Краткое содержание шмелёв богомолье точный пересказ сюжета за 5 минут

«Лето Господне» Шмелёва: анализ

Краткое содержание Шмелёв Богомолье точный пересказ сюжета за 5 минут

Прежде чем углубиться в содержание книги и впечатления, которые она произвела на меня, читателя довольно избирательного, стоит обратиться к биографии автора, влияние которой прослеживается на протяжении всего романа.  В истории жизни писателя нас будет больше всего интересовать детство (относительно романа «Лето Господне»).

«Лето Господне» Иван Шмелев слушать

«Лето Господне» 1: Праздники

«Лето Господне» 2: Радости

«Лето Господне» 3: Скорби

Читает Екатерина Краснобаева

Иван Шмелев: биография кратко

Писатель родился 3 октября 1873 г. в Москве в патриархальной религиозной семье. Отец был известным подрядчиком, и на двор Шмелёвых стекались строители со всей России.

Мальчик впитывал народную культуру, обычаи, язык, песни, прибаутки, поговорки — всё, что потом преобразится и заиграет в неповторимой «шмелёвской» прозе.

«Мы из торговых крестьян, — говорил о себе Шмелев, — коренные москвичи старой веры».

Начальное образование Иван Шмелёв получил дома, под руководством матери, которая особое внимание уделяла литературе и, в частности, изучению русской классики.

Затем поступил в шестую Московскую гимназию, после окончания которой стал в 1894 году студентом юридического факультета Московского университета. В 1898 году окончил университет и год служил в армии.

Затем на протяжении восьми лет служил чиновником по особым поручениям Владимирской казённой палаты Министерства внутренних дел; Шмелёвы тогда жили во Владимире на Царицынской улице (ныне улица Гагарина).

Обе революции (февральскую и октябрьскую) писатель не принял, хотя первоначально пытался принять. Но для него стало очевидно, что его мировоззрение вступило в конфликт с моралью нового времени.

За конфликтом нравственным пришло вполне себе физическое противостояние писателя с властью: был расстрелян его сын, самому ему тоже угрожала опасность. Тогда он принимает решение эмигрировать. За границей он часто публикуется, работает в эмигрантской газете, однако от нищеты его это едва спасало.

Его старость была омрачена тяжёлой болезнью и нищетой. Скончался Шмелёв в 1950 году от сердечного приступа, погребён был на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Художественный стиль Шмелева

С первых фраз язык Ивана Шмелева приковал моё внимание: это простой, чистый народный  слог, в других книгах я такого не встречала.

 Так говорила или народная русская толща, или вышедшая из народа интеллигенция то с маленькими, то большими неправильностями и «искаженьицами», которые совсем непереводимы на другой язык, но которые по-русски так плавно закруглены, так сочны, так «желанны» в народном произношении.

 Писатель играет буквами, как пазлом, собирая из него совершенно невозможные формы, которые удивительным образом излучают свет и открывают секреты русской души.

Композиция в романе «Лето Господне»

«Лето Господне» — это роман, в котором нет сюжета, в такой форме, в которой мы привыкли его видеть. Это не то произведение, на протяжении которого идет развитие действия с привычными героями, нет так же здесь и привычной нам структуры.

В романе Шмелев реализовал принцип кольцевой композиции: он состоит из сорока одной главы-очерка, каждая из которых может рассматриваться как отдельное произведение, так как они являются замкнутыми сами в себе.

В центре этой замкнутой вселенной — мальчик Ваня, от имени которого ведётся повествование.

О чем роман «лето господне»: суть и смысл

Быт семьи, которая описывается в романе и через которую автор показывает нам образ Руси, отличается своеобразным старообрядческим демократизмом.

Хозяева и работники вместе постились, вместе блюли обряды, ходили на богомолье, жили не просто рядом, но и вместе.

И это отсутствие раздвоенности, единство духовных принципов и реального образа жизни оказали благодатное влияние на формирование нравственного мира мальчика.

Читая этот роман, погружаешься в удивительный мир старой дореволюционной Москвы 1880-х, в которой есть место ярмаркам, гуляниям, постным рынкам и всем христианским праздникам, которые Шмелёв описывает так ярко, сочно и тепло, что и после прочтения книги этот огонек остаётся в сердце, вполне возможно, что навсегда.

Нашим проводником в прошлое является маленький мальчик Ваня, как вы поняли — это наш автор в детстве.

Скорее всего, писатель не просто так решил нам показать Москву глазами ребенка, в этом желание Шмелева не только сохранить родословную на бумаге, как он сам говорил: «Мы живы, пока нас помнят», — но и желание, близкое к религиозному, желание окунуть читателя в христианскую религию, показать всё именно в тех красках и именно с теми эмоциями, которые может испытать только ребенок: воодушевление, радость, чистота помыслов.

Перед глазами ребенка встает образ отца, как образец идеального мужчины, которому Ваня хочет соответствовать. Сергей Иванович всегда молод, красив, умеет носить светскую одежду, на редкость работящ, покладист, у него доброе, всё понимающее сердце. Он учит сына быть человеком в полном понимании этого слова: «… Ты на человека не плюй.

Он по образу и подобию Бога создан. Значит, на него плюешь». Даже лужа около дома и та окружена добротой: «….ну куда ты её, шельму, денешь! Спокон веку она тут живёт…Кто её знает….может она ,так ко двору прилажена.

» —  казалось бы ситуация обычная, есть лужа около дома, и маленький мальчик захотел в нее плюнуть ради веселья, но отец, проведя параллель между лужей и волей Господа, поучает сына.

Вся книга наполнена светом, который идет из сердца автора.

Шмелёву удалось, не навязывая свою религиозную точку зрения, впустить меня в мир, где царит всепоглощающая любовь Бога к людям, и где церковные праздники — это не просто даты календаря, это даты, отмеченные в сердцах людей, это те дни, когда люди совершенно искренне, самозабвенно придаются радостям, скорби, веселью — всему спектру эмоций, на которые способен человек.

Я — атеист и специально выбрала этот роман  для написания рецензии, дабы улучшить свои знания в области религии и наконец-то прочитать малейшую часть (хотя этот роман является, по признанию критиков, сильнейшим у Шмелёва) творений, оставленных писателем.

Если провести параллель «ожидания — реальность», то те эмоции, которые я испытывала на протяжении всего романа и по окончании чтения, они не совпадают с теми, которые я ожидала получить.

Открывая первую страницу, я не могла отрваться от прочтения, потому что автор детально описывает обстановку, мысли, чувства героя, даже то, как он воспроизводит на бумаге речь — всё это окутывает атмосферой «домашности», от которой не хочется уходить, хочется дальше  проходить с Горкиным и Ваней по улочкам, кататься на старенькой лошади Кривой и смотреть на  мир глазами ребенка.

Это удивительно, как Шмелёв точно передал тот мир, в котором находится мальчик, ведь дети всё чувствуют иначе, на короткий срок длинной в 444 страницы я видела мир иными глазами, краски стали ярче, настроение лучше, характер мягче, сердце добрее. Единственной ложкой дёгтя во всём этом меду стала для меня композиция романа, как я говорила уже, она кольцевая, каждая глава — отдельный очерк.

Сложно читать, приходится после каждой главы перескакивать во времени и стараться держать в памяти очередность глав, чтобы не запутаться в церковных праздниках и событиях жизни Вани, которые были как хорошие, так и плохие, что очень жизненно. Несмотря на то, что роман заканчивается похоронами отца главного героя, а до этого Шмелев довольно подробно описал процессы приостановления жизнедеятельности организма/ отхода души на небо, это событие не омрачает впечатления от прочитанного, наоборот, как и все главы, последняя наиболее поучительна. В конце романа автор показал нам другую сторону своего таланта  — умение описать страшное такими же простыми словами, как он описывал и радости, и случаи из своего детства.

На кого рассчитана книга? Стоит ли читать?

Если бы у меня спросили, кому эту книгу стоит порекомендовать, я бы без заминки сказала бы, что всем. Сейчас аргументирую. Книга рассчитана на любой возраст, будет интересно читать как взрослым людям, которым она будет усладой для сердца, так и детям, которым она в ненавязчивой манере преподаст уроки жизни и научит тому, чему не научат современные мультики.

Так же книга заинтересует людей разного вероисповедания, в ней нет навязывания христианства, нет гонений на другие веры, в ней нет, как многие боятся, сложной лексики и монотонных лекций.

Но, как мне кажется, до этой книги надо дорасти, к ней надо прийти, потому что она не относится к разряду книг для развлечения, книг, после прочтения которых можно похвастаться перед друзьями своими познаниями в области литературы. Этот роман для души, он способен залечить раны, изменить взгляд на мир, заставить радоваться самой обыденной вещи.

Я прочитала много книг, достаточно много для того чтобы сказать, что этот роман проливает свет на душу того, кто его читает, другого творения, действующего подобным образом я пока не встречала!

Источник: https://LiteraGuru.ru/leto-gospodne-shmelyova-analiz/

Краткое содержание романа “Лето Господне” Шмелева И.С. по главам (частям)

Мир, представленный в романе, видится глазами мальчика Ивушки. Действие ограничивается церковным годом (от Пасхи до Пасхи). Быт, настроение, душевное состояние людей тесно связаны с каждым из праздников. Название частей произведения определяется взглядом на происходящее, эмоциональным настроем, создаваемым тем, что видит мальчик (Праздники, Радости, Скорби).

Праздники

Мальчик просыпается утром Чистого Понедельника, в Великий Пост. Комната кажется ему унылой и угрюмой. Нет ни пряников, ни игрушек, остается только одно — очищение души. Все вокруг наполняет колокольный благовест, похожий на слова «помни», «помни».

Зима подходит к концу, звенит мартовская капель, и поэтому пост не кажется уже таким страшным. Остатки зимы в виде глыб льда прячут в глубокие погреба» чтобы они хорошо морозили весь год. Ваня смотрит на зеркальные голубовато-зеленые глыбы, и ему кажется, что это саму зиму прячут в землю.

Все едут на Постный рынок, на котором чего только нет! Торговцы предлагают клюкву, морошку, чернику, «золотые огурцы» в рассоле, антоновку, морошку, крыжовник, сбитень. Совершенно невероятным кажется мальчику медовой ряд, заполненный медом разных сортов. После такого благолепия дорога домой, под звон благовеста «помни» кажется тихой, печальной.Все в ожидании Благовещенья.

Внезапно среди ночи начинает петь жаворонок. Его принес ровно год назад птичник Солодовкин и на спор обещал, что тот через год запоет. Купаются соловьи — это означает, что пришла настоящая весна. Отец мальчика возится с чижиками, жаворонками, дроздами.

Читайте также:  Краткое содержание портер поллианна точный пересказ сюжета за 5 минут

На рассвете Ваню будят чьи-то голоса, он выходит и видит своего отца (Сергея Ивановича), Горкина (помощника отца), Василь-Василича (приказчика) и Дениску (плотника), оживленных и грязных: они только что вернулись с реки, где подгоняли к берегу барки.Идут приготовления к Пасхе. Лужа во дворе всем мешает.

Только Ивушка относится к ней как к любимому другу, потому что видит, как в ней отражаются небо, облака, дом. Люди готовят иллюминацию, пекут куличи, красят яйца — все во славу Спасителя. Руки отца пахнут душистым святым афонским маслом. И страшная беда — в луже плавают скорлупки от яичек, а ведь Пасха еще не началась (то есть не кончился пост). Горкин очень переживает.

В конце концов находят богохульника — Дениску. Ваня тоже кается в своем грехе — он раньше времени съел ветчинки.Наступает Пасха. Земли не видно из-под покрывшей ее цветной яичной скорлупы. Ваня смотрит через золотое хрустальное яичко (подарок Горкина) — и все кажется ему золотым: и люди, и небо, и крыши, и даже звон колоколов.

Утром — икона Иверской Божьей Матери посылает благословение дому.Проходит Вознесенье с Христовыми лесенками (печенье в форме ступенек, которое, по примете, когда ешь, нельзя ломать, иначе не поднимешься по лесенке в рай). Наступают «именины земли» — Троица. Ивушка смотрит на иконку, на которой изображены трое сидящих под деревом Святых с посохами, а перед иконкой на столе лежат яблоки.

Домашние едут в лес за березовыми ветками, цветами. Церковь кажется маленькому Ивушке цветущим садом, а Господь, отдыхающий под березкой, совсем своим, домашним.На Яблочный Спас люди трясут яблони и собирают яблоки.

Ощущения маленького Ивушки переплетаются с воспоминаниями уже взрослого человека (автора):«И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони, зажмуришься, — ив сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, — маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший…»Шестинедельный пост и первые морозы проходят незаметно, наступает праздник Рождества Христова. «Ты хочешь, милый мальчик, чтобы я рассказал тебе про каше Рождество. …Как будто я такой, как ты. Снелсок ты знаешь? Здесь он — редко, выпадет — и стаял. А у нас, повалит, — свету бывало не видать дня на три!…» За несколько дней до Рождества на площади устанавливают елки, идет бойкая торговля. Здесь есть и поросячий, и куриный, и гусиный ряды, продают калачики, сбитни, кутью, взвар… Дома пахнет елкой, натертыми полами, мясными пирогами, жирными щами со свининой, гусем и поросенком с кашей…

После святок, наступает Крещенье. Люди ставят крестики на сараях, на коровнике, на конюшнях, на дверях. На Москве-реке для Крещенья устраивают большую прорубь. Василь-Василич спорит с немцем-врачом Ледовиком Карлычем, кто кого пересидит в проруби. Василь Васильич выдерживает почти три минуты. Оказывается, он обхитрил немца, натеревшись заблаговременно гусиным жиром.

Скоро солнце снова разогревает лужи, начинают капать сосульки, «дышать» кадушки с тестом, печься блины… Наступает Масленица. Люди зажигают огни, катаются с ледяных гор, говеют. Остается последний день — Прощеное воскресенье, во время которого все по традиции просят друг у друга прощения за обиды. Назавтра приходит Великий пост — и снова печальный звон, страшная тишина…

Радости

Отец посылает Горкина на Москву-реку, на ледокольню, навести порядок: Василь Васильич запил, а дело стоит. Оказывается, работники справляли Денискин день рождения. Ho взявшись потом за работу» они все наверстывают.

Наступают Петровки (легкий пост петропавловский), в честь самых первых апостолов, мучеников: Петра язычники на кресте распяли, а апостолу Павлу голову мечом отсекли, чтобы не учил людей Христову слову. Все готовятся к Крестному ходу: Спас Нерукотворный пойдет из Кремля в Донской монастырь, а Пречистая выйдет ему навстречу (шествие с хоругвями).

Василь Васи-льич с Горкиным идут в баню — очиститься, так как им назавтра предстоит нести хоругви. Начинается шествие. Горкин несет золотую хоругвь, символизирующую Светлое Воскресение Христово. Рядом — Василь-Васклич несет старую хоругвь» похожую на звезду, — это Рождество Христово. Трактирщик Митриев несет преподобного Сергия.

«Звонкают и цепляются хоругви: от Спаса в Наливках, от Марона-Чудотворца…»Проходит какое-то время» и все начинают поговаривать, что скоро Покров. Горкин объясняет, что на покров Владычица Господу скажет: «Вот и зима пришла» все наработались, напаслись… благослови их, Господи, отдохнуть» лютую зиму перебыть, Покров Мой над ними будет».

Начинается строгий пост, можно есть только грибной пирог, суп, рисовые котлетки. Зато в это время солят огурцы. Готовят кадки, бочки, кипятят воду для заливки рассола, отстаивают. Идет веселая работа, пахнет зеленой свежестью. На солнце в корыте плещутся огурцы. Наконец, над огурцами читают молитву — и они спят в кадках, эта «тихая жертва радования».

А вот и другая радость — рубят капусту. Капусты целых двадцать возов, весь двор завален ею, рубить-не-перерубить. Ho и ее кладут в кадки, пересыпают солью, шепчут молитву. Третья самая большая радость — мочат антоновку. Это любимое занятие домашних. Все едят яблоки, весь дом пропитывается яблочным запахом, который еще долго не выветрится.

Ивушка мечтает: «И с какой же радостью я найду закатившееся под шкаф, ставшее духовитее и с лаже антоновское «счастье*!» Наемные работники разъезжаются по домам (так как работы нет) — зиму перебывать.После Покрова наступает осень, «именинная пора»: осенью именины Ивушки, отца, матушки, Горкина. Именины хозяина празднуются особо.

Все долго думают над подарками и в знак особо-, го почтения пекут пироги. Дворовые никак не могут ничего придумать, внезапно Ондрейке, плотнику, приходит мысль, что надо сделать такой крендель, какого еще никто не видывал, и торжественно поднести имениннику. Василь-Василич отправляется в город, к кондитеру Филиппову, делать заказ. На именины собирается множество народу.

«Огромный румяный крендель будто плывет над всеми. Такой чудесный, невиданный, вкусный-вкусный». Сверху видны сахарные слова: «Хозяину благому». Отец утирает глаза платочком: подарок удивил и порадовал его. Собравшихся гостей удивляет парадный обед: заливные, соусы, индейки с рябчиками, фаршированные каплуны, фазаны, клюквенное желе, филе дикого кабана, леденцовый Кремль.

В конце дня начинает петь соловей (которого в свое время подарил отцу крестьянин Солодовкин), как будто весна пришла.На Михайлов день празднуют именины Горкина., Ивушка не успел приготовить подарок. Мальчик плачет, забившись к отцу в комнату. Отец стыдит его, потом достает кошелечек из алого сафьяна, кладет туда денежку и отдает Ивушке, чтобы он сделал Горкину подарок от них двоих.

Близится Рождество, теплятся лампадки. Идет Всенощная служба. В церкви Ивушке чудятся и пещерка, где родился Спаситель, и ясли для пастырей, и овечки…Отец задумал построить ледяной дом, но никто не знает, как его сделать. Отец прочитал книжку Лажечникова «Ледяной дом», но в ней говорится только о том, как в царствие Анны Иоанновны ледяные фигуры делали из живых людей.

Наконец Денис с Ондрюшкой разгадывают принцип: надо вначале поставить основа из столбов, скрепленных винтами, а уже сверху помещать снег и ледяные глыбы.23 ноября Ивушку посылают поздравить крестного с днем Ангела. Ивушка не любит бывать у крестного: крестный велит покормить Горкина на кухне, а его сын отрывает шнурочек-крендель на новой курточке Ивушки.

Мальчик счастлив только тогда, когда возвращается домой.Наступает Крестопоклонная («Христос на страдания выходит»). Дом наполнен странными предчувствиями. Отец видит во сне большую гнилую рыбу, Горкин — крест на могиле… Ивушка боится дурных предзнаменований и пытается узнать у Горкина: не умрет ли кто? Горкин успокаивает его. Ho матушка крестится и говорит, что расцвел змеиный цветок, цветущий раз в тридцать лет, утверждает, что это не к добру.

Вскоре умирает Пелагея Ивановна, тетка отца.

Наступает говенье. Домнушка, няня Ивушки, шьет мальчику «мешочек для грехов», с которым он пойдет каяться.

За Вербным Воскресеньем приходит Пасха. Разносится страшная весть — хозяина убила лошадь.

Скорби

Отец тяжело болен. Он рассказывает, как ехал и радовался кукушке, свежим березовым рощам, воробьям. Лошадь была молодая, еще не объезженная, и когда отец хлестнул ее нагайкой, она метнулась и понесла.Дома грустно, все мысли возвращаются к болезни отца.

Ho происходит чудо — отцу становится лучше, он идет в баню, «болезнь с себя смыть, живой водой окатиться». Баня помогает: у отца перестает болеть и кружиться голова. Все едут кататься, Москву смотреть. Отец со слезами на глазах читает: «Город чудный, город древний!..

» Сонечка продолжает любимые строки отца: «Когда церквей и колоколен, садов, чертогов полукруг…» Всех охватывает гордость за Великую Русь.

Отец снова начинает работать, ездить на стройки. Приезжая, он укутывал голову мокрым полотенцем (от головной боли). Однажды на стройке ему становится дурно, Горкин привозит его домой. Отцу становится все хуже.

На Троицу ему в вазу ставят букет цветущего шиповника, ландышей и пионов. Отец одевается по-праздничному, обедает вместе со всеми. «Ho змеиный цвет уже «выплеснул» свое жало». В дом ездят доктора, но все их усилия тщетны. Отец исповедуется, причащается, благословляет детей.

Вновь наступает Покров, снова рубят капусту, но радости уже нет. Вскоре отец умирает. Все домашние в черном, все вокруг словно чернеет. Выносят гроб, и мальчику непонятно кто в нем — Господь или отец. Льет дождь, ветер ерошит листья на венке. Ивушка прощается с папенькой.

И слышно: «…Свя-ты-ый… Без-сме-ртный… По-ми-и-луй на-а-ас…»

Источник: http://lit-helper.com/p_Kratkoe_soderjanie_romana_Leto_Gospodne_Shmeleva_I_S__po_glavam_chastyam

Нравственная проблематика повести и. с. шмелева «богомолье»

Я возвращуся к вам, поля моих отцов, –

Дубравы мирные, священный сердцу кров!

Я возвращуся к вам, домашние иконы!

О дом отеческий! о край, всегда любимый! Родные небеса!..

Е. Баратынский.

Мечту о возвращении на родину смог осуществить только в своих произведениях писатель Иван Сергеевич Шмелев, москвич, воспитанный укладом русской жизни, любящий русский народ, но живший с 1922 года вдали от России. Он был глубоко верующим человеком.

Я прочитала повесть И. С. Шмелева «Богомолье», которая созвучна моим раздумьям о Московии, праведниках, нравах и обычаях людей русских… Автор показывает в произведении, как своим трудом и своей молитвой народ веками «строил» Россию.

Читайте также:  Краткое содержание сетон-томпсон королевская аналостанка точный пересказ сюжета за 5 минут

Повествование ведется о семидесятых – восьмидесятых годах XIX века, когда возводился Храм Христа Спасителя, разрушенный в XX столетии, «в час соблазна и потемнения».

Сколько терпения и терпимости проявляют россияне! Писатель верит в то, что русский народ жив и будет жить, все вытерпит благодаря тому, что ставит свою душу в трепетную близость к Богу получая от нее живую совесть, мудрое спокойствие, трудолюбие, умение прощать и повиноваться…

«Богомолье» примыкает к традиционному для русской литературы жанру «хождений».

Герои идут на богомолье из Замоскворечья в Троице-Сергиеву Лавру, потому что «самое душевное это дело – на богомолье сходить». Путь длиною в «семь десятков верст» нужно пройти за три дня. «Время горячее» терять нельзя – пора сенокоса. Дорога – символ вечного движения к покаянию…

Произведение состоит из двенадцати глав, каждая из которых представляет собой картину – впечатление для шестилетнего Вани, чьими глазами и наблюдает и постигает жизнь. В этом заложен определенный смысл. Ребенок знакомится с миром взрослых, он один в своем познании, а кругом целая неизведанная вселенная, представленная чередой уже выросших, прошедших путь духовного возмужания людей.

Мы видим Горкина, «дядьку» Вани, хранителя и продолжателя традиций, носителя идеалов святости, добра и красоты.

Миропонимание православного христианина раскрывается в ряде драматических эпизодов. Вот один из них. Ваня, испугавшись несчастного парализованного, хочет убежать от его коляски, но Горкин велит ему смотреть, ибо грех от горя отворачиваться.

«В ногах у меня звенит, так бы и убежал… Лицо у парня костлявое, как у мертвеца, все черное, мутные глаза гноятся. Он все щурится и моргает, силится прогнать мух, но мухи не слетают. Стонет тихо… Руки у него тонкие, лежат, как плети. В одной вложен деревянный крестик, из лучинок…»

Богомольцы встречаются с парнем второй раз у монастыря, когда тот, получив от священника надежду, повеселел.

Домна Панферовна, так живо напоминающая некрасивую Матрену Тимофеевну, наставляет Ваню и Анюту, закладывая основы нравственности.

Сидя на резной тележке, олицетворяющей талант народа и его историческую память, мальчик любуется городскими и сельскими видами.

Здесь и лавчонки, трактиры, дворы Замоскворечья, и панорама Кремля, и «Москва-река – в розовом туманце», и утренний Храм Спасителя, и Успенский, Благовещенский, Архангельский соборы, и Никитские ворота…

а далее лежит «святая дорога», где много солнца. «Весело, зелено, чудесно! И луга, и поля, и лес…»

Проехали Мытищи, Пушкино, Талицы, Рахманово, Хотьково… А вот и Лавра-Троица!

От старца Варнавы получили герои повести благословение. Ване приятно слушать молитву, которая «зачинает всенощную»:

Благослови, душа моя, Господа, Господи Боже мой, возвеличился еси зело.

Вся премудростию сотворил еси… Богомольцы возвращаются с «духовной радостью».

В повести много места отводится святому Сергию Радонежскому, описанию церковной службы в Троице-Лавре, да и само «хождение» к Преподобному сопровождается бесконечными рассказами о религиозных таинствах.

Наслушавшись этих разговоров, мальчик бредит наяву: «Закрываю глаза – и вижу: золотой крест стоит над борами, в небе. Розовое я вижу, в золоте, – великую розовую свечу, пасхальную. Стоит над борами, в небе. Солнце на ней горит.

Я так ее ясно вижу! Она живая, светит крестом – огнем». Такой привиделась Ване колокольня Троице-Сергиевой Лавры.

Внутренняя фабула повести – это поиск нравственных опор в новой жизни и нахождение их в религии, в чудесном явлении Сергия Радонежского, в нетленном свете его обители – Троице-Сергиевой Лавры. Для ребенка житие праведника – это пример для подражания, образец высокой духовности.

Язык произведения богат, так как автор умеет придавать вещам жизнь, которую чувствует читатель. Знакомясь с героями повести, мы не только думаем – мы видим, дышим, слушаем, касаемся руками того мира, какой он нам предлагает…

«Едем березами, чистой рощей. Кукушки и там, и там – кукуют, как очумелые, от грозы. Густо пахнет березой, сеном, какими-то горькими цветами…»

Язык Шмелева – язык мастера. Как не вспомнить слова И. С. Тургенева: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!..»

Вера, любовь к ближнему и талант – нравственное богатство человека.

И. С. Шмелев пишет о даре православного христианина – веровать сердцем и освещать лучами этой веры свой быт и труд, природу и смерть… Таков дух Руси. Все это утрачено «в час соблазна и потемнения». И как утрачено это сразу, вместе, – так вместе и восстановится…

Возрождение Храма Христа Спасителя в наши дни – покаянное возвращение народа к своим истокам, устранение разрыва в исторической памяти людей. Это ли не обнадеживает?

Источник: http://www.testsoch.info/nravstvennaya-problematika-povesti-i-s-shmeleva-bogomole/

Роман Шмелева «Лето Господне»

На главную > Образование > Роман Шмелева «Лето Господне»

Именно «Лето Господне» (1933—1948) и «Богомолье» (1931), а также примыкающий к ним тематически сборник «Родное» (1931) явились вершиной творчества Шмелева.

Он написал немало замечательного и кроме этих книг: помимо уже упоминавшегося «Солнца мертвых» назову хотя бы романы «История любовная» (1929) и «Няня из Москвы» (1936).

Но магистральная тема, которая все более проявлялась, обнажалась, выявляла главную и сокровенную мысль жизни (что должно быть у каждого подлинного писателя), сосредоточенно открывается именно в этой «трилогии», не поддающейся даже привычному жанровому определению (быль — небыль? миф — воспоминание? свободный эпос?): путешествие детской души, судьба, испытания, несчастье, просветление. Из глубины души, со дна памяти подымались образы и картины, не давшие иссякнуть обмелевшему было току творчества в пору отчаяния и скорби.

Из Франции, чужой и «роскошной» страны, с необыкновенной остротой и отчетливостью видится Шмелеву старая Россия и в то же время как бы обращенная к будущему, в завтра. Из потаенных закромов памяти пришли впечатления детства, составившие книги «Богомолье», «Лето Господне», а также примыкающие к ним рассказы «Небывалый обед», «Мартын и Кинга»1 и т.

д., совершенно удивительные по поэтичности, духовному свету, драгоценным россыпям слов.

Шмелев славит русского человека, с его душевной широтой, ядреным говорком и грубоватым простонародным узором расцвечивает «преданья старины глубокой» («Мартын и Кинга», «Небывалый обед»), обнаруживая «почвенный» гуманизм, по-новому освещая давнюю тему «маленького человека» («Наполеон», «Обед для «разных»).

Если говорить о «чистой» изобразительности, то она только растет, являя нам примеры яркой метафоричности («Звезды усатые, огромные, лежат на елках»; «промерзшие углы мерцали серебряным глазетом»). И прежде всего изобразительность эта служит воспеванию национальной архаики («Тугое серебро, как бархат звонкий.

И все запело, тысяча церквей»; «Не Пасха — перезвону нет; а стелет звоном, кроет серебром,— как пенье без конца, гул и гуд»).

Конечно, мир «Лета Господня» и «Богомолья», мир филен-щика Горкина, Мартына и Кинги, чахоточного «Наполеона», бараночника Феди и богомольной Домны Панферовны, старого кучера Антипушки и приказчика Васнль Васильича, «облезлого барина» Энтальцева и отставного солдата Махорова «на деревянной ноге», колбасника Коровкина, рыбника Горностаева и «живо-глота»-богатея крестного Кашина — этот мир одновременно и был, и не существовал никогда. Возвращаясь вспять, силой воспоминаний, против течения времени — от устья к ее истокам,— Шмелев преображает все увиденное вторично. Да и сам «я», Шмелев-ребенок, семилетний Ваня, появляется перед читателем словно бы в столпе света, умудренный опытом только предстоящего ему пути.

Но одновременно писатель создает свой особенный, «круглый» мир, маленькую вселенную, от которой исходит свет патриотического одушевления и высшей нравственности. О «Лете Господнем» проникновенно писал И. А. Ильин:

  • «Великий мастер слова и образа, Шмелев создал здесь в величайшей простоте утонченную и незабываемую ткань русского быта, в словах точных, насыщенных и изобразительных: вот «тартанье мартовской капели»; вот в солнечном луче «суетятся зо-лотинки», «хряпкают топоры», покупаются «арбузы с подтреском», видна «черная каша галок в небе». И так зарисовано все: от разливанного постного рынка до запахов и молитв Яблочного Спаса, от «розговин» до крещенского купанья в проруби. Все узрено и показано насыщенным видением, сердечным трепетом; все взято любовно, нежным, упоенным и упоительным проникновением; здесь все лучится от сдержанных, не проливаемых слез умиленной благодатной памяти. Россия и православный строй ее души показаны здесь силою ясновидящей любви. Эта сила изображения возрастает и утончается еще от того, что все берется и дается из детской души, вседовер-чиво разверстой, трепетно отзывчивой и радостно наслаждающейся. С абсолютной впечатлительностью и точностью она подслушивает звуки и запахи, ароматы и вкусы. Она ловит земные лучи и видит в них — неземные; любовно чует малейшие колебания и настроения у других людей; ликует от прикосновения к святости; ужасается от греха и неустанно вопрошает все вещественное о скрытом в нем таинственном в высшем смысле».

«Богомолье», «Лето Господне», а также примыкающие к ним рассказы объединены не только духовной биографией ребенка, маленького Вани. Через материальный, вещный, густо насыщенный великолепными бытовыми и психологическими подробностями мир нам открывается нечто иное, более масштабное.

Кажется, это вся Россия, Русь предстает здесь «в преданьях старины глубокой», в своей темпераментной широте, истовом спокойствии, в волшебном сочетании наивной серьезности, строгого добродушия и лукавого юмора.

Это воистину «потерянный рай» Шмелева-эмигранта, и не' потому ли так велика сила ностальгической, пронзительной любви к родной земле, так ярко художественное видение красочных, сменяющих друг друга картин.

Книги эти служат глубинному познанию России, ее корневой системы, пробуждению любви к нашим праотцам.

В этих «вершинных» книгах Шмелева все погружено в быт, но художественная идея, из него вырастающая, летит над бытом, приближаясь уже к формам фольклора, сказания.

Так, скорбная и трогательная кончина отца в «Лете Господнем» предваряется рядом грозных предзнаменований: вещими словами Пелагеи Ивановны, которая и себе предсказала смерть; многозначительными снами, привидевшимися Горкину и отцу; редкостным цветением «змеиного цвета», предвещающего беду; «темным огнем в глазу» бешеной лошади Стальной, «кыргыза», сбросившего на полном скаку отца. В совокупности все подробности, детали, мелочи объединяются внутренним художественно-религиозным миросозерцанием Шмелева, достигая размаха мифа, яви-сказки.

  • Какой климат в Турции?
  • Турция – огромная страна, она занимает большую площадь и омывается четырьмя морями, поэтому и климат в разных частях страны значительно отличается… На южном побережье Турции, которое омывается Средиземным морем, наблюдается субтропический средиземноморский климат, лето здесь жаркое, температура воздуха в июле и августе поднимается до + 40 – + 45 градусов, зима достаточно теплая – + 14 – + 15 градусов. Эту зону называют Анталийской, здесь находятся курорта Анталия, Алания, Белек,

  • Почему происходит смена сезонов?
  • Год делится на четыре сезона. Это весна, лето, осень и зима. Каждый сезон отличается своими погодными условиями. Весной, например, дни становятся теплее и после зимних холодов начинают зеленеть растения, а большинство животных выводит потомство. Осенью становится прохладнее, с деревьев опадает листва, а многие птицы улетают на зиму в теплые страны. Смена сезонов происходит в силу наклона Земли относительно своей оси вращения (воображаемой линии, проходящей через центр планеты между Северным и

  • Почему лето не длится целый год?
  • Почему лето не длится целый год? Было бы просто замечательно, если бы вам довелось жить на экваторе! Там круглый год жарко, потому что Солнце всегда стоит почти прямо над головой. Там же, где живем мы с тобой, четыре времени года сменяют друг друга: весна, лето, осень и зима. Почему это происходит? Земля вращается вокруг воображаемой оси, наклоненной по отношению к Солнцу. Она совершает один полный оборот за двадцать четыре часа, а

  • Загадки про лето
  • Солнце печёт, липа цветёт. Рожь поспевает, когда это бывает? (Лето) Я соткано из зноя, несу тепло с собою, Я реки согреваю, “купайтесь!” – приглашаю. И любите за это вы все меня, я… (лето ) В дверь взойдет В трубу вылетит. (Лето) Зеленеют луга, В небе – радуга-дуга. Солнцем озеро согрето: Всех зовёт купаться (Лето) Без него плачемся, А как появится, От него прячемся. (Солнце) Что выше леса, Краше света, Без огня горит? (Солнце) Ты весь мир обогреваешь И усталости не знаешь, Улыбаешься в оконце, А зовут тебя все (Солнце) На

  • Какие курорты есть в Индии?
  • Индия славится на весь мир своими живописными экзотическими курортами. Самым известными и популярным является Гоа. Здесь великолепные пляжи с золотым песком на берегах Аравийского моря, красивейшая природа влажных тропиков, древние памятники. Климат на Гоа очень мягкий, отдыхать здесь можно круглый год. Курорт делится на Северную и Южные части. На Юге Расположены более дорогие и престижные отели, сюда едут отдыхать обеспеченные европейцы. На Юге великолепные пляжи с золотыми песками. Северный Гоа

Разместил: Библиотекарь и опубликовал 13 Апрель 2015   В разделе: Образование

Источник: http://www.wlgdh.com/roman-shmeleva-leto-gospodne/

Изучение рассказа И. С. Шмелёва «Про одну старуху» в 11-м классе

Представляется возможным и необходимым обращение к имени “самого русского из русских” писателей зарубежья также в 11-м классе.

В разделе «Литература 20-х годов», где предполагается обзорное освещение “крестьянской” поэзии, поэзии экспериментаторов, русской эмигрантской сатиры, “возвращённой” публицистики, особое место занимает тема России и революции.

Её трагическое осмысление прослеживается не только в творчестве поэтов старшего поколения, но и в творчестве прозаиков, ярчайшую позицию среди которых занял И. С. Шмелёв. Словно художественно “иллюстрируя” «Несвоевременные мысли» М.

Горького, Шмелёв 20-х годов — «Голуби» (1918), «Солнце мертвых» (1924), «Два Ивана» (1924), «В ударном порядке» (1925), «Свечка» (1924), «Письмо молодого казака» (1925), «На пеньках» (1924), «Чёртов балаган» (1926) — ломает привычные стереотипы восприятия отполированной хрестоматийным глянцем литературы данного периода. Без произведений шмелёвского плана невозможно полное и объективное освещение литературного процесса 20-х годов.

Действующая программа не предполагает углублённого изучения творчества ни одного из названных в этом обзоре авторов. Лишь для самостоятельного чтения выделены стихотворения В. В. Маяковского, роман А. А. Фадеева «Разгром».

На наш взгляд, помимо этого было бы оправданным обращение к уже изученным в разделе «Описание событий в романах и других произведениях М. Горького» «Несвоевременным мыслям» и развитие идей, заложенных в них, через произведения И. С.

Шмелёва периода революции и гражданской войны.

Для глубокого анализа наиболее приемлем рассказ «Про одну старуху» (1924), дающий читателю возможность расширения исторического кругозора, напряжения эмоционального восприятия, соприкосновения с живым и чистым русским словом. Имеющий высокие художественные достоинства, рассказ как никакой другой полон ощущения трагизма всего вершащегося в России.

Перед анализированием произведения учителю следует ввести школьников в мир И. С.

Шмелёва, показав патриархальный, счастливый, религиозный купеческий мир его замоскворецкого детства, юношество в университете, где формировались его либерально-демократические взгляды, период тысяча девятисот семнадцатого–1920 годов, когда были написаны его «Пятна», «Неупиваемая чаша», «Сказки», полные веры в Россию и надежды на то, что русский народ сумеет справиться с разрухой, наладить пошатнувшийся порядок. Трагедия в Крыму, потеря горячо любимого сына породили в писателе настроение отчаяния, мрака и безысходности. И. С. Шмелёв создал ряд рассказов о красной России («Про одну старуху», «Въезд в Париж», «Свет разума») и эпопею «Солнце мертвых», принёсшую ему мировую известность. Он изображал гибель, разорение, крах прежней жизни, террор, голод. Жизнь разрушена, смят её порядок, и одиноки праведники, сопротивляющиеся злу посреди враждебного мира.

Праведница в рассказе — Марфа Трофимовна Пигачова, чьё имя делается известным читателю только в конце произведения, за несколько мгновений до гибели героини. На протяжении рассказа она — “старуха”, и никак не иначе, именно поэтому началом анализа рассказа должны стать размышления над семантикой заглавия.

Иван Ильин, крупнейший знаток творчества И. С. Шмелёва, писал: “Заглавия Шмелёва всегда символически существенны и центральны: они выражают главное содержание художественного предмета.

Таково, например, заглавие «Про одну старуху», где под «старухой» разумеется не только «эта старуха», но ещё Россия — Родина-мать, брошенная своим сыном и погибельно борющаяся за своих внучат, за грядущие поколения: это нигде не выговорено в рассказе, символ не раскрывается в виде научения, напротив, эта символика таится поддонно, молчаливо, но она зрела в душе автора и медленно зреет в душе читателя, который в конце рассказа переживает весь ужас этого прозрения” («Юность». 1990. № 9. С. 48).

Авторское жанровое обозначение этой вещи как рассказа весьма справедливо. Каноны жанра соблюдены. Пронзительная особенность творчества И. С. Шмелёва — сказовая традиция — не отброшена и в этом произведении. И на первый взгляд всё в рассказе передано от его лица, с одной “точки зрения”.

Но “смена точек зрения”, однако, происходит, и этому помогает язык произведения.

Рассказчик не бесстрастен, он, несмотря на специфику собственной простонародной речи, в момент изложения “вживается” в образы действующих лиц, поэтому читателю время от времени слышны и “чужое слово”, и несобственно-прямая речь, и анонимные реплики, и риторические вопросы самого рассказчика.

Язык произведения “живёт” многочисленными диалектизмами (Не шибко; Заганул — завернул, Акатник — навес) и смешением стилей (Про своё объяснила досконально; нельзя так над старинным человеком; дороги не слыхать), поговорками (Как крыса на лабазе; нужда по нужде стегает), народной этимологией (С Лёнькой она гуляла, с куманистом главным?), искажёнными просторечием словами, граничащими с диалектизмами (Дизелтир, завиствовал, задвохнулась, упокойник, пролубь, в портокол не впишут, с левольвера, рыскнула, по телехвону, страмота). Специфические особенности языка И. С. Шмелёва — частое употребление многоточий, разбивка слов на слоги с тире и многоточиями, широчайшее использование сочетаний восклицательных и вопросительных знаков, разрядка слов, богатейшая простонародная лексика — служат автору способами вживания в образы огромного количества персонажей рассказа через центральный образ рассказчика.

Присутствие здесь рассказчика, человека хотя и не той же социальной ступени, что и героиня (его семья — “жили… в достатке, и домик в Ярославле, и в Череповце мучное дело налажено…”, с. 155 [ Oeoaou ec? anneaca ii eca.: Oiae? a E. N. Iooe iaaaniua. I.: Niaaoneee ienaoaeu, 1991.

]), но близкого ей по духу русского сострадания, по прозорливому и всепонимающему простонародному мудрому житейскому взгляду, делает эту литературную вещь ярко экспрессивной.

Рассказчик в произведении не назван, он лишь обозначен местоимением “я” и первым лицом глагольных форм, но стилистически — с помощью языковых средств — автором создан своеобычный образ русского человека. Автором намеренно произведено смещение “точки видения в сферу субъекта”. Такой “субъективацией авторского повествования” (Горшков А. И.

Русская словесность. Учебное пособие для 10–11-х классов. М., 1997. С. 272) И. С. Шмелёв добивается наилучшей “чистоты” и “прозрачности” ситуации, в которой читатель уже не усомнится. Особое доверие к рассказчику читатель начинает ощущать уже с первых строк, когда рассказчик сообщает: “Из Волокуш она, Любимовского уезда, за Костромой…

а я-то ярославский, будто и земляки” (с. 154). Мысль автора о единении народа всей России в страданиях, в нечеловеческой изломанности судеб звучит в частом мимоходном упоминании рассказчика о сходстве испытаний, посланных и ему, и старухе: “Так вот, про старуху… А про себя лучше не ворошить шибко заслабела, и в голову уж непорядки, от расстройки…

Про себя скажу: во скольких уж я делах кружился и всё в голове, бывало, держу… а с семнадцатого года стал путать” (с. 154). “А сын раз всего только и написал… Своё помню: мои двое… прапорщики были…” (с. 155). “Случилось мне такими путями путать, навидался горя… Будто уж не на земле живёшь, чудно!” (с. 168).

Рассказчик не был свидетелем всех мытарств героини. Их первая встреча — ночёвка на постоялом дворе по пути к хлебному тамбовскому селу Загорёву. Вторая — за Тамбовом, в поезде, везущем старуху назад и к гибели.

Понятно, что большую часть событий рассказчик передаёт со слов самой старухи, а часто — со слов других очевидцев: “Мне потом про её мытарства рассказывали, где мы-то с ней стояли…

” И тем не менее слова рассказчика полны оценочного смысла, ощущения героини как бы “пережиты” им самим, что было особенно необходимо автору для достижения правдоподобия: “Ждёт старуха, трафится, как люди”; “Истомилась, а до зари досидела…”; “Повалилась как мёртвая, с устатку” (с. 168).

План фразеологии, использование несобственно-прямой речи помогают автору сместиться с точки зрения создателя рассказа на точку зрения рассказчика, а с него — на точку зрения героини. Таким образом, некоторое “отчуждение” автора, “использование им… внешней позиции” (Успенский Б. Поэтика композиции. М., 1970. С. 170) служит достижению предельной реалистической ясности в произведении.

Источник: http://www.sochuroki.com/izuchenie-rasskaza-i-s-shmelyova-pro-odnu-staruxu-v-11-m-klasse/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector