Краткое содержание софокл аякс точный пересказ сюжета за 5 минут

О чём рассказал нам автор «эдипа»?

Краткое содержание Софокл Аякс точный пересказ сюжета за 5 минут

Новый этап в развитии драматического искусства связан с младшим современником Эсхила — Софоклом (497/6 — 406 гг. до н. э.), который сделал греческую трагедию более человечной: именно у него настоящей основой действия становится скорее воля человека, нежели воля богов.

На первом плане у Софокла всегда стоит человек с его душевными переживаниями, страстями, чувствами, поступками — порою ошибающийся или даже преступный, но искренний в своих проступках и заблуждениях. По свидетельству Аристотеля, сам Софокл говорил, что изображает людей такими, какими они должны быть.

Тут нет места низменным страстям: драматург возвышает человека, в то же время заставляя зрителя сопереживать герою и ужасаться его печальной судьбе.

Творчество Софокла нам известно по семи сохранившимся трагедиям и фрагментарно уцелевшей сатировской драме «Следопыты», отрывки из которой стали известны благодаря найденному в 1912 году Оксиринхскому папирусу.

Сатировская драма писалась на сюжет дионисийского цикла, а хор всегда состоял из сатиров — козлоподобных существ в трико телесного цвета с огромными висящими спереди фаллосами.

Пьеса повествует о похищении малолетним Гермесом коров Аполлона, поисками которых с шутками и прибаутками занимаются главные герои — сатиры под предводительством папаши Силена.

Вероятно, самой ранней из дошедших до нас трагедий Софокла был «Аякс» (хотя годы постановки этой пьесы неизвестны), чей сюжет относится к троянским сказаниям. Аякс негодует на афинских вождей, которые присуждают доспехи убитого Ахилла не ему, а Одиссею. На замыслившего месть героя Афиной было наслано безумие — и Аякс кончает с собой.

Около 442 года до н. э. афинские зрители увидели трагедию Софокла «Антигона» (442 гг. до н. э.), рассказывающую о трагической гибели дочери Эдипа (о судьбе самого Эдипа Софокл расскажет в других пьесах).

Приказ её дяди Креонта оставить без погребения тело её брата Полиника, напавшего на родной город, управляемый другим её братом — Этеоклом, главная героиня считает бесчеловечным.

Другой точки зрения придерживается царь Креонт, издающий указы, согласуясь со своим собственным чётким представлением о политической ситуации и идеологии государства. Антигона нарушает приказ царя Креонта, о чём с гордостью заявляет на допросе. Креонт велит заключить Антигону заживо в подземелье.

Кто же прав и на чьей же стороне находится истина? Следуя песням хора, можно сказать, что для Софокла истина — данные богами предначертания, которые не относительны, а вечны, очевидны и неизменны. Антигона погибает, потому что меряет ситуацию степенью её соответствия непреходящим нормам бытия, защищая вечные божественные установления.

Содержание трагедии «Электра» (годы постановки неизвестны, вероятно, 440-е) в основном соответствует «Хоэфорам» (второй части трилогии «Орестея») Эсхила и «Электре» младшего современника Софокла — неудачливого и нелюбимого зрителями Еврипида. Софокл делает центральным персонажем пьесы не Ореста, а его сестру Электру. Она так же, как и брат, жаждет справедливого возмездия матери за убийство отца.

Трагедия «Эдип-царь» (420-е гг. до н. э.) является, вероятно, величайшим достижением Софокла-драматурга.

Это трагедия рока: мы видим ужас греков перед высшей силой, трагически воздействующей на человеческую жизнь; предельно полное выражение получает представление от родовой вине (дело в том, что, как известно было каждому знающему мифы греку, род Лая — отца Эдипа — был проклят за похищение и растление последним сына элидского царя Пелопа — Хрисиппа). Эдип решает перехитрить судьбу так же, как когда-то желали перехитрить судьбу его родители — Лай и Иокаста: и им, и ему было предсказано, что выросший Эдип убьёт отца и женится на своей матери.

Трагедия Эдипа и Иокасты — трагедия людей, дерзнувших сопротивляться высшему предначертанию и поплатившихся за это. Ужас перед высшими силами соединяется здесь с сочувствием герою, расплачивающимся за преступления, совершенные им непреднамеренно.

Вместе с тем, по представлениям греков, сопротивление судьбе само по себе является преступлением. Проступки против судьбы сопровождаются исчезновением знания: Эдип лишён подлинного представления о глубине своего преступления.

Потому так важен в финале мотив физической слепоты: герой ослепляет себя, прозрев внутренне, уподобляясь другому важному персонажу пьесы — слепому прорицателю Тиресию, видящего истину своим внутренним оком. Ведь истинное знание выше зрения простого смертного.

Хор приходит к трагическому выводу о духовной слепоте человека — выводу, дарующему зрителю некий моральный вывод из сюжета:

Люди, люди! О смертный род! Жизнь людская, увы, ничто! В жизни счастья достиг ли кто? Лишь подумает: «Счастлив я!» — И лишается счастья. Рок твой учит меня, Эдип, О злостчастный Эдип! Твой рок Ныне уразумев, скажу:

Нет на свете счастливых.

Софокл рисует героический облик человека, не уклоняющегося от публичного разоблачения себя самого, творящего справедливый суд над самим собой — и в этом его подлинное величие.

В финале пьесы, несмотря на торжество рока, афинский зритель вместе с героем и хором должен был испытать величайшее перерождение, безусловное нравственное удовлетворение от величественного изображения борьбы, страданий и страшной перипетии, произошедшей с главным героем.

Вероятно, после «Эдипа-царя» создана трагедия «Трахинянки», повествующая о смерти Геракла. Сюжет трагедии «Филоктет» (409 г. до н. э.

) основан на аргосских мифах: грекам было ведомо пророчество, согласно которому Троя не может быть взята без лука Геракла и владеющего им Филоктета, некогда брошенного греками больным на пустынном острове Лемносе; мы видим, как хитроумный Одиссей обманом выполняет план по возвращению несчастного царя в стан греческих войск.

Спустя два десятилетия после постановки «Эдипа-царя» Софокл вновь обращается к судьбе фиванского царя. В трагедии «Эдип в Колоне» рассказывается о скитаниях Эдипа, нашедшего в конце концов себе пристанище в городе Колоне, пригороде Афин.

Ему покровительствует Тесей, обещающий Эдипу защиту от всякого, кто бы захотел насильно увести его отсюда.

Ряд эпизодов (попытка Креонта насильно увести Эдипа в Фивы; просьбы сына Полиника встать на его сторону в войне против другого сына — Этеокла, отказ Эдипа и предсказание им трагической кончины обоих братьев) подготавливает финальную сцену чудесной смерти царя Эдипа.

Он умирает очищенный от скверны, прощённый богами, примирившийся с миром и людьми. Трагедия становится как бы духовным завещанием Софокла. Трагедия «Эдип в Колоне» была поставлена на сцене в 401 г. до н. э. уже после смерти драматурга, скончавшегося в 406 году, его внуком — Софоклом Младшим.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/3177/

Софокл «Царь Эдип». Краткое изложение

Софокл (497 – 408 гг.) происходил из афинского предместья Колоны, был современником и горячим почитателем Перикла. Софокла называют Гомером греческой драматургии, желая этим сказать, что Софокл так же полно и ярко отражает «золотой век» Перикла, как Гомер запечатлел в своём эпосе жизнь, нравы и представления эпической Греции.

Во всех произведениях Софокла чувствуется такое же сознание величия и гордости человеческого гения, как и в вышеприведённой программной речи Перикла. Идея судьбы у Софокла сочетается с прославлением человеческого гения, творца и созидателя материальных и духовных ценностей в пределах, отведённых ему жизнью. Само понятие судьбы у Софокла более отвлечённо, чем у Эсхила.

Читайте также:  Краткое содержание сетон-томпсон королевская аналостанка точный пересказ сюжета за 5 минут

У последнего судьба близка к божеству, у Софокла этого нет.

Основная идея – идея судьбы – полнее всего выражена в лучшей трагедии Софокла «Царь Эдип». В основу трагедии «Царь Эдип» положено сказание, или миф, об Эдипе, сыне фиванского царя Лая и его жены Иокасты.

Лаю было предсказано оракулом, что он погибнет от руки собственного сына, который вступит в брак со своей матерью. Поэтому, после того как у Лая и Иокасты, родился сын Эдип, они приказали отправить его в горы и пробуравить ему ноги.

Случайно царский пастух коринфского царя Полиба натолкнулся – на больного Эдипа, сжалился над ним и привёл его к своему господину. Полиб оставил Эдипа у себя и усыновил его.

Однажды Эдип посетил дельфийского оракула и узнал, что ему предопределено судьбой убить своего отца и жениться на своей матери. Из страха перед совершением преступления Эдип поспешил оставить своих мнимых родителей и ушёл из их дома. По дороге он встретил неизвестного ему человека, вступил с ним в ссору и случайно убил его. Этот неизвестный человек был его родным отцом Лаем.

Вернувшись в Фивы, Эдип избавил город от страшного чудовища Сфинкса и за это благодарными гражданами был, провозглашён царём, занял дворец прежнего царя, убитого им Лая, и женился на его жене, своей матери, Иокасте. Предрешение судьбы и предсказание оракула сбылись.

После этого идёт серия мучений и возмездий, испытываемых несчастным, ни в чём неповинным, царём Эдипом. Наконец, когда ему была открыта правда, он, чтобы смыть позор, не видеть света и людей, сам ослепил себя. После долгих скитаний и угрызений совести слепой старик Эдип, сопровождаемый своей верной дочерью Антигоной, наконец, нашёл последний покой в предместье Афин, на холме Колоне.

Продолжение сюжета «Царя Эдипа» составляют трагедии «Эдип в Колоне» и «Антигона». Содержание «Антигоны» в нескольких словах таково. После смерти Эдипа началась борьба за фиванский престол между его сыновьями Этеоклом и Полиником, окончившаяся гибелью обоих соперников.

Новый царь Фив Креонт, зять Эдипа, приказал похоронить с надлежащими почестями Этеокла, а труп Полиника, поднявшего оружие против отечества (трагедия Эсхила «Семеро против Фив»), приказал выбросить собакам и птицам.

Несмотря на приказ царя, Антигона, сестра погибших братьев, похоронила труп Полиника, навлекши на себя тем самым страшный гнев Креонта. Креонт приказал заточить Антигону в подземелье, где она должна была погибнуть от голода.

Но возлюбленный Антигоны, сын Креонта Гемон, пробрался в подземелье с целью освободить свою невесту; увы, было уже поздно. Антигона лишила себя жизни, повесившись. Гемон не выдержал смерти Антигоны и тоже лишил себя жизни; наконец, мать Гемона также не пережила гибели своего любимого сына.

Вся длинная цепь борьбы за трон, преследований и смертей отражает в какой-то степени микенскую эпоху, полную чудовищных драм и преступлений.

Значение судьбы и возмездия в трагедиях Софокла выступает совершенно отчётливо, но оно не убивает человеческой личности и не уничтожает свободной человеческой воли.

Софокл изображает человека как сознательное существо, несущее ответственность за совершаемые им поступки.

Именно сознание собственной ответственности у людей позволяет Софоклу ставить своих героев в более свободные отношения к богам.

По преданию, Софокл написал сто двадцать три трагедии, из которых сохранилось семь: «Царь Эдип», «Эдип в Колоне», «Антигона», «Филоктет», .«Аякс», «Трахинянки» и «Электра».

Источник: http://www.slavkrug.org/sofokl-car-edip-kratkoe-izlozhenie/

Краткое содержание произведений Софокла – краткий пересказ “Антигона”

В Афинах говорили: «Выше всего в жизни людской — закон, и неписаный закон — выше писаного».

Неписаный закон — вечен, он дан природой, на нем держится всякое человеческое общество: он велит чтить богов, любить родных, жалеть слабых.

Писаный закон — в каждом государстве свой, он установлен людьми, он не вечен, его можно издать и отменить. О том, что неписаный закон выше писаного, сочинил афинянин Софокл трагедию «Антигона».

Был в Фивах царь Эдип — мудрец, грешник и страдалец. По воле судьбы ему выпала страшная доля — не ведая, убить родного отца и жениться на родной матери.

По собственной воле он казнил себя — выколол глаза, чтоб не видеть света, как не видел он своих невольных преступлений.

По воле богов ему было даровано прощение и блаженная смерть, О жизни его Софокл написал трагедию «Царь Эдип», о смерти его — трагедию «Эдип в Колоне».

От кровосмесительного брака у Эдипа было два сына — Этеокл и Полигоник — и две дочери — Антигона и Исмена. Когда Эдип отрекся от власти и удалился в изгнание, править стали вдвоем Этеокл и Полиник под надзором старого Креонта, свойственника и советника Эдипа.

Очень скоро братья поссорились: Этеокл изгнал Полиника, тот собрал на чужой стороне большое войско и пошел на Фивы войной. Был бой под стенами Фив, в поединке брат сошелся с братом, и оба погибли. Об этом Эсхил написал трагедию «Семеро против Фив».

В концовке этой трагедии появляются и Антигона и Исмена, оплакивающие братьев. А о том, что было дальше, написал в «Антигоне» Софокл.

После гибели Этеокла и Полиника власть над Фивами принял Креонт.

Первым его делом был указ: Этеокла, законного царя, павшего за отечество, похоронить с честью, а Полиника, приведшего врагов на родной город, лишить погребения и бросить на растерзание псам и стервятникам.

Это было не в обычае: считалось, что душа непогребенного не может найти успокоения в загробном царстве и что мстить беззащитным мертвым — недостойно людей и неугодно богам. Но Креонт думал не о людях и не о богах, а о государстве и власти.

Но о людях и о богах, о чести и благочестии подумала слабая девушка — Антигона. Полиник ей такой же брат, как Этеокл, и она должна позаботиться, чтобы душа его нашла такое же загробное успокоение. Указ еще не оглашен, но она уже готова его преступить. Она зовет свою сестру Исмену — с их разговора начинается трагедия.

«Поможешь ли ты мне?» — «Как можно? Мы — слабые женщины, наш удел — повиновение, за непосильное нет с нас спроса: богов я чту, но против гос ударства не пойду». — «Хорошо, я пойду одна, хотя бы на смерть, а ты оставайся, коли не боишься богов». — «Ты безумна!» — «Оставь меня одну с моим безумьем».

Читайте также:  Краткое содержание путешествие нильса с дикими гусями лагерлёфа точный пересказ сюжета за 5 минут

— «Что ж, иди; все равно я тебя люблю».

Входит хор фиванских старейшин, вместо тревоги звучит ликование: ведь одержана победа, Фивы спасены, время праздновать и благодарить богов.

Навстречу хору выходит Креонт и оглашает свой указ: герою — честь, злодею — срам, тело Полиника брошено на поругание, к нему приставлена стража, кто нарушит царский указ, тому смерть.

И в ответ на эти торжественные слова вбегает стражник со сбивчивыми объяснениями: указ уже нарушен, кто-то присыпал труп землею — пусть символически, но погребение совершилось, стража не уследила, а ему теперь отвечать, и он в ужасе. Креонт разъярен: найти преступника или страже не сносить голов!

«Могуч человек, но дерзок! — поет хор. — Он покорил землю и море, он владеет мыслью и словом, он строит города и правит; но к добру или к худу его мощь? Кто правду чтит, тот хорош; кто в кривду впал, тот опасен». О ком он говорит: о преступнике или о Креонте?

Вдруг хор умолкает, пораженный: возвращается стражник, а за ним — пленная Антигона.

«Мы смахнули с трупа землю, сели сторожить дальше, и вдруг видим: приходит царевна, плачет над телом, вновь осыпает землею, хочет совершить возлияния, — вот она!» — «Ты преступила указ?» — «Да, ибо он не от Зевса и не от вечной Правды: неписаный закон выше писаного, нарушить его — страшнее смерти; хочешь казнить — казни, воля твоя, а правда моя».

— «Ты идешь против сограждан?» — «Они — со мною, только тебя боятся». — «Ты позоришь брата-героя!» — «Нет, я чту брата-мертвеца». — «Не станет другом враг и после смерти». — «Делить любовь — удел мой, не вражду». На их голоса выходит Исмена, царь осыпает и ее упреками: «Ты — пособница!» — «Нет, сестре я не помогала, но умереть с ней готова».

— «Не смей умирать со мной — я выбрала смерть, ты — жизнь». — «Обе они безумны, — обрывает Креонт, — под замок их, и да исполнится мой указ». — «Смерть?» — «Смерть!» Хор в ужасе поет: божьему гневу нет конца, беда за бедой — как волна за волной, конец Эдипову роду: боги тешат людей надеждами, но не дают им сбыться.

Креонту непросто было решиться обречь на казнь Антигону. Она не только дочь его сестры — она еще и невеста его сына, будущего царя. Креонт вызывает царевича: «Твоя невеста нарушила указ; смерть — ей приговор. Правителю повиноваться должно во всем — в законном и в незаконном.

Порядок — в повиновении; а падет порядок — погибнет и государство». — «Может быть, ты и прав, — возражает сын, — но почему тогда весь город ропщет и жалеет царевну? Или ты один справедлив, а весь народ, о котором ты печешься, — беззаконен?» — «Государство подвластно царю!» — восклицает Креонт.

«Нет собственников над народом», — отвечает ему сын. Царь непреклонен: Антигону замуруют в подземной гробнице, пусть спасут ее подземные боги, которых она так чтит, а люди ее больше не увидят, «Тогда и меня ты больше не увидишь!» И с этими словами царевич уходит. «Вот она, сила любви! — восклицает хор.

— Эрот, твой стяг — знамя побед! Эрот — ловец лучших добыч! Всех покорил людей ты — и, покорив, безумишь…»

Антигону ведут на казнь. Силы ее кончились, она горько плачет, но ни о чем не жалеет. Плач Антигоны перекликается с плачем хора.

«Вот вместо свадьбы мне — казнь, вместо любви мне — смерть!» — «И за то тебе вечная честь: ты сама избрала себе путь — умереть за божию правду!» — «Заживо схожу я в Аид, где отец мой Эдип и мать, победитель брат и побежденный брат, но они похоронены мертвые, а я — живая!» — «Родовой на вас грех, гордыня тебя увлекла: неписаный чтя закон, нельзя преступать и писаный». — «Если божий закон выше людских, то за что мне смерть? Зачем молиться богам, если за благочестие объявляют меня нечестивицей? Если боги за царя — искуплю вину; но если боги за меня — поплатится царь». Антигону уводят; хор в длинной песне поминает страдальцев и страдалиц былых времен, виновных и невинных, равно потерпевших от гнева богов.

Царский суд свершен — начинается божий суд. К Креонту является Тиресий, любимец богов, слепой прорицатель — тот, который предостерегал еще Эдипа.

Не только народ недоволен царской расправой — гневаются и боги: огонь не хочет гореть на алтарях, вещие птицы не хотят давать знамений.

Креонт не верит: «Не человеку бога осквернить!» Тиресий возвышает голос: «Ты попрал законы природы и богов: мертвого оставил без погребения, живую замкнул в могиле! Быть теперь в городе заразе, как при Эдипе, а тебе поплатиться мертвым за мертвых — лишиться сына!» Царь смущен, он впервые просит совета у хора; уступить ли? «Уступи!» — говорит хор. И царь отменяет свой приказ, велит освободить Антигону, похоронить Полиника: да, божий закон выше людского. Хор поет молитву Дионису, богу, рожденному в Фивах: помоги согражданам!

Но поздно. Вестник приносит весть: нет в живых ни Антигоны, ни жениха ее. Царевну в подземной гробнице нашли повесившейся; а царский сын обнимал ее труп. Вошел Креонт, царевич бросился на отца, царь отпрянул, и тогда царевич вонзил меч себе в грудь. Труп лежит на трупе, брак их совершился в могиле.

Вестника молча слушает царица — жена Креонта, мать царевича; выслушав, поворачивается и уходит; а через минуту вбегает новый вестник: царица бросилась на меч, царица убила себя, не в силах жить без сына.

Креонт один на сцене оплакивает себя, своих родных и свою вину, и хор вторит ему, как вторил Антигоне: «Мудрость — высшее благо, гордыня — худший грех, спесь — спесивцу казнь, и под старость она неразумного разуму учит». Этими словами заканчивается трагедия.

Источник: http://dp-adilet.kz/kratkoe-soderzhanie-proizvedenij-sofokla-kratkij-pereskaz-antigona/

Краткое содержание книги Антигона (изложение произведения), автор Софокл

В Афинах говорили: «Выше всего в жизни людской — закон, и неписаный закон — выше писаного».

Неписаный закон — вечен, он дан природой, на нем держится всякое человеческое общество: он велит чтить богов, любить родных, жалеть слабых.

Читайте также:  Краткое содержание твардовский василий тёркин точный пересказ сюжета за 5 минут

Писаный закон — в каждом государстве свой, он установлен людьми, он не вечен, его можно издать и отменить. О том, что неписаный закон выше писаного, сочинил афинянин Софокл трагедию «Антигона».

Был в Фивах царь Эдип — мудрец, грешник и страдалец. По воле судьбы ему выпала страшная доля — не ведая, убить родного отца и жениться на родной матери.

По собственной воле он казнил себя — выколол глаза, чтоб не видеть света, как не видел он своих невольных преступлений.

По воле богов ему было даровано прощение и блаженная смерть, О жизни его Софокл написал трагедию «Царь Эдип», о смерти его — трагедию «Эдип в Колоне».

От кровосмесительного брака у Эдипа было два сына — Этеокл и Полигоник — и две дочери — Антигона и Исмена. Когда Эдип отрекся от власти и удалился в изгнание, править стали вдвоем Этеокл и Полиник под надзором старого Креонта, свойственника и советника Эдипа.

Очень скоро братья поссорились: Этеокл изгнал Полиника, тот собрал на чужой стороне большое войско и пошел на Фивы войной. Был бой под стенами Фив, в поединке брат сошелся с братом, и оба погибли. Об этом Эсхил написал трагедию «Семеро против Фив».

 В концовке этой трагедии появляются и Антигона и Исмена, оплакивающие братьев. А о том, что было дальше, написал в «Антигоне» Софокл.

После гибели Этеокла и Полиника власть над Фивами принял Креонт.

Первым его делом был указ: Этеокла, законного царя, павшего за отечество, похоронить с честью, а Полиника, приведшего врагов на родной город, лишить погребения и бросить на растерзание псам и стервятникам.

Это было не в обычае: считалось, что душа непогребенного не может найти успокоения в загробном царстве и что мстить беззащитным мертвым — недостойно людей и неугодно богам. Но Креонт думал не о людях и не о богах, а о государстве и власти.

Но о людях и о богах, о чести и благочестии подумала слабая девушка — Антигона. Полиник ей такой же брат, как Этеокл, и она должна позаботиться, чтобы душа его нашла такое же загробное успокоение.

Указ еще не оглашен, но она уже готова его преступить. Она зовет свою сестру Исмену — с их разговора начинается трагедия.

«Поможешь ли ты мне?» — «Как можно? Мы — слабые женщины, наш удел — повиновение, за непосильное нет с нас спроса:

богов я чту, но против государства не пойду«. — «Хорошо, я пойду одна, хотя бы на смерть, а ты оставайся, коли не боишься богов». — «Ты безумна!» — «Оставь меня одну с моим безумьем». — «Что ж, иди; все равно я тебя люблю».

Входит хор фиванских старейшин, вместо тревоги звучит ликование: ведь одержана победа, Фивы спасены, время праздновать и благодарить богов. Навстречу хору выходит Креонт и оглашает свой указ:

герою — честь, злодею — срам, тело Полиника брошено на поругание, к нему приставлена стража, кто нарушит царский указ, тому смерть.

И в ответ на эти торжественные слова вбегает стражник со сбивчивыми объяснениями: указ уже нарушен, кто-то присыпал труп землею — пусть символически, но погребение совершилось, стража не уследила, а ему теперь отвечать, и он в ужасе. Креонт разъярен: найти преступника или страже не сносить голов!

«Могуч человек, но дерзок! — поет хор. — Он покорил землю и море, он владеет мыслью и словом, он строит города и правит; но к добру или к худу его мощь? Кто правду чтит, тот хорош; кто в кривду впал, тот опасен». О ком он говорит: о преступнике или о Креонте?

Вдруг хор умолкает, пораженный: возвращается стражник, а за ним — пленная Антигона.

«Мы смахнули с трупа землю, сели сторожить дальше, и вдруг видим: приходит царевна, плачет над телом, вновь осыпает землею, хочет совершить возлияния, — вот она!» — «Ты преступила указ?» — «Да, ибо он не от Зевса и не от вечной Правды: неписаный закон выше писаного, нарушить его — страшнее смерти; хочешь казнить — казни, воля твоя, а правда моя».

 — «Ты идешь против сограждан?» — «Они — со мною, только тебя боятся». — «Ты позоришь брата-героя!» — «Нет, я чту брата-мертвеца». — «Не станет другом враг и после смерти». — «Делить любовь — удел мой, не вражду». На их голоса выходит Исмена, царь осыпает и ее упреками: «Ты — пособница!» — «Нет, сестре я не помогала, но умереть с ней готова».

 — «Не смей умирать со мной — я выбрала смерть, ты — жизнь». — «Обе они безумны, — обрывает Креонт, — под замок их, и да исполнится мой указ». — «Смерть?» — «Смерть!» Хор в ужасе поет: божьему гневу нет конца, беда за бедой — как волна за волной, конец Эдипову роду: боги тешат людей надеждами, но не дают им сбыться.

Креонту непросто было решиться обречь на казнь Антигону. Она не только дочь его сестры — она еще и невеста его сына, будущего царя. Креонт вызывает царевича: «Твоя невеста нарушила указ;

смерть — ей приговор. Правителю повиноваться должно во всем — в законном и в незаконном. Порядок — в повиновении; а падет порядок — погибнет и государство«.

 — «Может быть, ты и прав, — возражает сын, — но почему тогда весь город ропщет и жалеет царевну? Или ты один справедлив, а весь народ, о котором ты печешься, — беззаконен?» — «Государство подвластно царю!» — восклицает Креонт.

«Нет собственников над народом», — отвечает ему сын. Царь непреклонен: Антигону замуруют в подземной гробнице, пусть спасут ее подземные боги, которых она так чтит, а люди ее больше не увидят, «Тогда и меня ты больше не увидишь!» И с этими словами царевич уходит.

«Вот она, сила любви! — восклицает хор. — Эрот, твой стяг — знамя побед! Эрот — ловец лучших добыч! Всех покорил людей ты — и, покорив, безумишь…»

Антигону ведут на казнь. Силы ее кончились, она горько плачет, но ни о чем не жалеет. Плач Антигоны перекликается с плачем хора.

«Вот вместо свадьбы мне — казнь, вместо любви мне — смерть!» — «И за то тебе вечная честь: ты сама избрала себе путь — умереть за божию правду!» — «Заживо схожу я в Аид, где отец мой Эдип и мать, победитель брат и побежденный брат, но они похоронены мертвые, а я — живая!» — «Родовой на вас грех, гордыня тебя увлекла: неписаный чтя закон, нельзя преступать и писаный». — «Если божий закон выше людских, то за что мне смерть? Зачем молиться богам, если за благочестие объявляют меня нечестивицей? Если боги за царя — искуплю вину; но если боги за меня — поплатится царь». Антигону уводят; хор в длинной песне поминает страдальцев и страдалиц былых времен, виновных и невинных, равно потерпевших от гнева богов.

Царский суд свершен — начинается божий суд. К Креонту является Тиресий, любимец богов, слепой прорицатель — тот, который предостерегал еще Эдипа.

Не только народ недоволен царской расправой — гневаются и боги: огонь не хочет гореть на алтарях, вещие птицы не хотят давать знамений.

Креонт не верит: «Не человеку бога осквернить!» Тиресий возвышает голос: «Ты попрал законы природы и богов: мертвого оставил без погребения, живую замкнул в могиле! Быть теперь в городе заразе, как при Эдипе, а тебе поплатиться мертвым за мертвых — лишиться сына!» Царь смущен, он впервые просит совета у хора; уступить ли? «Уступи!» — говорит хор. И царь отменяет свой приказ, велит освободить Антигону, похоронить Полиника: да, божий закон выше людского. Хор поет молитву Дионису, богу, рожденному в Фивах: помоги согражданам!

Но поздно. Вестник приносит весть: нет в живых ни Антигоны, ни жениха ее. Царевну в подземной гробнице нашли повесившейся; а царский сын обнимал ее труп. Вошел Креонт, царевич бросился на отца, царь отпрянул, и тогда царевич вонзил меч себе в грудь. Труп лежит на трупе, брак их совершился в могиле. Вестника молча слушает царица — жена Креонта, мать царевича; выслушав, поворачива-

ется и уходит; а через минуту вбегает новый вестник: царица бросилась на меч, царица убила себя, не в силах жить без сына. Креонт один на сцене оплакивает себя, своих родных и свою вину, и хор вторит ему, как вторил Антигоне: «Мудрость — высшее благо, гордыня — худший грех, спесь — спесивцу казнь, и под старость она неразумного разуму учит». Этими словами заканчивается трагедия.

Источник: http://pereskaz.com/kratkoe/antigona

Ссылка на основную публикацию