Краткое содержание диккенс пойман с поличным точный пересказ сюжета за 5 минут

Чарльз Диккенс – Пойман с поличным

Чарльз Диккенс

ПОЙМАН С ПОЛИЧНЫМ

Почти всем нам доводилось наблюдать романтические истории, происходившие в действительности. В качестве директора Конторы страхования жизни мне за последние тридцать лет пришлось, вероятно, чаще других людей наблюдать романтические истории, хотя на первый взгляд моя профессия, казалось бы, и не благоприятствует этому.

Теперь я удалился от дел, живу на покое и поэтому располагаю возможностью, которой был раньше лишен, обдумывать на досуге свои наблюдения.

Должен заметить, что мое прошлое теперь кажется мне более интересным, чем в те времена, когда оно было для меня настоящим.

Ведь я, можно сказать, вернулся домой после спектакля, и теперь, когда занавес опустился, могу спокойно вспоминать все эпизоды драмы, — мне не мешают яркий свет, толкотня и суета театра.

Позвольте мне рассказать одну такую романтическую историю из действительной жизни.

Ничто так правильно не отражает души человека, как его лицо в сочетании с манерой держать себя. Чтение той книги, где на каждой странице, волею предвечной мудрости, запечатлены неповторимые черты характера того или иного мужчины или женщины, — трудное искусство, и его не очень усердно изучают.

Пожалуй, оно требует некоторых врожденных способностей и, несомненно, требует (как и все на свете) кое-какого терпения и прилежания.

Но можно утверждать с почти полной уверенностью, что мало кто изучает его терпеливо и прилежно: большинство полагает, будто все великое разнообразие человеческих характеров отражается в нескольких самых обычных выражениях лица, и не только не замечает, но и не ищет тех трудноуловимых отличительных черт, которые важнее всего, гак что, если вы, например, с большой затратой времени и внимания учитесь чтению нот или греческих, латинских, французских, итальянских, древнееврейских книг, то вы даже не пытаетесь что-нибудь прочесть на лице учителя или учительницы, которые обучают вас этому, заглядывая через ваше плечо в тетрадь или книгу. Быть может, это объясняется известной самоуверенностью: вы считаете, что вам ни к чему изучать выражения человеческих лиц, ибо вы их достаточно хорошо знаете от природы, а следовательно, не ошибетесь.

Я, со своей стороны, признаюсь, что ошибался бесчисленное множество раз. Я ошибался в знакомых и (само собой разумеется) ошибался в друзьях, — гораздо чаще в друзьях, чем в других людях. Как же получилось, что я мог так обманываться? Разве я совсем неправильно читал в их лицах?

Нет. Верьте мне, мое первое впечатление от этих людей, внушенное мне их лицами и манерой держать себя, неизменно оказывалось правильным. Ошибка моя была в том, что я позволял этим людям сближаться со мной и самим говорить о себе.

Перегородка, отделявшая мой личный кабинет от нашей конторы в Сити, была из толстого зеркального стекла. Через нее я мог видеть все, что происходило в конторе, но не слышал ни единого слова.

Этой перегородкой я распорядился заменить стену, стоявшую здесь много лет — с тех пор, как построили дом.

Не важно, потому ли я сделал эту замену, что хотел получать первое впечатление о приходивших к нам по делу незнакомцах, только глядя на их лица, но отнюдь не позволяя этим людям влиять на меня своими речами, или еще почему-нибудь; достаточно сказать, что я пользовался стеклянной перегородкой для этой именно цели и что любая контора страхования жизни всегда находится под угрозой мошенничества со стороны самых ловких и жестоких негодяев. Через эту-то стеклянную перегородку я впервые и увидел человека, историю которого хочу рассказать.

Я не видел, как он вошел, видел только, что, положив на широкий прилавок шляпу и зонт, он перегнулся через этот прилавок, чтобы взять какие-то бумаги у клерка. Посетитель был человек лет сорока, черноволосый, весьма изысканно одетый, весь в черном — он был в трауре, — а его вежливо протянутую руку облегала черная лайковая перчатка.

Волосы его, тщательно причесанные и напомаженные, были разделены прямым пробором, и незнакомец, наклонившись, обратил этот пробор к клерку с таким видом (казалось мне), словно хотел сказать: «Будьте добры, друг мой, принимайте меня за того, кем я хочу казаться.

Следуйте прямо сюда, по песчаной дорожке; по траве не ходите — вторжений я не терплю».

Как только я увидел этого человека, я почувствовал к нему сильнейшую антипатию.

Он попросил несколько наших печатных бланков, и клерк, вручая ему бланки, стал давать объяснения. Признательная и любезная улыбка сияла на лице посетителя, а глаза его весело смотрели в глаза клерка.

(Я слышал, сколько чепухи говорят о том, что скверные люди будто бы не могут прямо смотреть в лицо собеседнику. Не верьте этому предвзятому мнению.

Нечестный человек всегда способен выдержать взгляд честного, если только этим можно что-нибудь выиграть.)

Я заметил, что он уголком глаза увидел, как я смотрю на него. Он сейчас же обратил свой пробор к стеклянной перегородке, как бы говоря мне с милой улыбкой: «Прямо сюда, будьте добры. Сойдите с травы!»

Немного погодя он надел шляпу, взял зонт и ушел.

Я вызвал клерка к себе в кабинет и спросил:

— Кто это приходил?

Клерк держал в руках визитную карточку посетителя.

— Мистер Юлиус Слинктон, проживающий в Мидл-Тэмпле[1].

— Он адвокат, мистер Адамc?

— Думаю, что нет, сэр.

— Мне показалось было, что он священник, но на карточке не написано «его преподобие», — сказал я.

— Судя по его наружности, сэр, — сказал мистер Адаме, — он готовится к посвящению в духовный сан.

Следует отметить, что посетитель носил изящный белый галстук и манишка у него была тоже очень изящная.

— Зачем он приходил, мистер Адаме?

— Только взять бланк для заявления, сэр, и бланк для поручительства.

— Ему кто-нибудь посоветовал обратиться к нам? Он сказал кто?

— Да, сэр, он объяснил, что пришел по совету одного из ваших друзей. Он видел вас, но сказал, что, не имея удовольствия быть с вами знакомым, не станет вас беспокоить.

— А он знает, как меня зовут?

— Да, сэр! Он сказал: «Я вижу, там сидит мистер Сэмсон!»

— Он, должно быть, выражается очень изысканно?

— Чрезвычайно изысканно, сэр.

— Манеры у него, должно быть, вкрадчивые?

— Совершенно верно, сэр, очень вкрадчивые.

— Так! — сказал я. — Мне пока больше ничего не нужно, мистер Адамc.

Спустя две недели я пришел на званый обед к одному своему другу, купцу, человеку со вкусом, собирателю картин и книг, и первый, кого я увидел среди гостей, был мистер Юлиус Слинктон.

Он стоял перед камином, обратив к присутствующим свое честное, открытое лицо и глядя на них ласковыми большими глазами, но тем не менее (казалось мне) требуя, чтобы все подходили к нему по расчищенной и указанной им дорожке — никак не иначе.

Я услышал, как он попросил моего друга представить его мистеру Сэмсону, и мой друг познакомил нас. Мистер Слинктон был очень счастлив встретиться со мной. Не чрезмерно счастлив — он не перебарщивал; он был счастлив, как прекрасно воспитанный, вполне светский человек.

— Я думал, что вы уже знакомы, — заметил наш хозяин.

— Нет, — сказал мистер Слинктон. — Я, правда, заходил в контору мистера Сэмсона по вашему совету, но я просто не считал себя вправе беспокоить самого мистера Сэмсона по таким пустякам, с которыми мог справиться любой клерк.

Я заметил, что охотно оказал бы ему всяческое содействие, если бы знал, что его рекомендовал мой друг.

— Я в этом уверен, — отозвался он, — и очень вам признателен. В другой раз я, быть может, буду менее щепетильным. Но, конечно, только в том случае, если приду по более важному делу, — ведь я знаю, мистер Сэмсон, как драгоценно время делового человека и как много на свете навязчивых людей.

Я ответил на эти учтивые слова легким поклоном.

— Вы собирались застраховать свою жизнь? — спросил я.

— Нет, что вы! Я, к сожалению, вовсе не такой предусмотрительный человек, каким вы любезно считаете меня, мистер Сэмсон. Просто я наводил справки для одного своего приятеля. Но вы знаете, что такое приятели в подобных делах! Быть может, из всего этого ничего и не выйдет.

Я очень не люблю беспокоить деловых людей справками для моих приятелей: ведь тысяча шансов против одного, что приятели так и не воспользуются этими справками.

Люди так непостоянны, себялюбивы, беспечны! Не правда ли, мистер Сэмсон, вы каждый день убеждаетесь в этом по ходу своей работы?

Я хотел было ответить обстоятельно, но он обратил ко мне свой ровный белый пробор, как бы говоря: «Прямо сюда, прошу вас!» — и я ответил:

— Да.

— Я слышал, мистер Сэмсон, — заговорил он снова (потому что обед, против обыкновения, запаздывал, — повар у нашего хозяина был новый), — будто недавно вы и ваши собратья понесли большую потерю.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов булгакова за 2 минуты

— В денежном отношении? — спросил я. Посмеиваясь над тем, что при слове «потеря» я так быстро вспомнил о деньгах, он сказал:

Источник: https://www.libfox.ru/72773-charlz-dikkens-poyman-s-polichnym.html

Пересказ романа «Большие надежды» Диккенса

Неподалеку от английской столицы подрастает мальчик, которого окружающие называют Пипом. Ему всего семь лет, однако паренек уже является сиротой и находится на попечении старшей сестры, грубой и бесцеремонной женщины, обращающейся с братом весьма сурово.

Защитить Пипа пытается лишь ее супругу, добродушный кузнец Джо, но чаще всего его старания оказываются безрезультатными.

Однажды мальчик случайно встречает на кладбище человека, совершившего побег с каторги.

Тот требует от ребенка немедленно принести ему еды и инструментов, чтобы освободиться от кандалов. Пип выполняет его распоряжение, невзирая на острое чувство страха, при этом он понимает, что поступает неправильно.

Через некоторое время другой мужчина передает мальчику некоторую денежную сумму, и Пип сразу же догадывается, от кого пришли эти средства и за какую услугу он их получил.

Вскоре паренька приглашают в богатый дом, хозяйка которого, мисс Хэвишем, провела долгие годы в затворничестве, сидя в свадебном платье, много лет назад ей по неизвестной причине не удалось выйти замуж, с тех пор женщина предпочла отгородиться от всего остального мира и жить в одиночестве. Задачей Пипа становится развлекать эту странную даму и ее воспитанницу Эстеллу.

Мисс Хэвишем старается вырастить из девочки орудие мести мужчинам за то, что один из них когда-то ее жестоко обманул.

Она постоянно твердит Эстелле о том, что та должна безжалостно разбивать сердца представителей сильного пола, и первой жертвой оказывается именно юный Пип.

Прежде мальчик всегда стремился стать кузнецом, как и его зять Джо, но после встречи с девочкой из другого мира, как ему показалось, Пип начинает стыдиться этого ремесла и опасается, что Эстелла когда-нибудь увидит его за работой не в самом привлекательном виде.

Паренек понимает, что воспитанница богатой пожилой леди не предназначена для него, и вскоре он узнает о том, что девочку отправляют за границу для получения образования.

В тот же день в семье Пипа случается трагедия, его сестра получает от таинственного грабителя тяжелейший удар по голове, после этого рассудок женщины уже полностью не восстанавливается.

Ей необходим уход и помощь по хозяйству, поэтому в доме появляется симпатичная и доброжелательная девушка по имени Бидди.

Пип нередко общается с домработницей, рассказывает ей о своих мечтах.

Бидди сразу же понимает, что он стремится превратиться в настоящего джентльмена чтобы иметь шанс добиться Эстеллы либо, напротив, досадить этой юной аристократке.

В то же время Пип подумывает и о том, чтобы отказаться от этих мечтаний, работать постоянно вместе с Джо и со временем жениться на Бидди, считая такую долю более подходящей для своего скромного происхождения.

Но в один из дней с юношей связывается некий стряпчий и объясняет Пипу, что его ожидает приличное состояние в том случае, если парень уедет из родных краев и станет достойным молодым человеком, подающим большие надежды на будущее. Пип без колебаний соглашается, считая, что ему желает помочь мисс Хэвишем, чтобы в дальнейшем соединить его с Эстеллой.

С помощью полученной суммы он быстро преображается, становится настоящим франтом и без особых усилий привыкает к жизни в Лондоне. Он узнает о том, что сестры более нет в живых, а с достижением совершеннолетия Пип получает возможность принимать самостоятельные решения и распоряжаться своим имуществом без чьего-либо контроля.

Именно в это время к нему является мужчина, в котором юноша немедленно узнает того самого каторжника, которому он помог более 15 лет назад. Этот человек рассказывает парню о том, что источником его благосостояния и сегодняшней столичной жизни стали его средства.

Пип чувствует, как разрушаются его самые заветные надежды и мечты, ведь в действительности мисс Хэвишем вовсе не собиралась делать его супругом Эстеллы. Юноша думает о том, что он напрасно покинул родной дом, теперь ему кажется, что он был бы счастливее, если бы остался жить вместе с Джо и Бидди, выполняя привычные для него обязанности.

Из общения с бывшим каторжником по имени Абель Мэгвич, сбежавшим с предназначенного ему вечного поселения, Пип узнает, что именно он приходится отцом Эстелле, тогда как матерью девушки была экономка стряпчего, передавшего юноше деньги на образование.

Мать Эстеллы подозревалась в совершении убийства, однако была оправдана, после чего адвокат отдал малышку на воспитание одинокой и состоятельной мисс Хэвишем.

Пип клянется, что никогда и никому не выдаст тайны происхождения Эстеллы, хотя девушка к тому времени уже вышла замуж.

Заглянув к мисс Хэвишем, молодой человек с ужасом видит, как прямо на ней вспыхивает ее свадебное платье. Он с огромным трудом гасит огонь, но дни пожилой леди уже сочтены, вскоре она уходит из жизни.

Пип пытается помочь Мэгвичу совершить побег, однако в последний момент каторжника арестовывают, и он умирает в тюремной больнице.

Но юноша успевает рассказать ему о том, что его дочь теперь превратилась в настоящую леди, и эти слова согревают последние минуты этого человека.

С тех пор проходит более 10 лет. Пип усердно трудится в финансовой компании, свободное время он чаще всего проводит в семье своего компаньона и друга Герберта, не раз помогавшего ему прежде. Приехав ненадолго в родную деревню, мужчина снова встречается с Джо и Бидди, давно ставшими супругами, у них уже подрастают и сын, и дочь.

Однако более всего он мечтает увидеть Эстеллу, хотя и осознает, что надеяться соединиться с нею ему уже не приходится. Правда, Пип слышал о том, что молодая женщина стала вдовой, и он, ни на что не рассчитывая, все же отправляется к старинному дому мисс Хэвишем.

В тумане он неожиданно видит знакомую фигуру женщины, и понимает, что перед ним стоит та, которую он полюбил еще в детские годы.

Пип и Эстелла вместе уходят прочь от мрачного, разваливающегося замка. Оба чувствуют, что судьба подарила им новый шанс, что теперь они могут более не расставаться и действительно стать счастливыми.

Источник: http://sochinyalka.ru/2017/05/pereskaz-romana-bolshie-nadezhdy-dikkens.html

15 серия «Пойман с поличным»: Обзор и краткое содержание. Разное от Once Upon a Time

История Красной Шапочки и Серого Волка в новой серии шокирующе изменена, и поэтому она совсем не похожа на старую историю. Тем временем Руби ищет свое место в Сторибруке. Приготовьтесь увидеть обзор и краткое содержание серии «Пойман с поличным».

Краткое содержание.

Эмма опрашивает Дэвида в отделении шерифа и приходит к выводу, что он невиновен. После ссоры с Бабулей из-за ее строгости, Руби оставляет работу официантки и становится помощником Эммы. Ища Кэтрин в лесу, Руби находит растерянного Дэвида, который не имеет понятия, как он попал туда. Доктор Вэл осматривает Дэвида и приходит к выводу, что у него амнезия.

После этого Эмма отправляет Руби к мосту и в окрестностях Руби находит шкатулку с отпечатками пальцев Мэри Маргарет, внутри которой лежит человеческое сердце. Эмма считает, что это сердце Кэтрин, потому что она единственный пропавший человек в Сторибруке, но у нее нет четких доказательств этого.

В конце серии Руби возвращается в кафе и просит прощения у Бабули.

В Сказочном Мире Бабуля строга в отношении безопасности Красной Шапочки. Она баррикадирует окна и заставляет ее носить плащ, который должен защитить ее от волка. На городском собрании Бабуля высказывает свое мнение, она считает, что жители должны прекратить охоту на волка и просто попытаться скрыться от этого монстра, потому что его невозможно убить.

Красная Шапочка застает Белоснежку за кражей яиц в ее курятнике, после этого они начинают дружить и в итоге решают пойти и убить волка собственноручно. Волчьи следы превращаются в человечьи и поскольку они приближаются к дому Красной Шапочки, девушки подозревают в этом Питера, парня Шапочки, который был у ее дома ранее.

Однако после того как Красная Шапочка делится своими предположениями с Питером, тот соглашается приковать себя цепью к дереву, чтобы позднее обратиться в волка. Но настоящий волк не кто иной, как Красная Шапочка, которая убивает своего парня этой же ночью.

Белоснежка и Шапочка потрясены тем, что Бабуля знала правду все время, и превращение в волка передается в их семье из поколения в поколение.

Обзор.

Я ждал с нетерпением этой серии, где Красная Шапочка находилась в центре всех событий и она оказалась великолепной. Меган Ори прекрасно справилась с задачей показать нам борьбу обеих героиней за выяснение своего места в этой жизни. В целом серия была интересной, а временами поражала и шокировала меня до такой степени, что сердце замирало.

Иногда у сценаристов сериала рождаются такие сумасшедшие идеи, которые впрочем, не лишены смысла. Например, я не думаю, что многие подумали о том, чтобы сделать из Красной Шапочки Серого Волка, а они вот подумали.

Читайте также:  Краткое содержание ночь исцеления екимов точный пересказ сюжета за 5 минут

Долгое время я думал, что Доктор Вэл и есть Страшный серый Волк, потому что лично мне его имя внушает мысли о каком-то громадном величественном животном, а еще из-за того, как он смотрел на Руби во время своего свидания с Мэри Маргарет, но эта идея если честно была не очень оригинальной.

Ни для кого не секрет, что в некоторых версиях классической сказки Красная Шапочка появляется из живота волка после того, как он глотает ее целиком, и эта версия наводит об интересных мыслях, об оборотнях. И это становится сказкой для более взрослых зрителей, так как дает некое торжество могущества и силы.

Вся эта история дает Красной Шапочке возможность показать себя с другой более темной стороны. Мы выросли, слушая эту чудесную сказку, но мы даже не подозревали, что за образом невинной девочки, в которой, казалось бы, есть только положительные черты, может скрываться такая тьма. Также отношения между Бабулей и ее внучкой во многом дополнили эту историю. Сказка стала некой историей из жизни.

Я обожаю наблюдать то, как какие-то особенности характеров сказочных персонажей переносятся в реальность. Для Руби иметь гиперобоняние, как у волка, это что-то, что не может быть ни у одного человека, но именно в этом заключается ее связь с Красной Шапочкой. Кроме того, мне понравилось объяснение необходимости такой вещи как Красная Шапочка.

Бабуля однажды говорит, что это будет держать волка подальше от ее внучки, но ничего себе, этот плащик делает гораздо большее. Оказывается, знаменитая Красная Шапочка спасает девушку от превращения в чудовище. Такие маленькие детали показывают нам, насколько блестящи и последовательны безумные идеи продюсеров и сценаристов.

Отношения Дэвида и Мэри Маргарет продолжаются, но теперь уже на совершенно другой ноте (это что-то типа «Мы знаем, что все равно мы будем вместе, но не сейчас»). Это не нормально заводить какие-то любовные отношения, когда один из вас обвиняется в убийстве. Но именно поэтому это сериал «Давным-Давно», он неповторим.

С одной стороны я рад, что они оставили в прошлом дилемму (разные романы и все такое, знаете ли). Даже, если учесть, что отношения Дэвида и Кэтрин – некоторая разновидность романа (легкий флирт, так сказать), то не конкретно они мешают отношениям Мэри Маргарет и Дэвида. Все же, я обеспокоен тем, сколько времени займет эта история с исчезновением Кэтрин.

Но если проклятие мешает быть им вместе, то у них не будет отношений, как в Сказке, пока проклятие не будет разрушено, что как я думаю случиться не скоро, ведь это главная идея шоу. Но с другой стороны, этот сериал постоянно удивляет меня.

Хотя этот эпизод и был удивителен, и я все время гадал, кто же Большой Страшный Волк, у меня все-таки осталось парочка вопросов по основным сюжетным линиям этой серии:

Почему Генри навестил Эмму? Не поймите меня неправильно, я был взволнован, вновь увидев Генри после того, как он несколько серий отсутствовал, но ведь Регина ограничивает его общение с биологической матерью, так что это выглядело несколько неуместно.

Это сомнительно, но может Регина пытается задобрить Эмму? Что произошло с Дэвидом? Почему он потерял свою память? Может быть, Эмма случайно поцеловала его и на Дэвида нахлынули воспоминания? Хотя нет, он все же ее отец, и она, наверное, нашла какой-то другой способ выразить свою любовь, что привело его в такое состояние. В шкатулке было одно из сердец Злой Королевы? И если это так, то почему оно находилось в совсем другом месте? Мы знаем, что у нее много шкатулок с сердцами, но в этой, наверное, что-то важное, раз она хранилась совсем в другом месте.

Перевод: Meldica

Источник: https://fanparty.ru/fanclubs/once-upon-a-time/tribune/158654

Книга Пойман с поличным. Автор – Диккенс Чарльз. Содержание – Iii

Через день после этого я снова сидел за своей стеклянной перегородкой, как вдруг он снова вошел в контору. Едва я его увидел, еще не услышав его слов, как тотчас возненавидел пуще прежнего.

Это длилось всего мгновенье, — не успел я взглянуть на него, как он приветливо помахал мне рукой в тугой черной перчатке и вошел в мой кабинет.

— Добрый день, мистер Сэмсон! Как видите, я воспользовался вашим любезным разрешением ненадолго оторвать вас от занятий. Я не сдержал своего обещания не беспокоить вас иначе, как по важному делу, ибо дело у меня — если позволительно употребить это слово в данном случае, — дело у меня самое пустяковое.

Я спросил, чем могу быть ему полезным.

— Благодарю вас, ничем. Я просто зашел в контору узнать, не изменил ли себе мой медлительный приятель — не превратился ли он в практичного и благоразумного человека. Но, конечно, оказалось, что он ничего не сделал.

Я собственноручно передал ему ваши бланки, и он уверял, что обязательно их заполнит, но, конечно, ничего не сделал. Люди вообще неохотно делают то, что нужно, но особенно неохотно они страхуют свою жизнь. Для них это все равно что написать завещание.

До чего суеверны люди — они думают, что, написав завещание, непременно вскоре же умрут.

«Будьте добры, сюда, прямо сюда, мистер Сэмсон. Не вправо и не влево». Мне так и чудилось, будто он, улыбаясь, шепчет эти слова, а его невыносимый пробор торчал у меня прямо перед глазами.

— Некоторые люди действительно так думают, — согласился я, — но их, по-моему, не очень много.

— Ну, — проговорил он, пожав плечами и улыбнувшись, — хотел бы я, чтобы какой-нибудь добрый гений указал моему приятелю правильный путь. Я несколько опрометчиво пообещал его матери и сестре — они живут в Норфолке[2] — последить за тем, чтобы он застраховал свою жизнь, да и сам он обещал им сделать это. Но он, должно быть, никогда не соберется.

Поболтав еще минуты две о том о сем, он ушел.

На следующее утро, не успел я отпереть ящики своего письменного стола, как мистер Слинктон снова явился. Я заметил, что он подошел прямо к двери в моей перегородке, ни на мгновение не задержавшись в конторе.

— Вы можете уделить мне две минуты, дорогой мистер Сэмсон?

— Пожалуйста.

— Очень признателен, — сказал он, положив на стол шляпу и зонт, — я пришел рано, чтобы не прерывать ваших занятий. Дело в том, что меня застало врасплох заявление моего приятеля.

— А разве он написал заявление? — спросил я.

— Да-а, — ответил он, задумчиво глядя на меня; и вдруг его словно осенила неожиданная догадка, — или он только сказал мне, что написал? Быть может, это для него лишь новый способ увильнуть. Черт возьми, как это не пришло мне в голову!

Мистер Адамс в это время распечатывал утреннюю корреспонденцию в конторе.

— Как фамилия вашего приятеля, мистер Слинктон? — спросил я.

— Беквит.

Я выглянул в контору и попросил мистера Адамса проверить, получено ли заявление от Беквита, и если получено, принести его. Мистер Адамс, оказывается, уже положил это заявление на прилавок. Его легко разыскали в ворохе других бумаг, и клерк передал его мне. Альфред Беквит. Заявление о желании застраховать свою жизнь на две тысячи фунтов. Помечено вчерашним числом.

— Адрес — Мидл-Тэмпл, мистер Слинктон.

— Да. Мой приятель живет на одной лестнице со мной; дверь в дверь. Но я никак не ожидал, что он укажет на меня как на своего поручителя.

— Однако это очень естественно с его стороны.

— Совершенно верно, мистер Сэмсон, но я этого никак не ожидал. Та-ак! — Он вынул из кармана печатный бланк. — Как же мне ответить на все эти вопросы?

— Разумеется — по совести, — ответил я.

— Ну, разумеется! — сказал он, с улыбкой подняв глаза. — Я хотел только сказать, что вопросов очень уж много! Но вы правы, что проявляете такую предусмотрительность. Вам необходимо быть предусмотрительным. Вы разрешите мне воспользоваться вашим пером и чернилами?

— Пожалуйста.

— И вашим столом?

— Пожалуйста.

Он уже высматривал на столе место между своей шляпой и зонтом, на которое можно было бы положить бланк. Затем он сел в мое кресло, перед моим бюваром и чернильницей, а я, став спиной к камину, увидел прямо перед собой длинную дорожку на его голове.

Прежде чем ответить на какой-либо вопрос, он прочитывал его вслух и обсуждал. Сколько лет он знаком с мистером Альфредом Беквитом? Это ему пришлось сосчитать по пальцам. Какой образ жизни ведет мистер Альфред Беквит? На это ответить нетрудно: он в высшей степени умеренный человек, но, пожалуй, слишком усердно занимается спортом.

Все ответы были удовлетворительны. Написав последний, мистер Слинктон просмотрел их с самого начала и, наконец, подписался очень красивым почерком. Потом спросил, все ли он сделал, что требовалось? Я ответил, что мы, вероятно, не будем больше его беспокоить. Он может оставить бумаги здесь? Пожалуйста. Очень признателен. До свиданья.

Читайте также:  Краткое содержание оперы вагнера летучий голландец точный пересказ сюжета за 5 минут

В тот день ко мне до него приходил еще один посетитель, но не в контору, а на дом. Этот посетитель явился еще затемно, застал меня в кровати, и никто не узнал о его посещении, кроме моего преданного доверенного слуги.

Второй бланк (ибо мы всегда требовали два поручительства) был послан в Норфолк и своевременно пришел обратно по почте. В нем также все ответы были во всех отношениях удовлетворительны. Мы выполнили все формальности, заключили соглашение и получили страховой взнос за год.

4

Источник: https://www.booklot.ru/authors/dikkens-charlz/book/poyman-s-polichnyim/content/94336-iii/

Краткий пересказ сюжета романа Диккенса «Наш общий друг»

Работая над «Большими надеждами», Диккенс одновременно печатает в журнале «Круглый год» очерки, которые затем образуют законченный цикл «Путешественник не по торговым делам» (1860).

Некий Путешественник, как мистер Пиквик когда-то, ездит, смотрит, записывает; то он в Лондоне, то в провинции, а то пересекает Ла-Манш, не теряя наблюдательности даже во время качки, Он не только умеет наблюдать, он еще и добр, как мистер Пиквик, и, по его собственным словам, ездит «по делам» великой фирмы «Братство человеческих интересов».

Сам Диккенс в эти годы тоже много путешествует, часто бывает во Франции. Он всегда готов поделиться впечатлениями с читателем. Отсюда очерки – живое, быстрое средство общения. Много сил и времени отнимают у Диккенса рассказы.

Особенно популярны напечатанные в рождественских номерах журнала (1863-1864) «Меблированные комнаты миссис Лир-рипер» и «Наследство миссис Лиррипер» – о хозяйке меблированных комнат, которая, несмотря на житейские дрязги, сохранила отзывчивое сердце. Она приютила молодую женщину, брошенную любовником, и вырастила ее сына, как родного внука.

Рассказы о доброй миссис Лиррипер полюбились народу так же, как «Оливер Твист» и «Рождественская песнь».

В 60-е годы Диккенс часто выступает с чтением своих романов, а это отнимает немало времени; к тому же огромное эмоциональное напряжение сказывается на здоровье, он часто болеет.

Печалят его утраты, которые следуют одна за другой, Умирает брат Альфред, затем муж сестры, большой друг Диккенса Генри Остин, затем в 1863 году мать, миссис Элизабет Диккенс. Вот почему первый выпуск нового романа «Наш общий друг» был напечатан лишь в майском номере журнала за 1864 год.

Снова, как в предыдущих романах, Диккенс рисует противостояние Богатства и Бедности. Снова, как в «Мартине Чезлвите», «Домби и Сыне», «Крошке Доррит», он пишет о современном обществе, в котором правят деньги.

А все же «Р1аш общий друг» – роман, который вряд ли мог быть написан в 50-е годы, так отчетливо легла на него тень 60-х.

Перед нами Англия, достигшая высот финансового могущества, Англия директоров компаний, «финансовых гениев», акционеров, нуворишей, которые разбогатели подобно богачуг Венирингу, «поглотив» мелких хозяев. На его роскошных обедах встречаются аристократы и авантюристы, выдающие себя за джентльменов, джентльмены, не брезгающие ростовщичеством, и скучающие молодые люди с «независимыми средствами».

Именно на одном из обедов у Вениринга адвокат Лайтвуд рассказывает «занятную историю» о наследстве.

Некто Джон Гармон Старший, наживший состояние «на мусоре», оставил завещание, по которому деньги должны перейти к его сыну, если он женится на хорошенькой, но очень своевольной мисс Белле Уилфер.

Если же сын откажется выполнить это условие, все состояние унаследуют верные слуги старика – Воффин и его жена. Боффины вызывают живущего за границей Джона Гармона Младшего, он возвращается в Англию и внезапно исчезает.

Через несколько недель в Темзе находят мертвое тело, а при нем – документы злополучного Гармона. Так Боффины становятся единственными наследниками, чему совсем не рады, а Белла Уилфер испытывает сильное разочарование. Хотя самолюбивую Беллу возмутило, что ее «завещали», словно «дюжину ложек», она была готова продать свою красоту неизвестному человеку.

«Деньги могли бы все сгладить, потому что я люблю деньги. Я ненавижу бедность»2,- откровенно заявляет она домашним.

Белла с радостью принимает предложение Боффинов пожить у них и быстро входит во вкус богатой жизни, не думая, что положение «воспитанницы», пользующейся щедротами богачей, не очень-то достойно. Когда секретарь Боффина Джон Роксмит объясняется Белле в любви, она отвечает отказом.

Роксмит Белле нравится, но ей не нужен бедный молодой человек. Однако сюжетная линия Боффии – Белла – Роксмит не единственная. Параллельно ей развивается другая-отношения адвоката Юджина Рэйберна, «лодочницы» Лиззи Хзксем и учителя Бредли Хэдстона. Юджин и Хэдстон любят Лиззи.

Хэдстон предлагает ей руку и сердце, но Лиззн отказывает ему. Она любит Рэйберна, но выйти замуж за Юджина она не может: Юджин по рождению джентльмен. Однако если она не может быть женой Юджина, то любовницей его она сама не станет.

И Лиззи тайно уезжает из Лондона, чтобы не видеть Юджина да и не подвергать его опасности: Хэдстон способен на всё.

Эти две сюжетные линии сходны в одном: и Белла и Юджин изменяют своим прежним представлениям о том, что в жизни главное и в чем истинная ценность человека. Со дня на день Белла убеждается, что богатство портит доброго Боффн-на.

Он становится хитрым, подозрительным, а с Роксмитом обращается без всякого уважения. Белла начинает бояться «страшной, притягательной силы денег». Время идет, и поведение Боффина ей кажется уже постыдным, а Роксмит ее раздражает: нельзя так покорно сносить оскорбления только потому, что ты беден и зависишь от других.

Но вот Боффин узнает, что Роксмит объяснился Белле в любви. Он осыпает секретаря язвительными упреками. Роксмит, конечно, не любит Беллу, он просто зарится на ее приданое, ведь Боффины не оставят ее своими милостями.

Но он напрасно старается, Белла не про него, она ждет, чтобы «ей предложили настоящую цену; не для того она появилась на рынке невест, чтобы ее подхватил любой молодчик без гроша в кармане».

Белла оскорблена и за Роксмита и за себя. Лучше бедность, чем унизительное положение. Она не допустит, чтобы «страшная сила» изуродовала ее, как Боффина! В старом, поношенном платье она возвращается домок, в бедность, потому что, как говорит ее отец, «нельзя продавать никому и ни за какую цену» свое понимание того, что хорошо,

а что плохо, что правда,  а что ложь, что справедливость, а что несправедливость.

Но дома она оставалась недолго.

Джон Роксмит женился на ней, а потом оказалось, что Роксмит – это Джон Гармон, Он не погиб, вернувшись в Англию, хотя едва избежал смерти, Погиб тот, кто покушался на жизнь Гармона, предварительно завладев его одеждой и документами, а Гармон, воспользовавшись своей «смертью», решил испытать «невесту»: ему ведь не хотелось жениться на неизвестной девушке. Полюбив красавицу Беллу и отвергнутый ею, он совсем решил уехать из Англии, но миссис Боффин узнала в несчастном Роксмите того несчастного мальчика, которого когда-то провожала в чужую страну.

Боффины счастливы – нашелся настоящий наследник. Но Джон Гармон не может жить без Беллы. Вот тогда старый Никодемус или, как зовет его жена, Нодди Боффин и предложил остроумный план.

А что, если дать Белле наглядный урок, к чему приводит любовь к деньгам? И Боффин притворяется скрягой. Он «меняется» на глазах. Ему одно удовольствие оскорблять бедного секретаря.

Мы знаем, что выдумка удалась: Белла получила урок и выдержала испытание.

Жизнь проучила и Юджина Рэйберна. Диккенс не впервые рисовал ситуацию, когда влюбленных разделяет социальное положение. Мы сразу вспоминаем Стир-форта и Эмили. Вспоминается и детская влюбленность Дэвида в «малютку Эм'ли».

Эта любовь трогательна, но даже маленькая Эмили понимает, что Дэвид – «сын джентльмена и леди», а она – «дочь рыбака и рыбачки», значит, между ними непреодолимая преграда.

О том же, чтобы Стирфорт женился на соблазненной им невесте Хэма, об этом не может быть речи,- так и заявляет старому рыбаку Пегготи мать Стирфорта. Она навсегда откажется от сына, если он совершит «мезальянс».

Источник: http://www.school-essays.info/kratkij-pereskaz-syuzheta-romana-dikkensa-nash-obshhij-drug/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector