Краткое содержание алексиевич чернобыльская молитва точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание рассказа молитва

Краткое содержание Алексиевич Чернобыльская молитва точный пересказ сюжета за 5 минут

Чудотворные слова: краткое содержание рассказа молитва в полном описании из всех найденных нами источников.

Стихотворение Михаила Юрьевича Лермонтова «Молитва», совсем маленькое по размеру, вместило очень значимый совет – порыв души. В минуты жизни, которые принято считать трудными, когда одолевает сердце грусть и бремя тяжких мыслей кажется непосильным, нужно уметь молиться.

Такую молитву поэт называет чудной (как синоним чудодейственной). Ее нужно знать наизусть и неустанно повторять. В ней таится благодатная сила созвучий, в ней живые слова. Эта молитва полна святой прелести – непонятной, но дышащей в каждом выражении силы слова.

Описание молитвы – вторая строфа стихотворения – главный ключ к спасению в тяжелые часы болезни или грустных мыслей.

Третий заключительный катрен – ощущение лирического героя после преодоления тяжелого состояния. Бремя скатилось с души, сомненья ушли куда-то далеко. Теперь, после молитвы, можно вновь верить в лучшее. Можно просветленно и легко поплакать – это будут слезы выхода из мрачного настроения.

Краткий анализ стихотворения Молитва (Лермонтов М. Ю.)

Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Стихотворение молитва м. Ю. Лермонтова есть слова, которые несут особую силу.

Подходит запечатлеть словами то, насколько дорогая моя это молитва. С помощью ярких эпитетов: чудную молитва, Благодатная сила, его слов, непонятно, Святая прелесть, и олицетворение: гостиницы, прелесть дышит, стихотворение посвящено теме одиночества, поиску жизненного смысла (в твоей жизни, в быту что-то не ладится, а прочитав молитву, ты морально очищаешься, на душе легкость).

Лирический герой этого стихотворения представляется мне обычным человеком, который верит в силу живых слов, плачет, но понимает, что, помолившись, он избавиться от проблем (от мыслей), которые его тревожили.

Тип рифмовки этого стихотворения – перекрестный.

Есть сравнение – с души как бремя скатится сомненье; присутствует инверсия: в минуту жизни трудную (в трудную минуту жизни). Автор дает нам возможность почувствовать грустную, печальную картину, благодаря словам: грусть, трудно, непонятно, сомнения, плачется.

В начале стихотворения преобладают чувства печали, горя, и только в самой последней строчке раскрывается легкость, радость.

Итак, в стихотворении “Молитва” М. Ю. Лермонтова автор говорит нам о чудесных живых словах, имеющих огромную чудесную силу, кого-то она исцеляет, кому-то помогает в жизни.

Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.

Анализ стихотворения Лермонтова «Молитва»

«Вот говорят про него, безбожник, а я вам покажу…стихи, которые он мне вчера принёс», – так отозвалась о стихотворении Лермонтова «Молитва» («В минуту жизни трудную…») его бабушка, Е. А. Арсеньева.

Разумеется, слова эти звучали с гордостью, ведь внука ее и правда часто обвиняли в безбожии и легковесном отношении к жизни. Но внешне легкомысленный, Лермонтов все же был склонен к размышлениям о смысле жизни и духовному поиску.

Убедиться в этом поможет анализ стихотворения Лермонтова «Молитва».

История создания

«Молитва» создается Лермонтовым в 1839 г., уже в последний период его творчества. Поводом для написания послужила беседа с М. А. Щербатовой, за которой поэт в то время ухаживал.

По воспоминаниям современников, она посоветовала ему молиться, когда у него на сердце тоска, сказав, что ничто не помогает так, как искренняя молитва к Богу. Лермонтов, очевидно, последовал ее совету.

Сложно сказать, легко ли было человеку, во всеуслышание заявляющему о своем скептицизме и безверии, создателю прекрасного «Демона» обратиться к Богу от чистого сердца. Однако вскоре рождается «Молитва», которую можно назвать образцом прекраснейшей христианской лирики.

Стихотворение сразу же обрело огромную популярность, и до сих пор считается одним из самых известных в поэтическом наследии Лермонтова. А в 1855 г. слова его были положены на музыку композитором М. Глинкой, так возник романс.

Тема и идея стихотворения

Описание стиха «Молитва» может выглядеть следующим образом: в нем изображается столкновение лирического героя с суровым и трудным миром. Он переживает нелегкий период жизни и находится в смятении. Стихотворение относится к философской лирике, и уже с первых строк в нем задается круг проблем:

«В минуту жизни трудную

Теснится ль в сердце грусть»…

Глагол «теснится», используемый здесь поэтом, передает ощущение безвыходности, узкого пространства, из которого не так-то легко выбраться. И сразу же, в следующих двух строках автор предлагает свое решение:

«Одну молитву чудную

Твержу я наизусть»

Как видим, этим решением становится обращение к Богу, поиск у него утешения и защиты. Не упоминается, какая именно молитва выбрана лирическим героем, да это и не так важно – благодаря недосказанности каждый может представить здесь свои излюбленные строки. Важнее другое – неизъяснимая прелесть этой молитвы, и ее Лермонтов описывает в следующем четверостишии.

«И дышит непонятная,

Святая прелесть в них»

Повторение знакомых слов успокаивает, придает «благодатные силы», о чем и говорится в последних четырех строках:

«С души как бремя скатится,

И верится, и плачется,

И так легко, легко…»

Таким образом, перед нами предстает картина духовных исканий и успокоения, найденного в молитве.

Душа очищается слезами покаяния и порывом искренней веры, вот где, по мнению поэта, спасение от сомнений и бед. Лермонтов не кается, не перечисляет свои грехи и не просит заступничества.

Нет, он обретает покой при повторении самой простой молитвы, и этим, глубинным молитвенным чувством делится с читателем.

Можно сказать, что в стихотворении «Молитва» Лермонтов достигает своих творческих высот и раскрывается как зрелый писатель.

Здесь виден поворот к духовности и традиционным ценностям, и в то же время отход от ставших уже привычными идей одиночества, непонятости и демонизма.

В дальнейшем поэт еще не раз обращается к теме религии и народным истокам, что позволяет говорить об этом стихотворении именно как о ключевом моменте в творчестве, а не как о разовом явлении.

Художественные средства

В стихотворение Лермонтова «Молитва» анализ художественных средств имеет не меньшее значение для понимания его идее, чем рассмотрение самого текста. Какими же приемами пользуется автор?

Прежде всего, отметим, что при небольшом объеме стихотворения (три четверостишия), в нем большое количество тропов. Это и эпитеты: «минута жизни трудная», «чудная молитва», «непонятная, святая прелесть», «благодатная сила», и метафоры: «дышит непонятная, святая прелесть в них» и сравнения «с души как бремя скатится».

Все они служат одной цели: передать то возвышенное, приподнятое настроение, в котором находится лирический герой, выразить глубину его переживаний и настроить самого читателя на возвышенный лад.

Обратим внимание на то, что многие слова принадлежат к высокому пласту лексики («бремя», «благодатная»), что указывает на религиозно-философскую направленность произведения. Также Лермонтов использует специфическую поэтическую фонетику, используя ассонансы.

В стихотворении повторяется гласная «у» (13 повторений в первом четверостишии): «В минуту жизни трудную», «Одну молитву чудную», что создает особое, замедленное звучание, напоминающее о неспешном, протяжном чтении в церквях. Также это передает мелодичность речи самой молитвы, как бы заново изливающейся из уст героя.

В последующих четверостишиях акцент переносится на другие гласные, «а» и «э», что символизирует некий подъем, направленность вверх. Для этого же применяются различные стилистические фигуры, как-то повторы: «так легко, легко», синтаксический параллелизм: «И верится, и плачется, / И так легко…».

Стихотворение написано четырехстопным и трехстопным ямбом, рифмовка – перекрестная, точная, попеременно то мужская, то женская.

Значение стихотворения в творчестве Лермонтова

Итак, анализ стихотворения «Молитва» показывает ее художественное своеобразие и подчеркивает универсальность лирического героя для всех читателей: недаром романс на слова Лермонтова пользовался одинаковым успехом как в великосветских салонах, так и у простого народа. Важность этого произведения для творчества Лермонтова в целом неоспорима. Еще многие годы оно остается вершиной русской православной лирики, и лишь в XX в. А. Блоку и С. Есенину удается достичь тех же высот в изображении религиозного чувства.

Не понравилось? – Напиши в комментариях чего не хватает.

По многочисленным просьбам теперь можно: сохранять все свои результаты, получать баллы и участвовать в общем рейтинге.

  1. 1. Анастасия Гудяева 341
  2. 2. Руслана Арсланова 308
  3. 3. Вероника Васюк 255
  4. 4. Mariya Geof 194
  5. 5. Галина Потапова 151
  6. 6. Лейла Котяра 130
  7. 7. Казуми Като 124
  8. 8. Мелис Молдоташов 119
  9. 9. Кристина Проскурякова 113
  10. 10. Иван Насытко 109
  1. 1. Ramzan Ramzan 5,694
  2. 2. Iren Guseva 4,925
  3. 3. Александра Люханчикова 3,122
  4. 4. Мухаммад Амонов 3,064
  5. 5. Гузель Миннуллина 2,310
  6. 6. admin 2,288
  7. 7. Анастасия Гудяева 2,059
  8. 8. Алёна Кошкаровская 1,886
  9. 9. Елизавета Пякина 1,772
  10. 10. Виктория Нойманн 1,738

Самые активные участники недели:

  • 1. Виктория Нойманн – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 2. Bulat Sadykov – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 3. Дарья Волкова – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.

Три счастливчика, которые прошли хотя бы 1 тест:

  • 1. Наталья Старостина – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 2. Николай З – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 3. Михаил Воронин – подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.

Источник: https://xn—-7sbbfci5axihjbex1akd5ezi.xn--p1ai/kratkoe-soderzhanie-rasskaza-molitva/

Рецензии на книгу Чернобыльская молитва

Напишу сразу, впечатлительным читать противопоказано. Рыдать я начала уже на седьмой странице книги, а отношу себя к сдержанным людям.

Такого эмоционального срыва у меня не было уже давно, а здесь…книга, просто книга, которая кричит, что перепонки разрываются, волосы встают дыбом, тебя выворачивает наизнанку, я рыдала вместе с рассказчиками истории.

Хочется кричать – читайте все, чтобы знать, чтобы услышать, и тут же крикнуть, нет, не берите эту книгу в руки, бросьте, зачем вам это слышать.

Читайте также:  Краткое содержание гримм бременские музыканты точный пересказ сюжета за 5 минут

Эта книга говорит голосами людей, которые видели, которые живут с этим – пожарные, ликвидаторы, физики, политики, женщины, потерявшие своих детей и мужей, голосами людей, которых боятся, о которых забыли.

Вы знаете, что авария на Чернобыльской АЭС произошла 26 апреля 1986 года, почти месяц назад была годовщина – 32 года с момента начала самой масштабной техногенной катастрофы на планете. А что по телевидению, в интернете? Средства массовой информации молчат, никаких упоминаний.

Почему? Никто не знает, что там с реактором на самом деле сейчас, какие последствия для нас. Все молчат, мы забыли, мы не хотим знать. Ах нет, простите, мы водим экскурсии в Припять, ядерный туризм, нам нужны новые экстремальные впечатления.

Я читала и думала о невежестве, о беспечности советских людей – жили на отравленной земле, верили партии, не хотели думать, хотели быть героями. «Родина призвала, родина велела. Такой у нас народ». Придумывали антисоветские заговоры, экстрасенсов слушали, боялись потерять партбилет. И сейчас живут, фатальность народа зашкаливает как радиационный фон в этих местах.

А вот сейчас рассудила, почему же беспечность только советских людей? Чем мы от них отличаемся? Вот вам пример, вчера сработала система эвакуации в гостинице, а у меня полный ресторан людей, конференции в залах.

Я встаю из-за рабочего стола, говорю помощнице выводить первый этаж полностью – гостей и персонал, сама прохожу по второму этажу – конференц-залы.

Люди стоят в холле, человек пятьдесят, ни один даже не дернулся, я объявляю об эвакуации и указываю ближайшие выходы, все стоят и продолжают пить кофе, настойчиво предлагаю выйти из здания, жуют круассаны (вкусные не спорю, но как так-то?).

Приказным тоном вывожу персонал, в ответ – «Сейчас мы в раздевалку спустимся, вещи забрать», «А можно переодеться?», «Да это ложная сработка», «Да я не пойду», ладно наорала, идут за мной гуськом, ворчат. Захожу на кухню, повара пельмени стряпают, сирена орет, они сидят, даже плиты не выключили. Хорошо, повторяем процедуру – накричала, вывела.

Встречаю помощницу, она уговаривает людей в ресторане выйти на улицу, думаете кто-то встал из-за стола? Нет, кушают, выпивают, все хорошо у людей. Ладно, пришли на место сбора (плановые эвакуации у нас часто, знаем, куда идти). Загрузка гостиницы была 93%, 175 жилых номеров. Кстати, даже не все сотрудники вышли, встретила бухгалтера у лифта, у лифта! Стоит с сумкой, ждет, когда приедет (тут смайла «рука-лицо» не хватает). Из гостей – 12 человек!

Вот вам беспечность и невежество. После всех катастроф, пожаров, трагедий… я не знаю, ничему нас не учат уроки ни истории, ни жизни, «авось пронесет» – девиз нашего человека и время над ним не властно.

#зло1_2курс

Источник: http://readly.ru/book/54688/reviews/

Чтобы помнили

Эта книга начинается с вороха статистических данных. В годы ВОВ на белорусской земле было уничтожено 619 деревень, а после Чернобыля было потеряно 485. 70% радионуклидов после катастрофы выпало на Беларусь. Площадь загрязнения чудовищна.

На данные по росту смертности и числа онкологических больных даже смотреть не хочется.

Эта книга заканчивается выдержками из рекламных объявлений. “Киевское бюро путешествий предлагает туристические поездки в Чернобыль” “Из города Припять маршрут продолжается по мертвым деревням, где по хатам средь бела дня шныряют волки и дикие кабаны”

“Изюминкой поездки станет осмотр саркофага”

За 30 лет, прошедшие с момента аварии на Чернобыльской АЭС, мы проделали путь от священного ужаса перед не поддающейся осмыслению силой до готовности потреблять развлекательный контент на эту тему.

Это не хорошо и не плохо. Вполне естественный процесс. Последняя стадия переживания горя – принятие. Без депрессии и истерики. Без шарахания от темы, как от зачумленной и грешноватой.

Но, может, и без настоящей памяти тоже?..

Автор сделала всё, чтобы сохранить память о трагедии. На протяжении двадцати лет она брала интервью у ликвидаторов и жителей окрестных городов, военных и гражданских, тех, кто в испуге мотанул из зоны отчуждения, и тех, кто самонадеянно остался жить там дальше.
Десятки устных свидетельств объединены здесь в несколько условных частей.

Голоса то звучат по-одному, то сливаются в многоголосый хор. Запинаются, умолкают, тараторят, перескакивают с одного на другое, но неизменно возвращаются к главному – Чернобылю и тому, как он изменил сознание людей.

В этой полноводной реке трудно удержаться на поверхности, её глубины темны и страшны, как Мариинская впадина, а за ноги того и гляди схватит чудовище пострашнее клоунов из “Оно” и извращенных маньяков-убийц из скандинавских триллеров. Радиация не видна глазу, но невероятно смертоносна.

А неразумное поведение властей и не просвещенного вовремя народонаселения порой губительно не меньше, чем сама катастрофа. (Как вам, к примеру, история о придурке-ликвидаторе, который притащил сыночку в подарок пилотку, в которой работал Там, а потом удивился, что ребенок умер от рака мозга?)

“Чернобыльскую молитву” надо проходить в школе. Хотя бы частями. Короткими фрагментами, отдельными, тщательно отобранными свидетельствами, яркими, шокирующими моментами – чтобы не забывать, уметь понимать и переживать случившееся, не сводя всё к анекдотам про лысых ёжиков и байкам про трехголовых лисиц в окрестных лесах.

Целиком книга воспринимается как избыточная, в ней много повторов, а все изложенные жизненные истории можно, по сути, свести к четырем-пяти направлениям развития событий. Но знать хотя бы некоторые из них нужно обязательно. Живые, насыщенные эмоциями монологи участников событий цепляют гораздо больше документальной хроники, какой бы точной она не была.

Даже сиюминутные переживания героев воздействуют на читателя лучше умозрительных цифр и сухих фактов.

Источник: https://www.livelib.ru/review/871888-chernobylskaya-molitva-svetlana-aleksievich

Светлана Алексиевич: Чернобыльская молитва

«Осталось от нашей деревни три кладбища: на одном люди лежат, на втором — расстрелянные собаки и кошки, на третьем — наши дома». «Перед вами уже не муж, а радиоактивный объект с высокой плотностью заражения». «Роботы отказывались выполнять команды — их схемы в высоких полях разрушались. Самыми надежными роботами оказались солдаты».

Это голоса людей из книги Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва», изданной вместе с другими ее работами. Есть книги, переиздание которых — событие более важное, чем выход тысяч новых.

К ним относится творчество Алексиевич. Уникальна «Чернобыльская молитва» — ведь в апреле 1986 года случилось то, что не имеет аналогов в истории страданий.

Как говорит один из героев книги, Чернобыль — дальше Холокоста, Освенцима и Колымы.

На исходе XX века случилось событие, в котором будущее дало шанс себя разглядеть. А потому описать и осознать это с помощью привычных методов — невозможно. Ведь дело не только в том, что произошедшее ужасно. Это столкновение с совершенно новой реальностью.

В один миг все изменилось: люди, животные, природа. Стерлась граница между жизнью и смертью — ведь вода, деревья, воздух могут убивать. Изменились даже сны — в бессознательное проникли новые образы. Женщинам снилось, что они рожают телят с восемью ногами или щенка с головой ежика.

Оказалось, что птицы могут кончать жизнь самоубийством, бросаясь на автомобильные стекла. Что можно хоронить землю в земле. Расстреливать лошадей и кошек: они теперь не живые существа, а объекты, подлежащие дезактивации. Бурые сосны, желтые дожди, стареющие дети — все это новая реальность.

Изменились представления о масштабах и расстояниях. О возможности скрыться от опасности. Для «мирного атома» нет дальних расстояний, и перед ним все равны.

В чернобыльском взрыве — весть о том, сколь призрачны границы между государствами и как велика зависимость одной страны от другой, одного человека от другого.

По чьей-то вине в украинском городе случилась трагедия, и миллионы людей за тысячи километров пострадали и погибли. Мир оказался гораздо меньше, чем представлялся до аварии.

Сразу среагировало сознание детей. Они стали играть в радиацию, в жизнь после смерти. Куклы у девочек умирали: «Это наши дети, а они жить не будут, они родятся и умрут».

Чернобыль проявил характер советского человека во всей красоте и невежестве, героизме и презрении к чужой и своей жизни. Как, например, постичь слова ликвидатора аварии: «Пришел домой, снял одежду, в которой там был, и выбросил в мусоропровод. Пилотку подарил маленькому сыну — очень просил. Он носил ее, не снимая.

Через два года диагноз — опухоль мозга». Вот это и есть пример чего-то фантастического. Как и героизм ликвидаторов. Искали солдат для работы около реактора. «Добровольцы — шаг вперед!» — призыв командира. Вся рота — шаг вперед. Никто не устоял перед соблазном участия в Истории.

«Всем предлагали умереть, но обрести смысл».

Читая эти свидетельства, понимаешь глубинные мотивы тех, кто знал, на что идет, и тем не менее сделал это. Религиозно-коммунистическое стремление служить чему-то большему, чем твоя жизнь, и здесь было эффективно использовано высоким начальством.

И люди оказались героями и жертвами одновременно. Возможно, была вера, что, бросая в пожар Чернобыля всю свою маленькую жизнь, ты даешь ей шанс укрепиться в вечности. Или в истории.

Наряду с беспрекословным принесением себя в жертву здесь было и отчаянное проявление свободы.

Пустые деревни и города — то тут, то там стояли памятники вождям, поросшие высокой травой. Лозунги, прославляющие мир, труд, май, теперь были обращены к единственным обитателям этой территории — животным. В этом фантастическом пейзаже не только предвестие крушения империи. Здесь показан мир без человека. То, как легко, в одно мгновение, он может исчезнуть.

Колонка была опубликована в журнале The New Times 15.12.2008 года

Источник: https://artursolomonov.ru/svetlana-aleksievich-chernobyilskaya-molitva/

Светлана Алексиевич – Чернобыльская молитва. Хроника будущего

Здесь можно купить “Светлана Алексиевич – Чернобыльская молитва. Хроника будущего” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Современная проза, издательство Время, год 2007.

Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Читайте также:  Краткое содержание ионеско носороги точный пересказ сюжета за 5 минут

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Чернобыльская молитва. Хроника будущего” читать бесплатно онлайн.

Несколько десятилетий Светлана Алексиевич пишет свою хронику «Голоса Утопии». Изданы пять книг, в которых «маленький человек» сам рассказывает о времени и о себе.

Названия книг уже стали метафорами: «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва»… По сути, она создала свой жанр – полифонический роман-исповедь, в котором из маленьких историй складывается большая история, наш ХХ век.Главной техногенной катастрофе XX века – двадцать лет.

«Чернобыльская молитва» публикуется в новой авторской редакции, с добавлением нового текста, с восстановлением фрагментов, исключённых из прежних изданий по цензурным соображениям.

Светлана Алексиевич

Чернобыльская молитва (хроника будущего)

Мы воздух, мы не земля…

М. Мамардашвили

Беларусь… Для мира мы terra incognito – неизвестная, неизведанная земля. «Белая Россия» – так примерно звучит название нашей страны на английском языке. О Чернобыле все знают, но только в связи с Украиной и Россией. Мы ещё должны рассказать о себе…”

«Народная газета», 27 апреля 1996 г.

26 апреля 1986 г. в 1 час 23 минуты 58 секунд – серия взрывов разрушила реактор и здание 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС, расположенной вблизи беларуской границы. Чернобыльская катастрофа стала самой крупной технологической катастрофой XX века.

Для маленькой Беларуси (население 10 млн. человек) она явилась национальным бедствием, хотя у самих беларусов нет ни одной атомной станции. Это по-прежнему аграрная страна, с преимущественным сельским населением. В годы Великой Отечественной войны немецкие фашисты уничтожили на беларуской земле 619 деревень вместе с их жителями.

После Чернобыля страна потеряла 485 деревень и посёлков: 70 из них уже навечно захоронены в земле. В войну погиб каждый четвёртый беларус, сегодня каждый пятый живёт на заражённой территории. Это 2,1 млн. человек, из них – 700 тыс. детей. Среди факторов демографического угасания радиация занимает главное место.

В Гомельской и Могилевской областях (наиболее пострадавших от чернобыльской катастрофы) смертность превысила рождаемость на 20 %.

В результате катастрофы в атмосферу выброшено 50х10(6) Кu радионуклидов, из них 70 % выпало на Беларусь: 23 % её территории заражено радионуклидами с плотностью больше за 1 Ku/км по цезию – 137. Для сравнения: на Украине заражено 4,8 % территории, в России – 0,5 %.

Площадь сельхозугодий с плотностью загрязнения от 1 и больше Ku/км составляет свыше 1,8 млн. гектаров, стронцием – 90 с плотностью 0,3 и больше Ku/км – около 0,5 млн. гектаров. Из сельхозоборота – выведено 264 тыс. гектаров земли. Беларусь – страна лесов.

Но 26 % лесов и большая половина лугов в поймах рек Припять, Днепр, Сож относятся к зоне радиоактивного загрязнения…

Как следствие постоянного воздействия малых доз радиации с каждым годом в стране увеличивается число больных с раковыми заболеваниями, умственной отсталостью, нервно-психическими расстройствами и генетическими мутациями…”

Сб. «Чернобыль». «Беларуская энциклопедия», 1996, с. 7, 24, 49, 101, 149.

“По данным наблюдений, 29 апреля 1986 года высокий радиационный фон был зарегистрирован в Польше, Германии, Австрии, Румынии, 30 апреля – в Швейцарии и Северной Италии, 1–2 мая – во Франции, Бельгии, Нидерландах, Великобритании, северной Греции, 3 мая – в Израиле, Кувейте, Турции…

Заброшенные на большую высоту газообразные и летучие вещества распространялись глобально: 2 мая они зарегистрированы в Японии, 4 мая – в Китае, 5-го – в Индии, 5 и 6 мая – в США и Канаде.

Меньше недели понадобилось, чтобы Чернобыль стал проблемой всего мира…”

Сб. «Последствия Чернобыльской аварии в Беларуси.» Минск. Международный высший Сахаровский колледж по радиоэкологии. 1992 г., с. 82.

“Четвёртый реактор, именуемый объектом «Укрытие», по-прежнему хранит в своём свинцово-железобетонном чреве около 200 тонн ядерных материалов. Причём топливо частично перемешано с графитом и бетоном. Что с ними происходит сегодня, не знает никто.

Саркофаг сооружали наспех, конструкция уникальная, наверное, инженеры-разработчики из Питера могут ею гордиться. Служить она должна была тридцать лет. Однако монтировали его «дистанционно», плиты стыковывали с помощью роботов и вертолётов – отсюда и щели.

Сегодня, согласно некоторым данным, общая площадь зазоров и трещин превышает 200 квадратных метров, из них продолжают вырываться радиоактивные аэрозоли. Если ветер дует с севера, то на юге – зольная активность: с ураном, плутонием, цезием. Мало того, в солнечный день при выключенном свете в реакторном зале видны столбы света, падающие сверху.

Что это? Проникает внутрь и дождь. А при попадании влаги в топливосодержащие массы возможна цепная реакция…

Саркофаг – покойник, который дышит. Дышит смертью. На сколько его ещё хватит? На это никто не ответит, до сих пор невозможно подобраться ко многим узлам и конструкциям, чтобы узнать, каков у них запас прочности. Зато все понимают: разрушение «Укрытия» привело бы к последствиям даже пострашнее, чем в 1986-ом…”

Журнал «Огонёк», N 17, апрель 1996 г.

“До Чернобыля… на 100 тысяч беларуских жителей было 82 случая онкологических заболеваний. Сегодня статистика следующая: на 100 тысяч – 6 тысяч больных Увеличение почти в 74 раза.

Смертность за последние десять лет увеличилась на 23,5 %. От старости умирает 1 человек из 14, в основном трудоспособные – 46–50 лет. В наиболее заражённых областях при медицинском осмотре установлено: из 10 человек – семь больных. Едешь по деревням, и тебя поражает территория разросшихся кладбищ…”

“До сих пор многие цифры неизвестны…. Их все ещё держат в тайне, так они чудовищны. Советский Союз послал на место катастрофы 800 тысяч солдат срочной службы и призванных на службу ликвидаторов, средний возраст последних был 33 года. А мальчишек взяли служить в армию сразу после школы…

Только в Беларуси значатся в списках ликвидаторов 115493 человека. По данным Минздрава, с 1990 по 2003 год 8553 ликвидаторов умерли. По два человека в день…”

“Так начиналась история…

1986 год… На первых полосах советских и зарубежных газет репортажи о суде над виновниками чернобыльской катастрофы…

А теперь… Представьте пустой пятиэтажный дом. Дом без жильцов, но с вещами, мебелью, одеждой, которые использовать уже никто и никогда не сможет. Потому что дом этот в Чернобыле… Но именно в таком доме мёртвого города давали небольшую пресс-конференцию для журналистов те, кому предстояло вершить суд над виновниками в атомной аварии.

На самом высоком уровне, в ЦК КПСС решили, что дело должно рассматриваться на месте преступления. В самом Чернобыле. Суд состоялся в здании местного Дома культуры.

На скамье подсудимых шестеро – директор атомной станции Виктор Брюханов, главный инженер Николай Фомин, заместитель главного инженера Анатолий Дятлов, начальник смены Борис Рогожкин, начальник реакторного цеха Александр Коваленко, инспектор Госатомэнергонадзора СССР Юрий Лаушкин.

Зрительские места пустые. Сидят одни журналисты. Впрочем, людей уже здесь и нет, город «закрыли», как «зону жёсткого радиационного контроля». Не по этой ли причине его и избрали местом суда? – чем меньше свидетелей, тем меньше шума.

Нет телеоператоров и нет западных журналистов. Конечно, на скамье подсудимых все хотели увидеть десятки ответственных чиновников, в том числе и московских. Свою ответственность должна была нести и современная наука.

Но согласились на «стрелочников».

Приговор… Виктор Брюханов, Николай Фомин и Анатолий Дятлов получили по 10 лет. У других сроки были меньше. В заключении Анатолий Дятлов и Юрий Лаушкин умерли от последствий сильного радиационного облучения.

Главный инженер Николай Фомин сошёл с ума… А вот директор станции Виктор Брюханов отбыл срок наказания от звонка до звонка – все десять лет. Встречали его родные и несколько журналистов. Событие прошло незаметно.

Бывший директор живёт в Киеве, служит обычным клерком в одной из фирм…

Так кончается история…”

…”В скором времени Украина приступает к грандиозному строительству. Над саркофагом, накрывшем в 1986-м году разрушенный четвёртый блок Чернобыльской АЭС, появится новое укрытие под названием «Арка».

На этот проект 28 стран-доноров в ближайшее время выделяют первоначальные капиталовложения – свыше 768 миллионов долларов. Новое укрытие должно существовать уже не тридцать, а сто лет.

И задумано оно намного грандиознее, потому что должно иметь достаточный объём, чтобы там вести работы по перезахоронению отходов. Нужен массивный фундамент: фактически предстоит сделать искусственный скальный грунт из бетонных столбов и плит.

Следом надо подготовить хранилище, куда станут перевозить радиоактивные отходы, извлечённые из-под старого саркофага. Самое новое укрытие будет изготовлено из стали высокого качества, способной выдержать гамма-излучение. Только металла потребуется 18 тыс. тонн…

«Арка» станет беспрецедентным в истории человечества сооружением. Во-первых, поражают её масштабы – это двойная оболочка высотой 150 метров. А по эстетике она приблизится к Эйфелевой башне…”

По материалам беларуских интернет-газет за 2002–2005 гг.

Одинокий человеческий голос

“Я не знаю, о чем рассказывать… О смерти или о любви? Или это одно и то же… О чем?

… Мы недавно поженились. Ещё ходили по улице и держались за руки, даже если в магазин шли. Всегда вдвоём. Я говорила ему: «Я тебя люблю». Но я ещё не знала, как я его любила… Не представляла… Жили мы в общежитии пожарной части, где он служил. На втором этаже.

И там ещё три молодые семьи, на всех одна кухня. А внизу, на первом этаже стояли машины. Красные пожарные машины. Это была его служба. Всегда я в курсе: где он, что с ним? Среди ночи слышу какой-то шум. Крики. Выглянула в окно. Он увидел меня: «Закрой форточки и ложись спать.

На станции пожар. Я скоро буду».

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

СКИДКА ДО 25% ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://www.libfox.ru/114747-svetlana-aleksievich-chernobylskaya-molitva-hronika-budushchego.html

Человек как объект катастрофы – о “Чернобыльской молитве” Светланы Алексиевич

Лауреатом Нобелевской премии по литературе стала писательница из Белоруссии Светлана Алексиевич.

Читайте также:  Краткое содержание сказание о белгородском киселе точный пересказ сюжета за 5 минут

Она известна своими книгами «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва» и «Время сэконд хэнд», которые являют собой образцы художественно-документальной прозы о жизни позднего СССР и постсоветской эпохи. О Светлане Алексиевич и ее творчестве – Татьяна Краснова, преподаватель МГУ, блогер, публицист.

Для исследователя, читающего произведение Алексиевич, чрезвычайно важно и интересно то, что отношение ее к природе, переживающей вместе с человеком величайшую катастрофу современной цивилизации – это отношение абсолютно новое, и во многом – уникальное.

Природа в ее восприятии, становится не фоном происходящих событий, не инструментом раскрытия образов персонажей, не метафорой происходящего, и даже не предметом самостоятельного литературного и художественного интереса, но главным действующим лицом, объектом и субъектом этой планетарной катастрофы.

Человек, прежде неизменно бывший центром интереса литературы, оказывается не просто второстепенным, но и беспомощным персонажем перед лицом происходящего. «Трехмерный мир раздвинулся, …ярко вспыхнула бесконечность. Замолчали философы и писатели, выбитые из знакомой колеи культуры и традиции» – пишет Алексиевич.

Катастрофа становится чем-то новым, доселе невиданным, и для мира, и для человека. «За одну ночь мы переместились в другое место истории. Совершили прыжок в новую реальность, и она, эта реальность, оказалась выше не только нашего знания, но и нашего воображения.

Порвалась связь времён… Прошлое вдруг оказалось беспомощным, в нем не на что было опереться, в вездесущем (как мы верили) архиве человечества не нашлось ключей, чтобы открыть эту дверь.

Я не раз слышала в те дни: «таких слов не подберу, чтобы передать то, что я видела и пережила», «никто раньше мне ничего подобного не рассказывал», «ни в одной книжке об этом не читал и в кино не видел».

Оказавшись безоружным перед лицом происходящего, человек лишается своего «царского достоинства» – он больше не господин природы, и даже не ее слуга, а такая же часть окружающего мира, как вода, земля, дерево ветер.

Он более не творец и не хозяин. Он – объект катастрофы.

Женщину, сидящую у постели умирающего мужа, одного из первых ликвидаторов, «кто-то увещевает: «Вы должны не забывать: перед вами уже не муж, не любимый человек, а радиоактивный объект с высокой плотностью заражения. Вы же не самоубийца.

Возьмите себя в руки», – пишет Алексиевич. Таким же «радиоактивным объектом» вместе с человеком становится то, что веками было его привычным окружением: «Убивала скошенная трава. Словленная рыба, пойманная дичь. Яблоко.

Мир вокруг нас, раньше податливый и дружелюбный, теперь внушал страх».

Человек, таким образом, становится частью природы не в метафорическом, образном, философском, а в самом прямом, практическом, и очень страшном смысле. «Воссоединение с природой», о котором столько писали и говорили, происходит внезапно, непоправимо и неотвратимо, не по воле человека, а по его вине, и эту вину он честно делит пополам с им же самим разрушенным миром.

И эта совершенно новая (Алексиевич раз за разом повторяет эту мысль: новая, прежде невиданная, небывалая) катастрофа внезапно меняет масштаб человеческого существования в этом мире: «Другими глазами оглядываю мир вокруг… Ползёт по земле маленький муравей, и он теперь мне ближе. Птица в небе летит, и она ближе. Между мной и ими расстояние сокращается. Нет прежней пропасти. Все – жизнь».

Чернобыль в ее понимании меняет основные человеческие категории. Понятия «далекого» и «близкого» приобретают новые значения, время, измеряемое длинною человеческой жизни, выходит далеко за ее пределы.

Человек, лишенный своей привычной власти над миром, возвращается к нему в новой роли – в роли равного, а не в роли хозяина.

Приведу полностью один из самых (на мой взгляд) поразительных эпизодов из этой книги – рассказ пожилой женщины, Зинаиды Евдокимовны Ковалёнка, «самосела», человека, по своей воле оставшегося в полном одиночестве жить в зоне радиационного поражения, откуда были эвакуированы все жители:

«Расскажу я, как котика себе нашла. Не стало моего Васьки… И день жду, и два… И месяц… Ну, совсем, было, я одна осталась. Не к кому и заговорить. Пошла по деревне, по чужим садкам зову: Васька, Мурка… Васька! Мурка! Первое время много их бегало, а потом где-то пропали. Уничтожились.

Смерть не разбирает… Всех принимает земелька… И хожу я, и хожу. Два дня звала. На третий день – сидит под магазином… Мы переглянулись… Он рад, и я рада. Только что он слово не скажет. «Ну, пошли, – прошу, – пошли домой».

Сидит… Мяу… Я давай его упрашивать: «Что ты будешь тут один? Волки съедят. Разорвут. Пошли. У меня яйца есть, сало». Вот как объяснить? Кот человеческого языка не понимает, а как он тогда меня уразумел? Я иду впереди, а он бежит сзади.

Мяу… «Отрежу тебе сала»… Мяу… «Будем жить вдвоем»… Мяу… «Назову тебя Васькой»… Мяу… И вот мы с ним уже две зимы перезимовали!»

Этот эпизод кажется мне таким важным именно потому, что это – пример нового отношения человека и мира вокруг него. Лишенный прав “хозяина”, он встает на новое место в общении с окружающим миром – на место равного партнера в диалоге.

Алексиевич рассказывает о людях, которые не пожелали покинуть зараженные радиацией родные места, и остались переживать все случившееся вместе с землей, которая кормила и поддерживала их на протяжении многих поколений. Сосуществование с этой землей на новых условиях дало этим людям шанс на спасение.

В «Чернобыльской Молитве» есть рассказ беженцев из Таджикистана, нашедших в брошенных селях под Припятью спасение от другой рукотворной катастрофы – от войны.

Одна из женщин, поселившихся в таком селе, говорит: «А мне тут не так страшно, как там… У меня там душа была мёртвая… Кого бы я там родила с мёртвой душой? Здесь людей мало… Дома пустые… Живём под лесом… Я боюсь, когда много людей.

… Почему сюда приехали? На чернобыльскую землю? Потому что отсюда нас уже не выгонят. С этой земли. Она уже ничейная, Бог её забрал… Люди её оставили»…

Свидетельства, которые приводит в своих документальных повестях Алексиевич, всегда предельно точны и предельно безжалостны.

И тем не менее, мне представляется, что при всем ее трагизме, эта книга подводит нас к мысли, что в обретении человеком своего нового, скромного места в мире, закладывается самая возможность будущего.

Будущего, где возможно примирение цивилизации и природы на новых условиях – на условиях того, что человечество признает за природой приоритетное право контролировать землю, воздух и воду в соответствии со своими интересами, а не в соответствии с сиюминутными интересами человека.

В своей книге ‘The Wealth of Nature’ американский историк профессор Дональд Ворстер формулирует чрезвычайно важную для конца 20 века идею. Вот что он пишет:

«Сегодня мы стоим перед лицом глобального кризиса, причина которого лежит не в том, как функционируют экосистемы нашей планеты, а в том, как функционируют наши собственные этические системы.

Для преодоления этого кризиса нам потребуется максимально точное понимание того, как мы влияем на природу. Более того, нам потребуется точный анализ наших этических систем, и их дальнейшее изменение в зависимости от результата этого анализа.

Историки и литературоведы, антропологи и философы, конечно, не смогут ничего изменить самостоятельно, но их помощь в понимании ситуации может быть бесценна».

Мне представляется, что вклад «Чернобыльской Молитвы» Алексиевич в это понимание трудно переоценить.

Источник: https://www.pravmir.ru/chelovek-kak-obekt-katastrofyi-o-chernobyilskoy-molitve-svetlanyi-aleksievich/

О книге светланы алексиевич «чернобыльская молитва» | блог перемен

О книге Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва», изд. «Время», 2006 г.

На современных книжных комбинатах, производящих постапокалиптическую фантастику, трудятся сотни человек: генераторы новых проектов, авторы, «негры», pr-менеджеры, копирайтеры.

Ежегодно на любителей подобного рода чтива обрушиваются десятки толстенных томов, кишащих крысами-мутантами, бандами садистов, зомби и супергероями, сумевшими в одиночку противостоять этим ужасам «жизни после жизни». Постапокалиптические саги тянутся годами, переходя от одного автора к другому, как эстафетная палочка.

Издатели выдают на-гора новые тонны макулатуры, а читатели охотно впиваются жадными глазами в убористые тексты «страшилок». «Постапокалиптика» — это уже не жанр, а масштабная индустрия: тексты, кино, игровые программы.

Ни один из нынешних лауреатов престижных литературных премий не может похвастаться популярностью и тиражами фантастов, сочиняющих про «конец света». Прилепин, Пелевин, Быков и даже Акунин – это просто карлики у ног циклопических фигур авторов романов-клише про «сумеречный мир».

Однако постапокалиптический кошмар романа Светланы Алексиевич перевешивает все собранные вместе труды фантастов. Если бы существовал прибор, дающий возможность определить уровень «жести» художественного произведения, то книга Алексиевич его просто бы вывела из строя, как сверхповышенная радиация дозиметр.

Тираж романа Алексиевич не указан. Но скорее всего, он не больше 5000. Ничтожная цифра на фоне гор постапокалиптики. И все же эта книга «ставит крест» на одном из самых популярном течении буквотворчества.<\p>

Вообще, как ни крути, фантастика – это сказка, «ложь с намеком».

Только сказка мастеров постапокалиптики изначально являлась былью. Черной былью. Чернобылью. Прежде чем массовый русскоязычный читатель отправился странствовать по «ту сторону ядерного коллапса», бренная земля уже лет двадцать как превратилась в поле развития фантастического сюжета.

Поэтому на фоне реального апокалипсиса, начавшегося 26 апреля 1986 года, все постапокалиптические проекты в лучшем случае выглядят нелепицей, в худшем – циничной игрой. Обогнать свое время и стать пророками Чернобыля удалось лишь братьям Стругацким.

Читая «Пикник на обочине», начинаешь невольно верить в фантастическую способность литературного слова становиться реальностью. Современные фантасты не имеет пророческих амбиций, зато активно используют слово «сталкер», найденное пророками. Еще одно пророчество (невольное) выдал в 1972 году художник Эрик Булатов.

Его полотно «Опасно» выражает всю суть чернобыльской трагедии: мир остается таким же живописным и удивительным, но каждая его травинка и былинка пропитана смертельным ядом.

Источник: http://www.peremeny.ru/blog/12698

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector