Краткое содержание коваль чистый дор точный пересказ сюжета за 5 минут

Отзыв о сборнике рассказов Ю.Коваля «Чистый Дор»

Краткое содержание Коваль Чистый Дор точный пересказ сюжета за 5 минут

Главные герои серии рассказов «Чистый Дор» — жители русской деревни с одноименным названием. Эти люди живут спокойной и размеренной крестьянской жизнью – работают в поле, пасут коров, ходят в лес за грибами и ягодами. С ними приключаются разные истории, которые и описывает автор в рассказах под общим названием «Чистый Дор».

Одна из таких историй случилась с жителем деревни, которого соседи звали дядей Зуем. Летом он накосил сена и поставил на покосе копну, да не на землю, а сразу на сани, чтобы зимой легче было сено вывозить.

Когда наступила зима, дядя Зуй взял лошадь и отправился в лес за сеном. А когда он привез сани с сеном в деревню, из копны выглянула медвежья морда. Оказывается, решил косолапый в копне зиму провести вместо берлоги, да не знал, что сено в деревню зимой повезут.

Медведь не злой оказался, выбрался он из копны и в лес убежал.

Живут в Чистом Доре и дети, которые учатся в деревенской школе. Эта школа особенная – в ней всего одна комната, но в этой комнате учатся сразу три класса. В первом и втором классах по одному ученику, а в третьем – целых два, братья Моховы.

Учит всех детей учитель Алексей Степаныч. Ребята не только учатся, но и помогают взрослым в уборке картошки. А еще они в школе выращивают кроликов.

Однажды первоклассница Нюра, внучка дяди Зуя, которая была дежурной по кроликам, ушла на картофельное поле за ботвой, а в это время прилетел ястреб, который хотел утащить маленького крольчонка.

Шестилетний Витя, который гулял возле школы, залез в школьную кладовку, достал оттуда ружье и одним выстрелом убил хищную птицу. Ребята, прибежавшие на выстрел с поля, были в полном восторге от меткости шестилетнего стрелка.

Таково краткое содержание книги «Чистый Дор». Множество историй, которые ежедневно происходили с жителями Чистого Дора, описывает Ю.Коваль. Какие-то из них смешные, какие-то – грустные, случались истории необычные, поучительные.

Главный смысл рассказов, объединенных общим названием «Чистый Дор» состоит в том, чтобы показать красоту русской земли и духовную красоту простых русских людей, живущих на этой земле.

Рассказы «Чистый Дор» учат подмечать в окружающем нас мире неповторимые приметы прекрасного и необычного.

В рассказах мне понравился дядя Зуй, который оказался очень отзывчивым человеком.

Когда однажды в сельский магазин привезли красивую клеенку, и выяснилось, что на каждый дом хватит только по полтора метра, дядя Зуй одарил каждого жителя недостающими сантиметрами из своей доли, а сам ушел из магазина ни с чем, хотя ему очень была нужна такая красивая клеенка. Душевная щедрость – она из характерных черт простого русского человека.

Какие пословицы подходят к рассказам «Чистый Дор»?

Какова деревня, таков и обычай. Береги землю родимую, как мать любимую.

Нет земли краше, чем Родина наша.

Источник: http://DetskiyChas.ru/school/rodnoye_slovo/otzyv_chisty_dor/

Книга «Чистый Дор»

Юрий Коваль – это писатель высшей пробы. Это один из самых известных и любимых детских авторов в ССР и России. Это Талант. Без его произведений я не мыслю ни детство, ни хорошую библиотеку. Нет в русской литературе ничего похожего на прозу Коваля.

В ней сплелись правда и вымысел, философия притчи и сказка, мудрость и легкость, неторопливость и краткость, изящный юмор и светлая щемящая грусть. Сплелись в особенный неповторимый стиль. Коваля читали все, но никто не кричит об этом, поскольку эти рассказы – сокровенное для каждого. Вот и мне тяжело подбирать слова. А ему – нет.

У него к слову удивительная чуткость, редкостный дар соединять простое в прекрасное. Читаешь, и словно перекатываешь звуки на языке, смакуя.

У него слова – это ключи, открывающие те потайные двери в нашей душе, за которыми спрятано все самое лучшее.

Конечно, Коваля я люблю. И Чистый Дор я люблю. Весь. Но “Клеенку” как-то особенно. В детстве после прочтения этого рассказа я всерьез подумывала о том, чтобы разыскать Чистый Дор (благо, он действительно есть на карте), отправиться туда с новеньким отрезом из ГУМа и подарить его добродушному дяде Зую, вот так запросто.

И уже потом, много лет спустя, живя в студенческом общежитии все искала в магазинах клеенку поднебесного цвета, чтоб с васильками. Рассказ выложу целиком. Каждый раз что-то щемит, когда перечитываю.

А потом тянет звонить родителям и старым друзьям, с которыми немало сижено за столами, варить простую картошку, с зажарочкой и смотреть в окно.

Коваль интересен мне сейчас не меньше, чем в пять лет, его книги, как истинная литература, не делят аудиторию на возраст, они – вне времени. Их обязательно нужно дарить себе и детям, чтобы пронести этот подарок через всю жизнь.

Отдельно хочется сказать про иллюстрации к книге. Работы Галины Макеевой созвучны тексту и ложатся на него удивительно гладко. Такое же в них изящество, искренность, сокровенное отношение к миру, и так же от красок светло на душе.

В них чувствуется та же свобода, что и в текстах Коваля, свобода, приходящая через умение, простота, которая достигается только благодаря таланту, мастерству и упорному труду.

За ней стоит многолетняя практика и школа натурного рисования – Галина Макеева проиллюстрировала более 70 книг, десять лет была главным художником журнала «Мурзилка». Ее иллюстрации всегда узнаваемы, этот особый почерк я помню еще с детства.

Листаешь страницы, и ощущение, что бредешь не спеша по Чистому Дору, смотришься в прозрачные лужи, спускаешься с мягких холмов, плывешь в узенькой лодке по темной тревожной воде, летишь в облаках, задевая верхушки сосен и качаешься на ветру.

Свежо и просторно делается в комнате, и кажется, что можно руками потрогать это неповторимое состояние природы, зовущееся тишиной русского пейзажа.

Сама Галина говорила, что ее учителя – это природа и жизнь, где случается все и в бесконечных вариациях.

Со слов Л.С. Кудрявцевой: “Когда Макавеевой пришлось иллюстрировать рассказы Юрия Коваля, она пожила в описываемых им местах, в Чистом Доре, порисовала, но не пошла, как говорится, буквально за писателем, а попыталась передать в своих рисунках главное, «потайное» звучание его прозы.

«Вода под лодкой чёрная, настоялась на опавших листьях. Над нею синие стрекозы перелетают… Захотелось что-нибудь спеть, просто так. От хорошего настроения…». Две голубые стрекозы ложатся на темный фон крупно, декоративно, образуя первый план.

Коричневые стволы деревьев, за ними темными штрихами водная гладь озера, стена дальнего леса, небольшое светлое пятно слева вверху – для коричневых листиков, неожиданно сохранившихся на ветке сухого дерева. Сам же герой – крохотная голубая фигурка в лодке на воде.

Видно, как выстроен рисунок, но главное впечатление – поэзия лесного озера. Для Макавеевой важно не развитие сюжета, не поющий герой, а чувство восхищения перед лицом природы, которое она сумела цельно выразить”.

“Чистый Дор” – во всех отношениях чудесная книга, из тех, что “в каждый дом”. ИДМ выпустил ее в том же виде, в каком она выходила в 1981 году. Качество издания великолепное – большой формат, твердая обложка, плотная белоснежная офсетная бумага, крупный четкий шрифт, отличная печать.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000503675-chistyj-dor-yurij-koval

Юрий Коваль – Чистый Дор (Рассказы)

Здесь можно скачать бесплатно “Юрий Коваль – Чистый Дор (Рассказы)” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Прочая детская литература, издательство Издательский Дом Мещерякова, год 2012.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Чистый Дор (Рассказы)” читать бесплатно онлайн.

В эту книгу вошли очень светлые, добрые и мудрые, смешные и немного грустные истории Юрия Коваля о старинной деревушке Чистый Дор, о её больших и маленьких жителях, о русской природе и месте человека в ней.Издательский Дом Мещерякова. Москва. 2012

Юрий Коваль

ЧИСТЫЙ ДОР

(Рассказы)

Солнце пекло уже которую неделю.

Лесная дорога высохла и побелела от пыли.

В колеях, где стояли когда-то глубокие лужи, земля лопнула, и трещины покрыли её густой сетью. Там, в колеях, прыгали маленькие, сухие лягушки.

Издалека я увидел: в придорожной канаве в кустах малины мелькает белый платочек. Небольшая старушка искала что-то в траве.

— Не иголку ли потеряли? — пошутил я, подойдя.

— Топор, батюшка. Вчера попрятала, да забыла, под каким кустом.

Я пошарил в малине. С коричневых мохнатых стеблей и с вялых листьев сыпалась пыль. Топор блеснул в тени под кустами, как глубинная рыба.

— Вот он! — обрадовалась старушка. — А я-то думаю: не лесовик ли унёс?

— Какой лесовик?

— А в лесу который живёт. Страшный-то эдакий — бычьи бельмищи.

— Ну?

— Борода синяя, — подтвердила старушка, — а по ней пятнышки.

— А вы что, видели лесовика?

— Видела, батюшка, видела. Он к нам в магазин ходит сахар покупать.

— Откуда ж он деньги берёт?

— Сам делает, — ответила старушка и пошла с дороги. Её платочек сразу пропал в высокой траве и выпорхнул только под ёлками.

«Ну и ну!.. — думал я, шагая дальше. — Что же это за лесовик — бычьи бельмищи?»

Несмотря на солнечный день, темно было под ёлками. Где-нибудь в этой темноте, подальше от дороги, и сидит, наверно, лесовик.

Вдруг лес кончился, и я увидел большое поле, подобное круглому озеру. В самом центре его, как остров, стояла деревня.

Голубые масленые волны бродили по полю. Это цвёл лён. Высокий небесный купол упирался в лесные верхушки, окружавшие поле со всех сторон.

Я глядел на деревню и не знал, как она называется, и, уж конечно, не думал, что стану жить здесь, снова увижу старушку в белом платочке и даже лесовика.

Лесная дорога пошла через поле — стала полевой. Дошла до деревни превратилась в деревенскую улицу.

По сторонам стояли высокие и крепкие дома. Их крыши были покрыты осиновой щепой. На одних домах щепа стала от ветра и времени серой, а на других была новой, золотилась под солнцем.

Пока я шёл к журавлю-колодцу, во все окошки смотрели на меня люди: что это, мол, за человек идёт?

Я споткнулся и думал, в окошках засмеются, но все оставались строгими за стеклом.

Напившись, я присел на бревно у колодца.

В доме напротив раскрылось окно. Какая-то женщина поглядела на меня и сказала внутрь комнаты:

— Напился и сидит.

И окно снова закрылось.

Подошли два гусака, хотели загоготать, но не осмелились: что это за человек чужой?

Вдруг на дороге я увидел старушку, ту самую, что искала в лесу топор. Теперь она тащила длинную берёзовую жердь.

— Давайте пособлю.

— Это ты мне топор-то нашёл?

— Я.

— А я-то думала: не лесовик ли унёс?

Я взял жердь и потащил её следом за старушкой.

В пятиоконном доме распахнулось окно, и мохнатая голова высунулась из-за горшка с лимоном.

— Пантелевна, — сказала голова, — это чей же парень?

— Мой, — ответила Пантелевна. — Он топор нашёл.

Мы прошли ещё немного. Все люди, которые встречались нам, удивлялись: с кем это идёт Пантелевна?

Какая-то женщина крикнула с огорода:

— Да это не племянник ли твой из Олюшина?

— Племянник! — крикнула в ответ Пантелевна. — Он топор мне нашёл.

Тут я сильно удивился, что стал племянником, но виду не подал и молча поспевал за Пантелевной.

Встретилась другая женщина, с девочкой на руках.

— Это кто берёзу-то везёт? — спросила она.

— Племянник мой, — ответила Пантелевна. — Он топор нашёл, а я думала: не лесовик ли унёс?

Так, пока мы шли по деревне, Пантелевна всем говорила, что я ей племянник, и рассказывала про топор.

Читайте также:  Краткое содержание загадочная история бенджамина баттона фицджеральда точный пересказ сюжета за 5 минут

— А теперь он берёзу мне везёт!

— А чего он молчит? — спросил кто-то.

— Как так молчу? — сказал я. — Я племянник ей. Она топор потеряла и думает, не лесовик ли унёс, а он в малине лежал. А я племянник ей.

— Давай сюда, батюшка племянник. Вот дом наш.

Когда выстраивается шеренга солдат, то впереди становятся самые рослые и бравые, а в конце всегда бывает маленький солдатик. Так дом Пантелевны стоял в конце и был самый маленький, в три оконца. Про такие дома говорят, что они пирогом подпёрты, блином покрыты.

Я бросил берёзу на землю и присел на лавочку перед домом.

— Как называется ваша деревня? — спросил я.

— Чистый Дор.

— Чего Чистый?

— Дор.

Дор… Такого слова я раньше не слыхал.

— А что это такое — Чистый Дор?

— Это, батюшка, деревня наша, — толковала Пантелевна.

— Понятно, понятно. А что такое дор?

— А дор — это вот он весь, дор-то. Всё, что вокруг деревни, — это всё и есть дор.

Я глядел и видел поле вокруг деревни, а за полем — лес.

— Какой же это дор? Это поле, а вовсе не дор никакой.

— Это и есть дор. Чистый весь, глянь-ка. Это всё дор, а уж там, где ёлочки, — это всё бор.

Так я и понял, что дор — это поле, но только не простое поле, а среди леса. Здесь тоже раньше был лес, а потом деревья порубили, пеньки повыдёргивали. Дёргали, дёргали — получился дор.

— Ну ладно, — сказал я, — дор так дор, а мне надо дальше идти.

— Куда ты, батюшка племянник? Вот я самовар поставлю.

Ну что ж, я подождал самовара. А потом приблизился вечер, и я остался ночевать.

— Куда ж ты? — говорила Пантелевна и на следующее утро. — Живи-ка тут. Места в избе хватит.

Я подумал-подумал, послал куда надо телеграмму и остался у Пантелевны. Уж не знаю, как получилось, но только прожил я у неё не день и не месяц, а целый год.

Жил и писал свою книжку. Не эту, а другую.

Эту-то я нишу в Москве.

Гляжу в окошко на пасмурную пожарную каланчу и вспоминаю Чистый Дор.

У излучины реки Ялмы в старой баньке жил, между прочим, дядя Зуй.

Жил он не один, а с внучкою Нюркой, и было у него всё, что надо, — и куры, и корова.

— Свиньи вот только нету, — говорил дядя Зуй. — А на что хорошему человеку свинья?

Ещё летом дядя Зуй накосил в лесу травы и сметал стожок сена, но не просто сметал — хитро: поставил стог не на землю, как все делают, а прямо на сани, чтоб сподручней было зимой сено из лесу вывезти.

А когда наступила зима, дядя Зуй про то сено забыл.

— Дед, — говорит Нюрка, — ты что ж сено-то из лесу не везёшь? Ай позабыл?

— Какое сено? — удивился дядя Зуй, а после хлопнул себя по лбу и побежал к председателю лошадь просить.

Лошадь председатель дал хорошую, крепкую. На ней дядя Зуй скоро до места добрался. Смотрит — стожок его снегом занесён.

Стал он снег вокруг саней ногой раскидывать, оглянулся потом — нет лошади: ушла, проклятая!

Побежал вдогонку — догнал, а лошадь не идёт к стогу, упирается.

«С чего бы это она, — думает дядя Зуй, — упирается-то?»

Накокец-таки запряг её дядя Зуй в сани.

— Но-о-о!..

Чмокает дядя Зуй губами, кричит, а лошадь ни с места — полозья к земле крепко примёрзли. Пришлось по ним топориком постукать — сани тронулись, а на них стожок. Так и едет, как в лесу стоял.

Дядя Зуй сбоку идёт, на лошадь губами чмокает.

К обеду добрались до дому, дядя Зуй стал распрягать.

— Ты чего, Зуюшко, привёз-то? — кричит ему Пантелевна.

— Сено, Пантелевна. Чего ж иное?

— А на возу у тебя что?

Глянул дядя Зуй и как стоял, так и сел в снег. Страшная какая-то, кривая да мохнатая морда выставилась с воза — медведь!

«Р-ру-у-у!..»

Медведь зашевелился на возу, наклонил стог набок и вывалился в снег. Тряхнул башкой, схватил в зубы снегу и в лес побежал.

— Стой! — закричал дядя Зуй. — Держи его, Пантелевна.

Рявкнул медведь и пропал в ёлочках.

Стал народ собираться.

Охотники пришли, и я, конечно, с ними. Толпимся мы, разглядываем медвежьи следы.

Паша-охотник говорит:

— Вон какую берлогу себе придумал — Зуев стожок.

А Пантелевна кричит-пугается:

— Как же он тебя, Зуюшко, не укусил?..

— Да-а, — сказал дядя Зуй, — будет теперь сено медвежатиной разить. Его, наверно, и корова-то в рот не возьмёт.

Солнце повисело в осиновых ветках и пропало за лесом. Закат расплылся в небе.

Низко, в половину берёзы, над просекой пролетел большой ястреб. Он летел бесшумно, совсем не шевеля синими крыльями.

Я стоял на поляне, снега на которой почти не было. Только под высокими деревьями ещё холодели сугробы.

Дрозды-дерябы трещали и голосили на ёлках. Казалось, это еловые шишки трутся друг о друга зазубренными боками.

Я почувствовал странный запах, который шёл с земли. Из старой травы, из прелых листьев торчали какие-то короткие стебли. На них распустились небольшие сиреневые цветочки. Я хотел сорвать несколько, но стебли не поддавались, гнулись в руках и наконец лопнули, переломившись. Они оказались полыми — пустыми внутри.

Источник: https://www.libfox.ru/360073-yuriy-koval-chistyy-dor-rasskazy.html

Коваль Юрий Иосифович. В этой книге соединились рассказы писателя о русской деревне: «Чистый Дор», «Листобой», «Про них»; о жизни на пограничной заставе, – презентация

1 Коваль Юрий Иосифович<\p>

2<\p>

3<\p>

4 В этой книге соединились рассказы писателя о русской деревне: «Чистый Дор», «Листобой», «Про них»; о жизни на пограничной заставе, об отважной поисковой собаке – Алом. «Полынные сказки» и «Шамайка – королева кошек» завершают том. Герои этой книги Юрия Коваля живут не где-нибудь за тридевять земель или на других планетах. И мудрый дядя Зуй, и приветливая бабка Пантелеевна, и школьница Нюрка, и еще многие хорошие люди из «Чистого Дора» – все это наши земляки, соотечественники. Березняк на закате и голубое поле цветущего льна, светлое окошко дома и осенний ветер-листобой – это наша Родина.<\p>

5 В книге «Полынные сказки» Юрий Коваль рассказывает о давно минувших днях, о людях, живших в далекие времена. Но эти времена рассказаны писателем как чудо, как сказка, где люди добры, по-сказочному сильны и мудры.<\p>

6 Полынные сказки<\p>

7 В центре этой приключенческой повести – жизнь бездомной кошки, ее борьба за существование. Она умело выходит из сложных ситуаций, порой даже трагических.<\p>

8 В этот сборник вошли прозаические миниатюры, рассказывающие о животных, о явлениях природы, о деревенских жителях.<\p>

9 Герой этой повести строит «самую легкую лодку в мире, и отправляется путешествовать по северным озерам. В пути героя ожидают странные происшествия, неожиданные встречи.<\p>

10 Его зовут Наполеон Третий, он – песец-подросток, у которого есть мечта, и ради нее он круто меняет жизнь… Недопесок – это каждый из нас, кто мечтает о смелой и яркой жизни. Кто предпочтет клетке, даже самой уютной, дорогу, которая обещает радость новых открытий, новых встреч и, может быть, опасностей – так интересней жить, так воплощается мечта! За свою мечту надо бороться, преодолевая трудности. И тогда мечта обязательно сбудется!<\p>

11 Недопесок<\p>

12 Это очень веселая книга. Много смешных и загадочных приключений происходит с главным героем книги – с добрым и доверчивым Васей Куролесовым. Он сталкивается с бандитами, вступает с ними в схватку и побеждает, проявив неподдельную храбрость и настоящую смекалку! Вот какой отличный парень живет в деревне Сычи.<\p>

13<\p>

14 Приключения Васи Куролесова<\p>

15 «Пять похищенных монахов» вторая часть трилогии – продолжение «Приключений Васи Куролесова». Так же как и первая книга, это юмористический детектив, рассказывающий о том, как с одной из московских голубятен украли пять голубей породы «монахи», и как милиционеры города Карманова помогли ребятам разыскать их. «Промах гражданина Лошакова (Куролесов и Матрос подключаются)» третья часть трилогии рассказывает о том, как милиционеры города Карманова задержали опаснова бандита по кличке Харьковский пахан.<\p>

16 Замечено: с появлением на столе прозрачно-сияющей пирамидки – «магического кристалла» – в доме многое меняется. Воздух как будто становится чище, настроение – лучше. А заоконный мир неожиданно расширяется… Так бывает и с книгами Коваля. Сколько граней у прозы Юрия Коваля? Ровно на все четыре стороны света. Природа. Люди. Зверье и всяческие там рыбы-птицы. Ну и, конечно же, сам автор. Его яростно-яркое «Я». Первая грань – циклы рассказов «Чистый Дор», «Листобой», «Кепка с карасями». Здесь писатель открывает чудеса природы и чудеса человеческой души. Вторая – юмористические повести о Васе Куролесове. Писатель не старался рассмешить во что бы то ни стало. Он доволен, когда читатель просто улыбается. Улыбка сближает людей, она похожа на теплый лучик, протянувшийся от человека к человеку. Третья – «Пограничный пес Алый», «Недопесок», «Капитан Клюквин», «Полынные сказки» и многое другое. В своих книгах Юрий Коваль, как волшебник с ярким, многоцветным фонарем, так показывает, высвечивает вроде бы знакомую нам повседневную жизнь, что мы начинаем в привычном и обыденном находить красоту. Все, что написал Коваль, проникнуто застенчивой любовью к земле, на которой мы живем, сердечной привязанностью к людям. Многогранна сама жизнь в прозе Юрия Коваля, неожиданна и достоверна во всех его произведениях. В стогу сена въезжает на санях в деревню зазимовавшийся медведь; на картофельном складе объявляется пес прямо-таки с человеческим чувством юмора; человек играет на гитаре, а прирученная им птица сидит на грифе и подпевает; деревенская ворона «влюбляется» в жену тракториста; мальчик делает бабочку из бумаги, чтобы почувствовать «материальность» воздуха. Список обыкновенных чудес в книжках Коваля можно продолжать до бесконечности: сосны у него – медные трубы отбушевавшей войны; с наступлением зимы вода не замерзает, а просто на время закрывает глаза. У Коваля зоркий взгляд художника, ведь он сам прекрасно рисовал: «На опушке остановился. Глянул вокруг – и горячими показались гроздья рябины. Красный цвет бил в глаза. А дрозды, перелетавшие на рябинах, тоже казались тяжелыми, красными» («Последний лист»).<\p>

17 Он умел останавливать мгновенье, видя красоту, не доступную обычному глазу: «Поздней осенью с первой порошей пришли к нам из северных лесов снегири. Пухлые и румяные, уселись они на яблонях, как будто заместо упавшихяблок. А наши коты уже тут как тут. Тоже залезли на яблони и устроились на нижних ветвях. Дескать, присаживайтесь к нам, снегири, мы тоже вроде яблоки. Снегири хоть целый год и не видели котов, а соображают. Все-таки у котов хвост, а у яблок – хвостик. До чего ж хороши снегири, а особенно – снегурка. Не такая у них огненная грудь, как у хозяина-снегиря, зато нежная – палевая. Улетают снегири, улетают снегурки. А коты остаются на яблоне. Лежат на ветках и виляют своими яблочными будто хвостами». Одной фразой Коваль создает объем и глубину: «Кончились дожди – появилась в лесах золотая осень» («На картошке»). В звуках – мощная энергия: «А новый певец, приозерный уже, пулькает-булькает, клыкает-клокает, пленькает-плинькает да вокруг как рассыплет по поверхности озера сразу с полтысячи бус!» («Соловьи»). Целый роман – в одном слове: «пылшыкы» – так старушка Орехьевна называет мужиков, которые ходят по деревням, пилят-колют дрова. Есть у писателя серия миниатюр о природе: «Стеклянный пруд», «Заячьи тропы», «Журавли», «Снег», «Бабочки», «Жеребенок». В каждой из них душевная боль от понимания того, что каждое мгновение жизни невозвратимо. Трилогия о Васе Куролесове – пародийный, юмористический детектив. Много смешных и загадочных приключений происходит с главным героем. Юмор и острая фабула – приметы прозы Юрия Коваля, считавшего, что воспитание чувства юмора это в конечном итоге воспитание свободы души. В «Полынных сказках» Юрий Коваль описал деревенскую жизнь средней России во всем ее многообразии от весны до зимы, от сева до уборки, от рождения до смерти. Есть здесь печаль и боль, и все же эта книга – о счастье и гармонии. Все увиденное, услышанное, пережитое переливается и переплетается в «магическом кристалле» писателя, преломляется то в смешное, то в грустное… Завораживает какой-то особенной, хрустальной чистотой и глубиной.<\p>

18 Волшебство еще и в том, что его житейский опыт копился как бы сам собой: учитель в сельской глубинке, прирожденный рыбак и заядлый охотник… Странствующий – с блокнотом и этюдником – художник. Не удивительно, что отблески четвертой грани – его «Я» – все еще живут в сердцах и глазах знавших его людей. О, как он пел! И как играл на гитаре… Как говорил и рассказывал… Как смеялся! Как… К счастью, «магический кристалл» его прозы не имеет земных пределов. Пересказывать поэтику книг Юрия Коваля – занятие малополезное. То же самое, что пытаться своими словами передать содержание лирического стихотворения. Хочется только сказать об удивительной чистоте фраз, музыкальном звучании книжных страниц. Такие книги нельзя читать наспех, проглядывать – их необходимо пробовать на слух.<\p>

19 Литературно-художественный анализ произведения Ю.И. Коваля «Алый» – рассказ Юрия Иосифовича Коваля. В этом рассказе описана жизнь погранзаставы и борьба с нарушителями границы, но все же он о верности и любви простого паренька по фамилии Кошкин и молодой овчарки по кличке Алый. Рассказ учит добру и дружбе, отваге и любви к Родине, ответственности за наших близких, умению быть терпеливым и настойчивым в достижении поставленной цели. В рассказе два главных героя: рядовой погранзаставы Кошкин и пограничный пес Алый. Эти два героя равно важны для автора. Это подчеркнуто комическим соотнесением фамилии солдата (Кошкин) и рода животного, а так же упоминанием, что Кошкин собак любит не очень: они его кусают. Автор передает внутреннее состояние, настроение мысли того и другого персонажа, заставляя порой забывать, что в одном случае речь идет о человеке, а в другом – о собаке: «Кошкин стал думать: «как же назвать этого лоботряса?»; «Алый ничего не отвечал, а про себя хитро думал: «Что я балбес, что ли? За палочкой бегать». Кошкин и Алый предстают перед нами как отражение друг друга. У них один характер на двоих. Даже мысли свои и чувства они делят пополам: «…пробегал шакал, тогда Алый думал: «Беги, шакал, беги, жаль, что я пограничная собака, а то бы я тебе уши-то пооборвал». «Кошкин…глядел на шакала и думал : «Жалко, что Алый – пограничная собака, а то бы он от этого шакала камня на камне не оставил». Оба умные, смелые, обладающие хорошим чувством юмора, упорные и трудолюбивые, обладающие большим чувством ответственности. «Трудное дело – охранять границу. Днем и ночью ходили Кошкин и Алый по инструкторской тропе». Они любят друг друга и заботятся друг о друге. Когда Кошкин и Алый повстречали медведя: «Кошкин изо всей силы рванул поводок и отбросил Алого назад». А в заключительной части, уже умирая и понимая, что умирает, Алый жалеет не себя: «Жалко мне тебя, Кошкин…» – подумал было Алый. Рассказ основан на авторском повествовании и диалогах. Сюжет рассказа развернутый, описательный, многособытийный. Чего только не приключается с Кошкиным и Алым. В рассказе автор использует антропоморфизм: «Я, конечно могу укусить и сидя, – подумал Алый, – но вижу, елки-палки, что этого делать не следует – начальство». Язык Коваля очень живописный, эмоциональный, пронизан юмором и лирикой одновременно.<\p>

20 Рассказ имеет воспитательное значение. Он учит любви к Родине, дружбе, верности, взаимному уважению. Тому, что у каждого из нас есть долг перед самим собой, перед другими и, самое главное, перед страной, в которой мы живем..<\p>

21 Все мы родом из детства, все мы вышли из детства – так говорят. Но не часто можно услышать о взрослом человеке: он остался в детстве. Это – особый и очень редкий дар. Юрий Коваль им обладал в полной мере, будучи при этом человеком очень даже взрослым, чрезвычайно ответственным по отношению к людям и животным, а главное – к слову, к собственному творчеству. «Проза должна быть такой, чтобы ты был готов поцеловать каждую написанную строчку», – говорил Юрий Коваль. Он писал нелегко, зачастую мучительно. Лучшие свои, по объему совсем не большие книги он писал годами. Зато и написаны они так, что каждая строка сияет, как поэтический бриллиант, и содержит классическую многозначность смысла, отчего книги Коваля, поражающие с первого прочтения, следует перечитывать всю жизнь, ибо каждому возрасту они открывают разные секреты. ! 1970, написав «Чистый Дор», Юрий Коваль окончательно и бесповоротно решил быть детским писателем. «Все, что я мог бы сказать взрослым, я говорю детям, и, кажется, меня понимают. Именно занятия детской литературой очистили мой стиль, прояснили мысли, выжали воду из произведений». Изучение творчества Коваля практически только начинается, несмотря на то, что книги его давно и по праву входят в «золотой фонд» русской литературы – как детской, так и взрослой. Поэтому, настоящее, глубинное постижение его творчества, его личности, определение его истинного места в ряду русской классики – еще впереди. А пока что у нас есть его книги, фильмы, воспоминания о нем, которых день ото дня становится все больше. Писатель Юрий Коваль – из тех, чья посмертная слава многократно превосходит прижизненное признание. Много хорошего, доброго сделано писателем за его жизнь. Увлекательные, непохожие одна на другую повести «Недопесок», «Приключения Васи Куролесова», «Самая легкая лодка в мире» и многие другие. Книги Коваля делают нас добрее, непримиримее ко всякому злу, жестокости, душевной глухоте. Эти книги любят многие тысячи маленьких и взрослых читателей. Каждый раз перечитывая книги Юрия Коваля, мы радуемся, что жил на свете мудрый писатель с волшебным фонарем в руке.<\p>

22 Литература 1. Ю. Коваль. Алый. Изд. «Детская литература», М., Ю. Коваль. Приключения Васи Куролесова. Изд. «Астрель», М,, Ю. Коваль. Самая легкая лодка в мире. Изд. «Астрель», М., Ю. Коваль Приключения Васи Куролесова. Изд. «Астрель», М., О.Б. Корф. Детям о писателях. Изд. «Стрелец», М., Ю.Коваль. Воробьиное озеро. Изд. «Малыш», М., Ю. Коваль. Шамайка. Изд. «Детская литература», М., Ю. Коваль. Приключения Васи Куролесова. Изд. «Астрель», М., Ю. Коваль. Полынные сказки. Изд. «Астрель», М., Интернет Интернет Интернет Интернет Интернет Интернет. BB%D1%8C_%D0%AE.<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/437873/

Презентация к уроку литературы по теме: Юрий Коваль “Чистый дор”

В работе использовала технологии:

Microsoft Word, Microsoft Power Point. 

Методические рекомендации: данную работу можно использовать на  уроке литературного чтения в 4 классе по программе 2100. Работой могут пользоваться учителя  и учащиеся начальных классов.

СТАВРОПОЛЬ

МБОУ ГИМНАЗИЯ № 24

Урок литературного чтения в 4 «Г» классе

по учебнику В.А.Лазаревой

«С чего начинается Родина»

Юрий Коваль «Чистый  Дор»

отрывок из произведения «Вода с закрытыми глазами»

                                                        учитель начальных классов

                                        ДевишеваТ. А.

2014 год

Тема:   Образ Русской  земли и русского народа в произведении

              Ю. И. Коваля «Чистый  Дор» (отрывок из произведения)

            «Вода закрытыми глазами»

Цели:

  • продолжить  наблюдение над произведением о Родине;
  • выявление способов создания художественного произведения;
  • работа над образом Родины в прозе Ю. И. Коваля;
  • развивать мышление, внимание,  творческие способности и устную речь учащихся.

Оборудование: учебник В.А.Лазаревой   «Литературное чтение 4 класс»;

презентация к уроку.

План урока.

I. Организационный момент:

                       – Над Россией Солнце светит,

      И дожди шумят над ней.

      В целом мире, в целом свете

      Нет страны её родней!

Учитель – Почему в целом свете нет родней страны?

Ученики – Россия – это наша Родина, страна  в которой мы живём.  Это  наш дом, который  невозможно не  любить).

Учитель  – Сегодня мы продолжим чтение произведений раздела «С чего начинается Родина».   Родина! Это слово с детства знает каждый.

 Почему она так дорога человеку, что он не может променять ее на другие края, где живется, может быть,  лучше? Об отношении к  Родине мы говорим с вами на каждом уроке и увидели, что значит Родина для Михаила Матусовского, Константина Симонова, Самуила Яковлевича Маршака.

 Ребята, а что для вас значит слово  «Родина»? Может ли человек жить без Родины?

Учитель – Наш замечательный писатель Константин Паустовский:

 «Человеку никак нельзя жить без Родины, как   нельзя  жить без сердца»

II. Актуализация знаний

Учитель –  на дом вам было дано задание прочитать рассказ «По лесной дороге». 

 – От чьего имени ведется рассказ?

– Кто герой этого рассказа? 

– О ком еще говорится?

– Что удивило автора в лесу? Где стояла деревня?

– Кто автор этого произведения?

– Сегодня мы продолжим  читать рассказ Юрия Коваль «Чистый  Дор».  Но прежде давайте узнаем немного об авторе.

Ученик рассказывает  краткую биографию автора

     Юрий Иосифович Коваль родился 9 февраля 1938 г. в Москве. Учился на филологическом факультете Московского государственного педагогического института. Во время учебы Коваль серьёзно увлёкся авторской песней, а также искусством фрески, мозаики, скульптуры, рисунком и живописью (получил второй диплом – учителя рисования.

Первые публикации Коваля появились в институтской газете.      После окончания института Коваль работал учителем русского языка и литературы, истории, рисования в сельской школе в Татарии. Он сам сочинял стихотворные тексты для диктантов.

          Постепенно Коваль начинает все более профессионально заниматься литературой и изобразительным искусством.  В журналах «Мурзилка», «Пионер», «Смена», «Огонек» публикуются его стихи и рассказы для детей. Одним из любимых его жанров стали небольшие рассказы о животных, о явлениях природы и деревенских жителях.

Юрий Коваль был влюблён не только в русскую природу, но и в русскую речь. Его произведения и даже целые книги часто озаглавлены редкостными, диковинными, полюбившимися ему словами и выражениями: «Листобой», «Чистый Дор», «Лабаз», «Лес, лес, возьми мою глоть!» или тот же «Недопёсок».

Это внимание к родному слову в иных произведениях Коваля становится даже частью сюжета. Вот сегодня мы и будем читать отрывок из повести «Чистый Дор»

III . Восприятие нового материала.

Учитель – Прочтите название нашего произведения.

– Как вы думаете, о чем говорится в   произведении,  не читая текст?

IV. Словарно лексическая работа.

Учитель – Как вы понимаете встретившиеся в тексте словосочетание слов:

Осиновая щепа –

Журавль-колодец –

Гусаки хотели загоготать –

Батюшка племянник –

Чистый Дор –

  V. Беседа по содержанию

Учитель – Как автор описывает лесную дорогу?

Учитель – Как  выглядели деревенские дома?  Какие были крыши?

Учитель – Как  встретили автора жители деревни? Почему?

Учитель – Что можно сказать об авторе-рассказчике? Как он себя чувствовал в этот момент? При дальнейшем чтении мы узнаем, что его зовут Юра, уж не сам ли это писатель?

Учитель – Кого он заметил?  Что случилось потом?

Учитель – Какое сравнение выбрал автор, описывая дом Пантелеевны?

Учитель – Ребята, писатель приковывает наше внимание этому названию, к забытому, но такому русскому, чисто и прекрасно звучащему слову «дор». Мы не найдём его в академическом словаре наших дней, но встретим у Даля: «ДОР м. (драть) сев.

дёр, роспашь, росчисть, расчистка…»  «Дёргали, дёргали – получился дор», – расшевеливает автор наше воображение и мысль, заостряет слух.

Возникает осмысленное отношение к языку, понимание древней связи слов: дор, дорога, торить (дорить), торный…

Учитель – Прочитайте диалог автора и  Пантелеевны в лицах. Обратите внимание на речь простой русской женщины.

Учитель – Какой оказалась Пантелеевна? Какая черта русских людей у неё проявилась?

VI.  Выборочное чтение

Учитель – Как встретили автора жители деревни сначала?  Найдите отрывок.

Учитель – Как изменилось отношение, когда жители увидели автора рядом с Пантелеевной?   

Учитель – Почему авторы учебника поместили этот рассказ в данный раздел «С чего начинается Родина»?                     

 VII.  Работа с пословицами.

Учитель – Наш народ очень любит Родину. О Родине есть много пословиц и поговорок.

Учитель – попробуйте соединить части пословиц, которые вы видите на доске:

Родина краше солнца                                             Родины нашей

Родина мать,                                                            умей за неё постоять

Нет в мире краше                                                    дороже золота

Для Родины своей                                                   что соловей без песни.

Человек без Родины                                                ни сил, ни жизни не жалей

VIII.   Иллюстрации к повести.

Учитель – Ребята, постарайтесь с помощью цветных карандашей  изобразить понравившийся сюжет из произведения описываемый словами автора.  В одном интервью  Юрий Иосифович сказал о Галине Макавеевой: «Мне бесконечно приятно держать в руках оформленный ею “Чистый Дор”. У Галины есть своё лицо, неповторимое…  Впрочем, все мои художники имеют свое лицо — этим и прекрасны».

 IX.   Заключительное слово учителя.

Учитель – Молодцы, ребята! Вы не только поняли отрывок из произведения, но и почувствовали как автор выражает своё отношение к природе, к Родине.

X. Домашнее задание

 стр. 134-138 составить план по произведению .

Источник: https://multiurok.ru/files/priezientatsiia-k-uroku-litieratury-po-tiemie-iurii-koval-chistyi-dor.html

Читать онлайн «Чистый Дор (Рассказы)», автора Коваль Юрий Иосифович

Annotation

В эту книгу вошли очень светлые, добрые и мудрые, смешные и немного грустные истории Юрия Коваля о старинной деревушке Чистый Дор, о её больших и маленьких жителях, о русской природе и месте человека в ней.

Издательский Дом Мещерякова. Москва. 2012

Юрий Коваль

По лесной дороге

Чистый Дор

Стожок

Весенний вечер

Фиолетовая птица

Под соснами

Около войны

Берёзовый пирожок

Лесовик

Железяка

Вишня

Колобок

Картофельный смысл

Кепка с карасями

Нюрка

Бунькины рога

Выстрел

Вода с закрытыми глазами

Клеёнка

По-чёрному

Подснежники

Последний лист

Юрий Коваль

ЧИСТЫЙ ДОР

(Рассказы)

По лесной дороге

Солнце пекло уже которую неделю.

Лесная дорога высохла и побелела от пыли.

В колеях, где стояли когда-то глубокие лужи, земля лопнула, и трещины покрыли её густой сетью. Там, в колеях, прыгали маленькие, сухие лягушки.

Издалека я увидел: в придорожной канаве в кустах малины мелькает белый платочек. Небольшая старушка искала что-то в траве.

— Не иголку ли потеряли? — пошутил я, подойдя.

— Топор, батюшка. Вчера попрятала, да забыла, под каким кустом.

Я пошарил в малине. С коричневых мохнатых стеблей и с вялых листьев сыпалась пыль. Топор блеснул в тени под кустами, как глубинная рыба.

— Вот он! — обрадовалась старушка. — А я-то думаю: не лесовик ли унёс?

— Какой лесовик?

— А в лесу который живёт. Страшный-то эдакий — бычьи бельмищи.

— Ну?

— Борода синяя, — подтвердила старушка, — а по ней пятнышки.

— А вы что, видели лесовика?

— Видела, батюшка, видела. Он к нам в магазин ходит сахар покупать.

— Откуда ж он деньги берёт?

— Сам делает, — ответила старушка и пошла с дороги. Её платочек сразу пропал в высокой траве и выпорхнул только под ёлками.

«Ну и ну!.. — думал я, шагая дальше. — Что же это за лесовик — бычьи бельмищи?»

Несмотря на солнечный день, темно было под ёлками. Где-нибудь в этой темноте, подальше от дороги, и сидит, наверно, лесовик.

Вдруг лес кончился, и я увидел большое поле, подобное круглому озеру. В самом центре его, как остров, стояла деревня.

Голубые масленые волны бродили по полю. Это цвёл лён. Высокий небесный купол упирался в лесные верхушки, окружавшие поле со всех сторон.

Я глядел на деревню и не знал, как она называется, и, уж конечно, не думал, что стану жить здесь, снова увижу старушку в белом платочке и даже лесовика.

Чистый Дор

Лесная дорога пошла через поле — стала полевой. Дошла до деревни превратилась в деревенскую улицу.

По сторонам стояли высокие и крепкие дома. Их крыши были покрыты осиновой щепой. На одних домах щепа стала от ветра и времени серой, а на других была новой, золотилась под солнцем.

Пока я шёл к журавлю-колодцу, во все окошки смотрели на меня люди: что это, мол, за человек идёт?

Я споткнулся и думал, в окошках засмеются, но все оставались строгими за стеклом.

Напившись, я присел на бревно у колодца.

В доме напротив раскрылось окно. Какая-то женщина поглядела на меня и сказала внутрь комнаты:

— Напился и сидит.

И окно снова закрылось.

Подошли два гусака, хотели загоготать, но не осмелились: что это за человек чужой?

Вдруг на дороге я увидел старушку, ту самую, что искала в лесу топор. Теперь она тащила длинную берёзовую жердь.

— Давайте пособлю.

— Это ты мне топор-то нашёл?

— Я.

— А я-то думала: не лесовик ли унёс?

Я взял жердь и потащил её следом за старушкой.

В пятиоконном доме распахнулось окно, и мохнатая голова высунулась из-за горшка с лимоном.

— Пантелевна, — сказала голова, — это чей же парень?

— Мой, — ответила Пантелевна. — Он топор нашёл.

Мы прошли ещё немного. Все люди, которые встречались нам, удивлялись: с кем это идёт Пантелевна?

Какая-то женщина крикнула с огорода:

— Да это не племянник ли твой из Олюшина?

— Племянник! — крикнула в ответ Пантелевна. — Он топор мне нашёл.

Тут я сильно удивился, что стал племянником, но виду не подал и молча поспевал за Пантелевной.

Встретилась другая женщина, с девочкой на руках.

— Это кто берёзу-то везёт? — спросила она.

— Племянник мой, — ответила Пантелевна. — Он топор нашёл, а я думала: не лесовик ли унёс?

Так, пока мы шли по деревне, Пантелевна всем говорила, что я ей племянник, и рассказывала про топор.

— А теперь он берёзу мне везёт!

— А чего он молчит? — спросил кто-то.

— Как так молчу? — сказал я. — Я племянник ей. Она топор потеряла и думает, не лесовик ли унёс, а он в малине лежал. А я племянник ей.

— Давай сюда, батюшка племянник. Вот дом наш.

Когда выстраивается шеренга солдат, то впереди становятся самые рослые и бравые, а в конце всегда бывает маленький солдатик. Так дом Пантелевны стоял в конце и был самый маленький, в три оконца. Про такие дома говорят, что они пирогом подпёрты, блином покрыты.

Я бросил берёзу на землю и присел на лавочку перед домом.

— Как называется ваша деревня? — спросил я.

— Чистый Дор.

— Чего Чистый?

— Дор.

Дор… Такого слова я раньше не слыхал.

— А что это такое — Чистый Дор?

— Это, батюшка, деревня наша, — толковала Пантелевна.

— Понятно, понятно. А что такое дор?

— А дор — это вот он весь, дор-то. Всё, что вокруг деревни, — это всё и есть дор.

Я глядел и видел поле вокруг деревни, а за полем — лес.

— Какой же это дор? Это поле, а вовсе не дор никакой.

— Это и есть дор. Чистый весь, глянь-ка. Это всё дор, а уж там, где ёлочки, — это всё бор.

Так я и понял, что дор — это поле, но только не простое поле, а среди леса. Здесь тоже раньше был лес, а потом деревья порубили, пеньки повыдёргивали. Дёргали, дёргали — получился дор.

— Ну ладно, — сказал я, — дор так дор, а мне надо дальше идти.

— Куда ты, батюшка племянник? Вот я самовар поставлю.

Ну что ж, я подождал самовара. А потом приблизился вечер, и я остался ночевать.

— Куда ж ты? — говорила Пантелевна и на следующее утро. — Живи-ка тут. Места в избе хватит.

Я подумал-подумал, послал куда надо телеграмму и остался у Пантелевны. Уж не знаю, как получилось, но только прожил я у неё не день и не месяц, а целый год.

Жил и писал свою книжку. Не эту, а другую.

Эту-то я нишу в Москве.

Гляжу в окошко на пасмурную пожарную каланчу и вспоминаю Чистый Дор.

Стожок

У излучины реки Ялмы в старой баньке жил, между прочим, дядя Зуй.

Жил он не один, а с внучкою Нюркой, и было у него всё, что надо, — и куры, и корова.

— Свиньи вот только нету, — говорил дядя Зуй. — А на что хорошему человеку свинья?

Ещё летом дядя Зуй накосил в лесу травы и сметал стожок сена, но не просто сметал — хитро: поставил стог не на землю, как все делают, а прямо на сани, чтоб сподручней было зимой сено из лесу вывезти.

А когда наступила зима, дядя Зуй про то сено забыл.

— Дед, — говорит Нюрка, — ты что ж сено-то из лесу не везёшь? Ай позабыл?

— Какое сено? — удивился дядя Зуй, а после хлопнул себя по лбу и побежал к председателю лошадь просить.

Лошадь председатель дал хорошую, крепкую. На ней дядя Зуй скоро до места добрался. Смотрит — стожок его снегом занесён.

Стал он снег вокруг саней ногой раскидывать, оглянулся потом — нет лошади: ушла, проклятая!

Побежал вдогонку — догнал, а лошадь не идёт к стогу, упирается.

«С чего бы это она, — думает дядя Зуй, — упирается-то?»

Накокец-таки запряг её дядя Зуй в сани.

— Но-о-о!..

Чмокает дядя Зуй губами, кричит, а лошадь ни с места — полозья к земле крепко примёрзли. Пришлось по ним топориком постукать — сани тронулись, а на них стожок. Так и едет, как в лесу стоял.

Дядя Зуй сбоку идёт, на лошадь губами чмокает.

К обеду добрались до дому, дядя Зуй стал распрягать.

— Ты чего, Зуюшко, привёз-то? — кричит ему Пантелевна.

— Сено, Пантелевна. Чего ж иное?

— А на возу у тебя что?

Глянул дядя Зуй и как стоял, так и сел в снег. Страшная какая-то, кривая да мохнатая морда выставилась с воза — медведь!

«Р-ру-у-у!..»

Медведь зашевелился на возу, наклонил стог набок и вывалился в снег. Тряхнул башкой, схватил в зубы снегу и в лес побежал.

— Стой! — закричал дядя Зуй. — Держи его, Пантелевна.

Рявкнул медведь и пропал в ёлочках.

Стал народ собираться.

Охотники пришли, и я, конечно, с ними. Толпимся мы, разглядываем медвежьи следы.

Паша-охотник говорит:

— Вон какую берлогу себе придумал — Зуев стожок.

А Пантелевна кричит-пугается:

— Как же он тебя, Зуюшко, не укусил?..

— Да-а, — сказал дядя Зуй, — будет теперь сено медвежатиной разить. Его, наверно, и корова-то в рот не возьмёт.

Весенний вечер

Солнце повисело в осиновых ветках и пропало за лесом. Закат расплылся в небе.

Низко, в половину берёзы, над просекой пролетел большой ястреб. Он летел бесшумно, совсем не шевеля синими крыльями.

Я стоял на поляне, снега на которой почти не было. Только под высоки …

Источник: https://knigogid.ru/books/373167-chistyy-dor-rasskazy/toread

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector