Краткое содержание куприн листригоны точный пересказ сюжета за 5 минут

Александр Куприн – изгнанник края листригонов?

Краткое содержание Куприн Листригоны точный пересказ сюжета за 5 минут

Так каким же он был — Александр Куприн, знаменитый балаклавский листригон? Тот, чьи книги до сих пор мы читаем и перечитываем с интересом, и память о котором хранят балаклавские улочки и дворики?

Великий русский писатель Александр Иванович Куприн родился 26 августа 1870 года в городе Наровчате Пензенской губернии в семье небогатого чиновника, секретаря мирового судьи. Отец будущего писателя был разночинцем, мать происходила из дворян, из рода обедневших татарских князей Кулунчаковых. Когда А. И. Куприну не было еще и года, умер от холеры отец.

Семья осталась без всяких средств, и мать Куприна была вынуждена поселиться в Московском Вдовьем доме. Скорее всего, просто не имея возможности прокормить мальчика, мать определила шестилетнего Сашу в Московский Разумовский благотворительный сиротский пансион, где он имел возможность подготовиться в среднее военное учебное заведение.

В пансионе Куприн находился около четырех лет. С 1880 года он стал учиться во 2-й Московской военной гимназии, позже реорганизованной в кадетский корпус. С ранних лет Куприн воспитывался почти в «спартанских» условиях.

Военная дисциплина и суровые условия содержания в казенных заведениях были настоящим испытанием для нежного сердца этого впечатлительного и мечтательного мальчика. Впрочем, и вся последующая жизнь особо его не баловала.

Армия царской России была знакома Куприну не понаслышке. Он сам был офицером, потому ему блестяще удавались описания военной службы, нравов офицерской среды. В 1888 — 1890 гг. Куприн учился в Московском Александровском военном училище и выпустился оттуда в чине подпоручика.

В 1889 году Куприн опубликовал свое первое произведение в журнале «Русский сатирический листок». Это был сентиментально-романтический рассказ «Последний дебют». В основу сюжета легла небезызвестная в то время история о самоубийстве провинциальной актрисы Е. П. Кадминой.

За публикацию рассказа писатель был заключен на гауптвахту, потому что юнкера не имели права печатать свои произведения без особого разрешения начальства.

Офицерская карьера Куприна не прельщала. Претерпев немало мытарств на военной службе, в 1894 году Куприн выходит в отставку. И с этого времени начинает гражданскую жизнь. Перепробовав множество профессий, Куприн понимает, что дело всей его жизни — это именно литературная стезя. Несколько лет он работал в киевских изданиях — и корректором, и репортером. А. И.

Куприн приезжал в Крым каждое лето и осень, начиная с 1899 года. Что его сюда притягивало? Наверное, то, что именно здесь, в Крыму, собирались высшие, прогрессивные круги российской интеллигенции. В 1899 году Куприн познакомился в Ялте с Чеховым, Елпатьевским, Буниным, Горьким. Интеллигентность и редкий дар рассказчика Чехова очаровали Куприна.

С 1900 года у писателя началась наиболее плодотворная творческая деятельность — очень помогло знакомство в Ялте с А. П. Чеховым и другими известными писателями. В 1901 год Куприн переезжает в Петербург. Здесь некоторое время он заведует отделом беллетристики «Журнала для всех». В этом же году Куприн женится на Марии Карловне Давыдовой — издательнице журнала «Мир Божий».

В 1903 году в семье Куприных родилась дочь Лидия.

Куприн очень тяжело переживал смерть Антона Павловича, и написал воспоминания «Памяти Чехова» в уже полюбившейся ему Балаклаве, в октябре 1904 года. Балаклавским рыбакам, с которыми А. И. Куприн часто выходил в море, он посвятил очерки «Листригоны» (1907−1911).

Куприн активно печатается в петербургских журналах «Русское богатство», «Мир Божий», «Журнал для всех» и других. На свет выходят его рассказы, рецензии и критические статьи. В Крыму он работал над рассказами «На покое», «Трус», «Болото», «Корь», «На глухарей».

В этот период написаны рассказы «В цирке», «Болото», «Трус», «Конокрады», «Жидовка», «Белый пудель» и его лучшая, знаменитая повесть «Поединок», написанная в Балаклаве.

Балаклава… Черная жемчужина крымского побережья… Почему же жемчужина? Потому что такой уникальной бухточки, где даже в самый сильный шторм пологие волны лишь лениво набегают на край набережной, не найти на всем крымском побережье.

А почему именно черная? Потому, что такая же редкая и драгоценная, как хороший черный жемчуг. И еще потому, что множество тайн и преданий покрывают ее сквозь тьму веков. Можно вспомнить и воспетую Куприным легенду о груженном золотом «Черном Принце».

Наверное, есть на земле такие места, которые притягивают к себе эмоциональные, творческие, сильные и смелые личности.

Балаклава, край листригонов, воспетый Гомером: «…Прибыли мы к многовратому граду в стране листригонов Ламосу… В славную пристань вошли мы: ее образуют утесы, круто с обеих сторон подымаясь…» (10 песнь «Одиссеи», Гомер (ок. VIII в. до н.э.) Балаклава навсегда заворожила великого писателя Александра Куприна…

Великий писатель Александр Иванович Куприн (1870−1938), был по-настоящему влюблен в Балаклаву.

Отдавая должное ее пьянящей весенней прелести, ласковой осенней красоте, он умел распознать места, где пряталась тайна, он безошибочно узнавал людей, которые могли о ней поведать: «…Гляжу налево, туда, где узкое горло залива исчезает, сузившись между двумя горами. Там лежит длинная, пологая гора, увенчанная старыми развалинами.

Если приглядишься внимательно, то ясно увидишь всю ее, подобную сказочному гигантскому чудовищу, которое, припав грудью к заливу… жадно пьет и не может напиться… В уме моем быстро проносится стих Гомера об узкогорлой черноморской бухте, в которой Одиссей видел кровожадных листригонов…»

Свою серию лирических очерков «Листригоны» Куприн писал, словно заново переживая свою балаклавскую жизнь, не имея возможности туда вернуться. Почему же писателю это было запрещено? Ведь он даже купил когда-то участок земли на склоне горы, начал постройку дома. Но его мечте — создать свой творческий уголок в Балаклаве — так и не суждено было сбыться.

Летом и осенью 1905 г.

 Куприн живет сначала в Севастополе, потом в Ялте, а с августа — в Балаклаве: «…Чтобы отправляться в море с рыбаками не в качестве пассажира, желающего совершить морскую прогулку, а равного с ними в труде товарища, я вступил в рыболовецкую артель… Предварительно жюри, состоящее из старосты и нескольких выборных, испытало мою сноровку в работе и мускульную силу, а уже затем меня приняли», — рассказывал он Д. С. Мамину-Сибиряку.

В «Листригонах» отразились эпизоды дружеского общения писателя с черноморскими рыбаками. «Рыбаки и вообще все местное население его полюбили, — вспоминал балаклавский фельдшер Е. М. Аспиз. — О писательских его достоинствах они, конечно, очень мало знали.

Даже его закадычные друзья — Паратино и Констанди, которых он под их собственными фамилиями вывел в „Листригонах“, ничего не читали из написанного им. Некоторые даже путали его профессию, считали, что он писарь.

Ценили в нем яркого, веселого, щедрого человека, который всех понимает и с которым всем интересно».

По воспоминаниям жены писателя, Марии Карловны, «отцы города, рыбаки и почтенные владельцы домов и виноградников нашли, что для процветания Балаклавы было бы важно заполучить Куприна в постоянные жители.

Поэтому они обратились к нему с предложением приобрести участок земли, расположенной против Генуэзской башни в балке Кефало-Вриси. Цена назначена низкая, но, по правде сказать, земли там было чрезвычайно мало — только узкая полоска вдоль дороги, остальное же — голая скала.

Александр Иванович увлекся идеей посадить свой сад на бесплодном каменистом участке.

«Он завел переписку с садоводами Массандры относительно посадки декоративных и фруктовых деревьев, покупал саженцы у местных садоводов, составил план дома, дорожек, сада и сразу же договорился с артелью рабочих, которые начали взрывать скалу и ставить подпорные стенки для дома» (М. К. Куприна-Иорданская. «Годы молодости», 1966 год).

С начала октября в Севастополе устраивались благотворительные вечера, сборы от которых шли на нужды революционных организаций. На одном из таких вечеров А. И. Куприн выступал с чтением монолога Назанского (из повести «Поединок»).

Одна часть из собравшихся офицеров приветствовала, а другая осуждала свободолюбивые речи автора. Разгорался скандал. Внести успокоение в аудиторию удалось одному морскому офицеру, который убедил собравшихся прекратить споры и разойтись.

Присутствующий на вечере знакомый Александра Ивановича медик Е. М. Аспиз позже вспоминал: «Александр Иванович, проводив этого офицера, долго смотрел ему вслед, а потом обратился к нам со словами: «Какой-то удивительный, чудесный офицер».

А через месяц писатель стал свидетелем расправы над моряками восставшего крейсера «Очаков» и узнал в руководителе восстания того самого офицера — П. П. Шмидта.

В ноябре 1905 г. в Севастополе вспыхнуло вооруженное восстание, в котором приняли участие экипажи 14 боевых кораблей, рабочие порта, солдаты гарнизона. 14 ноября 1905 г. красный флаг взвился на крейсере «Очаков» и в командование соединением кораблей революционного флота вступил лейтенант П. П. Шмидт.

На крейсере «Очаков» взметнулся красный флаг, и по восставшему кораблю был открыт огонь. Куприн жил тогда в Балаклаве, но он не мог в эти трагические дни не быть на набережной Севастополя, чтобы все увидеть своими глазами.

И он описал эти события в очерке: «…Никогда, вероятно до самой смерти, не забуду я этой черной воды, и этого громадного пылающего здания, этого последнего слова техники, осужденного вместе с сотнями человеческих жизней на смерть…», «…Крейсер беззвучно горел, бросая кровавые пятна на черную воду. Больше криков уже не было, хотя мы еще видели людей на носу и на башне.

Читайте также:  Краткое содержание тургенев бригадир точный пересказ сюжета за 5 минут

Тут в толпе многое узналось. О том, что в начале пожара предлагали „Очакову“ шлюпки, а что матросы отказались. О том, что по катеру с ранеными, отвалившему от „Очакова“, стреляли картечью. Что бросавшихся вплавь расстреливали пулеметами…»

Весь очерк «События в Севастополе» насыщен пережитым волнением и с трудом сдерживаемым гневом.

За этот очерк, опубликованный в петербургской газете «Наша жизнь», писатель Куприн по приказу вице-адмирала Чухнина был выдворен за пределы Севастополя с запретом впредь появляться в этих местах, и этот приказ соблюдался неукоснительно.

Когда в 1906 году Александр Николаевич попытался вновь поселиться в Балаклаве, полиция не только заставила писателя покинуть рыбацкий поселок, но и вынудила его покинуть пределы Крыма. Так и не пришлось Александру Куприну больше побывать в Балаклаве, которая заняла так много места в его душе и книгах.

Свободолюбивый дух Куприна проявлялся в этот период во всем.

Трещина, появившаяся в отношениях с женой, Марией Карловной, которая не смогла простить мужу его постоянные похождения вместе с рыбаками по прибрежным тавернам, постепенно росла и превратилась в неодолимую пропасть.

В 1907 году Куприн женится во второй раз. Его второй женой стала Е. М. Гейнрих, племянница Д.Н. Мамина-Сибиряка. В 1908 году в новом браке у Куприна родилась дочь Ксения.

После изгнания из Крыма в творчестве Куприна наступил некоторый спад. Он тяжело переживал случившееся. Но продолжал плодотворно трудиться. Несмотря на всю революционность своей натуры, октябрьскую революцию 1917 года Куприн не принял. Вместе с женой и дочерью он эмигрировал во Францию.

Материальное положение семьи было очень сложным. А еще, пожалуй, самое главное — Куприна мучила ностальгия по России. Будучи уже смертельно больным (у писателя был рак пищевода), Куприн обращается к советскому правительству с одной просьбой — разрешить ему вернуться на Родину. И это ему было разрешено.

В мае 1937 года Куприн с семьей возвращаются в Россию. В 1937 году в советских газетах печатаются интервью с писателем и его публицистический очерк «Москва родная». Но он никогда больше не побывал в Крыму, не увидел милую его сердцу Балаклаву. А. И. Куприн умер 25 августа 1938 года.

Похоронили писателя в Санкт-Петербурге, на Волковом кладбище.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/@Dochpirata/posts/24089/

Александр Куприн – Листригоны

Здесь можно скачать бесплатно “Александр Куприн – Листригоны” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Русская классическая проза, издательство Госиздат Художественной литературы, год 1958.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Листригоны” читать бесплатно онлайн.

Над циклом рассказов, впоследствии объединенных общим названием «Листригоны» Куприн работал в 1907–1911 годах. Полностью «Листригоны» вошли в пятый том Полного собрания сочинений, изд. т-ва А. Ф. Маркс.

В «Листригонах» отразились эпизоды дружеского общения писателя с черноморскими рыбаками-греками из крымского городка Балаклавы, в котором Куприн подолгу жил начиная с 1904 года.

 Герои рассказов — реальные люди; Куприн не изменил даже их имен.

Куприн Александр

Листригоны

В конце октября или в начале ноября Балаклава — этот оригинальнейший уголок пестрой русской империи — начинает жить своеобразной жизнью. Дни еще теплы и по-осеннему ласковы, но по ночам стоят холода, и земля гулко звенит под ногами.

Последние курортные гости потянулись в Севастополь со своими узлами, чемоданами, корзинами, баулами, золотушными детьми и декадентскими девицами.

Как воспоминание о гостях, остались только виноградные ошкурки, которые, в видах своего драгоценного здоровья, разбросали больные повсюду — на набережной и по узким улицам — в противном изобилии, да еще тот бумажный сор в виде окурков, клочков писем и газет, что всегда остается после дачников.

И сразу в Балаклаве становится просторно, свежо, уютно и по-домашнему деловито, точно в комнатах после отъезда нашумевших, накуривших, насоривших непрошеных гостей. Выползает на улицу исконное, древнегреческое население, до сих пор прятавшееся по каким-то щелям и задним каморкам.

На набережной, поперек ее, во всю ширину, расстилаются сети.

На грубых камнях мостовой они кажутся нежными и тонкими, как паутина, а рыбаки ползают по ним на четвереньках, подобно большим черным паукам, сплетающим разорванную воздушную западню.

Другие сучат бечевку на белугу и на камбалу и для этого с серьезным, деловитым видом бегают взад и вперед по мостовой с веревкой через плечи, беспрерывно суча перед собой клубок ниток.

Атаманы баркасов оттачивают белужьи крючки — иступившиеся медные крючки, на которые, по рыбачьему поверью, рыба идет гораздо охотнее, чем на современные, английские, стальные. На той стороне залива конопатят, смолят и красят лодки, перевернутые вверх килем.

У каменных колодцев, где беспрерывно тонкой струйкой бежит и лепечет вода, подолгу, часами, судачат о своих маленьких хозяйских делах худые, темнолицые, большеглазые, длинноносые гречанки, так странно и трогательно похожие на изображение богородицы на старинных византийских иконах.

И все это совершается неторопливо, по-домашнему, по-соседски, с вековечной привычной ловкостью и красотой, под нежарким осенним солнцем на берегах синего, веселого залива, под ясным осенним небом, которое спокойно лежит над развалиной покатых плешивых гор, окаймляющих залив.

О дачниках нет и помину. Их точно и не было. Два-три хороших дождя — и смыта с улиц последняя память о них. И все это бестолковое и суетливое лето с духовой музыкой по вечерам, и с пылью от дамских юбок, и с жалким флиртом, и спорами на политические темы — все становится далеким и забытым сном. Весь интерес рыбачьего поселка теперь сосредоточен только на рыбе.

В кофейнях у Ивана Юрьича и у Ивана Адамовича под стук костяшек домино рыбаки собираются в артели; избирается атаман. Разговор идет о паях, о половинках паев, о сетях, о крючках, о наживке, о макрели, о кефали, о лобане, о камсе и султанке, о камбале, белуге и морском петухе. В девять часов весь город погружается в глубокий сон.

Нигде во всей России, — а я порядочно ее изъездил по всем направлениям, — нигде я не слушал такой глубокой, полной, совершенной тишины, как в Балаклаве.

Выходишь на балкон — и весь поглощаешься мраком и молчанием. Черное небо, черная вода в заливе, черные горы. Вода так густа, так тяжела и так спокойна, что звезды отражаются в ней, не рябясь и не мигая. Тишина не нарушается ни одним звуком человеческого жилья.

Изредка, раз в минуту, едва расслышишь, как хлюпнет маленькая волна о камень набережной. И этот одинокий, мелодичный звук еще больше углубляет, еще больше настораживает тишину. Слышишь, как размеренными толчками шумит кровь у тебя в ушах. Скрипнула лодка на своем канате. И опять тихо.

Чувствуешь, как ночь и молчание слились в одном черном объятии.

Гляжу налево, туда, где узкое горло залива исчезает, сузившись между двумя горами.

Там лежит длинная, пологая гора, увенчанная старыми развалинами. Если приглядишься внимательно, то ясно увидишь всю ее, подобную сказочному гигантскому чудовищу, которое, припав грудью к заливу и глубоко всунув в воду свою темную морду с настороженным ухом, жадно пьет и не может напиться.

На том месте, где у чудовища должен приходиться глаз, светится крошечной красной точкой фонарь таможенного кордона. Я знаю этот фонарь, я сотни раз проходил мимо него, прикасался к нему рукой.

Но в странной тишине и в глубокой черноте этой осенней ночи я все яснее вижу и спину и морду древнего чудовища, и я чувствую, что его хитрый и злобный маленький раскаленный глаз следит за мною с затаенным чувством ненависти.

В уме моем быстро проносится стих Гомера об узкогорлой черноморской бухте, в которой Одиссей видел кровожадных листригонов.[1] Я думаю также о предприимчивых, гибких, красивых генуэзцах, воздвигавших здесь, на челе горы, свои колоссальные крепостные сооружения.

[2] Думаю также о том, как однажды бурной зимней ночью разбилась о грудь старого чудовища целая английская флотилия вместе с гордым щеголеватым кораблем «Black Prince»,[3] который теперь покоится на морском дне, вот здесь, совсем близко около меня, со своими миллионами золотых слитков и сотнями жизней.

Старое чудовище в полусне щурит на меня свой маленький, острый, красный глаз. Оно представляется мне теперь старым-старым, забытым божеством, которое в этой черной тишине грезит своими тысячелетними снами. И чувство странной неловкости овладевает мною.

Раздаются замедленные, ленивые шаги ночного сторожа, и я различаю не только каждый удар его кованых, тяжелых рыбачьих сапогов о камни тротуара, но слышу также, как между двумя шагами он чиркает каблуками.

Так ясны эти звуки среди ночной тиши, что мне кажется, будто я иду вместе с ним, хотя до него — я знаю наверное — более целой версты.

Но вот он завернул куда-то вбок, в мощеный переулок, или, может быть, присел на скамейку: шаги его смолкли. Тишина. Мрак.

Читайте также:  Краткое содержание драгунский рыцари точный пересказ сюжета за 5 минут

Идет осень. Вода холодеет. Пока ловится только маленькая рыба в мережки, в эти большие вазы из сетки, которые прямо с лодки сбрасываются на дно. Но вот раздается слух о том, что Юра Паратино оснастил свой баркас и отправил его на место между мысом Айя и Ласпи, туда, где стоит его макрельный завод.

Конечно, Юра Паратино — не германский император, не знаменитый бас, не модный писатель, не исполнительница цыганских романсов, но когда я думаю о том, каким весом и уважением окружено его имя на всем побережье Черного моря, — я с удовольствием и с гордостью вспоминаю его дружбу ко мне.

Юра Паратино вот каков: это невысокий, крепкий, просоленный и просмоленный грек, лет сорока.

У него бычачья шея, темный цвет лица, курчавые черные волосы, усы, бритый подбородок квадратной формы, с животным угибом посредине, — подбородок, говорящий о страшной воле и большой жестокости, тонкие, твердые, энергично опускающиеся углами вниз губы.

Нет ни одного человека среди рыбаков ловчее, хитрее, сильнее и смелее Юры Паратино. Никто еще не мог перепить Юру, и никто не видал его пьяным. Никто не сравнится с Юрой удачливостью — даже сам знаменитый Федор из Олеиза.

Ни в ком так сильно не развито, как в нем, то специально морское рыбачье равнодушие к несправедливым ударам судьбы, которое так высоко ценится этими солеными людьми.

Когда Юре говорят о том, что буря порвала его снасти или что его баркас, наполненный доверху дорогой рыбой, захлестнуло волной и он пошел ко дну, Юра только заметит вскользь:

— А туда его, к чертовой матери! — и тотчас же точно забудет об этом.

Про Юру рыбаки говорят так:

— Еще макрель только думает из Керчи идти сюда, а уже Юра знает, где поставить завод.

Завод — это сделанная из сети западня в десять сажен длиною и саженей пять в ширину. Подробности мало кому интересны.

Достаточно только сказать, что рыба, идущая ночью большой массой вдоль берега, попадает, благодаря наклону сети, в эту западню и выбраться оттуда уже не может без помощи рыбаков, которые поднимают завод из воды и выпрастывают рыбу в свои баркасы.

Важно только вовремя заметить тот момент, когда вода на поверхности завода начнет кипеть, как каша в котле. Если упустить этот момент, рыба прорвет сеть и уйдет.

И вот, когда таинственное предчувствие уведомило Юру о рыбьих намерениях, вся Балаклава переживает несколько тревожных, томительно напряженных дней. Дежурные мальчики день и ночь следят с высоты гор за заводами, баркасы держатся наготове. Из Севастополя приехали скупщики рыбы. Местный завод консервов приготовляет сараи для огромных партий.

Однажды ранним утром повсюду — по домам, по кофейным, по улицам разносится, как молния, слух:

— Рыба пошла, рыба идет! Макрель зашла в заводы к Ивану Егоровичу, к Коте, к Христо, к Спиро и к Капитанаки. И уж конечно, к Юре Паратино.

Источник: https://www.libfox.ru/178338-aleksandr-kuprin-listrigony.html

Краткое содержание Поединок, Куприн читать

Краткое содержание Поединок

После вечерних занятий по уставу гарнизонной службы молодой офицер по фамилии Ромашов бродил по улицам города. Он служил только второй год и имел смешную привычку «думать о себе в третьем лице», прям как в шаблонных романах. В этот вечер ему немного не везло.

Приехал командир полка Шульгович, который был не в духе, и сделал выговор одному из солдат Ромашова, татарину, плохо понимающему русский. Оба как солдат, так и подпоручик были наказаны. Так, Ромашов получил четверо суток домашнего ареста.

В такие моменты он любил мечтать о том, как вскоре сдаст экзамен и поступит в академию, где сделает блестящую карьеру и всем в полку докажет, какой он на самом деле.

Ромашов часто бывал у своего друга Николаева в гостях, но все обещался больше не ходить туда, так как нельзя всякий раз надоедать людям, тем более что он был безнадежно влюблен в жену поручика Александру Петровну, то есть Шурочку. Его мысли прервал денщик Гайнан, который принес письмо от Раисы Александровны Петерсон.

Ромашов давно и нудно обманывал с ней ее мужа, что ему порядком надоело. Его воротило от запаха ее приторно-сладких духов и пошлого тона писем. Вскоре он все-таки отправился к Николаевым. Хозяин был занят. Владимир Ефимыч всё готовился к экзаменам в академию, но каждый раз их проваливал. Шурочка, его жена, прикладывала все усилия, чтобы помочь ему.

Она сама уже знала программу лучше него.

Пока Николаев занимался, Шурочка с Ромочкой, как она его называла, обсуждали одну газетную статью о поединках в армии, которые недавно были узаконены.

По ее мнению это было сурово, но необходимо для русских офицеров, хотя бы для того, чтобы такие личности как Арчаковский и Назанский знали свое место. Ромашов, в отличие от Шурочки, не считает Назанского плохим. Вскоре заговорили о том, что пора спать и Ромашов ушел.

На улице он слышит, как денщик обсуждает его частые визиты к Николаевым и решает навестить Назанского, который уже некоторое время в запое.

В пьяном бреду он рассказывает Ромашову, что когда-то был влюблен в прекрасную женщину. Между ними никогда ничего не было и он считает, что она разлюбила его из-за пьянства. Когда он показывает одно из ее писем, Ромащов узнает почерк Шурочки. Теперь ему понятно, почему она нелестно отзывается о Назанском.

Дома его ждет еще одно письмо от опостылевшей любовницы Раисы Александровны. В нем теперь одни угрозы и намеки на то, что ей известно об «отношениях» Ромашова с Николаевой. На ближайшем полковом балу он объявил Петерсон о разрыве, за что она ему обещала отомстить. Вскоре к Николаевым стали поступать анонимки.

На службе тоже намечались неприятности. Начальство было недовольно Ромашовым. Как-то его вызвал к себе полковник Шульгович и устроил разнос. Ему не нравилось то, что Ромашов позволяет себе спорить со старшим по званию, участвуют в офицерских пьянках.

От всех этих выговоров у Ромашова голова шла кругом. Он чувствовал, что вот-вот ударит полковника, но вместо этого потерял сознание. Шульгович не на шутку испугался, сказал, что это он погорячился, что всех своих офицеров одинаково любит и не хотел обижать.

Он предлагает Ромашову помириться и даже приглашает на обед. В субботний вечер проходило офицерское собрание, а Ромашов был назначен распорядителем бала. Здесь присутствуют все офицеры со своими женам и дочерьми. Была и Раиса Петерсон, его бывшая любовница с уязвленным самолюбием.

Во время кадрили она устраивает сцену с бранью в адрес Николаевой.

В конце апреля Ромашов был приглашен Александрой Петровной на их общий день именин. С деньгами у него было туго, уже даже буфетчик не давал сигарет в долг. Но ради такого случая он все-таки занял немного денег у подполковника Рафальского, чтобы купить Шурочке духи.

Празднество было довольно шумное. Он сидел рядом с Шурочкой и старался не слушать глупые разговоры и плоские шутки офицеров. Он иногда касался руки Шурочки, что совсем не нравилось Николаеву. После застолья они с Шурочкой прогуливались в роще.

Она призналась, что нынче была влюблена в него и, что он ей снился. Он бросился целовать ей руки и повторял, как любит ее. Шурочка призналась, что он ей мил, у них общие мысли и желания, но нужно от этого отказаться. Она торопила его возвращаться, пока их не хватились.

Ведь Николаев итак был недоволен анонимками.

В мае проходит корпусный смотр. Все капитаны поднимают свои роты ни свет ни заря, кроме Стельковского. Тот дал выспаться своим солдатам, и они все выглядели «ловкими, молодцеватыми, со свежими лицами».

В результате, когда генерал проверял ружейные приемы, как маршируют и перестраиваются для отражения атак, он остался недоволен всеми, кроме пятой роты капитана Стельковского.­ Однако худшее было впереди. Во время церемониального марша, окрыленный торжественным моментом, Ромашов так замечтался, что не заметил как нарушил строй роты.

В довершение один измученный солдат падает прямо на глазах у генерала. За это подпоручику Ромашову выносят строжайший выговор и сажают под арест на дивизионной гауптвахте.

Помимо этого публичного позора, добавилось еще и объяснение с Николаевым, который просил больше не приходить к ним и прекратить, наконец, этот бессмысленный поток анонимок. По дороге домой он встретил того самого солдата, который упал в обморок. Фамилия его была Хлебников. Он плакал и жаловался на службу в роте.

Его все били, над ним издевались, а он с детства страдает грыжей и непригоден к учению. На фоне этого бедного солдата Ромашову собственные проблемы показались просто пустяком. Самое худшее началось в конце мая, когда у Осадчего в роте повесился солдат. После этого было беспробудное пьянство.

На офицерских собраниях все напивались.

Однажды пьяный Бек-Агамалов чуть было не ударил одну из барышень, которая обозвала его дураком. Ромашов еле остановил его. На собрании были и Осадчий с Николаевым. Осадчий устроил безобразную сцену отпевания солдата-самоубийцы.

Читайте также:  Краткое содержание книги оно стивена кинга точный пересказ сюжета за 5 минут

Ромашов потребовал прекратить этот фарс, но тут вмешался Николаев и сказал, что это именно такие, как Ромашов позорят полк, он и Назанский. Между ними разгорелся конфликт, и Ромашов выплеснул свое недопитое пиво Николаеву в лицо. Офицерский суд постановил, что эта ссора может закончиться только поединком.

Тот, кто откажется от поединка, должен будет покинуть службу. Назанский настоятельно рекомендует отказаться от этого, так как жизнь – явление захватывающее и удивительное.

Вечером к Ромашову пришла Шурочка. Она просила Ромочку не отказываться от этого поединка, ведь это будет выглядеть сомнительно. Она также рассказывала, как потратила годы ради карьеры мужа, а из-за этого случая Николаева могут не допустить к экзамену. Она уверяла, что предупредила мужа не стрелять в Ромашова.

Дуэль должна состояться, но никто не должен быть ранен. На прощание она нежно обняла Ромочку и поцеловала. Ведь они больше не увидятся, чего же бояться. Утром следующего дня состоялся поединок. В рапорте полкового командира сообщалось, что поручик Николаев смертельно ранил подпоручика Ромашова.

Тот скончался через семь минут от внутреннего кровоизлияния.

см. также:
Краткие содержания других произведений

Характеристики главных героев произведения Поединок, Куприн

Сочинения по произведению Поединок, Куприн

Краткая биография Александра Куприна

Источник: http://www.sdamna5.ru/poedinok_kratko

Краткое содержание – «Тапёр» Куприн А.И

Двенадцатилетняя Тиночка Руднева вбежала в комнату, где ее старшие сестры готовились к празднику. Она взволнованно спросила, где тапер. Самая старшая сестра, Лидия Аркадьевна, красивая стройная девушка, сердито посмотрела на ребенка. Она не любила шума, и маленькая сестра ее раздражала.

Лидия Аркадьевна сказала, что не следует бегать, как сумасшедшая, создавать беспорядок в доме. Тина не обратила внимания на замечание. Она обратилась к другой сестре, Татьяне Аркадьевне, попросила пойти с ней, потому что пора зажигать елку. В этом году Тине разрешили впервые участвовать в устройстве елки.

Раньше она вместе с младшими детьми была вынуждена оставаться в детской.

Именно поэтому теперь Тиночка была так взволнована. Семья девочки была шумной, гостеприимной. Дом их был большим, и сегодня в нем должно было быть много гостей. Хозяйка дома, Ирина Алексеевна Руднева, урожденная княжна Ознобишина, происходила из знатной и богатой семьи. Она старалась как можно меньше времени проводить с детьми и мужем. Их общество казалось ей скучным, пошлым.

Поэтому она общалась большей частью с такими же, как она, потомками знатных семей. Ее супруг, Аркадий Николаевич, был жизнерадостным и любвеобильным человеком. Даже в свои пятьдесят с лишним он был очень красив и элегантен. Поэтому втайне супруга его ревновала. Аркадий Николаевич тоже редко бывал дома, потому что любил развлекаться. Он беспечно тратил имущество, не думая о будущем.

Аркадию Николаевичу очень нравились рождественские праздники, он с удовольствием принимал участие в праздновании у елки. Он придумывал подарки, которые пришлись бы по вкусу друзьям и родственникам. В этом году он велел найти хорошего тапера. Но приказание его по какой-то причине не было выполнено. Тиночка уже успела всех взбудоражить.

Домочадцы и прислуга пытались выяснить, кто должен был найти тапера. За ним отправили Дуняшу, служанку. Вдруг раздался звонок. Это прибыли две большие семьи — Лыковы и Масловские. Дуняша пока не вернулась. И Тина очень беспокоилась. Она спрашивала у своей сестры Татьяны, что же им делать. Татьяна подошла к Лидии и спросила: «Я уж не придумаю, что делать.

Придется попросить тетю Соню поиграть немного… А потом я ее сама как-нибудь заменю». Лидия возразила, что тетя Соня будет потом постоянно напоминать об этом одолжении. Об игре самой Татьяны Лидия высказалась неодобрительно. Вдруг подошел слуга и сказал, что Дуняша просит выйти к ней. Сестры поинтересовались, привезла ли она тапера.

Оказалось, что вместе с Дуняшей приехал мальчик. Дуняша извинялась, говорила, что не могла найти никого другого. Мальчик был одет в мундирчик реального училища. Видно было, что он очень смущен. Татьяна поняла, что мальчик беден, но очень самолюбив. Лицо у него было некрасивым, но выразительным. На вид ему было не больше 12 лет.

Татьяна спросила, верно ли, что ему приходилось играть на вечерах.

Мальчик ответил утвердительно. Он сказал, что ему 14 лет и что он привык к тому, чтобы играть целый вечер. Лидия Аркадьеана презрительно спросила, умеет ли мальчик играть кадриль. Мальчик сказал, что умеет. Она также поинтересовалась, может ли он играть вальс, польку, лансье. Татьяна попросила сестру перестать дразнить ребенка.

Но мальчик вдруг смело и даже насмешливо ответил: «Если нам угодно, mademoiselle, то, кроме полек и кадрилей, я играю еще все сонаты Бетховена, вальсы Шопена и рапсодии Листа». Лидия самоуверенно высказала сомнение в том, что мальчик играет хорошо. Но он попросил разрешения что-либо сыграть.

Тина стала просить Татьяну разрешить мальчику показать свое искусство. И вот он оказался за фортепиано. Мальчик раскрыл нотную тетрадь и выбрал «Венгерскую рапсодию» Листа. «Мальчик бережно положил руки на клавиши, закрыл на мгновение глаза, и из-под его пальцев полились торжественные, величавые аккорды начала рапсодии.

Странно было видеть и слышать, как этот маленький человечек, голова которого едва виднелась из-за пюпитра, извлекал из инструмента такие мощные, смелые, полные звуки.

И лицо его как будто бы сразу преобразилось, просветлело и стало почти прекрасным; бледные губы слегка полуоткрылись, а глаза еще больше увеличились и сделались глубокими, влажными и сияющими». В зале появились слушатели. Вышел из кабинета даже Аркадий Николаевич. Он спросил у Татьяны, где они нашли этого мальчика.

Когда Аркадий Николаевич узнал, что это тапер, очень удивлялся. Он считал неправильным заставлять такого маленького мальчика играть. Но Таня все рассказала отцу — и о насмешках Лидии, и о том, что сам мальчик настроен играть всю ночь. Отец согласился, что он должен остаться и играть. Когда тапер окончил рапсодию, все зааплодировали.

Аркадий Николаевич поблагодарил мальчика, сказал, что тот прекрасно играет. Он спросил, как зовут его. Мальчика звали Юрий Азагаров. Аркадий Николаевич сказал, что беспокоится, что Юрий устанет. Но мальчик продолжил игру. Наконец в зал стали входить дети. Началось веселье. Тина попросила тапера сыграть польку. Дети стали танцевать.

Вдруг в зал пошел пожилой господин. Все присутствующие сразу обратили на него взоры. Этот человек держался просто и в то же время величественно. Стало ясно, что он принадлежит к большому свету. «Сразу было видно, что этот человек привык чувствовать себя одинаково свободно и в маленькой гостиной, и перед тысячной толпой, и в залах королевских дворцов».

Незнакомец вместе с Аркадием Николаевичем ушли в кабинет. Было слышно, как хозяин дома о чем-то просит гостя. Тем временем Юра продолжал играть. Вдруг он увидел, что незнакомец, которого звали Антоном Григорьевичем, смотрит на него. И тут же Антон Григорьевич попросил Юру еще раз сыграть рапсодию № 2. Мальчик заиграл.

Сначала он играл робко, не слишком хорошо. Но потом стал играть с прежним вдохновением.

Его игра была великолепна. «Юрий не видел, как постепенно прояснялось хмурое чело Антона Григорьевича и как смягчалось мало-помалу строгое выражение его губ, но когда он кончил при общих аплодисментах и обернулся в ту сторону, то уже не увидел этого привлекательного и странного человека».

Аркадий Николаевич подошел к мальчику, протянул ему конвертик и сказал, чтобы тот ни в коем случае его не потерял. В конверте были деньги. Аркадий Николаевич также сказал, чтобы Юра собирался и отправлялся вместе с Антоном Григорьевичем. Юра стал возражать, что хотел бы продолжать игру.

Но Аркадий Николаевич спросил, разве он не узнал Антона Григорьевича?

Мальчик не мог догадаться, кто это. Хозяин дома сказал: «Голубчик, да ведь это Рубинштейн. Понимаете ли, Антон Григорьевич Рубинштейн! И я вас, дорогой мой, от души поздравляю и радуюсь, что у меня на елке вам совсем случайно выпал такой подарок. Он заинтересован вашей игрой…» С тех пор мальчик стал известен всей России как талантливейший композитор.

В его судьбе принял участие Антон Григорьевич Рубинштейн. «Но никогда и никому Азагаров не передавал тех священных слов, которые ему говорил, едучи с ним в санях, в эту морозную рождественскую ночь, его великий учитель». Эту историю с полным правом можно назвать рождественской сказкой. Маленький мальчик-тапер трудолюбив и талантлив.

Ему сказочно повезло, что на него обратил внимание известный музыкант. Благодаря этому изменилась вся его жизнь. В этом коротком по объему рассказе мы видим как явное презрение к юному музыканту (со стороны Лидии Аркадьевны), так и внимание и сочувствие (со стороны Тиночки, Татьяны Аркадьевны и самого признанного музыканта).

Истинное великодушие известного музыканта проявилось в том, что он помог талантливому ребенку найти свое место в жизни.

Источник: http://libaid.ru/katalog/k/kuprin-aleksandr/3565-kratkoe-soderzhanie-tapjor-kuprin-a-i

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector