сыта и теплое стойло. Пустоплясы не только жили за счет Коняги, они еще вели о нем ученые разговоры. Разговоры эти, занимающие всего-навсего страницу, сатирически передают суть споров о народе, ведущихся в среде интеллигенции в восьмидесятые годах 19 века.

    Пустоплясы сами поражались несокрушимости Коняги: «Бьют его чем ни попадя, а он живет; кормят его соломою, а он живет!». Либерал видел причину несокрушимости Коняги в следовании либеральным правилам: «уши выше лба не растут», «плетью обуха не перешибешь».

Славянофил объяснял безмерную выносливость Коняги тем, что «он в себе жизнь духа и дух жизни носит».

Народник видел в Коняге осуществление идеала «настоящего труда»: «Этот труд дает ему душевное равновесие, примиряет его и со своей личной совестью, и с совестью масс, и наделяет его устойчивостью, которую даже века рабства не могли победить!»

    Четвертый пустопляс, выражая «идеологию» кулака чумазого, считал, что мужик обязан доставить все, что потребуется. Он думал, что единственным верным средством, обеспечивающим неистощимость труда Коняги, является взбадриванье кнутом. И пустоплясы, независимо от своих идеологических оттенков, понукали Конягу, все вместе приходили в восторг от картины его непосильного, надрывного труда.

    Народ – великая сила, но кто освободит ее, кто даст ей свободно проявиться? Россия – великая страна, но кто раскрепостит ее, укажет ей путь на простор? Всю жизнь бился Щедрин над этими вопросами – и все же не мог дать на них ответа: «Из века в век цепенеет грозная, неподвижная громада полей, – писал он, – словно силу сказочную в плену в себе сторожит. Кто освободит эту силу из плена? кто вызовет ее на свет? Двум существам выпала на долю эта задача: мужику да Коняге. И оба от рождения до могилы над этой задачей бьются, пот проливают кровавый, а поле и поднесь своей сказочной силы не выдало, – той силы, которая разрешила бы узы мужику, а Коняге исцелила наболевшие плечи».

    Cалтыков-Щедрин, нередко прибегавший к приемам иносказания, не мог не поддаться искушению наполнить привычные образы народной сказки политическим и злободневным содержанием. Фантастика его сказок реалистична по своему духу, как вообще реалистичен подлинный фольклор. 

    В фантазии народных сказок Щедрин чувствовал нечто родственное с собственными художественными приемами. Народные сказки полны юмора, они обличают и поучают. Нередко они являются настоящими сатирами, проникнутыми сочувствием к простому человеку, к социальным низам, из которых эти сказки и вышли. Сатирический элемент жанра делал его особенно удобным для реализации замыслов Щедрина.

Источник: http://reshebnik5-11.ru/sochineniya/saltykov-shchedrin/skazki/7223-analiz-skazki-m-e-saltykova-shchedrina-konyaga

Сюжет сказки Салтыкова-Щедрина «Коняга» – Пример сочинения

По манере повествования «Коняга» представляет собою как  бы лирический монолог автора и в этом отношении напоминает  сказку-эпопею «Приключение с Крамольниковым», очерк «Имярек» (из «Мелочей жизни») и предсмертную страницу незаконченных «Забытых слов».

И совершенно очевидно, что такая художественная тональность названных произведений обусловлена тем, что в них речь идет о самых сокровенных идеалах писателя, о главном предмете его любви, о смысле и целях всей его  жизни и литературной деятельности.

  Во всей сказке, от начала до конца ее, звучит трагическая  нота, вся сказка пропитана чувством острой боли и мучительной тревоги гуманиста за судьбу подневольного труженика.

Сказка рисует, с одной стороны, трагедию жизни миллионов русского крестьянства – этой громадной силы, находящейся в плену и  во мраке, а с другой – скорбные переживания автора, связанные с безуспешными поисками ответа на важнейший вопрос:  «Кто освободит эту силу из плена? Кто вызовет ее на свет?»

Примечательно, что в сказке крестьянство представлено непосредственно в образе мужика и в образе его двойника – Коняги.  Человеческий образ казался Щедрину недостаточным для того, чтобы воспроизвести всю ту скорбную картину  каторжного труда и безответных страданий, которую представляла собою жизнь крестьянства при царизме.

Художник искал  более художественный образ – и нашел его в Коняге, «замученном, побитом, узкогрудом, с выпяченными ребрами и обожженными плечами, с разбитыми ногами». Эта художественная аллегория производит огромное впечатление и порождает многосторонние ассоциации.

Она вызывает чувства глубокого сострадания к человеку-труженику, поставленному в положение раба, и  чувство негодования к тем, кто превратил человека в измученное рабочее животное.

Вместе с тем покорность и бессловесность Коняги, неосознанность им причин своего страдальческого положения – это художественный эквивалент пассивности, несознательности, покорности, характерных для подавляющей массы крестьянства царской России.

Коняга – символ силы народной, и в то же время – символ  забитости, вековой несознательности.

Коняга, как и мужик в сказке о двух генералах, – это громадина, не осознавшая своей мощи и  причин своего страдальческого положения, это «не умирающая, не  расчленимая и не истребимая», но плененная сила. Эта сказка, как и сказка-элегия «Приключение с Крамольниковым», свидетельствует, что в 80-е гг.

в мировоззрении Салтыкова назревали серьезные перемены. Он по-прежнему оставался социалистом-утопистом – и в то же время обострялось  его критическое отношение к теориям утопического социализма.

Он оставался крестьянским демократом – и вместе с тем  усиливались его сомнения в способности крестьянства стать организованной общественной силой. Он был сторонником «мирных», легальных способов социально-политических преобразований – и все более убеждался, что в условиях самодержавной  России они не оправдывают надежд.

Если первая, философская часть «Коняги» представляет собой лирический монолог автора, исполненный беззаветной любви  к народу, мучительной скорби по поводу его рабского состояния и тревожных раздумий о его будущем, то заключительные  страницы сказки являются гневной сатирой на идеологов социального равенства, на всех тех пустоплясов, которые пытались  разными теориями оправдать, опоэтизировать и увековечить подневольную судьбу Коняги.

В образе четырех пустоплясов сатирик высмеял либералов, славянофилов, либеральных народников и буржуазию. Все они заявляли о своей любви к народу, восхищались его выносливостью, и  все они, каждый по-своему, заигрывал и с ним, но при этом не  только ничего не делали для освобождения мужика из рабства, а,  напротив, были заинтересованы в увековечении рабства.

Сказка о Коняге – сильная поэтическая картина, написанная яркими и жгучими красками.  «Пыльный мужицкий проселок узкой лентой от деревни до  деревни бежит; юркнет в поселок, вынырнет и опять неведомо  куда побежит.

И на всем протяжении, по обе стороны, его поля  сторожат. Нет конца полям; всю ширь и даль они заполнили:  даже там, где земля с небом слилась, и там все поля».

На бескрайнем поле изо дня в день, из века в век трудятся Коняга и  мужик – это эпическая картина в духе былинного эпоса.

И с  другой стороны, эта картина, созданная эпическим размахом кисти великого художника, не бесстрастна: она насквозь лирична,  в ее образах и красках запечатлены сложные переживания и раздумья гуманиста, взволнованного судьбами народа, встревоженного за его будущее, за его жизнь.

Внести сознание в народные массы, вдохновить их на борьбу  за свои права, пробудить в них понимание своего исторического  значения  – в этом состоит основной идейный смысл сказок  и вообще всей литературной деятельности Салтыкова, и к этому он  неутомимо призывал своих современников из лагеря передовой  интеллигенции. И какие бы сомнения и огорчения ни переживал  писатель относительно пассивности народной массы в настоящем,  он никогда не утрачивал веры в пробуждение ее сознательной активности, в ее решающую роль, в ее конечное, может быть, как  ему казалось в 80-е гг., очень отдаленное торжество.

В сказках блестяще реализовано щедринское понимание проблемы народности литературного стиля. Щедрин неоднократно  выступал против псевдонародной манеры в литературе, против  всевозможных попыток подделаться под русский народный толк,  не имеющих другой цели, кроме кокетничанья мужицкими словечками.

 В противоположность этим псевдонародным сочинениям,  Щедрин выдвигал требование: «Чтобы понять, что именно нужно народу, чего ему недостает, необходимо поставить себя на  его точку зрения, а для этого не требуется ни нагибаться, ни  кокетничать».

Этому требованию всегда следовал Щедрин в своей  публицистической и художественной практике.

Ярким примером могут служить сказки, стиль которых противостоит всякого  рода барским литературным попыткам подделаться под народную речь, искусственно изобрести примитивный слог для разговора с «меньшим братом».

Сказки написаны настоящим народным языком, богатым и ярким, сжатым и выразительным, простым без упрощений, красочным без украшений.

Да, в сказках Щедрина зайцы изучают «статистические таблицы, при министерстве внутренних дел издаваемые», и пишут  корреспонденции в газеты; медведи ездят в командировки, получают прогонные деньги и стремятся попасть на скрижали истории; птицы рассуждают о капиталисте-железнодорожнике Губошлепове; рыбы толкуют о конституции и даже ведут диспуты  о социализме. Но в том-то и состоит поэтическая прелесть и  неотразимая убедительность щедринских сказок, что, как бы ни  «очеловечивал» сатирик свои зоологические картины, какие бы  сложные социальные роли ни поручал он своим зоологическим  героям, последние всегда сохраняют за собой основные свои натуральные свойства.

Коняга – доподлинно верный образ забитой крестьянской лошади; медведь, волк, лиса, заяц, щука, карась, ерш, орел, ястреб, ворон, чиж – все это просто условные  обозначения, не внешние иллюстрации, а художественные образы, живо воспроизводящие облик, повадки, свойства представителей животного мира, призванного волею художника дать  едкую пародию на общественные отношения буржуазно-помещичьего государства.  «Зверинец», представленный в щедринских сказках, свидетельствует о великом мастерстве сатирика в области художественного  иносказания. Это проявлялось и тогда, когда для воплощения иносказательного смысла он обращался к образам, закрепленным фольклорной и басенной традицией, создавал свои оригинальные образы, каждый раз обнаруживая тонкую мотивировку и неистощимую  изобретательность в иносказательных приемах.

Источник: http://schooltask.ru/syuzhet-skazki-saltykova-shhedrina-konyaga/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector